Реферат по предмету "История экономических учений"

Узнать цену реферата по вашей теме


Т. Мальтус

Министерство образования Российской Федерации Филиал государственного образовательного учреждения Высшего профессионального образования Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов в г. Пскове Контрольная работа по истории экономической мысли Общая характеристика теорий народонаселения и реализации продукции Т.Мальтуса Выполнил студент 2 курса Заочного отделения зачетной книжки


Преподаватель г.Псков 2004 год Содержание 1. Введение 2. Глава I. Основные этапы биографии. 3. Глава II. Опыт о законе народонаселения Часть 1. Проблема перенаселения. .8 Часть 2. Экономический смысл теории народонаселения. 4. Глава III. Теория прожиточного минимума и заработной платы 5. Заключение 6. Список использованной литературы .27


Введение В большинстве учебников экономики о Томасе Мальтусе написано весьма скромно и складывается устойчивое представление о чуть ли не средневековом клерикальном мракобесе, призывавшим уничтожать несчастных бедняков в угоду материальному благополучию обеспеченных слоев общества. Остается лишь поражаться тому, насколько прилипчивы и неистребимы ярлыки. Безумно обидно, что из всего творческого наследия


Мальтуса, включающего в себя интереснейшие произведения в т.ч. Основания политической экономии, Замечания на хлебные законы, Определения в политической экономии, Природа и возрастание ренты, Мерило ценности, большинство знакомо только с тезисом о необходимости ограничения роста народонаселения, т.к. средства существования людей в силу действия закона убывающего плодородия почвы не могут возрастать


быстрее, чем в арифметической прогрессии, в то время как население растет в геометрической прогрессии. Стоит начать с заглавия Опыта о законе народонаселения. Скандально известная работа, чье первое издание увидело свет в 1798 г называлась несколько иначе Опыт о законе народонаселения и о том, как он воздействует на будущее улучшение общества, с замечаниями пол поводу идей г-на Годвина, маркиза де Кондорсе и других авторов.


Это был памфлет, это была полемика, в первую очередь, с Уильямом Годвином, автором сочинения Политическая справедливость, навеянного идеями французского Просвещения и мало что общего имеющая с политической экономией в принципе. Пастор У.Годвин 1756-1836, английский политический деятель и представитель утопического социализма выступал с проектами социального переустройства общества, в частности, за отмену частной собственности


как источника всех зол, в том числе и несправедливого распределения доходов. По мнению Годвина, богатства хватило бы на всех, если бы оно распределялось равномерно. Согласно Годвину, институт государства несовместим с благом отдельных граждан, а противоположностью ему служит идеальный строй полного равенства и свободы. Возможность достижения описываемой утопии Годвин видел в том, что экономическое развитие - суть непрерывное


улучшение человеческого общества. И.И.Агапова История экономических учений, М.2000 г Действительность же выглядела несколько иначе. Англия. Конец XVIII века. Промышленная революция. Череда изобретений в области техники и механики. Открытие залежей полезных ископаемых. Бурное развитие национальной промышленности. Все это, как известно, привело к разрушению прежних экономических


устоев, основанных на цеховых законах, которые давали ремесленникам определенное покровительство и обеспеченный заработок. Нужды новой для того времени экономики привлекли в промышленные центры массы рабочих рук, оторванных от земледелия или освободившихся вследствие упадка ремесел. Вслед за непродолжительным периодом высокой заработной платы наступила эпоха падения цен на труд. Следует также вспомнить неурожай 1795 года, когда продукты первой необходимости невиданно подорожали,


народ голодал и не скрывал своего неудовольствия. Выход просто не просматривался. Питт предлагал реформу законов о бедных, другие говорили о невежестве простого народа, третьи предлагали устроить рабочие союзы, четвертые требовали субсидий семейным рабочим, пятые всю вину сваливали на свободу торговли. И это далеко не весь спектр мнений. Какое уж тут всеобщее благоденствие Оспаривая взгляды


Годвина, и доказывая неосуществимость его системы полного равенства, Мальтус указывал на наличие у людей неистребимого стремления к воспроизведению себе подобных. Увеличивающееся население, создавая новые рты, постоянно и неизбежно понижает уровень благосостояния всего народа. Только нищета и преступления сдерживают рост населения на уровне имеющихся запасов пищи. Бессмысленно видеть в политической реформе спасение от того зла, которое порождено неустранимыми законами


экономики и, в первую очередь, природы. Мальтус указывал на перенаселение, как основную причину экономических катаклизмов того периода. Просто и понятно. Общество было готово к восприятию такого лаконичного объяснения. Вместе с тем, сам Мальтус не считал, что ограничение населения - есть рецепт достижения экономического процветания это весьма сомнительная заслуга его последователей. Да, он указывал на существование ограничителей превентивных поздние браки и воздержание как до, так


и после и поствентивных высокая смертность, связанная с болезнями, войнами или голодом. Но это по Мальтусу - не руководства к действию, а факторы, балансирующие макроэкономическое равновесие для последнего, чтобы быть точным, автор использовал термин порядок и гармония. Первое издание Опыта в дальнейшем было неоднократно переработано. Мальтус, осознавая несовершенство своего творения весьма вольную манеру изложения и недостаток фактического


материала, начал скрупулезный сбор данных, которые позволили бы ему обосновать выдвигаемые тезисы. Фактически Мальтус заложил основы современной экономической демографии. Это была не только первая попытка систематизации данных о населении развитых стран и исследования его динамики, но и объединение в рамках единой теории экономических и демографических аспектов, которые в равной степени должны учитываться при прогнозировании.


Репутация Мальтуса некоторым странным образом в значительно большей степени зависит от собственной политической и экономической позиции читателя или исследователя, чем от самого Мальтуса, точнее говоря от текста Опыта, не читанного многими как критиками, так и сторонниками, то есть персонаж этот весьма легендарный и мистический. В области теории развития населения Мальтус стоит вне конкуренции, рядом с ним просто никого нет, он


так же является одним из наиболее влиятельных экономистов, а также одним из немногих представителей гуманитарного знания, оказавшим существенное влияние в естественных науках Дарвин, создатель эволюционной теории, был его большим поклонником, считая заимствованную у Мальтуса борьбу за существование основным элементом своей концепции. Мальтус дал имена таким направлениям как мальтузианство и неомальтузианство, а также заложил основы


экологии, ее дилеммы хищник-жертва. Глава I. Основные этапы биографии. Томас Роберт Мальтус Malthus родился 14 февраля 1766 года недалеко от Доркинга графство Суррей. Отец его был личностью незаурядной занимался науками, дружил и переписывался с виднейшими мыслителями того времени Дэвидом Хьюмом и Жан-Жаком Руссо. Последний ратовал, среди прочего, за домашнее обучение, и


Дэниел Мальтус, будучи страстным его поклонником, решил нанять для своего сына частного преподавателя ректора расположенного поблизости небольшого колледжа. Затем, благо до знаменитого Кембриджа было рукой подать, Томас поступил в одно из тамошних заведений Jesus College Джесус-колледж Кембриджского университета и в 1788 году окончил его.


Как младшему сыну Т.Мальтусу по обычаю предназначалась духовная карьера. Потому неслучайно, что, закончив колледж, он принял духовный сан. В 1793 году получил ученую богословскую степень. В 1797-1803 годах исполнял обязанности викария одного из приходов графства Суррей. В то же время молодой Мальтус, всегда тяготевший к науке, с 1793 года стал одновременно преподавать в колледже.


При этом все свое свободное время он целиком посвящал исследованию захватившей его еще в юношеских беседах и дискуссиях с отцом проблемы взаимосвязи экономических процессов с природными явлениями. В 1805-1834 году принимает предложение стать профессором кафедры современной истории и политической экономии в колледже Ост-Индской компании, где исполнял также обязанности священника. Из основных этапов биографии Мальтуса немаловажно указать на тот факт, что женился он довольно поздно,


в 39 лет, и имел трех сыновей и одну дочь. Умер Томас Мальтус 23 декабря 1834 года. Главный труд Томаса Мальтуса эссе с изложением теории народонаселения. Биографы утверждают, что оно было написано после жаркого спора ученого с отцом. Дэниел Мальтус отстаивал почерпнутую у Руссо идею совершенного общества, которое должно было состоять из улучшенных людей, а Томас Мальтус, больше всего уважавший факты, разрушал все его полемические построения,


напирая на цифры можно сказать, выступал с позиций социологии. Такая аргументация показалась отцу столь яркой и убедительной, что он посоветовал сыну изложить все это на бумаге. Первое издание книги под названием Опыт о законе народонаселения и о том, как он воздействует на будущее улучшение общества, с замечаниями по поводу идей г-на Годвина, маркиза де Кондорсе и других авторов вышло анонимно в 1798 году.


Автор, неженатый молодой пастор будущий ученый экономист Т.Мальтус вызвал на себя неисчислимые нападки. Во многом по данной причине, а точнее, для улучшения своего произведения он в течение 1799-1802 гг. совершает путешествие по ряду государств Европы. И спустя пять лет, на этот раз под своим именем, в 1803 году увидело свет второе и, что называется, дополненное издание книги вдвое большее по объему.


Не только второе, но и последующие издания были существенно обновлены и расширены, в том числе историческими экскурсами, критическим анализом трудов других авторов. В итоге, в отличие от формы краткого памфлета в первом издании, во всех остальных книга представляла собой обширный трактат. При первом издании закона Мальтусу в значительной степени оставались неизвестны даже самые простые факты о населении не только других стран, но и


Англии. Так он полагал население Англии равным 7 млн, а перепись 1801 дала результат в полтора раза больший, почти 11 млн. При подготовке второго издания он учел не только материалы проведенной переписи, но и текущего церковного учета, сопоставимые данные по другим странам также были существенно улучшены. Таким образом, анализ полученной информации привел Мальтуса к необходимости перенести ядро аргументации в случае


Англии и Европы на превентивные ограничители. Всего при его жизни вышло шесть изданий нарастающим раз за разом тиражом. Правильность научного предвидения Т.Мальтуса оказалась очевидной, прежде всего потому, что обоснованная им теория народонаселения, популярности которой благоприятствовало многократное переиздание Опыты о законе народонаселения, стала неотъемлемой частью методической базы, как это признавали они


сами, и Чарльза Дарвина, и Давида Рикардо, и многих других ученых с мировым именем. Продолжая научные изыскания в 1815 году Т.Мальтус издал еще одно произведение, первые слова, названия которого повторяют заголовок знаменитого Богатства народов А.Смита, им стала книга Исследование о природе и возрастании земельной ренты. В данном сочинении Т.Мальтус, исходя из естественной природы ренты, пытался раскрыть механизм ее формирования


и роста, обосновать значение этого вида доходов в реализации произведенного обществе совокупного продукта. Однако окончательное суждение о ренте и некоторых других проблемах экономики он высказал несколько позднее, в 1820 году. В тот год Мальтус выпустил свой главный в творческом отношении труд Принципы политической экономии, рассматриваемые в расчете на их практическое применение, который в теоретико-методологическом плане не имел существенных отличий от изданных тремя годами ранее знаменитых


Начал политической экономии его друга Давида Рикардо. Обращает на себя внимание то, что критиками творчества Т.Мальтуса, как правило, замалчивается или упоминается вскользь сам факт многолетних дружественных отношений и научных контактов между ним и Д.Рикардо. В лучшем случае их дружба и сотрудничество преподносятся как нечто случайное, обусловленное идейными спорами и разногласиями разных по призванию коллег.


Между тем, Т.Мальтус и Д.Рикардо имели немало общих суждений по социально-экономическим и общественным проблемам. Глава II. Опыт о законе народонаселения Часть 1. Проблема перенаселения. В книге первой Т.Мальтус определяет закон народонаселения как проявление во всех живых существах постоянного стремления размножаться быстрее, чем это допускается находящимся в их распоряжении количеством пищи. И именно исследованию последствий этого великого и тесно связанного


с человеческой природой закона, действовавшего неизменно со времени происхождения обществ, Мальтус посвящает свой труд Опыт о законе народонаселения. Особенно отчетливо позиция Мальтуса обнаруживается в полемике с пастором У.Годвином. Годвин считал, что или наука сумеет найти неограниченные ресурсы для обеспечения народонаселения продовольствием, или человеческий разум сможет ограничить, обуздать увеличивающийся рост населения.


Но вс же основным их постулатом была святая вера в то, что какие бы проблемы не стояли перед человечеством, будь то перенаселнность или истощение ресурсов, люди всегда найдут решение и ключ к бесконечному процветанию. Согласно обычному ходу дела, как в области истории учений, так и в области фактов такой ярый оптимизм неизбежно должен был вызвать реакцию. Она не заставила себя ждать и появилась в форме Опыта о законе народонаселения Мальтуса. Как уже упоминалось выше, по мнению


Годвина, богатства хватило бы на всех, если бы оно распределялось равномерно. Да, соглашается Мальтус, если все национальное богатство разделить поровну, бедность действительно исчезнет. но только на момент. Достаток пищи для всех снимет все преграды для размножения. Это вызовет неограниченный рост населения, далеко выходящий за пределы возможности его прокормить. Возникнет такой голод, которого еще не было. Воцарится беспросветная нужда, чувство взаимной любви


исчезнет, дурные страсти вновь обнаружатся, проснется присущий людям инстинкт самосохранения, и личный интерес станет опять царить между людьми, заглушая всякие другие побуждения И.И.Агапова История экономических учений, М.2000 г. Следовательно, проблема бедности никак не связана с социальной системой. Особую остроту этой полемике придавал тот факт, что, как и


Годвин, Мальтус являлся священником, выполняя эти обязанности даже после того, как получил кафедру профессора современной истории и политической экономии в колледже Ост-Индской компании. По поводу вышеуказанных утверждений, что прогресс человеческого рода к богатству и к счастью бесконечен и что опасность, как бы не наступило время, когда будет на земле слишком много людей, химерична или, во всяком случае, отодвигается в такое далекое будущее, что едва ли стоит беспокоиться,


по поводу всех этих утверждений Мальтус отвечает, что, как раз, наоборот, в этом именно и заключается почти непреодолимое препятствие, и не в отдаленном будущем, а в настоящее время, сейчас, и во всякое время оно висит над головой, тормозит прогресс человеческого рода, это скала Сизифа, которая постоянно грозила падением и разрушением. Природа вложила в человека инстинкт, который, будучи предоставлен самому себе, обрекает его в жертву


голоду, смерти и порокам. От этого инстинкта страдают люди, не зная причины своих страданий, которая дала бы им в руки ключ к истории обществ и их бедствий. Все, даже лица, совершенно незнакомые с социологическим исследованием, знают незабвенные формулы Мальтуса, согласно которым, с одной стороны, с ужасающей быстротой происходит рост предоставленного самому себе населения, а с другой относительно медленно умножаются средства пропитания.


Поэтому Мальтус представляет рост населения геометрической прогрессией, т. е. рядом цифр, последовательно растущих от умножения на какую-нибудь одну цифру, и он берет простейший ряд, каждый член которого вдвое больше предыдущего. А рост производства он представляет арифметической прогрессией, т.е. рядом цифр, последовательно увеличивающихся от приложения одной какой-нибудь цифры, и он берет простейший ряд, именно ряд целых цифр. Таким образом, у него получается 1 2 4 8 16 32 64 128 256 1 2 3 4 5 6 7 8 9


Эту концепцию впоследствии назовут законом убывающего плодородия земли. Удвоение количества жителей Земли, писал он, фактически равносильно тому, что величина земного шара уменьшилась наполовину. И чем больше население, тем меньше обрабатываемой земли остается на одного человека. Поэтому в силу действия закона убывающего плодородия возникает тенденция отставания роста продовольственных ресурсов от роста населения. Мальтус предполагает, что каждый член прогрессии соответствует периоду


в двадцать пять лет. С первого же взгляда видно, что если население удваивается каждые двадцать пять лет, а средства существования в каждый такой период увеличиваются только на одно и то же количество, то расхождение между двумя рядами происходит в ужасающей пропорции. В нашей таблице, содержащей только девять членов, т. е. относительно короткий период времени в двести лет, мы видим, что последняя цифра, обозначающая количество населения, уже в двадцать восемь раз больше


цифры, выражающей массу средств существования, а если бы продолжить прогрессию до сотого члена, то нельзя было бы ее представить в цифрах. Первую из этих прогрессий можно считать очевидной, поскольку она представляет биологический закон происхождения. Не зря в разговорном языке выражения generation происхождение и multiplication размножение считают синонимами. Верно, что удвоение предполагает четырех детей, появляющихся на свет в период деторождения, и, следовательно, около 5 6 рождений при неизбежной убыли вследствие детской


смертности. Эта цифра может показаться преувеличенной нам, живущим в обществе, где ограничение рождений общее явление, но несомненно, что у всех живых существ, и даже у человека, который менее плодовит, число рождений было бы значительно выше, если бы воспроизведение рода было предоставлено своему естественному течению. Женщина в возрасте воспроизведения может быть в известных случаях беременной двадцать раз, а иногда и больше. В силу такого размножения земля заселяется до настоящего времени людьми, и нет никаких


признаков, что ныне эта воспроизводительная способность у обоих полов меньше, чем когда-либо раньше. Поэтому, приняв число 2 за множитель в своей прогрессии, Мальтус не допустил никакого чрезмерного предположения. Скорее может вызвать сомнение период времени в двадцать пять лет, промежуток между двумя членами. Промежуток времени между средним возрастом родителей и средним возрастом детей, когда они становятся


в свою очередь способными воспроизводить, не может быть меньше 33 лет. Это называется периодом одного поколения, и таких периодов в одном столетии всегда насчитывалось около трех. Но это несущественные придирки. Что же получится оттого, что промежуток между двумя членами будет продлен с 25 до 33 лет и множитель прогрессии уменьшится с 2 до 112,114 или 1110 Прогрессия немного замедлится, но раз принята геометрическая прогрессия, как бы медленно она ни развивалась


вначале, она очень скоро начинает делать чрезвычайные скачки и переходит всякие пределы. Эти поправки не умаляют силы рассуждения Мальтуса, равно как и значения физиологического закона. Вторая прогрессия кажется более несостоятельной, ибо она явно произвольна, и даже не известно, представляет ли она подобно первой только тенденцию или ей предназначено представлять действительность Она не соответствует ни одному известному и верному закону, как биологический закон воспроизведения.


Скорее, кажется, она опровергает этот самый закон. В самом деле, что такое средства существования, как не животные и растительные виды, которые воспроизводятся по тем же самым законам, и, как и человек, и даже много быстрее, согласно геометрической прогрессии. Сила размножения хлебного зерна или картофеля, кур или селедок, и даже рогатого скота или овец, не превосходит ли бесконечно силу размножения человека


На это возражение Мальтус, несомненно, ответил бы, что скрытая сила размножения животных и растительных видов фактически связана очень тесными границами климатом, необходимой для них пищей, борьбой за существование и т. д. Пусть будет так. Но если эти препятствия идут в счет во второй прогрессии, почему они не приняты во внимание в первой Тут, по-видимому, есть некоторая непоследовательность. Одно из двух или дело идет о том, чтобы выразить тенденции, и в таком случае тенденция в размножении


средств существования не только не одинакова, но гораздо сильнее тенденции в размножении людей или дело идет о том, чтобы возразить то, что есть, и в таком случае препятствия к бесконечному размножению людей не меньше препятствий к бесконечному размножению животных и растений, или, лучше сказать, последнее есть, очевидно, функция первого. Чтобы придать смысл второй формуле, следует ее перенести из области биологии в область экономии. По мысли Мальтуса, дело, очевидно, идет о продукте данной земли, скажем


о хлебе, так как английские экономисты его имеют всегда в виду в своих теориях. Он хочет сказать, что если предположить, что с данного клочка земли можно получить одно и то же приращение посева в конце каждого данного периода, скажем на два гектолитра больше каждые двадцать пять лет, то это будет все, что можно надеяться получить от земли. И в этой гипотезе, по-видимому, есть еще некоторое преувеличение по сравнению с действительностью.


В 1789 г. Лавуазье исчислял произрастание хлеба во Франции в количестве 7 34 гектолитров на гектар. В последние годы оно в среднем достигает немного больше 17 гектолитров. Если предположить, что приращение было правильным в течение 120 лет, то мы найдем приблизительно по два гектолитра приращения на каждые двадцать пять лет. При слабом приросте французского населения этого было достаточно для того, чтобы поднять среднюю меру


на каждую голову до 2-3 гектолитров. Но будет ли этого достаточно для такого быстрорастущего населения, как население Англии и Германии Наверное, нет, что видно из того, что Англия и Германия, несмотря на больший прирост хлеба, принуждены ввозить извне значительную часть потребляемых ими хлебных продуктов. Да и во Франции может ли то же самое бесконечно продолжаться в течение настоящего и будущего веков Это невероятно прирост продукта всякой земли должен иметь физический предел в силу


ограниченности содержащихся в ней элементов, и, прежде всего экономический предел в силу возрастания необходимых для эксплуатации данного участка издержек, когда хотят развить его производительность до последних пределов. И, таким образом, закон убывающего плодородия, к которому мы потом вернемся, уже является истинным основанием мальтусовских законов, хотя сам Мальтус определенно еще не говорит о нем. Очевидно, что в данном месте фактически не может быть больше


живых существ, чем сколько их может пропитаться там, это трюизм. Ибо, если там найдутся лишние, они согласно принятому принципу осуждены на голодную смерть. Таким образом, дело происходит и во всем животном и растительном царстве безумная плодовитость зародышей безжалостно приводится смертью к желанной пропорции, и определенный необходимостью уровень не поднимается выше и не опускается ниже, как в хорошо урегулированном резерве, ибо ужасные производимые среди них


смертью опустошения постоянно восполняются напором жизни. Но у диких народов, так же как и у животных, к которым они приближаются, большая часть населения в буквальном смысле умирает от голода. Мальтус долго останавливается на описании состояния этих примитивных обществ, и в этом отношении он был одним из предшественников доисторической социологии, которая после него подвинулась далеко вперед. Он очень хорошо показывает, как недостаток в пище влечет за собой тысячу


зол не только смертность, эпидемии, но и антропофагию, детоубийство, убийство стариков и особенно войну, которая даже тогда, когда целью ее не является съедение побежденного, ведет, во всяком случае, к отнятию у побежденного его земли и производимого ею хлеба. Эти препятствия он называет позитивными, или репрессивными. Однако этот недостаток в пище у диких, равно как и у животных, не есть ли следствие их неспособности


к производству, а не следствие перенаселенности На это Мальтус возражает, указывая, что многие из этих диких обычаев продолжают существовать у таких цивилизованных народов, как греки. Даже у современных народов существуют такие жестокие, хотя и в более слабой степени, способы сокращения населения. Хотя голод в форме недорода в собственном смысле не встречается больше нигде, кроме России и Индии, однако он не перестает свирепствовать в среде самых цивилизованных обществ


в форме физиологического бедствия, самым убийственным проявлением которого бывает туберкулез, поселяющий ужасную детскую смертность и преждевременную смертность среди взрослого рабочего населения. Что касается войны, то она не перестает косить людей. Мальтус был современником войн Французской революции и первой Империи, которые в промежуток времени с 1791 по 1815 г. погубили в


Европе до десяти миллионов людей в зрелом возрасте. Но все-таки равновесие между народонаселением и средствами существования у цивилизованных народов может быть восстановлено более гуманными средствами, т. е. препятствие репрессивное, состоящее в росте смертности, может быть заменено превентивным предупредительным препятствием, состоящим в сокращении рождаемости. Из всех животных только человеку, одаренному разумом и способностью предвидения, дано такое средство.


Если он знает, что его дети обречены на смерть, он может воздержаться производить их. Можно даже сказать, что это единственное истин, но действенное средство, ибо репрессивное препятствие лишь еще больше вызывает рост народонаселения, подобно дерну, который тем больше растет, чем больше его косят. Война дает поразительный пример роста населения во Франции год, следовавший за ужасной войной 1870-1871 гг единственный в ее демографических летописях


по неожиданному скачку, которым он отметил уже спускающуюся кривую ее рождаемости. Во втором издании своей книги Мальтус остановился главным образом на предупредительных средствах и тем скрасил зловещие перспективы, открывшиеся в первом издании. Но важно знать, что он подразумевает под ними. Предупредительное препятствие, по Мальтусу, есть моральное обуздание moral restraint.


Но что следует понимать под этим Есть ли это воздержание от половых сношений в браке, раз число детей, достаточное для поддержания народонаселения в стационарном или умеренно-прогрессивном состоянии достигнет, скажем, трех Нет, Мальтус никогда не проповедовал воздержания от половых сношений в браке. Мы уже говорили, что он признает семью с шестью детьми это, по крайней мере, предполагается удвоением народонаселения в каждом поколении нормальной семьей.


И это число он ничуть не считает максимальным, ибо он прибавляет Может быть, скажут, что вступающий в брак человек не может предвидеть, какое число детей будет у него и не будет ли оно больше шести Это бесспорно. Но тогда в чем же проявляется моральное обуздание Вот как он определяет его Воздержание от брака, связанное с целомудрием, вот что я называю моральным обузданием. И чтобы избежать всяких недоразумений, он прибавляет в примечании


Я понимаю под моральным обузданием такое обуздание, которому человек подчиняется из соображений благоразумия, чтобы не вступать в брак, при условии, если его поведение во все добрачное время строго нравственно. Я постараюсь на протяжении всего этого произведения никогда не уклоняться от такого смысла. Ясно дело идет, прежде всего, о воздержании от всяких половых сношений вне брака, а затем об отсрочке самого брака до того возраста, когда человек будет в состоянии принять на себя ответственность за заботы


о семье, и даже о совершенном отказе от брака, если такого времени никогда не наступит. Очевидно, что Мальтус этим абсолютно исключил такие средства, какие пропагандируются ныне от его имени он определенно осуждает тех, которые проповедуют свободное вступление в половую связь вне брака или в браке, лишь бы были приняты меры, чтобы эта связь осталась бесплодной. Все такие предупредительные меры он помещает в рубрику с позорным названием пороков и противопоставляет


их моральному обузданию. Мальтус весьма категоричен на этот счет Я отвергну всякое искусственное и несогласованное с законами природы средство, к которому захотели бы прибегнуть для того, чтобы задержать рост народонаселения. Препятствия, которые я рекомендую, сообразуются с требованием разума и освящены религией. И он прибавляет следующие истинно пророческие слова


Было бы слишком легко и удобно даже совершенно остановить рост народонаселения, и тогда мы подверглись бы противоположной опасности. Бесполезно говорить, что если Мальтус отвергал брачную измену, то тем более он отметал то предупредительное средство, каким является институт особого класса женщин, обреченных на проституцию и он еще более осудил бы меры, о которых еще не говорили в его время, такие, как аборт бич, который стремится заменить в нашем современном обществе,


только в более обширных размерах, детоубийство или подкидывание детей в древности, но с которым уголовный закон бессилен бороться, между тем как новая мораль начинает находить ему оправдание. Но, устранив все противные морали средства, думал ли Мальтус, что моральное обуздание в той форме, как он себе его представлял, может наложить действительно крепкую узду на стремление к перенаселению Несомненно, он этого хотел, ибо он старается вооружить людей


для этого священного крестового похода против худшей из общественных опасностей Тем, кто является христианином, я скажу, что священное писание ясно и, безусловно, наставляет нас, что наш долг сдерживать наши страсти в границах разума Христианин не может рассматривать трудности несения морального обуздания как законный предлог избавиться от исполнения своего долга. А для тех, кто хочет подчиняться лишь разуму, а не религии, он делает замечание,


что эта добродетель целомудрие при точном исследовании является необходимой для того, чтобы избежать зол, которые без нее бывают неизбежным следствием законов природы С.А. Бартенев История экономических учений, М. 2002 г Но, в сущности, Мальтус не верил во всеобщее распространение морального обуздания для преодоления и регулирования любви. Вот почему он не чувствовал в себе большой уверенности в своих силах, и гидра представлялась


ему все более угрожающей, несмотря на щит из чистого и хрупкого кристалла, который он ставил против нее. С другой стороны, он хорошо чувствовал, что его средство безбрачие может быть не только безуспешным, но и опасным, если оно вызовет именно те пороки, которых он боялся. Продолжительное или, что еще хуже, постоянное безбрачие, очевидно, средство, неблагоприятное для добрых нравов. Мальтуса постигло жестокое огорчение и этот человек, которого можно было только что принять


за непримиримого аскета, вскоре окажется утилитарным моралистом наподобие Бентама. Он, по-видимому, примиряется с мыслью о допущении обычных способов удовлетворения полового инстинкта с непременным условием избегать зачатия, и даже о допущении таких, которые он клеймит названием пороков. Из двух зол последнее ему кажется меньшим по сравнению с тем, которое проистекает от перенаселения, тем более, говорит он, что перенаселение само по себе является очень активной причиной безнравственности


благодаря бедности и привычкам смешения и разнузданности, которые бывают последствием его, замечание, впрочем, весьма основательное. В конце концов, принятое Мальтусом решение не отличается отменной чистотой оно есть лишь, как он сам говорит, великое правило полезности речь идет о незаметном усвоении привычки удовлетворять свои страсти без вреда для других. Такими уступками было подготовлено ложе для неомальтузианства.


В итоге человек представляется Мальтусу очутившимся на распутье перед тремя дорогами, перед которыми стоит следующая надпись дорога, прямо против него находящаяся, ведет к Нищете, направо к Добродетели, налево к Пороку. Он видит, что слепой инстинкт толкает человека на первый путь, и заклинает его не поддаваться и ускользнуть от него одним из двух боковых путей, предпочтительнее правым. Но он боится, что число тех людей, которые последуют его совету, тех, которые, по словам


Евангелия, изберут верный путь спасения, очень незначительно. А с другой стороны, он не хочет в своей светлой душе допустить, что все остальные люди изберут путь порока так что, в конце концов, он боится, что масса народа пойдет по естественной наклонной плоскости на край пропасти, и, таким образом, ни одно из предупредительных препятствий не вселяет в него уверенности насчет будущей судьбы человечества. Часть 2. Экономический смысл теории народонаселения.


Мальтусовская теория народонаселения включает в себя три положения 1. Все народы, об истории которых имеются достоверные данные, обладали столь высокой способностью к самовоспроизводству, что увеличение их численности оказалось бы стремительным и непрерывным, если бы оно не сдерживалось нехваткой средств существования либо другими причинами болезнями, войнами, убийствами новорожденных и т.д. 2. Ни одна страна вплоть до момента выхода книги


Мальтуса не в состоянии была обеспечить себя достаточным объемом потребительских благ после того, как плотность населения на ее территории оказывалась чрезмерно высокой. Экономика не способна выйти за пределы своих производственных возможностей, определяемых, прежде всего возможностями природной среды. 3. Происходившее в прошлом, очевидно, повторится и в будущем и рост населения, если он не ограничен сознательным воздержанием, будет сдерживаться бедностью, войнами, болезнями и


прочими губительными причинами. Для предотвращения демографического взрыва Мальтус предлагал несостоятельным людям отказываться от вступления в брак, что могло бы сбить высокие темпы роста населения. Первое из этих положений ключевая первичная аксиома второе и третье фактически выводятся из первого. Недостаток средств существования есть конечный ограничитель не в том смысле, что он действует после всех остальных, но в том, что остальные ограничители рассматриваются как проявление


нехватки продовольствия. Это относится и к предупредительным факторам, так как Мальтус не сумел объяснить добровольное ограничение численности населения никакими иными мотивами, кроме страха перед голодом. Идеи Мальтуса получили немедленный отклик именно потому, что были чрезвычайно просты и не требовали ни создания новой аналитической концепции, ни фактографических открытий. Казалось, все, что он сделал, это свел воедино несколько хорошо известных жизненных фактов и сделал


из них необходимые выводы. В самом деле, разве население не растет всегда лишь постольку, поскольку оно может себя прокормить И разве бесконтрольное размножение человека не привело бы вскоре к невозможной ситуации при любом темпе роста средств существования Знаменитое противопоставление двух видов прогрессий, предложенное Мальтусом, геометрической для прироста населения и арифметической для прироста продовольствия действовало


с гипнотической убедительностью лозунга или рекламы. Легко было увидеть даже поверхностное знакомство с цифрами покажет, как говорил Мальтус, что если прирост выражается сложным процентом, то самое малое конечное число при самом низком темпе в конце концов, станет больше самого большого числа, рост которого выражается простым процентом сравните 2481632 и 1000 1003 1006 1009 Добавочное население будет воспроизводиться дальше отсюда и сложный


процент, а прироста добавочных продовольственных ресурсов не будет. Следовательно, при любой исходной ситуации вскоре все билеты будут проданы. Мальтус приводил в защиту своей теории и логику, и факты, но и то и другое не слишком тщательно. Он не сомневался то, что мы назвали первичной аксиомой, действительно верно. Из данных сомнительной американской статистики, не делавшей разницы между числом родившихся и числом


иммигрантов, он сделал вывод, что при неконтролируемом размножении численность населения будет удваиваться каждые 25 лет это означает прирост почти на 3 ежегодно на самом деле биологический предел прироста 5 в год. При 3-м приросте, т.е. по Мальтусу, нынешнее население Земли, составляющее 4,5 млрд. человек, достигнет 9 млрд. к 2008г. Это показывает, насколько небольшая разница в среднегеометрических темпах роста может сказаться в такой


короткий срок, как 24 года. Имея в виду, что в цивилизованных обществах, как известно, уже очень давно темп прироста населения снижается, можно считать несколько смелым предположение Мальтуса о том, что темп в 3 будет всеобщим. Важнее, однако другое он признавал, что в американских колониях не было снижения жизненного уровня населения. Из этого следует, что производство средств существования там тоже должно было расти средним геометрическим


темпом в год. Однако этого он не признавал, настаивая, что не известны случаи, чтобы производство средств существования росло сколько-нибудь устойчивым средним геометрическим темпом. Но если производство средств существования растет только в арифметической прогрессии, как могло население расти в геометрической и не умирать с голоду Отождествляя средства существования с пищевыми продуктами, он хотел показать согласно логике того времени, что быстро увеличивать производство продовольствия


просто не представляется возможным, так как ресурсы земли ограниченны, а агрономические усовершенствования в сельском хозяйстве идут слишком медленно. Для подтверждения своей правоты у него была магическая формула закон убывающего плодородия почвы. Но Мальтус не только утверждал, что приращение земельного фонда обходится все дороже, он еще полагал, что накопление капитала и изменения технологиях никогда не смогут компенсировать ограниченность природных ресурсов. В первом издании своего


Опыта Мальтус не упоминал тенденцию убывающего плодородия почвы, а в шести последующих изданиях и даже в своей последней публикации на эту тему Общем взгляде на проблему народонаселения он показал, что явно предпочитает обращаться напрямую к интуиции читателей вопреки строгой формулировке своего закона. Во всем литературном наследии Мальтуса присутствует неопределенность относительно того, какой вариант закона убывающего плодородия относится к сравнительным темпам роста населения и средств существования.


Он считал, что возможности производства пищи явно ограничены недостатком земли и снижением того прироста продукта, который жен быть получен благодаря постоянному приложению добавочных капиталов к не обрабатываемой земле. И.И.Агапова История экономических учений, М.2000 г Здесь статический закон дан в неполной формулировке, подразумевающей не столько предельный, сколько средний показатель эффективности. Мальтус отмечал, что хотя благодаря экономии труда и улучшенной системе


животноводства в оборот могут быть введены худшие земли, чем те, которые использовались прежде, однако полученное таким образом добавочное количество жизненных благ никогда не будет настолько велико, чтобы в течение сколько-нибудь долгого времени перекрывать действие принудительных и предупредительных ограничений роста народонаселения. Мальтус полагал, что накопление капитала и изменения в технологиях никогда не смогут компенсировать ограниченность природных ресурсов.


По существу, Мальтус противопоставил гипотетическую способность населения к росту в определенном темпе фактической невозможности увеличивать продовольственные ресурсы тем же темпом. На первый взгляд может показаться, что это положение непроверяемо. Но именно это положение является главным звеном в рассуждении Мальтуса о том, что рост населения не ограничивается ничем иным, кроме страха голода.


Следовательно, давление населения на наличные продовольственные ресурсы существует всегда. В первом издании своего Опыта Мальтус именно это и утверждал. Таким образом, теория народонаселения Мальтуса оказалась в опасной близости к тавтологии в обличье теории. Если мы соглашаемся с Мальтусом в том, что контроль над рождаемостью вещь морально предосудительная, на его стороне история роста народонаселения в течение последних двух столетий численность населения


не тормозилась ничем, кроме нищеты и порока. Если же мы, напротив, находим контроль над рождаемостью морально оправданным, Мальтус опять-таки прав нравственное обуздание в широком смысле слова это одно из ограничений роста населения сверх ресурсов продовольствия. Теорию Мальтуса невозможно опровергнуть, так как она неприменима ни к каким вероятным или действительным демографическим тенденциям она претендует на то, чтобы описывать реальный мир, но ее описание справедливо


по определению ее собственной терминологии. Статистические выкладки Мальтуса несколько спорны не столько потому, что ему не хватало доброкачественной статистики, сколько из-за неспособности его теории выдержать столкновение с эмпирическими данными. Кейнс как-то похвалил цифровой и фактический материал Мальтуса как доказательство, выведенное индуктивным путем, и даже


Маршалл отдал должное тому, что он назвал первым случаем основательного применения индуктивного метода в общественных науках. Но Мальтус был ближе к делу, когда в предисловии ко второму изданию своего Опыта заметил, что, если какие-либо ошибки, помимо моей воли, вкрались в эту работу, они не могут иметь значительного влияния на сущность моих соображений. Глава III. Теория прожиточного минимума и заработной платы


Одна из трудностей интерпретации теории Мальтуса состоит в точном определении понятия перенаселенности. Если мы допустим, что Мальтус под перенаселенностью имел в виду ситуацию, когда население слишком велико, чтобы прокормиться отечественным продовольствием, то возможностей внешней торговли вполне достаточно, чтобы прогнать Мальтусов призрак голода. Но иногда Мальтус, а также Нассау Сениор и Джон Стюарт Милль давали более существенное определение население слишком


велико для достижения максимальной эффективности производства, и сокращение его численности повысило бы среднедушевой доход. В 1920-х годах это положение сформировалось в виде так называемой теории оптимальной численности населения если население того или иного региона слишком малочисленно для ведения эффективного производства а разделение труда ограничивается масштабом рынка или, напротив, слишком многочисленно, то очевидно, что может существовать некая промежуточная точка, в которой численность населения оптимальна.


Иначе говоря, оптимальна та численность населения, при которой доход на душу максимален. Из этой концепции оптимальной численности следует, что тенденция снижения уровня заработной платы до прожиточного минимума свидетельствует о перенаселенности. Эта трактовка теории опирается на совершенно механическое понимание связи между уровнем заработной платы и численностью населения. По мере адаптации рабочие привыкают к более высокому жизненному стандарту


прожиточный минимум поднимается, а рост населения замедляется до тех пор, пока технический прогресс не дает этому процессу новый толчок. Если прожиточный минимум это не биологически необходимая сумма благ, а, как любил подчеркивать Рикардо, функция привычки и обычая, то утверждение, что заработная плата находится на уровне прожиточного минимума, не дает возможности судить о желательной численности населения. Можно увидеть, как несправедливы расхожие представления историков-обществоведов, будто бы экономисты-


классики были пессимистами, убежденными в наличии тенденции сохранения заработной платы на уровне прожиточного минимума. У них могли быть другие основания для пессимизма, но все они без исключения считали, что жизненный уровень рабочих может быть повышен. Механизм взаимозависимости заработной платы и численности населения использовался для демонстрации полной эластичности долговременной кривой предложения труда, из которой следует, что заработная плата определяется предложением независимо от спроса.


Тем не менее, обычно признавалось, что в реальной жизни для адаптации к повышению заработной платы может потребоваться не менее целого поколения. Вполне очевидно, что теория прожиточного минимума заработной платы это никакая не теория прожиточный минимум берется как нечто данное, обусловленное тем, как трудовое население относится к продолжению рода, а также, по-видимому, общим уровнем медицинских познаний. Это всего лишь один из примеров классической склонности упрощать анализ, уменьшая число переменных,


подлежащих определению. Теория прожиточного минимума заведомо не годится для определения заработной платы в какой-либо конкретной ситуации из-за своей безнадежной неоднозначности мы не можем знать, о каком отрезке времени идет речь. Например, если заработная плата равна прожиточному минимуму, это значит, что рабочие воспроизводят свою численность в пределах возмещения естественного выбытия в каждой семье по двое детей мы отвлекаемся от детской смертности.


Но поскольку прирост народонаселения обычно составляет положительную величину и численность рабочей силы все время увеличивается, постольку рыночный уровень заработной платы всегда и в любой момент должен быть выше, чем естественный прожиточный минимум. Поскольку, как уже многократно указывалось выше, согласно Мальтусу, население растет быстрее производства продуктов потребления и для сохранения равновесия необходимо, чтобы размножение задерживалось, то в современном обществе это действует через изменение заработной


платы. Это происходит автоматически в том смысле, что чрезмерный рост населения уменьшает заработную плату и тем самым ограничивает рост населения в следующий период времени. Напротив, рост заработной платы ведет к росту населения и тем самым ведет к росту бедности в следующий период времени. Так, обильный урожай вызывает будущий голод изобилие, поощряя браки, вызывает избыток в населении, потребности которого не могут быть удовлетворены обыкновенным годом.


В силу понижательного давления роста населения на уровень заработной платы, последняя определяется минимальной стоимостью средств существования работника. Но и сам минимум в разных странах разный. В Англии главную пищу работника составляет пшеница, тогда как в Ирландии основную пищу работника составляет картофель. И так как рыночная цена пшеницы намного выше рыночной цены картофеля, то заработная плата английского


работника больше, чем ирландского. Результатомбудут ирландские лачуги и лохмотья. Экономически важное значение имеет не номинальная денежная заработная плата, а реальная заработная плата, определяемая ценой потребляемой пищи. Поэтому бедность, говорит Мальтус, нельзя преодолеть раздачей денег Когда существует недостаток в каком-либо виде товара, то он не может быть распределен между всеми он поступает к тому, кто предлагает за него большие деньги.


Поэтому, если чувствуется недостаток в продовольствии, сравнительно с населением, то решительно все равно, будут ли низшие классы получать 2 шиллинга или 5 История экономических учений под ред. В.А. Автономова, О.Ананьина, Н.Макашевой, М. 2000 г Мальтус любил повторять, что любые попытки побороть нищету, прибегая к прямым государственным субсидиям или к частной благотворительности, могут только ослабить главное


ограничение роста населения необходимость для каждого самому заботиться о себе и полностью отвечать за свою непредусмотрительность. Никто из способных к труду не имеет права на пропитание, если он не может прокормить себя собственным трудом. При этом бедный человек не должен посягать на частную собственность другого человека, более богатого, так как частная собственность необходима для роста производства потребительских товаров и тем самым для улучшения его собственного положения.


Мальтус категорически выступает против уравнивания доходов Равенство не предоставляет достаточно сильного побуждения к труду и к победе над естественной леностью Неизбежна бедность, к которой в самое непродолжительное время должна привести всякая система равенства Общественное благосостояние должно вытекать из благосостояния отдельных лиц, и для достижения его каждый должен заботиться, прежде всего, о самом себе. Соответственно он выступал против закона о помощи бедным.


По этим законам приходы должны были содержать всех бедняков, живших в приходе и не способных самостоятельно поддерживать свое существование. Средства для этого собирались в основном с местных налогов на недвижимость и составляли 6-7 млн. фунтов ежегодно. Законы о бедных поощряют размножение населения, нисколько не увеличивая средств существования. Оказывая помощь бедным, они содействуют их размножению. В конечном счете, число людей, обращающихся за пособием, должно постоянно возрастать.


Эти законы были фактически отменены в 1834 году, когда было принято решение отказывать в пособии всем взрослым здоровым беднякам, не желавшим жить в рабочем доме, где была введена строгая дисциплина и обязательный труд в основном на ручных мельницах. Рост нищеты в результате избыточного т.е. превышающего темп роста производства предметов потребления роста населения социально опасен, так как вызывает социальную нестабильность мятеж. Поэтому исключительную важность имеет вопрос как реально помочь бедным


В ближайшей перспективе создание сберегательных касс, где накапливают деньги и обучают бережливости. В отдаленной перспективе рост среднего класса. Поскольку, по мнению Мальтуса, социальное равенство невозможно, а разделение общества на очень богатых и очень бедных нежелательно, то основу здорового роста населения т.е. роста населения без бедности составляет рост производства и среднего класса. Не чрезмерная роскошь небольшого числа людей, но умеренная роскошь между всеми классами


общества составляет богатство и благоденствия народа. Только тогда, возможно, сработает такой автоматический ограничитель роста населения, как стремление человека перейти к более высокому социальному статусу, требующему роста расходов не только на потребление, но и на образование, профессиональную подготовку, отдых и т.п. Средний класс составляет основу общества, но в обществе должны существовать также относительно немногочисленные


бедные и богатые. Высшие и низшие слои неизбежны и полезны. Если отнять у человека надежду на возвышение и опасение понижения, то не было бы того усердия, которое побуждает каждого человека к улучшению своего положения и которое представляется главным двигателем общественного благосостояния. В чем нельзя упрекнуть Мальтуса, так это в непоследовательности, и его взгляд на перспективы экономического роста полностью


вытекает из закона народонаселения. Исходя из того, что заработная плата определяется прожиточным минимумом, Мальтус обосновал тезис о вековой стагнации, о перманентности кризисов перепроизводства. По его мнению, совокупный спрос всегда будет недостаточным для приобретения всей товарной массы по ценам, покрывающим издержки. Так как рабочие получают меньше, чем ценность произведенной ими продукции, одна только покупательная способность работающих классов не в состоянии обеспечить стимулы для полного


использования капитала. И эта разница не может быть покрыта спросом, предъявляемым капиталистами, так как они в силу господствующей в их кругах этики обрекли себя на бережливость, чтобы путем лишения себя привычных удобств и удовольствий сберегать часть своего дохода. Этот взгляд получил в дальнейшем название доктрина недопотребления. Следовательно, по Мальтусу, для обеспечения воспроизводства необходим определенный объем расходов из


прибыли и ренты на предметы роскоши и услуги непроизводительного характера, что может каким-то образом смягчить проблему перепроизводства. Это дополнительное непроизводительное потребление могут обеспечить лишь классы, не принадлежащие капиталистам и рабочим, в первую очередь земельные собственники. Не стоит удивляться поэтому, что рекомендации Мальтуса в области экономической политики сводились к снижению нормы накопления и поощрению непроизводительного потребления со стороны лендлордов.


И его защита высоких импортных пошлин на хлеб в полемике о хлебных законах, которые обеспечивали бы высокую земельную ренту, вполне гармонирует с основными заключениями его теории. Суть хлебных законов заключалась в том, что хотя ввоз заграничного хлеба не был формально запрещен, но закон устанавливал столь высокие ввозные пошлины, что они, по существу, блокировали импорт зерна. Для уменьшения накопления капитала Мальтус предлагал увеличить налогообложение.


Обсуждая проблемы организации общественных работ как временной меры уменьшения безработицы, Мальтус пишет, то тенденция к уменьшению производительного капитала не может являться возражением против общественных работ, требующих привлечения значительных сумм за счет налогов, так как в определенной степени это именно то, что нужно. При всей некорректности посылок теории перепроизводства Т.Мальтуса неограниченности роста населения и закона убывающего плодородия почвы его заслуга состоит


в том, что он остро поставил вопрос о проблемах реализации созданного продукта, вопрос, который остался за пределами внимания как А.Смит, так и Д.Рикардо. И Смит, и Риккардо считали, что ключевой проблемой для капитализма является накопление, обеспечивающее рост богатства нации, тогда как со стороны и реализации никаких серьезных трудностей не существует. Представляют интерес и другие экономические работы


Мальтуса. К сожалению, в своих общих экономических воззрениях Мальтус допустил ошибку, полагая, что прибыль создается не прибавочным трудом как учили Смит и Риккардо, а продажей товаров выше стоимости. Кризисы перепроизводства вызываются тем, что рабочие не в состоянии купить все произведенные товары. Отсюда возникает необходимость существования непроизводительных классов, которые могут выкупить ту


часть продукта, в которой воплощена прибыль. Интересно, однако, что эта ошибка стала источником неочевидного, но верного заключения Мальтуса о том, что недостаток спроса ставит пределы росту капитала. Капитализировать доход в то время, когда нет достаточного спроса на продукты, так же нелепо, как нелепо поощрять браки и размножение населения, когда не существует спроса на рабочие руки и фонда для прокорма нового населения. В этом пункте, опередив свое время,


Мальтус бросил вызов классической экономической науке А.Смит утверждал, что капиталы увеличиваются бережливостью, что каждый экономный человек является благодетелем общества, и что увеличение богатства зависит от превышения производства над потреблением. Что эти положения в значительной мере правильны и не подлежат сомнению. Но совершенно очевидно, что они не могут быть верными до бесконечности и что принцип сбережения, доведенный


до крайности, подорвал бы стимулы к производству. Если бы каждый довольствовался самой простой пищей, самой скромной одеждой и жильем, то, очевидно, и не существовало бы никаких других видов пищи, одежды и жилья Видимо, то и другое крайности. Отсюда следует, что должен существовать какой-то средний уровень, при котором, учитывая состояние производительных сил и желание потреблять, поощрение роста богатства было бы наибольшим. История экономических учений под ред.


В.А. Автономова, О.Ананьина, Н.Макашевой, М. 2000 г. Заключение Не было ни одного учения, более опозоренного, чем учение Мальтуса. Проклятия не переставали сыпаться градом на голову того, кого уже современник его, Годвин, называл этим мрачным и ужасным гением, готовым погасить всякую надежду рода человеческого. С точки зрения экономической говорили, что все его предвидения были опровергнуты фактами, с точки зрения


моральной, его учение насадило отвратительнейшую практику, и многие считают его ответственным за сокращение народонаселения в некоторых странах. Что следует подумать об этой критике Конечно, история не оправдала опасений Мальтуса с того времени она не указала ни одной страны, которая страдала бы от перенаселения. В одних странах, во Франции, например, народонаселение лишь очень слабо увеличилось, в других оно увеличилось сильно, но не опередило роста богатства.


Взять, например, ту самую страну, где Мальтус искал данных для своих выкладок Соединенные Штаты. Полвека доля богатства каждого жителя Соединенных Штатов более чем учетверилась, хотя и население за тот же период времени тоже почти учетверилось с 23 поднялось до 92 миллионов. Великобритания Англия и Шотландия времени Мальтуса 1800-1805 гг. насчитывала 10 миллионов жителей, а ныне у нее насчитывается 40


миллионов. Если бы он мог предугадать такую цифру, он пришел бы в ужас. Однако богатство и благосостояние Великобритании тоже, вероятно, учетверилось. Можно ли поэтому сказать, как это часто повторяют, что законы Мальтуса были опровергнуты фактами Нет, не законы были опровергнуты, они остаются неприкосновенными, а предсказания, основанные на них. Более поздние исследователи часто упрекали


Мальтуса в том, что он предполагал постоянство издержек воспроизводства населения, тогда как на самом деле они являются растущими растут издержки на воспитание и особенно ан образование, на компенсацию упущенного заработка матери. Это ведет к тому, что в развитых странах рождаемость падает по мере увеличения ВНП на душу населения, что снимает проблему, занимавшую Мальтуса. То, что Мальтус называл предупредительным препятствием, приняло во многих развитых странах


такие размеры, что социологов и экономистов занимает не опасность безграничного размножения, а опасность регулярно и повсюду уменьшающейся рождаемости. Задача заключается в том, чтобы отыскать причины этого явления. Все, впрочем, согласно признают, что причины эти социального характера. Надо отметить, что Мальтус не отрицал этой возможности для общества будущего. Отдельно стоит обратить внимание на то, что для некоторых развивающихся стран проблема чрезмерной рождаемости


сегодня так же актуальна, как во времена Мальтуса. Сегодня в этих странах рождаемость так же велика, как в аграрных странах прошлого, а смертность столь же низка, как в современных индустриальных странах. По мере экономического роста эти трудности будут постепенно изживаться, но, тем не менее, еще несколько поколений людей в этих странах неизбежно будут стоять перед выбором либо рост их населения будет контролировать


голодом и болезнями, либо им придется прибегать к искусственному ограничению рождаемости, противоречащему их религиозным обычаям. Сократить этот период им может помочь опыт современного Китая, в котором экономические преобразования начались с успешных реформ в сельском хозяйстве, разрушивших важный для Мальтуса миф о законе убывающего плодородия почвы. Список использованной литературы 1. И.И.Агапова История экономических учений,


М.2000 г. 2. С.А. Бартенев История экономических учений в вопросах и ответах, М. 1998 г. 3. С.А. Бартенев История экономических учений, М. 2002 г. 4. В.Н.Костюк История экономических учений, М. 1998 г. 5. Т.Н. Родионова Учебное пособие по курсу истории экономических учений, СПб 2000 г. 6. История экономических учений под ред.


В.А. Автономова, О.Ананьина, Н.Макашевой, М. 2000 г. 7. Я.С. Ядгаров История экономических учений М. 1998 г.



Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный реферат Вы можете использовать для подготовки курсовых проектов.

Доработать Узнать цену написания по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме:

Пишем реферат самостоятельно:
! Как писать рефераты
Практические рекомендации по написанию студенческих рефератов.
! План реферата Краткий список разделов, отражающий структура и порядок работы над будующим рефератом.
! Введение реферата Вводная часть работы, в которой отражается цель и обозначается список задач.
! Заключение реферата В заключении подводятся итоги, описывается была ли достигнута поставленная цель, каковы результаты.
! Оформление рефератов Методические рекомендации по грамотному оформлению работы по ГОСТ.

Читайте также:
Виды рефератов Какими бывают рефераты по своему назначению и структуре.