Реферат по предмету "Разное"


Академик Александр Данилович Александров. Воспоминания. Публикации. Материалы. М.: Наука, 2002. С. 90-93

Ефимова Е.Н.ДАНИЛЫЧ Академик Александр Данилович Александров. Воспоминания. Публикации. Материалы. – М.: Наука, 2002. С. 90–93.Мой папа, Николай Владимирович Ефимов, геометр, занимался, как и Александр Данилович Александров, «геометрией в целом». Общие геометрические интересы стали источником преданной взаимной дружбы. Мама, Роза Яковлевна Берри, оценила уникальность Александра Даниловича и всегда была рада общению с ним. Она называла его Данилычем, снимая груз регалий, открывая дорогу дружбе и глубокому, искреннему уважению, которое испытывали все члены нашего семейства к А.Д. Александрову. Я не могу помнить время, когда папа познакомился с Александром Даниловичем. Но из рассказов знаю, дружба, т.е. взаимопонимание и доверие, возникли с первой же встречи. На всю жизнь Николай Владимирович сохранил пиетет по отношению к Александру Даниловичу. Преклонялся перед его талантливой, яркой личностью. Дружба прежде всего была профессиональная, позже это уже была троица: Александров, Ефимов и Погорелов. Три геометра неожиданно возникали за нашим столом. Я бегала, помогала маме накрыть стол. Это могла быть роскошная закуска, подготовленная заранее, с выпивкой, рассчитанная на длительное застолье. Но бывали и чудесные, абсолютно неожиданные приезды. Когда телефона у нас не было или был, но звонок предупреждал только о том, что Данилыч выезжает и он (один или вместе с Алексеем Васильевичем) оказывался у нас очень скоро. Академическая машина доставляла его за 15-20 минут. Успевали в лучшем случае разогреть котлеты или, уже когда все садились за стол, делалась «честная яичница». Но всегда приезд Данилыча – это праздник. Вихрь. Всегда, сколько помню, я – Елена Николаевна, подчеркнуто, театрально – смех мой и мамин в ответ. Данилыч говорил ярко, с напором, растягивая гласные и озвучивая согласные так, как будто он произносит знаменитое «cheese» («чи-и-и-из»). Так он выделял в монологах разные свои любимые выражения. Они служили рефреном, менялись от приезда к приезду. Запомнились два выражения: «Так вам и надо!» (Бывало и «Так нам и надо» и другие вариации, но всегда с сильным ударением на ТАК и на НАДО) и «Вот так-то, дорогие товарищи!». Тут важны были не слова, а то, как он их произносил. Он этим как бы пригвоздил свое отношение к теме разговора. Александр Данилович не любил обнародовать свои сомнения, насколько мне, мелкому наблюдателю, было видно. Во всяком случае, по всем вопросам, которые обсуждались за столом, при других обстоятельствах я встречалась с ним редко. Данилыч всегда имел четкое определенное мнение. Например, я спрашиваю его, что он думает о воспитании детей. Тема казалась сложной и необъятной. Он сразу: «Воспитывать можно только личным примером. Вот так-то». Потом много рассказывал о своем отце, иллюстрируя свою позицию. В результате у меня навсегда осталась убежденность в том, что Данилыч прав. Вспоминая Александра Даниловича, я безумно огорчаюсь, что невозможно словами передать тот живой, яркий образ, который стоит перед моими глазами. Он был уникален. Естественно. Они все были уникальны – математики, которых я видела в нашем доме, во времена моего детства и юности. Как звездный их час, я вспоминаю Съезд в Ленинграде (1961 г.). Они встречались, смеялись, целовались – как будто это одна огромная математическая семья. Там я впервые видела их рядом с иностранными учеными. Мне казалось, что Данилыч был самым европейским из известных мне тогда людей. Дело не только в том, что он легко, естественно говорил по-английски, а в том, как он держался, вел себя. Он не только вел себя как свободный человек, но явно чувствовал себя свободным. И не только с иностранцами, а, по-моему, всегда. Данилыч постоянно нарушал правила поведения советского общества. Ректор Ленинградского университета, это был очень высокий: пост. Занимая его, Александр Данилович оставался нормальным членом математического сообщества, и, мне кажется, не только Роза Берри звала его Данилычем. Потому, что это имя-прозвище очень ему подходило. Я помню, как Александр Данилович называл себя «Сашка». Но это уже перебор. Хотя он произносил это очень смачно. В Ленинграде ходило много рассказов и о парадоксальном, неожиданном поведении ректора со студентами. Но не мне о них рассказывать. Александр Данилович Александров, дворянин, никогда не забывавший этого, ректор Ленинградского университета, был членом партии, причем искренне верившим во что-то типа марксизма, и оставался при этом свободным человеком. Это было таким удивительным явлением в нашей несвободной стране, что ему прощали его партийно-марксистские завихрения такие не партийные и не марксистские люди, какими были мои родители. Я не помню, какими словами они его оправдывали, но думаю, что глубинный смысл именно в этом. Данилыч не побоялся, в 1960 г. пригласил в Ленинградский университет Рохлина, которого математикам чудом удалось вырвать из лагеря в конце 40-х годов, но он оставался под надзором, т.е. обязан был являться в соответствующий орган отмечаться. Александр Данилович добился снятия с него всех ограничений в правах. Значение этого шага очевидно. Позже, когда в 68-м году внук Делоне – поэт Вадим Делоне – вышел на Красную площадь протестовать против ввода наших войск в Чехословакию и его посадили, Данилыч ездил в лагерь его навещать. Как-то я спросила Александра Даниловича, как ему удавалось ничего не бояться. В ответ последовал монолог, навсегда убедивший меня в бессмысленности моего страха. Запомнила я следующий рассказ. В конце 30-х годов на очередном из печально известных собраний Данилыч сидел рядом с известным физиком. Если мне не изменяет память, это был академик Фок. В момент, когда с трибуны начал выступление хороший и уважаемый всеми человек, Фок сказал: «Как он не понимает, что трусость не влияет на вероятность отсидки». С каждым поколением нашего семейства у Данилыча были свои, как бы независимые отношения. Приходил ко мне на кухню, расспрашивал про Студенческий Театр. Как-то я рассказала ему про наши неприятности, борьбу с профкомом-парткомом. А он возмущается, что Петровский это допускает. Я пытаюсь доказать, что Ивану Георгиевичу сильно не до Студенческого Театра. Данилыч говорит, что он, когда был ректором, считал жизнь студенческого театра очень важным делом и держал его под своим контролем. Александр Данилович сам был удивительно театрален. Он входил, и квартира заполнялась им и его голосом. Слушать его было бесконечно интересно. Но в памяти остались только отрывки. Только что из Лондона. Удостоился аплодисментов профессиональных шекспироведов за свои переводы сонетов Шекспира. Вернулся с гор. Оказывается, Александр Данилович – настоящий альпинист. Прилетел, не знаю откуда, и сразу же математические разговоры с папой, но так ярко, образно, темпераментно, что мне очень интересно слушать, наблюдать, хотя я ничего в их геометрии не понимаю. Еще так недавно, когда уже не было с нами папы и мамы, совсем не молодым человеком, Александр Данилович посещал нас – хотел удостовериться, как у нас идут дела. Происходило это так. Совершенно неожиданно раздавался звонок. В Москву приехал Александр Данилович. От одного его звонка мы приходили в радостное возбуждение. Данилыч договаривался, когда и куда сын должен за ним заехать, а мы с мужем подготавливали его прием. Все трое уже заранее предвкушали интересный вечер. И никогда не обманывались в своих ожиданиях. Александр Данилович дожил до перестройки и категорически не принял ее. Я слишком дорожила его здоровьем, чтобы спорить, и старалась не затрагивать эту тему. И вот звонок: – Елена Николаевна? Я: – Александр Данилыч! Как замечательно! Где Вы, откуда звоните, из Москвы? – Нет. Из дома. Разговор быстрый, короткий. Он хотел узнать, буду ли я с ним разговаривать!!! – Господи, конечно, счастлива Вас слышать. Как Вы себя чувствуете? Недоволен. Что за глупый вопрос. И правда. А что сказать в неожиданном коротком телефонном разговоре. Только признаться в любви и совершеннейшем к нему почтении. Что я и сделала. А теперь пытаюсь сделать это прилюдно, подтвердив, рассказав, что чувства эти унаследованы мной и моим сыном от родителей.


Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный реферат Вы можете использовать для подготовки курсовых проектов.

Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем реферат самостоятельно:
! Как писать рефераты
Практические рекомендации по написанию студенческих рефератов.
! План реферата Краткий список разделов, отражающий структура и порядок работы над будующим рефератом.
! Введение реферата Вводная часть работы, в которой отражается цель и обозначается список задач.
! Заключение реферата В заключении подводятся итоги, описывается была ли достигнута поставленная цель, каковы результаты.
! Оформление рефератов Методические рекомендации по грамотному оформлению работы по ГОСТ.

Читайте также:
Виды рефератов Какими бывают рефераты по своему назначению и структуре.

Сейчас смотрят :

Реферат Парламентский финансовый контроль
Реферат А. С. Чем война была для наших летчиков, для вас лично?
Реферат "Деловой человек" во второй половине девятнадцатого века
Реферат Підстави виникнення трудових правовідносин
Реферат Підстави припинення трудового договору
Реферат Парламентские слушания
Реферат Підстави й строки здійснення ОРД
Реферат Паспортная система в Российской Федерации
Реферат Оцінка вартості об’єкта авторського права - комп'ютерної програми
Реферат Период принципиата в истории Римского права
Реферат Пенсионное обеспечение адвокатов
Реферат Atomic Bomb Essay Research Paper Was Atomic
Реферат Паспорт на административный участок, правила ведения
Реферат Пенсионный фонд РФ, его роль в осуществлении пенсионного обеспечения граждан
Реферат Пересмотр в порядке надзора судебных постановлений, вступивших в законную силу