Реферат по предмету "Социология"


Разработка комплексных программ по решению актуальных социальных проблем

--PAGE_BREAK--И в случае дезорганизации, и в случае дисфункции при определении социальных проблем в качестве единицы анализа выступает система, поскольку и то, и другое означает ее недостаток или неудачу. Здесь, по справедливому замечанию М. Спектора и Дж. Китсьюза, возникает серьезная теоретическая и практическая задача: как определить границы системы? Что входит в нее, а что составляет ее окружение? Что такое коллективные цели системы и кто формулирует их? Как определить стандарты, которым будут противопоставлены недостатки системы? Кроме того, условия, свидетельствующие о социальной дезорганизации или дисфункции в одном секторе жизнедеятельности общества, не обязательно дисфункциональны для других секторов. Это порождает серьезные методологические трудности в исследовании социальных проблем, так как по каждому условию необходимо просматривать все возможные последствия во всех возможных областях социальной жизни. Названные трудности делают функциональный подход к определению социальных проблем весьма уязвимым. Не случайно поэтому он подвергается серьезной и обоснованной критике со стороны представителей других теоретических школ.
Так, М. Спектор и Дж. Китсьюз обратили внимание на то, что несмотря на претензию быть ценностно-нейтральными и объективными, представители данного направления приходят к идее экспертного определения социальной проблемы, поскольку последняя выводится из социологической оценки условия, характеризуемого большим количеством людей как неблагоприятное, нежелательное. В этой связи довольно сложно установить, какое определение верное, а какое нет и какой подход полезен, а какой нет. Раз определение содержит ценностное суждение арбитра, значит каждый его элемент нуждается в аргументации и документальном подтверждении.
«Слабость» функционального подхода заключается также в том, что социологам отводится роль экспертов, устанавливающих истинность тех или иных социальных норм и стандартов, что вообще говоря не верно. Будучи членами профессионального сообщества, они являются носителями определенной идеологии, значит, их взгляд на вещи не может быть беспристрастным, а посему выводы и заключения социологов относительно социальных проблем также нуждаются в проверке, как и суждения представителей других сообществ.
Конфликтно-ценностная школа в социологии социальных проблем. Ее основные идеи развиваются в трудах К. Кэйса, В. Валлера, Р. Фуллера, Р. Майерса и др. Представители данной школы делают акцент на различение объективного условия (проблемной ситуации) и его (ее) определения как социальной проблемы. Так, К. Кэйс одним из первых высказал мысль, что объективное условие само по себе не становится проблемой. По мнению ученого, ею может стать та социальная ситуация, которая привлекает к себе внимание значительного числа компетентных наблюдателей в обществе и требует социального вмешательства и применения специальных мер, то есть коллективных действий. При этом необходимое число экспертов-наблюдателей определяется эмпирически и варьирует в зависимости от ситуации.
Главной особенностью данного подхода выступает то, что проблема рассматривается как категория морали, отражающая нравственные устои, настроение и ментальные особенности конкретной социальной группы. Поэтому ее изучение вызывает необходимость анализа коллективного интеллекта, общественного мнения. Согласно данному подходу, наиболее значимым в определении социальной проблемы является ценностное суждение. Приоритет моральной оценки в процессе проблематизации составляет принципиальное отличие конфликтно-ценностной школы от функциональной, что становится предметом борьбы их представителей.
Так, Валлер В. остро критиковал функционализм за его стремление отказаться от изучения ценностного мира человека. Он отмечал, что различные попытки обратиться к социальным проблемам в научной манере оказывались бесполезными, поскольку имели дело лишь с объективной стороной социальных проблем и исключали отношение, которое делает их проблемами. С его точки зрения, отказ от рассмотрения ценностных суждений представляет серьезную ошибку, так как исследователь лишается существенного критерия идентификации социальной проблемы. Безусловно, учет ценностных суждений людей необходим для выявления степени остроты и насущности конкретной проблемы, однако ставить его в центр процесса проблематизации, на наш взгляд, неправомерно, поскольку не сами по себе оценки людей, а противоречия, возникающие в их реальной жизни, порождают проблему.
Идеи конфликтно-ценностного подхода последовательно проводятся в работах Р. Фуллера и Р. Майерса, которые придавали особое значение субъективной стороне проблематизации. Они утверждали, что пока люди не оценили ситуацию как проблему, она никак не отражается на их поведении, а объективное условие только тогда становится ею, когда угрожает ключевым ценностям конкретной социальной группы. По мнению названных авторов, проблемы — это то, что люди считают таковыми. Поэтому одна и та же жизненная ситуация может интерпретироваться одними как проблема, а другими нет. В самой социальной проблеме Р. Фуллер и Р. Майерс выделяли объективное условие и субъективное определение. При этом первое подконтрольно беспристрастным и квалифицированным наблюдателям. Второе — это результат осознания конкретными индивидами того, что некоторое условие представляет угрозу значимым для них ценностям. Поэтому причины, порождающие неблагоприятные условия, не тождественны причинам, по которым последние приобретают характер проблемы. И динамика условий еще не объясняет изменения в определении их как проблемы.
Такая трактовка социальной проблематизации, по справедливому замечанию М. Спектора и Дж. Китсьюза, оставляет неясным то, как индивиды или группы конструируют проблемы и на основании чего они принимают решение, что объективное условие представляет для них реальную угрозу. И в этом один из серьезных недостатков данной школы.
В рамках конфликтно-ценностного подхода проблемы рассматриваются как результат столкновения ценностей, что ведет к нарушению ценностного консенсуса в обществе. Их истоки связываются не с экономическими или социально-политическими условиями жизнедеятельности людей, а с общественной моралью. Причем делается допущение о наличии компромисса в сознании людей при выработке позиции в определении социальной проблемы. Например, если отношения между полами характеризуются как противоречащие доминирующим ценностям, то признается наличие социальной проблемы сексуальных отношений. Или пример с наркотиками. По мнению сторонников конфликтно-ценностного подхода, наркотизм как проблема возникает тогда, когда люди начинают осознавать, что динамика наркотизации становится опасной для их благосостояния, что она вызывает социальное беспокойство и характеризуется многими как неблагоприятная.
Приведенные примеры показывают, что сторонники данного подхода понятие проблемы связывают лишь с реакцией людей на воздействие некоторого объективного условия. В этой связи утрачивается целостное представление о процессе проблематизации. Кроме того, анализ реакции людей на конкретную ситуацию как угрозу их ценностям и благосостоянию вызывает необходимость каждый раз дополнительно пояснять содержание и смысл, вкладываемые в определение проблемы. Здесь проявляется еще один недостаток конфликтно-ценностного рассмотрения проблем. Уязвимым местом является также то, что решение по поводу конфликтного характера складывающихся в обществе отношений принимает некоторая группа. Это дает повод, в частности, социальным работникам поддерживать ситуацию конфликтности, поскольку от этого зависит их профессиональный успех и материальное благополучие.
Следует отметить и то, что в соответствии с конфликтно-ценностным подходом базой для определения проблемы служат нормы. Это делает указанный подход близким к теории дезорганизации. Их роднит и другое обстоятельство. Дело в том, что несмотря на попытки сторонников конфликтно-ценностной школы поставить ценностные суждения в центр анализа процесса проблематизации, им все же не удалось довести свою концепцию до логического завершения, так как при объяснении причин возникновения проблем они приходят к описанию тех же объективных условий, что и сторонники функционализма.
И представители функционализма, и представители конфликтно-ценностной школы при объяснении социальных проблем вынуждены оперировать понятием «норма», что связывает их непосредственно с третьим подходом — нормативным.
Нормативный подход в социологии социальных проблем. Нормативный подход внутренне присущ рассмотренным выше научным школам, поскольку и те, и другие приходят к необходимости использовать некоторую меру для оценки объективных ситуаций как неблагоприятных, не удовлетворяющих либо требованиям функционального устройства системы, либо требованиям ценностного консенсуса. Другими словами, в рамках обеих школ сама процедура установления социальных проблем предполагает наличие целого ряда норм: жизненных стандартов и допустимых границ отклонений от них, легитимных правил поведения, нормативной численности людей, чье мнение о проблематичности ситуации является достаточным для определения проблемы и т.д. Таким образом, нормативность некоторых функций, социальных институтов, ценностей является обязательным условием проблематизации. Социологам же отводится роль экспертов, которые либо устанавливают объективно обусловленные стандарты, либо оценивают уже существующие и широко разделяемые на адекватность социальным условиям.
Нормативный подход не ограничивается функциональными или конфликтно-ценностными определениями социальных проблем. Он также широко применяется сторонниками трактовки последних как социальной патологии. В данном случае проблемы формулируются исходя из оценки соответствия реально функционирующего объекта некой нормативной модели. При этом довольно часто социальная патология отождествляется с нездоровьем общественного организма, поэтому для анализа сложившейся социальной ситуации предлагается использовать методы, аналогичные биологическим или медицинским. Предпринимается также попытка сформулировать универсальный критерий, отражающий объективно обусловленную норму (здоровье социального организма). Следует отметить, что отождествление проблем с социальной патологией, и особенно в ее биологической или медицинской интерпретации, придает им заведомо негативный оттенок. Но ведь не всякая проблема и не всегда несет в себе отрицательный заряд. Надо иметь в виду и потенциал позитивного влияние проблем на социальное развитие.
Нормативный подход лежит в основе некоторых концепций девиантного поведения, отличных от функционализма. Это, в частности, относится к теории отклоняющегося поведения, объясняющей последнее как результат действия социального контроля, т.е. к теории наклеивания ярлыков. Один из ее родоначальников, Э. Лемерт, характеризуя социетальную реакцию как основу для определения и различения девиаций, пришел к необходимости признания объективного действия, с которым связана эта реакция и которое эмпирически наблюдается и поддается описанию социологом. А раз так, то для установления социальной проблемы, социологу нужно использовать статистически определяемые нормы, стандарты. Сам Э. Лемерт постулировал модальности поведения и отклонения от них, то есть опирался на статистическое понятие моды как нормы поведения.
Исследование различных форм применения нормативного подхода для определения социальных проблем позволяет выявить его особенности. Обращает на себя внимание то, что в отличие от функционального и конфликтно-ценностного подходов он связан не столько с теоретическими, сколько с методологическими вопросами анализа социальной действительности. Другими словами, он не претендует на статус социологической теории, а выполняет методическую функцию, т.е. выступает в качестве основой процедуры определения социальных проблем. Нормативный подход согласуется с разными, порой альтернативными, теоретическими конструкциями, объясняющими процессы функционирования и развития общества. Это обусловлено тем, что он ориентирован на общесистемные количественные закономерности. И в этом его универсальность.
Обобщая концептуальные подходы к определению социальных проблем, сложившиеся в рамках первой традиции, можно сделать следующие выводы.
Во-первых, несмотря на отмеченные различия, все они в качестве ключевого признака моделирования социальных проблем используют объективное условие как предпосылку и элемент социального порядка. Исходя из этого процесс проблематизации включает анализ и оценку как самого условия, так и его нарушений. Основными задачами анализа выступают: выявление и объяснение причин нарушения конкретного социального условия, а также определение масштабов и последствий воздействия возникших нарушений на жизнедеятельность общества в целом и отдельных социальных групп, в частности. На наш взгляд, обращение к объективным условиям как центральному аспекту определения социальных проблем является несомненным достоинством всех названных подходов.
Во-вторых, и функционализм, и конфликтно-ценностную школу роднит то, что при исследовании социальной действительности они исходят из идеи усиления солидарности, интеграции в ходе социального развития. И все, что связано с нарушением этих базовых тенденций, приобретает в их глазах проблемный характер. При этом игнорируется то, что проблемы возникают в результате взаимодействия людей, имеющих различные интересы, что конфликт, столкновение интересов выступают их источником. Недостаточное внимание к изучению социальных противоречий, к анализу взаимодействия различных социальных сил делает указанные подходы недостаточными для объяснения социальных проблем.
В-третьих, в процессе проблематизации социологу отводится роль стороннего наблюдателя. Он исключается из состава тех, действия которых приводят или могут привести в будущем к возникновению проблемы. А его функции состоят в том, чтобы определять социальные стандарты и выявлять базисные социальные ценности, оценивать состояние социальной системы и обосновывать предложения по ее совершенствованию. Таким образом, социологи рассматриваются как независимые эксперты, в чьих силах провести объективный каузальный анализ возникающих в обществе отклонений, а также типологизировать установленные социальные проблемы. Однако не принимается в расчет, что они являются членами профессионального сообщества, обладающего особыми интересами. Поэтому в процессе конструирования социальных проблем не исключена возможность использования ими своего статуса для продвижения профессиональных интересов. Формулируя определенным образом социальные проблемы, социологи могут оказывать давление на общество с тем, чтобы занять более выгодную позицию по сравнению с представителями других профессий (политологами, психологами, медиками, юристами).
Вторая традиция, как отмечалось ранее, связана с трактовкой социальных проблем с позиции критического силового конфликта. Ее исходные положения противостоят идее социального порядка, а истоки обнаруживаются в творчестве К. Маркса, Р. Дарендорфа, Р. Миллса, которые исследовали роль социального неравенства, классовой борьбы, власти в функционировании и развитии капиталистического обществе.
К. Маркс, пожалуй, был первым социальным мыслителем, который поставил понятие конфликта в центр исследования социальной структуры капиталистического общества. Он рассматривал классовый конфликт как имманентную черту данного общества. По К. Марксу, сама структура капиталистического производства порождает эксплуатацию и классовую борьбу, что оказывает существенное влияние на развитие политики, права, образования. Поскольку капиталисты сосредоточивают в своих руках основные ресурсы и власть, они формируют господствующую идеологию. Однако рабочий класс более многочисленный, и он создает основные блага. Такой силовой дисбаланс приводит к периодически протестам со стороны рабочего класса, включая широкомасштабные рабочие движения. Согласно К. Марксу, ни индивидуальная патология или плохая приспосабливаемость, ни широкомасштабные бедствия не служат источниками социальных проблем. В качестве таковых выступают отношения эксплуатации между группами, конфликт коренных интересов различных групп.
Важной чертой марксистского анализа является тезис о том, что государство не является независимой силой, отделенной от капиталистического класса. Поэтому оно не может быть нейтральным и выражает интересы господствующего класса. Отсюда следует, что применение частичных государственных реформ не решает социальные проблемы капиталистического общества. Государственные программы смягчают, но не устраняют противоречия между интересами капиталистов и рабочих, а следовательно, лишь частично решают возникающие социальные проблемы. Творчество К. Маркса оказало сильное влияние на развитие взглядов на социальные проблемы с позиции критического силового конфликта.
    продолжение
--PAGE_BREAK--Данная традиция базируется на следующих теоретических положениях. Первое: в процессе проблематизации изучение социальной реальности опирается на анализ ресурсов общества, таких, как богатство, власть. При этом предполагается, что данных ресурсов не хватает, чтобы удовлетворить желания всех его членов. Второе: считается, что ресурсы неравномерно распределены, следовательно, существует неравенство, что приводит к конфликту интересов в обществе. Третье: утверждается, что конфликт интересов возникает между теми, кто обладает названными ресурсами, и теми, кто не обладает таковыми.
Основными понятиями, используемыми в рамках концепции критического силового конфликта, являются: конфликт, социальная структура, интерес, власть, контроль, господствующая группа, идеология.
Представители данного направления социологии социальных проблем признают, что социальные конфликты неизбежны, их причины находятся внутри общества, а не за его пределами По их мнению, источники противостояния в обществе кроются в том, что господствующая группа использует все формы контроля и воздействия на социальную практику и общественное сознание для обеспечения приоритета своих интересов. Стабильность социальной системы кажущаяся, она достигается либо посредством формирования ложного общественного сознания, либо посредством пресечения действий тех, кто противостоит властвующей группе. Столкновение классовых, национальных, других интересов может разрушить ее, привести к революционным преобразованиям общества. Поэтому чтобы понять социальные проблемы конкретного общества, надо понять интересы наиболее значимых социально-политических сил, действующих в нем.
С позиции силового конфликта причинами социальных проблем выступают концентрация богатства и власти, классовое, расовое и гендерное неравенство, эксплуатация, дискриминация, колониализм.
В настоящее время концепция силового конфликта в трактовке социальных проблем представлена неомарксизмом (фокусируют внимание на классовых различиях и классовых конфликтах), феминизмом (фокусируют внимание на вопросах эксплуатации по признаку пола), национализмом (фокусируют внимание на расовой или этнической эксплуатации) и школой, критикующей государство и государственное управление (фокусируют внимание на антидемократическом государственном администрировании, авторитаризме, коррупции). Между перечисленными школами существуют значительные различия, поскольку предметом исследования выступает взаимодействие качественно неоднородных социальных групп. Вместе с тем их сближает то, что все они пытаются выявить корни проблем на основе анализа различий в интересах классов, других элементов социальной структуры общества, а также оценки эффективности деятельности господствующих институтов и исходя из этого найти радикальное решение таких проблем, как безработица, бедность, нищета, социальная исключенность, отклоняющееся поведение.
Конструктивистский подход в социологии социальных проблем. В 70-х годах нашего столетия в рамках данной традиции возник новый подход, принципиально отличный от всех названных выше, — конструктивистский. Его основоположники — американские ученые М. Спектор и Дж. Китсьюз. Данный подход, несмотря на резкую критику со стороны представителей классической социологии, приобрел широкую популярность в научных кругах. На его базе во многих странах проводятся исследования наркотизации, алкоголизации населения, насилия над детьми и других социальных процессов и явлений. В чем же его суть?
В конструктивизме в основу моделирования социальной проблемы кладется не объективное условие, а социальное действие. Сами же проблемы трактуются как коллективное поведение, отражающее взаимодействие различных групп по интересам. Последнее в свою очередь включает формулирование требований одной группы в отношении другой и стремление добиться удовлетворения данных требований. По мнению М. Спектора и Дж. Китсьюза, предметом социологии социальных проблем выступает взаимодействие между группами, формирующими требования, и другими участниками процесса определения социальных проблем. Понятие проблемы как разновидности объективного условия, считают они, должно быть заменено ее трактовкой как формы социальной деятельности. Здесь мы наблюдаем стремление применить методологию исследования в русле “процессуальной перспективы”, что, на наш взгляд, способствует более глубокому проникновению в сущность социальных проблем.
Вместе с тем, согласно данному подходу, социальные проблемы порождаются действиями индивидов или групп, утверждающими наличие недовольства и требований в отношении некоторых неблагоприятных условий. Ввиду этого они рассматриваются как социальные конструкции и трактуются в контексте лингвистической деятельности по производству смыслов и значений. Их исследование связано с анализом предпосылок возникновения, природы и содержания действий по формулированию и продвижению требований. При этом значение объективных условий нивелируется, поскольку полагается, что они не существуют сами по себе, независимо от их описания взаимодействующими сторонами, а выступают лишь социальными конструкциями. Это означает, что в конструктивизме предпринимается попытка изучать и определять проблемы в рамках феноменологических процедур исследования.
Центральным понятием в конструктивизме выступает понятие требования. Требование (claim) — это актуализация того, что некоторое условие Х является неудовлетворительным с точки зрения интересов определенной группы, т.е. проблемным, и что некоторая стратегия У — это способ изменения данного условия (способ решения проблемы). Формулирование требований — это акт коммуникации, форма обращения к аудитории с целью заострить внимание на своей жизненной ситуации и своих интересах. Это также форма отражения необходимости конкретных социальных действий в отношении неблагоприятных условий.
Требования — это всегда обращение одной части общества к другой. Поскольку эти части вступают во взаимоотношения, постольку одна из них рассматривается как требующая сторона (claims-maker), а другая — как отвечающая (claimants-client). Требующая сторона формулирует представления о причинах условий, которые она расценивает как затруднительные, определяет ответственность и тех, кто должен исправлять сложившуюся ситуацию. Возможны случаи, когда трудно решить, кто ответственен за изменение неблагоприятных условий, тогда поиск ответственного становится предметом требований. Требующая сторона может обратить внимание на группы по интересам, которые активно сохраняют ситуацию и извлекают из этого выгоду. Неоднозначность требований может привести к различным стратегиям поведения групп по интересам.
Другая сторона — это, как правило, органы власти, социального управления, социальные службы, предприятия и организации, занимающиеся социальным обслуживанием, которые уполномочены взаимодействовать с общественностью, отвечать на ее запросы, решать проблемы людей. Работа с требования — это основная сфера деятельности социальных служб. В целях реализации своих экономических интересов они могут стремиться к расширению масштабов своих полномочий, увеличению объема деятельности за счет привлечения новых клиентов посредством проведения целенаправленной политики по формированию своего имиджа, за счет установления тесных контактов с органами власти и управления. В работе с клиентами они могут выбирать более выгодные со своей точки зрения требования и заниматься ими. А менее выгодные — представлять как не актуальные. Поэтому данные службы могут оказывать давление на общественность, органы власти и управления в соответствии со своими интересами. Таким образом, в процессе взаимодействия каждая из названных сторон стремиться реализовать свои интересы. И если требующей стороне удается сформировать общественное мнение в свою пользу, значит, ее требования будут рассматриваться как социальная проблема.
Основными формами требований являются: жалобы, протесты, возбуждение судебного процесса, созыв пресс-конференции, публикации с разоблачениями или драматическим описанием сложившейся ситуации, поддержка или лоббирование правительственной политики, организация пикетов, бойкотов, демонстраций и т.д. В соответствии с этим claims-makers — это, как правило, группы протеста, общественные организации и движения, представители средств массовой информации, комиссии по расследованию тех или иных обстоятельств, представители социальных профессий и т.п., т.е. те, кто выражает интересы определенных социальных групп.
Данные группы или отдельные представители выражают вполне конкретные интересы, поэтому при выработке требований они фокусируют внимание лишь на отдельном аспекте проблемной ситуации. Claims-makers характеризуют объективное условие как особого рода проблему: выделяют не все его стороны, а лишь некоторые, поддерживают и продвигают специфические ценности, ограничиваются отдельными причинами и частичными рекомендациями. Исходя из этого они не просто конструируют проблемы, но и типологизируют их. Типологизация социальных проблем является интегральной частью их конструирования.
Требование — это нормативное явление, оно формируется с учетом ценностей. Однако, по мнению М. Спектора Дж. Китсьюза, ценности не являются причиной самих требований, а лишь оказывают влияние на содержание и аргументацию последних. Причиной возникновения требований выступают неудовлетворенные интересы. Поэтому проблемы — это результат столкновения интересов, который принимает форму интеракции двух сторон: требующей и ответственной за реализацию выставленных требований.
Согласно данному подходу, социологическое исследование социальных проблем должно предусматривать решение четырех важнейших вопросов: что включают в себя требования, из каких элементов они состоят? Как происходит разделение участников процесса проблематизации на требующую и отвечающую стороны? Как они взаимодействуют друг с другом? Как требующая сторона решает, где размещать свои требования? Необходимость постановки и решения названных вопросов объясняется тем, что не существует механической причинной связи между объективным условием, опытом выражения неудовлетворенности им и стратегиями поведения различных участников процесса проблематизации.
Существенной чертой конструктивизма является то, что центральное место в социологическом анализе поведения людей и групп по интересам отводится изучению методов, которые они используют для того, чтобы вложить в конкретное условие смысл неудовлетворительного, неблагоприятного. По замечанию П. Ибарры и Дж. Китсьюза, самое важное в конструктивизме — выяснить, как в требованиях людей относительно некоторого условия выражается их понимание проблемы, как они формируют свои требования, какие ресурсы предлагают мобилизовать и кому адресуют данные требования. Этот процесс определения людьми своих жизненных условий как неблагоприятных выступает предметом эмпирического исследования. В такой интерпретации социальные проблемы трактуются как определенный класс интеракций, состоящий из аналитически объясняемых средств формулирования, описания, объяснения и оценки символически сконструированной интерсубъективной экзистенции. Для участников процесса проблематизации формулируемое ими требование предстает как символический акт.
Другой отличительной особенностью данного подхода является то, что при оценке позиции социолога в определении социальных проблем учитываются три формы его участия в процессе проблематизации: как рядового члена общества; как члена профессиональной группы и как представителя группы, формулирующей требования. Как рядовые члены общества социологи имеют свой собственный взгляд на то, какие жизненные условия или ситуации следует характеризовать как проблемные. В этом случае не нужно учитывать специальные профессиональные ограничения на их деятельность по определению социальных проблем.
Как члены профессиональной группы социологи должны организовывать данную деятельность на основе каузального анализа, который выступает своего рода профессиональной идеологией. В этой ипостаси они, во-первых, мотивируют свои заключения, а, во-вторых, экспертируют суждения представителей других социальных групп и профессиональных сообществ.
Как участники процесса выработки требований социологи выступают в роли активных борцов за продвижение своей собственной трактовки социальных проблем. При этом последние рассматриваются как определенные конструкции, возникающие в головах представителей различных групп по интересам. Социологи, равно как и другие участники, используя все возможные средства воздействия на общественное мнение, добиваются господствующей позиции в определении социальных проблем. Поэтому они могут вступать в конфликт с представителями других социальных профессий. Именно таким путем они добились трактовки ментальных отклонений как социальной проблемы, что расширило круг их профессиональной деятельности.
Предложенная М. Спектором и Дж. Китсьюзом характеристика позиции социологов вызывает необходимость проведения границы между практической деятельностью участников процесса проблематизации и теоретической деятельностью социологов. Последнюю авторы связывают с объяснением интерпретирующих практик, риторических изобретений, а также совместных действий, включенных в дискурсивное пространство социальных проблем. Здесь важно отметить, что нормативная парадигма, свойственная традиционной (в объективистской манере) трактовке социальных, заменяется объяснительной. И если в первом случае определение проблемы предполагает установление масштабов, значимости, причин и последствий сохранения проблемной ситуации, то во втором оно сводится к наблюдению и интерпретации действий участников процесса проблематизации, активно участвующих в процессе конструирования социальных проблем посредством обмена смыслами и значениями.
Обращение к наблюдению и интерпретации взаимодействия как основным методам социологического определения социальной проблемы делает данную концепцию близкой к тем, которые строятся на базе этнометодологии. Поэтому она несет в себе все противоречия и трудности, свойственные этнометодологии.
На наш взгляд, отказ от нормативной парадигмы в исследовании социальных проблем приводит к тому, что изучение социальной действительности строится только на базе описания сущего, без выявления противоречия между ним и должным. Уход от каузального анализа делает конструктивистский подход весьма уязвимым, поскольку не зная причин, порождающих те или иные действия людей, трудно понять и объяснить их, а значит, найти наиболее подходящие способы разрешения возникающих социальных противоречий.
Согласно методологии конструктивизма, проблемы возникают тогда, когда отвечающая сторона выражает готовность или предпринимает конкретные действия в ответ на запросы требующей стороны. Получается, что если таких действий нет, то нет и проблемы. Однако это далеко не так. Любая проблема имеет свой жизненный цикл. На фазе зарождения (возникновения) и на фазе становления она трудно распознается, поскольку масштабы ее невелики и практически не наблюдается ответной социальной реакции. Но это не значит, что она не существует. Социальные действия, связанные с конкретной ситуацией, возникают на фазе обострения проблемы, когда приходится иметь дело с ее последствиями и целенаправленное воздействие на социальные процессы ограничивается преодолением негативных результатов развития социальных событий. В этом случае решение социальных проблем обходится дорого и с экономической, и с социальной точек зрения. Поэтому для эффективного управления социальными процессами важно проводить их раннюю диагностику, т.е. исследовать динамику социального развития с целью обнаружения диспропорций, нарушения устойчивости в общественном развитии. Это позволит обеспечить приоритет превентивных мер в регулировании социальных отношений.
На наш взгляд, исследование социальных проблем должно включать в себя изучение поведения людей, выставляющих требования в отношении реальной жизненной ситуации, в которой они оказались. И в этом представители конструктивистской школы, безусловно, правы. Однако этого недостаточно. Мы исходим из социальной обусловленности, детерминированности человеческой деятельности. Поэтому крайне важно выявлять и анализировать предпосылки, факторы, вызывающие к жизни ту или другую форму социального поведения. Значит, необходимо изучать социальные противоречия и ведущие тенденции их разрешения в конкретных исторических условиях.
Материалистическое понимание истории дает нам основание заключить, что социальная проблема — это объективное противоречие, находящееся на такой стадии своего развития, когда нарушаются пропорции социальной динамики (складывается социальная структура, подрывающая основы целостности данной системы) и на этой основе возникает дисбаланс коренных общественных, коллективных и личных интересов, что влечет за собой разрушение сложившихся социальных ценностей, и как следствие, изменение существенных свойств социума и возникновение «угрозы» его привычной, устоявшейся (и в этом смысле нормальной) жизнедеятельности. Поэтому изучение социального положения различных групп людей, их интересов и конкретных действий в контексте объективно обусловленных социальных изменений должно являться предметом социологии социальных проблем. А в качестве основного метода исследования проблем может стать диагностика как разновидность системного анализа. Ей посвящен следующий параграф.
    продолжение
--PAGE_BREAK--2 Диагностика социальных проблем Решение социальных проблем программным способом предполагает наличие развитой методологической и методической базы системного исследования общества и отдельных его структурных образований. Теоретическое конструирование проблем (концептуальное моделирование) — очень важная, но не единственная задача разработки методологии социального программирования. Не менее значимым является использование диагностической процедуры, которая, с одной стороны, позволяет устанавливать соответствие между теоретическим конструктом (как латентным признаком) и его эмпирическими индикаторами или же концептуализировать некоторые синдромы, имеющие место в реальной действительности, а с другой — дает возможность, используя научное знание, осуществлять контроль за состоянием социального объекта или процесса, а также его регулирование.
Диагностическая процедура, равно как и термин «диагностика», впервые был введен в медицине. Диагностика (diagnostikos) в переводе с греческого означает «способный распознавать». Именно в этом смысле трактовалось изначально и соответствующее понятие. Сама же процедура применялась для определения характера и степени сложности заболевания на основании разностороннего обследования пациента. По мере развития медицинской науки и связанного с ним обогащения теоретической концепции заболевания диагностика превратилась в надежный метод целенаправленного, комплексного исследования объекта (процесса), на базе которого формировались эффективные средства борьбы с болезнями.
Впоследствии данный метод был заимствован другими науками и применен в различных сферах человеческой деятельности, в том числе в технике, биологии, агрономии, физике, информатике, психологии, оргпроектировании. Как показывает опыт, его широкое использование в разных областях дает положительные результаты, поскольку в нем реализуется принцип системности, комплексности исследования объекта. Диагностика выступает как разновидность системного анализа, ее достоинство — в целостном видении объекта и комплексной оценке влияния различных факторов на состояние и динамические характеристики этого объекта.
Становление и развитие метода диагностики в социологии имеет свою традицию. Исторически сложилось так, что он формировался в рамках двух направлений научных исследований: количественном социологическом измерении и прикладной социологии, — что наложило определенный отпечаток на трактовку его содержания и функций.
В первом случае диагностика рассматривается как процедура измерения и предназначается для сопоставления, выявления связи, зависимости между латентными (внутренними, скрытыми), неизмеримыми переменными и их эмпирическими индикаторами. "… диагностическая процедура, — отмечает Г.С. Батыгин, — не просто терминологическая транспозиция внешнего языка на язык внутренний, но искусное оперирование внешними измерениями с целью вызвать наружу дух действительности." Генезис данного метода применительно к развитию теории и практики количественного измерения в социологии представлен достаточно полно в работе И.Ф. Девятко. Становление диагностики связано с первыми попытками измерить социальные установки людей, которые были осуществлены американскими учеными Терстоуном, Ликертом, Гутманом и другими в начале нынешнего столетия.
Первоначально концепция измерения строилась на основе систематического приписывания чисел совокупности наблюдений, которое отражало положение каждого члена совокупности на континууме переменного качества (концепция шкалирования). В этой концепции диагностическая процедура выполняла функцию оценки степени релевантности операциональных определений «конструкта» его действительному содержанию. При этом признавалось, что между латентной и явными переменными существует однозначное соответствие. Поэтому главная задача состояла в формировании множества явных переменных, возможности решения которой связывались с разработкой надежного экспериментально-измерительного инструментария (анкеты, бланки интервью и т.п.).
Операциональный подход в социологическом измерении был подвергнут серьезной конструктивной критике со стороны Лазарсфельда и других известных социологов, которые предложили «симптоматическую» концепцию измерения. В ней признается вероятностный, нелинейный характер связи между «конструктом» и его индикаторами-симптомами. В этой связи диагностическая процедура базируется на сохранении дистанции между операциональными определениями и «истинными» концептуальными характеристиками объекта, причем наблюдения и операции интерпретируются как симптомы латентного свойства, обнаруживающего себя и иным образом. Результаты замеров трактуются не в операциональных, а в концептуальных терминах. Сам по себе симптом не имеет значения. Он приобретает таковое лишь в контексте диагностики. Его релевантность оценивается лишь в связи с концептуальной переменной.
В современной теории социологического измерения, по мнению И.Ф. Девятко, широкое распространение получает концепция, согласно которой оценка связи латентной и явных переменных опосредована теоретической моделью причинных связей постулируемых свойств с какими-то индикаторами, которые мы можем наблюдать. Ее сторонник, американский ученый Х. Блейлок, последовательно обосновывал необходимость разработки специальной причинной теории как вспомогательной теории измерения. В соответствии с данной концепцией смысл диагностической процедуры состоит в том, что заранее строится вспомогательная теория измерения. На ее базе осуществляется изучение и оценка взаимосвязи «конструкта» и его эмпирических индикаторов. В этом случае диагностика предполагает «концептуализацию некоторых синдромов — устойчивых комплексов или групп переменных.»
Несмотря на ряд принципиальных отличий в способах исследования взаимосвязи латентных и явных переменных, во всех рассмотренных подходах суть диагностики сводится к решению задачи обнаружения объективного типа посредством наблюдения и выявления эмпирических форм его представления.
В несколько ином ракурсе трактуется данный метод в прикладной социологии. Он рассматривается как прикладное средство социологической науки, разработка которого обусловлена практической потребностью использования фундаментального социологического знания в деятельности заводских социологов и социологов, специализирующихся в области управления социальными процессами.
Анализ различных определений диагностики, объединенных общностью взгляда на нее как на метод прикладной социологии, проведен В.В. Щербиной в работе «Средства социологической диагностики в системе управления». Автор отмечает, что в настоящее время сложилось три подхода к ее трактовке. Согласно первому, под диагностикой понимается специфический процесс деятельности, осуществляемый на стыке науки и практики и связанный с выявлением состояния объекта с целью его изменения посредством корректирующих действий. В соответствии со вторым диагностика рассматривается как совокупность приемов и методов, создаваемых в рамках конкретной научной дисциплины для решения ее прикладных задач. Суть третьего подхода в том, что диагностика определяется как специфическая дисциплина, особое направление деятельности в рамках конкретной науки, которое обеспечивает создание средств, реализующих прикладные функции науки.
По мнению В.В. Щербины, первое определение фиксирует внимание на практической функции диагностики, второе — на ее технологическом аспекте, а в третьем сделан упор на разделении труда в науке (одни разрабатывают средства диагностики, другие ими пользуются).
Несмотря на различие акцентов, перечисленные выше подходы роднит то, что в их рамках диагностика рассматривается как метод фиксации состояния объекта по заданным параметрам и его оценки с точки зрения нормативной модели с целью прогнозирования и регулирования поведения данного объекта. «Сущность социологической диагностики, — отмечает В.В. Щербина, — состоит в том, чтобы обеспечить процесс оценки социального компонента организации с позиции соотнесения его состояния с необходимым для обеспечения наилучшего режима функционирования или развития организации.»
Исходя из данного определения основными средствами диагностики выступают: методики разработки социального паспорта предприятия, социальных карт коллектива, карт социального фона; методики социологического опроса; комбинированные методики, сочетающие как опросные, так и статистические методы; сложные методики сбора комплексной социальной информации для решения конкретных управленческих задач (как правило, кадровых); методики выявления позиционного конфликта; методики оценки управляемости организации и др.
Обобщая сказанное выше, сделаем выводы. Прежде всего следует отметить, что развитие диагностики и диагностической процедуры в рамках двух направлений (социологического измерения и прикладной социологии) обусловило специфику трактовки данного метода. В первом случае сфера его применения ограничивается решением теоретической задачи распознавания латентных свойств объекта с помощью ряда индикаторов, эмпирически обнаруживающих себя и принципиально измеримых. Во втором она значительно шире и предполагает выполнение не только теоретических, но также практических функций, связанных с обоснованием и принятием управленческих решений. В то же время анализируемые трактовки диагностики, в сущности, не противоречат друг другу. Они не являются взаимоисключающими. Установление соотношения, связи «конструкта» и его эмпирических индикаторов, на наш взгляд, выступает необходимым условием осуществления практической функции диагностики, поскольку без измерения состояния конкретного объекта или процесса крайне затруднительно (если не сказать более, невозможно) осуществить его оценку.
Диагностическая процедура в своем прикладном значении может быть эффективно использована для анализа социальных проблем и выработки управленческих воздействий, направленных на их разрешение. Она позволяет формировать поле проблем, находить их внутреннюю взаимосвязь, выявлять среди них ключевые, определять степень их остроты и насущности, значимость для общества и исходя из этого намечать стратегию взаимосогласованной деятельности различных субъектов социально-экономической жизни для устранения или разрешения существующих проблем. С помощью диагностики можно анализировать внутреннюю структуру конкретной проблемы, устанавливать ее истоки, стадию развития, а также оценивать величину ущерба от ее сохранения, что создает возможность более глубоко, разносторонне и взвешенно подходить к постановке целей социального управления.
Диагностика имеет принципиальное значение для разработки целей социальных программ, выявления общей логики решения проблем, связанных с их достижением. Она сокращает вероятность ошибок, возникающих при трансформации проблем в цели, что особенно важно для определения стратегических направлений удовлетворения насущных потребностей людей.
Диагностика дает возможность свести к минимуму элементы субъективизма в целеполагании, так как путем научного анализа устанавливается взаимосвязь различных проблем, их взаимообусловленность и соподчиненность. Исходя из этого выявляется ключевая (корневая), устранение которой приводит к решению многих других проблем. Например, в первые годы социалистического строительства в нашей стране решение проблемы электрификации позволило существенно снизить затраты живого труда и высвободить время на собственно социальное развитие (были сформированы и стали развиваться быстрыми темпами отрасли социальной сферы, такие, как народное образование, медицина, культура), повысить качественные характеристики живого труда (его производительность, уровень квалификации и образования работников), коренным образом изменить сельский образ жизни и др.
Диагностика социальных проблем может и должна выступать в качестве метода социального программирования, поскольку их системное исследование является необходимым условием разработки соответствующего комплекса управленческих воздействий на различные сферы социальной жизни. Будучи таковой она представляет собой совокупность способов, приемов научного обоснования проблем, решаемых посредством управления, их логической увязки с целями, возможностями и ресурсами социально-экономического развития.
Мы рассматриваем диагностику социальных проблем как прикладное социологическое исследование состояния социального объекта (общества, территориальной общности, социальной группы, трудового коллектива) с целью выявления отклонений и нарушений его нормального функционирования и развития. Она включает в себя анализ конкретной ситуации, выявление наличия социальных проблем и их типологизацию (определение принадлежности к установленному классу).
Анализируя социальную ситуацию, необходимо обращать внимание на устойчивые тенденции, свидетельствующие о нарушении пропорций социального воспроизводства, такие, как рост несоответствия между объемом и структурой общественных потребностей и объемом и структурой производства жизненных благ; снижение рождаемости, увеличение смертности; неблагоприятные сдвиги в социальной структуре общества (повышение удельного веса нетрудоспособного населения, увеличение доли семей, имеющих совокупный доход ниже прожиточного минимума, усиление имущественной и подоходной дифференциации); повышение интенсивности миграции; рост национально-этнических конфликтов. При этом объектами исследования должны стать факты, свидетельствующие о нетипичных для данного общества девиациях.
Диагностика социальных проблем предполагает также использование данных эмпирических исследований социального самочувствия населения, свидетельствующих о том, насколько оно осознает конкретную проблему, как оценивает ее, есть ли у людей ощущения тревоги, неудовлетворенности, беспокойства за будущее своей семьи, своих детей, готовы ли они самостоятельно выходить из сложившейся ситуации или рассчитывают на «внешнюю» помощь при сохранении собственной пассивной позиции, какие действия они намерены предпринимать для улучшения своего положения. Эти данные позволяют сделать вывод об остроте проблемы, о возможных действиях со стороны самого населения и необходимых действиях со стороны государства для ее разрешения (смягчения). В этом случае объектом исследования выступает общественное мнение.
Кроме того, в процессе диагностики важно заострять внимание на поведении заинтересованных групп людей, т.е. тех, в чьих интересах сохранение данной проблемы, тех, в чьих интересах ее быстрейшее разрешение, а также тех, кто выступает в роли посредника между названными выше группами. Это дает возможность выявить противоречия в интересах различных социальных групп и возможности их разрешения средствами управления.
В таком контексте она отражает логику социальной проблематизации исходя из диалектико-материалистического понимания социальной реальности. В ее основе лежит анализ противоречий социального функционирования и развития общества, в ходе которого выясняются социально-экономические диспропорции и их влияние на жизненно важные потребности, коренные интересы, основополагающие ценности отдельных социальных групп. Более того, определяется, насколько имеющиеся противоречия осознаются субъектами социальной жизни, существуют ли конкретные действия со стороны людей, направленные на их разрешение. Таким образом устанавливается наличие проблемы, ее масштабы, острота и насущность.
Проведение диагностики предполагает разграничение проблем по различным основаниям. При этом наиболее значимыми признаками выступают содержание и характер проблемы, ее масштаб, а также величина наносимого ею социального ущерба. Исходя из содержания можно выделить проблемы социального функционирования, социального развития и социального управления. К первой группе относятся те, которые связаны с противоречиями, возникающими в процессе удовлетворения постоянно возрастающих потребностей людей и, в частности, жилищная, продовольственная, проблема обеспечения населения услугами предприятий и учреждений социальной инфраструктуры. Ко второй группе относятся те, которые отражают противоречиями в интересах социальных групп, классов, национальных и территориальных общностей, общества и личности, которые обусловлены различиями социально-экономического положения соответствующих групп и выступают как результат их взаимодействия. Третью группу составляют те проблемы, которые выражают противоречия между субъектом и объектом управления и возникают в результате относительного обособления субъекта от объекта. Данная классификация позволяет выйти на специфику механизма решения разных групп проблем.
    продолжение
--PAGE_BREAK--По характеру проблемы подразделяются на исходные (ключевые, корневые), лежащие в основе других проблем, и производные. Установление ключевых проблем связано с обоснованием ведущего звена социального развития, что имеет принципиальное значение для определения направлений и темпов социальных преобразований, для установления приоритетов в распределении и использовании ресурсов, находящихся в распоряжении общества или отдельных его подсистем.
С точки зрения масштабности проблемы можно классифицировать как общегосударственные (общенациональные), региональные (национальные), локальные (отдельных социальных групп). Такое деление дает возможность «развести» субъекты решения проблем, определить сферы компетентности органов управления различных уровней иерархии, уточнить их полномочия и ответственность.
По величине последствий можно выделить неотложные, остростоящие проблемы, проблемы ближайшей и отдаленной перспектив. Указанная градация дает возможность более рационально распределять общественные ресурсы во времени, а также более обоснованно расставлять приоритеты в деятельности органов управления различного уровня и ранга.
Диагностика социальных проблем как метод программирования включает не только описание и типологизацию последних, но также определение проблемного объекта в качестве особого объекта управления. Проблемный объект представляет собой совокупность социальных агентов (будь то предприятие, организация, отрасль, региональное или иное образование) и отношений между ними, состояние которых порождает проблему и требует принятия специальных управленческих решений. Например, когда речь идет о преступности, то в состав проблемного объекта следует включать не только преступников, но также органы безопасности, правопорядка, правосудия, тюрьмы, исправительные колонии, органы социальной реабилитации и пр., т.е. те субъекты социальной жизни, поведение и взаимодействие которых при определенных условиях приводят к росту или снижению преступности, изменению ее масштабов и форм. На эти субъекты впоследствии будет направлено управленческое воздействие.
Проблемный объект — это открытая система, являющаяся подсистемой более сложной социальной системы. Исходя из этого решение проблемы возможно двумя путями: либо посредством перевода его в новое состояние, либо посредством изменения свойств всей социальной системы. Например, в нашей стране долгое время (до конца 1980-х гг.) перепродажа товаров с целью наживы рассматривалась как спекуляция и квалифицировалась как разновидность экономических преступлений. Данное явление попадало в разряд факторов, обусловливающих проблему преступности. В ходе перестройки социально-экономической и социально-политической жизни России, постепенного утверждения рыночных основ хозяйствования были приняты новые нормативные акты, регулирующие экономическое поведение и разрешающие свободную торговлю как разновидность предпринимательства. Так в результате изменения норм хозяйственной жизни спекуляция из разряда экономических преступлений попала в разряд узаконенной коммерческой деятельности. Таким образом, изменение свойств всей социальной системы привело к тому, что данный аспект проблемы был снят.
В проблемном объекте следует выделять социальную, функциональную и хронологическую структуры. Социальная структура — это основные характеристики «человеческой» составляющей проблемного объекта. Применительно к преступности — это половозрастные, социально-классовые, национально-этнические, профессионально-квалификационные характеристики преступников, это структура государственных и негосударственных социальных институтов, оказывающих воздействие на преступность. Функциональная структура включает множество социальных процессов, приводящих к возникновению проблемы. Например, убийства, грабежи, разбой, хищения, хулиганство — все это процессы, свидетельствующие о наличии преступности. В то же время коррупция в государственном аппарате свидетельствует о том, что преступность становится социальной проблемой. Хронологическая структура отражает динамику проблемного объекта, основные тенденции его развития. Приведенная структуризация позволяет выявлять специфику управленческого воздействия в зависимости от того, кто входит в данный проблемный объект, какие процессы его характеризуют, каковы его масштабы и темпы изменения.
Диагностируя социальные проблемы, необходимо иметь в виду относительный характер их решения, цикличность, системность проблем. Это требует комплексного подхода к программированию, а также соблюдения таких принципов, как экономичность использования и целесообразность концентрации ресурсов, выделяемых на реализацию разработанных программных мер.
В ходе диагностики важно исследовать «жизненные циклы» проблем и исходя из этого определять стадии их развития (возникновение, обострение, разрешение). Задача специалистов — выявить, насколько глубока проблема и в зависимости от этого оценить ее значимость для общества, а также обосновать направления ее решения. Следует подчеркнуть, что последствия решения проблемы неодинаковы для различных стадий ее развития. Если в процессе целенаправленного воздействия она разрешается в начале своего становления, то тем самым мы ограничиваем реализацию потенциала ее стимулирующего, здорового влияния на общество. Если же проблему решать на этапе саморазрешения, то по существу приходится иметь дело с ее последствиями. В этом случае трудно управлять ситуацией и прогнозировать желаемые результаты, поскольку нити целенаправленного воздействия на нее будут утрачены. Позитивные аспекты первоначального существования проблемы перекроются ее негативными результатами. Следовательно, для решения проблемы важно обосновать этап, на котором оно будет наиболее эффективным.
В процессе диагностики надо учитывать диалектическую связь между социальными проблемами. Это означает, что решение данной проблемы имеет следствием возникновение одной или нескольких других проблем, т.е. оно относительно. Например, ликвидация безработицы в СССР в начале 1930-х гг. имела следствием возникновение неэффективной занятости, рост удельного веса ручного труда в отраслях материального производства, нарушение производственной, технологической дисциплины и т.д. Более того, практика показывает, что социальные проблемы нельзя решить раз и навсегда. В частности, те из них, которые возникают в результате действия закона возвышающихся потребностей, постоянно возобновляются, и в этом смысле они вечны. По мере социального развития через разрешение противоречий посредством социального управления или стихийно они снимаются, но при этом воспроизводятся на качественно ином уровне.
Диагностика предполагает оценку степени остроты данной социальной проблемы. На основе анализа устанавливается взаимосвязь разных проблем и выясняется среди них ключевая, устранение которой приводит к решению многих других. Выявление в процессе диагностики основополагающей, ключевой проблемы соответственно требует и концентрации ресурсов на ее решение. В то же время, нужно соблюдать разумные пропорции в распределении ресурсов, выделяемых на социальное развитие, с тем, чтобы избежать обострения других проблем в перспективе.
Поднимая вопрос о приоритетности и в то же время комплексности решения той или иной проблемы, необходимо соотносить затраты и результаты, в том числе потери, которые общество может нести, если проблема не будет решаться своевременно. Наиболее ярким примером, когда общество несет большие потери, является подростковая преступность. Ныне государство тратит огромные средства на содержание различного рода исправительных учреждений для подростков (тюрьмы, колонии, спецшколы и пр.) и несоразмерно мало на профилактику правонарушений, создание различных подростковых клубов, досуговых центров и т.п.
В качестве методов диагностики можно использовать известные и положительно зарекомендовавшие себя методы, такие, как наблюдение (визуальное, статистическое, социологическое); построение «дерева проблем»; ранжирование проблем; социальный анализ проблемной ситуации на основе изучения данных социальной статистики, экономических параметров, проведения контент-анализа неофициальных материалов, массового анкетного опроса, а также опроса экспертов. Кроме того, здесь можно широко применять методы математического анализа и статистики (функциональный, корреляционный, дисперсионный, регрессионный). Диагностируя проблему, важно пользоваться методами социальных образцов, аналогий, сравнений, исторических параллелей.
На наш взгляд, важное значение для диагностики имеет метод когнитивной структуризации. Его основным инструментом являются когнитивные карты, которые предназначены для анализа проблемных ситуаций и определения управленческих воздействий, направленных на решение конкретной проблемы. Когнитивная карта отражает взаимное влияние факторов, обусловливающих возникновение проблемы. Как правило, она имеет вид ориентированного графа, вершины которого обозначают факторы, а дуги — тип связи между ними. Связи могут быть как отрицательными, так и положительными. Поэтому положительные дуги характеризуют однонаправленное, а отрицательные — разнонаправленное изменение факторов. Взаимосвязанные дуги образуют контуры (замкнутые ориентированные пути, вершины которых различны). Анализ контуров позволяет выявлять группы факторов, взаимно компенсирующих друг друга, что дает основание сделать предположение о наличии механизмов саморегуляции в исследуемой системе. Существование же контуров, в которых взаимное влияние факторов усиливается, вызывает необходимость контроля, управленческого регулирования текущих или предстоящих изменений. По справедливому замечанию Ю.М. Плотинского, когнитивные карты как удобная схема визуализации представлений позволяют исследователю преодолеть противопоставление между субъектом и объектом, учесть влияние проводимого исследования на исследуемый социальный объект и контролировать обратное воздействие социального процесса на включенного в него социолога.
Таким образом, диагностика социальных проблем базируется на теоретических представлениях о социальной проблематизации, принципах, методах и конкретных процедурах анализа социальных проблем, т.е. осуществляется по определенной методике.
Технология диагностики социальных проблем описывается с помощью ряда взаимосогласованных процедур и операций. С точки зрения последовательности действий процесс диагностики можно условно разбить на семь взаимосвязанных, но вместе с тем относительно самостоятельных этапов.
Первый этап. Анализ конкретной ситуации, выявление симптомов проблемы, обоснование качественных и количественных характеристик в виде изменений темпов и пропорций, нарушающих нормальное воспроизводство и развитие социальных процессов. Определение нормы по каждой характеристике и их совокупности, а также субъективных ощущений наличия проблемы, восприятия ее людьми. При этом следует иметь в виду, что связь между теоретическим конструктом проблемы и ее симптоматическими характеристиками, эмпирически наблюдаемыми и измеряемыми, имеет нелинейный, стохастический характер.
Второй этап. Описание симптомов конкретной проблемы и оценка степени отклонения симптоматических характеристик от нормы. Результатом процедуры должно стать подтверждение или отрицание наличия проблемы.
Третий этап. Характеристика стадии развития проблемы. Оценка степени ее тяжести и опасности для общества. При этом необходимо определить, когда и где она возникла, каковы ее интенсивность и связи с другими проблемами. Важна прогнозная оценка проблемы с точки зрения ее влияния на развитие общества в будущем.
Четвертый этап. Определение круга факторов, обусловливающих проблему. Эта процедура требует выполнения таких операций, как формирование перечня факторов, оценка влияния каждого из них на возникновение и дальнейшее развитие проблемы, прогнозирование ее изменения в будущем в зависимости от изменения круга факторов в их соотношении.
Пятый этап. Выявление причин и условий наличия проблемы. Для этого необходимо установить причинные связи, обусловившие возникновение, существование и обострение проблемы, а также охарактеризовать условия, на фоне которых она возникает и усугубляется.
Шестой этап. Оценка последствий не решения проблемы из-за отсутствия целенаправленного воздействия на нее. Эта процедура предполагает следующие операции: выявление экономических, политических, нравственно-этических, морально-правовых и физиологических последствий наличия проблемы, оценку масштабов воздействия проблемы на указанные стороны жизни общества, определение общей величины ущерба от наличия данной проблемы на основе анализа взаимосвязей экономически, политических и других последствий.
Седьмой этап. Обоснование приоритетных направлений решения проблемы, что включает в себя формулирование возможных путей, вариантов, допустимых в настоящий момент с учетом ограничений, накладываемых ресурсами; выделение среди них ключевого, наконец, оценку эффективности выбранного пути решения проблемы.
Перечисленные выше этапы характеризуют логику диагностики. Процедуры и операции, строго говоря, не формализуемы, являются эвристическими. Это — творческий процесс, не вмещающийся в рамки заранее заготовленного рецепта. Поэтому можно говорить лишь об общих, наиболее типичных ее моментах.
Итак, диагностика, являясь средством системного анализа социальных проблем, может быть эффективно использована для определения перечня проблем, подлежащих решению программным способом, для постановки целей социальной программы и установления объекта программного воздействия.

3. Критерии и методы обоснования программного решения социальных проблем
Программное решение социальных проблем предполагает разработку и осуществление специальных комплексных программ, базирующихся на принципах целевой ориентации, комплексности, системности, многовариантности. Это приводит к значительным трудовым, материальным, финансовым и информационным затратам, поскольку в процессе программирования на всех его этапах необходимы комплексные социологические исследования возникающих проблемных ситуаций, их системный анализ, прогнозные обоснования результатов, ожидаемых от применения тех или иных управленческих стратегий, а также оценки соотношения «результаты — затраты» по каждому виду ресурсов и их совокупности. Кроме этого необходимы принципиальные изменения организационных отношений в системе управления, затрагивающие содержание основных его функций. Все сказанное свидетельствует о том, что программирование — достаточно сложный и дорогой метод, требующий избирательного подхода к его применению. Поэтому далеко не все социальные проблемы следует решать программным способом.
Однако в практике социального управления современным российским обществом преобладает стремление разрабатывать целевые программы для любых проблем, независимо от экономической целесообразности такого рода деятельности. В условиях ограниченной (и, более того, сужающейся в настоящее время) ресурсной базы социального развития это резко обостряет проблему несбалансированности ресурсов. Стремление к постоянному увеличению числа действующих социальных программ также способствует усложнению процесса выработки и принятия управленческих решений, что при линейно-функциональной организации управления влечет за собой усиление «нагрузки» на центр и, как следствие, требует расширения аппарата управления, а значит, возрастания затрат на его содержание. Кроме того, нужно отметить, что бессистемное использование достаточно большого количества программ снижает эффективность программирования как метода управления. Вышеизложенное наводит нас на мысль о целесообразности возвращения к вопросу о критериях отбора проблем, подлежащих решению программным способом.
Этот вопрос обсуждался в социально-экономической литературе в конце 1970-х — середине 1980-х гг. в связи с необходимостью повышения отдачи от применения целевых комплексных программ в системе управления народным хозяйством СССР. При этом большинство авторов делало акцент на обосновании критериев макроуровня, поскольку, по их мнению, наиболее остро стояла проблема эффективного использования государственных бюджетных средств. Дискуссия показала, что специалисты в области теории управления единодушны во мнении, что не существует единственного критерия для отбора проблем, подлежащих решению программным способом. Данная задача является многокритериальной. В то же время спектр предложений относительно количества и содержания критериев был достаточно широкий.
    продолжение
--PAGE_BREAK--Так, например, в “Основных методических положениях по разработке целевых комплексных народнохозяйственных программ”, одобренных постановлением Госплана СССР от 3 июня 1980 г., выделено только два критерия: народнохозяйственное значение проблемы и ее межотраслевой характер, в то время как в научных публикациях, как правило, назывались четыре критерия: народнохозяйственное значение проблемы; ее межотраслевой характер; долгосрочный характер; новизна для сложившейся системы управления.
В целом, авторы рассматривали восемь различных критериев: народнохозяйственное значение проблемы; ее актуальность (настоятельность); сложность, т.е. новизна для существующей системы управления; долгосрочный; межотраслевой; межрегиональный характер проблемы; необходимость осуществления структурных сдвигов в народном хозяйстве для решения проблемы; ее социальная значимость. Нетрудно заметить, что не все предлагаемые параметры выступают критериями одного уровня. Некоторые из них являются более общими, другие — конкретизацией первых. В частности, сложность проблемы определяется ее межотраслевым, межрегиональным характером, невозможностью ее решения без изменения сложившихся темпов и пропорций развития общественного производства. Поэтому, на наш взгляд, не следует применять такое большое количество оценочных признаков. Достаточно ограничиться обобщающими критериями.
Однако в ходе обсуждения данного вопроса не удалось добиться однозначного его решения. Он по-прежнему оставался открытым, что создавало серьезные трудности при формировании перечня проблем, по которым планировалось разрабатывать специальные программы. Отсутствие в современной практике программирования устоявшихся критериев отбора проблем для решения их программным способом приводит нередко к тому, что на разработку и реализацию специальных программ затрачиваются значительные средства, в то время как данная проблема может быть успешно решена традиционными методами и в рамках традиционной структуры управления.
При определении соответствующих критериев надо исходить из сущностных свойств программирования как метода управления, а именно: из его ориентации на достижение конечных результатов, из его комплексности, системности, нацеленности на инновации. Это позволяет выделить четыре общих признака, на основании которых целесообразно принимать решение о разработке специальной социальной программы:
*                   напряженность проблемы, т.е степень достижения целей, искомых характеристик системы в случае ее успешного решения;
*                   настоятельность, актуальность проблемы, невозможность отсрочить ее решение ввиду того, что ущерб от ее сохранения достаточно велик;
*                   сложность проблемы, т.е. необходимость концентрации ресурсов и деятельности широкого круга исполнителей, имеющих разную ведомственную и территориальную подчиненность, для ее решения;
*                   новизна проблемы для данной системы управления или, другими словами, отсутствие налаженного механизма ее решения в сложившейся системе управления.
Названные критерии могут быть конкретизированы и упорядочены в некую систему, что позволит упростить их практическое использование.
Нужно отметить, что перечисленные выше признаки выступают в качестве обязательных условий включения той или иной проблемы в перечень для разработки соответствующих программ. Порядок работы с ними отражен в логике диагностики социальных проблем. В наиболее общем виде он может быть представлен как последовательность взаимосогласованных процедур.
1. Проверка возможности и целесообразности решения проблемы традиционными методами в рамках традиционной структуры управления.
2. Выявление степени напряженности проблемы на основе построения «дерева проблем». Решение о разработке специальной программы следует принимать для той из них, которая является ключевой, обусловливающей решение многих других, производных от нее проблем.
3. Определение степени настоятельности проблемы, т.е. по существу выявление «узких мест», расшивка которых даст возможность ускорить темпы социального развития. Настоятельность проблемы связана с конкретной фазой ее «жизненного цикла». Наибольшую тревогу вызывает фаза обострения проблемы, когда ее последствия ощутимы и нередко весьма опасны, представляют реальную угрозу нормальной жизнедеятельности общества.
4. Установление масштабов и сложности проблем и исходя из этого уровня и масштабности соответствующей программы, характера организационных взаимоотношений ее основных участников.
Таким образом, формирование с помощью указанных критериев перечня социальных проблем, по которым следует разрабатывать специальные программы, представляет собой важную практическую задачу, без своевременного решения которой трудно обеспечить эффективное применение социального программирования в системе управления.
Одним из центральных вопросов методологии программирования является выбор методов решения проблем, от которого зависит обоснованность и эффективность управленческих действий. Прежде всего это касается способов моделирования социальных процессов, с помощью которых в системе управления воспроизводится реальная социальная действительность.
Специфические особенности программно-целевого управления состоят в том, что, во-первых, социальные объекты рассматриваются как открытые системы, обладающие свойством самоорганизации, а во-вторых, предметом программирования выступают не сами состояния, а процессы, приводящие к их достижению или изменению. Развитие самоорганизующихся систем характеризуется сложной детерминацией, обусловливающей практические трудности в прогнозировании будущих их состояний. Их поведение имеет стохастическую природу. Поэтому деятельность субъекта управления осуществляется в условиях риска или неопределенности, что накладывает отпечаток на подготовку, обоснование управленческих решений.
Спонтанно возникающие флуктуации приводят к образованию нетривиальных динамических состояний системы, которые трудно предсказать из-за невозможности отыскать достаточное причинное условие, определенным образом детерминирующее поведение системы. В этой связи управленцу важно заранее проанализировать свои возможные действия и ожидаемые исходы от применения выбранной стратегии. И это достигается посредством использования абстрактных моделей, в том числе математических. Причем наиболее адекватным способом представления социальных процессов в управлении выступает имитационное моделирование, отражающее основные положения теории мягких систем (к которым относятся и социальные), а также воспроизводящее операционный подход к анализу сложных систем. «В исследовании мягких систем, — отмечает Ю.М. Плотинский,- нельзя полностью полагаться на формализованные методы. Значительную роль играют эвристические рассуждения, интуиция. Исследователь вынужден делать выводы, основываясь на небольшом числе наблюдений, практически не воспроизводимых.»
Суть имитационного математического моделирования состоит в том, что с помощью программных средств современных ЭВМ осуществляется попытка формализовать эмпирические знания о рассматриваемом объекте. В процессе имитационного моделирования причинно-следственные связи не обязательно знать до самой последней из них. Важно знать лишь внешнюю сторону типа «если А, то В». И не столь существенно, почему произошло событие В, существенно, что оно произошло после события А. Причинные цепи, обусловливающие поведение социальных систем, в данном случае изучаются на уровне явления (связи типа “причина—следствие” заменяются связями типа “продуцент—продукт”). Это, с одной стороны, упрощает задачи исследователей, а с другой — вызывает необходимость постоянного совершенствования модели из-за высокой вероятности ошибочного представления о реально существующих социальных отношениях.
В основе построения имитационных моделей лежит имитационный эксперимент, заключающийся в том, что в вычислительной машине программным путем реализуется система, где точно соблюдаются те взаимодействия, при помощи которых описываются реальные объекты. Разработка таких моделей опирается на наблюдение за действительным ходом процесса и его представление с помощью определенной системы показателей, которая уточняется в ходе эксперимента. В отличие от аналитических, имитационные модели не являются установившейся, фиксированной формой представления процесса. Напротив, их следует рассматривать как исходный материал для своего собственного усовершенствования. Другой их отличительной особенностью выступает структурное сходство с оригиналом, более детальное подражание оригиналу, нежели в аналитических моделях, которые, как правило, ограничиваются одной абстрактной схемой. Существенно также то, что для данного класса моделей процесс оптимизации находится вне моделирующего алгоритма, а сама модель только позволяет дать ответ о последствиях решения, принятого при некотором наборе параметров. По сути имитационная модель отвечает на вопрос: «Что будет, если...?»
Имитационные модели, как правило, представлены в математической форме с использованием либо обычного алгебраического, либо некоторого входного языка ЭВМ. Важнейшими их свойствами являются: подражательность, динамичность, устойчивость, сходимость, проверяемость опытным путем.
Использование имитационных моделей в программировании предполагает выделение среди их параметров управляемых и неуправляемых переменных. При этом, как отмечалось ранее, управляемые переменные — это такие параметры, на которые лицо, принимающее решение, может оказывать непосредственное воздействие. Соответственно, неуправляемые переменные — это параметры, которые выходят за границы непосредственного управленческого воздействия и представляют собой внешнюю среду системы. Например, при моделировании процесса алкоголизации населения управляемыми для государственных органов будут такие переменные, как уровень бедности, уровень производства спиртных напитков; неуправляемыми — наследственные признаки человека, его поведение, настроение.
Содержательно имитационная модель должна включать целевые установки, которые, вообще говоря, не обязательно явно присутствуют в ней; правила выбора, способствующие принятию решения в диалоге «человек — ЭВМ»; систему математических уравнений на соответствующем алгоритмическом языке; монитор, основная функция которого состоит в распределении обращений ко внутренней информации, математическому обеспечению, системе моделей и банку данных.
Правила выбора вариантов решения проблем могут быть явными и неявными. Явные правила — это формализованные критерии, которые используются, когда достаточно хорошо известны свойства моделируемого объекта. В противном случае применяются неявные правила (экспертные оценки), выступающие в качестве неформализованных критериев.
На наш взгляд, установление принципов выбора вариантов решения социальных проблем — один из наиболее сложных вопросов, касающийся применения имитационных моделей в социальном программировании. Наличие количественных критериев значительно облегчает задачу выбора. Однако существуют серьезные трудности для определения таких критериев в случае оценки вариантов социального развития. В экономической сфере можно использовать показатель прибыли или экономического ущерба для установления предпочтительности того или иного способа развития. Что касается социальной сферы, то здесь границы использования данных показателей достаточно узкие (это чаще всего экономические аспекты социальной деятельности), поскольку социальные предпочтения не сводятся к экономической выгоде.
Встает проблема поиска критериев оценки, отражающих социальные предпочтения. Она тесно смыкается с вопросом об определении интегральной характеристики социального развития, который в отечественной социологии обсуждается давно. Мы не ставили своей целью рассмотрение данной дискуссии, поэтому ограничимся изложением принципиальных моментов, составляющих основу авторского подхода к проблеме.
Поиск интегральной характеристики социального развития связан с установлением общего основания, меры социальных отношений. На наш взгляд, мерой всех вещей, всех отношений выступает труд, поскольку именно он лежит в основе жизнедеятельности общества, является главным фактором антропогенеза и ведущей силой всемирной истории. В свою очередь, он может быть измерен с помощью социального времени, т.е. времени, затрачиваемого обществом как на воспроизводство материальных условий своей жизнедеятельности, так и на социализацию человека, воспроизводство его социальных качеств. Последнее условно можно подразделить на рабочее и свободное. Рабочее — это часть социального времени, которая требуется обществу для воспроизводства материальных предпосылок своего существования. Свободное — та часть времени, которая расходуется на собственно социальное воспроизводство.
Использование социального времени в качестве критерия оценки различных вариантов социально-экономического развития связано с его количественной интерпретацией, т.е. с определением величины общественной потребности в нем и его общественно необходимых затрат. Казалось бы, наиболее простой путь — измерять время в часах. Однако мы не представляем, как это можно сделать практически, ведь вся система количественных оценок в управлении построена на иных принципах, т.е. на принципах, определяющих примат стоимостных характеристик над натурально-вещественными. В этих условиях параметры, описывающие воспроизводство человека как совокупность социальных отношений, оказываются вторичными, производными от стоимостных.
Положенные в основу управленческого моделирования стоимостные показатели не позволяют отражать комплексно и достаточно полно процессы расширенного социального воспроизводства, понимаемого в широком смысле как воспроизводство человека и общества в единстве всех социальных отношений, поскольку характеризуют только одну «сторону медали» — затраты среднего общественного труда, и оставляют в тени другую — затраты конкретного труда, определяющего конечные социальные результаты.
Выход из данной ситуации видится в поиске обобщающей характеристики, косвенно отражающей социальное время и принципиально измеримой при существующей организации управления на макро- и микроуровне. В качестве таковой можно использовать благосостояние.
Исходным для категории «благосостояние» выступает понятие «благо». Подобно тому, как двойственная природа товара находит свое отражение в категории «цена» (учитываются общественно необходимые затраты труда и спрос на товар, т.е. стоимостные и потребительно-стоимостные свойства), двойственная природа человека (как производителя и потребителя) находит отражение в категории «благо». Последнее выступает мерой, с помощью которой можно соотнести общественные затраты на материальное и социальное производство и его результаты. Благосостояние характеризует соотношение общественных затрат на социальное развитие и его результатов, а его структура и уровень — уровень социального развития.
Исследуя структуру благосостояния, можно определить соотношение рабочего и свободного времени общества. Увеличение в ней доли социальных благ свидетельствует о соответствующем росте свободного времени общества, о расширении возможностей совершенствования социальной сущности человека. Напротив, незначительный удельный вес социальных благ в структуре народного благосостояния, а также духовных благ в структуре индивидуального или семейного благосостояния свидетельствуют о том, что в структуре общественных затрат велик удельный вес рабочего времени, вследствие чего общество имеет весьма ограниченные возможности для собственно социального развития.
Таким образом, показатели уровня и структуры благосостояния можно использовать в качестве формализованных критериев для оценки различных вариантов решения социальных проблем, таких как малообеспеченность, бедность, социальная поляризация общества, социальная отчужденность. Современная практика управления выработала два способа количественного измерения уровня благосостояния: стоимостной и индексный, что существенно облегчает практическое применение данного критерия в процессе имитационного моделирования.
    продолжение
--PAGE_BREAK--В тех случаях, когда не представляется возможным применять формализованные критерии, приходится прибегать к методу экспертных оценок различных вариантов решения социальных проблем, основанному на преобладании качественных параметров, неформализованных, содержательных суждений экспертов по различным аспектам проблемной ситуации. Конечно, данный метод имеет серьезный недостаток, связанный со значительным влиянием субъективного мнения на принятие решения. В то же время, при соответствующей организации отмеченный недостаток может быть компенсирован наличием творческой составляющей, которая рождает поиск нетрадиционных, оригинальных решений в управлении. При использовании метода экспертных оценок надо иметь в виду, что достоверность экспертизы зависит от таких факторов, как общее число экспертов в группе; процентное соотношение различных специалистов; личностные характеристики экспертов (компетентность, креативность, конформность, аналитичность и широта мышления, коллективизм, самокритичность); методика получения экспертных оценок.
Подводя итог вышесказанному, подчеркнем, что имитационное моделирование является не только эффективным способом представления социальных процессов в управлении, но также средством обоснования линии поведения субъекта управления в ходе разработки сценариев программы. При этом наиболее перспективным представляется использование динамических моделей функционирования и развития социальных систем, с помощью которых можно просчитывать последствия принимаемых решений на достаточно длительных интервалах времени.
На наш взгляд, заслуживает внимания попытка разработать имитационную модель функционирования региональной социально-экономической системы, предпринятая при подготовке программы социально-экономического развития Нижнего Новгорода и Нижегородской области.
Авторы программы выделили четыре функциональных состояния региона как социально-экономической системы: кризисное, неустойчивое, стабильное, динамичное. Каждое из названных состояний описывается системой индикативных параметров процессов, имеющих определенные «точки перелома», т.е. перехода системы из одного состояния в другое (относительно данного параметра). В качестве показателей-индикаторов в модели предложены темпы роста (падения) объема производства, уровень безработицы (темпы ее роста), темпы инфляции, соотношение темпов роста доходов населения и индекса потребительских цен (реальные доходы).
На основе анализа данных параметров был сделан вывод о том, что экономика области находится в ситуации перехода от стабильного к неустойчивому состоянию. В этой связи руководству области было рекомендовано «противопоставить действенную стратегию опережающего реагирования на изменение ситуации: предпринимать упреждающие меры при появлении тенденций к ее ухудшению, одновременно закладывая основы для развития ситуации в позитивном направлении.»
В программе обозначено четыре типа стратегий, адекватных четырем типам сценариев развития социально-экономической ситуации. Так, сценарию кризисного развития соответствует стратегия чрезвычайных мер. В случае, когда система находится в неустойчивом состоянии, необходимо применять стратегию стабилизации. Стабильному развитию, когда система возвращается в устойчивое состояние, соответствуют меры стимулирования. Динамичному, форсированному развитию (социально-экономическому росту на основе структурных экономических сдвигов) отвечает стратегия регулирования. Переход от одного сценария к другому связан выходом на определенный критический уровень функционального состояния региональной социально-экономической системы. Так, переходу от кризисного к неустойчивому развитию и обратно соответствует уровень неустойчивости, от неустойчивого к стабильному — уровень стабилизации, от стабильного к динамичному развитию — уровень активизации.
Схематически рассматриваемая модель имеет вид, представленный на схеме 1.
Подсистема
Экономическая
Производственная
Финансовая
Социальная
Индикатор
Уровень безработицы,%
Темпы роста объема производства,% / год
Темпы инфляции,% / мес.
Соотношение индекса доходов и цен,%
220
110
5
-20
0
+10
50
30
6
50
70
100
Критический
уровень Неустойчивость Стабилизация Активизация
Функциональное состояние
Кризисное
Неустойчивое
Стабильное
Динамичное
Стратегия
управления
Чрезвычайные меры
Стабилизация
Стимулирование
Регулирование
Схема 1.
Использование подобных моделей для решения социальных проблем делает процесс программирования более совершенным. В то же время, это не освобождает управленцев от решения задачи выбора наиболее приемлемого варианта действий по достижению намеченных в программе целей. Как отмечалось ранее, данная задача не может быть полностью формализована, поскольку на поведение социальных систем оказывают существенное влияние многие факторы, и в том числе случайные обстоятельства, что приводит к необходимости оперирования эвристическими методами и процедурами в ходе подготовки управленческих решений. В этой связи значительную роль в социальном программировании играют экспертные оценки. Причем в ситуации выбора целесообразно применять групповые оценки, поскольку важно учесть не индивидуальное, а коллективное предпочтение, отражающее коллективные или общественные интересы.
Методы получения этих оценок могут быть различными. Достаточно эффективным, на наш взгляд, является метод Дельфи как формализованный способ сбора информации о групповых предпочтениях. Его суть в том, что путем серии письменных опросов экспертов, анализа и обобщения их результатов устанавливается единое мнение группы в отношении поставленной проблемы. Экспертиза осуществляется в несколько этапов. После каждого из них до участников доводятся результаты опроса (медиана и размах интервала между крайними квартилями, характеризующими разброс мнения). Специалисты, мнения которых находятся за пределами интервала между крайними квартилями, дополнительно обосновывают правомерность своих суждений. Поэтапная процедура уточнения суждений экспертов осуществляется до тех пор, пока не будут сведены к минимуму крайние оценки. Показателем общего мнения выступает медиана окончательных ответов. Достоинством метода Дельфи является несущественное влияние таких субъективных факторов, как внушение и приспособление к мнению большинства, возникающих при непосредственном контакте.
Групповые предпочтения можно выявить, также используя референдум, конференцию, деловое совещание или деловую игру. Границы применения референдума как разновидности экспертных оценок достаточно узкие: к нему следует прибегать, когда проблема выбора решается простым большинством голосов. Дискуссии в форме конференции, делового совещания содержат более широкие возможности, нежели референдум. В то же время они имеют ряд серьезных недостатков, затрудняющих их использование как способа получения групповых экспертных оценок. Один из этих недостатков состоит в том, что в ходе дискуссии далеко не всегда участники приходят к единому мнению. Чаще бывает обратная ситуация, что крайне затрудняет поиск компромиссного решения. И даже если компромисс во мнениях достигнут, полученную информацию трудно рассматривать как достоверную. Это объясняется влиянием на процесс выбора таких психологических факторов, как навязывание мнения определенной группы другим участникам; принадлежность конкретных участников к профессиональным, статусным и другим группам; психологическая обстановка, настроение и пр.
В связи с расширением сферы моделирования в управлении весьма перспективным способом получения групповых экспертных оценок становится деловая игра. В программировании деловая игра — это форма имитации деятельности участников программы по достижению поставленных целей на модели программного объекта. Ее ядром является сценарий, который составляется заранее в соответствии с целями и задачами игры. В сценарии оговариваются распределение ролей, основные правила проведения игры, формы контроля и подведения итогов, принципы стимулирования участников. Успех игры гарантирован соблюдением таких правил, как обязательное наличие неопределенности в принятии решения; неформализуемость ситуации; обеспечение динамичности изменения обстановки в зависимости от решений участников игры; обязательное поощрение активной деятельности участников.
Коллективное мнение воплощается в выборе определенного варианта развития модели программного объекта на основе анализа множества возможных вариантов и с учетом взаимодействия интересов участников игры. Компромиссное решение достигается путем разрешения возникающих в ходе обсуждения разногласий, конфликтов между участниками.
Хотя деловая игра не свободна от влияния психологических факторов на выбор управленческого решения, все же при хорошей организации она дает информацию более высокого качества, нежели конференции или совещания. Это достигается посредством воссоздания реальной ситуации выбора, в которой оказываются ее участники.
Следует отметить, что деловая игра может служить не только способом получения групповой экспертной оценки в ситуации выбора. Она также может выступать методом разработки вариантов решения социальной проблемы, особенно тогда, когда последняя является новой для системы управления и не существует пока отлаженных механизмов ее решения. При этом, по нашему мнению, наиболее эффективным видом игры выступает мозговая атака. Метод мозговой атаки предполагает создание мощной интеллектуальной системы, существенно превышающей сумму отдельных интеллектуальных элементов, способной к многоаспектному, комплексному анализу проблемы и возможностей ее решения. Суть данного метода состоит в разделении во времени на несколько этапов процесса решения проблемы (генерация идей, критика, конструктивная проработка идей в классической форме) в условиях коллективного взаимодействия. На первом этапе формируется банк идей. Любая идея принимается без критики, даже если она выглядит абсурдной. На втором — идеи подвергаются критическому анализу. На третьем этапе осуществляется поиск вариантов их реализации.
Как всякая деловая игра, мозговая атака подчиняется определенным правилам, в которых раскрываются ее назначение и сущность. Мы выделяем шесть основных правил, а именно: на этапе генерации идей абсолютно запрещена критика в любой форме и в том числе иронией или даже полным молчанием; поощряются оригинальные, даже фантастические идеи, а также их обобщение, комбинация; все ответы участников фиксируются и объективируются; ответы должны быть краткими, должны приниматься без обоснования; синтез, критика и оценка идей проводятся специальной группой в конструктивной форме; все участники должны быть административно, юридически независимы друг от друга. Соблюдение названных правил «снимает психологические барьеры» в процессе поиска решений, способствует раскрепощению творческого потенциала участников, усиливает их заинтересованность широко, многоаспектно мыслить, синтезировать полученную информацию.
Условиями успешного проведения мозговой атаки являются: правильно подобранный состав экспертов, наличие сценария, в котором оговариваются правила, последовательность игры, распределяются роли, намечаются основные формы контроля за ее ходом, наличие специально подготовленных организаторов игры, создание комфортной обстановки ее проведения, настраивающей на деловое, творческое общение.
Метод мозговой атаки позволяет решать социальные проблемы принципиально, без детальной проработки. Однако с точки зрения управления этого недостаточно. Чтобы довести решение до приемлемого, рабочего уровня, необходимо использовать такие традиционные методы, как балансовый, нормативный, метод последовательных или вариантных приближений и др. Таким образом, в процессе программирования обеспечивается взаимосвязь традиционных и инновационных способов решения проблем.
Наряду с мозговой атакой методом, позволяющим найти инновационные решения социальных проблем, является социальный эксперимент. Его главные достоинства состоят в том, что, во-первых, с его помощью можно найти более эффективное решение типичных проблем. Во-вторых, данный метод позволяет привлекать к управлению, активным действиям людей, имеющих непосредственное отношение к проблемной ситуации. И в-третьих, с его помощью можно апробировать разработанные социальные технологии на относительно небольшом социальном объекте до начала их широкого внедрения в практическую жизнь.
Социальный эксперимент органически сочетает гносеологические, управленческие и практически-преобразовательные функции. Его применение позволяет соединить воедино научные знания о социальной действительности, искусство управления и практический опыт людей в процессе решения социальных проблем.
Использование эксперимента как метода решения проблем предполагает его постановку, контроль за ходом проведения, обобщение и оценку полученных результатов. Постановка эксперимента связана с определением экспериментальных целей и задач, выбором соответствующего объекта и разработкой программы. Контроль за ходом эксперимента предусматривает выделение экспериментальных параметров, за которыми будет осуществляться наблюдение, определение контрольного объекта, сопоставимого с экспериментальным, и организацию социологического сопровождения эксперимента. Обобщение и оценка полученных результатов направлены на то, чтобы установить целесообразность, рациональность и эффективность найденного способа решения конкретной проблемы и выявить возможности его апробации на других социальных объектах.
Успешное проведение социального эксперимента зависит от его научного, информационного и ресурсного обеспечения. Поэтому главное, что необходимо предусмотреть в социальной программе, — это создание соответствующего обеспечения его постановки и реализации. В этом случае программа эксперимента будет выступать как техническое задание на разработку социальной программы, последняя же, в свою очередь — выполнять функцию концентрации ресурсов и координации усилий заинтересованных сторон для решения возникшей социальной проблемы.
Использование мозговой атаки и социального эксперимента при разработке и реализации программ по решению важнейших социальных проблем способствует усилению творческого характера процесса принятия управленческих решений, повышению его результативности.
4. Методы формирования целевой структуры социальной программы
Построение целевой структуры программы — очень важный этап социального программирования, во многом определяющий содержание соответствующей деятельности и ее конечные результаты. Одной из главных задач его успешного проведения является подбор методов обоснования, конкретизации и структурирования целей. В этом деле нельзя полагаться только на опыт, искусство и эвристические способности разработчиков. Необходим научный анализ целеполагающей деятельности, опирающийся на исследование закономерностей целеобразования, формирования структуры целей.
Научный подход к постановке общей цели социальной программы предполагает учет факторов, оказывающих наиболее существенное влияние на целеполагание. К ним относятся:
*                   соотношение внутренних и внешних источников развития программного объекта, благодаря чему определяется его место в системе более высокого порядка и особенности управления им;
*                   уровень познания программного объекта, от которого зависит обоснованность принимаемых программных решений;
*                   идеологические константы, наличествующие в общественном сознании и воздействующие на поведение тех, кто разрабатывает и принимает целевые решения, а также тех, кто их выполняет;
*                   доминирующие в обществе ценности, выступающие важнейшим мотивом индивидуального и социального поведения, а также критерием оценки тех или управленческих воздействий;
*                   уровень восприятия общих целей участниками программы, который влияет на готовность исполнителей реализовывать намеченную в программе последовательность действий.
    продолжение
--PAGE_BREAK--


Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный реферат Вы можете использовать для подготовки курсовых проектов.

Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем реферат самостоятельно:
! Как писать рефераты
Практические рекомендации по написанию студенческих рефератов.
! План реферата Краткий список разделов, отражающий структура и порядок работы над будующим рефератом.
! Введение реферата Вводная часть работы, в которой отражается цель и обозначается список задач.
! Заключение реферата В заключении подводятся итоги, описывается была ли достигнута поставленная цель, каковы результаты.
! Оформление рефератов Методические рекомендации по грамотному оформлению работы по ГОСТ.

Читайте также:
Виды рефератов Какими бывают рефераты по своему назначению и структуре.

Сейчас смотрят :

Реферат Развитие творческих способностей как условие профессиональной адаптации будущих специалистов
Реферат Нюрнберг в изображении немецких романтиков (о характере средневековой городской ауры в новелле Э.Т.А. Гофмана
Реферат Breaking Up Essay Research Paper Some felt
Реферат Водоснабжение (зданий)
Реферат Токсины в пищевых продуктах: методы идентификации
Реферат Творческий процесс: методика креативности из пяти шагов
Реферат Технико-экономические мероприятия по повышению эффективности деятельности ООО "ЛИКТОР" за счет применения системы дисконта
Реферат Иоганн Кеплер - Johannes Kepler
Реферат Генетическая рекомбинация в свете эволюции
Реферат Специфика русской философской мысли
Реферат Философия Владимира Соловьева
Реферат Государственный бюджет структура функции пути формирования и использования
Реферат Безопасность труда на предприятии
Реферат Характреистика групп продовольственных товаров
Реферат Основные принципы создания группировок войск для сражения, принятия решения командованием и организации управления