Реферат по предмету "Политология"


Предмет политологии 3

--PAGE_BREAK--Большинство исследователей склонны выделять три группы методов.
Первая группа — общелогические методы, используемые политологией как одной из обществоведческих наук (философия, социология, экономика). Это — не собственно методы политической науки. Сюда входят:

анализ и синтез;

индукция и дедукция;

аналогия;

моделирование;

классификация;

абстрагирование и восхождение от абстрактного к конкретному;

сочетание исторического и логического анализов;

мысленный эксперимент.
Вторая группа — методы эмпирических исследований, получения первичной информации о политических фактах. Сюда относятся:

использование статистики (прежде всего электоральной);

анализ документов (количественный и качественный контент-анализ);

опрос (анкетный и экспертная оценка);

интервьюирование;

лабораторные эксперименты;

теория игр;

современные компьютерные технологии, включая методы искусственного интеллекта, геоинформационные системы[4] и другие.
На основе вышесказанного можно выделить третью группу — методологии (концептуальные практико-теоретические подходы к исследованию, объединяющие совокупности специфических методов) политической науки. К ним относятся:

Социологическая методология — предполагает выяснение зависимости политики от общества, социальной обусловленности политических явлений, в том числе влияния на политическую систему экономических отношений, социальной структуры, идеологии, культуры. В своих крайних проявлениях представлена в марксизме — тезис зависимости политической структуры от экономического базиса.

Бихевиоралистская — пришла на смену институциональной. Особое развитие получила в США в последней трети XIX в. Претендует на максимальную научность в политологии, широко использует методы естественных наук, конкретной социологии. Суть бихевиоралистской методологии заключается в изучении политики посредством конкретного исследования многообразного поведения отдельных личностей и групп (но не институтов). Конституирующие начала данного подхода: 1) политика имеет личностное измерение, групповые действия людей так или иначе восходят к поведению отдельных личностей, которые и являются объектом исследования; 2) доминирующие мотивы поведения людей — психологические, они могут иметь и индивидуальную природу; 3) политические явления измеряются количественно; это открывает перед политологами возможность использования математики.

Нормативно-ценностная — предполагает выяснение значения политических явлений для общества и личности, их оценку с точки зрения общего блага и справедливости, свободы, уважения человеческого достоинства и т. п. Этот подход ориентирует на разработку идеала политического устройства и путей его практического воплощения. Он исходит из должного или желаемого и в соответствии с этим строит политические институты и поведение.

Функциональная — требует изучения зависимостей между политическими явлениями, проявляющихся в опыте, например, взаимосвязей между уровнем экономического развития и политическим строем, между степенью урбанизации населения и его политической активностью, между количеством политических партий и избирательной системой.

Системная, применительно к политике, была впервые разработана в 50-60-е годы XX в. Д. Истоном и Т. Парсонсом. Суть этого подхода состоит в рассмотрении политики как целостного, сложного организма, саморегулирующегося механизма, находящегося в непрерывном взаимодействии с окружающей средой через вход и выход системы. Политической системе принадлежит верховная власть в обществе.

Антропологический подход — противоположен во многом социологическому. Он требует изучения обусловленности политики не социальными факторами, а природой человека как родового существа, имеющего инвариантный набор основополагающих потребностей (в пище, одежде, жилище, безопасности, духовном развитии и т. д.).

Психологический подход — сходен с антропологическим. Однако, в отличие от последнего, он имеет в виду не человека вообще как представителя рода, а конкретного индивидуума, что предполагает учет его родовых качеств, социального окружения, особенностей индивидуального развития. Важнейшее место здесь занимает психоанализ, основы которого разработал 3игмунд Фрейд.

Социально-психологический подход аналогичен психологическому, однако применительно к индивидам, в зависимости от их принадлежности к социальным группам, этносам. С его помощью исследуется психологический характер этих групп (наций, классов, малых групп, толпы и т. д.).

Критико-диалектический подход широко применялся в советском марксизме. Анализ политических явлений проводился в контексте выявления внутренних противоречий как источника самодвижения политики. Пользуются им и в неомарксизме (Ю. Хабермас, Т. Адорно и др.), прибегает к нему также леволиберальная и социалистическая мысль.

Сравнительная методология широко распространена в современной политической науке, в которой выделяется специальная отрасль знания — сравнительная политология (например, политические мировые системы: англо-американская, европейская, континентальная, восточная и т. д.). Этот подход предполагает сопоставление однотипных политических явлений, например, политических систем, различных способов выполнения одних и тех же политических функций и т. д. с целью выявления их общих и специфических черт, нахождение наиболее эффективных форм политической организации.

[править]

4 Задачи и функции
Задачи политологии — формирование знаний о политике, политической деятельности; объяснение и предсказание политических процессов и явлений, политического развития; разработка концептуального аппарата политологии, методологии и методов политического исследования. С этими задачами органически связаны функции политологии. Важнейшими из них являются следующие: гносеологическая, аксиологическая, управленческая, функция рационализации политической жизни, функция политической социализации. Метод политической науки (в рамках системно-управленческого подхода в политологии)- это система принципов и приемов, с помощью которых осуществляется снятие неопределенности, объективное познание политической системы управления в государстве, а также политических, социальных, экономических и иных последствий императивного политического управления. Роль политологии — повышение уровня социально-экономической эффективности деятельности, а также снижение политических рисков социально-экономических субъектов. Глущенко В. В. Политология: системно-управленческий подход. -М.: ИП Глущенко В. В., 2008. — 160 с.

[править]

Функции

Гносеологическая. Политология позволяет получать новые знания и формализовывать существующие.

Аксиологическая. Политология формирует систему ценностей, позволяет давать оценки политическим решениям, политическим институтам, политическим событиям.

Теоретико-методологическая. Политология разрабатывает теории и методологии исследования политических явлений.

Социализирующая. Позволяет людям разобраться в сути политических процессов.

Мотивационная. Политология может формировать мотивы и действия людей.

Практико-политическая. Экспертиза политических решений, теория политических реформ.

Прогностическая. Политология прогнозирует политические процессы.
Ещё одна трактовка:
В отечественной политологии отмечаются такие функции политики:

выражение властно значимых интересов всех групп и слоев общества,

разрешение общественных конфликтов, их рационализация,

руководство и управление политическими и общественными процессами в интересах тех или иных слоев населения или всего социума в целом,

интеграция различных слоев населения за счет подчинения их интересов интересам целого, обеспечение целостности общественной системы, стабильности и порядка,

политическая социализация,

обеспечение преемственности и инновационности социального развития общества и всего государства в целом

 
6  ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ УЧЕНИЯВ ГОСУДАРСТВАХ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА
§ 1. Введение
 
Древнейшие политико-правовые учения возникли в Египте, Индии, Палестине, Китае и других странах древнего Востока.
В цивилизациях Древнего Востока сложился самый ранний тип общества, пришедшего на смену первобытному. Экономически он характеризуется господством патриархального натурального хозяйства, устойчивостью государственных форм собственности на землю и общинного землевладения, крайне медленным развитием индивидуальной частной собственности. Современные исследователи относят древневосточные общества к так называемым локальным (или речным) цивилизациям земледельческого типа.
Основную массу населения в государствах Древнего Востока составляли крестьяне, объединенные в сельские общины. Рабовладение, несмотря на довольно широкое распространение в некоторых странах (например, в Египте, Индии), в производстве решающей роли не играло. Привилегированное положение в обществе занимали лица, принадлежавшие к аппарату государственной власти, придворная и имущественная знать. На содержании политической идеологии Древнего Востока сказались прежде всего традиционализм общинной жизни, незрелость классов и классового самосознания. Патриархальные сельские общины ограничивали инициативу человека, удерживая его в рамках вековых обычаев. Политическая мысль Древнего Востока длительное время развивалась на основе религиозно-мифологического мировоззрения, унаследованного от родового строя.
Главенствующее место в политическом сознании раннеклассовых обществ занимали мифы о божественном, сверхъестественном происхождении общественных порядков. С этими мифами были тесно связаны традиции обожествления существующей власти и ее предписаний.
Цари, жрецы, судьи и другие представители власти считались потомками или наместниками богов и наделялись священными чертами.
Политические взгляды были тесно переплетены с общемировоззренческими (философскими), моральными и иными представлениями. Древнейшие правовые запреты, например, являлись одновременно общемировоззренческими принципами (законами всего мира), религиозными заповедями и моральными предписаниями. Такого рода воззрения прослеживаются в законах царя Хаммурапи, в правовых предписаниях Талмуда, в индийских религиозных книгах. В государствах Древнего Востока политические и правовые учения еще не обособились от мифов, не сформировались в относительно самостоятельную сферу общественного сознания.
Незавершенный характер этого процесса проявлялся в следующем.
Во-первых, политико-правовые учения Древнего Востока оставались сугубо прикладными. Главное содержание их составляли вопросы, касающиеся искусства («ремесла») управления, механизма осуществления власти и правосудия. Иначе говоря, в политических доктринах разрабатывались не столько теоретические обобщения, сколько конкретные проблемы техники и методов отправления власти.
Государственная власть при этом в подавляющем большинстве учений отождествлялась с властью царя или императора. Причиной тому послужила свойственная Древнему Востоку тенденция к усилению власти единоличных правителей и образованию такой формы государственного управления обществом, как восточная деспотия. Верховный правитель считался олицетворением государства, средоточием всей государственной жизни. «Государь и его держава — вот главные элементы государства», — сказано в индийском трактате «Артхашастра».
Во-вторых, политические учения Древнего Востока не отделялись от морали и представляли собой этико-политические доктрины. Повышенный интерес к проблемам морали вообще характерен для идеологии формирующихся классов. Это общая закономерность всей истории политической мысли, и наиболее отчетливо она проявилась на стадии формирования раннеклассовых обществ.
Преобразования в обществе и государстве во многих древневосточных учениях связывались с изменениями морального облика людей. Само искусство управления подчас сводилось к нравственному совершенствованию государя, к управлению силой личного примера. «Если правитель утвердит свое совершенство, — говорилось в китайской книге „Шу цзин“, — то во всем его многочисленном народе не будет сообществ злоумышленников» Многие акции социального протеста проходили под лозунгами морального содержания и были направлены против конкретных носителей или узурпаторов власти. Народные массы выступали главным образом за восстановление справедливости, перераспределение богатства, но не подвергали сомнению экономические и политические основы общества.
В-третьих, для политико-правовых учений Древнего Востока характерно то, что в них не только сохранялись, но и развивались религиозно-мифологические воззрения. Преобладание в политических учениях практико-прикладной и нравственной тематики приводило к тому, что наиболее общие, отвлеченные от непосредственной практики вопросы (например, происхождение государства и права, их историческое развитие) оставались без решения либо решались при помощи тех воззрений, которые предоставляло религиозно-мифологическое сознание.
Социально-политические теории Древнего Востока, одним словом, являлись сложными идеологическими образованиями, состоявшими из религиозных догм, моральных представлений и прикладных знаний о политике и праве. Соотношение этих элементов в различных учениях было неодинаково.
Развернутые религиозные учения были созданы идеологами господствующих сословий (культ фараона в Египте, идеология брахманизма в Индии и др.). Эти учения освящали социальное неравенство, привилегии знати, власть эксплуататорской верхушки. Основы общества объявлялись божественными установлениями, и любая попытка посягательства на них рассматривалась как вызов богам Народным массам стремились внушить благоговейный страх перед божественной властью государя, привить смирение и покорность.
Господствующей идеологии противостояли политические взгляды угнетенных. Они критиковали официальные религиозные догмы, искали новые формы веры (например, ранний буддизм), выступали против гнета и произвола, выдвигали требования в защиту справедливости. Их идеи оказывали значительное влияние на развитие политической теории. Правящие круги всегда были вынуждены учитывать в идеологии требования эксплуатируемого большинства. Некоторые идеи социальных низов, как, скажем, призыв библейского пророка Исайи перековать мечи на орала, используются в политической идеологии до сих пор.
Вследствие экономической отсталости, завоевательных войн и других причин многие государства Древнего Востока утратили независимость или погибли. Возникшие в них политические учения, как правило, не получали дальнейшего развития. Последовательная преемственность истории политико-правовой мысли сохранялась лишь в Индии и Китае.
Политическая и правовая идеология Древней Индии
 
Ведущими направлениями в политической и правовой идеологии Древней Индии являлись брахманизм и буддизм. Они возникли в середине I тысячелетия до н.э, когда у арийских племен, покоривших Индию, началось образование классов. Своими корнями оба направления восходили к религиозно-мифологическому мировоззрению, изложенному в Ведах — древних ритуальных книгах ариев. Идейные расхождения между брахманизмом и буддизмом произошли на почве толкования мифов и правил поведения, которые освящала религия. Наиболее острые разногласия между ними были связаны с трактовкой правил для варн — родовых групп, положивших начало кастовой организации индийского общества
Варн у древних индийцев было четыре — варна жрецов (брахманы), варна воинов (кшатрии), варна земледельцев, ремесленников и торговцев (вайшьи) и низшая варна (шудры) Согласно ведическому преданию, варны произошли из тела космического великана Пуруши, из уст которого родился брахман, из рук — кшатрий, из бедер — вайшья, а из ступней — шудра. Члены первых трех варн считались полноправными общинниками. У них в подчинении находились шудры
На основе религиозно-мифологических представлений брахманы создали новую идеологию — брахманизм. Она была направлена на утверждение верховенства родовой знати в складывающихся государствах Социально-политические идеи различных школ брахманизма отражены в многочисленных законоведческих и политических трактатах Наиболее авторитетным среди них был трактат «Манавадхармашастра» («Наставления Ману о дхарме» — составлен в период II в. до н. э. — II в. н э.). На русский язык трактат переведен под названием «Законы Ману».
Одним из краеугольных положений религии брахманизма был догмат о перевоплощении душ, согласно которому душа человека после смерти будет блуждать по телам людей низкого происхождения, животных и растений либо, если он провел праведную жизнь, возродится в человеке более высокого общественного положения или в небожителе. Поведение человека и его будущие перерождения брахманы оценивали в зависимости оттого, как он выполняет предписания дхармы — культовые, общественные и семейные обязанности, установленные богами для каждой варны. Брахманам предписывалось изучение Вед, руководство народом и обучение его религии; кшатриям полагалось заниматься военным делом Управлять государственными и общественными делами было привилегией двух высших варн.
Вайшьи должны были обрабатывать землю, пасти скот и торговать. «Но только одно занятие Владыка указал для шудры — служение этим (трем) варнам со смирением», — утверждали «Законы Ману» Формально шудры были свободными, но то положение в обществе, которое отводили им «Законы Ману», мало чем отличалось от положения рабов. В идеологии брахманизма были разработаны подробные правила жизни для шудр, а также для других низших сословий, к которым причислялись рожденные от смешанных браков, рабы и неприкасаемые. Для иноземцев и племен, не знавших деления на варны, рабство признавалось естественным явлением
Идеологический смысл учения о дхарме заключался в том, чтобы обосновать кастовый строй и привилегии наследственной знати, оправдать подневольное положение трудящихся. Сословная принадлежность определялась порождению и являлась пожизненной. Переход в высшие варны брахманы допускали лишь после смерти человека, в его «будущей жизни», как награду за служение богам, терпение и кротость Средством, обеспечивающим кастовые предписания, выступало в брахманизме государственное принуждение, понимаемое как продолжение карающей силы богов. Идея наказания была основополагающим принципом политической теории — ей придавалось столь огромное значение, что саму науку управления государством называли учением о наказании «Весь мир подчиняется посредством Наказания», — провозглашали «Законы Ману» Определяя принуждение как главный метод осуществления власти, идеологи жречества усматривали его назначение в том, чтобы «ревностно побуждать вайшьев и шудр исполнять присущие им дела, так как они, избегая присущих им дел, потрясают этот мир».
Государственную власть «Законы Ману» описывают как единоличное правление государя В каждом благоустроенном государстве, разъясняли составители трактата, существует семь элементов- царь (государь), советник, страна, крепость, казна, войско и союзники (указаны в порядке их убывающего значения) Важнейший элемент в этом перечне — царь. Учение о «семичленном царстве» соответствовало уровню развития политических учреждений в раннеклассовом обществе, особенно при деспотических режимах, и представляло собой одну из первых в истории попыток создать обобщенный образ государства.
К обожествлению царской власти идеологи жречества подходили с кастовых позиций. Правители из кшатриев и брахманов приравнивались к богам, тогда как цари, принадлежавшие к низшим кастам, уподоблялись содержателям притонов. Политическим идеалом брахманизма являлось своеобразное теократическое государство, в котором царь правит под руководством жрецов.
Брахманы претендовали на то, чтобы государи признали верховенство религиозного закона над светским. Теория брахманизма отражала в этом отношении идеи, при помощи которых жречество боролось за политическую гегемонию в обществе.
Особое место в истории древнеиндийской политической мысли занимает трактат под названием «Артхашастра» («Наставления о пользе») Его автором считается брахман Каутилья — советник царя Чандрагупты, основавшего в IV в. до н. э могущественную империю Маурьев. Первоначальная рукопись трактата перерабатывалась и дополнялась примерно до III в. н. э.
Трактат воспроизводит положения брахманизма о кастовых предписаниях, о необходимости обеспечения закона дхармы суровыми наказаниями, о превосходстве жречества над другими сословиями, его монополии на отправление религиозного культа. В полном соответствии с постулатами брахманизма авторы проводят идеи господства наследственной знати и подчинения светских правителей жрецам. Царь должен следовать дворцовому Жрецу, говорится в трактате, «как ученик учителю, как сын отцу, как слуга господину».
В то же время трактат содержит идеи, не совпадавшие с традиционным учением жречества В отличие от ортодоксальных школ брахманизма, настаивавших на верховенстве религиозного закона, авторы трактата отводили главную роль в законодательной деятельности государю. Как подчеркивалось в «Артхашастре», из четырех видов узаконения дхармы — царского указа, священного закона (дхармашастры), судебного решения и обычая — высшей силой обладает царский указ «Если священный закон не согласуется с дхармой, установленной указом, то применять следует последнюю, ибо книга закона в этом случае теряет силу» При отсутствии разногласий между ними религиозный закон оставался незыблем, и ему отдавалось предпочтение перед судебными решениями и обычным правом
На первый план в «Артхашастре» выдвинута идея сильной централизованной царской власти. Государь предстает здесь неограниченным самодержавным правителем. Каутилья рекомендует царям руководствоваться в первую очередь интересами укрепления государства, соображениями государственной пользы и не останавливаться, если того требуют обстоятельства, перед нарушением религиозного долга. Основное внимание создатели трактата уделяют не религиозному обоснованию царской власти, а практическим рекомендациям по управлению государством. «Артхашастра» — наиболее полный в индийской литературе свод прикладных знаний о политике, своего рода энциклопедия политического искусства.
Эти новые для брахманизма идеи были направлены на то, чтобы освободить деятельность государства от стесняющих ее религиозных традиций, избавить правителей от необходимости сверять каждый шаг с догматами религии. В этом были заинтересованы как светские правители, стремившиеся упрочить государство и ослабить влияние жрецов на политику, так и определенные круги самого жречества, готовые поступиться частью своих привилегий ради консолидации господствующих сословий. Идеи «Артхашастры» выражали программу взаимных уступок со стороны светской власти и жречества. Можно предположить, что необходимость таких взаимных уступок была вызвана повышением политической активности господствующих классов при объединении древнеиндийских государств в империю Маурьев.
В борьбе против жреческой религии сформировался буддизм. Он возник в VI—V вв. до н.э. Его основателем, согласно преданию, был принц Сиддхартха Гаутама, прозванный Буддой, т. е. Просветленным. Самый ранний из дошедших до нас сводов буддийского канона — «Типитака» (буквально «Три корзины» — название, видимо, произошло от того, что тексты канона были тематически разделены на три части) «Типитака» датируется II—I вв. до н.э.
Ранний буддизм представлял собой религиозно-мифологическое учение В качестве центральной им была выдвинута идея освобождения человека от страданий, причиной которых являются мирские желания.
Предварительным условием спасения буддисты объявили выход человека из мира и вступление его в монашескую общину. В раннем буддизме существовали две системы религиозно-моральных предписаний: одна —для членов монашеской общины, другая — для мирян
    продолжение
--PAGE_BREAK--В буддийские монашеские общины допускались только свободные (рабов не принимали). Вступающий в общину должен был отказаться от семьи и собственности, перестать соблюдать предписания своей варны. «Я называю брахманом того, кто свободен от привязанностей и ничего не имеет,» — говорит в каноне Будда. «Но я не называю человека брахманом только за его рождение или за его мать». Основатели буддизма утверждали, что добиться спасения могут не только брахманы, но и выходцы из других каст, если они получат статус архата (брахмана) в результате духовного подвижничества. Монашеская жизнь детально регламентировалась.
Правила же для мирян подробно не разрабатывались и во многом были заимствованы из традиционных норм ведической религии. Своеобразие буддийских воззрений на касты проявлялось лишь в том, что первыми в перечне варн назывались вместо брахманов кшатрии «Существует четыре касты, — проповедовал Будда, — кшатрии, брахманы, вайшьи и шудры. Среди четырех каст кшатрии и брахманы обладают превосходством».
Социальные требования буддизма, по существу, сводились к уравнению каст в религиозной сфере и не затрагивали основ общественного строя. При всей своей очевидной ограниченности это учение подрывало авторитет наследственных брахманов, их притязания на идейное и политическое руководство обществом. Оппозиционный, антижреческий характер буддизма, его безразличие к кастам в делах веры, проповедь психологического самоутверждения человека перед лицом страданий — все это снискало ему широкую популярность среди обездоленных и неимущих.
Первоначально буддизм отражал взгляды рядовых земледельцев-общинников и городской бедноты. В его состав вошли многие представления, возникшие на почве общинных порядков, пережитков племенной демократии и патриархальных традиций. Например, первые цари изображались выборными и правившими в полном согласии с народом В книгах канона нередко звучит осуждение правителей, поправших древние обычаи из-за корыстных вожделений. «Царь, хотя бы он уже завоевал все земли до моря и стал обладателем несметных богатств, все еще жаждал бы, будучи ненасытным, тех владений, которые лежат за морем». Буддийские притчи сохранили также рассказы о том, как народ, возмущенный несправедливостью правителей, забивает до смерти дворцового жреца, а царя изгоняет из страны. Вероучители буддизма не призывали, однако, к активной борьбе с несправедливостью.
Впоследствии буддизм претерпел значительные изменения. Заинтересованные в поддержке господствующих сословий руководители буддистских общин подвергают учение пересмотру. В нем усиливаются мотивы покорности и непротивления существующей власти, смягчаются требования крайнего аскетизма, появляются идеи спасения мирян Светские правители, в свою очередь, начинают использовать учение в борьбе против засилия жречества и стремятся приспособить буддистские догматы к официальной идеологии. Процесс сближения буддистского учения с официальной идеологией достигает апогея в III в. до н.э., когда царь Ашока, правивший империей Маурьев, перешел в буддийскую веру.
Дальнейшая история индийской общественной мысли связана с возникновением и утверждением индуизма — религии, впитавшей элементы брахманизма, буддизма и ряда других верований Буддизм получает распространение главным образом за пределами Индии — в странах Юго-Восточной Азии, в Китае, Японии и др. В первых веках н.э. буддизм становится одной из мировых религий.
Политическая и правовая мысль Древнего Китая
 
Расцвет общественно-политической мысли Древнего Китая относится к VI—III вв. до н.э. В этот период в стране происходят глубокие экономические и политические изменения, обусловленные появлением частной собственности на землю. Рост имущественной дифференциации внутри общин повлек за собой возвышение зажиточных слоев, ослабление патриархальных клановых связей и углубление социальных противоречий. Возникает ожесточенная борьба за власть между имущественной и наследственной аристократией. Чжоуская монархия, державшаяся благодаря авторитету родовой знати, распадается на многочисленные враждующие между собой государства. Страну охватывает затяжной политический кризис.
В поисках выхода из него идеологи противоборствующих классов выдвигают программы мероприятий, которые позволили бы упрочить положение представляемых ими слоев и обеспечить политическую стабильность. В общественно-политической мысли складываются различные направления и школы. Развивавшиеся на основе предшествующей религиозной мифологии, они нередко использовали одни и те же представления (например, о божественной природе неба, о законе дао), изменяя их соответственно своим программам. Наиболее влиятельными политическими учениями Древнего Китая являлись даосизм, конфуцианство, моизм и легизм.
Возникновение даосизма традиция связывает с именем полулегендарного мудреца Лао-цзы, жившего по преданию в VI в. до н.э. Ему приписывают составление канонического трактата «Дао дэ цзин» («Книга о дао и дэ»).
Идеология раннего даосизма отражала воззрения мелковладетельной знати и общинной верхушки, их протест против чрезмерного обогащения правителей, усиления чиновничьего аппарата и расширения государственной деятельности. Утратившие свое былое влияние, эти слои добивались реставрации патриархальных порядков.
В основе учения лежит понятие «дао» (буквально —путь). Оно было заимствовано из традиционных китайских верований, где означало правильный жизненный путь человека или народа, соответствующий велениям неба Переосмысливая это понятие, основатели даосизма стремились развенчать идеологию правящих кругов, и в первую очередь официальный религиозный культ с его догмами о «небесной воле» и «государе — сыне неба», дарующих законы дао народу. Дао в интерпретации последователей Лао-цзы — это абсолютное мировое начало. Оно предшествует небесному владыке и превосходит его своей мощью. Дао — источник всего существующего, бесконечный поток естественного возникновения и смены всех явлений, их перехода из одного в другое, вечный круговорот рождения и смерти. Человеку оно предстает в виде сверхъестественного закона, управляющего миром. Перед лицом этой всепроникающей силы человеку остается лишь осознать свое ничтожество и попытаться путем освобождения от страстей продлить себе жизнь.
Существующие в обществе недостатки даосы объясняли тем, что люди, предавшись суетным желаниям, отошли от первоначальной простоты, разорвали естественные узы, скреплявшие их с землей, и вместо мудрости полагаются на знания. Причиной общественных неурядиц является переход от изначального слияния человека с дао к развитию его способностей и знаниям.
В социально-этическом плане лейтмотивом даосизма проходят осуждение гордыни, проповедь среднего достатка и умеренности. «Кто много накапливает, — учил Лао-цзы, — тот потерпит большие убытки. Кто знает меру, у того не будет неудачи» Хороший купец, имея полные амбары, делает вид, что они у него пусты. В «Дао дэ цзин» нашли отражение широко распространенные среди общинного крестьянства представления об имущественных переделах в пользу бедных. Небесное дао, говорится в каноне, «отнимает лишнее и отдает отнятое тому, кто в нем нуждается. Небесное дао отнимает у богатых и отдает бедным то, что у них отнято».
Свои надежды на восстановление естественной простоты человеческих отношений Лао-цзы связывал с умными вождями из числа наследственной знати, которые смогли бы увидеть «чудесную тайну дао» и повести за собой народ. «Если знать и государи могут его (дао) соблюдать, то все существа сами становятся спокойными. Тогда небо и земля сольются в гармонии, наступят счастье и благополучие, а народ без приказания успокоится».
Мудрый государь, поучали даосы, правит страной при помощи метода недеяния, т.е. воздерживаясь от активного вмешательства в дела членов общества Лао-цзы порицал современных ему правителей за то, что они слишком деятельны, устанавливают много налогов и запретительных законов, ведут бесконечные воины. «Лучший правитель тот, о котором народ знает лишь то, что он существует».
Лао-цзы призывал знать и правителей «селиться ближе к земле», восстановить порядки, существовавшие в древности, когда люди жили небольшими разрозненными селениями, отказаться от использования орудии труда и отучить народ от знании «В древности те, кто следовал дао, не просвещали народ, а делали его невежественным. Трудно управлять народом, когда у него много знаний».
Социально-политическая концепция даосизма представляла собой реакционную утопию. Ее питали умонастроения тех слоев родовитой знати и общинной верхушки, положение которых было подорвано растущим имущественным и социальным расслоением. Не обладая реальной силой для борьбы с новой аристократией, эти слои претендовали на роль хранителей священной мудрости, не доступной другим. Одновременно они стремились поправить и свои имущественные дела, сравняться с аристократией богатства, используя для этого и общинные традиции взаимопомощи.
Мистицизм и таинственность даосизма породили интерес к нему со стороны самых разных социальных групп, начиная от ближайшего окружения царей и кончая различными заговорщицкими организациями. Использование даосами традиций и норм общинной жизни облегчало восприятие учения крестьянскими массами.
Наиболее влиятельной доктриной в истории политической мысли Китая являлось конфуцианство. Родоначальник этого направления Конфуций (551—479 гг. до н.э.). защищал интересы слоев, стремившихся примирить имущественную и наследственную знать. Изречения мыслителя собраны его учениками в книге «Лунь юй» («Суждения и беседы»).
Основными категориями конфуцианства являются понятия благородного мужа, человеколюбия и правил ритуала. Категории эти были тесно взаимосвязаны, ибо представляли собой лишь различные стороны единого политического идеала, рассмотренного с точки зрения его носителей, общего принципа и конкретных нормативных предписаний.
Управлять государством, согласно Конфуцию, призваны благородные мужи во главе с государем — «сыном неба» Вслед за сторонниками правления знатных Конфуций утверждал, что деление людей на «высших» и «низших» не может быть устранено. Отличие его взглядов от воззрений наследственной знати состояло в том, что Конфуций выделял благородных не по признакам происхождения, а по моральным качествам и знаниям. Благородный муж в учении Конфуция — это образец нравственного совершенства, человек, который всем своим поведением утверждает нормы морали. Именно по этим критериям Конфуций предлагал выдвигать на государственную службу. «Если выдвигать справедливых и устранять несправедливых, народ будет подчиняться».
Идеи правления знатных у Конфуция носили ярко выраженный компромиссный характер: представления, типичные для идеологии наследственной знати (признание врожденных различий между людьми, их градация на «высших» и «низших»), сочетались у него с положениями, открывавшими доступ к государственному аппарату неродовитой общинной верхушке.
Главная задача благородных мужей — воспитать в себе и распространить повсеместно человеколюбие. В это понятие Конфуций вкладывал особое, не совпадающее с современным содержание. Под человеколюбием понималось поведение, отвечавшее нравственным ценностям семейно-клановых коллективов и патриархальных общин. Человеколюбие включало в себя: попечение родителей о детях, сыновнюю почтительность к старшим в семье, а также справедливые отношения между теми, кто не связан родственными узами. «Почтительность к родителям и уважительность к старшим братьям — это основа человеколюбия». Общим принципом взаимоотношений между людьми был принцип «не делай другим того, чего не желаешь себе».
Перенесенные в сферу политики, эти принципы должны были послужить фундаментом всей системы управления. Ее перестройку Конфуций предлагал начать с так называемого исправления имен, т.е. с восстановления истинного, изначального смысла существующих в обществе титулов и вытекающих из них обязанностей. «Государь должен быть государем, сановник — сановником, отец — отцом, сын — сыном». Государю вменялось в обязанность относиться к подданным, как к своим детям. Он должен заботиться о достатке продовольствия в стране, защищать ее оружием и воспитывать народ. Воспитание подданных — важнейшее государственное дело, и осуществлять его надо силой личного примера. «Управлять — значит поступать правильно». В свою очередь, народ обязан проявлять сыновнюю почтительность к правителям, беспрекословно им повиноваться. Прообразом организации государственной власти для Конфуция служило управление в семейных кланах и родовых общинах (патронимиях). Концепция мыслителя представляла собой одну из самых ранних попыток обосновать идеал патерналистского государства.
Описание идеального общества Конфуций конкретизировал в учении о правилах ритуала, которым отводилась роль нормативной системы государства. Конфуций был решительным противником управления на основе законов. Он осуждал правителей, делавших ставку на устрашающие правовые запреты, и выступал за сохранение традиционных религиозно-моральных методов воздействия на поведение китайцев. «Если руководить народом посредством законов и поддерживать порядок при помощи наказаний, народ будет стремиться уклоняться (от наказаний) и не будет испытывать стыда. Если же руководить народом посредством добродетели и поддерживать порядок при помощи ритуала, народ будет знать стыд и он исправится». Перечень конфуцианских правил поведения охватывал предписания, касающиеся выполнения ритуальных и культовых обрядов (почитания духов, культа предков), моральные наставления и нормы обычного права. Подчеркивая свое преклонение перед древностью, Конфуций призывал восстановить правила, существовавшие во времена лучших правителей династии Чжоу.
На страницах книги «Лунь юй» высказана мысль о том, что необходимость в государственном управлении отпадет вообще, если правила ритуала будут всеми соблюдаться. Конфуций и его последователи не исключали, однако, что для наступления той счастливой поры потребуются карательные походы против непокорных. Главное в том, считали они, чтобы распоряжения о карательных походах отдавал благородный и любящий свой народ государь, а не правители уделов или сановники. Применять наказания нужно по-отечески, т.е. с любовью к людям. Конфуцианское учение отвергало тем самым произвол администрации, особенно на местах, ограничивало своеволие государя определенными моральными рамками.
Политическая программа раннего конфуцианства в целом являлась консервативной, хотя в ней содержались и прогрессивные идеи. Проведенная на практике, она способствовала закреплению патриархальных отношений, утверждению господства наследственной аристократии. Конфуцианские идеи обновления правящего сословия за счет представителей непривилегированных слоев не могли привести к радикальной перестройке в государстве, ибо последние, будучи воспитаны на древних традициях, сами превращались в активных защитников организации власти, которую отстаивала родовитая знать. Концепция выдвижения справедливых предполагала лишь ослабление конфликтов между старой и новой аристократией.
Вместе с тем отдельные положения доктрины, как было сказано, имели прогрессивное значение. К ним следует отнести прежде всего идеи распространения моральных знаний и обучения людей независимо от их сословной принадлежности. Просветительская деятельность Конфуция и его учеников сыграла громадную роль в развитии китайской культуры.
С критикой правления наследственной аристократии выступил Мо-цзы (приблизительно 479—400 гг. дон. э.) — основатель школы моистов. Его учение изложено последователями в книге «Мо-цзы».
Моизм выражал интересы мелких собственников — свободных земледельцев, ремесленников, торговцев, низших чинов в государственном аппарате, социальное положение которых было неустойчиво и противоречиво. С одной стороны, они были близки к трудящимся массам и в известной степени восприняли их убеждения, а с другой, — добившись определенного положения в обществе, стремились приблизиться к правящей верхушке, требовали для себя привилегий высших сословий. Такими же противоречиями было пронизано учение моистов.
Воспроизводя некоторые представления социальных низов, моисты осуждали замещение государственных должностей по принципам происхождения и родства. Они доказывали, что все люди равны перед божественным небом: «Небо не различает малых и больших, знатных и подлых; все люди — слуги неба». На государственную службу следует выдвигать наиболее мудрых независимо от происхождения. С этих позиций ими подвергалась критике и примиренческая доктрина конфуцианцев, которая допускала врожденные знания у наследственных аристократов и ограничивала выдвижение мудрых своего рода цензом образования. Источником мудрости, указывал Мо-цзы, являются не врожденные добродетели и не чтение книг, а знания, почерпнутые из жизни простого народа. Управление государством не требует обучения. Способности человека к государственному управлению определяются его деловыми качествами — желанием служить простолюдинам, усердием в делах и т. п. «Если человек имеет способности, то его нужно выдвигать, хотя бы он был простым земледельцем или ремесленником».
В подтверждение этого вывода Мо-цзы ссылался например древних. Первым правителем, согласно концепции, люди избрали самого достойного. Получив от неба и духов право на управление Поднебесной, он стал государем — «сыном неба». Древние правители, утверждал Мо-цзы, приносили пользу всему народу. Среди них многие были выходцами из низших сословий: один сначала лепил горшки, другой был рабом, третий — каменщиком. Причиной нынешних неурядиц и хаоса является то, что правители отвергли заветы старины, предаются алчности, ведут из-за этого нескончаемые войны, повергают простолюдинов в нищету. Учение моизма о выдвижении мудрых содержало в зародыше идею равенства, обосновывало возможность передачи верховной власти представителям трудового народа.
Противоречия в учении моистов начинались тогда, когда они переходили от критики существующих порядков к изложению принципов и методов управления в идеальном государстве.
В противовес конфуцианскому принципу человеколюбия Мо-цзы выдвинул принцип всеобщей любви. Конфуцианское человеколюбие, говорил он, представляет собой корыстную любовь, основанную на привязанности по крови и приоритете родственных связей. Но такая любовь еще не является настоящей любовью. Истинное человеколюбие подразумевает одинаково справедливые отношения ко всем людям без различия родства или сословий. Мо-цзы мечтал о том, чтобы «люди помогали друг другу, чтобы сильный помогал слабому, чтобы люди учили друг друга, чтобы знающий учил незнающего, делили бы имущество друг с другом». В этой части концепция опиралась на бытовавшие в общинах представления о взаимовыручке и имущественных переделах.
Наряду с этим всеобщая любовь была истолкована Мо-цзы как взаимная выгода, что придавало его концепции совершенно иной смысл. Из бескорыстной добродетели, требующей отказаться от излишков имущества ради общего блага, всеобщая любовь превращалась в расчетливое услужение для получения вполне осязаемой выгоды. Применительно к отношениям внутри правящего сословия взаимная любовь означала, например, что советники и чиновники из любви к государю проявляют усердие по службе, не раздумывая, повинуются ему, а он платит им ответной любовью — назначает высокое жалованье, награждает рангами знатности и наделами земли, дает в подчинение людей. Подобное понимание добродетели уже не оставляло никакого места для равенства и действительной любви к людям.
Идеальной организацией власти Мо-цзы считал государство с мудрым правителем во главе и отлаженной исполнительской службой. В единообразном исполнении чиновниками воли государя он видел залог и основу прочности власти. Для установления же полного единства государства предлагалось насаждать единомыслие, искоренять вредные учения и поощрять доносы. «Услышав о хорошем или плохом, каждый должен сообщить об этом вышестоящему, и то, что вышестоящий находит правильным, все должны признать правильным, а то, что вышестоящий находит неправильным, все должны признать неправильным». Поддерживать данный порядок следовало при помощи наказаний и наград, соразмерных совершаемым поступкам.
Таким образом, в концепции моизма идеи равенства были фактически отброшены; концепция завершалась восхвалением деспотически-бюрократического государства, исключавшего всякую возможность не только участия народа в управлении, но и обсуждения им государственных дел. Взгляды Мо-цзы на государственное единство приближались к идее централизации власти.
В истории китайской политической мысли учение Мо-цзы занимает промежуточную ступень между конфуцианством, выдержанным в духе патриархальной морали, и практико-прикладной теорией легистов (законников). Моизм отражал результаты перерастания патриархальной общины в территориальную, развития отношений, построенных на расчете и соображениях выгоды, но воспроизводил идеологию слоев, которые не способны были преодолеть общинные связи. Отсюда — склонность моистов к конформизму, половинчатость предлагаемых ими реформ, утопические идеи выдвижения простолюдинов на государственную службу при сохранении аристократических привилегий и т. п. В политической программе моизма просматриваются как прогрессивные, таки консервативные тенденции.
Интересы имущественной и служилой знати отстаивали легисты, или законники. Крупнейший представитель раннего легизма Шан Ян (ок. 390—338 гг. до н. э.), инициатор знаменитых реформ, узаконивших в стране частную собственность на землю. Составленные им проекты реформ и указов вошли в трактат «Шан цзюнь шу»(«Книга правителя области Шан»).
Учение легизма существенно отличалось от предшествующих концепций. Легисты отказались от традиционных моральных трактовок политики и разрабатывали учение о технике отправления власти. Осуществляя эту переориентацию, Шан Ян руководствовался устремлениями служилой знати и зажиточных общинников, добивавшихся ликвидации патриархальных порядков. От политической теории они меньше всего ждали наставлений в добродетели. Им нужна была выверенная программа общегосударственных преобразований. «Человеколюбивый, — отмечал Шан Ян, — может оставаться человеколюбивым к другим людям, но он не может заставить других людей быть человеколюбивыми… Отсюда ясно, что одного человеколюбия или справедливости еще недостаточно, чтобы добиться хорошего управления Поднебесной». Успеха в политике достигает только тот, кто знает обстановку в стране и использует точные расчеты. Легисты придавали большое значение обобщению опыта предшествующих правителей, вопросам экономического обеспечения политики.
Другую особенность легизма составили элементы исторического подхода к общественным явлениям. Поскольку частнособственнические интересы новой аристократии противоречили архаическим устоям общинной жизни, постольку ее идеологам приходилось апеллировать не к авторитету традиций, а к изменению социальных условий по сравнению с прошлым. В противоположность даосам, конфуцианцам и монетам, призывавшим восстановить древние порядки, легисты доказывали невозможность возврата к старине. «Для того чтобы принести пользу государству, не обязательно подражать древности». Хотя легисты были далеки от изучения действительных исторических процессов и, как правило, ограничивались простым противопоставлением современности прошлому, их исторические взгляды способствовали преодолению традиционалистских воззрений, расшатывали религиозные предрассудки и подготавливали тем самым условия для создания светской политической теории.
Идеологи легизма намечали провести обширный комплекс экономических и политических реформ. В области управления предлагалось сосредоточить всю полноту власти в руках верховного правителя, лишить наместников властных полномочий и превратить их в обыкновенных чиновников. Умный правитель, говорится в трактате «Шан цзюнь шу», «не потворствует смуте, а берет власть в свои руки, устанавливает закон и с помощью законов наводит порядок». Намечалось также упразднить передачу должностей по наследству. На административные посты Шан Ян рекомендовал выдвигать в первую очередь тех, кто доказал свою преданность государю на службе в войске. Чтобы обеспечить представительство зажиточных слоев в государственном аппарате, предусматривалась продажа чиновничьих должностей. «Если в народе есть люди, обладающие излишками зерна, пусть им за сдачу зерна предоставляются чиновничьи должности и ранги знатности». Деловые качества при этом не учитывались. Шан Ян предъявлял к чиновникам лишь одно требование — слепо повиноваться государю.
    продолжение
--PAGE_BREAK--Легисты считали необходимым ограничить общинное самоуправление, подчинить семейные кланы и патронимии местной администрации. Не отрицая общинного самоуправления в принципе, Шан Ян выступал с проектами реформ (районирования страны, службы чиновничества на местах и др.), которые преследовали цель поставить граждан под непосредственный контроль государственной власти. Реализация этих проектов положила начало территориальному подразделению граждан в Китае.
Предлагалось также установить единые для всего государства законы. Как и другие ранние легисты, Шан Ян не помышлял еще о полной замене обычного права законодательством. Под законом он понимал репрессивную политику (уголовный закон) и административные распоряжения правительства.
Отношения между властью и народом Шан Ян рассматривал как противоборство враждующих сторон. «Когда народ сильнее своих властей — государство слабое; когда власти сильнее своего народа — армия могущественна». В образцовом государстве власть правителя опирается насилу и никаким законом не связана. Шан Яну не известны представления о правах граждан, их законных гарантиях и т.п. Закон выступает у него средством устрашающего превентивного террора. За малейший проступок, убеждал Шан Ян, следует карать смертной казнью. Эту карательную практику должна была дополнить политика, искореняющая инакомыслие и оглупляющая народ.
Высшей целью деятельности государя Шан Ян считал создание могущественной власти, способной объединить Китай путем захватнических войн.
Легизм содержал наиболее полную программу централизации государства, и его рекомендации были использованы при объединении страны под властью императора Цинь Шихуана (III в. до н.э.). Официальное признание учения в то же время имело крайне негативные последствия. Практическое применение легистских концепций сопровождалось усилением деспотизма, эксплуатации народа, внедрением в сознание подданных животного страха перед правителем и всеобщей подозрительности. Учитывая недовольство широких масс легистскими порядками, последователи Шан Яна отказались от наиболее одиозных положений и, наполняя легизм моральным содержанием, сближали его с даосизмом либо конфуцианством.
В II—I вв. до н.э. конфуцианство, дополненное идеями легизма, утверждается в качестве государственной религии Китая. Школа моистов постепенно отмирает. Даосизм, переплетаясь с буддизмом и местными верованиями, приобретает черты магии и со временем утрачивает влияние на развитие политической идеологии.
Официальным учением императорского Китая конфуцианство оставалось вплоть до Синхайской революции 1911-1913 гг.
7 Политические доктрины античности

В середине I тысячелетия до н.э. в Греции завершается переход к рабовладельческого строя. Социально-политическое устройство Древней Греции представлял собой систему независимых полисов — мелких государств. Общей чертой политической жизни VП-V вв. до н.э. была борьба между родовой аристократией и торговцами и ремесленниками.
Политическая идеология Древней Греции формировалась в процессе разложения мифов и выделения относительно самостоятельных форм общественного сознания. Зарождается философия как особая, теоретическая форма мировоззрения. Политико-правовые концепции начинают разрабатываться в рамках философских учений.
Правовая мысль Древней Греции постоянно обращалась к сравнительному изучению законов, которые были установлены в полисах. В произведениях греческих мыслителей была разработана классификация форм государства (монархия, аристократия, демократия и др.).
На содержание античных политико-правовых концепций большое влияние совершил развитие этики. В Древней Греции на первый план выдвигаются вопросы, связанные с положением индивида в обществе, возможностью морального выбора и субъективной стороны поведения человека.
2. Этапы политической мысли, и их представители.
1 этап (IX — V вв до н.э.) связан со становлением древнегреческой государственности и представлен Гомером, Гесиодом, Салоном, Гераклитом, Пифагором и пифагорцямы, «семи мудрецами» и др.;
2 этап (V — 1 половина IV вв до н.э.) приходится на время расцвета древнегреческой философской и политической мысли. Этот этап представлен учениями Демокрита, софистов, Сократа, платана, Аристотеля;
3 этап (вторая половина IV века — II век до н.э.) характеризуется упадком древнегреческой государственности; взгляды этого периода развития политической мысли отражены в учениях Эпикура, стоиков, Полибия.
По мнению древнегреческого политического и государственного деятеля Солона, государство требует таких законов, которые соединили бы право и силу. В результате проведенных им реформ, политические права граждан начали зависеть не от происхождения, а от размера их собственности. Выдающийся афинский реформатор считает, что беззаконие и междоусобицы — самое большое зло, а порядок и закон больше добро для государства.
Пифагор и его последователи — пифагорейцы (Архит, Лизши, Филолай и др.) критиковали и выступали за правление аристократов — умственной и моральной элиты общества. Они первыми начали теоретическую разработку понятия «равенство». Справедливость, по мнению пифагорейцев, заключается в равной отдачи за равное. Наибольшим злом они считали анархию. По их мнению, человек по своей природе не может обойтись без руководства и надлежащего воспитания. Пифагор писал: «Правители должны быть не только людьми знающими, но и гуманными».
Политические взгляды Гераклита можно понять только в контексте его философского мировоззрения. По его мнению, все находится в вечном движении: «Нельзя дважды войти в одну и ту же реку». Гераклит утверждал, что люди неравноценны друг другу, неровные между собой; большинство людей не понимают смысла того, с чем сталкиваются, и за это Гераклит критиковал демократию. Демократию он рассматривал как правление «неразумных», а идеальной формой правления считал аристократию, под которой понимал не родовую знать, а аристократию духа. Гераклит отстаивал мнения, что в основе государственного управления должна лежать умеренность, которая позволит с помощью законов согласовать противоречивые интересы.
Демокрит рассматривал политике как важнейшее искусство, задача которого — обеспечить интересы свободных граждан полиса. Как сторонник демократии, он считал, что государство — это общее дело всех ее граждан. Идеалом Демокрит считал синтез демократии с таким строем, где избранные народом правители были бы людьми высокого интеллекта и морали. Чтобы государство было благоустроена, необходимые единомыслии и морально-социальная солидарность всех. Закон рассматривался Демокрита как принудительный средство, направленное против тех, кто в силу своей умственной и моральной неполноценности, добровольно не подходят добропорядочного поведения.
С именем Сократа связано возникновение моральной философии. По его мнению, законы являются основой государства, без них невозможна моральная организация государственной жизни. Он выступал за единомыслии граждан, без которого невозможно эффективное управление государством. Сократ был принципиальным сторонником законности. Он выделил такие формы правления:
царство — власть, основанная на воле народа и основывается на государственных законах;
тирания — власть, основанная на произвола правителя (тирана, а не на законах;
аристократия — это правление лучших граждан, выполняющих законы;
плутократия — власть, которая происходит от богатства;
демократия — власть, которая происходит от воли всех.
3. Политические доктрины Аристотеля и Платона.
Разработку идеологии полисной земельного знати продолжил философ Аристотель (384-322 гг до н.э.). Свое политико-правовое учение Аристотель изложил в трактате «Политика», «Никомахова этика», в историческом сочинении «Афинская полития».
Аристотель считал, что государство образуется вследствие естественной потребности людей общаться. Первым видом общения является семья; из нескольких семей возникает род, поселение; когда объединяется несколько поселений — появляется государство. В отличие от других форм совместной жизни людей, государство образуется благодаря моральному общению между людьми.
Аристотель определил государство как «общение подобных друг другу людей для достижения возможно лучшей жизни». Он открыто защищал интересы рабовладельцев. Государство Аристотель представлял как объединение свободных граждан, управляющих делами рабовладельческого общества. Он доказывал, что рабство обусловлено природой, а также потребностями ведения хозяйства и производственной деятельности.
Аристотель разделял государства на правильные (монархия, аристократия, полития) и неправильные (тирания, олигархия, демократия). Предпочтение он отдавал политии — смешанной форме государства, возникающей из сочетания олигархии и демократии.
Аристотель осуждает чрезмерное стремление к богатству. Он считал, что лучше, «чтобы собственность была частной, а ее использование общим».
Право Аристотель отождествляет с политической справедливостью, подчеркивает его связь с государством. Он различал право естественное и позитивное (установленное государством. К положительному права принадлежали писаные законы и обычное право. Естественное право Аристотель ставил выше позитивного, а обычное право — выше писаного.
4. Вывод.
Справедливость заключается в том, чтобы каждый работал согласно собственным задатков и придерживался соответствующего места в обществе.
Детей воспитывала государство, женщины — имели равные права с мужчинами.
Всю жизнь граждан в идеальном государстве Платона мало подчиниться интересам государства.
8 Основные политические идеи средневековья (Августин Аврелий, Фома Аквинский).

В средние века (V — XV века н. э.) господствовало религиозное мировоззрение, носителем которого была христианская церковь. Она исходило из того, что все сущее возникло по воле Бога; изменения же в обществе вызываются Богом для того, чтобы покарать или вознаградить людей.

В условиях такого жестокого религиозного диктата, поддерживаемого государственной властью, философия была объявлена «служанкой религии», в рамках которой все философские вопросы решались с позиции теоцентризма (источник всего сущего — Бог), креационизма (Бог из ничего сотворил живую и неживую природу), провиденциализма (Бог — управленец всех мировых событий)

В средневековой философии можно выделить, как минимум, два этапа ее становления — патристику и схоластику, четкую границу между которыми провести довольно трудно.

Патристика — обоснование христианства, опираясь на античную философию и прежде всего на идеи Платона.

Схоластика — обоснование принятых Богом идей и формул по средствам человеческого разума.

Августин Аврелий (354 — 430). В работе «О граде Божьем» мыслитель средневековья Августин изложил основы христианской политической доктрины. Работа была написана в целях объяснения с позиций христианства исторического события — взятия Рима готами в 410 году: священный город пал потому, что Рим был градом дьявола. Вся история человечества представлялась Августину борьбой между «градом Божьим» и «градом земным». «Град Божий», высшим выражение которого является Церковь, составляют, по мысли Августина, праведники и ангелы, «град земной» — грешники и дьяволы. Единственное спасение человека — в приобщении к Богу, христианской добродетели.
Фома Аквинский(1225 — 1274). Средневековый мыслитель-богослов. Он полагал, что государственная власть происходит от Бога и потому должна быть подчинена духовной. Это положение было связано со стремление средневековых теологов обосновать верховенство духовной (церковной) власти над светской. Несмотря на божественную природу государственной власти, ее приобретение и использование, считал Фома Аквинский, зависит от людей. Следовательно, сущность власти божественна, но формы ее реализации определяются самими людьми. Возмущение народа против власти монарха признавалось смертным грехом, поскольку было равносильно выступлению против Бога. Однако сама светская власть должна следовать христианским заповедям и не угнетать свой народ. В противном случае Фома Аквинский признавал правомерным свержение тирана.

Учение Н. Макиавелли в истории политической мысли.

Родоначальником политической науки считается Н. Макиавелли, который в работе «Государь» (1513) и «Размышления о первой декаде Тита Ливия» (1520) сформулировал предмет и метод политологии. Н.Макиавелли в течение четырнадцати лет работал секретарем правительства Итальянской республики и наблюдал политику изнутри. Непосредственное участие в политической жизни укрепило его во мнении, что политическая наука — это наука практическая, служащая решению жизненно важных задач.

Вклад Н. Макиавелли в политическую науку состоял в следующем:

1. Он обосновал самостоятельность политической сферы, ее относительную автономность от других областей жизни общества (экономики, культуры и т. д.), поскольку политика имеет собственную логику, содержание которой определяет политическая власть. Именно власть во всех ее проявлениях и является предметом политической науки.

2. Макиавелли изучал политику как социальную реальность, а не воображаемый, идеальный мир. Он перенес политику из сферы воображаемого и желаемого в плоскость объективного и реального. Политическая наука, по Макиавелли, должна постигать истинное положение вещей, непосредственно наблюдая за фактами: поведением политических лидеров, масс, их взаимодействием. Метод политического реализма, который ввел в политологию Н.Макиавелли, окончательно освободил ее от религии.
3. Макиавелли различал понятия «общество» и «государство». Государство он рассматривал как политическую форму организации общества. Формы государства имеют тенденцию сменять друг друга, отражая тем самым состояние общества. Макиавелли сформулировал концепцию циклического развития государственных форм, в основе которой лежит идея кругооборота добра и зла. Выделив шесть форм государства, он рассматривал три из них как «дурное во всех отношениях» (тирания, олигархия и охлократия), а относительно трех других писал, что они «хороши сами по себе» (монархия, аристократия, демократия). Согласно Макиавелли, достигнув предела совершенства, форма государства клонится к упадку, переходя в свою противоположность. Это происходит потому, что природа не позволяет вещам пребывать в состоянии покоя. Монархия сменяется тиранией, тирания — аристократией, аристократия уступает место олигархии, на смену последней приходит демократия, которая, в свою очередь, перерастает в охлократию (власть толпы). Наилучшей формой государства Макиавелли считал смешанную, воплощением которой была для него умеренная республика, сочетающая достоинства монархии (сильное объединяющее начало), аристократии (мудрость и добродетельное правление) и демократии (свобода и участие народа в управлении).

4. Макиавелли отделил политику от морали. Политика, по его мнению, должна исходить из целесообразности, соответствовать опыту, практике, конкретной ситуации. Она подчинена достижению определенных целей. Выбор цели зависит от обстоятельств, а не от морали. Поэтому цель следует сообразовывать со средствами, а средства — с обстоятельствами и результатами. «Государь, — отмечал мыслитель, — если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости». Макиавелли большое внимание уделяет личности самого государя, анализирует его черты и качества.

В конце XV – начале XVI вв. в Западной Европе феодальные отношения начинают приходить в упадок. В недрах феодализма зарож-даются новые общественные отношения, которые впоследствии получили название буржуазных или капиталистических. Предпринимателям, промышленникам мешала феодальная раздробленность, поэтому они выступали за создание централизованных государств. Такие государства начинают возникать первоначально в форме абсолютных монархий с сильной центральной властью.

В этих условиях получает развитие общественная мысль, а том числе мысль политическая. Идеологи молодой буржуазии выступили против засилья католической церкви, с идеями в защиту прав и достоинств человека. Проповедуется вера в могущество разума человека, его творческие силы. Это направление общественной мысли получило наименование гуманизма, а время – эпохи Возрождения, т.е. возрождения идеалов античного мира, использования их для новой, буржуазной идеологии.

Первым крупным мыслителем эпохи Возрождения явился итальянец Николо Макиавелли (1469 – 1527). Его жизнь и деятельность приходилась на беспокойное время. В Италии того времени существовала феодальная децентрализация, между многочисленными княжествами, герцогствами и королевствами шла ожесточенная борьба, страну опустошали иноземные войска. Макиавелли поставил перед собой задачу обосновать необходимость политической централизации в стране и устранения сил, препятствующих этому.

В своей политической теории Макиавелли стремится на основе обоб-щения многовекового опыта существования государства объяснить государственную политику, осмыслить движение силы развития политической жизни. В этом проявляется историзм исследования Макиавелли, его политичного учения, которое по своему содержанию резко отличалось от предшествовавших теологических учений о госу-дарстве.

Для политической теории Макиавелли характерно стремление проникнуть в суть закономерностей общественно-политических процессов и явлений, вскрыть причины смены одной формы государства другой, рассмотреть проблему соотношения власти правителя и народа, наилучших форм правления и др. Решение этих вопросов в духе потребностей времени придавало учению Макиавелли значение практической науки о политике. Он явился основоположником учения о политике как науке об управлении государством.

В своих работах «Государь», «Размышления о первой декаде Тита Ливия», Макиавелли сформировал свои собственные взгляды на политику и власть, в которых он стал активно проводил антитеократические идеи. Политика и власть зависят не от божественного предопределения, как это утверждали средневековые мыслители, а от земных условий, среди которых Макиавелли выделял так называемые «фортуну» и «доблесть». При этом под «фортуной» у итальянского мыслителя имеется в виду совокупность объективных условий, в которых правит государь, а под «доблестью» – личные способности и таланты государя при решении политических задач.

Макиавелли первым отделил сферу политики и власти от морали и религии, провозгласив первые автономной системой ценностей и сделав политическую деятельность объектом научного анализа. Этот путь исследования политики оказался плодотворным. Однако при абсолютизации такого метода рассмотрения политики утрачивается полнота общественных связей, разрывается целостность социокультурной ткани, и тем самым обед¬няется и искажается понимание сути политики,

До Макиавелли для обозначения государства в литературе широко использовались понятия «царство», «империя», «республика», «монар-хия», «тирания», «полис», «цивитас», «принципат», «доминат», «деспо-тия», «султанат» и другие. Макиавелли вводит в научный оборот понятие «государство» для обозначения любого политически организованного общества, главным вопросом которого является вопрос о приобретении и удержании политической власти. Именно после работ Макиавелли во многих европейских языках утвердилось используемое итальянским писателем латинское «stato» («staat» – в немецком, «state» – в английском, «etat» – во французском, «estado» – в испанском, «stato» – в итальянском). Важной причиной политической динамики Макиавелли считал изменение соотношения сил между народом и знатью.

Сравнивая различные формы государства, предпочтение Макиавелли отдает республике. По его мнению, только в ней и могут развиваться способности человека, реализоваться равенство и свободы лю-дей. Республика, по мысли Макиавелли, более устойчивая, чем монархия. Она лучше обеспечивает единство и мощь государства, рождая у народа патриотизм. Вместе с тем, он подчеркивал, что республиканская форма государства показывает свои преимущества только в стабильных условиях. Для осуществления же важных преобразований или преодоления хаоса, лучшей формой государства становится монархия. Макиавелли страстно обличал тираническую форму, называя тиранов нечестивцами.

Создавая теорию управления государством, Макиавелли говорит, что ради достижения политических целей правитель не должен останавливаться перед обманом, грубой силой, изменой – все средства хороши в области политики. В трактате «Государь» проводимое Макиавелли «очищение» политики от морали превращается в проповедь аморализма в политике. С тех пор аморальная политика по принципу «цель оправдывает средства» получила название «макиавеллизма». Эта сторона Макиавелли была, видимо, ответом на те антигуманные, жестокие, коварные методы правления, которыми пользовались в его время феодальные правители и князья, и с которыми он призывал бороться такими же методами. Да и не это главное в учении этого великого мыслителя. Учение Макиавелли о государстве нельзя отождествлять с макиавеллизмом, который и поныне используют в своих целях нечистоплотные политики.

Наряду с политическими учениями, направленными на утверждение нового, буржуазного общественного строя, в XVI веке в Западной Европе, появляются учения, уже отрицающие этот строй, поскольку уже тогда он начал показывать свои пороки: жестокость в обращении с людьми труда, наживание богатства нечестным путем, усиление эксплуатации в период первоначального накопления капитала и другие. Возникает новое направление общественно-политической мысли, получившее название «утопического социализма», родоначальниками которого стали Т. Мор и Т. Кампанелла.

Томас Мор (1478 – 1535) – английский мыслитель и политический деятель, подверг критике существующий на его родине общественный политический строй. В своем произведении «Утопия» он нарисовал находящееся на неведомом острове Утопия идеальное государство, где нет частной собственности, где все люди равны по своему положению в обществе. Должностные лица государства избираются всем народом и отчитываются перед ним за свои действия. Важные дела обсуждаются всеми жителями острова. Во главе государства стоит правитель, избираемый всем народом. На острове существует всеобщая обязательность труда на общественных началах. Заметим, что это писал не какой-то бедняк, а аристократ, лорд-хранитель печати английского королевства.

Другим крупным представителем утопического социализма был доминиканский монах Томазо Кампанелла (1568 – 1639). В своем труде «Город Солнца» он рисует государство, основанное на всеобщем равенстве людей. Государственная власть организована на демократических принципах. Должность главы государства занимает самый мудрый и образованный гражданин Города Солнца.

Политические взгляды Мора и Кампанеллы, несмотря на всю их уто-пичность и историческую ограниченность, имели большое значение в тех условиях. Они выражали мечты народных низов о лучшем будущем.

9. Политические теории Нового времени

В период формирования национальных государств перед политической теорией встали совершенно новые задачи. В культурно- историческом плане новые проблемы были предопределены Возрождением и Реформацией. Гуманистический идеал самодовлеющей личности в области политической мысли выражается в реши тельном разрыве со средневековой традицией, в поиске новых принципов обоснования государственной власти и деятельности правителя. Ярким подтверждением этих ориентации является творчество Н. Макиавелли (1469- -1527), до сих пор вызывающее множество споров и интерпретаций.

Макиавелли часто называют основателем реалистического на правления в политической теории, создавшим концептуальную базу-, прагматического подхода к политике. Проблема интерпретации основного произведения итальянского мыслителя «Государь» (1520- -1525) далеко не так однозначна, как это часто представлялось. По справедливому замечанию Дж. Сартори, «со времени Макиавелли реалистический подход к политике был тщательно скрыт за двумя линиями истолкования, по необходимости совершенно отчетливо дифференцированными: а) в том значении, что политика — это только политика и ни что другое; или же б) предполагалось, что политический реализм воплощается преимущественно в специфическом типе политики и политического поведения, называемых чистой политикой».
    продолжение
--PAGE_BREAK--
Объявленный сторонником чистой политики, Макиавелли рассматривается в литературе как мыслитель, отделивший политику от этики и религии, как защитник принципа «цель оправдывает средства». Такого рода определения являются справедливыми лишь отчасти. Речь должна идти прежде всего о совершенно новом, не средневековом понимании государства как типа политической организации, осуществляющей власть над людьми. Упадок в эпоху Воз рождения идеала христианского государства выдвинул на авансцену политиков типа Чезаре Борджа (в известном смысле прототипа макиавеллевского государя), беспринципные методы которого были необычны даже для светски образованных современников. В произведениях Макиавелли отражен характер политических процессов в Италии, не имеющий аналогов в других европейских странах.

Выдвигая программу объединения Италии, раздираемой борьбой бесчисленных политических группировок, он выводит величие правительства прежде всего из его способности объединить максимально обширную территорию, обеспечить порядок. О том, что поиск наиболее эффективных средств для достижения стабильности составляет важнейшую часть политической теории Макиавелли, свидетельствует его более раннее произведение • «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия» (1513--1516). И в этой работе, и в «Государе» рассматриваются, по существу, аналогичные вопросы — стабильность и единство государства. Но если в спокойные времена стабильность и единство достигаются в ходе постепенного развития с участием всего гражданского коллектива (как это было в республиканском Риме), в чрезвычайных ситуациях необходима «сильная рука».

В обоих произведениях Макиавелли развивает мысль о том, что общественное и частное благосостояние взаимосвязаны. Но если в спокойное время постепенное просвещение граждан посредством обучения участию в управлении приводит к укреплению гражданского духа без всякой опасности для прочности государства, во времена анархии и распада общественное и личное благосостояние должны быть связаны применением жестких мер, возможных толь ко с установлением диктаторского режима.

Осуществляя спасительные меры, государь не связан никакими моральными нормами или правилами поведения. Но в то же время государь — это диктатор во имя общественного блага, а не деспот, который действует для собственного удовольствия и выгоды. Действия государя зависят от общественной потребности, и он может выжить только если признает этот факт и построит в соответствии с ним политику. Считая оправданным применение в надлежащий момент правителем силы и хитрости, реалистически оценивая природу человеческого эгоизма, Макиавелли, вместе с тем, конечно, не желал признавать развращающей природы диктаторской власти (например, он не рассматривает процедуру сложения с себя правителем диктаторских полномочий после преодоления кризиса).

Реализмом проникнута и концепция свободы, разработанная Макиавелли. Свобода недопустима в период кризиса, ибо она противоречит безопасности. В спокойные времена она, напротив, тождественна безопасности, поскольку способствует развитию и укреплению духа гражданственности. В этом случае управление без нее невозможно, поскольку только в свободном состоянии люди могут принимать участие в политической жизни.

Важно отметить, что Макиавелли считает закон и право основой свободы. Поэтому при стабильном положении дел народные режимы имеют высшую силу. В исключительной ситуации немедленный рас чет и принятие решений, на которые способен только наделенный чрезвычайными полномочиями правитель, являются более ценны ми, чем формальная и медлительная процедура народовластия.

Анализ идей Макиавелли показывает, что в ренессансную эпоху теоретическая защита монархических принципов правления является вполне индивидуалистической по своим ориентациям. Именно это свойство позволило быстро продвигать политическую теорию вперед. Свидетельством ее стремительного развития является и учение другого выдающегося политического мыслителя Возрождения — Жана Бодена (1530- 1596), а в более позднее время теория другого защитника монархической власти — — Томаса Гоббса (1588-1679).

Будучи юристом по образованию, а во многом и по складу ума, Боден развивал свои политические идеи в теснейшей связи с анализом природы и содержания закона, примыкая к теоретикам естественного права. Изучение права связано с тем, что человеческий закон основывается на универсальных принципах. В бесконечной изменчивости законов выявляются рациональные принципы справедливости. Вместе с тем Боден отвергает идею, согласно которой универсальные принципы могут применяться непосредственно, составляя конкретную систему права. История учит тому, что нельзя забывать о различиях в ситуациях: различается не только образ жизни людей, но и окружающие их обстоятельства. В этом аспекте своей теории Боден является предшественником не только Монтескье и Верка, но и исторической школы права XIX в. Боден предвосхитил также многие идеи Монтескье о влиянии климата на государственное устройство у различных народов.

Свои политические идеи он развил в работе «Шесть книг о государстве» (1577). Отвергая аристотелевскую концепцию возникновения государства путем перерастания семьи в селение и, наконец, в полис, Боден утверждает, что, при всем сходстве с семьей, государство, формируя обширное сообщество, основано не на инстинкте, а на силе. Оба объединения сходны в обладании авторитетом. В семье — это власть отца семейства, первоначально возникающая из почитания старших. В государстве авторитет называется суверенитетом, который является продуктом силы.

Власть — естественный атрибут силы. Она основана на неравенстве людей. Поэтому, если цель существования государства заключается в достижении блага, ее реализация требует централизованной и мощной власти, призванной достичь и поддерживать единство.

В этом смысле суверенитет — это высшая власть над обществом, не ограниченная законом. Суверенитет вечен и неделим. Будучи постоянным атрибутом власти, он по праву принадлежит существующей в данный момент королевской семье и должен передаваться по праву наследования. Следовательно, узурпатор или бунтовщик не могут стать легитимными суверенами и требовать подчинения у сообщества.

Заинтересованный в создании теории законного лидерства, опирающегося на традицию, Боден, однако, допускает логическое противоречие, возвращаясь к идее фундаментальности права, несовместимого с идеей абсолютного суверенитета как единственного источника закона.

Стремясь избежать такого противоречия, Т. Гоббс в политическом трактате «Левиафан» (1651) выступил как защитник чистого принципа абсолютности единоличной власти, отождествляющей себя с государством. Свои идеи он обосновывал, прибегая к математическим понятиям, и в некотором смысле стал предшественником точных методов исследования в общественных науках.

Потребность в государстве Гоббс выводит из свойств человеческой природы, эгоизм и безрассудство которой ввергают людей в со стояние беспрерывной борьбы и анархии. Еще одним свойством человека является постоянное стремление к удовлетворению собственных (преимущественно физиологических) желаний. Из этого стремления вырастает жажда власти, которую Гоббс определяет как способность индивида обеспечить себе максимально возможную сумму благ. В таком «природном состоянии» мир полон людей, соперничающих в борьбе за счастье, поэтому шансы каждого удовлетворить свои прихоти невелики. Но поскольку стремления к выживанию и к постоянному наслаждению — самые сильные в человеке, борьба становится непрерывной. Это — «война всех против; всех». Выход из нее только один в создании Левиафана, или единственной власти, всегда превышающей власть индивидов.

Такая власть возможна только в организованном сообществе, равнозначном миру. Но мира можно достичь только путем отказа от прав. Если люди хотят безопасности, они должны отказаться от возможности направлять свои склонности куда им вздумается, не обращая внимания на других. Реализация принципов государственности на практике возможна только путем общественного, договора, который должен быть всеобщим и взаимным. Власть как бы соединяется в единую массу и передается одному человеку или корпорации правителей, которые используют ее для общественного блага.

Использование власти предполагает ее обеспечение силой. Никто отныне не может рассматриваться как равный перед наделенным абсолютной властью правителем. Его подданные не могут его контролировать, они не имеют никаких преимущественных прав, поскольку монарх сосредоточивает в своей персоне все то, чем люди когда-то владели в природном состоянии. Вследствие этого природная власть устремляется к общим целям и теряет анархический характер.

Отстаивая принцип полного и всеобщего повиновения как цели договора, обеспечивающего безопасность, Гоббс впадает в логическое противоречие. Например, как должен поступать индивид в ситуации, когда суверен приказывает ему делать такие вещи, которые ставят под угрозу его безопасность. Гоббс признает, что в таких «экстремальных ситуациях» подданный как бы вновь обретает все свои прежние природные права и может действовать вопреки монаршей воле. Но в обычном состоянии он должен неукоснительно соблюдать условия договора.

Таким образом, существует постоянная угроза сохранения «природного состояния» внутри самого Левиафана. Гоббс преодолевает явное противоречие при помощи следующего постулата: если правитель обладает неограниченной властью над всеми индивидами, любое одиночное выступление против его власти ведет к уничтожению самого ослушника. Но ведь вполне допустима возможность возникновения организованной оппозиции монарху со стороны больших групп. Конфликт оппозиции с монархом неизбежен, поскольку последний не связан договором и поэтому может прибегать к репрессиям на «законном основании», игнорируя любые групповые интересы. Но в таком случае следует признать, что правление монарха (кем бы он ни был, его, по Гоббсу, следует поддерживать в любом случае) определяется только пределами силы, которой он в данный момент располагает.

Развивая учение о монархическом суверенитете, Гоббс сделал выбор в пользу принципа силы под влиянием опыта первой английской революции, потрясшей до основания политическую систему в этой стране и завершившейся реставрацией старой династии после недолголетнего диктаторского правления Кромвеля.

Младший современник Гоббса — Джон Локк (1632--1704) сделал иной выбор. Разработав теорию конституционных ограничений абсолютной власти, он подвел итог «Славной революции» 1688 г., закрепившей путь постепенного эволюционного развития британской политической системы. В своих основных политических работах — «Два трактата о правлении» (1690) и «Письма о терпи мости» (1685) — Локк выступает как теоретик парламентского правительства и демократии, оппозиционно настроенный к любым попыткам ущемления прав народных представителей со стороны любой династии.

Развивая свою политическую теорию, Локк, как и его предшественник, использует фикцию природного состояния, правда, в смысле, диаметрально отличном от гоббсовского. По Локку, это было дополитическое, а не досоциальное состояние, в котором люди жили в мире, были счастливы, разумны и добры. Природному состоянию свойственно равенство, поскольку разум сам по себе не дает никакого оправдания для неравенства. «Первобытные люди» обладали неотъемлемыми правами, прежде всего, правом на жизнь, на невмешательство в жизнь окружающих, свободой (понимаемой Локком как добровольное признание каждым своих обязательств перед ближним и уважение других к его собственным притязаниям) и, наконец, правом на собственность. Государство и власть возникают, следовательно, не в качестве антиподов при родному состоянию, но как логическое его развитие, как результат стремления людей устранить при помощи справедливых законов, беспристрастного суда и правительственного авторитета свойственные этому состоянию недостатки.

Люди создают государство путем заключения двойного договора каждого индивида со всеми остальными на индивидуальной основе о передаче своих природных прав сообществу; б) с самим государством о сохранении за индивидом его естественных свойств и прав — жить свободно, наслаждаться собственностью. Следствием договора является установление «правила большинства», гарантирующего защиту индивида от любой тирании путем создания соответствующей процедуры принятия законов на основе мажоритарного согласия.

Сам принцип консенсуса создает возможность для эффективных коллективных действий. По Локку, формы правления различаются в зависимости от того, кому принадлежит законодательная власть: всему народу, его представителям или более ограниченной группе.

Наиболее безопасной (а потому наилучшей) является представительная демократия, поскольку правление при ней осуществляется при помощи законодательной деятельности народных избранников, периодически в ходе выборов дающих отчет избирателям и находящихся, следовательно, под их контролем.

Эти аргументы Локка в дальнейшем легли в основу как американского (Дж. Мэдисон), так и английского конституционализма (Дж.С. Милль).

Предоставляя избирателям право контроля над законодателям и, Локк стремился также к созданию механизма надежных гарантий против возможности узурпации со стороны исполнительной власти. С этой целью он разрабатывает теорию разделения властей, в рамках которой должно быть обеспечено верховенство законодатель ной ветви управления, представляющей большинство, т.е. верховенство парламента. Вместе с тем законодательная власть не должна стремиться непосредственно к осуществлению своих предписаний. Исполнительная же власть существует только для реализации законов, а не для навязывания собственных правил, независимых от воли парламента. В случае возникновения расхождений приоритет должен принадлежать парламенту.

Развивая эту теорию, Локк предвосхитил учение об ответственности кабинета министров, окончательно сформулированное в Англии только в начале XIX в.

Создав основу концепции разделения властей, Локк даже не затронул проблемы, которая в более поздний период приобрела фундаментальное значение — независимость судебной власти. Вероятно, он предполагал, что традиционная независимость английских судов гарантируется укреплением принципа парламентского суверенитета.

Окончательный теоретический вариант этой концепции, получивший всеобщее признание, был разработан Ш.Л. Монтескье (1689--1755). В 1748 г. он издал сочинение «О духе законов», признанное современниками самым выдающимся произведением XVIII в.

Основная цель, которую поставил перед собой Монтескье изучить все многообразие применения фундаментальных принципов права в постоянно изменяющихся условиях жизнедеятельности людей. Соглашаясь с Аристотелем в том, что государство должно рассматриваться в плане конечной цели его существования — благой жизни сообщества — и что цель правления состоит в приспособлении универсально признаваемых принципов справедливости (естественного права) к особенностям того или иного народа, Монтескье выявляет причины, по которым идеальные условия человеческого существования никогда не могут быть достигнуты. Имеются препятствия чисто психологического свойства природа самого человеческого материала, а также чисто физические ограничения, связанные с особенностями среды, формирующей основу жизни.

Анализ Монтескье природы государства создал ему репутацию основателя эмпирической и экспериментальной школы в политике. Он постоянно защищал положение о том, что наилучшей формы государства не существует, настаивая на невозможности абстрактно го подхода к данной проблеме. Защищать преимущества монархии перед республикой бесполезно без предварительного ответа на вопросы — когда, где, для кого. Разделив формы правления на республиканские, монархические и деспотические, Монтескье подчеркивал то важное соображение, что государства следует различать не только по внешним проявлениям, но прежде всего в соответствии с доминирующими принципами, которые они выражают. Соответственно, разрушение господствующего принципа ведет к краху и исчезновению самого государства.

Теория разделения властей разрабатывалась Монтескье в на правлении поиска механизма обеспечения свободы человека. Этой цели отвечает правление закона, а не людей, неоправданная концентрации власти недопустима. Законодательная, исполнительная и судебная функции не могут осуществляться одним и тем же лицом. Человек не может быть судьей в собственном деле или выполнять решение, которое он сам же принял.

Тот же принцип применим и в отношении государства. Носители отдельных видов власти должны быть независимы в своих действиях. В то же самое время функции трех ветвей власти по необходимости интегрированы и взаимосвязаны. Поэтому независимость становится основой для взаимного сдерживания, создается система противовесов, препятствующая какой-либо одной ветви власти навязывать свою исключительную волю.

Образцом подобного разделения властей Монтескье считал со временную ему политическую систему Англии,, которую он, конечно, идеализировал, недооценив, например, теснейшего альянса аристократического парламента и правительства при отсутствии у населения реальных возможностей контролировать законодательную власть. Но независимо от степени адекватности теории Монтескье реальным историческим условиям, она была воспринята почти буквально отцами-основателями США и легла в основу американского конституциализма.

Развитие теории демократии в XVIII в. было отнюдь не однолинейным, равно как и оценка британской парламентской системы. Нерешительным противником был Жан Жак Руссо (1712- -1778), изложивший в трактате «Об общественном договоре» (1762) концепцию, которую условно можно назвать теорией корпоративной демократии.

Разрабатывая свою политическую философию, Руссо отталкивается от предшествующей традиции, которую в дальнейшем ставит с ног на голову. Речь идет прежде всего о концепции природного состояния. В произведении Руссо природное состояние столь же анархично как у Гоббса, и столь же возвышенно-прекрасно как у Локка. «Все люди от природы добры и только из-за общественных институтов они становятся дурными», • утверждал французский мыслитель. Цивилизация, будучи продуктом интеллекта, приносит людям только зло, разрывая узы взаимопомощи и порождая погоню за собственностью и своекорыстие.

«Общественный договор» представляет собой попытку установить, каким образом люди, вынужденные жить в государстве, могут воспользоваться его преимуществами, соединяя их с добродетелями первобытного человека. Ответ прост: путем повиновения законам, которые необходимо заново создать. С этой целью люди заключают договор, по которому каждый индивид уступает целому все природные права и становится таким образом подданным этого целого. При этом индивид остается свободным, поскольку он включен в это целое, которое по самому характеру договора без него не может быть таковым.

Руссо определяет целое как всеобщую волю. Эта воля и является государством. Она защищает и воплощает в себе индивидуальную свободу. Она является неделимой и неотчуждаемой и поэтому не может быть делегирована кому-либо без того, чтобы не стать от чужденной. Иными словами, народ не может передать законодательную власть какому-либо индивиду или группе индивидов, действующих в его интересах. Тем самым Руссо решительно выступает против представительной демократии, защищая принцип прямого народного правления.

В связи с этим возникает законный вопрос, как обеспечить учас тие каждого без исключения индивида в принятии законодательных решений?

В поисках ответа на него Руссо производит своеобразный акт от чуждения всеобщей воли от интересов отдельных индивидов и групп. Воля является всеобщей не потому, что каждый индивид ее поддерживает, но потому, что она направлена на благосостояние целого. Следовательно, она является интегрирующей, «математи ческой» волей и ни в коем случае не является волей большинства. Ведь последнее, сколь бы оно ни было велико, может иметь собст венные своекорыстные интересы.

Логически следуя этой посылке, Руссо признал, что в случае воз никновения разногласий между двумя партиями, обе могут выра жать только отдельные воли. Более того, в этом случае даже от дельный бескорыстный индивид, находясь в стороне от борющихся партий, в принципе может стать выразителем всеобщей воли. Таким образом, пытаясь ответить на вопрос: кто может и должен сказать что является всеобщей волей в огромном количестве случаев, когда единство недостижимо, автор «Общественного до говора» попал в логический тупик.

В поисках выхода Руссо вынужден видоизменить свою аргумен тацию и утверждать, что, даже если общая воля и воля всех разли чаются концептуально, тем не менее, во многих реальных ситуациях воля большинства может рассматриваться как всеобщая или, по крайней мере, максимально к ней приближенная. Проницательно отметив, что в прославляемом Локком правиле большинства скры вается возможность тирании, Руссо в конечном итоге был вынуж ден принять это правило полностью.

И тем не менее в теории Руссо скрываются многие опасности. Например, всеобщая воля не допускает неповиновения отдельных индивидов, имеющих собственное, отличное от всех мнение, при нуждая их к послушанию посредством наказания. Более того, после авторской модификации учение Руссо превращается в откровенную апологию именно тирании большинства, поскольку в конечном итоге только оно и может стать в действительности судьей в своем собственном деле, узурпировав тем самым право трактовать цели общественного договора.

Таким образом, начав с крайнего индивидуализма, Руссо заканчивает полным коллективизмом, безоговорочно подчиняя индивида государству.

Учение Руссо пользовалось большой популярностью у современников. Оно оказало непосредственное воздействие на идеоло гию и политическую практику Французской революции 1789 г., особенно в период якобинской диктатуры. Влияние руссоизма испытали все без исключения направления политической философии либо слепо подражая и заимствуя его аргументы, либо подвергая позицию Руссо резкой нелицеприятной критике.

Наибольшее значение для развития политической теории пред ставляет переоценка учения Руссо и конституционалистских экспе риментов в революционной Франции, осуществленная представи телями основных направлений политической идеологии конца

XVIII • первой половины XIX в. — консерватизма, либерализма и социализма. Сложившиеся в Западной Европе и имевшие различную, иногда ярко выраженную национальную окраску, эти направ ления, в определенном смысле, могут рассматриваться как идеологическое следствие промышленного переворота, охватившего в

XIX в. весь континент. В рамках каждого из них развивались много образные течения, что нередко затрудняет выработку общих адекватных определений ключевых понятий, от которых пошли назва ния самих течений.

Консерватизм становится важнейшим интегральным элементом европейской политической мысли в первой половине XIX в. Но фи лософское обоснование он получил в 1790 г. в памфлете англий ского политического философа Эдмунда Верка (1729--1797) «Размышления о революции во Франции». В нем были сформулированы основные аргументы, направленные против абстрактного рационализма, разрушающего общественную мораль и традиции и открывающего путь к катастрофе.

Являясь восторженным поклонником английской системы, стре мясь обезопасить и сохранить традиционные свободы англичан, Берк довольно односторонне рассматривал политические перемены в о Франции как результат безумия и эгоистических амбиций. Су ществующие в Англии и в других странах политические системы яв ляются для него плодом многовековой эволюции и бесчисленных экспериментов. Люди живут в мире, где настоящее всегда обуслов лено прошлым, которое обладает собственным независимым суще ствованием в традиции. Иногда надо жертвовать архаикой и умеренно обновлять систему, чтобы сохранять ее общий характер. Че ловеческие дела должны развиваться постепенно и упорядоченно, внезапные изменения могут только расстроить и разрушить тради ционный порядок. Политик должен соблюдать крайнюю осторож ность, основывать свой реформизм на внимательном изучении про шлого. Он является лишь временным стражем постоянного богат ства, растрачивать которое в игре с неопределенным исходом недопустимо и преступно.
    продолжение
--PAGE_BREAK--
Общественные связи держатся прежде всего инстинктами и предрассудками. Берк нередко демонстрирует неверие в силу разу ма, показывая, каким образом предрассудки, будучи результатом собственного наследия и опыта человека, притягивают его к про шлому. Поэтому разум, являясь ценностью сам по себе, должен быть направлен не на уничтожение предрассудка, но действовать с ним заодно в соответствующем направлении.

Абстрактные принципы могут разрушить государство и привести к общественному хаосу. Они проистекают из индивидуальных же ланий и предполагают сомнительную возможность создать общество на основе чистого интеллекта в абстрактном, лишенном времен ных и пространственных характеристик мире.

На самом деле люди являются сложными созданиями, живущи ми в мире, где господствуют частные обстоятельства, определяе мые географией и историей.

Государство — не машина, а организм, который не существует отдельно от своих членов. Каждый его член является составной час тью организма и стадией в его непрерывном развитии.

С этих позиций Берк резко критикует опыт французской революции, означавшей для него разрыв с прошлым. Переворот, утверждает он, осуществлялся во имя свободы, но на самом деле был направлен против нее. Он принес беспорядок и беззастенчивость, разрушив все, из чего могла бы произрасти свобода. Революционе ры желали создать систему, отвечающую их принципам, но теоре тическая природа этих принципов, основанная на пренебрежении человеческой индивидуальностью, в соединении с неистовой жаж дой власти, может привести только к системе, основанной на терроре, а не на принципах порядка.

Единственным выходом для революции является, диктатура, при носящая свободу в жертву. В интересах безопасности механическое устройство заменило бы органическую жизнь, которая полностью разрушается.

Эти аргументы, составившие основу консервативной политичес кой философии, повторялись во Франции — Бональдом, де Ме стром и Шатобрианом, в Англии — Кдпьриджем и Соуси, в Герма нии — Галлером, Савиньи и Гегелем. Идеи Берка питали и новую консервативную волну в Западной Европе и США во второй поло вине XX в., сливаясь с другим влиятельнейшим направлением европейской политической мысли — либерализмом.

Центральным пунктом либеральной политической теории явля ется обоснование свободы индивида. В своей книге «О свободе» (1859)Джон Стюарт Милль, поставив вопрос о «пределах влас ти, законно осуществляемой обществом над индивидом», выделил новые аспекты общественной и гражданской свободы. Еще до Милля Вильгельм Гумбольдт в сочинении «Государство и его пре делы» (написано в 1792 г., опубликовано в 1851 г.), а во Франции Бенжамен Констан провели фундаментальное различие между сво бодой в современном и античном мире.

Обосновывая принцип свободы, Милль выступает против абсолютизма тех форм представительной власти, которые принимают решения без обсуждения их с обществом. Именно к последнему Должна перейти власть, порожденная свободно выраженным согла сием. Такой подход к проблеме власти, продолжающий традиции Ренессанса, знаменовал собой поворотный пункт в политической теории.

Милль проницательно отмечал, что одного появления человека, Руководствующегося своими собственными критериями поведения в сфере материальных и духовных интересов, недостаточно для того, чтобы сделать свободу основой общества. Для этого необхо димо второе условие — дух терпимости. В обществах с преоблада вшими религиозными интересами дух терпимости одержал победу сперва в религиозной сфере, а затем его влияние стало сказываться и «а политическом сообществе.

Восходящая к Миллю и Констану либеральная традиция поли тической мысли обосновывала концепцию единства человеческого рода и одинаковое призвание людей к свободе, равенству и безопас ности, независимо от расы, религии и классовых различий. Единст во человеческого статуса в соединении с ограничением государства должны обеспечить безопасность каждого члена общества, сделать каждого индивида источником бесконечной социальной энергии. Наконец, либеральный политический режим характеризовался как гармоничное взаимодействие законодательной, исполнительной и судебной власти, причем последняя играет роль независимого ар битра по отношению к двум первым.

Пределы вмешательства государства определяются прежде всего неотчуждаемым правом собственности, которая, по опреде лению Констана, «в своем качестве правила общежития находится в сфере компетенции и под юрисдикцией общества». Законодатель ная власть может вторгаться в права собственников только в той мере, в какой это не затрагивает других фундаментальных прав.

Эти теоретически разработанные либеральные принципы были

Либерализм Токвиля возникает и как результат вдумчивого изучения опыта французской революции, вылившегося в фундаментальный вопрос — как защитить свободу в эпоху победы демократического начала в политической жизни. Когда равенство становит ся главенствующим фактором, свобода не может более опираться, как полагал ранее Монтескье, на различия сословий и штатов. Новые принципы равенства были реализованы, считает Токвиль, в Америке, где благодаря редкой комбинации религиозного пуритан ского духа и духа свободы возникло стабильное социальное государ ство, основанное на «равенстве условий». Это равенство не совпа дает с фактическим равенством и не сводится к равенству правово му. Оно предполагает действительную социальную мобильность, при которой различия, если устанавливаются, то являются гибкими и подвижными. Независимость и сила судебной власти, отсутствие административной централизации и федерализм вносят мощный вклад в свободу американцев и позволяют объяснить, каким обра зом можно избежать тирании большинства.

Проблемы равенства и свободы в первой половине XIX в. об суждались и в социалистической литературе различных направле ний. У основателей современного социализма А. Сен-Симона, Ш. Фурье и Р. Оуэна встречаются различные, зачастую совершен но несхожие представления о государстве и политике, которые, од нако, сводятся к одному знаменателю. Так, Р. Оуэн вообще считал бесполезным делом конструирование политического идеала, поскольку надобность в государстве исчезает после утверждения строя общности. Ш. Фурье, отстаивая положение о главенстве экономики над политикой, развивал идею о бесполезности политики и политической деятельности вообще. Представляемая им идеальная общественная организация федерация кантонов и фаланг, не предусматривает ни централизованной власти государства, ни какого-либо вмешательства во внутреннюю жизнь фаланг.

Напротив, у Сен-Симона цель будущего политического устройства — это создание единой хозяйственной и общественной систе мы, управляемой промышленниками из единого центра. В этой системе, в управлении которой решающую роль будет играть научно обоснованный план, а не произвол и случай, исчезнет извечная про блема управляющих и управляемых, а политическая власть, как ис торически бесперспективная, должна уступить место власти адми нистративной.

Ближайшие последователи великих утопистов, особенно сторонники коммунистического направления, создавали различные проекты идеальной республики, основанной на принципе равенства, доведенного до абсолюта. Так, в Икарии Э. Кабе любой город, провинциальный или коммунальный, расположен строго в центре местности, «и все так организовано, чтобы все граждане могли при сутствовать на народных собраниях». Провинции, коммуны, города, Деревни, фермы и даже дома имеют одинаковый вид. «Великий семейный союз» В. Вейтлинга отмечен чертами крайней архаики и почти полностью воспроизводит политическую иерархию «Города Солнца» Т. Кампанеллы. Наиболее вдумчивый теоретик коммунизма домарксова периода, Т. Дезами в «Кодексе общности» основы вает свою, пронизанную республиканизмом, коммунистическую систему на «законах природы», которые не может изменить никакая форма правления и, следовательно, «политическая конституция могла бы повлиять только на большую или меньшую степень совер шенствования».

К. Маркс и Ф. Энгельс, развивая собственное учение, заимствовали многие принципы и элементы предшествовавших коммунис тических и социалистических утопий, разделяя с их авторами глу бокое убеждение в ненужности государства и политики в будущем бесклассовом обществе.

Политическая теория марксизма развивалась инструментально, | т.е. государственный аппарат и политика, как форма участия людей в социальном процессе, рассматривались по преимуществу в каче стве орудий разгрома пролетариатом классовых противников, за воевания и удержания власти. И современное государство, и все 1 предшествующие ему типы государственности оценивались прежде всего как формы диктатуры имущих классов, на смену которым, в • полном соответствии с историческими законами, должна прийти диктатура пролетариата, сама в свою очередь являющаяся орудием] построения неполитического сообщества.

Ценностные ориентации марксизма, тесно связанные с концеп цией будущего, объективно и субъективно препятствовали пози тивной научной разработке теории демократии в русле либеральной I традиции. Отнюдь не случайным является тот факт, что разработка I Марксом и Энгельсом концепции «пролетарской демократии», бу дучи ориентированной на опыт революций 1848--1849 гг. и Па рижской коммуны, также осуществлялась сквозь призму теории j классовой борьбы.

В итоге, к первой половине XIX в. внутри различных направлении политической философии создаются и проходят критическую про верку различные методы теоретического анализа природы политики.

10. Концепция „общественного договора“ и „естественного права“ (Т. Гоббс, Локк, Ж.-Ж. Руссо).

Чтобы понять содержание теорий общественного договора и их места в развитии взглядов на происхождение общества и государства, необходимо кратко перечислить некоторые из известных концепций, в которых рассматриваются данные вопросы. Среди их множества следует выделить следующие:

1. Мнению Платона: общество и государство существенно не различались между собой. Государство было формой совместного поселения людей, обеспечивавшей защиту совместных интересов, территории, поддержание порядка, развитие производства, удовлетворение повседневных нужд,

2. У Аристотеля впервые появляется четкое разделение понятий общества и государства. Он полагал, что государство воплощает в себе систему отношений особого типа — отношений господства и подчинения, которые он назвал политическими.

3. В средневековой Европе прочно утвердилось мнение о том, что государство есть результат творения бога, своеобразный договор бога и человека. Такой взгляд на происхождение государства называют теологическим,

4. В 17 — 18 вв. появляются теории, позже объединенные понятием теорий „общественного договора“. Эти теории, имевшие различные модификации, оказались чрезвычайно популярными и сохраняют свое значение поныне.

Томас Гоббс и его теория общественного договора. Томас Гоббс (1588-1649), английский философ 17 века, в своем известном трактате „Левифиан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского“ впервые, пожалуй, изложил теорию общественного договора в определенной, четкой и рационалистической (т.е. основывающейся на аргументах разума) форме.
По мнению Гоббса, появлению государства предшествует так называемое естественное состояние, состояние абсолютной, ничем неограниченной свободы людей, равных в своих правах и способностях. Люди равны между собой и в желании господствовать, обладать одними и теми же правами. Поэтому естественное состояние для Гоббса есть в полном смысле „состояние войны всех против всех “. В этой ситуации естественным и необходимым выходом становится ограничение, обуздание абсолютной свободы каждого во имя блага и порядка всех. Люди должны взаимно ограничить свою свободу чтобы существовать в состоянии общественного мира. Они договариваются между собой об этом ограничении.Это взаимное самоограничение и называется общественным договором. Ограничивая свою естественную свободу, люди вместе с тем передают полномочия по поддержанию порядка и надзор за соблюдением договора той или иной группе или отдельному человеку. Так возникает государство, власть которого суверенна, т.е. независима ни от каких внешних или внутренних сил. Власть государства, по убеждению Гоббса, должна быть абсолютна, государство вправе в интересах общества предпринимать любые меры принуждения к своим гражданам. Поэтому идеалом государства для Гоббса была абсолютная монархия, неограниченная власть по отношению к обществу.

Джон Локк об общественном договоре и естественном праве. Несколько иных взглядов придерживался другой английский мыслитель 17 в.Дж.Локк (1632-1704). В работе „Два трактата о государственном правлении“ он выдвигает иной взгляд на первоначальное, естественное состояние человека. В отличии от Гоббса с его тезисом о „войне всех против всех“, Локк видит в первоначальной абсолютной свободе людей не источник борьбы, а выражение естественного их равенства и готовности следовать разумным естественным, природным законам. Эта естественная готовность людей приводит их к осознанию того, что в интересах общего блага необходимо, сохранив свободу, часть функции отдать правительству, которое призвано обеспечить дальнейшее развитие общества. Так достигается общественный договор между людьми, так возникает государство. Основная цель государства — защита естественных прав людей, прав на жизнь, свободу и собственность. Легко заметить, что Локк существенно отходит от теории Гоббса. Гоббс подчеркивал абсолютную власть государства над обществом и людьми. Локк же акцентирует внимание на том, что люди отдают государству лишь часть своей естественной свободы. Государство обязано защищать их естественные права на собственность, жизнь, свободу. Чем больше прав у человека, тем шире круг его обязанностей перед обществом. Государство при этом не обладает абсолютной произвольной властью. Общественный договор предполагает, по мнению Локка, и ответственность государства перед гражданами.Если государство не выполняет своего долга перед людьми, если оно нарушает естественные свободы — люди вправе бороться против такого государства.

Локка часто относят к числу основных теоретиков демократического государственного устройства. Его идеал — английская конституционная монархия, в которой воплощено равновесие интересов личности, и государства. Взгляды Локка нашли яркое выражение в „Декларации независимости США“ и в „Декларации прав человека и гражданина“ во Франции.
Теория общественного договора в системе взглядов Ж.-Ж.Руссо. Ж.-Ж.Руссо (1712-1778) был одним из крупнейших представителей французского Просвещения. Его теория общественного договора существенно отличалась как от взглядов Гоббса, так и от воззрений Локка. Естественное состояние людей Руссо трактует состояние первобытной гармонии с природой. Человек не нуждается ни в общественных ограничителях, ни в морали, ни в систематическом труде. Способность к самосохранению удерживает его от состояния „войны всех против всех“. Однако, население растет, меняются географические условия, развивается способности и потребности людей, что приводит в конечном счете к установлению частной собственности. Общество расслаивается на богатых и бедных, могущественных и притесненных, которые враждуют между собой. Неравенство развивается постепенно: сначала признаются богатство и бедность, затем — могущество и беззащитность, наконец — господство и порабощение. Общество нуждается в гражданском мире — заключается общественный договор, по которому власть над обществом переходит государству. Но в основе государственной власти, по мнению Руссо, лежит воля и свободы каждого отдельного человека. Эта свобода и воля остаются абсолютными, неограниченными и после заключения общественного договора. Поэтому, Руссо выдвигает свой знаменитый тезис о том, что носителем и источником власти является народ, который может и должен свергать правителя, нарушающего условия общественного договора. Суверенно не государство, суеверен народ. Народ творит законы, меняет их, принимает новые. Эти взгляды отличаются радикализмом и революционностью. Именно они лежали в основе идеологии самой крайне группы революционеров времен Французской революции — якобинцев и служили обоснованием якобинского террора.

11. Учение Ш. Монтескье о разделении властей.

Теория разделения властей зародилась во Франции в середине 18 века и была связана, прежде всего, с борьбой крепнувшей буржуазии против феодального абсолютизма, борьбой с системой, тормозившей развитие общества и государства. Появление новой концепции было связано с именем Ш.-Л. Монтескье, человека, известного не только в качестве прогрессивного теоретика, но и как опытного практика государственно-правовой деятельности, понимающего проблемы неэффективного функционирования государственных органов (Монтескье занимал видное положение президента Бордоского парламента — судебного учреждения). В своей фундаментальной работе „О духе законов“(1748г. ) Монтескье изложил результаты длительного исследования политико-правовых установлений нескольких государств, придя к выводу, что свобода возможна при любой форме правления, если в государстве господствует право, гарантированное от нарушений законности посредством разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, которые взаимно сдерживают друг друга. Как видно, цель теории — создание безопасности граждан от произвола и злоупотреблений властей, обеспечение политических свобод.

Конечно же, теория разделения властей возникла не на пустом месте, она явилась логическим продолжением развития политико-правовых идей, возникших в 17 веке в Англии, и в конечном итоге стала частью начинавшей формироваться теории правового государства. Вообще, принцип разделения властей имеет очень важное значение для правового государства, так как „реализация этого принципа выступает одним из конституционно-организованных проявлений политического плюрализма в государственной сфере, способного обеспечить необходимое для цивилизованного гражданского общества правление правового закона и непредвзятое правосудие.“
Разберем поподробнее основные положения теории разделения властей (по Монтескье). Во-первых, существует три рода власти: законодательная, исполнительная и судебная, которые должны быть распределены между разными государственными органами. Если же в руках одного органа сконцентрируется власть, различная по своему содержанию, то появится возможность для злоупотребления этой властью, а следовательно, свободы граждан будут нарушаться. Каждая ветвь власти предназначена для осуществления определенных функций государства. Основное назначение законодательной власти — »выявить право и сформулировать его в виде положительных законов, обязательных для всех граждан...". «Исполнительная власть предназначена для исполнения законов, устанавливаемых законодательной властью». Задача судей в том, чтобы решения и приговоры всегда были лишь точным применением закона. Судебная власть карает преступления и разрешает столкновения частных лиц. Однако, хотя органы власти действуют самостоятельно, речь идет не об абсолютном обособлении, а лишь об относительной их самостоятельности и одновременном тесном взаимодействии друг с другом, осуществляемом в пределах их полномочий.

Во-вторых, должна действовать система сдержек и противовесов, дабы власти контролировали действия друг друга. Взаимовлияние законодательной и исполнительной властей гарантирует реальность права, которое в конечном счете отражает компромисс сталкивающихся интересов различных социальных слоев и сил… За нарушение законов министры могут быть привлечены законодательным собранием к ответственности. В свою очередь, исполнительная власть в лице государя сдерживает от произвола законодательную власть, будучи наделена правом налагать вето на решения законодательного собрания, устанавливать регламент работы и распускать его. Безусловно, сейчас предусмотрен намного более разнообразный и эффективный механизм «сдержек и противовесов», чем тот, который мы видим в трудах Ш.Монтескье, однако уже в его работах были заложены основные принципы и институты, посредством которых взаимодействуют органы государственной власти. В наше время, как правило, законодательная власть ограничивается референдумом, президентским правом вето, Конституционным Судом, а внутренним ее ограничением является двухпалатное построение Парламента. Исполнительная власть ограничена ответственностью перед Парламентом и подзаконным характером издаваемых ею нормативных актов; должна сохраняться также внутренняя разделённость между Президентом и Правительством, федеральной и региональной властью. Судебная власть подчинена Конституции и закону, а ее внутреннее разделение воплощается в том, что Конституционный Суд выделяется из всей судебной системы, меняется круг полномочий прокуратуры.
Однако в конституционном проекте Монтескье недостаточно четко проводится идея равновесия властей. Законодательная власть явно играет доминирующую роль, исполнительную власть Монтескье называет ограниченной по своей природе, а судебную — вообще полувластью. Думается, все это было не столь актуально во времена Монтескье, сколь актуально было следующее положение теории разделения властей: определенная ветвь власти должна представлять интересы определенной социальной группы. Судебная власть представляет интересы народа, исполнительная — монарха, верхняя палата законодательного собрания (предусмотренная конституционным проектом Монтескье) — аристократии, нижняя палата собрания — интересы народа. Таким образом, мы видим стремление достигнуть компромисса в борьбе буржуазии и приверженцев абсолютизма.

Позднее теория разделения властей получила сильное практическое и теоретическое развитие. Прежде всего, следует упомянуть труды Ж.-Ж. Руссо. В отличие от Монтескье, Руссо считал, что «законодательная, исполнительная и судебная власти — особые проявления единой власти народа». Точка зрения Руссо отвечала требованиям времени и обосновывала революционные процессы во Франции конца 18 века; если Монтескье пытался найти компромисс, то Руссо обосновывал необходимость борьбы с феодализмом.

Как взгляды Монтескье, так и взгляды Руссо о разделении властей обладали значительной новизной по сравнению с предшествующими концепциями. Они были направлены против королевского абсолютизма и служили обоснованием компромисса буржуазии и дворянства.

12  Теория демократии: новый идеал и практика. Новое время дало отличную от античности теорию демократии, пригодную для больших национальных государств, которые стали возникать в 16-18 вв. Но, тем не менее, многие идеи античных мыслителей были востребованы западными учеными-теоретиками в тот период. Одним из создателей теории демократии Нового времени стал французский социолог, историк и политический деятель Алексис де Токвиль(1805-1859). Он изложил свою теорию в работе “О демократии в Америке”, написанной после его путешествия по Соединенным Штатам в1832 г.
Изучая политический опыт США, А. Токвиль сделал ряд важных выводов и высказал немало интересных мыслей. Во-первых, утверждение демократии он рассматривал как мировую тенденцию, вызванную утверждением социального равенства и упадком аристократии. Остановить этот процесс, по его мнению, никто не в состоянии. Во-вторых, А. Токвиль обосновал преимущества демократии. Он считал, что “сама сущность демократического правления представляет собой верховенство большинства”. Именно демократия способствует благополучию наибольшего числа граждан, обеспечивает политическую свободу и широкое участие масс в управлении.
В-третьих, кроме достоинств А. Токвиль отметил и слабые стороны демократии, ее некоторое несовершенство, и прежде всего то, что она, как и другие формы правления, не застрахована от угрозы индивидуализма, проявлением которого выступают эгоизм, политическая апатия граждан, их растущее безразличие к общественным проблемам.
    продолжение
--PAGE_BREAK--Надо сказать, что отцы-основатели американского государства и авторы Конституции США Джеймс Мэдисон (1751-1836), Томас Джефферсон (1743-1826) и Александр Гамильтон (1757-1804) вовсе не предусматривали необходимость непосредственного прямого контроля граждан за осуществлением важных направлений политики или выбором главы исполнительной власти.
Признавая идею народного суверенитета (она означает, что народ — единственный источник политической власти), считая выборы наиболее эффективным способом формирования властных институтов, создатели конституции не доверяли избирателям и боялись взрыва “народных страстей”. Их конституционная реформа 1787 г. имела ярко выраженный консервативный характер. А. Гамильтон замечал: “Говорят, что голос народа — глас божий; но хотя это изречение многими цитируется и принимается на веру, на самом деле оно неверно. Народ обладает буйным нравом и непостоянством; он редко способен судить и решать правильно”.
Для того, чтобы образующуюся в результате выборов фракцию большинства лишить возможности подавлять права меньшинства, Дж. Мэдисон предложил модель федеральной республики с представительным правлением.
Согласно этой модели потребности граждан выражает двухпалатный парламент, палаты которого и обеспечивают компромисс между интересами больших и малых штатов США. Создавшиеся специфические институты были призваны воспрепятствовать установлению прямого правления народа. Поэтому в американской политической системе все ветви власти (законодательная, исполнительна и судебная) не только разделены, независимы друг от друга, но и равноценны. В соответствии с этой моделью и был создан механизм сдержек и противовесов, который до сих пор обеспечивает эффективность и стабильность американской политической системы.
Социология политической мысли. Новым в развитии политической науки стало усиливающее влияние на нее социологии. Это стимулировало растущее понимание связи политики с социальными отношениями, значения для политики не только форм властных институтов, но и причин, обусловливающих направления их деятельности. Осмыслению социальных механизмов эволюции общества (разделения труда, неравенства, собственности, коллективных представлений, мотивов и т.д.) и их роли в политической жизни способствовали работы французских социологов О. Конта (1798-1857), Э. Дюркгейма (1856-1917) и английского ученого Г. Спенсера (1820-1903).
Г. Спенсер уподобил человеческое общество биологическому организму, а отдельные части общества (экономику, политику, государство, образование и др.) сравнивал с частями организма (нервной системой, сердцем и т.д.). Каждая часть организма влияет на функционирование целого. Подобно биологическим организмам, общества развиваются от простейших форм к более сложным, непрерывно приспосабливаясь к меняющимся условиям окружающей среды. Следовательно, эволюция человеческого общества представляет собой процесс усложнения социальных отношений по мере разделения общественного труда. По этой причине возникают и специализируются органы политической власти (регулятивная система), земледелие, ремесла (система органов “питания”), формируются учреждения торговли, транспорта (распределительная система).
Однако дифференциация форм и видов деятельности людей заставляет их сотрудничать для достижения общих целей. Дифференциация и растущая самостоятельность ролей и функций человека порождают необходимость демократической организации власти и управления, которая могла бы согласовывать столь различные потребности в рамках общества. В связи с этим государство понималось как “коллективный разум”, надклассовая сила.

13 Политическая концепция К. Маркса                 

Уже в самом начале творческой деятельности (вскоре после получения степени

доктора философии) Маркс осознает как свое призвание защиту интересов

«бедной, политически и социально обездоленной массы...».

Начиная еще с 1842 года он изучает новое для Германии общественное движе­ни

— социализм и коммунизм, знакомится с богатейшей социали и

коммунистической традицией Франции и Англии, анализирует первые выступления

немецких социалистов и ком.

Первая попытка разработки целостного мировоззрения осуще Марксом

преимущественно средствами философского анализа; соответственно и результатом

была именно философская концепция. Она была создана тогда же, летом

1844 года. К сожа, рукописи Маркса были опубликованы только в 1932 году

под названием «Экономическо-философские рукописи 1844 года». Основное в работе

— идея отчуждения человека в обществе господства частной собственности и

преодоления отчуждения в исторической перспективе коммунистического будущего.

Учение об отчуждении и присвоении человеком собственной сущности, то есть об

экономических причинах и возможностях устранения эксплуатации и порабощения

людей, явилось огром шагом на пути создания целостного мировоззрения.

Однако перспективы будущего, а также история общества были нари в

«Экономическо-философских рукописях 1844 года» в обобщенной,

абстрактно-образной философской форме. А именно, почти не просматривался

практический «путь к будущему» и не объясненным оставался «путь из прошлого» —

причины, механиз, источники отчужденного труда. Получалось, что для

практи реализации идеалов, ярко и полно намеченных в фило­софско

картине «целостного человека», недоставало подлинной научной основы  

понимания того, каким образом эти идеалы достижимы.

В труде “К критике гегелевской философии права. Вступление  ” Маркс доказал ,

что для освобождения пролетариата необходимо уничтожение капиталистической

частной собственности и эксплуатации, что возможно через революционную

борьбу. В  совместной книге “ Святое семейство “ К. Маркс и Ф. Энгельс

сформировали идею о том, что субъектом революции должен стать сам

пролетариат.

Уже вначале своей деятельности К. Маркс занял  радикальную и противоположную

либеральной позицию: вместо эволюции предложил революционную борьбу и

замахнулся на священное право буржуазной собственности.Дальше  больше. Во

втором совместном труде “ Немецкая идеология ” ( полностью  был опубликован в

30 – х годах ХХ ст. ) был сделан решительный вывод, что каждый клас который

стремится к властвованию “ должен прежде всего  завоевать себе политическую

власть ”.·

Оканчивал первый этап “Манифест коммунистической партии” (1848), в котором

была выдвинута идея про необходимость пролетариата иметь для завоевания

власти собственную политическую партию. Там же разработаны основные положения

стратегии и тактики пролетарской партии, а именно, что партия ведет борьбу

за ежедневные  задания рабочих, объединяя их с борьбой за конечную цель. В

“Манифесте” была провозглашена основная идея пролетарского интернационализма,

конкретизованая в лозунге “пролетарии всех стран, объединяйтесь !”.

Из обобщения опыта буржуазных революций 1848-1851 годов начался второй этап

развития марксизма. Поскольку именно тогда проблемы революции были особенно

актуальны, то К. Маркс выдвинул идеи про возможность непосредственного

перехода от буржуазной революции к социалистической, про гегемонию

пролетариата в революции (“Классовая борьба в Франции с 1848 по 1850 годы” ),

понятие диктатуры

· Маркс К., Енгельс Ф. Сочинения – Х.,1959 – Т.3-С.31

пролетариата (“Письма к Вейдэмееру”), про необходимость политического союза

пролетариата с крестьянством, про конечность слома старой буржуазной

государственной машины в случае победы революции и создание новой системы

(“Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта”). Притом большинство идей опирались на

опыт западноевропейского пролетариата, опыт европейских революций.

В 1867 году был опубликован первый том “Капитала”, в котором  К. Маркс

доказывал тезис про неминуемость гибели капитализма, описал основные черты

альтернативного либерализма будущего коммунистического общества. Это общество

должно было б опираться на общественную собственность на средства

производства, общественное равенство и социальную справедливость. Понятно ,

что при этом К. Маркс исходил  из индустриальной модели развития общества.В

60-тые года с участием К. Маркса и Ф. Энгельса в Англии был создан I

интернационал. Установочный Манифест Интернационала декларировал, что

завоевание политической власти для пролетариата есть не только необходимость

, но и великая обязанность.

С Парижской Коммуны начался третий этап формирования марксизма. Обобщив опыт

восставшего города-столицы, К. Маркс увидел в Коммуне рождение нового типа

демократии антипода либерально – пролетарской  демократии, которая должна

заменить буржуазную парламентскую демократию. Поражение Коммуны убедило К.

Маркса в необходимости создания в каждом государстве национальной

политической пролетарской партии со своими программами. Немного позже К.

Маркс детально разработал отдельные положения идеи про диктатуру пролетариата

, а также выдвинул идею про необходимость особенного переходного периода от

капитализма к социализму и про две фазы коммунистического общества –

социализм и коммунизм (“Критика Готской программы”).

Можна утверждать, что К. Маркс совместно  с Ф. Энгельсом сформулировали в

общих чертах политическую концепцию коммунистического радикализма, которая

состояла из таких основных идей.

     Первое. Они исходили из доминирования  классовой борьбы в общественной

жизни, в истории всех антагонистических формаций, выдвигали на первый план

классовую борьбу как непосредственную движущую силу истории и, особенно,

классовую борьбу между буржуазией и пролетариатом. Именно в ней, по словам

Ленина В.И., лежит центр тяжести всей системы взглядов К. Маркса. Отсюда ее

абсолютизация и упрощенный подход: или диктатура буржуазии, или диктатура

пролетариата – кто этого не понимает, тот за словами Ленина В.И., “ничего не

понял ни в

экономическом, ни в политическом учении Маркса”*.

*   Ленин В.И. Полное собрание сочинений. –Т.38 – с.299

     Второе. Марксистская идея классовой борьбы была тесно связана с идеей

ведущей роли пролетариата в этой борьбе: он выполнял роль мессии – осуществлял

революционный переворот в обществе, ликвидировал эксплуатацию человека

человеком, остаточно уничтожал деление на классы. “В этом и состояла б

всемирно -  историческая роль пролетариата – его историческое назначение.” ·

     Третье. Исходя из идеи классовой борьбы, К. Маркс свел суть какого – либо

государства к фактической диктатуре того или иного класса, чем отрицал свои

“грехи молодых лет”, когда считал, что сутью какого – либо государственного

строя была демократия. Идея диктатуры пролетариата – центральная идея

марксистской концепции. Опираясь на опыт Парижской Коммуны, он утверждал, что

сутью диктатуры является единство законодательной, исполнительной и судовой

власти.

     Четвертое. Основным условием реализации “исторической миссии”

пролетариата должна стать политическая революция. Она должна разрушить ,

сломать старую государственную власть, а уже потом создать новое государство.

     Пятое. К. Маркс и Ф. Энгельс отработали идею пролетарской демократии как

изъявление воли большинства народа через принуждение незначительного

меньшинства. Подчеркнув, что пролетариату для овладения политической властью

также необходимы демократические формы, но для него, как и все политические

формы, демократия только средство достижения цели.

     Шестое. К. Маркс и Ф. Энгельс пришли к выводу, что пролетариат, чтобы

осуществить свою “историческую миссию” должен создать свою “особенную партию ,

которая. осознала б себя как классовая партия”.¨ Потому что только с ее

созданием пролетариат станет самостоятельной политической силой, пролетарское

движение с ее помощью выйдет из своего детства, времени, когда он существовал

только как секта. Такая партия может достигнуть успеха, найдя себе союзников

среди других слоев трудящих.

     Седьмое. Пролетарская партия может стать ведущей силой для пролетариата

при условии проведения нею решительной и бескомпромистной идеологической борьбы

с классовыми противниками пролетариата, и беспрерывной борьбы с какими–либо

отклонениями в середине партии.

Следует отметить, что марксизм действительно вырос в жестокой борьбе не

только с классовым противником, но и с “коллегами” по классу, в рядах самого

пролетариата. Возможно, одной из наиболее негативных черт характера самих

основателей коммунистического радикализма является их всеобщий критицизм и

отрицание всего существующего. Это было свойственно К. Марксу, что определил

еще Ф. Меринг. Как утвержда

·        Ленин В.И. Полное собрание сочинений. –Т.23 – С.1

¨  Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. – Т.37 – С.260

ет Г. Норт: “. может, и действительно Маркса уничтожило беспощадное

критическое отношение к самому себе. Ведь он всю жизнь, беспощадно

критиковал всех и, возможно разошелся не на шутку, после 1867 года

раскритиковал  самого себя так, что его схватил частичный интеллектуальный

паралич”.*

Еще одной чертой К. Маркса была неспособность жить в дружбе и мире “со своими

коллегами – революционерами”. Но если ученый – теоретик всю жизнь кого – то

критикует, не дав реальной позитивной альтернативы, это свидетельствует

против него потому, что прокламация лозунгов, еще никогда не становилась

программой. Как писал Рюлэ, “для него не существовало ни одной мудрости ,

кроме его собственной; никакого социализма, коме того, который он

проповедовал сам. Его и только его работа была примером научной объективности

и глубины. Он был аллахом и пророком в одной особе”.Кстати, это отметил и

один из последователей К. Маркса Бухарин, который писал, что марксизм

“претендует на исключительность: он есть воюющее учение, он “нетерпимый” .

он рассматривает себя как единственного последовательного носителя всех

прогрессивных  тенденций эпохи, которые душат капитализм.Марксизм  осознает

свое всемирно – историческое право на идеологическую гегемонию столетий “.*

Эта цитата свидетельствует еще про одну черту марксистской концепции – ее

претензии на абсолютную истинность.

Только что зародившись, не сформировавшись, марксизм уже начал бороться с

христианским социализмом (П. Леру, Ф. Бюше, Ф. Ламэнне). На втором этапе

деятельности К. Маркс повел борьбу с государственным и консервативным

социализмом ( П. Прудон, Л. Блан ). Тогда же К. Маркс выступил против Ф.

Лассаля, одного из основоположников немецкой социал – демократии, которого

история немецкой социал – демократии всегда вспоминала рядом с именем К.

Маркса и Ф. Энгельса, отмечал известный биограф Маркса Ф. Меринг. Однако сам

К. Маркс позволял себе выражаться про немецкого рабочего лидера значительно

жестче, в письме к Ф. Энгельсу с характерной для него резкостью К. Маркс

писал, что Лассаль есть “мешанина негра с евреем .”.

·        Норт Г. Марксова религия революции. Возрождение через хаос. -

Екатеринбург. 1994 С.- 68-69

*         Бухарин Н. И. Учение Маркса и его историческое значение // Пробле

мы теории и практики социализма. – М.1989.-С.332-333.

14 1. Политические концепции Нового времени
Одной из фундаментальных политических идей нового времени была идея договорного характера государства, которая пришла на смену средневековой теории божественного происхождения государства. В этой идее нашли отражение рационально-критическое отношение к реальности и желание создать новые вдохновляющие идеалы. Экономически господствовавший класс буржуазии стремился отобрать у феодалов и политическую власть. Идеологическим обоснованием правомерности такого шага, необходимости создания новых политических институтов и порядков, которые соответствовали бы природе человека, его естественным правам, стала теория «общественного договора».
В основу теории была положена идея о том, что независимый самостоятельный индивид, появление которого было возможно только благодаря утверждению частной собственности, составляет первооснову социального здания — общества. В целях реализации своих священных и неотчуждаемых естественных прав и свобод совокупность автономных индивидов заключают общественный договор. Этот договор означает переход от естественного состояния общества, когда человек был частью природы и открыто проявлял свои природные страсти, эгоизм, жестокость, к цивилизованному, т. е. к государственно-организованному существованию. Переход к цивилизованному существованию выражал желание человека установить порядок и справедливость, потребность в обеспечении политико-правовых гарантий естественного равенства индивидов.
Другая идея Европейского социализма обратилась к проблематике государства, права, власти в поисках ответа на вопрос о том, какими должны быть политико-юридические институты, способные адекватно воплотить строй, основанный на общности имуществ, покончивший с частной собственностью, с материальным неравенством между людьми, с прежними тираническими формами правления.
Внутри этого движения, выражавшего извечные устремления общественных низов к социальной справедливости, складывались и циркулировали весьма разные взгляды и представления. Эти идеологические образования отличаются друг от друга не только в силу того, что неодинаковы защищаемые ими проекты организации публичной власти будущего. Различен и содержащийся в них принцип, в соответствии с которым должен создаваться и функционировать новый миропорядок. В одних случаях на передний край выдвигается и таким принципом признается рациональность, в иных случаях — свобода, в третьих — равенство и т. д. В таких проектах преломляется весьма различный социально-исторический опыт. То же надо сказать и о методологии проектирования социалистами системы политико-юридических институтов, пригодной — с их точки зрения — для грядущего общества. Немаловажные различия есть в манере, приемах, стиле изложения политико-юридических идеалов, фигурирующих у названных мыслителей.
Существовала и теория естественного права. Гуго Гроций определял Естественное право определял как «предписание здравого разума». Согласно этому предписанию то или иное действие — в зависимости от его соответствия или противоречия разумной природе человека — признается либо морально позорным, либо морально необходимым. Естественное право, таким образом, выступает в качестве основания и критерия для различения должного (дозволенного) и недолжного (недозволенного) по самой своей природе, а не в силу какого-либо волеустановленного (людьми или богом) предписания (дозволения или запрета). Другое понимание естественного права дал Бенедикт Спиноза. Законы природы он характеризовал как «решения Бога, открытые естественным светом», т. е. раскрытые человеческим разумом, а не данные в божественном откровении. Вместе с тем законы и правила природы, по которым извечно все происходит, это «сила и могущество действия» самой природы.
На таком понимании законов природы строится и трактовка Спинозой естественного права, поскольку человек — это частичка природы и на него, как и на всю остальную природу, распространяются все естественные закономерности и необходимости. «Итак, — писал Спиноза, — под правом природы я понимаю законы или правила, согласно которым все совершается, т. е. самую мощь природы. И потому естественное право всей природы и, следовательно, каждого индивида простирается столь далеко, сколь далеко простирается их мощь».
Наиболее видными писателями социалистического направления в рассматриваемый период были Томас Мор (1478--1535) и Томмазо Кампанелла (1568--1639). Т. Mop — автор по-своему эпохального произведения «Утопия» (1516). Т. Кампанелла создал всемирно известный «Город Солнца» (1602, первая публикация — 1623 г.).
Т. Мор утверждает в «Утопии», что, пока существует частная собственность, нет никаких шансов на выздоровление социального организма. Больше того: «Где только есть частная собственность, там вряд ли возможно правильное и успешное течение государственных дел». Выход у человечества один — «совершенное уничтожение частной собственности».
Общество, согласно Т. Мору, является результатом заговора богачей. Государство же — их простое орудие. Они его используют в целях угнетения народа, для защиты своих корыстных материальных интересов. Силой, хитростью и обманом богачи подчиняют себе бедный люд, обездоливают его. Делается это и с помощью законов, предписаний власти, которые навязываются народу от имени государства.
В укор тогдашнему реальному обществу Т. Мор рисует воображаемую страну (Утопию), которая сумела избавиться от частной собственности и сопутствующих ей пороков и которая сумела вследствие этого зажить почти беспроблемной, блаженной жизнью. «Утопия» написана в форме рассказа о путешествии, который ведется от имени вымышленного лица Гитлодея. Книга делится на две части, в ней преобладают два круга тем: критика современного Мору общества; описание государственного строя на острове Утопия, затерянного в просторах Индийского океана. В Утопии нет частной собственности. Земля там — собственность общественная. Обществу принадлежит и вся производимая в нем продукция. Она вырабатывается семейно. Каждая семья занимается определенным ремеслом. Семейно-ремесленная организация составляет производственную структуру утопийского общества. Сельскохозяйственные работы ведутся на началах трудовой повинности, которую обязаны отбывать все граждане. Рабочий день длится 6 часов. Особые должностные лица следят за тем, как работают утопийцы.
Политический строй Утопии проникнут принципами демократизма и основан на выборности всех должностных лиц — от филарха или сифогранта, избираемого каждыми 30 семействами, до принцепса, который выбирается всеми филархами из четырех кандидатов, названных народом. Принцепс избирается пожизненно. Однако он может быть смещен, если будет заподозрен в стремлении к тирании. Остальные должностные лица и сенат, состоящий из старых и опытных граждан, избираются ежегодно. Ни одно важное дело не решается без сената и народного собрания. По всем важным вопросам филархи советуются с главами семейств.
Таким образом, представительная система сочетается с элементами непосредственной демократии.
Главная забота государства — организация производства и распределения. Наряду с этим оно борется с преступностью, обеспечивает охрану страны от агрессии и проводит внешнюю политику, целью которой является обеспечение мира. Однако это не мешает утопийцам оказывать вооруженную помощь своим друзьям во имя защиты справедливости. Интернациональная солидарность утопийцев проявляется и в том, что они дарят седьмую часть своего экспорта неимущим тех стран, с которыми они ведут торговлю.
    продолжение
--PAGE_BREAK--Т. Кампанелла в «Городе Солнца» выделяет три ветви власти, создаваемые применительно к трем основным видам деятельности и «заведующие» каждой из них. Каковы эти виды деятельности? Во-первых, военное дело; во-вторых, наука; в-третьих, воспроизводство населения, обеспечение его пищей и одеждой, а также воспитание граждан. Ветвями (отраслями) власти руководят три правителя, именуемые соответственно: Мощь, Мудрость, Любовь. Им непосредственно подчинены три начальника, каждый из которых, в свою очередь, распоряжается тремя должностными лицами.
Венчает управленческую пирамиду верховный правитель — Метафизик, превосходящий всех сограждан ученостью, талантами, опытом, умением. Он — глава как светской, так и духовной власти, ему принадлежит право окончательного решения по всем вопросам и спорам.
В «Городе Солнца», где нет более частной собственности, земледелие, ремесла и т. д. являются делом совместного труда соляриев, коим ведают правители с подчиненными им должностными лицами — специалистами. Сообща произведенное распределяется справедливо, по меркам необходимости. Все, в чем солярии нуждаются, «они получают от общины, и должностные лица тщательно следят за тем, чтобы никто не получал больше, чем ему следует». Не только обеспечение каждого солярия требуемой долей материальных благ и попечение о его досуге, общении, здоровье входят в круг обязанностей должностных лиц «Города Солнца». Они также планомерно обучают и воспитывают членов общины, заботятся о состоянии их духа. Значительную роль отводит им Т. Кампанелла в заботе о продолжении рода соляриев. Государство вмешивается (конечно, в интересах общего блага) даже в творчество поэтов, предписывая им те формы, в которые они должны облекать свое вдохновение.
В целом в ранних социалистических доктринах присутствуют два практически несовместимых начала. Верная оценка интеллектуальных, нравственных и т. п. достоинств человека как факторов, призванных определять его положение в обществе, сплошь и рядом переплетается с установками на авторитарность, аскетизм, с небрежением отдельной человеческой личностью, с равнодушием к созданию соответствующих организационных и правовых условий для ее свободного всестороннего развития. Другая типичная для политико-юридических воззрений социалистов рассматриваемого периода деталь. Справедливо уделяя пристальное нужное внимание вопросам законодательства, которое должно утвердиться в государственно-организованном обществе, базирующемся на общности имущества, на принципах коллективизма, они крайне скупо говорили (если говорили вообще) о правах и свободах индивида, о правовых связях гражданина и государства, о системе надежных гарантий таких прав и свобод и т. д. Это, кстати говоря, очень характерно и для воззрений последующих поколений социалистов.

16 «Идеи народовластия и государственности в истории политической мысли Украины»

Содержание

1. Истоки социально-политических учений в Украине

2. Основные направления развития общественно-политической мысли в XIX веке

3. Социально-политическая мысль и национальное возрождении и государственности Украины начала XX века

1. Истоки социально-политических учений в Украине

XII в.в — это время формирования и развития древнерусской государственности и утверждения на международной арене самостоятельного государства Киевская Русь. Теоретическая мысль этого периода в сфере политики была направлена на утверждение сильной монархической власти киевского князя, величия и независимости Руси как единого государства всех восточных славян.

Во второй половине XII в. Киевская Русь распалась на отдельные княжества и земли. В этот же период на территории Руси начинается формирование трех отдельных народностей: на северо-востоке — русской, получившей название Великая Русь, на юго-западе — украинской, которая получила название Малая Русь, или Украина (название «Украина» встречается в письменных источниках с 1187 г.), на западе формировалась белорусская народность с названием Белая Русь.

В XII-XVII в.в украинские земли были разделены и разграблены — сначала татаро-монголами, затем Литвой, Польшей, Венгрией, Молдавией, крымскими татарами.

История общественно-политических идей на Украине имеет особенности, связанные с отсутствием на протяжении многих веков своей государственности, национально-территориальной раздробленностью, национальным и религиозным угнетением и непрекращающимся национально-освободительным движением.

В истории социально-политической мысли в Украине период с XVI ~ начало XVII в.в. определяется развитием прогрессивного движения, связанного с социально-экономической жизнью и освободительным движением украинского народа.

В конце XVI ~ начале XVII в.в. Украиной прокатилась волна крестьянско-казацких восстаний, которые в последствии переросли в освободительную войну украинского народа под предводительством гетьмана Богдана Хмельницкого.

В начале XVII в. в условиях польско-шляхетского господства в Украине, украинцы не имели собственной государственности, власть на землях украинских принадлежала польскому королю Единственная тогда сила, противостоящая польскому владычеству, — православная церковь. В 1620 г. гетьман Войска Запорожского Петр Сагайдачный восстановил Киевскую метрополию и всю православную иерархию. Тогда же возрастает роль Киево-Печерской лавры — очага ученых и политических деятелей, духовенства. Позже создаются Братская школа, Киевская Лаврская школа, Киевский коллегиум, основателем которого стал архимандрит Петр Могила (позже был преобразован в Киево-Могилянскую академию).

В творческом наследии Петра Могилы (1597 — 1647 г.г.) значительное место занимают социально-политические проблемы и учения. Рассматривая государство и общество, Петр Могила не отделяет их друг от друга. Государство возникает из необходимости обеспечения естественных потребностей людей на базе закона, наделяет граждан материальными благами, организует воспитание и развитие души и тела, сплачивает людей и защищает их своими средствами.

Взгляды Петра Могилы на соотношение церкви и государства по-разному воспринимали и развивали деятели Киево-Могилянской академии -Стефан Яворский, Феофан Прокопович и др.

Стефан Яворский — профессор Киево-Могилянской академии, а позже — блюститель патриаршего престола в России. В его трудах находят отражение события, происходящие в общественной жизни в Украине и России, решительный протест против социального и национального угнетения. Под влиянием идей Платона и Аристотеля он рассматривает проблему государственности и права, наблюдается его отход от теологии светской власти.

Значительное место в творчестве Феофана Прокоповича занимали и проблемы государства, абсолютной монархии, соотношения светской и церковной власти.

Просветительская философия в Украине в XVIII веке отражала изменения в общественно-политической и экономической жизни.

Просветительство общественно-политическое течение, представители которого стремились устранить недостатки существующего общества, изменить его нравы, политику, быт путем распространения идей добра, справедливости, научных знаний.

Среди просветителей Украины заметной фигурой на политическом небосклоне выступал Григорий Сковорода (1722 — 1794 г.г.).

В философских концепциях и просветительской деятельности Григорий Сковорода уделяет главное внимание человеку и его сущности, резко осуждает пороки современного ему общества, клеймит царизм как опору зла, критикует духовенство, чиновников феодального государственного аппарата, страстно отстаивает равенство между людьми, право каждого, независимо от социального положения, на счастье, считая свободу наивысшим достижением человека.

Просветителями были также Яков Козельский, Владимир Капнист, Петр Лодий, Василий Каразин и др.

Просветительство в Украине в XVIII веке развивалось в русле требований общественно-политической жизни, осмысливая самые острые и самые важные проблемы.

2. Основные направления развития общественно-политической мыслив XIXв

В 40-х годах XIX в. в Украине оформляются два основных направления в общественно-политической мысли: либерально-демократическое и революционно-демократическое. Идеологами либерально-демократического направления выступали: Николай Костомаров, Владимир Антонович, Михаил Драгоманов и другие, а революционно-демократического — Сергей Подолинский, Тарас Шевченко, Иван Франко, Леся Украинка и другие. Четкое размежевание на два ведущих направления проявилось и в деятельности первой тайной политической организации в Украине — Кирилло-Мефодиевском товариществе. Эта организация возникла в Киеве в конце 1845 — начале 1846 гг. и ставила своей целью создание славянской демократической федерации во главе с Украиной. Учредителями товарищества были профессор Киевского университета Николай Костомаров, студент Василий Белозерский и чиновник, генерал-губернатор Николай Гулак.

Активное участие в деятельности товарищества принимал Тарас Шевченко. Организация просуществовала недолго. Царское правительство раскрыло и разгромило Кирилло-Мефодиевское товарищество, а Тараса Шевченко за революционную деятельность арестовали и в 1847 г. отдали в солдаты.

Основные идеи организации и программные положения изложены в «Книге бытия украинского народа» и «Уставе Славянского товарищества святых Кирилла и Мефодия». Товарищество ставило задачей национальное и социальное освобождение Украины: ликвидацию крепостничества, сословных привилегий, провозглашение свободы совести и т.д. В состав славянской федерации предполагалось войти Украине и России, Польше, Чехии, Сербии, Болгарии. Высшая законодательная власть должна принадлежать двухпалатному сейму, а исполнительная — президенту. Члены товарищества стремились раскрыть политический идеал, осуществление которого принесло бы прежде всего свободу Украине.

Во второй половине XIX в. в истории общественно-политической мысли в Украине видное место занимает творчество Михаила Драгоманова (1841-1895 гг.). Его общественно-политическая концепция сочетала социалистические идеи социального равенства и справедливости с буржуазно-демократическими идеями конституционного права, широкого местного самоуправления, необходимостью политической борьбы и т.п.

Суть его программы политической борьбы для украинцев состояла в том, чтобы добиваться политических реформ, демократизации и федерализации в рамках России и Австро-Венгрии, а центром этой национальной борьбы должна была стать Галичина. Он считал, что национальные права могут быть достигнуты на основе политических свобод -чем больше политических свобод, тем больше национальных прав.

Идейными последователями М. Драгоманова выступали: С. Подолинский (1850 — 1891 г.г.), М. Павлик (1853 — 1915 г.г.), И. Франко (1856 — 1916 г.г.), С. Петлюра (1879 — 1926 г.г.) и др. Следует указать, что С. Подолинский и М. Павлик в своих учениях кристализировали именно социалистические аспекты драгомановской программы. В то же время И. Франко, С. Петлюра в своих взглядах эволюционировали от социализма к социал-демократии.

3. Социально-политическая мысль и национальное возрождении и государственности Украины начала XX века

В начале XX в. социально-политическая мысль в Украине отражала переход украинского национально-освободительного движения от стадии культурного украинознавства и просвещения к организованному просветительству в массах. Своеобразным кредо ряда политических мыслителей в Украине становилась поддержка и развитие национального движения за установление государственности Украины, за суверенность с Россией на принципах автономии.

Видное место в истории науки и культуры Украины конца XIX в. -первой половины XX в. занимает Михаил Грушевский (1866-1934 г.г.) -украинский мыслитель и политический деятель, создатель новейшей схемы политической истории Украины, нескольких конституционных проектов.

Политические взгляды М. Грушевского были продолжением демократических традиций политической мысли Украины XIX в. Он считал, что создание государства должно быть делом самого народа. Государство же должно защищать интересы народных масс, обеспечивать им свободу, справедливость, равноправие. Государственное устройство, по мнению М. Грушевского, должно быть принципиально новым, без абсолютизма, централизма и бюрократизма власти, а как государственное свободное объединение в национальную целостность. Он обосновывает понятие «народ» как национально-этническую, духовно-культурную общность, подчеркивая, что украинская народность отличается от ближайших соседей антропологическими особенностями: строением тела и психологическими чертами — индивидуальными особенностями в отношениях родственных и общественных, в быту и культуре и т.п.

Как историк М. Грушевский стремится выяснить вопрос о доли государства в историческом развитии. Обращаясь к прошлому, он утверждает, что Киевское государство возникло на своей родной почве и не привнесено варягами, что украинский народ всегда стремился к социальному и национальному освобождению, к образованию украинской государственности.

Занимая наивысшую политическую должность в первом украинском национальном правительстве во время революции 1917 г. в российской империи, М. Грушевский сделал попытку воплотить свои политические идеи в жизнь, в частности, создать независимое украинское государство. Это нашло отражение в 4-х Универсалах Центральной Рады. Но и противоречивость этих документов, и неспособность правительства осознать действительное состояние дел в Украине и России того времени, настроения масс и внешнеполитическая ситуация не дали возможности этим идеям свершиться. После разгрома Центральной Рады М. Грушевский в 1919 г. эмигрировал в Австрию. В 1924 г. он вернулся, стал академиком АН УССР, АН СССР. С 1930 г. работал в Москве.

В начале XX в. в Украине усиливается общественно-политическое движение. Возникают политические партии, рождаются прогрессивные движения. Важным обстоятельством, ускорившим процесс политической активизации, политического формирования национальной буржуазии, в частности украинской, стало назревание демократической революции. Многие политические партии и движения ставили целью своей деятельности создание суверенного государства Украины. Проблема государственности украинского народа и его суверенитета занимала значительное место в ходе украинской национально-демократической революции 1917-1920 гг.

В 20-х годах в Украине еще существовала определенная свобода политической мысли. Представители прогрессивной интеллигенции, ученые, политические деятели Владимир Винниченко, Михаил Грушевский, Вячеслав Липинский, Николай Хвилевой и еще многие разрабатывали проблемы государственности в Украине, отстаивали идеи ее соборности и суверенности.

Взгляды прогрессивной интеллигенции и политических деятелей разнились в подходах к решению проблем социально-экономических и политических, отражали происходившие тогда в Украине разнообразные политические процессы — от либерально-демократических, националистических до социалистических. В условиях становления и укрепления Советской власти все больше пробивает дорогу авторитаризм, тоталитаризм. Роспуск в 1925 году Украинской коммунистической партии, легально существовавшей и требовавшей суверенности Украины, самостоятельного экономического развития, привели к перемещению идеала соборности и суверенности, становления государственности Украины в диаспору за рубежом.

Возрождение украинской политической мысли началось после провозглашения государственной независимости Украины в августе 1991 года.

Выводы

Таким образом, Украинские земли на протяжении всей своей истории находились в разробленном состоянии и под влиянием других соседних держав, что не способствовало развитию политической мысли и идей народовластия. Тем не менее идея независимого ни от кого государства Украинского постоянно была на устах представителей украинской нации среди интеллегенции и государственных мужей, которые поддерживались и народом.

Результатом стало провозглашение независимости Украиныв 1991 году, что открыло новый этап в развитии Украинского общества и государственности.

17 Многозначность термина «политика»
Очевидно, что термин «политика» относится к сущностно оспариваемым понятиям,
вызывающим дискуссии и споры по сей день. Как особая сфера человеческой деятельности, цель которой — ориентировать общественное развитие в благоприятном для человека направлении путем определения общих целей и согласованных средств их достижения, политика возникла более 2,5 тысячелетий назад. Однако с тех пор изменялись как содержание целей, так и способы их достижения. Не оставалось неизменным и содержание
7
термина «политика». В его интерпретациях всякий раз на первый план выходили, в зависимости от обстоятельств, те или иные свойства данного общественного явления.
В научный оборот термин «политика» ввел древнегреческий философ Аристотель (384—322 до н.э.). По его определению, политика — это цивилизованная форма общности, которая служила достижению «общего блага» и «счастливой жизни». Такой формой Аристотель считал античный полис (город-государство).
Если в политическом управлении небольшими городами-государствами непосредственно участвовали все граждане, то в гигантских нациях-государствах, пришедших на смену полисам, согласование разнородных интересов различных групп осуществлялось правящей элитой и опиралось на искусство достижения и умелого использования государственной власти. Не случайно уже в 1515 г. итальянский общественный деятель, политический мыслитель, ученый Никколо Макиавелли (1469—1527) определял политику как «совокупность средств, которые необходимы для того, чтобы прийти к власти и полезно использовать ее… Итак, политика есть обращение с властью, заданное обязательствами и зависящее от могущества властителя или народа, а также от текущих ситуаций».
По мере роста разнообразия интересов и усложнения форм человеческой деятельности содержание политики оказывалось все более размытым, поскольку целеполагающее и упорядочивающее воздействие уже не ограничивалось государственно организованной деятельностью, но проникало и в сферу взаимодействия свободных индивидов по вопросу реализации их частных интересов. Это дало повод немецкому социологу Максу Веберу (1864—1920) заметить, что политика «имеет чрезвычайно широкий смысл и охватывает все виды деятельности по самостоятельному руководству. Говорят о валютной политике банков, о дисконтной политике Имперского банка, о политике профсоюза во время забастовки; можно говорить о школьной политике городской и сельской общины, о политике управления руководящего корпорацией, наконец, даже о политике умной жены, которая стремится управлять своим мужем».
Современное понимание политики многозначно. Так, например, в третьем издании (1961) международного словаря американского лексикографа Н. Уэбстера (1758—1843) политика определяется следующим образом:
1) раздел этики, связанный более с государственным и общественным организмом в целом, чем с отдельной личностью, разновидностью (подраздел) нравственной философии, имеющей дело с этическими отношениями и обязанностями правительств (властные структур) или иных социальных организаций; общественная и социальная этика;
8
2) политические действия, практика;
3) политические отношения или деловое соревнование между соперничающими группами интересов, а также индивидуумами за власть и лидерство;
·        • действия в целях расширения контроля и с некоторыми иными целями внеправительственной (неправящей группы);
·        • политическая жизнь как основная сфера деятельности или профессия;
4) политическое руководство (проведение политики) в частных делах;
5) политические принципы, убеждения, мнения или симпатии отдельной личности (женская или иная политика);
6) общая совокупность взаимодействующих и обычно конфликтующих отношений между людьми, живущими в обществе; отношения между лидерами и нелидерами в любом социальном организме (политическое сообщество, церковь, клуб или профсоюз);
7) политическая наука.
Подобная многозначность термина «политика» всякий раз требует уточнения значения, в котором он употребляется: в научном или обыденном. В массовом сознании политика обычно отождествляется с управлением каким-либо процессом. Например, когда речь заходит об «экономической политике» или «политике в области образования», то это означает, что проблемы, накопившиеся в экономике или образовании, требуют внимания и контроля со стороны государства. Такое внимание выражается в формировании задач развития и определении средств, которыми могут быть решены поставленные задачи, исходя из возможностей государства. Другой смысл термина «политика» в обыденном сознании связан с характеристикой активного человеческого начала: способности сознательно ставить цели и определять средства их достижения, а также умения соизмерять затраты и результаты. В данном случае политика отождествляется с понятием «стратегия».
Подобные интерпретации политики указывают на важные стороны этого сложного явления; они, в частности, характеризуют функциональные возможности политики: целеполагание, достижение согласованных решений с помощью власти. Однако вышеуказанные трактовки политики не следует считать исчерпывающими. Сферу политического невозможно ограничить лишь государственным управлением, поскольку часто негосударственные структуры имеют не меньше, а подчас даже больше власти и влияния; примерами таких государственных структур служат различные лоббистские группы, средства массовой информации. Кроме того, узко прагматическое, прикладное понимание политики оставляет вне
9
поля зрения ее ценностные, смысловые начала. Вероятно, для выявления целостного понимания политики следует рассмотреть процесс ее формирования как важного социального института.

18 Сущность и понятие Конституции, как политико-правового документа.Основное содержание Конституции Украины

В жизни обществ и государств конституции играют особую роль. Конституция является высшим правовым актом — Основным Законом, законом над законами, фундаментом развития социальных и политических отношений, гарантией обеспечения прав и свобод человека и гражданина. Для того, чтобы понять глубинную суть правового государства, недостаточно ограничиться набором хотя и важных, но все же внешних характеристик (связанность государства правом, разделение властей, наличие конституции), определенной системой принципов, институтов и норм. Суть правового государства не в законопослушании, равно как и не в обилии законодательных актов, — и то и другое есть признаки не правового, а полицейского государства. Суть государства правового — именно в характере законов, их соответствии правовой природе вещей, направленности на обеспечение суверенитета личности. Еще Гегель подчеркивал, что хорошие законы ведут к процветанию государства, а свободная собственность есть основное условие блеска его.
Уже в конце 80-х годов, в ходе осуществления политики «горбачевской перестройки» стало очевидно, что Конституция СССР не отвечает перспективе демократического развития общества. Уже в тот период в нее были внесены отдельные изменения, касавшиеся отмены ст. 6, устанавливавшей монопольную власть Коммунистической партии, разрешения выдвигать кандидатов в депутаты на собраниях избирателей, проведения выборов на альтернативной основе. Эти изменения имели большое значение для демократизации украинского общества и впервые в истории позволили избрать в состав высшего законодательного органа страны представителей различных политических сил.
16 июля 1990 г. Верховная Рада приняла Декларацию о государственном суверенитете Украины, которая должна была стать фундаментом новой Конституции. Отдельные депутаты предлагали утвердить Декларацию в качестве «Малой Конституции». Однако прокоммунистически настроенное большинство Верховной Рады с этим не согласилось.
    продолжение
--PAGE_BREAK--И все-таки ее положения имели немаловажное значение для Украины. Во-первых, Декларация провозгласила государственный суверенитет Украины как «верховенство, самостоятельность, полноту и неделимость власти республики в пределах ее территории и независимость, и равноправие во внешних сношениях», заложив основы украинской независимости еще во время пребывания республики в составе СССР. Был закреплен ряд новых положений, касавшихся введения принципа разделения власти на законодательную, исполнительную и судебную, исключительного права народа Украины на владение, пользование и распоряжение ее национальным богатством; действия на территории республики законов СССР только в той части, которая не противоречит законодательству Украины.
Декларация определила общую стратегию развития правовой системы государства, ключевым элементом которой являлась Конституция. В октябре 1990 г. Верховная Рада Украины создает Конституционную комиссию, которая должна была разработать концепцию новой Конституции.
Это задание было довольно сложным, поскольку Украина имела в то время только ограниченный суверенитет, а союзные структуры продолжали оказывать давление на республику.

Однако уже к ноябрю 1991 г. был подготовлен первый проект Конституции Украины. Но драматические события конца 1991 г. и обретение независимости Украины радикально повлияли на изменения ряда ее положений. Принятием Акта провозглашения независимости Украины 24 августа 1991 г. наше государство сделало окончательный выбор пути своего развития.

В конце января 1992 г. Конституционная комиссия разработала новый проект, который после правовой экспертизы и обсуждения в парламенте решением Верховной Рады Украины был вынесен на всенародное обсуждение.

Обсуждение проекта продолжалось с 15 июля по 1 декабря 1992 г. В нем приняло участие около 200 тыс. граждан Украины. В ходе обсуждения высказывались предложения в отношении четкого закрепления преобладания интересов человека над интересами государства, разграничения полномочий различных ветвей власти и др. С учетом результатов обсуждения в предложенный проект были внесены соответствующие изменения. 26 октября 1993 г. доработанный вариант постановлением Верховной Рады было решено опубликовать в средствах массовой информации.
В конце 1993 — начале 1994 г. по Украине прокатилась волна политических баталий, связанных с выборами в Верховную Раду и выборами Президента. Вопрос о принятии новой Конституции отодвинулся на второй план.
Только в сентябре 1994 г., после обращения Президента Украины о необходимости продолжения конституционного процесса, формируется новый состав Комиссии по разработке проекта Конституции. Руководителями Комиссии стали Президент Украины и Председатель Верховной Рады. Открывая заседания Комиссии 17 ноября 1994 г., Президент Украины Л. Кучма подчеркнул, что в Украине возобновлен процесс конституционных реформ, который был приостановлен почти на год. Комиссия признала необходимым взять за основу проект Конституции в редакции от 26 октября 1993 г.
Учитывая сложности разработки новой Конституции, отсутствие сбалансированности различных ветвей власти, Президент Украины 3 декабря 1994 г. предложил Верховной Раде рассмотреть конституционный законопроект о власти и органах местного самоуправления. Внимание акцентировалось на том, что эффективное функционирование экономики возможно только при условии наличия сильной государственной власти, которая осуществляла бы управление государственным сектором экономики, обеспечивала руководство негосударственным сектором, способствовала эффективному проведению приватизации и структурной перестройки всего хозяйственного комплекса. Однако этот документ не был принят.
Значительное влияние на общественную жизнь независимой Украины было политическое противостояние Президента Украины и Верховной Рады. Президент стремился к созданию сильной исполнительной власти, способной эффективно работать в условиях углубления экономического кризиса. Верховная Рада, пугая угрозой диктатуры, фактически хотела сохранить свои полномочия, в том числе и право, вмешиваться в решение конкретных экономических вопросов, в непосредственное управление территориями. Такое противостояние серьезно осложняло решение первоочередных проблем жизни страны.
Это вынудило Президента 31 мая 1995 г. принять Указ о проведении опроса общественного мнения по вопросу доверия граждан Украины Президенту и Верховной Раде.
В ответ на это Верховная Рада наложила на указ вето и предложила Президенту до 8 июня 1995 г. подать на рассмотрение кандидатуры в состав Кабинета Министров.
Такое развитие событий откладывало на неопределенное время решение жизненно важных для Украины конституционных вопросов. В этих условиях Л. Кучма взял инициативу в свои руки.
2 июня Президент подтвердил свое намерение провести опрос. В тот же день состоялась его встреча с лидерами фракций, которые поддержали идею подписания Конституционного договора Президента и Верховной Рады.
Проведение общественного опроса создавало потенциальную угрозу роспуска Верховной Рады, рейтинг которой, по данным социологических опросов, в это время был довольно низким. Одновременно это усиливало политическую напряженность и, следовательно, оказывало негативное воздействие на экономику и общественную жизнь.
В создавшейся ситуации Президент Украины и Председатель Верховной Рады проявили политическую мудрость и, отказавшись от противостояния, 8 июня 1995 г. подписали Конституционный договор.
Заключение договора было важным политическим компромиссом. Договор должен был действовать до принятия новой Конституции Украины с целью обеспечения дальнейшего развития и успешного завершения конституционного процесса в Украине.
Претворение в жизнь положений Конституционного договора создавало надежную правовую базу для деятельности администрации Президента и других органов исполнительной власти. Значительно расширялся круг их полномочий и влияние на экономические и общественные процессы. Президент Украины был признан главой государства и руководителем исполнительной ветви власти. Он лично назначал состав Кабинета Министров и премьер-министра. Уже 8 июня 1995 г. на должность премьер-министра была предложена кандидатура Е. Марчука, который долгое время работал в органах государственной безопасности, а с октября 1994 г. исполнял обязанности вице-премьера.
Продолжалась работа над Конституцией, к которой были привлечены лучшие специалисты. С целью изучения и обобщения альтернативных проектов 19 июня была создана рабочая группа Конституционной комиссии, результатом деятельности которой стала подготовка согласованного проекта Конституции Украины.
11 марта 1996 г. сопредседатели Конституционной комиссии — Президент и Председатель Верховной Рады — подписали окончательный проект Основного Закона.
Однако он не стал основой политической консолидации. Несмотря на предложения Л. Кучмы принять этот документ за основу, Верховная Рада направила его для изучения и анализа в постоянные комиссии.
В начале мая 1996 г. постановлением Верховной Рады была создана депутатская временная специальная комиссия по доработке проекта Конституции во главе с М. Сиротой. К ее работе были привлечены представители различных депутатских групп и фракций.
Обсуждение доработанного Комиссией проекта в Верховной Раде 17--18 июня было безрезультатным. Возражения вызвали уже первые положения документа: о статусе украинского языка, государственной символике и т.д. Предлагаемые депутатами изменения фактически искажали основное содержание документа. По определению многих политиков, конституционный процесс в Украине в это время не просто затягивался, а зашел в тупик.
В этой ситуации Президент Украины 26 июня 1996 г. обнародовал Указ о проведении 25 сентября Всеукраинского референдума по вопросу принятия Конституции Украины. На референдум предполагалось вынести проект Основного Закона, подготовленный Конституционной комиссией и принятый за основу большинством депутатов Верховной Рады в марте 1996 г.
Этот шаг Президента, который мог привести к роспуску Верховной Рады, вынудил последнюю искать компромисс и ускорил конституционный процесс. 28 июня 1996 г. после 2 суток беспрерывной и напряженной работы Верховная Рада Украины приняла Конституцию Украины — Основной Закон нашего суверенного государства.
Принятие новой Конституции стало важной вехой новейшей украинской истории. Конституция состоит из преамбулы, 14 разделов, в которых объединена 161 статья, и переходных положений. Новый Основной Закон — это политико-правовой документ, определяющий основы и пути развития украинского общества.
Конституция закрепляет основные демократические, социальные и правовые принципы Украинского государства, в котором человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, безопасность признаются высшей ценностью. Одной из основополагающих идей новой Конституции является положение о том, что именно государство функционирует для человека, а не наоборот. Украинский народ является источником власти, которую он реализует через соответствующие органы государственной власти и органы местного самоуправления.
Конституция закрепляет принцип разделения власти на законодательную, исполнительную и судебную и независимость их одна от другой. Основой внешней политики Украины, в соответствии с Основным Законом, является обеспечение ее национальных интересов и безопасности путем поддержания мирного и взаимовыгодного сотрудничества со всеми странами мира.
Конституция базируется на лучших достижениях отечественного и зарубежного законодательства, учитывает приобретенный исторический опыт и соответствует лучшим конституциям европейских стран. Впервые в истории конституционного законодательства Украины в ней подчеркивается, что нормы Конституции являются нормами прямого действия, а обращение в суд для защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина гарантируется непосредственно Конституцией.

Основной Закон Украины регулирует значительно более широкий круг общественных отношений по сравнению с предыдущей Конституцией. 48 из 161 статьи Конституции относится ко второму разделу «Права, свободы и обязанности гражданина», который аккумулирует содержание таких важных, признанных во всем мире международно-правовых актов, как Всеобщая декларация прав человека. Декларация о праве на развитие, Концепция о правах ребенка и другие. Это позволило наполнить Конституцию новым демократическим содержанием, значительно расширить систему прав и свобод человека и гражданина в Украине, приблизить государство к мировым стандартам в отношении их защиты.
В соответствии с Основным Законом Украина является унитарным, соборным государством. Государство является национальным по своему происхождению, поскольку его образование произошло на основе осуществления украинской нацией, всем украинским народом права на самоопределение.
Основным вопросом любой конституции является вопрос власти. Основной Закон Украины гласит, что единственным источником власти в Украине является ее народ. Это свидетельствует о демократическом характере государства, народ которого может свободно высказывать свое отношение к власти на выборах и референдумах.
Единственным законодательным органом власти в Украине является Верховная Рада. Кроме законодательных, она обладает рядом полномочий в сфере государственного строительства и назначения на руководящие должности в государстве.

Президент Украины по Конституции является главой государства и выступает от его имени. Он избирается прямым всенародным голосованием сроком на пять лет. В соответствии с новой Конституцией он имеет значительные полномочия в социально-экономической сфере, обеспечивает государственную независимость, национальную безопасность и правопреемственность государства, является гарантом государственного суверенитета и территориальной целостности, представляет государство на международной арене.

Главным органом исполнительной власти является Кабинет Министров, который возглавляет премьер-министр. Кабинет Министров, в соответствии с новой Конституцией, имеет более широкие функции и полномочия, связанные с формированием и расходованием Государственного бюджета, обеспечением равных условий развития для всех существующих форм собственности. Правительство осуществляет управление объектами государственной собственности, обеспечивает обороноспособность, безопасность и общественный порядок в государстве. Исполнительную власть в областях осуществляют областные государственные администрации.
Судопроизводство в Украине обеспечивается Конституционным Судом Украины и судами общей и отраслевой юрисдикции. В соответствии с мировой практикой, полномочия судебной власти были значительно расширены.
Важные функции были возложены на прокуратуру Украины. Конституция закрепила территориальное устройство Украины и определила принципы местного самоуправления.
Существенное влияние на общественно-политические процессы в республике оказали «Переходные положения» новой Конституции Украины, главным среди которых стало определение четких сроков выборов в Верховную Раду (март 1998 г.) и Президента Украины (октябрь 1999 г.).
Принятие новой Конституции Украины поставило ответственные задания в сфере государственного строительства, приведения в соответствие с Основным Законом действующего законодательства и структуры органов власти.
Процесс эффективной реализации конституционных положений сдерживался отсутствием необходимых законодательных актов. К марту 1997 г. из 60 первоочередных конституционных законов было принято всего два. Не были приняты важнейшие законы о Кабинете Министров, государственных администрациях и местном самоуправлении. Вместо этого разрабатывались альтернативные проекты, ставившие целью «подправить», а иногда и перекроить Конституцию.

Как Основный Закон Украины, Конституция не только очерчивает контуры цивилизованного социального, правового государства и выступает основным источником текущего законотворчества, но и юридическое закрепляет такие демократические ценности и принципы, которые еще необходимо будет вводить в практику национального правотворчества и правоприменения. Это, во-первых определяет главные черты и особенности процесса непосредственной реализации демократических правовых идей и норм Конституции в жизнедеятельность украинского общества, поскольку степень реальной демократичности любой конституции может быть удостоверена лишь при практическом применении ее норм Див.: О пр и ш ко В. Конституція — основа подальшого розвитку законодавства і правової системи України // Право України. — 1996. — ?9. — С. 45--46; Т о дика К}. М. Функції Конституції України та її загальна характеристика // Вісник Академії правових наук України. -1997.-?1.-С. 20-28… Во-вторых, это предопределяет актуальность разработки новой парадигмы отечественной юридической науки, ее правоведения и государствоведения. Известно, что в свое время социальная функция советской юридической науки сводилась властями, прежде всего к поддержке и защите интересов государства, а правоведение тщательно исповедовало, главным образом, нормативный подход к праву, рассматривая его лишь как элемент надстройки, неотъемлемый от государства, продукт и инструмент последней, основу и орудие осуществления классового господства в государственных формах. Марксистско-ленинское учение исходило из толкования государства как аппарата классового господства и подавления. Отсюда производными были представления, что право — это свобода, закон господствующего класса, который получал свое выражение в юридической форме; право — это форма выражения применения насилия и тому подобное.

Справедливой является точка зрения, что как раз отождествление в теории и юридической практике права исключительно с нормами, которые издаются государственными органами, это ни что иное, как один с признаков тоталитарного политического режима, возвышенность государства над обществом, унижение демократии. И надлежит признать, что и доселе непреодолено правовое наследство советского периода, когда право юридически закрепляло фактическую диктатуру партгосноменклатуры, господство административно-командных методов управления в экономике и легитимную основу тоталитарного режима в обществе. Дів.: М е дведчу к В. Про теорію і практику конституційного процесу в Україні // Право України. — 1995. --?8.--С. 16.

Концептуальным ядром современной правовой парадигмы должно быть определение приоритетного места и роли человека и гражданина в гражданско-правовых и государственно-властных отношениях, а также в системе юридических категорий, понимание государства как политической функции гражданского общества, которая должна осуществлять реальный контроль над государственной жизнью, а закона как определенной функции права и государства. Отсюда необходимо качественно новое правопонимание, осознание сложной природы диалектической взаимосвязи права и закона, соответствия последнего моральным требованиям.
Что же относительно конструктивно-критического изучения и практического использования мирового опыта правового развития демократического общества при формировании национальной парадигмы права, то он без сомнения заслуживает внимания. Однако при этом нужно учитывать, что на конкретные исторические юридические факты, события, институции и тому подобное необходимо смотреть лишь, как на возможные аналоги, варианты решений определенных общественных проблем, уже прежде, той или иной мерой реализованные. Правовые понятия, которые применяются в юридической науке и практике, такие же непостоянные за своей сущностью и содержанию, как подвижные, динамические реальные жизненные процессы. Поэтому, как оказывается, некорректно с научной точки зрения и даже опасно с прагматической как «модернизировать» историю права и строить заключения относительно событий далекого прошлого на основании правовых взглядов конца XX столетия, современных представлений о добре и зле, так и слепо переносить на современный национальный грунт старый и чужой правовой опыт и знание, не определившись с особенностями конкретно-исторического правового состояния нашего общества. В этом понимании можно утверждать, что прав был Гегель, когда писал: «… Опыт и история учат, что народы и правительства никогда ничему не научились из истории и не действовали согласно с поучением, которые можно было бы получить из ее. В каждую эпоху возникают такие особые обстоятельства, что каждая эпоха представляет собой столь индивидуальное состояние, что в эту эпоху необходимо и возможно принимать лишь такие решения, которые следуют как раз из этого состояния… Бледные воспоминания прошлого не имеют никакой силы против жизненности и свободы современности». Нельзя компенсировать отсутствие в Украине реальной демократической социально-культурной, правовой среды попыткой вывести и применить правовые категории и понятия не из собственного правового опыта, а из научно-практического опыта стран развитой демократии, где историческому природно-эволюционному развитию рыночных отношений синхронно коррелировали становление гражданского общества и правового государства, соответствующего уровня развития. При этом некорректно ссылаться и на экспортные оценки западных ученых-юристов, чьи знания и опыт базируются на исследованиях правовых отношений и проблем далеко не адекватних сути, содержанию и особенностям общественных отношений и проблем переходного периода в Украине.

Сегодня речь должен идти о замене, на базе Конституции Украины, унаследованной системы права, трансформации всех составных правовой системы, их взаимосвязей: правовой культуры и сознания, идеологии, юридической науки, правовой политики и юридической практики и тому подобное. И, безусловно, речь должна идти о создании качественно новой системы национального законодательства, о повышении роли законотворческого процесса в жизнедеятельности общества и функционирования государства. Уместно в этом плане прислушаться к словам профессора права, академика Украинской академии наук Б. Кистяковского, что еще в 1909 г., анализируя суть процесса правообразования, делал ударение, что «старое право не может являть просто упраздненное, поскольку его упразднение имеет действие только тогда, когда оно заменяется новым правом. Наоборот, простое упразднение старого права ведет лишь к тому, что временно оно вроде не действует, но зато потом восстанавливается во всей своей силе». Кистяковский Б. А. В защиту права // Вехи. Интеллигенция в России: Сб. ст. 1909-1910. — М., 1991… — С. 123.

Заключение
Закрепление законодателем в Конституции Украины основ демократических социальных свобод в обществе, порождает необходимость не только расширения правового пространства, разработки организационно-правовых механизмов их реализации, создание не просто «количественно нового» законодательства, а «качественно нового» — правового законодательства, его системы, которая отвечала бы общим потребностям Украинского народа в демократическом политико-экономическом развитии общества. В этой системе каждый закон должен быть не только органично связан с другими, а и отвечать как объективным потребностям общественной жизни, так и, главное, реальным возможностям их удовлетворения, должен не только учитывать приоритеты общечеловеческих правовых ценностей, а и особенности национально-культурного и социально-классового характера общественных отношений, должен включать достижения юридической науки и законодательной техники.
Принятие Основного Закона — это значительное событие в жизни народа. Он закрепил основы государственной политики, направленной на обеспечение прав и свобод человека и достойных условий жизни. Через содержание Конституции проводится гуманная идея о том, что государство функционирует для человека. Поэтому именно сегодня государство с его аппаратом должно поступать так, как пелось в популярной песне: «Раньше думай о Родине, а потом о себе».
На конституционном уровне закреплено положение о том, что государственная власть в Украине осуществляется на принципах ее разделения на законодательную, исполнительную, судебную.
Конституционной основой внешней политики является обеспечение ее национальных интересов и безопасности путем поддержания взаимовыгодного сотрудничества с членами международного содружества по общим принципам и нормам международного права. Вступление в Совет Европы, активное сотрудничество с ОБСЕ, Европейским Союзом и другими международными организациями требуют приведения законодательства Украины в соответствие с нормами международного права.
Кроме политического значения, новая Конституция Украины имеет чрезвычайную юридическую ценность как правовой акт. Прежде всего это Основной Закон нашего государства, который имеет высшую юридическую силу. Все другие законы и нормативно-правовые акты должны приниматься на ее основе и соответствовать ей. А это значит, что Конституция является основным источником нашего законодательства и рассчитана на длительное время.

Таким образом. Конституция — это основа дальнейшего развития законодательства. Уже первый анализ ее содержания дает возможность сделать вывод о необходимости принятия новых законов, потому что иначе ряд статей Конституции будут носить чисто декларативный характер. Кроме того, действующее законодательство следует привести в соответствие с Основным Законом.

19 История возникновения и развития политической мысли в Украине
План
1. Становление политических идей Киевской Руси в ІХ — ХІІ ст. и их дальнейшее развитие на этапе формирования украинского народа (ХVІ — ХVІІ ст.)
2 Основные направления и тенденции развития социально-политических взглядов в Украине в ХІХ — нач. ХХ ст.
3. Становление современной украинской политической мысли
Литература
1. Становление политических идей Киевской Руси в ІХ — ХІІ ст. и их дальнейшее развитие на этапе формирования украинского народа (ХVІ — ХVІІ ст.)
Политические идеи и теории, которые создавались выдающимися политическими деятелями, мыслителями Украины, тесно связанные с ее историей, отражают политические процессы и их тенденции.
Появление собственности, распределение общества на классы, борьба за землю, сосуществование и войны с аланами, гуннами, готами, печенегами, половцами, обусловили возникновение в ІX ст. большого феодального государства восточных славян с центром в Киеве — Киевской Руси.
Периодизация развития политической мысли России совпадает с этапами в становлении и развитии русской государственности. Поскольку Украина очень долго входила в состав России, то и развитие украинской политической мысли тесно связанно с политической мыслью России. В дальнейшем, будем рассматривать оба эти направлений вместе.
    продолжение
--PAGE_BREAK--Итак, Принятие в 988 г. Христианства имело огромное значение для укрепления феодального порядка, усиления древнерусского государства и княжеской власти. Оно пришло на смену идолопоклонническим формам религии, отвечая потребности общества в новом типе идеологии и мировоззрения. Христианство привлекло древнерусское государство к политической и культурной жизни европейских народов, оказывало содействие развитию письменности и образования.
Вместе с христианским учением в Давнюю Русь начали проникать новые политические понятия, с помощью которых осознавались актуальные вопросы общественной жизни. Предметом политических соображений были такие проблемы, как происхождение государства, правомерность господства правящей династии, путь укрепления княжеской власти.
К памятникам древнерусской литературы, в которых отображена актуальная для того времени политическая проблематика, относятся «Слово о законе и благодати» киевского митрополита Иллариона (1049 г.), летопись «Повесть временных лет» (1113 г.), «Поучение Владимира Мономаха» (1125 г.), поэма «Слово о полку Игореве» (XІІ ст.), «Моления Даниила Заточника» (1229 г.) и др.
Главные идеи этих произведений — равноправие русского народа с другими европейскими народами; — единство русской земли; — защита угнетенных от нарушений законов внутри страны.
Наибольшего развития Древнерусское государство достигло в ХІ ст. во времена княжения Ярослава Мудрого, но после него началось дробление государства и во второй половине ХІІ ст. она распалась на отдельные княжества.
В XІV-XVІ ст. на Руси шел процесс ликвидации феодальной раздробленности, центром объединения русских земель стало Московское княжество. В этот период составляется политическая идеология централизованного государства, в котором наибольшее значение имеют проблема укрепления самодержавия и вопрос о роли Русского государства среди мировых государств.
Итогом поисков ответа на этот вопрос стала теория «Москва — Третий Рим», которая была окончательно сформулирована в посланиях псковского монаха Филофея. Он считал, что история человечества — это история возникновения, развития и упадка мировых царств, которые управляются Богом.
Первым мировым царством был Рим. Наследником Рима, или вторым Римом, стала Византия со столицей в Константинополе. Византия предала православия и за это наказана Бог — погибла под давлением турок в 1453 г. Единым носителем православия остался русский народ. А Москва стала третьим Римом и будет им до конца мира. «Два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти» — пишет Филофей.
В ХІІ — ХVІ ст. украинские земли были разъединенные и разграблены — сначала татаро-монгольским нашествием, а потом Литвой, Польшей, Венгрией, Молдавией, турками, крымскими татарами. К середине ХVII ст. власть в стране принадлежала польскому королю, а потом русскому царю. Борьба украинского народа против социального угнетения, колонизации и окатоличивание вылилась в волну бунтов, а потом привела к образованию Запорожской Сечи, которую историки называют христианско-демократической республикой с четкой структурой общественных институтов и военной организацией во главе с гетманом.
К этому периоду относится выдающийся памятник украинской культуры XVІ ст. «Острожская Библия», на которой присягают на верность украинскому народу современные президенты Украины. Политическая борьба обусловила развитие национально-культурного движения, появления братств — добровольных православных церковных объединений.
Культурный подъем в Украине значительно усиливается в конце XVІ — нач. XVІІ ст. с появлением братств. Это были — общественно-образовательные православные объединения городского населения.
К этому периоду относится творчество писателя-демократа, идеолога крестьянских масс Ивана Вышенского (1545-1620 гг.). Его политическое учение было направлено не только против национально-религиозного угнетения, но и против политико-правовой системы Речи Посполитой. Его взгляды были проникнуты идеей равенства всех людей от рождения.
Во второй половине XVІІ ст. к братствам присоединяются высшие слои украинского общества, которые не приняли католичества и присоединяется казачество во главе с гетманом П. Сагайдачным. Чуть позже была создана Киево-Могилянская академия, первое высшее учебное заведение во главе с Петром Могилой. В работах Петра Могилы можно найти размышления о светской власти, не созвучные господству власти церковной. Он отводил для церкви роль советника, а не господина и мечтал иметь в лице царя мудрого правителя, отца подданных, выступал против унии православной церкви с католической.
Преподаватели академии, религиозные и общественные деятели: Ф. Прокопович, И. Галятовский, Л. Баранович и другие отстаивали идею независимости Украины от Польши и союз с русским народом. Феофан Прокопович (1681-1736 гг.) активно пропагандировал реформы Петра І, создал теорию просвещенного абсолютизма, согласно которой просвещенный монарх является верховным носителем государственной власти и направляет свою деятельность на общую пользу.
Из второй половины XVІІІ ст. в недрах феодально-крепостной системы стал развиваться капиталистический уклад. Вместе с тем в политической мысли начинает формироваться прогрессивный феодальный лагерь. Развивается политическая идеология просвещения. Для нее характерны: — вражеское отношение к крепостному праву; — активная защита образования, самоуправление, воли и европейских форм жизни.
Вершиной этого направления в России стали взгляды А.М. Радищева (1749-1802 гг.). Он считается первым русским писателем-революционером. В произведении «Путешествие из Петербурга в Москву» показал экономическую, социальную и моральную губительность крепостного права и самодержавия. Он считал, что они существуют вместе и поддерживают друг друга.
В России и Украине продолжалось развитие капиталистических отношений, которое оказывало содействие распространению либеральных расположений духа в обществе и прежде всего среди прогрессивной части дворянства.
2 Основные направления и тенденции развития социально-политических взглядов в Украине в ХІХ — нач. ХХ ст.
Политическая мысль России и Украины в XІX ст. эволюционировала в атмосфере крепостничества, самодержавия и полного порабощения украинской нации. Это определяло основные политические идеи выдающихся мыслителей того времени.
Идеологи либерального дворянства М.М. Сперанский (1772-1839 гг.), М.А. Карамзин (1766-1826 гг.), революционеры-декабристы: М.П. Бестужев-Рюмин (1801-1826), П.И. Пестель (1793-1826 гг.) и М.М. Муравьев (1795-1843 гг.) создавали ряд проектов либеральных реформ, которые касались общественного отношения и устройства государственной власти.
Наиболее обработанным из них был проект М.М. Сперанского. Стараясь приспособить к самодержавной форме управления теорию распределения власти, Сперанский дал ей оригинальное толкование. Законодательная, исполнительная и судебная власти выступают у него как проявления единой «государственной воли». Император есть «верховный законодатель», «верховный исполнитель» и «верховный охранник правосудия». Сперанский предлагал основать Государственную думу, министерства и Сенат, как орган судебной власти.
Наиболее ярким представителем буржуазного просвещения в Украине был Сергей Десницкий. Он первым в Украине попробовал рассмотреть вопрос семьи, религии, права, собственности с точки зрения исторического развития. Ему принадлежит оригинальная социально-политическая концепция стадийного развития человеческого общества. Ее главная идея — мысль о том, что основой прогрессивного развития истории есть заключенное в самом человеке стремление к самосовершенствованию.
В 40-х годах XІХ века в Украине оформляются два главных направления социально-политической мысли: либерально-демократическое и революционно-демократическое.
К либерально — демократическому принадлежали М. Костомаров, П. Кулиш, В. Антонович, М. Драгоманов. К революционно-демократическому — Т. Шевченко, И. Франко, Л. Украинка и др.
Либеральные идеи в Украине не имели такого развития как в странах Западной Европы. Медленное восприятие либеральных идей украинской интеллигенцией и украинским обществом обуславливалось наличием авторитарного типа политического режима в Украине, жестоким подавлением проявлений национально-освободительного движения и вследствие того — засильем и популярностью радикальных течений.
Современная политология отличает две попытки рецепции либерализма в Украине. Первая из них была связана с попыткой известного украинского публициста, историка, философа М. Драгоманова (1841-1895 гг.) перенести западные либеральные идеи в украинскую среду. В своих главных работах «Либерализм и земство в России» (1889 г.), «Письма на Приднепровскую Украину» (1893 г.) он старался соединить идею либеральной демократии с идеей опасности в развитии унитарных государственных бюрократических структур, альтернативу которых видел в соединении принципов классического либерального парламентаризма и федерального государственного устройства. Критикуя абсолютизацию интересов трудового народа, М. Драгоманов, вместе с тем продолжал народническо-демократическую традицию под флагом гражданственности. Целью переустройства общества он провозгласил «безначальство» — анархосоциализм прудоновского образца. По мысли М.П. Драгоманова гарантией прав личности может быть только свободная самоуправляемая «община». Федеративный союз таких общин является альтернативой унитарным бюрократическим структурам государства.
Суть концепции, высказанной Драгомановым, заключалась в обеспечении национальных интересов Украины с помощью конституционно-правовой реорганизации России, предоставление твердых гарантий конституционных прав граждан, права самоуправления для отдельных регионов и национальностей и обеспечение свободного развития украинской культуры.
Он принципиально и последовательно выступал против любой тирании и диктатуры, будь она монархическо-бюрократического или революционного происхождения. Они обе основаны на унитарно-демократических структурах власти и несовместимые с правами человека и свободой народа. Драгоманов решительно осуждал идее украинского национализма, государственного сепаратизма. Он считал, что политическая и национальная автономия возможная и без национально-государственного обособления от России.
Вторая попытка переноса либеральных идей на украинский грунт имела преимущественно космополитическую окраску и проникла в деятельность представителей русского либерального течения в Украине конца ХІХ — н. ХХ ст. В настоящее время распространению либеральных идей в нашей стране оказывали содействие кроме М. Драгоманова, Б. Кистякивский (1863-1920 гг.), М. Туган-Барановский (1871-1919 гг.), М. Ковалевский (1871-1916 гг.) и др.
Среди главных идей украинского либерализма можно назвать такие:
существование демократического государства возможно лишь при условии политической свободы;
главной ценностью в обществе есть человек независимо от статуса;
в системе политико-экономических категорий центральной есть частная собственность;
признание верховенства права в общественной жизни;
приоритет общечеловеческих ценностей над социально-классовыми или национальными;
децентрализация государства и местное самоуправление; популяризация этических основ политической деятельности.
Политическим идеалом революционеров-демократов было демократическое украинское государство, но этот идеал, по их мнению, невозможен без победы социализма в других странах, прежде всего, в России. Поэтому национальное и социальное освобождение украинского народа они связывали с революцией которая приведет к обществу без эксплуатации и общественного неравенства всех народов России.
Основные идеи украинской политической мысли развились в творчестве выдающегося ученого, энциклопедиста, историка М.С. Грушевского (1866-1934 гг.). Его политические идеи базируются на двух принципиальных моментах: представительной системе правления и широкой децентрализации государства на грунте национальной и региональной автономии.
Политические взгляды Грушевского были продолжением демократических традиций политической мысли Украины ХІХ ст. Он считал, что создание государства должно быть делом самого народа. Государство должно защищать интересы масс, обеспечивать им свободу, равноправие, справедливость. Государственное устройство должно быть принципиально новым, без абсолютизма и централизма власти. Будущее украинского народа и его государства Грушевский видит как его национальное освобождение, создание собственного демократического автономного государственного самоуправления и объединение с такой же демократической Россией, которая должна стать такой вследствие социальных преобразований.
Оригинальностью отмечаются и научные разработки, которые наравне с М. Грушевским осуществляли в 1918-1939 годах Р. Лащенко (1878-1929 гг.) и С. Шелухин (1864-1939 гг.). В своих работах они обосновали возможность и целесообразность федеративного или конфедеративного объединения с теми странами, с которыми Украина всегда поддерживала исторические связи, в частности, с Россией (Лащенко) и Чехией, Словенией, Сербией, Хорватией (С. Шелухин).
Стержневыми основами в мировоззренческой платформе ученых-народников были: народоправство; эгалитаризм и идея бесклассовой украинской нации; понимание народа как территориальной, а не этнической единицы; приоритет прав народа перед правами государства.
В 30-50-х гг. социалистические идеи немарксистского характера в эмиграции старались развивать В. Винниченко (1880-1951 гг.) и И. Багряный (1906-1963 гг.). В. Винниченко в своей главной работе «Конкордизм» попробовал обосновать новый общественный порядок, который должен объединять лучшие достижения коммунистической и капиталистической систем. Это был первый украинский вариант доктрины конвергенции двух противоположных систем, которая была выдвинута на Западе только в 50-60-х г. И. Багряный считал, что надо отказаться от тоталитаризма во всех его видах и переориентировать свою деятельность на усвоение и распространение демократических идей.
В конце XІХ ст. в России и на Украине появляется марксистское направление политической мысли, которая была представлена произведениями Г.В. Плеханова (1856-1918 гг.), В.И. Ленина (1870-1924 гг.), П.Б. Струве (1870-1944 гг.), М.А. Бердяева (1874-1948 гг.) и др.
Главное место в работах, которые относятся к этому времени, занимает критика идей либерального народничества, особенно, положение о самобытном пути России к социализму. Они доказывали, что страна встала на путь капиталистического развития.
Русский марксизм с самого начала не был цельным и последовательным идейно-политическим течением. Очень скоро его представители распределились на разные политические группы. Например В.И. Ленин стал во главе большевистской партии, Г.В. Плеханов стал идейным лидером меньшевиков, П.Б. Струве и М.А. Бердяев перешли на либерально-демократические позиции и др.
Не было последовательно марксистской и такое идеологическое течение как ленинизм. «Русский марксизм» в форме ленинизма в значительной степени развивался и действовал в рамках народнических культурно-философских и этических традиций и принципов. Ленинизм, как и народничество выходит из идей самобытного пути России к социализму, а в политических действиях он ориентировался на восстание, завоевание власти, диктатуру. Наиболее точно содержательная связь ленинизма с народничеством высказал М.А. Бердяев. Он указывал, что в доктрине Ленина «состоялось незаметное соединение традиций старой русской революционности, которая не желала допустить капиталистической стадии в развитии России», что Ленин создал эволюцию «по имени Маркса, но не по Марксу» (Бердяев М.А. Истоки и смысл русского коммунизма. Г., 1990 г.).
ХХ ст. в истории Украины — столетие борьбы за национальное и социальное освобождения. В Русской империи состоялись две больших социальных революции в 1905-1907 гг. и в 1917 году.
В начале XX ст. перед нашей страной открылась перспектива перехода к правовым, демократическим формам политической жизни, но этот шанс реализовать не удалось. Демократическим нормам не желало следовать правительство. Не были заинтересованы в их становлении и революционеры. Народ сначала молчал, а потом стал действовать по-своему, в результате чего страна была втянута в гражданскую войну.
В первые два десятилетия в Украине сформировались разные идейно-политические течения. Среди них наиболее влиятельными были: националистические, социалистические и коммунистические. Идея украинской национальной государственности была ведущей концепцией интегрального национализма Михновского, Липинского, Донцова. Национализм, по их мнению — исполинская и непреодолимая сила, которая соединяет, побуждает к борьбе за самостоятельное государство. Это государство должно было строиться на давних народных традициях на государственном опыте козацко-гетманских времен. Парламентаризм не пригоден для Украины. Украинское государство рассматривалось как сильная власть одного человека — гетмана. Относительно отношений с Россией, они отбрасывали идею федерализма, кроме тесного экономического и военного союза.
Национально-шовинистические идеи не разделяли не только коммунисты и социалисты, а и теоретики национальной идеи Михновский, Бендера, Винниченко, некоторые деятели ОУН.
Очень неблагоприятным для развития политической науки стал следующий период истории. В стране преследовалась нестандартная, творческая мысль, а роль единого генератора социально-политических идей присвоил себе И.В. Сталин (1878-1953 гг.). Он выдвинул ряд политических постулатов, например об обострении классовой борьбы, о переходе к коммунизму в отдельно взятой стране, о сосредоточении власти в руках исполнительного аппарата государства, которые привели к массовым репрессиям, отчуждению народа от средств производства и власти.
Украина, как и другие части СССР, не получила государственной независимости, находилась под властью московского центра. Но следует отдать должное советским коммунистам за то, что они сделали для консолидации украинской наций. После второй мировой войны Украина возвратила себе национальную целостность.
Пост сталинский период до середины 80-х годов был отмечен политическим доктринерством, идеологическим догматизмом, неумением и нежеланием советских руководителей учитывать отечественный и иностранный опыт политической культуры. Но, справедливо говоря, в стране и в этот период жило трезвое критическое мышление.
В 1955 г. создается советская ассоциация политических наук, а с начала 90-х г. начался новый этап развития политической науки. Его особенностью стало обоснование путей становления демократического общества на началах познания специфики социально-экономических, политических и исторических условий жизни страны.
3. Становление современной украинской политической мысли
После 1991 года, когда Украина стала независимой, анализом социально-экономической и политической ситуации занимались украинские специалисты всех направлений обществоведения, политические лидеры и руководители.
Сейчас уже можно отличить два направления в исследованиях современной политической ситуации украинскими политологами. Первый из них подвергает критике национал-либерализм и предлагает избрать за основу государственной стратегии левоцентристскую идеологию. Главными составляющими этой идеологии есть такие положения: формирование авторитарного режима в пределах президентского правления; федерализация Украины; сближение с Россией; осуждение развала СССР; сохранение монопольных позиций государственного сектора экономики.
Анализируя историю становления и развития политической мысли в Украине, можно сделать вывод, что она была и остается основной частью мировой политической мысли. Авторами этого направления есть Д. Выдрин, Д. Табачник, Б. Гринев, А. Деркач, А. Ермолаев.
Второе направление, представителями которого есть Е. Быстрицкий, С. Макеев, М. Томенко, О. Дергачев. Они предлагают отказаться от старого курса в государственной политике и отдают приоритет решению проблемы формирования в Украине гражданского общества.
После получения Украиной независимости национальная школа политологии активно развивается. Интеллектуальные силы политологов сосредоточенные в ведущих учебных заведениях, научных учреждениях и общественных объединениях. Усилие украинских политологов направлены на возрождение национальной и утверждение общечеловеческой политической культуры, формирование национальной демократической доктрины.

20 Язык и понятийно-категориальный аппарат политической науки
Ф. Бэкон среди четырех выделенных им призраков-идолов — племени, пещеры, театра и рынка — особое значение придавал двум последним. Они, с его точки зрения, вызваны к жизни существованием языка, служащего в качестве объединяющего людей начала. И действительно, политические феномены невозможно понять вне системы общения и механизмов политической коммуникации, которые в одинаковой степени связаны как со сферой общественного сознания, так и с социокультурной и политико-культурной сферами, с миром политического в целом в собственном смысле этого слова. В качестве важнейших средств коммуникации выступают политический язык, политическая символика, понятийно-категориальный аппарат и т.д.
Язык, по справедливому замечанию канадского исследователя Ф. Дюмона, можно рассматривать одновременно и как средство, и как среду общения. Когда человек выступает в качестве субъекта речи, он намеревается утвердить свои собственные цели. В данном случае язык составляет средство реализации намерений. При этом язык используется и для того, чтобы с помощью слов понять окружающий мир. В данном случае язык превращается в некую среду, в которой действует человек. Здесь язык выступает в качестве культурной среды обитания человека. В этом смысле политические феномены невозможно представить себе без политического языка и политико-культурной среды обитания их субъектов.
По своей значимости в качестве предмета политологического исследования политический язык можно поставить рядом с такими явлениями, как политическое поведение, процесс принятия решений, избирательный процесс и т.д.
С развитием электронной технологии и средств массовой информации значительно возросло значение так называемой символической коммуникации в обеспечении жизнеспособности и регулирования политических систем современности. Коммуникация представляет собой непрерывный поток и обмен посланиями или постоянную трансмиссию информации между различными субъектами коммуникации, создавая ъ конечном счете всеохватывающую коммуникационную сеть. Значимость приобретают выяснение достоверности источников и каналов коммуникации, того, насколько без потерь достигает информация адресата, сложности механизмов кодирования и декодирования и адекватности обратной связи. Язык действует в некотором роде как связующее звено политического сообщества, как инструмент поддержания необходимого информационного уровня общества. С сугубо практической точки зрения целью языковой коммуникации является как информирование, так и убеждение.
Идеи и установки, выраженные через язык, служат не в качестве зеркального отражения реальной действительности, а являются средством, с помощью которого люди пытаются понять и интерпретировать эту действительность. Поэтому в мире политического зачастую иллюзию власти трудно отличить от реальной власти. Здесь зачастую значимость приобретают не только реальные действия и меры правительства или государства, тех или иных общественно-политических образований, но и то, как они оцениваются и воспринимаются, в каком контексте они подаются и т.д. Способ и средство передачи сообщения столь же важны, как и его содержание: содержание и стиль политических действий невозможно отделить друг от друга.
Иначе говоря, в политике важно не только то, о чем говорится, но и то, как об этом говорится. Язык — одновременно средство и общения, и контроля. Слово несет в себе огромный содержательный и эмоциональный заряд. С помощью простой замены или перестановки слов один и тот же факт можно изобразить совершенно по-разному. Например, можно сказать об Оресте, убившем свою мать: «Орест мстит за своего отца», но возможно и иначе: «Орест — убийца своей матери». Эта особенность языка создает возможность с его помощью не только информировать аудиторию, но и манипулировать ее сознанием, трактовать информацию в пользу заинтересованной стороны. При анализе политических феноменов и реалий необходимо исходить из факта действительности мира политического, лишь частью которого являются язык и символы. Социально-политическая практика не есть просто «эффект речи или языка». Адекватное познание его возможно лишь при признании различных, в том числе и ложных, форм языка, которые противоречат друг другу. Такая позиция возводит теоретический плюрализм в принцип. Нет одного-единственного истинного языка, точно так же как нельзя говорить о завершенности истории. Множественность противоречивых языковых форм — факт, который невозможно отрицать.
    продолжение
--PAGE_BREAK--Поэтому объект политологии, как и большинства других общественных наук, проблематичен в том смысле, что в поддающихся обозрению фактах и феноменах исследования стерта или отодвинута на задний план работа языка, подсознания и истории. Политический словарь развивается в связи с историческими реальностями и самым тесным образом связан с общенаучным словарем эпохи. Более того, именно используемые терминология и понятия могут помочь определить период (по крайней мере, нижние хронологические границы) возникновения той или иной политической доктрины. Если например, понятия «полис», «политика», «демократия» и т.д. возникли в эпоху античности, то такие понятия, как «суверенитет», «национальное государство», «либерализм», «консерватизм», «радикализм» и т.д., вошли в обиход в Новое время. Многие биологические метафоры, характерные для политической науки XIX — начала XX в., ассоциировались с идеей органического государства. А популярные ныне термины, как «системный анализ», «политический процесс», «модель» и т.д., связаны с механистической концепцией государства, которая, в свою очередь, связана с физикой и технологией. Такие термины, как «установки», «перекрестное давление», «взаимодействие», «правила игры» и т.д., заимствованы из прикладной социологии, основанной на позитивизме.
Показательно, что в реальностях европейской интеграции все чаще говорят о «европейском языке», или «евроязыке», представляющем собой с языковедческой точки зрения комплекс специальных терминов, неологизмов, аббревиатур, метафор и т.д., применяющихся, когда речь идет о новых политических и правовых явлениях в Европе. Симптоматично, что само понятие «Европа» в этом языке приобрело новый смысл и стало использоваться как синоним понятий «единая Европа», «объединенная Европа», «интеграция». Появилась целая группа производных от Этих понятий слов: европеизм, европеист, европеизация, европеизирование, проевропейский, антиевропейский и т.д. К числу неологизмов относятся такие слова, как евростандарт, евродепутат, евросфера, еврократ, европессимизм, еврооптимизм и т.д. Все более популярными становятся европейское экономическое пространство, европейское информационное пространство, европейская валютная система, европейское политическое сотрудничество, европейское правовое сотрудничество и т.д., и т.п.
Понятия «правые» и «левые», «консерватизм», «либерализм» и «радикализм» получили хождение в обществознании в XIX в. С тех пор в перипетиях бурных XIX и XX столетий вкладываемое в них содержание претерпело существенные, а в некоторых отношениях радикальные изменения. Ряд важнейших их функций претерпел инверсию: некогда консервативные идеи приобрели либеральное значение; и наоборот, отдельные либеральные идеи — консервативное значение. Например, в настоящее время уже потерял убедительность принцип, согласно которому индивидуалистические ценности жестко привязывались к правому флангу идейно-политического спектра, а коллективистские ценности — к его левому флангу. В свете всего сказанного нуждаются в переосмыслении и более четком толковании с учетом нынешних реальностей понятия «левые», «правые», «консерватизм», «либерализм».
Поэтому очевидно, что определение того или иного течения политической мысли как некоторого комплекса неизменных и однозначно трактуемых идей, концепций и доктрин может лишь исказить его действительную сущность, поскольку одни и те же идеи и концепции в разные исторические периоды и в различных социально-экономических и политических контекстах могут быть интерпретированы и использованы по-разному для достижения разных целей.
О том, насколько сильно политический язык испытывает на себе влияние конкретной общественно-исторической и социально-политической ситуации, свидетельствует положение вещей, которое в этой сфере сложилось в нацистской Германии и при большевистском режиме у нас в стране. В Германии был создан особый идеологизированный язык — LinguaTertiiImperil (LTI) — язык Третьего рейха. Для него были характерны введение множества неологизмов или изменение, выхолащивание и фальсификация старых общепринятых терминов и понятий, которые были приспособлены к духу и форме нацистской идеологии.
Далеко идущие планы в этом контексте вынашивались у нас в стране. В 30-е гг. на высоком академическом уровне были развернуты попытки применения классового подхода в языкознании и лингвистике. Классовый язык, естественно, создать не удалось. Но зато была достигнута высочайшая степень идеологизации политического (да и не только) языка. Здесь бескомпромиссная дихотомическая конфронтационность в идеологической сфере проявилась в создании и институционализации соответствующих целям реализации этой конфронтационности лексики, выражений, оборотов речи, клише, языковых стереотипов, которые в совокупности и составили наш советский «новояз». Это — особая тема, которую я здесь не буду затрагивать.
О том, в какой степени политический язык испытывает на себе влияние конкретной общественно-исторической ситуации, свидетельствует пример ФРГ и бывшей ГДР, для которых было характерно нечто вроде языкового отчуждения. Показательно, например, что понятие «пацифизм» в словарях, изданных в ФРГ, определялось как отказ от войны по религиозным или этическим соображениям. В словарях же, изданных в ГДР, — как буржуазное политическое течение, выступающее под лозунгом «Мир любой ценой, против любых, в том числе оборонительных и освободительных, войн». С разным оттенком использовалось, например, слово «масса». Если в ФРГ оно приобретало негативный оттенок и заменялось более нейтральными словами типа «трудящееся население», то в ГДР оно употреблялось исключительно в положительном значении.
С рассматриваемой точки зрения интерес представляет феномен неологизмов, которые быстро исчезают с исчезновением породившей их обстановки. Так, в нацистской Германии прочно вошли в повседневный обиход выражения «германский дух», «народно-немецкая сущность» и т.д., а в социалистической ГДР — множество неологизмов с компонентом "volk" — «народ»: «народные выборы», «народная собственность», «народная газета», «народная полиция» и т.д.
Необходимо знать, что политика — это система человеческих отношений, осуществляемых во многом с помощью языка. Поэтому без изучения политического языка нет и не может быть политологии, заслуживающей этого названия. Именно изучение языка призвано выявить содержание мифов, иллюзий, стереотипов и в более широком смысле — всего комплекса вопросов.
О значимости для политологического анализа политического языка свидетельствует тот факт, что в 60-70-е гг. на Западе была поставлена задача превратить герменевтику, возникшую в XIX в. и рассматривавшуюся в качестве вспомогательной дисциплины «искусства понимания текстов», в универсальную философскую дисциплину. В качестве первоосновы герменевтики для ее приверженцев служит язык, поскольку, как считает один из ее теоретиков Х.-Г. Гадамер, «связь человека с миром есть связь языковая, а значит, понятная с самого начала. Герменевтика… в этом смысле есть универсальный аспект философии, а не только методическая основа так называемых гуманитарных наук». Овладение языком следует рассматривать как первую и самую важную стадию социализации, в процессе которой индивид ассимилирует в себе все формы восприятия и ценностные системы, которые детерминируют его личностные характеристики. Более того, как отмечает Гадамер, «существует фундаментальное единство мысли, языка и мира. Человеческие отношения, как и отношения человека к миру, являются лингвистическими и раскрываются в языке». Другими словами, герменевтика рассматривает язык как «форму выражения бытия и человеческого существования».
Все чаще западная политология в качестве руководящего принципа использует методологию близкой герменевтике аналитической философии языка. Ее суть состоит в анализе конкретных понятий из самых разных сфер и областей знания — политической, экономической, социокультурной, религиозной и т.д. Она делает упор на значении, выяснении смысла высказываний, его происхождении, эволюции и функционировании. В настоящее время в западной политологии насчитывается множество работ, написанных в русле герменевтики и аналитической философии, которые составили особое политологическое направление.
Задача вычленения научной дисциплины из всей системы обществоведения может быть выполнена вместе с разработкой понятийно-категориального аппарата этой дисциплины. Иллюстрацией безграничного переплетения понятийных методических проблем, существующих в науках о культуре, может быть шкала понятий М. Вебера: «понятия родовые, идеальные типы, идеально-типические родовые понятия, идеи в качестве эмпирически присущих историческим лицам мысленных связей, идеальные типы этих идей, идеалы исторических лиц, идеальные типы этих идеалов, идеалы, с которыми историк соотносит историю, теоретические конструкции, пользующиеся в качестве иллюстрации эмпирическими данными, историческое исследование, использующее теоретические понятия в качестве пограничных идеальных случаев». Примечательно, что члены Венского кружка — основатели школы логического позитивизма считали, что почти все проблемы в обществе порождены неопределенностью понятий, терминов, слов и т.д. Это свидетельствует о том, что для адекватного профессионального изучения мира политического, политических феноменов необходимо определить, вычленить и уточнить языковые формы, категории и понятия политологии. Политика зачастую представляет собой не столько четко очерченную, раз и навсегда фиксированную сферу, а то, что сами люди считают политикой, хотя ее и нельзя рассматривать всецело как результат некоего вербального произвола. Это вполне естественно, особенно если учесть, что власть и политика представляют собой выражение человеческих отношений и представлений об этих отношениях.
На содержание используемых политологией понятий и категорий обращали большое внимание наиболее творческие представители этой дисциплины. Примечательно, что в Германии сложилась академическая школа «истории понятий» (Begriffsgeschichte), оказавшая серьезное влияние на понятийно-категориальный аппарат социальных и гуманитарных наук Запада. Ведущую роль в ней сыграли Р. Козеллек и О. Брукнер. Нельзя не упомянуть фундаментальный труд французского исследователя Ж. Дюбуа «Политический и социальный словарь во Франции в период 1869-1872 гг.» (1962 г.). Множество работ по этой тематике вышло и в других западных странах. Сложилась традиция, рассматривающая анализ понятий в качестве методологии, с помощью которой ученый упорядочивает и, если это возможно, совершенствует понятийно-категориальный инструментарий.
Показательно, что уже для Н. Макиавелли и Т. Гоббса отправной точкой служило положение о том, что представления о социальных и политических изменениях не только находят отражение в сознании, а затем и в языке, но и создаются сознанием с помощью языка. В трактате «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия» Макиавелли, в частности, провозгласил, что все люди в своих оценках событий «старого времени» и «нынешнего времени» по тем или иным причинам обладают заведомыми представлениями, определяющими их дальнейшие действия и мировосприятие. Эти представления постоянно меня' ются в течение всей человеческой жизни. У Гоббса в «Левиафане» мы также встречаем схожие положения о необходимости предваряющих знаний о мире при его познании. Это, согласно Гоббсу, значит: "… мысленная речь, если она направляется какой-нибудь целью, есть лишь искание или способность к открытиям".
Отправной посылкой в распространенной ныне на Западе методологии анализа понятий является постулат о том, что именно понятие определяет строй предложения, а не наоборот. Из такого подхода вытекает следующий ряд: анатомия, реконструкция и формулирование понятий. Речь идет о вычленении составляющих элементов данного понятия, т.е. его характеристик и свойств. Под реконструкцией понимаются перестановка и расположение этих элементов в упорядоченном и логически стройном виде. Формулирование понятий включает в себя выбор определения или определений на четких и ясных основаниях. С этой точки зрения, как говорилось выше, важно определить, какое именно содержание вкладывается в само понятие «политология».
Проблему для политологического анализа составляет многозначность понятий и терминов. Сложность языка состоит не только в множестве значений каждого отдельно взятого слова, но и в возможности смешения этих значений, неясности, какое значение в данный момент подразумевается. Это можно показать на примере понятия «идеология», с которым связаны самые разные смысловые ассоциации: идея, доктрина, теория, наука, вера, притворство, ценность, убеждение, миф, утопия, истина, познание, классовый интерес и т.п. Еще примеры с другими основополагающими понятиями и категориями политологии, такими как «власть», «политика», «свобода», «права человека» и т.д. Помимо многозначности, полисемии тех или иных понятий проблема состоит также в феномене синонимии, поскольку разные понятия могут означать одно и то же. Поэтому сами понятия «власть», «свобода», «демократия», «равенство» и т.д. нуждаются в тщательном исследовании, в установлении того, какое именно в них вкладывается конкретное содержание в конкретном контексте. Немаловажная проблема, стоящая перед политологом, состоит в том, чтобы разобраться и ориентироваться в разнобое, разночтении определений и формулировок различных категорий политологического исследования. Типичный пример тому политическая культура. По подсчетам специалистов, в настоящее время существует несколько десятков ее определений. Или же возьмем понятие «политика». В Оксфордском словаре приводятся четыре его значения, два из которых связаны с политикой как определенным видом деятельности, а два — как с объектом изучения и анализа. Здесь политика выступает, по сути дела, одновременно как теория, наука и вид практической деятельности. В целом четкость и определенность самого понятия «политическое» в значительной степени зависит от того, какое содержание вкладывается в понятия «государство» и «власть». В свою очередь, эти последние более или менее четко можно сформулировать через понятие «политическое» и т.д. Очевидно, что вопросы, связанные с языком и разработкой понятийно-категориального аппарата, занимают одно из центральных мест в политической науке.

21 Политические отношения и интересы

План:

Стр.

1. Место, специфика и роль политических отношений в

системе общественных отношений. 3

2. Политика и социальные интересы и потребности. 8

Литература 18

1. Место, специфика и роль политических отношений в системе общественных отношений.

Многообразные связи, складывающиеся между людьми в процессе их деятельности в различных сферах общественной жизни, принято называть общественными отношениями. Соответственно отношения, складывающиеся между людьми в связи с их участием в делах политически организованного сообщества, в государственных делах, называются политическими отношениями.

Как же возникают политические отношения и в чем их суть? Совершенно очевидно, что ответ на эти вопросы вытекает из определения государства. Обратимся в ответу, который дает на данный вопрос Макс Вебер. «Государство, — пишет Макс Вебер в работе „Политика как призвание и профессия“, — есть отношение господства людей над людьми, опирающееся на легитимное (то есть считающееся легитимным) насилие как средство». Как видно, данное определение в принципе не расходится с марксистским. Последнее лишь уточняет субъекты политических отношений — социальные классы.

Вопрос о причинах возникновения государства, его общественной роли и, следовательно, сущности политики также хорошо исследован, особенно марксистской политической мыслью. Напомним, что кроме марксистского, выдвинуто несколько иных объяснений происхождения государства. К числу основных из этих концепций относятся следующие:

теологическая (государство есть порождение божественной воли); патриархальная (государство является результатом исторического развития семьи; абсолютная власть монарха служит продолжением власти отца, патриарха в семье); договорная (государство возникло в результате договора между людьми); органическая (государство есть возникший естественным путем в ходе борьбы людей за выживание единый организм, в котором правительство выполняет функции мозга); психологическая (государство есть результат врожденной психической потребности людей подчиняться); концепция покорения (государств э есть форма господства победителей над побежденными).

Согласно марксистскому, или историко-материалистическому, подходу, государство возникает в результате общественного разделения труда, появления частной собственности и раскола общества на классы. Логически этот процесс может быть представлен следующим образом. С появлением разделения труда стало возможным производство излишков продукта, остающегося после удовлетворения первичных потребностей общества. Этот излишек приводит к социальным конфликтам, так как обладание им оспаривается различными лицами и группами. Те, кому удается распорядиться им по своему усмотрению либо вообще присвоить его в частном порядке, занимают господствующее положение по отношению к другим членам общества. Общество делится на конфликтующие социальные группы. В таких условиях и возникает государство. Раздираемое внутренними противоречиями общество уже не может обойтись без особой группы людей, выполняющей с помощью силы функции поддержания целостности сообщества. Социальная группа, деятельность которой образует новую отрасль разделения труда, становится самостоятельной, в том числе и по отношению к тем, кто ее уполномочил на выполнение данных функций. С этого момента вся жизнедеятельность людей осуществляется в рамках политически организованного сообщества, что и означает появление государства.

В книге «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Ф. Энгельс показал, как данный процесс осуществлялся на ранних этапах развития общества. В этой работе с позиций материалистического понимания истории рассмотрены результаты исследования первобытного общества, полученные американским ученым Льюисом Морганом (1818-1881). Приведем из нее небольшой отрывок, в котором содержится предельно сжатое изложение марксистского понимания сущности государства.

«Государство, — писал Энгельс, — есть продукт общества на известной ступени развития; государство есть признание, что это общество запуталось в неразрешимое противоречие с самим собой, раскололось на непримиримые противоположности, избавиться от которых оно бессильно. А чтобы эти противоположности, классы с противоречивыми экономическими интересами, не пожрали друг друга и общество в бесплодной борьбе, для этого стала необходимой сила, стоящая, по-видимому, над обществом, сила, которая бы умеряла столкновения, держала его в границах „порядка“. И эта сила, происшедшая из общества, но ставящая себя над ним, все более и более отчуждающая себя от него, есть государство». При всем дальнейшем расширении и усложнении общественных функций государства эта его изначальная суть — опирающееся на физическое насилие господство людей над людьми — остается неизменной.

Здесь необходимо отметить, что понимание государства как стоящей над обществом силы вовсе не является монополией марксизма. Оно очень распространено с самых древних времен. Да, господство, опирающееся на насилие, — это существенная черта государства любого типа. И это его свойство чаще и охотнее всего избирается при рассмотрении проблематики государственности. Однако, что касается специфики в понимании общественной роли государства, смысла применяемого им насилия, то в политической науке существуют два подхода.

Марксистская аналитическая традиция, как известно, признавая интегрирующую функцию государства, акцентировала внимание на том, что оно есть орган классового господства, орудие эксплуатации угнетенных классов, а другие аспекты его деятельности рассматривала в качестве вторичных. Из такого понимания государства вытекает, что свою объединительную функцию, т. е. задачу поддержания целостности общества, оно выполняет путем создания с помощью силы такого «порядка», который узаконивает и упрочивает угнетение одного класса другим. Такой подход к объяснению государства последовательно отстаивал В. И. Ленин.

Вместе с этим в политологии издавна развивается и другая традиция в понимании общественной роли государства. Она рассматривает государство как универсальную организацию, призванную обеспечивать оптимальную целостность общества путем налаживания сотрудничества всех его участников. Еще во времена, когда государство не отделяли от общества, назначение политики состояло в обеспечении жизни полиса как чего-то единого, целостного. Выдающиеся мыслители XIX в. специфику государства также видели в его объединительной функции. В наше время политика уже не сводится только к государству, но традиция видения основной роли государства в обеспечении целостности общества, организованного взаимодействия больших социальных общностей сохраняется и теперь. При таком понимании государства его объединительная функция состоит в побуждении участников социальных общностей к частичному или полному отказу от индивидуальных и групповых устремлений ради интересов сообщества.

Анализируя указанные подходы к пониманию государства и политики, известный французский социолог и политолог Морис Дюверже отмечает: «Политическая теория колеблется между двумя драматически противостоящими интерпретациями политики. В соответствии с одной политика является конфликтом, борьбой, в которой те, кто обладает властью, обеспечивают себе контроль над обществом и получением благ. В соответствии с другой точкой зрения политика представляет из себя попытку осуществить правление порядка и справедливости. Первое понимание служит сохранению привилегий меньшинства за счет большинства. Вторая означает обеспечение интеграции всех граждан в сообщество».

Чтобы обобщить сказанное, попытаемся ответить на вопросы, как же следует оценивать роль государства: как всеобщую организацию или как комитет по управлению делами одного класса за счет подавления интересов других? Или, может быть, эти две традиции в понимании государства совместимы, отражают диалектические стороны одного и того же сложного явления?

Нам представляется ответ следующим. Во всех случаях государство выступает гарантом целостности сообщества людей. Однако выполнение государством данной роли сопряжено с двумя внутренне противоречивыми аспектами его деятельности. С одной стороны, деятельность государства подчинена реализации общих интересов и потому оно действительно есть орган целого. С другой стороны, эту свою функцию государство способно выполнять лишь при условии использования им общества как средства обеспечения своего собственного существования. Данный аспект деятельности государства неизбежно предполагает применение его и как орудия реализации интересов одних социальных групп за счет ущемления интересов других. В различные периоды общественного развития на передний план выступают либо первая, либо вторая стороны деятельности государства, но во всех случаях его классовость не исчезает, а действует как сторона, как момент государственности наряду с выполнением общенациональных задач.

Таким образом, сущность политических отношений состоит в том, что это отношения, возникающие между участниками социальных общностей в ходе реализации ими своих индивидуальных, групповых и общих интересов и требующие использования средств государственного подчинения. В этом своеобразие политических отношений в сравнении с другими видами общественных отношений, их специфика как формы деятельности, организации людей. Всякая общественная проблема приобретает политический характер, если она связана с интересами социальных групп или общества в целом и требует для своего решения использования средств подчинения, в качестве которых выступает государство.
    продолжение
--PAGE_BREAK--
Соответственно и политику в собственном смысле слова можно определить как сферу деятельности, связанную с реализацией потребностей и интересов индивидов, социальных групп, классов, наций, общества в целом, ядром которой являются завоевание, удержание и использование государственной власти" Любая политика, в конечном счете, есть взаимодействие между людьми, сопровождающееся их размежеванием и консолидацией по поводу обладания властью. И именно потребности и интересы людей, социальных групп побуждают их участвовать в политике, бороться за овладение средствами власти. Об этом хорошо сказал В. И. Ленин: «Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов». Это высказывание сегодня, пожалуй, можно лишь дополнить следующими словами: интересы тех или иных лиц, социальных групп, слоев, классов, наций, народов.

СУБЪЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОЩЕНИЙ С понятием «субъект» мы будем иметь дело на протяжении всего курса, поэтому напомним его общенаучное значение. Под субъектом понимается носитель предметно-практической деятельности, обладающий сознанием, а также самосознанием (осознанием самого себя) и в связи с этим — способностью к осмысленному, целенаправленному действию. Иными словами, признаками субъектности кого-либо являются обладание самосознанием, осознанной целью, способностью к действию по ее реализации. В философии представители одних направлений в качестве субъектов признают только человеческие индивиды, сторонники других направлений -как индивиды, так и их различные общности. Мы исходим из того, что носителями предметно-практической деятельности выступают как индивиды, так и социальные группы, общности, их объединения, которые будем называть социальными субъектами

Соответственно всякая социальная единица, будь то отдельная личность или социальная организация, группа или крупная общность людей, имеющая осознанный специфический интерес и стремящаяся для его удовлетворения овладеть средствами государственного подчинения или оказывать влияние на деятельность тех, кто ими владеет, выступает в качестве субъекта политических отношений или политической (социально-политической) силы.

Данное определение требует некоторого дополнительного пояснения. Субъектами политических отношений могут реально выступать только такие социальные единицы, которые способны относительно самостоятельно действовать, участвовать в политике, т. е. имеют для этого соответствующую мотивацию и обладают необходимыми знаниями, умениями и возможностями. Применительно к отдельному индивиду или общественной организации это условие представляется достаточно очевидным. Что касается крупной общности (например, класса), то она становится субъектом политики в том случае, если осознает себя имеющей специфический интерес общностью и самоорганизуется для борьбы за свои права и интересы. Именно благодаря организационным структурам общности, являющимся необходимым инструментом для выражения и представления интересов и устремлений ее членов, крупная общественная группа становится субъектом политики, или социально-политической силой.

Понятно, что субъекты политики чрезвычайно разнообразны. Перечислим основные, разделив их на две группы.

К первой группе субъектов политики относятся объективно существующие основные социальные общности и единицы. Это — народ, классы, нации, народности, социальные, территориальные, религиозные, профессиональные и демографические группы, наконец, индивиды. Каждый из этих социальных субъектов обладает своим специфическим интересом, который и побуждает к участию в политике. Их называют первичными субъектами политики.

Вторую группу субъектов политики образуют социальные институты и организации, которые формируются людьми и их общностями с целью участия в политике. Они называются политическими институтами, к которым обычно относят: органы государства, политические партии, общественные организации и движения. Все они вторичны по отношению к субъектам политики первой группы, так как создаются для выражения политических интересов различных социальных групп, классов, наций, народов.

Очевидно, что различные социальные субъекты неравноценны в качестве политической силы. Например, ни один индивид не может играть в политике ни более весомую, ни даже такую же роль (как по форме, так и по существу), как общественный класс или политическая партия. Как нам представляется, в качестве основных субъектов политики можно признать общественные классы, нации и народы. Именно интересы и степень активности данных общностей определяют силу, общественное значение, перспективу и результаты разрешения социальных противоречий. Интересы всех других сил, непосредственно действующих в политике, подчинены интересам указанных общностей и координируются с ними.

2. Политика и социальные интересы и потребности.

Анализ интересов имеет важное значение для того, чтобы ответить на принципиальные для понимания политики вопросы: почему люди включаются в политическую борьбу? каковы мотивы и стимулы их деятельности в этой области? чем обусловлена поддержка людьми одних лидеров и их идей и критика других? Перечень этих вопросов можно продолжать до бесконечности, ибо нет такого политического вопроса, который не был бы связан с интересами.

Интересы часто называют движущей силой, «мотором» деятельности людей. В полной мере это относится и к интересам политическим. Посмотрим, как они возникают, как образуется их движущая сила. Основой интереса является положение социального субъекта (класса, нации, группы) в системе общественных отношений. Оно воспринимается людьми через жизненно важные факторы: характер и условия труда, размер и способ получения вознаграждения, социальную защищенность, условия и образ жизни и т. д. Каждая социальная группа имеет свое положение в системе общественных отношений, которое и обусловливает возникновение ее интересов.

Социальные субъекты находятся в постоянном взаимодействии, их жизненное положение испытывает мощное влияние со стороны общества, которое носит двоякий характер. Либо положение людей подвергается опасности, ухудшается, дестабилизируется, либо, напротив, оно открывает перед ними новые возможности улучшить свою жизнь, повысить престиж и т. п. Из этого взаимодействия и рождается интерес. Его можно определить как стремление субъекта изменить, улучшить или сохранить, укрепить свои жизненные условия и положение с помощью социальных средств. Конкретно интерес проявляется как стремление людей к определенным ценностям, институтам, процессам, связям, нормам, к специфическому отношению к действительности.

Здесь возникает вопрос: с помощью каких способов и средств можно удовлетворить это стремление, этот интерес? Если при помощи политических средств — давлением на правительство, изменением государственной политики, участием в парламенте, поддержкой партий, лидеров и т. д. •- то речь идет о политическом интересе. Политические интересы, таким образом, это специфическое проявление многообразных по своему содержанию неполитических интересов. Например, рост слоя предпринимателей может происходить исключительно на экономической основе. Однако рано или поздно этот рост начнет упираться в ограничительные законы либо в отсутствие необходимых правовых гарантий предпринимательства. Бизнес заинтересован в определенной финансовой, кредитной, налоговой и т. д. политике государства. Он делает свой выбор в политике, начинает поддерживать те партии, тех депутатов, лидеров, то правительство, которые способны материализовать его стремления в политике и законодательстве.

Итак, основой политических интересов является зависимость положения субъекта от сферы политики. Сам политический интерес — это стремление изменить это положение с помощью политических средств. Содержание же конкретных политических интересов многообразно, ибо оно зависит от самого субъекта, от конкретно-исторических условий, от взаимосвязи с другими субъектами и т. п.

Чтобы интересы превратились в побудительные силы человеческой деятельности, они должны быть осознаны людьми. Процесс осознания интересов можно представить в виде следующей упрощенной схемы. Импульсы, порождаемые интересом, отражаются в виде чувств, настроений людей, в их эмоциональном отношении к лидерам, государственным институтам, партиям и т. п. Потребность действовать требует более или менее четкого определения целей и средств их достижения. Это, в свою очередь, происходит через оценку ситуации с помощью норм, ценностей, принципов, которым привержены люди, через поиск идей, концепций, теоретических аргументов, дающих ответы на возникшие вопросы. Осмысление интересов происходит через борьбу мотивов, столкновение идей, сложный и напряженный выбор целей, и средств. Таким образом, практически осознание интересов выглядит как их осмысление с помощью уже имеющихся в политической культуре страны «идеологических рецептов», как более или менее свободный поиск и выбор духовных ориентиров и аргументации.

Огромное значение в осознании и четком формулировании политических интересов социальных общностей имеет «идеологический посредник». На эту роль успешно претендуют все непосредственные субъекты политики — государство, партии, движения, группы давления, лидеры, использующие для этого пропагандистский, агитационный, идеологический аппарат, прежде всего средства массовой информации. Конечно, влияние «идеологического помощника» может быть как положительным, так и негативным. Но в любом случае в этой деятельности большое место занимают всевозможные способы и методы манипулирования общественным сознанием, спекуляции на традициях, чувствах, психологических особенностях людей. Их смысл сводится к одному — к увязыванию объективных интересов с теми целями, ориентирами, средствами, в которых заинтересованы субъекты политики. Например, с помощью пропаганды и агитации недовольство людей ходом реформ можно направить против правительства или против оппозиции, против устоев политического режима и наоборот — против критиков этих устоев.

Поскольку политика есть концентрированное выражение всех сторон общественной жизни, постольку политический интерес интегрирует в себе коренные общеклассовые интересы. Это означает, что без его учета нельзя понять поведение ни одного класса, ни одной социальной группы. Осознание людьми своих личных и даже ближайших общих интересов (экономических, например) еще не организует классы в самостоятельную политическую силу. Только политический интерес становится показателем их социальной зрелости.

Однако общность интересов не предполагает потерю личностью своей индивидуальности. Интерес- это когда для себя и для других. Точнее, пожалуй, — для других через себя. Ибо только при таком понимании его общности интерес выступает гарантией реализации заложенного в каждом человеке творческого потенциала, способности класса внести свой вклад в социальный прогресс — приблизить Человека к обществу, в котором «свободное развитие каждого является условием свободного развития всех».

Сложившийся политический интерес (мысленное предвосхищение результатов его удовлетворения) выступает как определенная цель, достижение которой осуществляется в ходе политической, классовой в целом борьбы. Он служит исходным фактором обоснования политики, истоком научного управления социальными процессами, позволяет соотнести интересы классов и выяснить место каждого из них в социальном прогрессе.

Политический интерес не существует вне класса. Однако порождается он не сознанием (хотя и является осознанием потребностей), а его объективным положением в обществе. Политический интерес возникает на базе экономического интереса, но не сводится к нему. Содержанием политического интереса выступает необходимость (потребность) завоевания политической власти. Это связано с особой ролью государства в обществе, призванного защищать интересы экономически господствующего класса. Потому, не свергнув старую власть, нельзя устранить порядки, которые она защищает; не утвердив новый тип государства, нельзя перейти к более прогрессивному общественному строю. И пока класс не осознал такой зависимости, у него нет перспективы стать господствующим. Не случайно политические интересы приобретают первенствующее значение, особенно в периоды революций.

Понимание необходимости завоевания последней приходит к классам не сразу. Причем имущие классы быстрее, чем неимущие, осознают свои политические интересы. Этому способствует не только классовый инстинкт (сохранение собственности, господствующего положения в обществе), но также их идеология, которая обычно оформляется раньше идеологии угнетенных классов. Пройдет немало веков, одно за другим будут вспыхивать и гибнуть народные восстания, не освященные политической целью, прежде чем у первого из трудящихся классов — пролетариата — сложится понимание необходимости завоевания своей власти, появится своя идеология, обосновывававшая не только цели его борьбы, но и пути их достижения.

Близкими политическими партиями по функциям и средствам воздействия субъектами политического процесса являются группы интересов. Эти группы формируются на основе осознания людьми необходимости совместной деятельности для реализации своих интересов. В современной политологии группы интересов определяются как добровольные объединения, формирующиеся с целью выражения и отстаивания политически значимых интересов входящих в них людей во взаимоотношениях с государством и другими политическими институтами.

В современном демократическом обществе существует множество различных добровольных объединений людей. Основанием группирования интересов могут быть экономические, социальные, культурные, этнические, религиозные, идеологические потребности. В качестве примера таких групп можно назвать профсоюзные объединения, объединения предпринимателей, общества потребителей, экологические движения, женские, молодежные и иные ассоциации, внегосударственные культурно-просветительские организации, благотворительные общества и т. д.

Основное предназначение групп интересов, также как и политических партий, состоит в агрегации и артикуляции интересов. В этих группах происходит согласование множества частных требований граждан и социальных групп, оформления этих первоначально расплывчатых взглядов и мнений в конкретные требования, выработка на их основе общепризнанных целей деятельности организаций.

Существуют множества средств и способов доведения группами интересов своих требований до властных структур. Одни из них используют экономические рычаги, в том числе и такую популярную в современной России форму как забастовка. Другие действуют менее заметно — в коридорах власти. Наиболее распространенной формой воздействия групп интересов на органы власти является лоббирование. В развитых странах Запада лоббисты представляют собой штат высококвалифицированных специалистов, способных собрать необходимую информацию и склонить органы власти к принятию решения в пользу той группы, интересы которой они представляют. Лоббисты добиваются финансовых выгод или иных льгот для своих клиентов. Часто лоббисты выполняют роль посредников в разного рода сделках между группами интересов и политическими деятелями, в том числе законодателями и членами правительства, тем самым оказывая существенное влияние на формирование политического курса страны.

Отсюда следует, что наряду с агрегированием и артикуляцией интересов важной социальной функции групп интересов является информирование органов, принимающих политические и административные решения. И хотя предоставляемая ими информация чаще всего бывает односторонней, ориентированной в соответствии с интересами данных групп, деятельность множества таких групп позволяет властным структурам познакомиться со всем спектром общественного мнения на ту или иную проблему. И это, без сомнения, способствуют повышению эффективности деятельности власти, которая познакомившись с общественным мнением, может проводить политический курс, отвечающий реальным потребностям граждан.

Артикулирование, агрегирование и информирование властных структур о многообразных интересах граждан и социальных групп свидетельствует об общности социальной роли групп интересов и партий в политической системе общества. Но наряду с общим между этими субъектами политического процесса имеются два существенных отличия. Первое — политические партии в качестве важнейшего средства отстаивания интересов считают завоевание власти в государстве. Группы интересов не ставят перед собой такой цели. Они отстаивают интересы своих членов, оказывая влияние на властные структуры.

Второе — политические партии, как правило стремятся к расширению своей социальной базы и объединяют в своих рядах людей с разнообразивши интересами и ориентациями. Специализированные же группы интересов организуются для того, чтобы защитить частные (особенные) интересы своих членов.

В политологии сложилась разветвленная типология групп интересов, учитывающая разнообразные формы их строения и виды деятельности.

Характер происхождения и степень организованности позволяет разделить группы интересов на анемические и институциональные.

Анемические группы возникают стихийно и стихийно распадаются. Они чаще всего недолговечны, слабо организованы и отношение их с органами власти носят нерегулярный характер. Примером анемических групп являются стихийно возникшие группы участников митингов, демонстраций, других акций протеста. Нередко их действия принимают форму насильственных действий.

В противоположность им существуют многочисленные институциональные группы — формальные объединения с четко выраженной организационной структурой, устоявшимися функциями и профессиональным кадровым аппаратом (профсоюзы, церкви и т. д.) Относительная жесткость организационных структур позволяет этим группам оказывать существенное влияние на органы власти. Такие группы называют еще группами давления.

Близкой по принципу является классификация групп интересов на неассоциативные и ассоциативные группы:

Неассоциативные. Это неформальные группы часто не имеющие четкой организационной структуры. Примером такого типа групп интересов могут служить многочисленные общественные движения. Они не имеют ни уставов, ни структуры, ни формального членства, ни четких численных границ; в них участвуют сотни, тысячи и больше людей, поэтому затруднительно бывает с точностью до единицы установить число участников. Связь, существующая между участниками движения, носит по преимуществу идейный характер, но в отличие от ассоциативных организаций она не дополняется постоянной организационной связью. Организационные формы его проявления носят эпизодический характер. Это — митинги, демонстрации, обращения. И хотя массовые движения создают, как правило, свои руководящие органы, эти органы избираются не «членами» движения (таких формальных членов не существует), а представителями общественности — представителями различных общественных организаций, выражающих политические настроения индивидов и их готовность участвовать в проведении в жизнь определенной конкретной цели (например, идеи мира).

Движения могут быть длительными и кратковременными. Чаще всего они самоликвидируются, свертываются после достижения цели, ради которой возникли.

Ассоциативные группы интересов обладают высоким уровнем специализации и организации (добровольные организации, специализирующиеся в выражении интересов, например, профсоюзы, объединения предпринимателей, этнические ассоциации и др.). Ассоциативным объединениям свойственны следующие признаки:

а) формальное организационное единство (официальный характер создания группы), обязательная добровольность объединения. Организация как формальная группа определяется системой предписаний, позиций и ролей, нормативно зафиксированных и определяющих разделение труда и координацию действий организации в целом и ее членов. Общественная организация руководствуется в своей работе совместно разработанными их членами особыми документами — уставами;

б) преднамеренность их создания (сформированы с определенной, заранее установленной целью);

в) устойчивость состава и структуры, связей между членами.

Из множества существующих можно выделить следующую классификацию ассоциативных организаций:

1) организации, опирающиеся на принцип добровольного членства лиц, заинтересованных в реализации определенных целей (профессиональные, молодежные и т. д.);

2) организации, создаваемые с целью поддержки определенных программ или даже лиц.

Функционирование ассоциативных организаций предполагает их подзаконность, выражающуюся в регистрации их и в возможности государственных органов осуществлять необходимый контроль за их деятельностью. Известно несколько порядков образования добровольных организаций: разрешительный, регистрационный, заявительный.

При разрешительном порядке для создания объединения необходимо предварительное согласие на то государственного органа и акт, разрешающий создание объединения, имеет учредительный характер.

При регистрационном порядке созданная организация в установленном правовой нормой порядке подлежит регистрации в государственных органах, где проверяется законность ее целей. Акт регистрации считается актом учреждаемого значения.

При заявительном порядке граждане, желающие создать объединение, ставят в известность об этом государственный орган. Если орган сочтет, что условия создания объединения, установленные заранее общей правовой нормой, соблюдены, то он не принимает никакого решения и по истечении определенного срока объединение считается созданным. Если предписанные нормой условия объединения не выполнены, то принимается решение, запрещающее объединение.

Основой еще одной типологии является различие в общественных сферах деятельности. Выделяется пять типов групп интересов:

1) организованные группы в экономической сфере и в сфере трудовых отношений (предпринимательские ассоциации, союзы потребителей, профсоюзы);

2) организованные группы в социальной сфере (объединения ветеранов, общества инвалидов, благотворительные союзы);

3) организованные группы в сфере досуга и отдыха (спортивные союзы, союзы филателистов и т. д.);

4) организационные группы в сфере религии, науки и культуры (секты, церкви, научные ассоциации, союзы художников, писателей, артистов и т. д.);

5) организованные группы в политической сфере (экологические движения, движения за мир, за права женщин, национальных

меньшинств и т. д.).

Важнейшую роль в государствах с функционирующей рыночной экономикой выполняют такие группы интересов, как предпринимательские союзы и объединения. В различных странах вышеуказанные группы отличаются друг от друга формами связи между собой и с различными государственными органами, специфическими методами деятельности внутри страны и на международной арене, объемом выполняемых ими функций, особенностями политического спектра различных ассоциаций и выражаемых ими политических воззрений.

Практически каждый союз и объединение имеет хорошо развитую структуру. Она включает в себя руководящие органы данных союзов и объединений (советы, правления и др.), различные региональные отделения, отделы, компоненты. Например, в структуре Комитета экономического развития США, помимо правления организации (главы ведущих корпораций и банков страны, ведущие представители делового и научного мира — 200 человек) имеется также 12 различных комитетов и подкомитетов. Они занимаются выработкой рекомендаций правительственным органами организациям по вопросам национальной обороны, развития ядерной энергетики, отношение с профсоюзами, борьбы с безработицей, бездомностью, инфляцией и т. д.

Наряду с предпринимательскими союзами и объединениями важные политические функции в политической системе общества выполняют и другие ассоциации крупного бизнеса. В их числе можно назвать, в частности, создаваемые совместными усилиями предпринимателей многочисленные исследовательские и пропагандистские организации. Например, Совет по рекламе, который осуществляет свою деятельность в США и имеет целью воздействие на общественное мнение в благоприятном для деловых кругов направлении.
    продолжение
--PAGE_BREAK--


Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный реферат Вы можете использовать для подготовки курсовых проектов.

Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем реферат самостоятельно:
! Как писать рефераты
Практические рекомендации по написанию студенческих рефератов.
! План реферата Краткий список разделов, отражающий структура и порядок работы над будующим рефератом.
! Введение реферата Вводная часть работы, в которой отражается цель и обозначается список задач.
! Заключение реферата В заключении подводятся итоги, описывается была ли достигнута поставленная цель, каковы результаты.
! Оформление рефератов Методические рекомендации по грамотному оформлению работы по ГОСТ.

Читайте также:
Виды рефератов Какими бывают рефераты по своему назначению и структуре.

Сейчас смотрят :