Реферат по предмету "Государство и право"


Адвокатура России: прошлое и настоящее

Оглавление
Введение
Глава I.Возникновение и развитие адвокатуры в дореформенной России в XIX веке. Судебнаяреформа
§1. Зарождение адвокатуры
§2. Положение адвокатуры вдореформенной России XIX в.
§3. Судебная реформа. Судебные преобразования в Забайкалье
Глава II.Организация и деятельность российской адвокатуры
§1. Статус российской адвокатуры во второй половине XIX в.
§ 2. Присяжные поверенные
§ 3. Частные поверенные
§ 4. Помощники присяжных поверенных
§ 5. Надзор за деятельностью адвокатов
Глава III.Организация и деятельность советской адвокатуры
§ 1. Статус советской адвокатуры
§ 2. Создание и деятельность советской адвокатуры послесоциалистической революции 1917 г.
§ 3. «Положение обадвокатуре» 1922 г. и дальнейшее развитие работы коллегий
§ 5. «Положение об адвокатуре СССР» 1939 г.
§ 6. Деятельность адвокатов в период развития социализма.«Положение об адвокатуре РСФСР» 1962 г.
§ 7. Организация и деятельностьадвокатур по «Положению об адвокатуре РСФСР» 1980 г.
Глава IV.Адвокатская деятельности и адвокатура в Российской Федерации
§ 1. Статус современной адвокатуры
§ 2. Права и обязанности адвоката
§ 3. Организационные основы адвокатуры в РФ
Заключение
Список литературы
Введение
Важнейшим показателем цивилизованногообщества является наличие в нем эффективного правозащитного механизма. Внастоящее время в государстве создается надежная правовая база, котораяпризвана обеспечить незыблемость закрепленного в ст.2 Конституции РоссийскойФедерации положения о том, что человек, его права и свободы являются высшейценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина- обязанность государства.
Современное состояние правовойсистемы Российской Федерации характеризуется наличием новых законов. Примечательно,что практически любой современный закон требует, чтобы его применяликвалифицированные специалисты. Это вызвано не только сложностью его толкования,но и тем, что государство должно вступать с гражданином в равные, партнерскиеотношения. Данное требование нашло наглядное выражение в Конституции РоссийскойФедерации, в ст.48 которой каждому лицу гарантируется возможность полученияквалифицированной юридической помощи, а в предусмотренных законом случаях — получение данной помощи бесплатно.
Изучение истории развитияроссийской адвокатуры помогает понять многие аспекты ее прошлой деятельности,объективно подойти к изучению того состояния, в котором оказалась сегодняшняяадвокатура, наметить некоторые пути ее дальнейшего развития.
Прежде всего, следует отметить какочевидный факт, что развитие адвокатуры (как деятельности и как организации) — это социально обусловленная необходимость. Функциональная (деятельная) сторонаэтого явления, исторически всегда предшествовавшая организационной (структурной),во многом определяет, механизм и характер объединения лиц, профессиональнозанимающихся этой работой. Организация должна соответствовать задачам и видамдеятельности. Долгое время адвокатская работа не позволяла ее исполнителямсоздать нужное им объединение. На этом пути были серьезные поиски, крайности,значительные трудности и крупные ошибки.
Принципиальным в развитииадвокатуры было и остается то, что адвокатская жизнь и ее развитие всегда впервую очередь является делом самих лиц, работающих в ней. Государственноевмешательство носило вынужденный характер. Он заключался, прежде всего, вкорректировке функций или структуре адвокатуры. Такая позиция органов властиимела для адвокатуры двойственное значение. С одной стороны, издавая законы,государство в определенной мере заботилось о развитии адвокатуры, а с другой,провозглашая их, но, не обеспечивая исполнение, не помогая адвокатам, — ставилаперед ними новые препятствия, трудности, проблемы, причем очень часто — надуманные, искусственные, субъективные.
В результате оказывалось, что,наделив адвокатуру серьезными обязанностями, государство не давало адвокатамправ и возможностей, необходимых для исполнения поставленных задач. Отсюдастановятся понятными многие негативные явления в адвокатуре, ее сегодняшнееневысокое положение в обществе, необязательное отношение к ее просьбам изапросам, вынужденная терпимость адвокатской деятельности со стороны работниковправоохранительной системы, да пожалуй, и самого государства.
Так было очень недавно. Почтитакое же положение остается и сегодня. Государство, в силу ряда причин, оченьчасто забывает, что адвокатура — это не чьи-то субъективные желания, авынужденная социальная необходимость. Общество, да и само государство, егоорганы, в том числе и правоохранительные, не могут существовать без адвокатуры.Она — общественный противовес в механизме государственно-правовой власти с еезаконами, непосильными налогами, уголовным преследованием, обвинением,многолетней судебной и следственной волокитой и т.п.
Адвокатура всегда была и остаетсянегосударственной саморазвивающейся системой, которая живет по ее собственнымвнутренним законам. Игнорировать это, не замечать действующих здесьзакономерностей нельзя ни государству, ни обществу, ни, тем более, самой адвокатуре.Задачи обеих сторон — осознать серьезность института адвокатуры, познать еезакономерности, максимально использовать имеющиеся у адвокатуры возможности иобеспечивать ее дальнейшее развитие
Таким образом, целью данной работыявляется исследование процесса развития адвокатуры.
Задачей, поставленной автором,является рассмотрение деятельности адвокатуры.
Адвокатура, как институтгосударственной судебной системы, представляла научный интерес дляисследователей со времени введения её в России в 1864 г.
В дореволюционные годы вышли всвет общие теоретические труды, посвященные этой проблеме и содержащиефактический материал. В этой связи следует отметить работы Барымова А.А. [1],Гессена И.В. [2], Джанишева Г.А. [3],Титова А.А. [4], а также практикующего адвоката тоговремени — Карабчевского Н.П. [5]. Более детальноетеоретическое рассмотрение адвокатуры находит в учебниках права того времени.
Вопрос развития адвокатуры вРоссии не обошли и советские исследователи. Широко известны труды Виленского Б.В.,Троицкого Н.А. [6], Ерошкина Н.П. [7],Ефремовой Н.Н. [8]. Однако, подробно рассматриваяразвитие адвокатуры в центральной части России, они ни слова не упоминают обособенностях становления этого института в других регионах Российской империи. Данныеработы, особенно дореволюционных авторов, представляют интерес как источникбогатого фактического материала, связанного с учреждением адвокатуры ипроцессами ее внутреннего развития, которые во многом повторялись, с некоторымразрывом во времени, во всех регионах России.
Развитие советской и современнойадвокатуры достаточно подробно рассматривают такие авторы как Барщевский М.Ю. [9],Лубшев Ю.Ф. [10], Петрухин И.Л. [11],Смирнов Е.М. [12], Стецовский Ю.И. [13],Филиппов П.М. [14], Хаски Ю. [15]
Основными источниками для даннойработы послужили законодательные акты. Это в первую очередь, Судебные Уставы 20ноября 1864 года, состоящие из четырех законов, из которых наибольший интересдля нас представляют Учреждения Судебных установлений и Устав гражданскогосудопроизводства. Также использовались Декреты и Положения Советской власти,законы СССР, РСФСР и Российской Федерации об адвокатуре.
Дипломная работа выполнена накафедре уголовного и уголовно-процессуального права Читинского ГосударственногоУниверситета согласно плану его научно-методической работы.
Данные дипломной работы могут бытьиспользованы при преподавании соответствующих разделов курса адвокатураРоссийской Федерации и Отечественной истории в учебных заведениях различноготипа, а также при подготовке рефератов и докладов.
Глава I. Возникновениеи развитие адвокатуры в дореформенной России в XIXвеке. Судебная реформа
 §1. Зарождение адвокатуры
Появление адвокатуры в разныхстранах происходило своеобразно и далеко не одинаково.
В Греции не было такогосословия, которое можно было назвать адвокатурой. Греческая «адвокатура»была связана более с ораторским искусством, нежели с правоведением. Юридическиеже вопросы излагались только письменно в специальных посланиях для суда — «логографах». Поэтому греческая адвокатура получила уисториков-юристов название «немой адвокатуры». Правовоепредставительство в Греции возникнуть не успело. В суде можно было выступатьтолько лично гражданину или его родственникам.
В Древнем Риме адвокатуравыделилась из так называемого «патроната». Он представлял собойособый институт римского права. В соответствии с ним некое лицо могло бытьпринято в род римского гражданина на правах, равным родственникам.
На языке древних римлян слова"патрон" и "адвокат" имели одинаковый смысл. Адвокатские(патронские) функции могли исполнять исключительно патриции, т.е. полноценныеграждане Рима.
Во времена Республикиадвокатура была абсолютно свободной профессией. Не имела никакой корпоративнойорганизации — объединения. И поскольку патриции, как истинные граждане Рима,были всегда обеспеченными людьми, они видели в адвокате лишь почетногослужителя обществу. Об оплате труда адвоката не могло быть и речи. Поэтомуизучение правоведения или практическое применение таких знаний, т.е. правозаступничество,находилось в большом почете.
К началу новейшего временисформировалось два основных типа построения адвокатуры: англо-французскийи германский.
Англо-французская система организации адвокатуры строилась на следующих принципах:
Относительная (в отличие отабсолютной) свобода профессии адвоката.
Сословная организация адвокатуры.
Отделение адвокатуры от судебногопредставительства.
Тесная связь адвокатуры смагистратурой.
Относительная безвозмездностьтруда адвоката.
Данные принципы означали, что,несмотря на то, что доступ в адвокатуру был открыт для каждого, тем не менее,существовал определенный образовательный и нравственный ценз для желающегостать адвокатом. Адвокатура представляла собой самоуправляемую организацию, итолько член этой организации (коллегии адвокатов) считался адвокатом. Адвокатыимели преимущественное право на занятие судейских должностей. Оплата работыадвоката считалась даром благодарного клиента за участие в его деле. Запрещеныбыли все сделки по поводу гонорара. Гонорар выплачивался только после окончаниядела, причем лично клиентом.
Германская система адвокатуры основывалась уже на несколько других принципах,это:
Относительная свобода адвокатскойпрофессии.
Сословная организация адвокатуры.
Совмещение адвокатскойдеятельности с правовым представительством.
Отсутствие какой-либо связиадвокатуры с магистратурой.
Эквивалентная возмездность трудаадвоката.
В данной системе отсутствуеторганизационное деление между адвокатами и правовыми представителями. Адвокатысоединяют в себе сущность и деятельность обоих этих субъектов. Адвокаты неимели никакого отношения к судебной власти. Они считались гораздо ниже нее, иредко кто из адвокатов мог стать судьей. Гонорар за оказание адвокатом услугибыл заработанным вознаграждением, а не даром благодарного клиента, онопределялся заранее по соглашению сторон или твердой таксе.
В России, в отличие от странЕвропы, где правозаступничество и судебное представительство развивались какдва самостоятельных института, первое возникло не как самостоятельный, а всвязи с судебным представительством.
Вплоть до XV века в Россиисуществовал так называемый "принцип личной явки". По Псковскойсудной грамоте приглашать поверенных могли только женщины, дети, монахи,дряхлые старики и глухие.
Затем в обществе в качестве защитыпоявляется родственное представительство. Непосредственно за нимизародились и наемные поверенные. Функции их могли осуществлять вседееспособные лица. Поверенных называли ходатаями по делам, стряпчими. Тольков XIX в. из обычного правового института судебное представительствопревращается в юридический институт присяжных стряпчих, которые вносились вособые списки, существовавшие при судах.
В России очень долго обсуждалась иотвергалась сама идея создания адвокатуры.§2. Положение адвокатуры в дореформенной России XIX в.
Четкое оформление адвокатурысвязывается с принятием Судебных Уставов 1864 г. в рамках проведения правовыхреформ императора Александра II.
И еще до этих судебных реформ рольадвокатов выполняли ходатаи по чужим делам, стряпчие, которые оставили о себевесьма неблагоприятные воспоминания. Они находились в полной зависимости отсудей и практически не имели никаких прав. Более того, по Уложению 1649 г. ходатаимогли быть подвергнуты телесному наказанию и даже тюремному заключению, а послетроекратного осуждения лишались права ходатайствовать по чужим делам.
По системе, установленной Указомот 5 ноября 1723 г., как и ранее, «тяжущиеся» (т.е. граждане) делаготовились не стряпчими, а государственными чиновниками. «Тяжущиеся» стороныдолжны были только представлять свои прошения, документы и доказательства,после чего суд объяснял дело и управлял его ходом до окончательного решения.
Задача стряпчего, формальноеучастие которого в то время сводилось к сбору и составлению бумаг, заключаласьв стремлении запутать дело, затянуть его рассмотрение, воздействуя закулиснымисредствами на всемогущую неповоротливую судебную канцелярию. Граждане,собственно, для этого и обращались к стряпчему. И только с такой позицииоценивались его знания и деловые способности.
В 1775 г. Екатерина II подписалауказ «Учреждения о губерниях». По нему стряпчие являлись помощникамипрокурора и защитниками казенных интересов. Каких-либо требований в видеобразовательного или нравственного ценза к стряпчим не предъявлялось. Несуществовало и внутренней организации.
Прогрессивно настроенные людитогдашней России понимали ненормальность сложившегося положения. Имипредпринимались определенные попытки хоть как-то урегулироватьправозаступничество. Так, Высочайше утвержденный 14 декабря 1797 г. докладПравительствующего Сената по ситуации в Литовской губернии констатировал, чтолюди в судах по делам ходящие злоупотребляют знанием законов и прав тамошних. Вместотого чтобы помогать тяжущимся в получении, а судам в отдании справедливости,часто умножают только ябеды, распри, ссоры и бывают причиной вражды и разоренияфамилий.
Чтобы бороться с этими явлениями,в докладе был увеличен сословный и имущественный ценз адвокатов. Адвокат долженбыл быть дворянином и иметь свои деревни в данном повете или, по меньшей мере,в Литовской губернии.
Предусматривался ряд оснований,влекущих отрешение от стряпчества, среди которых упоминались и такие, как еслистряпчий предстанет перед судом пьяный или, проведя время в пьянстве,пренебрежет тяжбу или будет изобличен в картежной игре, и др.
Комиссия по составлению законов1820 г. также весьма негативно характеризовала стряпчих. Она отмечала, что вРоссии те, кои носят имя стряпчих, находятся в таком неуважении, какого большаячасть из них действительно заслуживает, судя по примерам, как некоторые из нихисполняют принятые на себя обязанности, о чем могут засвидетельствовать самыеприсутственные места. Никто не может с благонадежностью вверить им попечение освоих выгодах и положиться на них. Случалось, что они помогали той или другойстороне, затягивали и запутывали дела, и вместо того, чтобы мирить тяжущихся,по невежеству или с умыслом, раздражали их еще более и всегда почти бывалиглавнейшими виновниками ябед и несправедливых, неясных решений в низшихинстанциях, которые потом столь трудно, а иногда и невозможно было переделать ввысшей инстанции[16].
Поверенным, согласно закону, могстать всякий житель, за исключением тех, кому это запрещалось сводом законов. Ходатаямистановились темные дельцы — стряпчие, умевшие находить «в лабиринтероссийского бессудия и произвола „ходы“, „выходы“ длявыигрывания дел»[17]. Собственно юридических познаний дляповеренных и не требовалось.
Законом от 14 мая 1832 г. былсоздан институт присяжных стряпчих, направленный на упорядочениедеятельности судебных представителей в коммерческих судах. В список лиц,которые могли заниматься практикой в коммерческих судах, включались только те,кто представит аттестаты, послужные списки и другие свидетельства об их званиии поведении.
Суд по своему усмотрению либовносил кандидата в список, либо отказывал ему в этом, не объясняя причин отказа.Внесенный в список стряпчий приносил присягу. В обязанности суда входилообеспечение достаточным количеством присяжных стряпчих, чтобы тяжущиеся стороныне затруднялись в их выборе. Закон значительно ограничивал права и возможностиприсяжных стряпчих, они практически опять оставались в полной зависимости отсудей.
Российское общество продолжалоразвиваться, и к середине XIX века необходимость проведения судебной реформы становиласьвсе более очевидной. Органической ее частью должен был стать институтадвокатуры, по сути дела еще неизвестный российскому судопроизводству. Поэтомувопрос о будущем адвокатуры в то время серьезно обсуждался российскойобщественностью, которая пыталась найти компромисс между сложившимсянеуважением к имеющейся адвокатуре и неумолимыми требованиями времени осоздании состязательного процесса в судах.
В 1850 г. «Особый комитет приIIотделении собственной Его Императорского Величества канцелярии» приступилк подготовке проекта уставов гражданского и уголовного судопроизводства. Комитетпока еще ясно не представлял себе, как создать адвокатуру в качествеотносительно самостоятельного правового института.
В объяснительной записке к проекту«Устава гражданского судопроизводства» указывалось, что пока нетсословия адвокатов или защитников, нет даже и надежды найти, по крайней мере, внастоящее время, достаточно приготовленных к тому людей. Объяснительная запискак проекту Устава полагала, что в России не только нет реальной возможностииметь адвокатов, но не следует даже стремиться к этому.
Нельзя терять из виду, что можетбыть вредно, даже опасно для государства, отмечалось в «Записке», еслиосновательные юридические сведения будут более распространены в другом классе иразряде людей, нежели между лицами, употребляемыми Правительством.
8 сентября 1858 г. начальник IIотделения граф Д.Н. Блудов подал императору доклад «Об установленииприсяжных стряпчих», т.е. об учреждении адвокатуры. Вопрос об адвокатуребыл предметом ожесточенных споров.
19 октября 1861 г.Д.Н. Блудовпредставил императору доклад, в котором подводились итоги работы, описывалосьсостояние дел на данный момент, и высказывались предложения на будущее. АлександрII утвердил программу. Начались обсуждения новых уставов под руководствомгосударственного секретаря В.П. Будкова. В комиссии не могли прийти к единомумнению при обсуждении статуса присяжных поверенных. Тринадцать членов комиссииво главе с С.И. Зарудным настаивали на праве каждого адвоката заниматьсяправозаступничеством по всей стране. Большинство (т.е.18 человек) осудили это,поскольку «в большинстве наших городов, в которых будут окружные суды, необразуется достаточного числа присяжных поверенных», и что "…понедостаточному числу их тяжущиеся и подсудимые должны будут обращаться кнынешним ходатаям по делам, тогда как при дозволении обращаться с просьбою ословесной защите к присяжным поверенным, живущим в больших центрах населения. Унынешних ходатаев по делам останется только одна письменная подготовкапроцессов". Это неизбежно приведет к усилению роли неофициальных ходатаевпо делам.
Неоднозначно решался и вопрос отом, можно ли доверить хождение по делу и не адвокату. Большинство осудилитакую практику, поскольку судебная реформа предполагала «вызвать к жизникласс сведущих и добросовестных поверенных»[18].Таковыми могли стать имеющие высшее юридическое образование, объединенные вкорпорацию.
Также пристальное вниманиеуделялось независимости адвокатуры. При обсуждении статуса присяжных поверенныхотвергли предложение предоставить право профессорам юридических факультетовзаниматься адвокатской деятельностью. Приведенные в этой связи аргументызнаменательны: «По проекту в число присяжных поверенных не допускаютсявообще лица, состоящие на службе», поскольку «от них как подчиненныхпо роду их службы различным начальством и несущих разные обязанности нельзяожидать ни той независимости, которая признается необходимою для присяжныхповеренных, ни той свободы располагать своим временем, без которой невозможно исполнитьмногочисленные обязанности, соединенные со званием присяжного поверенного».Все эти причины существуют в отношении профессоров, точно так же, как и вотношении лиц, состоящих на государственной службе, профессора так же, как ипрочие чиновники, подчинены своему начальству[19]. Была исключена возможность участияадвоката в предварительном следствии. Суть аргументов сводилась к следующему:«При предварительном следствии трудно поставить защитника в надлежащиеграницы и нельзя не опасаться, что он сочтет своей обязанностьюпротиводействовать собиранию обличительных документов и способствоватьобвиняемому в сокрытии следов преступления»[20].§3. Судебная реформа. Судебные преобразования вЗабайкалье
Для дореформенного суда характернамножественность и запутанность процессуальных требований, невозможность поройопределить круг дел, который должен подлежать рассмотрению того или иного судебногооргана. Дела бесконечно перекочевывали из одного суда в другой, зачастуювозвращаясь в первую инстанцию, откуда вновь начинали долгий путь вверх, на чтонередко уходили десятилетия.
Другой порок дореформенного суда — взяточничество. Это явление, столь типичное для всех звеньев государственногоаппарата, здесь приобретало чудовищный, всепоглощающий размах. Крайне низкаяобщая грамотность судей, не говоря уже о грамотности юридической, обусловилафактическое сосредоточение всего дела правосудия в руках канцелярскихчиновников и секретарей.
В дореформенном судегосподствовала розыскная форма судопроизводства. Процесс проходил в глубокойтайне. Принцип письменности предполагал, что суд решает дела не на основанииживого, непосредственного восприятия доказательств, личного ознакомления совсеми материалами дела, непосредственного устного допроса обвиняемого — подсудимого, свидетелей, а опираясь на письменные материалы, полученные вовремя следствия.
Адвокатура не существовала вовсе.
Судебная реформа, как и всереформы 60-70-х гг. XIX в. была следствием определенного кризиса российскогообщества. Судебной реформы желали, кажется, больше, чем крестьянской. Еслибольшинство помещиков, вопреки здравому смыслу, не хотело освобождениякрестьян, то в реформе суда были заинтересованы все, кроме, разве что,судейских чиновников, имевших недурной доход от не правосудия и не желавшихприспосабливаться к новым порядкам.
Двадцатого ноября 1864 г. указомимператора были объявлены Судебные уставы, которые вводили новые принципысудоустройства и судопроизводства. Судебные уставы состояли из четырех законов:Учреждения судебных установлений, Устава уголовного судопроизводства, Уставагражданского судопроизводства и Устава о наказаниях, налагаемых мировымисудьями.
Судебная реформа в корне измениласудоустройство, процессуальное и отчасти материальное право Российской империи.Она отделила судебные органы от административных и законодательных. Был введенсуд присяжных, реорганизована прокуратура, освобожденная от функции общегонадзора и сосредоточившаяся на работе в суде.
Согласно новому законодательствубыла создана адвокатура. Организация адвокатуры в России с соответствующимправовым статусом её членов не имела аналогов ни в одной из стран Европы. Отличаласьона сравнительной самостоятельностью. Так, во всех государствах Европы, кромеАмерики, за советом адвокатов надзирал прокурор, а в России высший надзор задействиями присяжных поверенных принадлежал судебной палате и Сенату. Всудебных заседаниях судьи были лишены права немедленно налагать на присяжныхповеренных дисциплинарные взыскания.
Устав уголовного судопроизводстваустанавливал смешанный следственно-состязательный процесс. Государство в лицеследователя (институт судебных следователей также был учрежден в результатепроведения судебной реформы) начинало по собственной инициативе уголовноепреследование, велось оно тайно. Прав равной стороны за обвиняемым напредварительном расследовании не признавалось.
Резко розыскной характерпредварительного расследования был смягчен составителями устава уголовногосудопроизводства. Так, следователь был подконтролен прокурору. Участвующим вделе лицам предоставлялось право подавать жалобы на «всякое следственноедействие», которое разрешалось судом, и в судебном заседании — главнойстадии судопроизводства, устно и гласно проверялись материалы предварительногоследствия. Обвинение и защита являлись равными сторонами, имевшими правопредъявлять доказательства виновности или невиновности подсудимого[21].
Таким образом, в процессуальномправе победили принципы состязательности, гласности, устности. Но введениеновой судебной системы закончилось лишь 1 июля 1899 года, причем на окраинах — с существенными изменениями.
Как такового института адвокатурыв Забайкалье после 1864 г. не существовало. Допускалось лишь представительствозащиты в гражданском процессе, признающее замену тяжущегося поверенным, наосновании частной воли доверителя. В силу этого в Сибири, как и в дореформенныхсудах Европейской России, представительство оказалось в руках ходатаев истряпчих. Так как представительство являлось свободной профессией, то никакихтребований в виде образовательного и нравственного ценза к поверенным непредъявлялось. Не существовало также внутренней организации и контроля за ихдействиями. Часто ходатаями и стряпчими были люди, не только не имевшиеюридического образования, но какого-либо общего.
Сибирский суд, сам непредставлявший юридической компетенции, не требовал её и от местных «адвокатов».На деле чаще нужны были иные знания — личные знакомства с судьями изаседателями, знание лазеек в действующем законодательстве. Для этого,следовательно, нужны были иные личные качества: ловкость, изворотливость,пронырливость. Люди с высшим юридическим образованием терпели поражения, еслиони не подходили под требуемые рамки.
Ярко характеризует дореформенныхповеренных местная пресса: «Нравственных достоинств и качеств впредставителях защиты никто не искал, общество привыкло видеть местного ходатаязащитником неправды, часто позорным путем, не останавливающегося ни передподлогом, ни перед кражею документов из дела, а нередко и всего дела»[22].Или: «В последнее время особенно популярен в одном из губернских городовВосточной Сибири один господин, отличающийся более в служении Бахусу, чемФемиде»[23].
Ссылка в Сибирь дала большуюгруппу людей, негативно влияющих на институт представительства в Забайкалье,его развитие и деятельность. Законодательство не оградило судебноепредставительство от бывших осужденных. Ловкие пронырливые, способные на самыебезнравственные поступки, эти люди составляли довольно крупный класс «закулисныхходатаев», прикрывавшихся доверенностью на чужое имя.
Деятельность подобныхпредставителей усугубляла недоверие к суду. Все чаще звучали предложения о введенииобразовательного и нравственного ценза для поверенных, о запрещении хождения почужим делам «опороченным людям» и ссыльным. В Забайкалье проблемастояла намного острее, чем во всей Сибири, из-за большого сосредоточенияссыльных людей, «лишенных прав состояния».
Невнимание государства к институтупредставительства вело к искажению правосудия, как процесса, и деградациисамого понятия «суда правого». Если гражданский процесс допускалпредставительство, то в уголовном оно полностью исключалось. Подсудимому законпредписывал самому искать способы защиты, или же эти функции возлагались на суди прокуратуру. Часто подсудимый в силу своей неграмотности и неосведомленностине мог защитить себя, а суд и прокурорский надзор не могли решать двепротивоположные задачи одновременно.
Такое положение в судебной сфереподрывало престиж судебной системы и порождало массовое недовольство: «Когдаприсмотришься к деятельности сибирских канцелярий, то положительно становишьсяв тупик, что нам, в Сибири, более всего нужней — новые ли судебные учреждения,или же новые деятели»[24].
25 февраля 1885 года, наконец,были изданы «Временные правила о некоторых изменениях по судоустройству исудопроизводству в Сибири». В сентябре того же года «Временныеправила» были введены в действие.
Впервые «Временные правила»допустили участие защитника в уголовном процессе. Параграф 23 гласил: «Поделам о преступлениях, влекущих за собою лишение всех прав состояния,прокурорский надзор поддерживает обвинение на суде, а подсудимому назначаетсяпредседателем суда защитник из состоящих при суде чиновников или постороннихлиц, которым закон не воспрещает ходатайствовать по чужим делам. При недостаткетаких лиц защитник не назначается»[25].
Эта реформа, несмотря на то, чтоявлялась несомненным шагом вперед в расширении прав защиты, содержала множествоограничений. Во-первых, право на защиту ограничивалось кругом тяжких уголовныхпреступлений, т.е. влекущих за собой лишение прав состояния. Во-вторых, не былаотражена воля подсудимого в выборе защитника, он назначался председателем суда.В-третьих, в законе указан весьма неопределенный круг лиц, которые могли взятьна себя защиту подсудимого.
«Временные правила» никоимобразом не коснулись вопроса о статусе адвокатуры, вновь оставив этот важныйвид общественной и судебной деятельности на откуп недобросовестным ходатаям истряпчим.
Высочайшая воля императора имеларешающее значение в деле ускорения коренного преобразования судебной части вСибири.
В мае 1896 г. последовалвысочайший рескрипт, которым Николай II, в честь своего коронования, ввел новое судоустройство вСибири.
Судебная реформа в губерниях иобластях Сибири вводилась в полном объеме и на тех же началах, установленныхсудебными уставами императора Александра II, но с некоторымиизъятиями.
Что же касалось положений обадвокатуре, то в Сибири советов присяжных поверенных, существовавших вовнутренних губерниях России, не учреждалось. Свидетельства на право хождения почужим делам выдавались окружным судом (в Забайкалье — Читинским) частным лицами давали им право выступать поверенными и по делам мирового разбирательства.
Таким образом, идея учреждения вРоссии профессиональной адвокатуры связана с основными замыслами творцовСудебной реформы 1864 г., в том числе и в первую очередь с идеейсостязательности судебного процесса, в котором предоставление «полнойзащиты тяжущимся и обвиняемым перед судом» — очевидная необходимость игарантия контроля над «закулисными» воздействиями на следствие и суд.Образцом для российской адвокатуры послужил германская система, характернойчертой которой являлось соединение в одних руках функций правозаступничества, т.е.юридической деятельности, направленной на защиту интересов подсудимого исудебного оратора, а также функции поверенного в делах своего клиента, ведущеговсе его дела.
Глава II. Организация идеятельность российской адвокатуры
 §1. Статус российской адвокатуры во второй половинеXIX в.
Согласно новому законодательствуобвиняемые получили право на защиту, для обеспечения которого создаваласьадвокатура. В дореформенной России роль адвокатов выполняли стряпчие (прикоммерческих судах) и поверенные (ходатаи) по делам, функции которыхзаконодательно не были регламентированы. Эти ходатаи и стряпчие, не имевшие, попризнанию Государственного совета, «никаких сведений юридических — ни теоретических,ни практических», пользовались дурной славой хищников и мошенников. Пореформенныеадвокаты решительно открещивались от родства со своими дореформеннымипредтечами. «Мы народились не из них, — заявлял присяжный поверенный П.А. Потехин,- мы даже произошли не из пепла их, мы совсем новые люди; ни историческогородства, ни последовательной связи с ними не имеем, чем и можем гордиться»[26].
Действительно, адвокатура в Россииучреждалась заново и не имела ничего общего с ходатаями прошлого по составу иорганизации. Адвокатура изначально планировалась и создавалась каксамоуправляющаяся организация. Фактически это означало ее известнуюнезависимость от государства, что вносило элемент состязательности в мощнуюсистему полицейского устройства державы.
В практике присяжных поверенных восновном преобладали гражданские дела, и надо отдать им должное за то, что онисоздали более стабильную среду для нарождавшегося предпринимательства. Благодарясвоим связям в финансовом мире некоторые из них считались в большей степенипредпринимателями, нежели адвокатами.
Надо отметить, что отношение кадвокатуре было неоднозначным. Если просвещенная интеллигенция понималазначение адвокатуры и всегда весьма уважительно к ней относилась, то средиобывателей бытовало иное мнение. В начале XX в. некоторых присяжныхповеренных также критиковали за рекламные кампании, пустые выступления и застремление принимать только те дела, которые давали возможность получатьвысокие гонорары.
Одним из основных элементовпрактики адвокатов являлась защита обвиняемых по уголовным делам. Существоваластатья, когда присяжные поверенные назначались судом для защиты неимущихобвиняемых. Вообще уголовная практика не была ни престижной, ни прибыльной. Исключение,возможно, составляли суды присяжных высокого ранга, где присяжные поверенныеприобретали репутацию антагонистов государства. Фактически их репутация «носителейдемократических начал»[27] стала складываться в семидесятыегоды XIX в. в результате ряда громких политических процессов. Защитники,а они были присяжными поверенными, часто добивались оправдания на политическихпроцессах с помощью жюри присяжных, более склонных к оправданию, нежели кобвинению. Суды присяжных (особенно по уголовным делам) овладели вниманиемпублики. В печатных органах адвокатуры часто публиковались речи защитников,представлявшие интересное, захватывающее чтение для публики.
Законы 1864 г. предусматривалиналичие организационной структуры для присяжных поверенных, состоящей из общегособрания и совета, избираемого общим собранием. Местная судебная палата, илидворец правосудия, который находился в суде высшей инстанции округа, моглапозволить группе из более чем 20 присяжных поверенных, имеющих лицензию,образовать гильдию адвокатов. Каждый совет присяжных поверенных находился поднадзором местной прокуратуры. Из сказанного видно, что уже в те далекие временадва равноправных участника судопроизводства — адвокатура и прокуратура — оказались в неравном положении. Государство признавало прокуратуру «своим»институтом и давало ей права надзора за адвокатурой. Кроме того, несмотря натребования действовавшего законодательства, советы не имели четко определенныхполномочий, что вызвало внутренние разногласия уже в рамках самих гильдий.
Однако присяжные поверенныепредоставляли только часть правовых услуг и в основном в городах. Частныеповеренные (частные адвокаты) появились в результате контр реформы 1874 г., вкачестве временной меры. Предполагалось, что их законное существование будетслужить сокращению числа стряпчих, или подпольных адвокатов, приобретших четкуюрепутацию мошенников.
Так же в 1875 г. было приостановленоучреждение советов присяжных поверенных там, где они еще не были образованы. Такимобразом, советов присяжных поверенных не знали прибалтийские губернии, Польша,Казахстан и Средняя Азия, Белоруссия, Кавказ, Архангельская и Астраханскаягубернии, Сибирь, т.е. большая часть страны. В 1889 г. в рамках судебнойконтрреформы было приостановлено создание отделений присяжных поверенных[28].
За пределами Санкт-Петербурга,Москвы и Харькова до 1904 г. не разрешалось образовывать дополнительныерегиональные адвокатские советы. Окружному суду надлежало осуществлять контрольза частными поверенными. Несмотря на то, что от частных поверенных нетребовалось наличие юридического образования, они должны были получитьлицензию, а для этого иметь деньги на её оплату. Надзор за ними осуществлялсяместными судами и Министерством Юстиции. Их нельзя было причислить к корпорацииподобно тому, как это наблюдалось у присяжных поверенных. Частные поверенныемогли выступать в качестве законных представителей клиентов, хотя они и неназначались судами.
Статус адвокатов-стажеров, илипомощников, не был четко определен в законах 1864 г. и был предметомразногласий внутри сословия в течение всего периода. Стажировка, которая должнабыла продолжаться в течение пяти лет, упорно игнорировалась сверху.
Общее отрицательное отношениецаризма к адвокатуре сказывалось во всем. Особенная острота в отношениях междугосударством и адвокатурой возникла по вопросу об организации коллегий,необходимым требованием при приеме и уровню образования соискателя, надзору задеятельностью адвокатуры и правилам реальной практики. Хотя советы гильдий втрех главных городах обладали большей властью в адвокатуре, нежели общиесобрания (особенно в вопросах, касающихся приема, дисциплины и назначений), онивсе же должны были отчитываться перед государственной властью. Например,апелляции на решения о приеме в коллегию или об исключении из нее можно былоподавать в судебную палату, которой принадлежало последнее слово. Судебнаяпалата осуществляла и общий контроль за советом в своем регионе. Следовалоинформировать местную прокуратуру обо всех решениях совета по дисциплинарнымвопросам.
Чиновники Министерства юстиции постояннопытались лишить присяжных поверенных их прав, включая и право на подачуходатайств, что со всей очевидностью проявилось в конце 70-х гг. Между мировымисудьями и присяжными поверенными также часто возникали напряженные отношения. Всвоем большинстве судьи рассматривали присяжных поверенных в качестве «зла,которое можно пережить»[29]. Советы не могли заниматьсярегуляцией сословия из-за вмешательства Министерства юстиции, а их собственныйсостав должен был быть одобрен Министерством. В тех регионах, где не имелосьсоветов, присяжные поверенные и частные поверенные контролировались окружнымисудами.
Государство видело слишком большуюсоциальную мобильность внутри адвокатуры. Поэтому были определены группы лиц,чье участие в деятельности адвокатуры ограничивалось или затруднялось. В 1889 г.правительство ограничило поступление евреев в коллегии адвокатов, и они могли,таким образом, практиковать только в качестве помощников, частных поверенныхили стряпчих. Женщин вообще не допускали к юридической практике в России дофевральской революции 1917 г. Реформы 1864 г. не мешали женщинам статьприсяжными поверенными, но им запрещалось посещать лекции по праву вуниверситете. В 1874-75 гг. была предпринята попытка давать женщинам лицензиичастных поверенных, однако, и эта попытка провалилась, поскольку Министерствоюстиции запретило подобную практику. В то время как такое поведение в отношенииженщин было, несомненно, дискриминационным, оно все же не представляло собойоткрытых репрессий, от которых страдали еврейские юристы.
Русская адвокатура не имеладолжной свободы слова и дела. В самодержавной стране она была поставлена втакие условия, которые заведомо парализовывали ее политическую активность. Преждевсего, были жестко ограничены ее процессуальные права. Защита могла знакомитьсяс делом только перед самым началом судебного разбирательства, уже послесоставления обвинительного, как правило, крайне тенденциозного, акт[30].
От участия же в предварительномследствии защита вообще отстранялась, хотя устав уголовного судопроизводства1864 г. не запрещал ей это, иные адвокаты толковали его в смысле «что невоспрещено — следует считать дозволенным».17 октября 1877 г. Петербургскийсовет присяжных поверенных даже принял специальную резолюцию в разъяснениеустава о том, что защита может участвовать во всех следственных действиях[31].Однако, царизм быстро пресек инициативу адвокатов.26 октября 1877 г. Сенатофициально разъяснил, что участие в предварительном следствии для защитыисключено.
После судебных процессов «193-х»и Веры Засулич, на которых адвокаты вызывающе смело защищали революционеров,правительство начало затянувшийся на несколько лет поход против институтаадвокатуры.
21 апреля 1878 г. министр юстицииК.И. Пален, внес в Государственный совет предложение распространить наприсяжных поверенных действие статьи 1117-й Свода законов, позволявшей министруюстиции лишать частных поверенных права ходатайства по делам. Таким образом,присяжная адвокатура отдавалась в распоряжение министра, который в любое времямог лишить звания присяжного поверенного любого адвоката как «лица недостойного».Это предложение мотивировалось необходимостью пресечь стремление к «денежнойнаживе», которое мол, делает присяжного поверенного «наемнымукрывателем всякой неправды и преступления»[32].Государственный совет в обстановке антиправительственного возбуждения, которымотличался 1878 год, не рискнул одобрить проект Палена и отклонил его, но лишьна время. В духе этого проекта была задумана реформа (точнее, контрреформа) адвокатуры,которой самодержавие и занялось уже в 80-е годы.
Таким образом, самодержавиеуставами 1864 г. «искалечило российскую адвокатуру еще при рождении ипродолжало калечить далее из года в год неутомимым преследованием»[33].Более того, адвокатура в России долго не имела поддержки со стороны общества. Напротив,общество относилось к ней, по крайней мере, до конца 70-х годов, враждебно. Основаниядля этого имелись: даже в число присяжных поверенных (не говоря уже о частныхповеренных) нередко попадали люди, которые сами смотрели на адвокатуру как на«торговлю словами» и давали повод обществу судить о ней подобным жеобразом. Конечно, присяжные поверенные с такой репутацией, как у Спасовича илиСтасова, не только не пятнали чести своего сословия, но и умели постоять за нее.Однако до тех пор, пока адвокатура не блеснула выступлениями на большихполитических процессах 1877-1878 гг., либеральное и даже радикальное обществосудило о ней предпочтительно по образчикам «продажного негодования» и«наемной страсти» и, к вящему удовольствию реакции, травило её. Газетыпечатали злобные пасквили на адвокатов, изощрялись в сочинении ругательныхкличек по их адресу, предлагали даже во имя общественного блага упразднитьадвокатуру. Суждение об адвокатах исключительно как о «рыцарях наживы»было в 70-е годы обиходным.
Первым русским адвокатам довелосьне только изыскивать возможности для действенной политической защиты в жесткихрамках самодержавного «правосудия», но и растапливать лед недоверия,которым окружали их все слои общества. Многое здесь зависело от статусасудебного места. В военных судах защита по политическим делам почти ничем немогла похвастаться. Во-первых, военные суды решали дела в экстраординарномпорядке, установленном для военного времени, в обход обычной законности. Во-вторых,защитникам в такие суды назначались, как правило, офицеры из числа кандидатовна военно-судебные должности[34], подчиненные прокурору какначальнику по службе. Они были сугубо благонадежны, максимально стеснены вправах, кроме того, получали руководящие внушения от начальства по ходупроцессов[35].
Естественно, что при такихусловиях и в таком составе защита на политических процессах в военных судахвыглядела жалко. И все-таки даже в военных судах защита, если к ней допускалиприсяжных поверенных, активно помогала.
Уставы 1864 г. дозволялипривлекать к судебному разбирательству адвокатов либо по назначению суда, либопо приглашению подсудимых. Суд, однако, не всегда утверждал выбор, сделанныйподсудимым. Военные суды особенно часто отказывали подсудимым в приглашениилучших адвокатов. В тех же редких случаях, когда они разрешали опытным ичестным присяжным поверенным вести защиту, это оказывалось на пользу подсудимыми в ущерб обвинению.
13 марта 1884 г. обер-прокуроруголовного кассационного департамента Сената Н.А. Неклюдов поставил в Сенатевопрос о «неотложном и положительном разъяснении прав защиты», предложивхорошенько взнуздать адвокатуру, ибо она, дескать, всегда, кого и за что бы нисудили, «настаивает во что бы то ни стало, чтобы ей был отпущен ееВаравва, распинает ради сего и свидетелей, и потерпевших, и обвинительнуювласть, и даже самый закон»[36]. Адвокатура попыталась, былопротестовать против задуманного «разъяснения», т.е. дальнейшегоограничения ее прав.
Самодержавие, однако, и слушать нестало протесты адвокатуры, а проектам Палена и Неклюдова дало ход. С этой цельюв 1885 и 1890 гг. дважды создавались специальные комиссии для пересмотра существующихо поверенных по судебным делам узаконений. Но готовившиеся радикальные мерыпротив адвокатского сословия не были прияты, по всей видимости, только потому,что в течение 80-х и особенно 90-х годов политическая активность адвокатуры,так беспокоившая самодержавие, резко ослабела, а стало быть, и необходимостьрадикальных мер отпала.
§ 2. Присяжные поверенные
 
"Присяжный поверенный суть лица, посвящающие себяходатайству по чужим делам, удовлетворяющие необходимым для того условиям ипринятые в это звание установленным порядком, после чего они образуют из себяособые корпорации, состоящие при судебных палатах; однако, они не входят всостав судебных мест и пользуются самоуправлением в вопросах внутренней жизни,но под высшим контролем судебной власти. Органы управления их суть общеесобрание присяжных поверенных всего округа и совет"[37].
Условия приема в сословиеприсяжных поверенных делились по Судебным уставам на положительные иотрицательные. Ст.354 Учреждений судебных установлений (Приложение 2) определяла,что присяжными поверенными могли быть лица, имевшие аттестаты университетов илидругих высших учебных заведений об окончании курса юридических наук или овыдержании экзамена в этих науках, а также прослужившие не менее пяти лет вкачестве чиновника судебного ведомства или помощника присяжного поверенного.
В связи с тем, что числоповеренных, удовлетворяющих этим требованиям, в особенности образовательномуцензу, являлось крайне небольшим, ст.44 Положения 19 октября 1865 г. «Овведении судебных уставов» разрешала временно принимать в число присяжныхповеренных лиц, не имеющих высшего юридического образования, но доказавших вовремя службы свои познания в сфере судопроизводства. Стряпчество не давалоправа на поступление в число присяжных поверенных. Служба в судебном ведомстведолжна была быть связана непосредственно с судебной частью. Так, например, немог претендовать на поступление в число присяжных поверенных чиновникстатистического отдела Департамента Министерства юстиции.
В ст.355 Учр. суд. уст. перечислялисьотрицательные условия для претендующих на звание присяжного поверенного. Присяжнымиповеренными не могли быть лица, не достигшие 25-летнего возраста; иностранцы; объявленныенесостоятельными должниками; состоящие на службе (за исключением лиц,занимающих почетные или общественные должности без жалованья); подвергшиеся посудебным приговорам лишению или ограничению прав состояния; священнослужители,лишенные духовного сана по приговорам духовного суда; состоящие под следствиемза преступления и проступки, влекущие за собою лишение или ограничение правсостояния, и те, которые, находившись под судом за такие преступления илипроступки, не оправданы судебными приговорами; исключенные из обществ идворянских собраний по приговорам тех сословий, к которым они принадлежат; атак же те, которым по суду запрещено «хождение по чужим делам», иисключенные из числа присяжных поверенных.
Сокрытие каких-либо извышеперечисленных фактов при вступлении в число присяжных поверенных влекло засобой не только отказ со стороны судебной палаты в принятии, но иответственность по суду. Списки исключенных из числа присяжных поверенныхпубликовались в Ведомостях Министерства юстиции, а также рассылалисьуведомления на имя председателя окружного суда всех округов об исключенных изчисла присяжных поверенных. За 1913 год из присяжных поверенных было исключено13 поверенных из Варшавского, Московского, Саратовского, Екатеринбургского идругих судебных округов. Об этом свидетельствует переписка старшегопредседателя Иркутской судебной палаты и председателя Читинского окружного суда[38].Фактов исключения из числа присяжных поверенных в Читинском судебном округе нет.Строгий контроль за лицами, исключенными из числа присяжных поверенных, имелцелью пресечь их попытки вновь заняться адвокатской деятельностью в другойместности.
Законодатель, имея свое основаниев желании создать вполне самостоятельное сословие, специальными условиямипоставил барьер для вступления в присяжные поверенные: поверенными не моглибыть лица, состоящие на правительственной службе или занимающие выборныедолжности, за исключением лиц, занимающих общественные или почетные должностибез вознаграждения. Общественная или почетная должность не должны были ставитьадвоката в зависимость от начальства и нести противоречащие званию присяжногоповеренного функции, поэтому звание присяжного поверенного не могло совмещатьсясо званием почетного мирового судьи, председателя мирового съезда и т.д.
Огромное значение при рассмотрениивопроса о принятии кандидатов в присяжные поверенные имели их нравственныекачества. Причем отказ, основанный на нравственной оценке кандидата,обжалованию не подлежал[39].
Желающий поступить в присяжныеповеренные должен был подать прошение в совет присяжных поверенных (Приложение8). Но в Забайкальской области совета не было, поэтому прошения подавались вЧитинский окружной суд, который исполнял функции совета, на имя председателя. Кандидатуказывал в своем прошении, в каком именно городе он избрал себе местожительство; что для поступления нет ни одного из упомянутых в ст.355 Учр. суд. устпрепятствий; что в случае, если в последствии откроется противное, он подлежитне только исключению, но и приданию суду; какие прилагаются документы дляудостоверения в том, что проситель удовлетворяет условиям, требуемым дляпоступления в присяжные поверенные[40].
Если окружной суд (совет присяжныхповеренных) после рассмотрения решал вопрос в пользу просителя, то емувыдавалось специальное свидетельство (Приложение 9), при представлении которогов судебное место он признавался принятым в присяжные поверенные. Судебноеместо, к которому приписывался присяжный поверенный, создавало распоряжение оприведении его к присяге по определенной форме, по правилам его вероисповедания.Относительно лиц нехристианского вероисповедания председатель судапредварительно обращался к министру юстиции, от которого зависело решение опринятии или непринятии данного лица в сословие присяжных поверенных. Так,среди адвокатов Забайкальской области исповедовалось христианство различныхконфессий: православие, католицизм, лютеранство.
Присяга приносилась после принятиясоветом или заменяющим его окружным судом в присяжные поверенные, не ожидаяприписки. Она носила религиозный характер и возлагала на присягающегообязанность хранить верность Императорскому Величеству, исполнять в точностизаконы Империи, не писать и не говорить на суде ничего, «что могло быклониться к ослаблению православной церкви, государства, общества, семейства идоброй нравственности, но честно и добросовестно исполнять обязанности» звания,не нарушать уважения к судам и властям и охранять интересы доверителей или лиц,дела которых будут на присягающего возложены (Приложение 6).
Имя принятого в число присяжныхповеренных заносилось в список присяжных поверенных, о чем делалась отметка навыданном ему свидетельстве, и публиковалось в «Ведомостях Министерстваюстиции», «Губернских ведомостях», а также в местных газетах[41](Приложение 9). В случае отказа о приеме в число присяжных поверенных кандидатимел право в двухнедельный срок обжаловать решение суда в иркутской судебнойпалате[42].
Юридическое положение присяжныхповеренных определялось правами и обязанностями, перечисленными в ст.383 — 406Учреждения судебных установлений.
Права присяжных поверенныхраспадались на корпоративные и личные. Первые вытекали из принадлежности их к«особой корпорации и состоят в том, что они суть члены установления, присудебной палате состоящего, носят его знак, принимают участие в общих егособраниях с правом голоса и могут быть избираемы на все должности, имучреждаемые»[43].
Присяжные поверенные былиучреждены для судебного представительства, в помощь сторонам, и главнейшее изих прав заключалось в праве «принимать на себя хождение по чужим делам»,как гражданским, так и уголовным, заменяя или дополняя в процессепредставляемую ими сторону и получая за это договоренное или определенноетаксой вознаграждение. Это право для удобства надзора за присяжными повереннымисо стороны суда было ограничено территорией того округа судебной палаты, ккоторому присяжный поверенный был приписан[44]. Если дело передавалось длядальнейшего производства в другую судебную палату или судебный округ, топоверенный сохранял за собой право (по желанию тяжущегося) вести это дело вдругом суде[45], поскольку передача дела другомуповеренному была бы для тяжущегося сопряжена с дополнительными материальнымииздержками и лишала бы его поверенного уже вполне знакомого с сутью дела.
Однако в таких случаях присяжныйповеренный, чтобы не пострадали его остальные клиенты, был обязан передатьдругие дела, подлежащие производству в его отсутствие, с согласия своихдоверителей другому присяжному поверенному[46].
Право «хождения по делам»ограничивалось нравственными нормами. Так, присяжный поверенный не должен былдействовать в суде в качестве поверенного против своих родителей, жены, детей,родных братьев и сестер[47]. Право «хождения по делам»не являлось исключительным правом присяжных поверенных, оно разделялось междуприсяжными поверенными, помощниками присяжных поверенных и частными поверенными.Помимо этого, оно не исключало право тяжущегося самому вести свои дела[48].
От тяжущегося зависело доверятьили нет ведение своего дела присяжному поверенному, доверить ему совершениевсех судебных дел или лишь некоторых, что указывалось в доверенности на ведениедел присяжному поверенному (Приложение 6), которая либо устно удостоверялась всуде, либо должна была быть удостоверена подписью нотариуса[49].Но с введением адвокатуры в России тяжущиеся не потеряли право доверять ведениесвоих дел родителям, супругу, детям и лицам, имеющим с ним одну общую тяжбу илиуправляющим его делами и имениями[50].
Присяжные поверенные имели правона вознаграждение за труд, который основывался непосредственно на законе. Размервознаграждения определялся соглашением с доверителем, выражаемым в особомписьменном договоре[51]. Если такой договор отсутствовал, товознаграждение определялось по таксе, которая устанавливалась каждые три годаминистром юстиции и публиковалась для всеобщего ознакомления (Приложение 7).
Такса имела двойное значение. Онабралась как основа:
при обозначении в судебныхрешениях количества судебных издержек, подлежащих взысканию с обвиняемого поделу в пользу противной стороны за найм поверенного;
при определении размеравознаграждения поверенного в случаях спора между ним и его клиентом приотсутствии письменного договора[52].
Те присяжные поверенные, которыевели дела безвозмездно по назначению совета или суда, пользовались правом навознаграждение из особой кассы, составляемой из процентов, отчисляемыхповеренными со своих гонораров[53].
Присяжный поверенный мог потерятьправо на вознаграждение, если по его вине были пропущены узаконенные сроки илидопущены другие нарушения установленных правил и форм[54].В случае, когда дело было проиграно, размер гонорара уменьшался:
поверенный истца получал четвертуючасть;
поверенный ответчика получал третьот причитавшейся ему суммы гонорара.
Присяжные поверенные имели правовзыскивать в судебном порядке причитающиеся им по условию или таксевознаграждение, если оно не было им уплачено. Они могли в корректной формепредупредить доверителя о намерении предъявить к нему иск, если он не выплатилвознаграждение к определенному сроку добровольно. Присяжный поверенный имелправо на вознаграждение и в том случае, когда дело кончалось миром, еслипроизводство по делу было им начато.
Круг обязанностей присяжныхповеренных определялся Учреждением Судебных Установлений и присягой данной привступлении в сословие присяжных поверенных. В свою очередь, обязанности посодержанию распадаются на профессиональные и корпоративные. Из нихпредварительные обязанности сводятся к отказу от занятий, несовместимых созванием присяжного поверенного[55], к принесению присяги[56]и к избранию места жительства в пределах округа[57].
Другую группу составлялипрофессиональные обязанности по принятию и ведению дел, производящихся всудебных местах. Содержания этих обязанностей образовывали специальнуюадвокатскую этику. Их определяют ст.390 — 393, 400 — 406 Учреждения судебныхустановлений, но лишь примерно, а не исчерпывающим образом, что доказывалаформула присяги, которую приносят присяжные поверенные и которая значительнодополняет объем обязанностей.
Каждый присяжный поверенныйобязывался по очереди, согласно назначению суда, безвозмездно вести дела лиц,пользующихся на суде правом бедности[58]. Присяжный поверенный был обязанохранять интересы своих доверителей:
не приобретать каким-либо образомправа своих доверителей по тяжбам,
не быть поверенным двух сторонодновременно и не переходить от одной стороны к другой, что не только нарушалоинтересы клиента, но и являлось безнравственным поступком, а также
оглашать тайны доверителя[59].
В случаях нарушения правдоверителя последний имел право:
жаловаться в суд[60];
в случае нанесения убытков могподать гражданский иск на общих основаниях[61];
в случае совершения преступленияповеренным мог начать уголовное преследование[62].
Однако, решение, принятое противтяжущегося по вине поверенного, чтобы не возникали злоупотребления, отмене неподлежали.
В обязанности присяжногоповеренного входило ведение списка дел, которые ему поручались (как подлежащих,так и не подлежащих действию таксы) [63]. От него зависел выбор дел, но отказот ведения дела должен был обосновываться вескими причинами. Отказ от дела, вправомерности которого присяжный поверенный не был уверен, не мог вменяться емув вину[64]. Адвокат обязан был принимать лишьте дела, по которым он мог оказать реальную помощь. Если он считал, что защитаэтого дела для него невозможна, то был обязан сообщить об этом доверителю. Однойиз главных обязанностей присяжного поверенного было сообщение доверителю попервому требованию сведений о положении дел. Предоставление ложных сведений оположении дела могло стать поводом к привлечению присяжного поверенного кдисциплинарной ответственности. При возникновении разногласий между доверителеми присяжным поверенным относительно какого-либо действия, поверенный был обязанубедить доверителя в целесообразности его решения, а при невозможности этосделать — категорически заявить доверителю о своем отказе вести дальше это дело.Вообще присяжный поверенный не должен был выходить из пределов данной емудоверенности. Поэтому, если иное не оговаривалось в доверенности, поверенный необязан был собирать сведения и документы необходимые для открытия или ведениядела, а имел полное право ожидать их от доверителя; разыскивать должника, еслиего местожительство не было указано истцом, принимать на себя расходы повозбуждению и ведению дела; выдавать копии всех бумаг по делу, кроме случаев,когда он отказывался от ведения данного дела.
На основании ст. ст.353 и 393Учреждения судебных установлений и ст. ст.565 и 566 Устава уголовногосудопроизводства (Приложение 4) в обязанность присяжных поверенных входилазащита подсудимых в уголовном процессе по избранию либо по назначениюпредседателя суда. По поводу уголовной защиты Правительствующий Сенат далследующие разъяснения: «Устав уголовного судопроизводства», основанныйна обвинительном начале, предполагает, как непременное условие, участие вкаждом уголовном деле двух лиц: обвинителя и защитника, и на последнеговозлагается обязанность способствовать на следствии уяснению обстоятельств делав интересах обвиняемого. Вследствие чего защитнику ни в коем случае не можетбыть поставлено в вину принятие на себя защиты такого лица, в невиновностикоторого он не убежден. Кроме того, до окончания судебного следствия защитникчасто не имеет возможности давать положительный ответ на вопрос виновен липодсудимый во возводимом на него преступлении".
Однако сложившаяся судебнаяпрактика установила несколько иное правило. Защита по назначению суда частоставила присяжного поверенного в трудное положение. Так, он был обязан защищатьлицо, в виновности которого он был убежден. Защитник по назначению не имелправа признавать подсудимого виновным, если тот не сознавался в своемпреступлении. Однако это не означало, что защитник был обязан поддерживатьлюбое заявление подзащитного. Задача защитника, назначенного судом, состояла втом, чтобы извлечь из дела, сгруппировать и представить все обстоятельства,которые бы говорили в пользу подсудимого, то есть опровергали бы обвинение илиослабляли его силу.
В судебной практике возникалвопрос об участии присяжного поверенного в ходе предварительного следствия,может ли он оказывать юридическую помощь и в чем она должна состоять. Такойвопрос резонно вытекал из самой сущности русской адвокатуры: из соединенияфункций правозащитника и поверенного в делах. Закон же не отразил этого аспекта.
Присяжный поверенный, назначенныйзащитником подсудимого, должен был объясняться с ним наедине, ознакомиться соследственным производством по делу и, в случае необходимости, попросить суд овызове новых свидетелей и экспертов.
Когда защитник назначался судом,то оплата за работу присяжного поверенного производилась из средств самойадвокатуры. Эти средства являлись специальными дотациями Министерства юстиции,складывавшиеся из 10-процентного сбора удерживаемого с вознаграждений,получаемых присяжными поверенными. Министр юстиции производил распределениеобщей суммы между судебными округами пропорционально числу защитников,назначаемых председателями судебных мест из присяжных поверенных [65].
И, наконец, последнюю группусоставляют корпоративные обязанности «доброго поведения и воздержания отпоступков, которые могли бы ронять достоинство адвокатской корпорации вобщественном мнении»[66]. В одной из записок к проектуУчреждения судебного установления говорилось: «Каждый присяжный поверенныйдолжен дорожить своей репутацией, которая зависит от его знания и честности».Адвокатура была вынуждена следить даже за поступками своих коллег, кадвокатской профессии не относящимися.
Деятельность адвокатов неограничивалась чисто юридической сферой. Она охватывала всю черновую работу — от сбора материала по делу до исполнения судебного решения. Такое совмещениеобязанностей не всегда оказывало благоприятное влияние на адвокатуру. Сохранившиесяв архивах Читинского окружного суда документы свидетельствуют о неправомерныхдействиях и неприглядном облике адвокатов.
Так, частный поверенный БолеславАнтонович Чижевский 17 января 1914 года был привлечен в качестве обвиняемого впреступлении, предусмотренном статьями 13, 1598 и 1709 Уложения Наказаний. Б.А.Чижевский — потомственный дворянин, родился 15 июля 1891 г., принадлежал кримско-католической церкви, воспитание получил домашнее, имением располагал.2октября 1904 года поступил на государственную службу по гражданскому ведомству — помощником секретаря Читинского Окружного Суда I-го стола уголовногоотделения. В 1906 году он стал секретарем Временного отделения Читинскогоокружного суда в Верхнеудинске.24 июня 1908 года подает в отставку и становитсячастным поверенным. В 1914 году Чижевского обвинили в похищении «обманнымспособом недвижимого имущества» у сирот.15 сентября его устранили отзвания частного поверенного до разрешения дела, в 1915 г. он был восстановлен взвании и продолжил практику, как ни в чем, ни бывало[67].
Известны и другие случаинечистоплотной деятельности поверенных.20 октября 1921 года в Съезд Народныхсудей Забайкальской области поступила частная жалоба от поверенного гражданинаКитайской республики Ван-Сю-Яна — В.К. Ясюковича на постановление Забайкальскойобластной следственной комиссии. В ней Ясюкович обвинял Александра Коровинских — бывшего поверенного Ван-Сю-Яна — в квалифицированном мошенничестве вообще, а вчастности в обмане для побуждения к даче обязательств и в превышенииполномочий, и предлагал возбудить уголовное преследование против А. Коровинских[68].
Но, тем не менее, большинствочитинских поверенных пользовалось огромным уважением горожан и разныхорганизаций. Это Вебер В.В., Дресслер К.А., Зефиров А.Ф., Кроль А.В., СамодуровИ.Г., Сароск Ч.Ф., Тараторин Н.А., Шрейбер К.С. и другие. Сипайло И.М. и такиекак: Буйвид В.Ф., Суровцев М.Ф., Шишковский И.М., Пакович Н.Н., Севастьянов В.А.и др. — стояли у истоков местной адвокатуры.§ 3. Частные поверенные
Институт частных поверенных вцентральной России был учрежден 25 мая 1874 г., а в Забайкальской области — одновременно с присяжной адвокатурой. Частная адвокатура учреждалась дляограждения населения от неподлежавших никакому контролю ходатаев.
Правовое положение частныхповеренных было регламентировано ст. ст.4061 — 40619Учреждения судебных установлений в Своде законов 1892 года. Для того чтобы статьчастным поверенным и получить право на участие в производстве гражданских дел,как в мировых, так и в общих судебных установлениях, необходимо было получитьособое свидетельство на право ходатайствовать по чужим делам. Форма такогосвидетельства издавалась министром юстиции[69]. Такие свидетельства выдавалисьмировыми съездами, окружными судами и судебными палатами, в округе которыхчастный поверенный осуществлял ходатайство по делам[70].
Желающий получить свидетельство направо быть частным поверенным должен был подать о том прошение всоответствующее судебное место с приложением документов, удостоверявших еголичность, указывая в прошении, что для получения права быть поверенным нет ниодного из препятствий, указанных в статье 246 Устава ГражданскогоСудопроизводства (Приложение 3). Если же впоследствии выяснялось противное, тоон не только лишался права хождения по чужим делам, но и привлекался к ответственностипо статье 943 Уложения о наказаниях[71]. Судебное место имело право «удостоверитьсяв надлежащих познаниях» кандидата с помощью экзамена. Но это правило нераспространялось на лиц уже получивших свидетельство от другого, равного иливысшего суда, или имевших аттестаты университетов или других высших учебныхзаведений об окончании курса юридических наук, или же выдержавших экзамен вэтих науках[72].
Поверенными не могли быть лица: несовершеннолетние;неграмотные; монашествующие; священнослужители белого духовенства; несостоятельныедолжники; ученики, воспитанники, студенты и слушатели курса наук до егоокончания; состоявшие под опекой; члены судебных учреждений и чиныпрокурорского надзора; отлученные от церкви; лишенные всех или особенных правсостояния; преданные суду по обвинению в преступлениях, влекущих ограничениевсех или особенных прав и не оправданные судебным приговором; исключенные изслужбы по суду, или из духовного ведомства за пороки, или из среды обществ идворянских собраний по приговорам тех сословий, к которым они принадлежали; ивсе те, кому было запрещено судебным приговором ходатайство по делам[73].Так же не могли быть частными поверенными женщины[74].
Приняв во внимание все необходимыесведения, судебное место выносило постановления о разрешении желающему бытьповеренным по судебным делам, о чем ему выдавалось свидетельство, или же оботказе в ходатайстве просителя, даже если он и соответствовал всем требуемымзаконом формальным условиям[75]. Сведения о лицах, принятых в числочастных поверенных, сообщались министру юстиции и публиковались в местныхВедомостях[76]. Отказ судебного места о принятии вчисло частных поверенных обжалованию в Судебную палату не подлежал.
Лица, получившие свидетельства,были обязаны оплачивать их особым денежным сбором; по свидетельствам МировогоСъезда в размере 40 рублей в год, а по свидетельствам окружного суда и судебнойпалаты — 75 рублей. Дозволялось получать свидетельства от нескольких судов, ноза каждое платилось отдельно[77].
Правовое положение частныхповеренных определялось их правами и обязанностями. Право на хождение погражданским делам в окружных и мировых судах ограничивалось округом Читинскогоокружного суда, которым выдавалось свидетельство. Частный поверенный, принявшийна себя «хождение по делу» согласно выданному свидетельству, мог пожеланию клиента продолжать это дело в кассационных инстанциях, вне пределаокруга.
Право на вознаграждение частногоповеренного определялось статьями 395 и 396 Учреждения судебных установлений, т.е.количество вознаграждения зависело от соглашения с доверителем (письменное) илиот таксы, которая каждые три года устанавливалась министром юстиции.
Круг обязанностей частныхповеренных был тот же, что и присяжных поверенных, за исключением безвозмезднойзащиты и участия в уголовном процессе.
Правила для вступления лиц взвание частного поверенного были несколько мягче, чем для присяжных поверенных(Приложение 12). Этим можно объяснить количественное преимущество частныхповеренных над присяжными поверенными, особенно в небольших городах, таких какНерчинск или Сретенск. В профессиональном отношении частная адвокатура стояланиже, нежели присяжная. Но, тем не менее, частные поверенные также как иприсяжные подвергались дисциплинарным взысканиям за неправильные или предосудительныедействия. Они также подвергались предостережению или замечанию, выговору,запрещению временно отправлять обязанности поверенного и исключению из числаповеренных.§ 4. Помощники присяжных поверенных
В структуре дореволюционнойадвокатуры существовала еще одна категория лиц — помощники присяжных поверенных.О них упоминают Судебные уставы лишь один раз в ст.354 Учреждения судебныхустановлений, никоим образом не определив их статуса.
Помощники присяжных поверенных этоадвокаты-стажеры. Уставы указывают лишь, что они действовали под руководствомприсяжных поверенных, не определяя ни условий поступления в это звание, ни егопорядка, ни их прав и обязанностей, ни их ответственности. Практика дополнилазакон, признав, что условия для поступления в помощники те же, что и дляпоступления в присяжные поверенные, за исключением только стажа, признав также,что они принимались в это звание не по единоличному усмотрению присяжногоповеренного, а по определению особого совета, выбираемого помощниками из своейсреды, что дисциплинарной ответственности они подлежали перед советом присяжныхповеренных на одинаковых с ними основаниях.
Сложившаяся судебная практикапривела к закреплению за помощниками присяжных поверенных право на самостоятельноеведение дел наравне с частными поверенными, тем самым, поставив их в двоякоеположение. Во-первых, они должны были удовлетворять требованиям для вступленияв присяжные поверенные, с одной стороны, за исключением стажа, с другой — онидолжны были оплачивать свидетельства на звание частного поверенного. Во-вторых,помощники находились под контролем и подчинялись присяжным поверенным, прикоторых они числились, а также под контролем судов, которые выдавали имсвидетельства и имели дисциплинарную власть над ними, а вместе с темМинистерство Юстиции имело право устранять их от ведения дел.
При Читинском окружном суде на1913 г. состояло 8 помощников присяжных поверенных, получивших свидетельствочастных поверенных. Институт помощников присяжных поверенных отвечал жизненнымтребованиям того времени. Однако его развитию явно мешало отсутствие подхода взаконодательстве к организационным принципам, к системе и методам подготовкипомощников. Потому институт помощников присяжных поверенных не получал должногоразвития и распространения.§ 5. Надзор за деятельностью адвокатов
С появлением адвокатуры в Россиивозникла потребность в надзоре за деятельностью поверенных. Надзор задействиями присяжных поверенных принадлежал и совету, и судебной палате. Первыйбыл органом ближайшего надзора, вторая — орган высшего надзора, действующий, всвою очередь, под контролем сената.
Присяжные поверенные каждогоокруга судебной палаты объединялись их общим собранием, выбранным ими советом исудебною палатой в сословие.
Общее собрание состояло изприсяжных поверенных всего округа (помощники присяжных поверенных в него невходили). Порядок его созыва определялся законом. Если в данном округесуществовал совет, то собрания происходили силою самого закона, которыйвозлагал на председателя совета обязанность созывать его. Если же совета небыло, то общее собрание назначалось при наличии в округе более 20 присяжныхповеренных. Собрание назначалось судебной палатой по просьбе поверенных,председательство возлагалось на одного из членов судебной палаты для выбора[78].Если в собрание явилось менее половины всего числа состоящих в округе присяжныхповеренных, то оно считалось несостоявшимся и назначался новый срок. Этоусловие оставалось в силе и для вновь назначенного собрания[79].
Собрание обладало определеннымифункциями:
определение числа членов совета вуказанных законом пределах: от пяти до пятнадцати[80].Собрание могло изменить их число, которое определялось предыдущими собраниями. Прирешении этого вопроса во внимание принималось как общее число присяжныхповеренных округа, так и объем труда, ложившегося на совет;
избрание председателя, товарищапредседателя и членов совета[81]. Это была главнейшая обязанностьсобрания. Выборы происходили закрытой подачей голосов; избранным считалсяполучивший наибольшее абсолютное большинство, а при равенстве голосов — старшийпо внесению в список присяжных поверенных[82];
слушание отчета о действиях советаза минувший судебный год[83]. Он прочитывался до производствавыборов в совет на следующий год. Объявлял, таким образом, совет подлежащимотчетности перед общим собранием, закон тем самым давал последнему правообсуждать действия совета. На этом основании совет представлял общему собраниюсвои предложения по общим вопросам внутренней жизни института присяжныхповеренных.
В этом порядке развивался институтпомощников, учреждались консультации, и вообще указания общего собранияпринимались советом во внимание, ложась в основу его дальнейшей деятельности. Этаже функция привела на практике и к созданию, кроме ежегодного общего собрания,упоминаемого законом, не упоминаемых им общих собраний, на которых непроисходили выборы в совет. Их необходимость обуславливалась недостаткомвремени для разрешения всех накопившихся вопросов в одном общем собрании, аиногда — и безотлагательность, представлявшихся вопросов.
Заседания общего собрания не былипубличными: на них присутствовали только присяжные поверенные округа, иногдатуда допускались их помощники, но без права голоса. Последнее принадлежалотолько явившимся в собрание: письменная подача голоса не явившимся не моглаиметь места[84]. Закон не возлагал на собраниеобязанности вести протокол или журнал заседания. Он требовал лишь изготовлениясписка членов совета, который должен был быть передан прокурору судебной палатыи публиковался для всеобщего сведения[85].
Совет присяжных поверенных, в своюочередь, совмещал обязанности административного и судебного характера. Онсостоял из избранных общим собранием председателя, товарища председателя ичленов, в количестве от пяти до пятнадцати. Его функции в высшей степени быливажны и обширны:
он был посредником между присяжнымповеренным и его доверителем и в этом качестве: назначал по очереди поверенныхкак для безвозмездного хождения по делам лиц, пользовавшихся на суде правомбедности, так и для ходатайства по делам лиц, обращавшихся в совет с просьбой оназначении им таковых; определял количество вознаграждения по таксе. В случаенесогласия по этому предмету между адвокатом и тяжущимся, когда не былозаключено между ними письменного условия[86]; рассматривал жалобы на действияприсяжных поверенных и наблюдал за точным исполнением ими законов,установленных правил и всех принимаемых ими на себя обязанностей сообразно спользой их доверителей[87];
он заведовал всеми деламикорпорации, подвергаясь отчетности перед общим собранием, и распределялпроцентный сбор между присяжными поверенными[88];
он являлся непосредственнымначальством присяжных поверенных, «принимая» или «увольняя»их[89]и определял дисциплинарные взыскания с них[90]. В этом качестве совет подлежал, занекоторыми исключениями, апелляционному контролю судебной палаты[91].
Свои определения совет постановлялпо большинству голосов, обыкновенно простому; в некоторых же случаяхтребовалось большинство двух третей; а участвовать в заседании совета должнобыло не менее половины его членов[92].
В городах постоянного пребыванияокружных судов, где имелось не менее десяти присяжных поверенных, по их просьбесудебная палата могла разрешить им образовать отделение совета, со всеми правамии обязанностями полного совета[93].
Надзор за деятельностью присяжныхповеренных был необходим для ограждения доверителей, как бы ни незначительнобыло число таких поверенных, состоящих при суде, а между тем, их числообусловливало открытие совета и его отделений. На те исключительные случаи,когда совет не был образован по недостатку присяжных поверенных, законпостановил правило, по которому, «где нет совета присяжных поверенных илиотделения оного, там права и обязанности его принадлежат местному окружномусуду»[94]. Такое право замены советапринадлежало суду в общем его собрании, а не какой-либо его части. Оно не моглобыть передаваемо комиссии, избранной окружным судом из числа присяжныхповеренных для облегчения сношений с ними, а должно было быть осуществляемосамим судом.
Окружной суд, как орган,наделенный правом надзора, получал дисциплинарную власть над присяжнымиповеренными и управление их общественными делами. Закон предписывал ему нетолько наблюдение за профессиональной деятельностью поверенных, но и за ихпоступками, которые могли повлиять на степень доверия к нему со стороныобщества.
За нарушение своих обязанностейприсяжные поверенные подлежали ответственности перед гражданским или уголовнымсудом, или же особой дисциплинарной ответственности. Задачейпервой являлось удовлетворение нарушенных поверенными имущественных интересових доверителей. Чтобы предъявить поверенному иск не требовалось особогоразрешения, а сам иск предъявлялся в то судебное место, где адвокат вел дело[95].Уголовная ответственность своим предметом имела преступные деяния присяжныхповеренных. Они подлежали уголовному суду на общем основании, без всякихизъятий в органах и порядке производства. Наконец, целью дисциплинарнойответственности было ограждение достоинства корпорации, применимо к действиям,составлявшим нарушение обязанностей присяжного поверенного.
Предостережение — это указание ошибки. Оно применялось при наиболее легкихнарушениях обязанностей поверенного, допущенных в первый раз.
Выговор — выше предостережения, но способ его исполнения неопределялся. Это открывало возможности для деления его на степени:
1) выговор поручалось исполнитьодному из членов совета, без оглашения имени наказанного даже между поверенными;
2) выговор давался в присутствииполного состава совета, с приглашением наказанного выслушать его.
Срочное запрещение практики — третья дисциплинарная мера, так же допускала «степенение».
Исключение из числаприсяжных поверенных — высшая издисциплинарных мер. Она вызывала лишение навсегда права быть поверенным иприменялась в крайних случаях, когда дисциплинарный поступок, не переходя вуголовно-наказуемое деяние, представлялся весьма тяжким, или же когдаиспробованные предварительно другие меры взыскания оказались недостаточными: присяжныйповеренный, два раза подвергшийся запрещению отправлять временно обязанностиповеренного в случае новой вины, которую совет признавал заслуживающей такогоже взыскания, исключался из этого звания[96].
"Предание уголовномусуду"[97] — в особенно важных случаях советимел право своей властью применять эту меру.
Возбуждение дисциплинарногопреследования против присяжныхповеренных принадлежало совету (окружному суду — в Забайкальской области), илипо заявлениям и жалобам частных лиц, даже если они не выдавали формальнойдоверенности, или по сообщениям судебного места, или по заявлениям товарищейобвиняемого, или, наконец, по собственному усмотрению совета.
Порядок дисциплинарногопроизводства по делам поверенных отличался от порядка, установленного длядисциплинарных дел должностных лиц судебного ведомства. Закон предписывалтребовать объяснений от обвиняемого, но так же дозволял решить дело и тогда,когда оно не было представлено в установленный срок[98].Обвиняемый должен был быть вызван в определенный срок[99],но ему не было дано права требовать гласного разбора дела, и неявка его безуважительных причин не останавливала производства. Право дисциплинарногоразбора принадлежало совету в составе не менее половины всего числа членов. Егорешения постановлялись по абсолютному большинству голосов, а при их равенствеперевес имело мнение, которое принял председатель. Но важнейшие дисциплинарныевзыскания, а именно запрещение практики, исключение со службы и предание судумогли быть определены советом только по большинству двух третей голосовприсутствовавших на заседании[100]. Все постановления совета оналожении дисциплинарных взысканий или освобождении от них сообщались прокурорутого судебного места, при котором состоял совет[101].Если совет заменялся окружным судом, то дисциплинарные дела о поверенныхслушались в общем его собрании, при участии прокуратуры.
Постановления, состоявшиеся вдисциплинарном порядке, подлежали пересмотру судебной палаты по протестампрокуратуры и жалобам осужденных. Прокуратуре принадлежало право протеста какна постановления об освобождении от дисциплинарной ответственности, так и напостановления о наложении каких бы то ни было взысканий[102].На принесение жалобы и протеста полагался двухнедельный срок[103].
Судебная палата при рассмотрениипротестов и жалоб на постановления совета соблюдала правила общегодисциплинарного порядка, то есть была обязана назначить день заседания общегособрания, известить о нем стороны и производить дело при участии прокуратуры. Определенияпалаты признавались окончательными и дальнейшему обжалованию не подлежали[104].
Таким образом, профессиональнаяадвокатура, организованная на основе Судебных Уставов, явилась новымучреждением, как по своему содержанию, так и по форме. Вместо большей частьюневежественных и недобросовестных ходатаев пришли юристы-профессионалы,объединенные в самоуправляющиеся организации. Были предусмотрены меры, чтобытяжущиеся и подсудимые, не имеющие средств для оплаты адвокатского гонорара, неоставались без защиты.
Адвокаты стали одновременноправозаступниками и поверенными своего клиента. Допустив адвоката всудопроизводство по уголовным и гражданским делам, законодатель тем самымподчеркнул значение юридической помощи для обеспечения прав личности исоблюдения принципа законности.
Глава III. Организацияи деятельность советской адвокатуры
 § 1. Статус советской адвокатуры
Февральская революция 1917 г. породилановую надежду на либеральную демократию, и присяжные поверенные пошли в Думу. Наэтом этапе в адвокатуру были также допущены женщины. Признавая важностьадвокатуры в либеральной демократии, подкомитет по законопроектам ВременногоПравительства взялся за написание нового закона об адвокатуре. Короткий периодсуществования Временного Правительства был перерывом в конфронтационныхотношениях между государством и адвокатурой России.
Влияние, которым пользовалисьадвокаты при Временном Правительстве, было недолгим. Более того, адвокатура неимела должного авторитета, необходимого для того, чтобы убедить население втом, что конституционная демократия выше рая трудящихся. Но новая эра непринесла с собой полной перестройки адвокатуры, при том, что и вовзаимоотношениях между адвокатами и государством ничего не изменилось.
Между дореволюционной адвокатуройи адвокатурой советского периода было много общего. Обе адвокатуры былиорганизованы на местном уровне, у них не было центрального аппарата и идейнойплатформы, благодаря которым они могли бы бросить вызов политике царизма илиСоветской власти более эффективно. И та, и другая адвокатуры должны былимириться с контролем Министерства Юстиции за своими действиями, с недостаточнымуважением со стороны судей, со снижением их роли в досудебной стадии. Обеадвокатуры, в конечном счете, зависели от государства в определении своих прави обязанностей. В обоих случаях государство также испытывало недовольство положениемадвокатуры в обществе.
В годы гражданской войныбольшевики рассматривали право, правовую систему, юристов в качестве временныхраздражителей и принуждали все организации работать под своей опекой. Адвокатуране была исключением. Она не вписывалась в представление большевиков оприоритетной защите классовых интересов по сравнению с интересами личности. Врезультате Коллегия адвокатов Российской Империи была распущена Декретом «Осуде» от 22 ноября 1917 г. Теперь любой человек мог выступать в качествеадвоката защиты (защитника) пока у него или у нее имелось правильное (революционное)сознание. Однако большинство людей, защищавших обвиняемых в то время,продолжало ощущать себя адвокатами, подготовленными до революции, их считалиправозащитниками. В это время большевики начали процесс обезличивания отношениймежду клиентом и адвокатом.
У большевиков не было ясногопредставления о том, как вести дела в адвокатуре, в особенности, по проблемамоплаты адвокатского труда. В основном это объяснялось тем, что адвокатурастояла на одном из последних мест в шкале приоритетов, поэтому чиновники наместах и верхушка правящей Коммунистической партии не были заинтересованы ввыработке некой определенной системы тарифов. Более того, выделение бюджетныхсредств на оплату адвокатов также не входило в их планы. Все это позволялотрадиционной системе экономических отношений между адвокатами и клиентамиоставаться в действии. Единственное, что делало государство — вводилоограничение на максимальный размер заработка адвокатов.
В первые месяцы после установлениявласти большевиков одни адвокаты практиковали, как обычно, на индивидуальнойоснове, другие перешли в частные предприятия. Они даже выступали против ЧК,первого большевистского агентства секретной полиции, участвовали в несколькихбойкотах вместе с другими юристами. Не без оснований большевики рассматривалиадвокатуру в качестве потенциальной группы политической оппозиции, особеннокогда адвокаты, с точки зрения большевиков, защищали клиентов в суде противинтересов государства рабочих и крестьян. Законы, принятые в 1920 г., исключилизащитников из процесса расследования, ликвидировали царские коллегии и судыприсяжных, в результате фаза расследования стала занимать центральное, решающееместо. Сразу после большевистской революции многие адвокаты были уничтожены,другие брошены в концлагеря, созданные для изоляции и привлечения к физическойработе представителей ранее правивших классов, оставшиеся были лишены правапрактиковать в судах, и превратились в канцелярских работников. Местныеисполкомы составляли списки подходящих защитников, получавших зарплату отгосударства.
Несмотря на свои первоначальныезаявления о грядущем исчезновении права, большевики позволили адвокатампомогать развитию экономики с элементами рынка в соответствии с ленинской НовойЭкономической Политикой. Частную юридическую практику терпели, начиная с 1922 г.и до конца двадцатых годов.
В советском праве не было четкогопонятия об этических принципах работы адвоката, особенно в том, что касалосьотношений между адвокатом и его клиентом, адвокатом и судьей и адвокатом ипрокурором или следователем. Отсутствие четкого представления по проблеме этикиявилось еще одним пережитком эры царизма.
В первой половине 30-х гг. адвокатыстрадали от правового нигилизма как за пределами адвокатуры, так и внутри нее. Отсутствиеуважения к закону, всеобщее презрение к юристам характерно для всего советскогопериода, но никогда оно не было столь велико, как в первые два десятилетиясоветской власти. К 1934 г. право стали считать постоянно действующим факторомлегитимности государства, в то же время разрабатывался закон об адвокатуре ипредполагалось, что адвокатура должна иметь, по крайней мере, внешние атрибутызаконной и ответственной организации.
В 1935 г. адвокатура пострадала отчистки, проходившей по всей стране с разной степенью интенсивности и влияния. Но,правда, в ноябре 1936 г., может быть, потому, что адвокатов признали неизбежнымзлом, был организован отдел правовой защиты в Комиссариате Юстиции СССР (хотя поначалуон не имел большого влияния). Сама структура адвокатуры, право ее рядовыхчленов избирать членов президиума и председателя — все это затрудняло контрольнад ней.
В 1939 г. «Закон обадвокатуре» заменил коллегии защитников коллегиями адвокатов. Согласноэтому закону адвокаты больше походили на производственные единицы, действующиепод руководством заведующего (единоличного управляющего), чем на юристов. Свободноорганизованные коллективы упразднялись, а всех адвокатов переводили вюридические консультации, которые должны были подчиняться президиуму коллегииадвокатов. Хотя, без сомнения, в основе модели консультации лежаладореволюционная консультация, более мощный механизм контроля был ужехарактерной чертой эпохи сталинизма. Заведующие были прямо подчиненыпрезидиуму, а не общим собраниям. Больше не разрешалась частная практика, заисключением особых обстоятельств в сельских районах, где практиковали врачи иучителя. Юрисконсульты больше не могли быть членами коллегии адвокатов. Болеетого, главным для адвоката было его политическое лицо. Начиная с этого времени,у адвокатов появились дополнительные побудительные мотивы к вступлению вКоммунистическую партию, даже если они и не отдавали ей своих идеологическихпредпочтений. Фактически адвокатура привлекла многих людей идеалами законностив противовес партийности.
Роль адвокатуры не только неповышалась, но и продолжала сохранять подчиненное положение в советскойправовой системе. Кроме того, адвокаты страдали от сокращения сферы ихдеятельности, так как разрешение споров по гражданским экономическим делам былоперенесено из судов, как это было при НЭПе, в государственные органы. Лишьнемногие адвокаты допускались к политическим делам. Президиум коллегииадвокатов в ходе консультации с КГБ отбирал тех адвокатов, кто мог иметьспециальные свидетельства-«допуски». Пытаясь добиться расположениявлиятельных лиц, некоторые адвокаты требовали еще более строгого наказания длясвоих клиентов, нежели прокуроры, хотя такие адвокаты являлись скорееисключением, чем правилом. Несмотря на приниженное положение адвокатуры, вцелом члены коллегии по-прежнему сохраняли верность своей профессии. Даже приотсутствии единой общегосударственной ассоциации адвокатура во многом сохраниласвою корпоративную целостность, имела ограниченную автономию особенно ввопросах дисциплины и платежей.
К концу сталинского периодаадвокаты стали получать более или менее системное образование. В 1935 г. былисозданы юридические институты. Однако адвокаты продолжали получать образованиеотдельно от других работников юстиции. К 1950 г. все адвокаты должны были, какминимум, закончить курс, эквивалентный степени бакалавра права, далее ониобъединялись с другими будущими юристами в школах права.
Н.С. Хрущев, который пришел насмену Сталину, стремился усилить роль права и профессиональных юристов встроительстве социализма. Адвокатам защиты предоставлялось гораздо большевозможностей участвовать на более ранних стадиях уголовного разбирательства делнекоторых категорий клиентов в результате внесения изменений в Основыуголовно-процессуального законодательства СССР и в отдельныеуголовно-процессуальные кодексы союзных республик. Предоставлялось больше правзащите, защитнику разрешалось представлять несовершеннолетних, инвалидов,людей, не говоривших на языке, который использовался в суде, с началапредварительного расследования.
В 50-е гг. значение роли адвокатовв уголовном и гражданском судопроизводстве уже не подвергалось никакомусомнению. Их «терпели» даже в кассационном суде, хотя большинствоходатайств и их кассационные жалобы на этом уровне не удовлетворялись судом. Типичноеобъяснение роли адвоката защиты в суде было следующим: «Защитник, как ипрокурор, разъясняет в ходе судебного разбирательства общественно-политическоезначение дела, подвергает анализу и оценке полученные доказательства в суде,дает юридическую оценку установленным фактам, характеризует личностьобвиняемого и высказывает свое понимание меры преступления или призывает коправданию обвиняемого. То же самое и в гражданском деле»[105].Советский адвокат защиты не был законным представителем обвиняемого, по сути, вкачестве независимой стороны, определяющей линию своего поведения. К 50-м гг. многиеадвокаты были членами КПСС. В личном плане членство в партии обеспечивалокарьеру в адвокатуре, но часто не адекватно выражало действительныеидеологические предпочтения.
Процесс, начавшийся при Хрущеве,носил эволюционный характер, но не всегда развивался однозначно при Брежневе. Вобласти применения права хозяйственного права обязанности адвокатов былирасширены, и произошло это по инициативе государства, хотя большинствогражданских дел продолжали рассматриваться без участия адвокатов.
В 70-е гг. проходили и другие эксперименты,когда адвокаты давали консультации в домах культуры, горсоветах, товарищескихсудах. Они даже давали срочные консультации по телефону. Ожидалось, чтоадвокаты будут работать на общественных началах для клиентов, которым былвынесен приговор с отсрочкой исполнения или они были освобождены условно.
В конце 70-х — начале 80-х гг. шладальнейшая разработка вопросов правового обоснования адвокатуры как института. Вбрежневской конституции 1977 г. содержалась статья о коллегии адвокатов (ст.161),в которой адвокатура официально признавалась конституционным органом. С другойстороны, в этом качестве она становилась в большей степени государственнымделом, нежели осталась полуавтономной профессией. В «Законе об адвокатуре»1979 г. четко определялись новые права и обязанности адвокатов. Данный документв одно и то же время предоставлял адвокатуре большую легитимность и подчеркивалее независимость от Министерства Юстиции. Коллегии адвокатов рассматривалиськак «общественные организации», но они могли быть образованы только содобрения местных государственных органов и республиканского министерстваюстиции. Десятилетиями правительственные чиновники держали численностьадвокатов на низком уровне, продолжали контролировать адвокатов путем учета ихдел, следя за их поведением в зале суда. Кроме того, адвокаты еще были обязанывыступать с публичными лекциями о социалистической законности, так как в ихобязанности входило распространение правовых знаний. Такой порядок раздражалнекоторых адвокатов, хотя в то же время другие предпочитали работать пристрогом государственном регулировании и не хотели иметь дополнительнойответственности, возникающей из автономии профессии.
Считалось, что адвокаты наиболееавтономны в юридической профессии, их близость к государству меньше, чем упредставителей других юридических профессий. Например, эффективность работыадвоката в суде была ограничена в определенной степени заинтересованностьюгосударства в обеспечении высокого уровня осуждения, затрудненным доступом кклиентам и к материалам дела до процесса и иногда во время процесса. Самиадвокаты, их внимание к соблюдению процессуальных норм рассматривались какпомехи для проведения расследования и причины запутывания уголовного дела. Следователии прокуроры обычно побеждали в этой игре, особенно на стадии досудебногоразбирательства. Адвокаты выступали в суде по 70% уголовных дел, ноприсутствовали лишь на одной трети предварительных расследований.
§ 2. Создание и деятельность советской адвокатуры послесоциалистической революции 1917 г.
Февральская революция 1917 г. породиланадежду на демократизацию, как российского общества, так и адвокатуры.
Подкомитет по законопроектамВременного правительства готовил новый закон об адвокатуре России. Прогрессивнымявлением деятельности Временного правительства было разрешение женщинамзаниматься адвокатской практикой.
Трудно сказать, как фактическипреобразовало бы Временное правительство адвокатуру в России, но период егодеятельности был весьма коротким, и Великая Октябрьская социалистическаяреволюция 1917 г., и последовавшая за ней диктатура пролетариата привели куничтожению русской, так называемой «буржуазной» адвокатуры и лишениюее лучших традиций.
Многие адвокаты были уничтоженыфизически как представители враждебного пролетариату класса. Другие оказались вконцлагерях. А оставшиеся на свободе были лишены права выступать в судах.
Декретом о суде № 1 от 24 ноября1917 г. социалистическая революция упразднила все судебные учрежденияроссийского буржуазного государства, наряду с ними — присяжную и частнуюадвокатуру. Этим же Декретом были созданы советские суды. В качестве защитникови обвинителей допускались все непорочные лица обоего пола, пользующиесягражданскими правами. Вопрос о судебной защите решался именно таким образом,хотя специальной организации защиты создано не было.
Естественно, бывшие присяжныеповеренные с тревогой встретили «Декрет № 1»[106],требуя созыва Учредительного Собрания, освобождения арестованных членовВременного правительства и др.
19 декабря 1917 г. была изданаинструкция «О революционном трибунале, его составе, делах, подлежащих еговедению, налагаемых им наказаниях и о порядке ведения его заседаний». Всоответствии с этой инструкцией народным комиссариатом юстиции приреволюционных трибуналах образовывались коллегии правозащитников, которыедействовали наряду с общегражданскими обвинителями и защитниками.
Коллегии правозащитниковсоздавались путем свободной записи всех лиц, желающих оказать помощьреволюционному правосудию, но нужна была рекомендация Советов рабочих,солдатских и крестьянских депутатов. Согласно Инструкции от 19 декабря 1917 г.,обвиняемый мог воспользоваться также защитником из числа лиц, присутствующих взале суда.
Поскольку члены коллегииправозащитников выступали лишь по наиболее сложным уголовным делам, подсуднымтрибуналам, то ее вряд ли можно было считать адвокатурой. Всю иную юридическуюпомощь гражданам оказывали бывшие присяжные поверенные, присяжные юрисконсультыи другие лица, нелегально занимавшиеся адвокатской практикой.
Согласно этой инструкции приреволюционных трибуналах создавались коллегии правозаступников, аправозаступничество осуществлялось в форме общественного обвинения иобщественной защиты. Инструкция предусматривала, что судебное следствие вреволюционных трибуналах должно происходить с участием обвинения и защиты. Вкачестве защитника обвиняемый мог пригласить любое лицо (не обязательно изколлегии правозаступников), пользующееся политическими правами. И только в томслучае, если обвиняемый не мог сам пригласить себе защитника и просил об этомтрибунал, тот должен был предоставить ему такового из коллегии правозаступников.
Кроме того, согласно Инструкции всудебном заседании революционного трибунала могли выступить из числаприсутствующих в зале один обвинитель и один защитник.
На практике обвиняемые редкообращались к помощи защитников из коллегий правозаступников, прибегая к помощибывших адвокатов, ибо коллегии правозаступников по существу являлись коллегиямиобвинителей.
Шло время. Дела разбирались путано.И пролетарскому государству потребовалась новая форма организации защиты. Этобыло осуществлено Декретом о суде № 2 от 7 марта 1918 г. [107]он гласил: «При Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатовучреждается коллегия лиц, посвятивших себя правозаступничеству, как в формеобщественного обвинения, так и в форме общественной защиты. В эти коллегиипоступают лица, выбранные Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.Только эти лица имеют право выступать в суде за плату».
Правозаступничествоустанавливалось также в формах общественного обвинения и общественной защиты. Воснову Декрета были положены поправки В.И. Ленина, касающиеся трех основныхвопросов организации защиты:
при каком органе должны состоятьзащитники;
какой должна быть организациязащиты и
кем комплектуются органы советскойзащиты.
В Декрете указывалось, чтоправозаступничество является общественной функцией.
На основании Декрета о суде № 2Советы депутатов трудящихся издавали «Положения о коллегииправозаступников». Плата за осуществление защиты определялась свободнымсоглашением с клиентом.
В состав правозаступников вошломного дореволюционных адвокатов, часть из которых была настроенаконтрреволюционно. Это приводило к «злоупотреблениям».
Декретом предусматривалось, чточлены коллегий правозаступников избирались и отзывались советами, при которыхсостояли коллегии. Каждый обвиняемый имел право сам пригласить себе защитникаили просить суд о назначении ему правозаступника. Сохранялся порядок, согласнокоторому в судебных прениях могли выступить по одному обвинителю и защитнику изчисла присутствовавших в зале судебного заседания.
Организация коллегийправозаступников на местах шла с большим трудом, так как представителиуничтоженной адвокатуры всячески саботировали создание новых коллегий.
Кое-где бывшие присяжныеповеренные пытались создать, в противовес новым коллегиям, свои адвокатскиеобъединения, но новая власть на местах жестоко расправлялась с ними.
Адвокатура оказалась разрушенной,а «адвокаты — народные представители» не были готовы осуществлять всуде функции защиты и представительства. Уровень правовой культуры в судахрезко упал, а защитники и представители попали в зависимость от местных властей.
Эта зависимость стала еще большейпосле принятия Декрета ВЦИК от 30 ноября 1918 г. [108],утвердившего Положение «О народном суде РСФСР». Этим положениембезоговорочно признавалось сохранение коллегий правозаступников, которые сталиименоваться «коллегиями защитников, обвинителей и представителей сторон вгражданском процессе».
Члены коллегии защитниковфактически признавались должностными лицами и получали содержание в размереоклада, устанавливаемого для народных судей по смете Народного КомиссариатаЮстиции[109].
Положение четко устанавливало,кто, кроме членов коллегии защитников, может быть защитником и представителемсторон в суде.
Согласно ст.47 ими могли быть: близкиеродственники тяжущихся, как-то: родители, дети, супруги, братья и сестры,юрисконсульты советских учреждений по уполномочию их руководящих органов.
Обязательным участие защитника вуголовном процессе было тогда, когда дело по обвинению его рассматривалнародный суд с участием шести народных заседателей, т.е. по делам об убийстве,разбое, изнасиловании, спекуляции, и в том случае, если по делу выступалобвинитель.
Контроль за деятельностью коллегийзащитников возлагался на губернские отделы юстиции. Они должны былипериодически проводить совещания членов коллегий, следственных комиссий инародных судей для единого направления их деятельности. Фактически же этоозначало полную зависимость адвокатуры от государственных органов в лицегубернских отделов юстиции.
В июле 1920 г. на IIIВсероссийском съезде деятелей советской юстиции было высказано мнение о том,что коллегии обвинителей, защитников и представителей сторон себя не оправдали.Они злоупотребляли доверием, получали высокие гонорары и т.п. была дана командана уничтожение коллегий еще до внесения изменений в законодательство.
Коллегии правозаступниковокончательно были упразднены Положением о народном суде РСФСР 1920 г. [110].
§ 3. «Положение об адвокатуре» 1922 г. идальнейшее развитие работы коллегий
26 мая 1922 г. III сессияВсероссийского Исполнительного комитета IX созыва утвердила своимпостановлением «Положение об адвокатуре».
5 июля 1922 г. НКЮ издал «Положениео коллегиях защитников»[111] (см. Приложение 17) создавалиськоллегии защитников по гражданским и уголовным делам при губернских отделахюстиции. Общее собрание защитников избирало президиум. Он осуществлялруководство деятельностью коллегии, на президиум возлагалась обязанность приемав коллегию и отчисления из нее, наложение дисциплинарных взысканий, решениефинансовых и административных вопросов, связанных с функционированиемдеятельности коллегии.
Деятельность коллегий защитниковдолжна была обеспечивать организацию всесторонней юридической помощи населениюпутем дачи советов и консультаций, ведением дел в судах и иных организациях,широкую пропаганду советского права. Гарантией выполнения задач, поставленныхперед советской адвокатурой того времени, могло служить лишь «партийноеруководство коллегиями защитников».
Для этого требовалось, чтобынаиболее подготовленные члены РКП (б) активно участвовали в работе коллегий,направляя их, и на деле отстаивая политическую линию партии. Партийныеорганизации в то время взяли под свое руководство деятельность коллегий, пославтуда для работы коммунистов. В коллегиях стали создаваться большевистскиефракции. Они постепенно взяли под контроль всю деятельность адвокатуры. Этобыло требование времени.
ЦК РКП (б), издав 2 ноября 1922 г.циркуляр «О вступлении коммунистов в коллегии защитников»[112],указал, что коммунисты в коллегиях должны образовывать фракции, подотчетныегубернским комитетам партии.
Коммунистам в коллегияхзапрещалось принимать дела по защите «буржуазных элементов» в ихспорах против рабочих, государственных предприятий и учреждений. Нельзя былотакже защищать в судах «явных контрреволюционеров, расхитителей имуществаи взяточников».
Адвокаты-коммунисты также обязаныбыли расширять бесплатную юридическую помощь населению, в первую очередь — рабочим и крестьянам. Активное участие коммунистов в работе коллегий адвокатовпозволило в короткие сроки покончить с традициями старой адвокатуры, т.е. практическиуничтожить подпольную адвокатуру.
«Положение о судоустройствеРСФСР», принятое IV сессией ВЦИК IX созыва 11 ноября 1922 г., также подчеркивало, что коллегиизащитников действуют именно в целях обеспечения трудящихся юридической помощью.
Этим же Положениемустанавливалось, что коллегии защитников состоят при губернских судах идействуют под их наблюдением.
23. апреля 1924 г. НКЮ принялциркуляр № 61, в котором предлагал губсудам усилить кадры адвокатурыпривлечением в коллегии защитников работников партийных и профессиональныхорганизаций, имеющих достаточную подготовку, а также предлагалось усилитьконтроль губсудов за деятельностью коллегий защитников[113].
В этом циркуляре ставился и вопросо равномерном распределении адвокатов по территории губернии в целях лучшегообслуживания трудящихся юридической помощью.
Наркомюст подчеркивал, чтодеятельность коллегий защитников должна осуществляться не только «поднеусыпным контролем и наблюдением губсудов», но и под контролем губернских(областных) исполнительных комитетов.
В первый период НЭПа деятельностьсоветской адвокатуры протекала в двух формах. Одной из форм была частнаяпрактика адвокатов, другой — работа в юридической консультации.
Несмотря на то, что в годы НЭПамногие российские присяжные поверенные и их помощники вернулись к своейпрофессии, советская адвокатура была значительно малочисленнее дореволюционной.
В этот же период в российскойадвокатуре наметилась тенденция к усилению независимости и самостоятельностиколлегий защитников. Государство всерьез забеспокоилось.
В 1926 г. вопросы адвокатурывстали перед законодателем. Ст.11 «Положения о судоустройстве РСФСР» четкоуказывала, что коллегии защитников «действуют под непосредственнымнадзором и руководством областных, губернских и окружных судов». В главе XII Положения,полностью посвященной коллегиям защитников, были изложены принципы организациии деятельности коллегий защитников. Одним из новых принципов организацииадвокатуры был принцип запрета ограничения численности коллегии,провозглашенный в ст.80 Положения.
Краевому (губернскому) исполнительномукомитету представлялось право отзывать из коллегии защитников по своемуусмотрению отдельных адвокатов. Особое внимание в Положении было уделеновопросу оказания населению правовой помощи бесплатно. Ст.84 Положенияпредусматривала исключение адвоката из коллегии за невыполнение им обязанностейпо оказанию бесплатной юридической помощи.
С 1928 г. по инициативе коллегииНаркомюста была начата борьба с частнопрактикующими адвокатами, которые якобы«способствовали засорению адвокатуры». Акцент делался исключительнона коллективную консультационную форму деятельности. А 12 сентября 1928 г. коллегияНКЮ приняла специальное постановление «О реорганизации коллегии защитников»,в котором предлагало окружным судам организовать адвокатские коллективы.
Этим постановлением признаваласьнеобходимость проверить состав адвокатуры путем изучения каждого адвоката вотдельности с привлечением к проверке общественных организаций. Обращалосьособое внимание на необходимость широкого привлечения в адвокатуру лиц,окончивших юридические факультеты вузов.
27 февраля 1932 г. Наркомюстомбыло утверждено новое «Положение о коллективах членов коллегии защитников».Оно учитывало как положительный, так и отрицательный опыт организации и деятельностиадвокатских коллективов в первые годы их существования.
Данное Положение предусматривалоорганизацию коллективов защитников «в районных и межрайонных масштабах»и охватывало адвокатов, работавших в районных центрах и в сельских местностях. Действоваликоллективы защитников под непосредственным руководством соответствующихпрезидиумов областных (краевых) коллегий защитников. А общий политическийнадзор за деятельностью коллегии возлагался на областные (краевые) суды.
Четко был определен круг деятельностиколлективов защитников, которые должны были оказывать юридическую помощьнаселению, обслуживать государственные учреждения и предприятия, кооперативныеи общественные организации, вести пропаганду советского права и подготовкупрактикантов, выдвинутых общественными организациями для дальнейшей работы вколлективах.
Согласно Положению прием вколлектив защитников производился добровольно, в каждом отдельном случае позаявлению вступающего в коллектив. Отказ в приеме мог быть обжалован впрезидиум коллегии защитников, постановление которого являлось обязательным.
Членам коллегии защитниковзапрещалась всякого рода юридическая работа, за исключением педагогической,литературной и научной деятельности, а также работы юрисконсульта предприятий иучреждений общественного сектора — по совместительству.
Высшими органами управленияколлектива являлись: общее собрание членов коллектива, бюро коллектива,ревизионная комиссия.
Для оказания юридической помощинаселению создавались юридические консультации. Особое внимание в Положенииобращалось на максимальное размещение юридических консультаций в рабочихрайонах и сельских местностях. Открытие новых консультаций производилось сразрешения президиума коллегии. Размер вознаграждения за оказываемуююридическую помощь определялся таксой. Она вырабатывалась президиумом коллегиии утверждалась соответствующим судом.
Размер вознаграждения, взимаемогос так называемых «нетрудовых элементов», таксой не регулировался, иопределялся в каждом конкретном случае соглашением коллектива с обращающимся вколлегию за помощью. Бюро коллектива могло освободить трудящегося от платы илиснизить ему сумму, устанавливаемую таксой.
Все члены коллектива должны былииметь нагрузку по общественно-правовой работе, неисполнение которой влекло засобой дисциплинарную ответственность.
Сумма гонораров в коллективахраспределялась следующим образом:
а) от 3% до 5% всей суммыотчислялось в запасной фонд коллектива;
б) необходимые суммы отчислялисьна покрытие административно-хозяйственных расходов и культурно просветительныхнужд;
в) от 2 до 5% всей суммыотчислялось на содержание президиума коллегии;
г) кроме того, по постановлениюпрезидиума могли создаваться в президиумах и другие фонды (премиальные и др.).
§ 5. «Положение об адвокатуре СССР» 1939г.
Конституция СССР 1936 г. установила«право трудящихся на объединение в общественные организации». Всоответствии с ним и происходило объединение адвокатов в коллегии.
Формально самоуправляющиесяколлегии защитников со времени их образования были под надзором областных судов.А с начала 30-х гг. перешли под контроль Наркомюста.
Социальные изменения, произошедшиев годы Советской власти, дальнейшие политические события требовали иорганизованного изменения адвокатуры.
Так, 16 августа 1939 г. постановлениемСНК СССР было утверждено новое «Положение об адвокатуре СССР», предусмотревшеесоздание юридических консультаций. Оно разрешало практически все вопросыорганизации и деятельности адвокатуры на том этапе. Этим Положениемустанавливалось, что коллегии адвокатов образовывались в краях, областях,автономных республиках, не имеющих областного деления.
Общее государственное руководствоадвокатурой возлагалось на НКЮ СССР, союзных и автономных республик,определялись конкретные задачи по оказанию юридической помощи населению,учреждениям, организациям и предприятиям:
а) дача юридических консультаций (советов,справок, разъяснений и т.п.);
б) составление заявлений, жалоб идругих документов по просьбе граждан, учреждений, организаций и предприятий;
в) участие адвокатов в судебныхпроцессах в качестве защитников обвиняемых, представителей ответчиков, истцов идругих заинтересованных лиц.
Положением был закреплен новыйпринцип, в соответствии с которым в адвокатуру могли вступать лишь лица, имеющиеюридическое образование или не менее 3-х летний стаж работы в качестве судьи,прокурора, следователя и юрисконсульта. Ст.14 Положения закрепляла важнейшийдемократический принцип: «все вопросы, связанные с организацией идеятельностью коллегии адвокатов, разрешаются общим собранием членов коллегииадвокатов и президиумом коллегии адвокатов». «Положением» былоустановлено, что коллегии адвокатов пользуются правами юридического лица.
Общее собрание коллегии адвокатовдолжно было созываться не реже двух раз в год. Президиум коллегии адвокатов иревизионная комиссия избирались тайным голосованием сроком на два года. Президиумколлегии осуществлял руководство всей практической деятельностью коллегии,избирал из своего состава председателя, его заместителя и секретаря президиума.
В районных центрах и городахобласти, края, республики создавались юридические консультации. Руководителямиих были заведующие, назначаемые президиумом коллегии. Заведующие юридическимиконсультациями, в которых работало не менее 15 адвокатов, освобождались отведения судебных дел. Их труд оплачивался президиумом коллегии адвокатов.
В юрконсультациях, где работаломенее 15 адвокатов, заведующие не освобождались от ведения дел, но за работу вкачестве заведующего они получали дополнительное вознаграждение в размере,устанавливаемом президиумом коллегии.
Оплата юридической помощи,оказываемой адвокатами, производилась на основании инструкции, издаваемойНаркомюстом СССР.
За недобросовестное исполнениеадвокатами своих обязанностей, нарушение таксы оплаты и другие проступкипрезидиум коллегии мог наложить на них одно из следующих взысканий:
1) замечание,
2) выговор,
3) строгий выговор,
4) отстранение от работы адвокатана срок до шести месяцев,
5) исключение из состава коллегииадвокатов.
На основании изучения «Положенияоб адвокатуре СССР» 1939 г. и других материалов, можно сделать вывод, чтоосновной задачей адвоката была не помощь конкретному человеку, а оказаниесодействия социалистическому правосудию.
«Положение об адвокатуре СССР»1939 г. также предусматривало организацию областных, краевых и республиканскихколлегий адвокатов.
Впоследствии возникланеобходимость организации в городах Москве и Ленинграде городских коллегийадвокатов, хотя это и не было предусмотрено «Положением».
Последующее законодательство обадвокатуре союзных республик (в том числе «Положение об адвокатуре РСФСР»1962 г) не только сохранило, но и значительно развило территориальный принципорганизации адвокатуры.
Дальнейшее развитие этого принципанашло свое выражение в новых формах организации адвокатских объединений.
Несмотря на то, что коллегиизащитников формально являлись самоуправляющимися и независимыми, практическимиони полностью находились под влиянием государственных и партийных органов,которые постоянно вмешивались в их деятельность.
В сталинское время, при господстветайного, закрытого и письменного процесса адвокатуре приходилось работать оченьтрудно. Уголовный процесс был превращен в обязанность соответствующих органовлюбым путем изобличить преступника и жестоко наказать.
После войны многие адвокатывернулись в свои коллегии и продолжали в них свою работу. В период мирногостроительства адвокатура проделала большую работу по защите прав граждан иорганизаций.
После XX съезда КПСС, взявшегокурс на укрепление социалистической законности, в стране возросла и рольадвокатуры.§ 6. Деятельность адвокатов в период развитиясоциализма. «Положение об адвокатуре РСФСР» 1962 г.
В постсталинское время в советскойадвокатуре господствовала очень строгая, навязанная государством нравственность.Она обеспечивалась руководством органов Минюста, от которого зависела иадвокатура. Разделение адвокатов на две категории было в то время немыслимым. Ведьв то время в нашей стране не было места частному интересу. Поэтому советскаяадвокатура вынужденно носила публичный характер, по своей сути являясьгосударственной службой, с почти полной регламентацией деятельности адвокатов,с утверждением членства в коллегии в компетентных органах, с четко установленнойверхней границей заработка (по сути, оклада) и с ограниченной численностьюадвокатов. Поэтому советская адвокатура была в подчинении государства, органовюстиции. Все декларации законодательства о ее самостоятельности, независимостии т.д. «корректировались» инструктивными материалами Минюста иполитикой коммунистической партии.
Кроме того, адвокатура сталаместом работы «бывших» — скомпрометировавших себя прокуроров, судей,следователе с оставленными ими партийными билетами. Поэтому, несмотря на свойпубличный характер, адвокатура СССР не пользовалась особым авторитетом. Основнымипричинами этого были такие принципы ее организации, как подобие государственнойслужбы, отсутствие независимости, партийность, требование служения обществу,государству, правосудию и др.
В декабре 1958 г. Верховный СоветСССР принял ряд новых законов, в их числе «Основы уголовногозаконодательства»[114], «Основы уголовногосудопроизводства»[115], «Основы судоустройства» идр. Законом о судопроизводстве значительно расширились права адвокатов. В ст.22Закона записано, что «защитник допускается к участию в деле с моментаобъявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявленияобвиняемому для ознакомления всего производства по делу. По делам опреступлениях несовершеннолетних, а также лиц, которые в силу физических ипсихических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту,защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения».
С принятием этих Основ адвокатурастала совершенствовать свою организацию и деятельность. В октябре 1960 г. былиприняты новые Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Адвокаты еще не былиготовы к работе на стадии предварительного расследования по уголовным делам, ив коллегиях были приняты меры по изучению этих законов и их использованию вадвокатской практике.
В 1962 г. Верховный Совет РСФСРпринял «Положение об адвокатуре РСФСР»[116].
От предыдущего «Положения1939г.» оно отличалось тем, что в нем по-иному решался вопрос оподконтрольности коллегии адвокатов, значительно расширялись права адвокатов. Вто же время повысилась и требовательность к ним, иначе определялся круг задач,стоящих перед коллегией.
Руководство и контроль задеятельностью коллегии стали осуществлять советы министров АССР, исполкомыкраевых, областных, а в Москве и Ленинграде — городские советы. Общееруководство и контроль осуществлялся Министерством юстиции РСФСР.
Такое двойное подчинениеобъяснялось по тому времени необходимостью контроля за работой адвокатовшироких масс общественности. На местные советы ложилась ответственность заработу коллегий адвокатов.
Много нового стало и в объемеадвокатской работы. Так, наряду с оказанием юридической помощи населению, наколлегии адвокатов возлагались обязанности «по изучению и обобщению причинпреступных проявлений и иных нарушений законности». Адвокаты могли вноситьсоответствующие предложения в органы власти и управления.
В соответствии со ст.26 Положенияадвокату было предоставлено право запрашивать справки, характеристики и другиедокументы из государственных и общественных организаций. Это, несомненно,явилось прогрессивной формой работы.
К адвокатам предъявлялисьтребования «быть образцом, точного и неуклонного соблюдения советскихзаконов, моральной чистоты и безукоризненного поведения»[117].По тем временам это положение воспринималось адвокатами с пониманием.
Ст.33 Положения обязывала адвоката«хранить профессиональную тайну», а в ст.34 указывалось, что он немог отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого.
Несомненно, что «Положение обадвокатуре» 1962 г. сыграло положительную роль на том отрезке жизни нашегогосударства, но адвокатура продолжала находится в большой зависимости отпартийных и государственных структур, которые, по существу, контролировали,опекали ее работу.
В соответствии с Конституцией СССРВерховный Совет принял новый «Закон об адвокатуре в СССР» 30 ноября1979 г[118].
До принятия этого закона всяорганизация и деятельность адвокатуры регламентировались положениями обадвокатуре, утверждаемыми Верховными Советами союзных республик.
Они по-разному регулировали рядвопросов деятельности адвокатуры. Закон об адвокатуре в СССР в целях созданияединообразия и закрепления принципов организации и деятельности адвокатурыпредусмотрел проведение выборов президиума коллегии и ревизионной комиссиитайным голосованием сроком на три года.
Одновременно была предусмотренавозможность образования коллегий адвокатов не только по территориальномупринципу, но и по другим основаниям.
Относительно задач адвокатуры вЗаконе указывалось, что она содействует охране прав и законных интересовграждан и организаций, осуществлению правосудия, соблюдению и укреплениюсоциалистической законности, воспитанию граждан в духе точного и неуклонногоисполнения советских законов, бережного отношения к народному добру, соблюдениюдисциплины труда, уважения к правам, чести и достоинству других лиц, к правиламсоциалистического общежития.
В целях укрепления кадровадвокатуры и повышения качества их работы были предусмотрены более серьезныетребования к лицам, принимаемым в члены коллегии адвокатов.
Ст.5 Закона предусматривала, чтоадвокатами могли стать лишь лица, окончившие высшие юридические учебныезаведения.
При этом лица, не имеющие стажаработы по специальности юриста или имеющие такой стаж менее двух лет, моглибыть приняты в коллегию после прохождения стажировки сроком от шести месяцев доодного года, а имеющие стаж работы по специальности юриста не менее двух лет,могли быть приняты в члены коллегии при условии прохождения испытательногосрока, продолжительность которого составляла до трех месяцев. Это даваловозможность президиумам коллегий адвокатов улучшить подбор кадров.
В Законе более четко был прописани расширен перечень прав и обязанностей адвокатов при оказании ими юридическойпомощи гражданам и организациям.
В частности, адвокат могпредставлять права и законные интересы любых лиц, обратившихся за юридическойпомощью, причем во всех государственных и общественных организациях, вкомпетенцию которых входило разрешение соответствующих вопросов.
Закон об адвокатуре в СССРрасширил виды юридической помощи, оказываемой адвокатами.
Предусматривалось такжепредставительство адвокатов в суде, арбитраже и других государственных органахпо делам об административных правонарушениях, выдача письменных справок позаконодательству и др.§ 7. Организация и деятельность адвокатур по «Положениюоб адвокатуре РСФСР» 1980 г.
20 ноября 1980 г. был принят ЗаконРСФСР «Об утверждении Положения об адвокатуре РСФСР»[119].С момента принятия этого Закона утратило силу «Положение об адвокатуреРСФСР» от 25 июля 1962 г.
Новое «Положение обадвокатуре РСФСР» практически было построено на базе Закона «Обадвокатуре в СССР» 1979 г и восприняло от него самые положительные ипроверенные жизнью положения.
Фактически это единственный Закон,который определял в советской России организацию и порядок деятельностиадвокатуры.
Положение предусматривало, чтоосновной организационной структурой адвокатуры являются республиканские (вавтономных республиках), краевые, областные и городские коллегии адвокатов.
Часть 4 ст.3 Положения позволяла,с согласия Министерства юстиции СССР, «когда это необходимо для оказанияюридической помощи гражданам и организациям» образовывать межтерриториальныеи другие коллегии адвокатов.
В ст.15 Положения закреплен важныйпринцип, согласно которому адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеляоб обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением имобязанностей защитника или представителя.
Несмотря на то, что юридическиеконсультации не являлись согласно Положению юридическими лицами, на заведующихюрконсультациями возлагались значительные права и обязанности[120].
В «Положении об адвокатуреРСФСР» был полностью сохранен действовавший ранее принцип материальнойнезависимости адвокатуры от государственных или общественных организаций. Какуказано в ст.29 Положения, средства коллегии адвокатов образуются из сумм, отчисляемыхюридическими консультациями от оплаты за оказание юридической помощи. При этомштаты, должностные оклады, фонды заработной платы и сметыадминистративно-хозяйственных расходов коллегии адвокатов не подлежалирегистрации в финансовых органах. Труд адвокатов оплачивался из средств,поступивших в юридическую консультацию от граждан и организаций за оказанную имюридическую помощь. Положение содержало перечень видов юридической помощи,оказываемой адвокатами. В отличие от ранее существовавшего порядка в Положенииуказывались конкретные случаи, когда гражданам юридическая помощь оказываласьбесплатно.
В 80-х гг. деятельность адвокатурыприобрела значительный авторитет. Средства массовой информации резко изменилисвое мнение о ней. Называли ее организацией, контролирующей состояниезаконности с позиций интереса конкретного человека.
Этому способствовали самыеразличные обстоятельства: изменилась социально-политическая ситуация вобществе, поднялся уровень законодательного регулирования общественных отношений.Характер прав и обязанностей адвоката, его личные и профессиональные качествазначительно выросли. В то время был поставлен вопрос о создании в СССРсобственной адвокатской организации, которая могла бы объединить всех адвокатовСоюза, организовать для них методическую помощь, обобщить и распространитьпередовой опыт адвокатов, отстаивать интересы адвокатуры на всех уровнях. И в1989 г. такой орган был создан. Это Союз адвокатов СССР.
Изменило свое отношение кадвокатуре и Министерство юстиции СССР. Согласно ст.16 «Закона обадвокатуре в СССР» общее руководство коллегиями адвокатов осуществлялиСоветы народных депутатов как непосредственно, так и через министерстваюстиции, отделы юстиции исполнительных комитетов краевых, областных, городскихСоветов народных депутатов. Поскольку на волне демократических преобразованийпоявилось много критических замечаний о роли Министерств юстиции республик, ихотделов адвокатуры, Минюст СССР начал строить свои отношения с адвокатурой наоснове взаимодействия, а не контроля, как было раньше.
Итак, в советский периодадвокатская деятельность была довольна строго очерчена законами об адвокатуре иразличными положениями и инструкциями. Совершенно естественно (точнее, видимо,противоестественно), что административно-командная система общества не быланикак заинтересована в создании сплоченных формирований юристов-профессионалов,ориентированных в своих действиях на защиту интересов граждан.
Глава IV. Адвокатскаядеятельности и адвокатура в Российской Федерации
 § 1. Статус современной адвокатуры
Изменение государственного строя встране в 90-х гг. XX в. кардинально повлияло на деятельность адвокатуры вРоссии. Несмотря на это, правовые отношения в данной сфере в течение многих летрегулировались принятым еще в 1980 г. Положением об адвокатуре РСФСР, которое,естественно, давно устарело и не отвечало ни демократическим преобразованиям,происходящим в обществе, ни реальному положению дел в адвокатской деятельности.
Весной 2001 г. в рамках проводимойв стране судебной реформы Президентом Российской Федерации был внесен проектФедерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РоссийскойФедерации». Он был принят парламентом и вступил в силу 1 июля 2002 г. [121],который в настоящее время регламентирует адвокатскую деятельность в нашейстране.
Принятие этого Закона стало однимиз важнейших элементов судебной реформы. Закон упорядочил организационныеусловия деятельности адвокатуры, установил общие требования к претендентам наприобретение адвокатского статуса, уравнял в правах и обязанностях всехработающих в стране адвокатов. Объединение адвокатских образований, разделенныхранее, в Федеральную палату адвокатов, несомненно, способствовало повышениюпрофессионального уровня, правовой культуры, корпоративной солидарностироссийской адвокатуры.
Закон обеспечил правовоерегулирование вопросов деятельности адвокатуры, ее взаимодействия с органамигосударственной власти и органами местного самоуправления, предусмотрелгарантии независимости адвокатов и адвокатских организаций.
Адвокатом является лицо,получившее в установленном порядке статус адвоката и право осуществлятьадвокатскую деятельность.
Федеральный закон установил рядтребований, которым должно соответствовать лицо, претендующее на приобретениестатуса адвоката.
Статус адвоката имеет правоприобрести лицо, имеющее высшее юридическое образование, полученное в имеющемгосударственную аккредитацию образовательном учреждении высшегопрофессионального образования, либо ученую степень по юридической специальности.При этом указанное лицо должно иметь стаж работы по юридической специальностине менее двух лет либо пройти стажировку в адвокатском образовании[122].
Аналогичные правила былизакреплены и в Положении об адвокатуре РСФСР 1980 г. Единственным дополнениемявляется упоминание об ученой степени по юридической специальности какальтернативе высшему юридическому образованию.
Решение о присвоении статусаадвоката принимает квалификационная комиссия. Комиссия не вправе отказатьпретенденту, успешно сдавшему квалификационный экзамен, в присвоении статусаадвоката, за исключением случаев, когда после сдачи квалификационного экзаменаобнаруживаются обстоятельства, препятствующие допуску к квалификационномуэкзамену[123].
Решение квалификационной комиссиио присвоении претенденту статуса адвоката вступает в силу после принятияпретендентом присяги адвоката.
Статус адвоката присваиваетсяпретенденту на неопределенный срок и не ограничивается определенным возрастомадвоката.
Единственным документом,подтверждающим статус адвоката, является удостоверение. В нем указываютсяфамилия, имя, отчество адвоката, его регистрационный номер в региональномреестре. Также в удостоверении должна быть фотография адвоката, завереннаяпечатью территориального органа юстиции.
Адвокат может быть членомадвокатской палаты только одного субъекта Российской Федерации, сведения о немвносятся только в один реестр.
Изменение адвокатом членства вадвокатской палате не допускается в течение первых двух лет со дня присвоенияему статуса адвоката, за исключением случаев переезда на территорию другогосубъекта Российской Федерации в связи с изменением места жительства.
Адвокат вправе самостоятельноизбирать форму адвокатского образования и место осуществления адвокатской деятельности.
Статуса адвоката может бытьприостановлен[124]. Это означает временное лишение еговозможности исполнять обязанности и пользоваться некоторыми правами, предусмотреннымикак Федеральным законом «Об адвокатской деятельность и адвокатуреРоссийской Федерации», так и отраслевым процессуальным законодательством.
Решение о приостановлении статусаадвоката может принять лишь совет адвокатской палаты, членом которой состоитадвокат. Это обусловлено необходимостью внесений соответствующих сведений врегиональный реестр.
Статуса адвоката может бытьвозобновлен после окончания действия оснований, приостанавливающих статусадвоката.
Также статус адвоката может бытьпрекращен[125].
Лицо, лишенное статуса адвоката,не вправе осуществлять адвокатскую деятельность, а также занимать выборныедолжности в органах адвокатской палаты или Федеральной палаты адвокатов. Однаков настоящее время в законодательстве Российской Федерации отсутствуеткакая-либо ответственность за данное нарушение.§ 2. Права и обязанности адвоката
Адвокат является независимымсоветником по правовым вопросам[126]. Это означает, что адвокат предоставляетдоверителю рекомендации, при помощи которых он сможет надлежащим образомучаствовать в тех или иных правоотношениях. В ряде случаев, например вгражданском судопроизводстве, адвокат вправе по доверенности самостоятельно,участвовать в процессе. В уголовном судопроизводстве возможны ситуации, прикоторых позиции и защитника, и подзащитного различны. Адвокату-защитникупредоставлены возможности по собиранию доказательств.
Независимость адвоката обусловленаего особым положением и заключается в том, что адвокат при оказании помощиконкретному лицу не вправе исполнять указания каких бы то ни было органов идолжностных лиц, например органов государственной власти, органов местногосамоуправления, политических партий и их лидеров, общественных объединений и т.п.Недопустимо вмешательство в адвокатскую деятельность прокурора, следователя,дознавателя. Суд также не вправе предлагать адвокату выбирать ту или иную линиюповедения, осуществлять конкретные действия в защиту интересов своегодоверителя.
Все действия и решения адвокатпринимает самостоятельно, коллеги по адвокатскому сообществу, в том числе лица,занимающие выборные должности адвокатской палаты, не вправе вмешиваться в егодеятельность по конкретному случаю оказания помощи. Адвокат вправе обращаться спросьбой об оказании помощи к своим коллегам, однако, такая помощь должнаносить характер совета, а не руководства к действию. В иных случаях адвокатможет пригласить члена адвокатской палаты к участию в производстве поконкретному делу на официальной основе.
Федеральный закон четко определилвиды юридической помощи. Теперь адвокат:
дает консультации и справки поправовым вопросам, как в устной, так и письменной форме;
составляет заявления, жалобы,ходатайства и другие документы правового характера;
представляет интересы доверителя вконституционном судопроизводстве;
участвует в качестве представителядоверителя в гражданском и административном судопроизводстве;
участвует в качестве представителяили защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по деламоб административных правонарушениях;
участвует в качестве представителядоверителя в разбирательстве дел в третейском суде, международном коммерческомарбитражном суде;
представляет интересы доверителя ворганах государственной власти, органах местного самоуправления, общественныхобъединениях;
представляет интересы доверителя ворганах государственной власти, судах и правоохранительных органах иностранныхгосударств, международных судебных органах, негосударственных органахиностранных государств;
участвует в качестве представителядоверителя в исполнительном производстве, а также при исполнении уголовногонаказания;
выступает в качестве представителяв налоговых правоотношениях[127].
Кроме того, адвокат вправеоказывать иную юридическую помощь, не запрещенную федеральным законом. К инымвидам юридической помощи относится, к примеру, помощь по уголовным делам,состоящая в использовании адвокатом тактических приемов защиты, выборе средстви способов защиты, прав и законных интересов подозреваемого (обвиняемого),помощь в составлении гражданско-правовых договоров, составляемых в простойписьменной форме, и т.д.
Новое законодательство вопределенной мере расширило права адвоката (представителя и защитника) поучастию в доказывании по тем или иным делам, в которых он принимает участие. Так,если ранее адвокат мог истребовать те или иные справки, характеристики и иныедокументы только через юридическую консультацию или президиум коллегииадвокатов, то сейчас такое право предоставлено лично ему. Также защитник вправеопрашивать лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу,собирать и представлять предметы и документы, привлекать на договорной основеспециалистов, беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, вусловиях, обеспечивающих конфиденциальность, без ограничения числа свиданий иих продолжительности, фиксировать информацию, содержащуюся в материалах дела. Припредставлении этих документов, а также любых иных полученных им материаловорганам, производящим расследование по уголовному делу, или в суд они могутбыть признаны доказательствами по делу.
Главным отличием адвоката от иныхсубъектов оказания юридической помощи является то, что адвокат не вправеотказаться от принятой на себя защиты, в том числе и в тех случаях, когда он неразделяет позицию, занятую подзащитным, или когда подзащитный или его близкиене выполняют взятые на себя обязательства по оплате труда адвоката;
Негласное сотрудничество адвокатас органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, запрещается. Причемзапрет на такое сотрудничество распространяется на любые ситуации, а не толькона те дела, в которых адвокат принимает или принимал участие в качествезащитника или представителя. Исключает возможность привлечения адвокатов кпроведению оперативно-розыскных мероприятий на контрактной основе и Федеральныйзакон «Об оперативно-розыскной деятельности»[128].
Статья 7 Федерального закона четкоочерчивает круг обязанностей адвоката. Адвокат обязан:
честно, разумно и добросовестноотстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещеннымизаконодательством Российской Федерации средствами;
исполнять требования закона обобязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводствепо назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурораили суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федерациибесплатно в иных случаях, предусмотренных законодательством РоссийскойФедерации;
постоянно совершенствовать своизнания и повышать свою квалификацию;
соблюдать кодекс профессиональнойэтики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъектаРоссийской Федерации и Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации;
отчислять за счет получаемоговознаграждения средства на общие нужды адвокатской палаты, а также насодержание соответствующих адвокатского кабинета, коллегии адвокатов,адвокатского бюро;
осуществлять страхование рискасвоей профессиональной имущественной ответственности.
В обязанности адвоката входитзаключение соглашения между ним и доверителем в случае оказания последнемуюридической помощи. В соответствии со ст.25 Федерального закона соглашениепредставляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простойписьменной форме между доверителем и адвокатом, на оказание юридической помощисамому доверителю или назначенному им лицу.
Труд адвоката, участвующего вкачестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания,органов предварительного следствия, прокурора или суда, оплачивается за счетсредств федерального бюджета.
При этом размер оплаты трудасоставляет за один день участия не менее одной четверти минимального размераоплаты труда и не более минимального размера оплаты труда, предусмотренногозаконодательством Российской Федерации для регулирования оплаты труда, а такжедля определения размеров пособий по временной нетрудоспособности.
При определении размера оплатытруда адвоката учитывается сложность уголовного дела.
В последнее время достаточноширокое распространение получили системы оплаты вознаграждения адвокату,базирующиеся на оплате количества времени, затраченного им на выполнениепоручения доверителя, на основе соответствующих повременных ставок (час,рабочий день, месяц или иной отрезок времени), дифференцированных в зависимостиот профессиональной репутации адвоката, его стажа, навыков и умения по ведениюконкретных дел, объема поручения и его сложности[129].
Ненадлежащее исполнениеобязанностей по оказанию юридической помощи неразрывно связано с независимостьюадвоката, т.е. недопустимостью вмешательства в его деятельность илипрепятствование этой деятельности каким бы то ни было образом[130].
Новацией действующегозаконодательства является то, что адвокат не может быть привлечен кответственности за выражение при осуществлении адвокатской деятельности мнение,как по конкретному делу, так и в публичных дискуссиях по вопросам отправленияправосудия и обеспечения прав человека. Закон определяет невозможностьпривлечения к ответственности адвоката за высказанное мнение даже после того,как его статус адвоката был приостановлен или прекращен. Таким образом, можноговорить об адвокатском иммунитете.
Адвокат может быть привлечен кответственности лишь в том случае, когда его виновность в совершениипреступления будет установлена вступившим в законную силу приговором суда.
Закон не допускает истребования отадвокатов, работников адвокатских образований, адвокатских палат субъектовРоссийской Федерации или Федеральной палаты адвокатов сведений, которые связаныс оказанием юридической помощи по конкретным делам. Это обусловленонеобходимостью сохранения адвокатской тайны.
Адвокат, члены его семьи и ихимущество находятся под защитой государства. Уголовное преследование адвокатаосуществляется с соблюдением гарантий, предусмотренных уголовно-процессуальнымзаконодательством. Согласно статье 447 Уголовно-процессуального кодекса РФадвокаты относятся к категориям лиц, в отношении которых применяется особыйпорядок производства по уголовным делам. В соответствии с этим особым порядкомрешение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката принимается толькопрокурором на основании заключения судьи районного суда.
Пункт 5 ст.6 Закона устанавливаетзапрет на разглашение адвокатом сведений, сообщенных ему доверителем в связи соказанием юридической помощи, без его согласования.
Адвокатской тайной являются любыесведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.Под любыми сведениями понимается любая информация независимо от источника испособа ее получения, а также вне зависимости от того, какой вид юридическойпомощи оказывается. Адвокат не обязан отчитываться перед кем бы то ни было оформах и способах оказания юридической помощи, о том, какие сведения находятсяв его распоряжении и каким образом он собирается их использовать.
Адвокат может предавать гласностисведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридическойпомощи, лишь с согласия доверителя и только в целях наилучшего обеспечения прави интересов лица.
Адвокат не подлежит вызову идопросу в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связис обращением. Данное положение запрещает использовать в отношении адвокатамеханизм, позволяющий получить свидетельские показания под угрозой привлечения куголовной ответственности за заведомо ложные показания (ст.307 УК РФ) и заотказ от дачи показаний (ст.308 УК РФ).§ 3. Организационные основы адвокатуры в РФ
Федеральным законом «Обадвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» предусмотреныследующие формы адвокатских образований: адвокатский кабинет, коллегияадвокатов, адвокатское бюро, юридическая консультация.
Каждому адвокату предоставляетсяправо самостоятельно избрать для себя форму адвокатского образования и местоосуществления адвокатской деятельности.
Адвокатский кабинет. Данная форма впервые закреплена Законом. Адвокатский кабинетучреждается адвокатом, который принял решение индивидуально осуществлятьадвокатскую деятельность.
Адвокатский кабинет не являетсяюридическим лицом, однако учредивший адвокатский кабинет адвокат открываетсчета в банках, имеет печать, штампы, бланки с адресом и наименованиемадвокатского кабинета, содержащим указание на субъект Российской Федерации, натерритории которого он учрежден.
В адвокатском кабинете соглашенияоб оказании юридической помощи заключаются между адвокатом и доверителем. Соглашениеоб оказании юридической помощи является либо договором поручения, либодоговором о возмездном оказании услуг.
Для размещения адвокатскогокабинета адвокат может использовать жилые помещения, которые принадлежат емулично или членам его семьи на праве собственности с их согласия.
Индивидуальный характердеятельности не исключает наличия наемных работников, в т. ч. помощниковадвоката, а также стажеров. Закон не содержит ограничений права адвоката,осуществляющего адвокатскую деятельность в рамках адвокатского кабинета, иметьпомощников, содержать секретарей, нанимать работников для исполнениятехнических функций.
Коллегия адвокатов. Название «коллегия адвокатов» было известно ранееи имело иной смысл. Согласно ст.3 Положения об адвокатуре 1980 г. коллегииадвокатов являлись единственной организационной формой существования адвокатуры.Членство лиц, занимающихся адвокатской деятельностью, в коллегии носилообязательный характер. Юридические консультации являлись структурными подразделениямиколлегий адвокатов и не были самостоятельны. Сами коллегии были организованы потерриториальному признаку, но с согласия Министерства юстиции РФ моглиобразовываться межтерриториальные и иные коллегии адвокатов. В правовой природеколлегий сочеталось несколько взаимоисключающих элементов. С одной стороны,коллегии были провозглашены добровольными объединениями. С другой — именноколлегии осуществляли все управленческие функции, включая контроль задеятельностью и наложение дисциплинарных взысканий в отношении всех адвокатов.
Коллегия адвокатов — некоммерческая организация, основанная на членстве, действующая на основанииустава, утверждаемого ее учредителями, и заключаемого ими учредительногодоговора.
Коллегия адвокатов, как и прежде,является юридическим лицом, имеет самостоятельный баланс, открывает счета вбанках в соответствии с законодательством Российской Федерации, имеет печать,штампы и бланки с адресом и наименованием коллегии адвокатов, содержащимуказание на субъект Российской Федерации, на территории которого учрежденаколлегия адвокатов[131].
Коллегия вправе создавать филиалына всей территории Российской Федерации, а также на территории иностранного государства[132].
В учредительном договореучредителями определяются условия передачи коллегии адвокатов своего имущества,порядок участия в ее деятельности, порядок и условия приема в коллегию новыхчленов, права и обязанности учредителей (членов) коллегии адвокатов, порядок иусловия выхода учредителей (членов) из ее состава.
Учредителями и членами коллегииадвокатов могут быть адвокаты, сведения о которых внесены лишь в одинрегиональный реестр.
В отличие от адвокатского кабинетаколлегия адвокатов считается созданной с момента ее государственнойрегистрации, осуществляемой в соответствии с действующим законодательством.
Имущество, внесенное учредителямиколлегии адвокатов в качестве вклада, принадлежит ей на праве собственности. Членыколлегии адвокатов не отвечают по ее обязательствам, коллегия также не отвечаетпо обязательствам своих членов.
Коллегия адвокатов являетсяналоговым агентом адвокатов — ее членов — по доходам, полученным ими в связи сосуществлением адвокатской деятельности, а также их представителем по расчетамс доверителями и третьими лицами и по другим вопросам, предусмотреннымучредительными документами коллегии адвокатов.
Соглашения об оказании юридическойпомощи в коллегии адвокатов заключаются между адвокатом и доверителем ирегистрируются в документах коллегии.
Коллегия адвокатов не может бытьпреобразована в коммерческую организацию или любую некоммерческую организацию,за исключением случаев преобразования ее в адвокатское бюро.
Адвокатское бюро. Адвокатское бюро было известно российской практике допринятия действующего Федерального закона, но юридически закреплено впервые.
Бюро может быть учреждено двумя иболее адвокатами. После учреждения адвокатского бюро адвокаты заключают междусобой партнерский договор в простой письменной форме. В соответствии спартнерским договором адвокаты-партнеры обязуются соединить свои усилия дляоказания юридической помощи от имени всех партнеров
Ведение общих дел адвокатскогобюро осуществляется управляющим партнером. Соглашение об оказании юридическойпомощи с доверителями заключается управляющим партнером или иным партнером отимени всех партнеров на основании выданных доверенностей, в которых указываютсявсе ограничения партнера, заключающего соглашения и сделки с доверителями итретьими лицами.
Партнер, выходя из партнерскогодоговора, обязан передать управляющему партнеру производства по всем делам, покоторым он оказывал юридическую помощь. При этом вышедший из партнерскогодоговора адвокат отвечает перед доверителями и третьими лицами по общимобязательствам, возникшим в период его участия в партнерском договоре.
Адвокаты после прекращенияпартнерского договора обязаны заключить новый партнерский договор. В томслучае, если новый партнерский договор не заключен со дня прекращения действияпрежнего, адвокатское бюро подлежит преобразованию в коллегию адвокатов илидолжно быть ликвидировано. С момента прекращения партнерского договора и домомента преобразования адвокатского бюро в коллегию адвокатов либо заключениянового партнерского договора адвокаты не вправе заключать соглашение обоказании юридической помощи.
Адвокатское бюро не может бытьпреобразовано в коммерческую организацию или иную некоммерческую организацию,за исключением случаев преобразования ее в коллегию адвокатов.
Юридическая консультация. Закон ставит юридическую консультацию в один ряд с инымиформами адвокатских образований, положения ст.24[133]свидетельствуют о том, что эта форма имеет факультативный характер ипредназначена для решения проблемы правовой защиты граждан в удаленных итруднодоступных местностях, что предопределяет особый порядок учреждения,связанный не столько с волеизъявлением адвокатов, сколько с просьбой государства,и особый порядок финансирования деятельности юридических консультаций, такжесвязанный не с адвокатской деятельностью как таковой, а с выделениемсоответствующих бюджетных средств.
Юридические консультацииучреждаются адвокатской палатой по предоставлению органа государственной властисоответствующего субъекта Российской Федерации в местностях, в которых натерритории одного судебного района общее число адвокатов во всех адвокатскихобразованиях, расположенных на территории данного судебного района, составляетменее двух на одного федерального судью[134].
Адвокаты для работы в юридическойконсультации направляются адвокатской палатой.
Юридическая консультация являетсяюридическим лицом — некоммерческой организацией, создаваемой в форме учреждениядля защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров иконфликтов, оказания юридической помощи.
Собственником в данном случаеявляется учредившая консультацию адвокатская палата.
На юридическую консультациюраспространяется установленный ст.298 ГК РФ запрет отчуждать или иным способомраспоряжаться закрепленным за учреждением имуществом и имуществом,приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете. В то же время, еслидеятельность юридической консультации окажется доходной, то суммы, полученныеот этой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступаютв самостоятельное распоряжение юридической консультации и должны учитываться наотдельном балансе.
Адвокатская палата субъектаРоссийской Федерации. Образование адвокатской палаты субъекта РоссийскойФедерации, реализуя провозглашенные в ст.3 Федерального закона принципысамоуправления и корпоративности адвокатуры, оформляет и структурируетпрофессиональное сообщество адвокатов региона в качестве юридического лица.
Адвокатская палата субъектаРоссийской Федерации — негосударственная некоммерческая организация, основаннаяна обязательном членстве адвокатов одного субъекта Российской Федерации[135].
Адвокатская палата представляетсобой объединение всех адвокатов не для совместного осуществления юридическойпомощи, а для обеспечения корпоративных интересов. Без такой интеграцииневозможно добиться реальной независимости адвокатуры как необходимого условияадвокатской деятельности.
Будучи негосударственной инекоммерческой организацией, адвокатская палата не является общественнойорганизацией, так как, во-первых, не основана на добровольности вхождения в нееадвокатов и, во-вторых, не может быть ликвидирована ни по воле ее членов, ни порешению каких-либо государственных органов. Членство в адвокатской палатеявляется обязательным условием допуска к адвокатской деятельности. Адвокатскоесообщество в лице квалификационной комиссии при соответствующей адвокатскойпалате, наделенной правом присвоения статуса адвоката, и совет адвокатскойпалаты, наделенного правом прекращения статуса адвоката, само формирует свойкадровый состав.
Адвокатская палата субъектаРоссийской Федерации образуется учредительным собранием (конференцией) адвокатов.
Высшим органом адвокатской палатыявляется собрание адвокатов. Однако если численность адвокатской палаты более300 человек, то высшим органом является конференция адвокатов.
К компетенции собрания (конференции)адвокатов относятся:
1) формирование совета адвокатскойпалаты субъекта Российской Федерации и принятие решений о досрочном прекращенииполномочий членов совета;
2) утверждение порядка определениянорм представительства и порядка избрания делегатов на конференцию;
3) избрание ревизионной комиссии иизбрание членов квалификационной комиссии из числа адвокатов;
4) избрание делегатов наВсероссийский съезд адвокатов (далее также — съезд);
5) определение порядка направленияадвокатов для работы в юридических консультациях;
6) определение размераобязательных отчислений адвокатов на общие нужды адвокатской палаты;
7) утверждение сметы расходов насодержание адвокатской палаты;
8) утверждение отчета ревизионнойкомиссии о результатах ревизии финансово-хозяйственной деятельности палаты;
9) утверждение отчетов совета, втом числе об исполнении сметы расходов на содержание совета;
10) утверждение регламентовсобрания (конференции) адвокатов, совета и ревизионной комиссии;
11) определение места нахождениясовета;
12) утверждение штатногорасписания аппарата органов адвокатской палаты;
13) установление мер поощрения ивидов ответственности адвокатов;
14) принятие иных решений всоответствии с настоящим Федеральным законом.
Решения собрания (конференции) адвокатовпринимаются простым большинством голосов адвокатов, участвующих в собрании.
Коллегиальным исполнительныморганом адвокатской палаты является совет адвокатской палаты. Он избираетсясобранием адвокатов тайным голосованием в количестве не более15 человек изсостава адвокатской палаты. Один раз в два года состав совета долженобновляться не менее чем на одну треть.
В компетенцию совета адвокатскойпалаты входит разрешение следующих вопросов:
1) избрание из своего составапрезидента адвокатской палаты сроком на четыре года и по его представлениюодного или нескольких вице-президентов сроком на два года, определениеполномочий президента и вице-президентов;
2) определение нормыпредставительства на конференцию;
3) обеспечение доступности юридическойпомощи на всей территории субъекта Российской Федерации, в том числеюридической помощи, оказываемой гражданам Российской Федерации бесплатно вслучаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. В этих целяхсовет:
принимает решения о создании попредставлению органов государственной власти субъекта Российской Федерацииюридических консультаций;
направляет адвокатов для работы вюридических консультациях в соответствии с порядком, определенным собранием (конференцией)адвокатов;
финансирует деятельностьюридических консультаций и работающих в них адвокатов в соответствии со сметой,утверждаемой собранием (конференцией) адвокатов;
4) определение порядка оказанияюридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводствепо назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурораили суда и в иных случаях; доведение этого порядка до сведения указанныхорганов, а также адвокатов и контролирует исполнение его адвокатами;
5) определение порядка выплатывознаграждения за счет средств адвокатской палаты адвокатам, оказывающимюридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно;
6) представление адвокатскойпалаты в органах государственной власти, органах местного самоуправления,общественных объединениях и в иных организациях;
7) содействие повышениюпрофессионального уровня адвокатов;
8) рассмотрение жалоб на действия(бездействие) адвокатов с учетом заключения квалификационной комиссии;
9) защита социальных ипрофессиональных прав адвокатов;
10) содействие обеспечениюадвокатских образований служебными помещениями;
11) организация информационногообеспечения адвокатов, а также обмен опытом работы между ними;
12) методическая деятельность;
13) созыв не реже одного раза вгод собрания (конференции) адвокатов;
14) распоряжение имуществомадвокатской палаты в соответствии со сметой и с назначением имущества.
Заседания совета созываютсяпрезидентом адвокатской палаты по мере необходимости, но не реже одного раза вмесяц. Заседание считается правомочным, если на нем присутствует не менее двухтретей членов совета. Решения принимаются простым большинством голосов членовсовета, участвующих в его заседании. Решения совета обязательны для всех членовадвокатской палаты.
Для осуществления контроля зафинансово-хозяйственной деятельностью адвокатской палаты и ее органовизбирается ревизионная комиссия.
Для приема квалификационныхэкзаменов у лица, претендующего на присвоение статуса адвоката, и длярассмотрения жалоб на действия (бездействие) адвокатов создаетсяквалификационная комиссия. Она формируется сроком на два года в количестве 13членов комиссии.
Федеральная палата адвокатовРоссийской Федерации. УчреждениеФедеральной палаты адвокатов означает, что впервые в истории страны создаетсяединое общероссийское профессиональное сообщество адвокатов. Попытка объединитьрегиональную присяжную адвокатуру предпринималась еще в царской России, однаконе увенчалась успехом. В 1989 г. был создан Союз адвокатов СССР, но в неговошли не все коллегии, как РСФСР, так и других союзных республик.
Федеральная палата адвокатовРоссийской Федерации — общероссийская негосударственная некоммерческаяорганизация, основанная на обязательном членстве адвокатских палат субъектовРоссийской Федерации.
Федеральная палата адвокатовобразуется Всероссийским съездом адвокатов и действует на основании принятогоим Устава. Устав Федеральной палаты адвокатов является основным учредительнымдокументом.
Федеральная палата адвокатовсоздается как органов адвокатского самоуправления в целях представительства изащиты интересов адвокатов в органах государственной власти, органах местногосамоуправления, координации деятельности адвокатских палат, обеспечениявысокого уровня оказываемой адвокатами деятельности.
Федеральная палата адвокатовпредставляет собой объединение всех адвокатских палат субъектов РоссийскойФедерации для совместного обеспечения корпоративных интересов. Без таковогообъединения невозможно добиться реальной независимости адвокатуры какнеобходимого условия адвокатской деятельности.
Высшим органом федеральной палатыадвокатов является Всероссийский съезд адвокатов. Всероссийский съездадвокатов имеет на федеральном уровне ту же компетенцию, что и собрания (конференции)адвокатов на региональном: формирование исполнительного органа, утверждениесметы и штатного расписания аппарата, избрание ревизионной комиссии,утверждение регламентов.
Особенные полномочия составляютпринятие Кодекса профессиональной этики адвоката и утверждение единой нормыпредставительства от адвокатских палат на Всероссийский съезд адвокатов. Равноепредставительство на съезде от различных по своей численности региональныхпалат основывается на принципе равноправия всех субъектов Российской Федерации,в том числе во взаимоотношениях с федеральным центром.
Коллегиальным исполнительныморганом Федеральной палаты адвокатов является Совет Федеральной палатыадвокатов, который избирается Всероссийским съездом адвокатов тайнымголосованием в количестве 36 человек. Один раз в два года состав Совета долженобновляться Всероссийским съездом адвокатов не менее чем на одну треть.
Совет представляет Федеральнуюпалату адвокатов в различных государственных органах и общественных и иныхорганизациях в России и за рубежом. Решая задачу обеспечения высокого уровняоказываемой адвокатами юридической помощи, совет Федеральной палаты адвокатовпо существу становится учебно-методическим центром адвокатуры, который:
разрабатывает и утверждаетперечень вопросов для квалификационного экзамена на присвоение статуса адвоката;
разрабатывает единую методикупрофессиональной подготовки и переподготовки адвокатов, их помощников истажеров;
организует информационноеобеспечение адвокатов;
осуществляет методическуюдеятельность;
участвует в проведении экспертизпроектов федеральных законов по вопросам, относящимся к адвокатскойдеятельности.
Важнейшим направлениемдеятельности совета является поддержание профессиональных стандартов, этическихнорм и престижа адвокатуры.
Таким образом, Федеральный закон"«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»обеспечил правовое регулирование вопросов деятельности адвокатуры, еевзаимодействия с органами государственной власти и органами местногосамоуправления, предусмотрел гарантии независимости адвокатов и адвокатскихорганизаций, закрепление положения о том, что в каждом субъекте РоссийскойФедерации существует только один орган корпоративного самоуправления адвокатов- адвокатская палата.
Закон определил адвокатуру какинститут гражданского общества, профессионального сообщества адвокатов,ставящего целью защиту прав, свобод и интересов личности, общества игосударства, признал публичный характер деятельности адвоката, регламентировалусловия и порядок приобретения и лишения статуса адвоката, закрепил формыорганизации адвокатской деятельности, основанные на принципах независимости,самоуправления, корпоративности и равноправия адвокатов.
Заключение
Адвокатура — историческинеобходимый социально-правовой институт, зачатки которого находились еще в древнихцивилизациях.
Две крайние формы организацииадвокатуры появились в Древнем Риме. Тогда, во времена Республики, она былаабсолютно свободной профессией. В период Римской империи адвокатура считаласьгосударственной службой. Обе эти формы были отвергнуты дальнейшим ходомразвития общества и государственности.
В средние века историческим опытомЗападной Европы были выработаны две основные формы организации адвокатуры: англо-французскаяи германская.
Такие принципы адвокатуры, какотносительная свобода этой профессии и сословная организация, существовалипочти во всех государствах. Поэтому их можно считать необходимыми дляпостроения любой развитой адвокатуры. Процветание и упадок адвокатуры зависели,прежде всего, от проведения государством принципа отделения или совмещенияадвокатуры с правовым представительством.
Впервые адвокатура возникла вРоссии в рамках правовых реформ 1864 г. Судебная реформа в корне измениласудоустройство, процессуальное и отчасти материальное право Российской империи.Она отделила судебные органы от административных и законодательных. Был введенсуд присяжных. Гарантом прав личности на суде выступила адвокатура.
В дореформенное время рольадвокатов играли частные лица — стряпчие или ходатаи по делам. Как правило, ихобязанности ограничивались составлением судебных бумаг и представительством вгражданском судебном процессе, представительство в уголовном процессе недопускалось. Отсутствие института судебного представительства на практикеоборачивалось массой правонарушений и злоупотреблений. Юридическую помощьнаселению оказывали некомпетентные и недобросовестные люди. Деятельность такогохарактера не могла гарантировать всем слоям населения защиту их интересов всуде и других учреждениях.
Введение на территории РоссийскойИмперии в действие судебных уставов учредило профессиональную адвокатуру. В еезадачи, помимо защиты по уголовным делам, входило представительство сторон вгражданском процессе и оказание иной юридической помощи населению, включаябесплатные консультации для бедных.
Вместо большей частьюневежественных и недобросовестных ходатаев пришли юристы-профессионалы,объединенные в самоуправляющиеся организации. Были предусмотрены меры, чтобытяжущиеся и подсудимые, не имеющие средств для оплаты адвокатского гонорара, неоставались без защиты.
Адвокаты стали одновременноправозаступниками и поверенными своего клиента. Допустив адвоката всудопроизводство по уголовным и гражданским делам, законодатель тем самымподчеркнул значение юридической помощи для обеспечения прав личности исоблюдения принципа законности.
В советский период адвокатскаядеятельность была довольна строго очерчена законами об адвокатуре и различнымиположениями и инструкциями. Совершенно естественно (точнее, видимо,противоестественно), что административно-командная система общества не быланикак заинтересована в создании сплоченных формирований юристов-профессионалов,ориентированных в своих действиях на защиту интересов граждан.
Федеральный закон «Обадвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» обеспечилправовое регулирование вопросов деятельности адвокатуры, ее взаимодействия сорганами государственной власти и органами местного самоуправления,предусмотрел гарантии независимости адвокатов и адвокатских организаций,закрепление положения о том, что в каждом субъекте Российской Федерациисуществует только один орган корпоративного самоуправления адвокатов — адвокатская палата.
Закон определил адвокатуру какинститут гражданского общества, профессионального сообщества адвокатов,ставящего целью защиту прав, свобод и интересов личности, общества игосударства, признал публичный характер деятельности адвоката, регламентировалусловия и порядок приобретения и лишения статуса адвоката, закрепил формыорганизации адвокатской деятельности, основанные на принципах независимости,самоуправления, корпоративности и равноправия адвокатов.
Список литературы
Список нормативно-правовых актов
1.   Конституция Российской Федерации (принята всенароднымголосованием 12 декабря 1993 года) М., 2004.
2.   Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 2004.
3.   Федеральный Закон «Об адвокатской деятельности иадвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ (Собраниезаконодательства РФ.10.06.2002. № 23. Ст.2102).
4.   Федеральный закон «Об оперативно-розыскнойдеятельности» от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ (Собрание законодательства РФ.14.08.1995№ 33. Ст.3349).
5.   Постановление Правительства Российской Федерации от 4 июля2003 г. № 400 «О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качествезащитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органовпредварительного следствия, прокурора или суда» (Российская газета. № 134.1007.2003).
6.   Кодекс профессиональной этики адвоката. ПринятВсероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 (Российская юстиция. № 10.2003).
7.   Декрет о суде от 22 ноября 1917 г. (Декреты Советскойвласти. Т.I. М., 1968).
8.   Декрет ВЦИК и СНК о суде № 2 от 15 февраля 1918 г. (ДекретыСоветской власти. Т.I. М., 1968).
9.   Положение ВЦИК о народном суде РСФСР от 30 ноября 1918 г. (ДекретыСоветской власти. Т. IV.М., 1968).
10.     Положение ВЦИК о народном суде РСФСР от21 октября 1920 г. (Декреты Советской власти. Т. XI.М., 1989).
11.     Циркуляр ЦК РКП (б) от 2 ноября 1922 г.«О вступлении коммунистов в коллегии защитников» (Известия. 1922. №10 (46).С. 19).
12.     Циркуляр НКЮ № 61 от 23. апреля 1924 г.(Еженедельник советской юстиции. 1924. № 12).
13.     Закон СССР «Об утверждении основуголовного судопроизводства Союза ССР и Союзных республик» от 25 декабря1958 г. (Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. № 1. Ст.15).
14.     Закон СССР «Об утверждении основуголовного законодательства Союза ССР и Союзных республик» от 25 декабря1958 г. (Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. № 1. Ст.6).
15.     Закон СССР «Об адвокатуре в СССР»от 30 ноября 1979 г. (Ведомости Верховного Совета СССР. 1979. № 49. Ст.846).
16.     Закон РСФСР «Положение обадвокатуре РСФСР» (Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1962. № 29. Ст.450).
17.     Закон РСФСР «Об утвержденииположения об адвокатуре РСФСР» от 20 ноября 1980 г. (Ведомости ВерховногоСовета РСФСР. 1980. № 48. Ст.1596).
18.     Временные правила о применении судебныхуставов к губерниям и областям Сибири и правила о введении в действие судебныхуставов, с сенатскими и министерскими разъяснениями. — СПб., 1897.
19.     Сальмонович В., Громов Н. Судебныеуставы императора Александра II в Сибири, в Туркестане и степных областях. — Томск, 1898.
20.     Устав гражданского судопроизводства. / Сост.к П. Змирлов. — СПб., 1914.
21.     Учреждение судебных установлений. / Сост.С.Г. Громачевский. — СПб., 1897.
Список специальной научной литературы
22.     Адвокатура (Сборник законодательныхактов и нормативных документов).М., 1998.
23.     Адвокатура в СССР.М., 1971.
24.     Адвокатура и современность. М., 1987
25.     Барщевский М.Ю. Адвокат, адвокатскаяфирма, адвокатура. М., 1995.
26.     Барымов А.А. Защита по уголовным делам.Характеристика взглядов на задачи адвокатуры в уголовном процессе. Оттиск из«Юридического вестника» за 1878-1879 гг.
27.     Бутин М.Д. Сибирь, ее дореформенныесуды и условия ведения торговых и промышленных дел до сооружения Сибирскойжелезной дороги. СПб., 1900.
28.     Варфоломеева Т.В., Русанов Б.В. Советскаяадвокатура: задачи и формы деятельности. Киев, 1983.
29.     Василевский В.И. Забайкальская белаягосударственность. — Чита, 2000.
30.     Вопросы теории и истории государства иправа. Иркутск, 1969.
31.     Гессен И.В. Судебная реформа. СПб., 1905.
32.     Гинзбург Г.А., Поляк А.Г., Самсонов В.А.Советский адвокат. М., 1968.
33.     Гордиенко В.А. Из истории народногосуда ДВР // Проблемы краеведения. Вып.4. Чита, 1970.
34.     Джанишев Г.А. Основы судебной реформы. — М., 1891.
35.     Джанишев Г.А. Из эпохи великих реформ. — М., 1894.
36.     Ерошкин Н.П. История государственныхучреждений дореволюционной России. М., 1983.
37.     Ефремова Н.Н. Министерство юстицииРоссийской империи 1802-1917 гг.: историко-правовое исследование. М., 1983.
38.     История русской адвокатуры. М., 1997.
39.     Карабчевский Н.П. Около правосудия. СПб.,1908.
40.     Коротких М.Г. Самодержавие и судебнаяреформа 1864 г. в России. Воронеж, 1989.
41.     Лобанов В. Старая Чита. Чита, 2001.
42.     Организация и деятельность адвокатуры вРоссии. Сост.В.М. Ануфриев, С.Н. Гаврилов. М., 2001.
43.     О судебной реформе в Сибири. // Приамурскиеведомости. Хабаровск, 1896 г. № 142, 143.145.
44.     Петрухин И.Л. Вам нужен адвокат… М., 1993.
45.     По поводу ревизии судебных мест вСибири. // Восточное обозрение. Иркутск, 1885 г. № 23.
46.     Правительственное сообщение о судебныхпреобразованиях в Сибири. // Восточное обозрение. Иркутск, 1885 г. № 12.
47.     Представительство защиты в гражданскоми уголовном процессах в Сибири. // Восточное обозрение. Иркутск, 1885 г. № 25.
48.     Рогов В.А. История государства и праваРоссии IX — XX вв.М., 1995.
49.     Российское законодательство Х-ХХ вв. Подобщ. ред.О.И. Чистякова, в 9 томах. — Т.8. Судебная реформа. Ответ. ред. Б.В. Виленский.М., 1991.
50.     Сибирские надежды и опасения. // Восточноеобозрение. Иркутск, 1885 г. № 14.
51.     Смолярчук В.И. Гиганты и чародеи слова.М., 1984.
52.     Стецовский Ю.И. Советская адвокатура. М.,1989.
53.     Титов А.А. Реформы Александра II и их судьба.М., 1910.
54.     Троицкий Н.А. Адвокатура в России иполитические процессы 1866 — 1904 гг. Тула, 2000.
55.     Троицкий Н.А. Царизм под судомпрогрессивной ответственности (1866 — 1895).М., 1979.
56.     Филиппов П.М. Судебная защита иправосудие в СССР. Саратов, 1987.
57.     Фойницкий И.Я. Курс уголовногосудопроизводства. СПб., 1902 г.
58.     Хаски Ю. Российские адвокаты исоветское государство: Происхождение и развитие советской адвокатуры, 1917 — 1939.М., 1993.
59.     Хачатуров Р.Л. К вопросу овосстановлении советского судебного аппарата в Восточной Сибири 1920. // Вопросытеории и истории государства и права. Иркутск, 1969.
60.     Хачатуров Р.Л. Из истории создания советскогосудебного аппарата в Восточной Сибири. // Проблемы краеведения: Вып.7. Чита,1972.
61.     Шахерова С.Л. Дореволюционнаяадвокатура Восточной Сибири (1885 — 1917 гг.). Автореферат диссертации насоискание ученой степени кандидата исторических наук. Иркутск, 2001.
62.     Юрисдикция в Сибири. // Восточноеобозрение. Иркутск, 1885 г. № 9.
63.     Эффект. Чита, 1999 г. № 283, 286, 288; 2000г. № 326; 2002 г. № 415.
Список учебной литературы
64.     Адвокатская деятельность: Учебно-практическоепособие. Под общ. ред. В.Н. Буробина. М., 2001.
65.     Безлепкин Б.Т. судебная система,правоохранительные органы и адвокатура России. М., 2001.
66.     Гриненко А.В., Костанов Ю.А., Невский С.А.Адвокатура в Российской Федерации. М., 2003.
67.     Лубшев Ю.Ф. Адвокатура в России. Учебник.М., 2002.
68.     Смирнов Е.М. Адвокатура. СПб., 2002.
Архивные источники
69.     ГАЧО (Государственный архив Читинскойобласти) ф.43, оп.1, д. д.27, 28, 44, 90, 106, 136.
70.     Там же, оп.2, д. д.77, 78, 93,120, 123,157, 220, 279, 294, 319, 324, 338, 348, 349, 364, 384, 397, 439, 445, 454, 456,457, 458, 462, 508.
71.     Там же, оп.5, д.34.
72.     ГАЧО ф. Р — 11, оп.3, д. д.49, 57, 59,382.
73.     ГАЧО ф. Р — 49, оп.1, д. д.345, 361,368, 370.
74.     ГАЧО ф. Р — 360, оп.1, д. д.119, 124.
75.     ГАЧО ф. Р — 875, оп.1, д. д.41, 99.
76.     Там же, оп.2, д. д.6, 56, 79.
Список справочной литературы
77.     Адрес-календарь Забайкальской областина 1903 год.
78.     Адрес-календарь Забайкальской областина 1908 год.
79.     Памятная книжка Забайкальской областина 1897 год.
80.     Памятная книжка Забайкальской областина 1899 год.
81.     Памятная книжка Забайкальской областина 1901 год.
82.     Памятная книжка Забайкальской областина 1912 год.


Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный реферат Вы можете использовать для подготовки курсовых проектов.

Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем реферат самостоятельно:
! Как писать рефераты
Практические рекомендации по написанию студенческих рефератов.
! План реферата Краткий список разделов, отражающий структура и порядок работы над будующим рефератом.
! Введение реферата Вводная часть работы, в которой отражается цель и обозначается список задач.
! Заключение реферата В заключении подводятся итоги, описывается была ли достигнута поставленная цель, каковы результаты.
! Оформление рефератов Методические рекомендации по грамотному оформлению работы по ГОСТ.

Читайте также:
Виды рефератов Какими бывают рефераты по своему назначению и структуре.

Сейчас смотрят :