Реферат по предмету "Филология"

Узнать цену реферата по вашей теме


Структурно – семантическое направление в отечественном языкознании

      Введение… 2 – 3 Общее и сравнительно – историческое языкознание… 4 – 6 Функционально – семантическое поле сложных предложений…………7 Простые предложения… 8 – 11 Двусоставное простое предложение… 12 – 13 Основные структурные схемы двусоставных предложений…………14 – 15 Структурно – семантическое направление….16 – 22 Заключение…23

Библиография…24 Введение Современная лингвистика представляет собой продукт длительного и довольно противоречивого исторического развития лингвистического знания. И многие ее проблемы могут быть лучше поняты в историческом аспекте, приобращении к далекому или близкому прошлому науки о языке, к особенностям ее развития в разных этнокультурных контекстах. Первоначальные элементы лингвистического знания формировались в процессе деятельности, связанной с созданием и совершенствованием письма, обучением ему, составлением словарей,

толкованием священных текстов и текстов старых памятников, освоением структуры звучащей речи (особенно поэтической), поисками путей наиболее эффективного воздействия магического слова в жреческих обрядах и т.п. Но постепенно круг задач расширялся, анализу подвергались все новые и новые аспекты языка, строились новые лингвистические дисциплины, формировались новые приемы исследовательской работы. Поэтому сегодня языкознание выступает как система, объединяющая в себе множество лингвистических наук,

которые лишь в совокупности дают нам достаточно полное знание обо всех сторонах человеческого языка вообще и обо всех отдельных языках. Современное языкознание, далее, является продуктом познавательной деятельности, которая осуществлялась усилиями представителей многих этнических культур, в самых разных регионах и странах мира. Уже ряд веков тому назад результаты лингвистических исследований в какой-либо национальной научной школе благодаря книгам и журналам становились известны коллегам из других стран.

Обмену идеями также способствовали широко практиковавшие еще в 19 в. поездки на стажировку или на учЈбу в ведущие лингвистические центры других стран. В 20 в. довольно частыми стали международные конференции языковедов. Во второй половине 20 в. начали стремительно совершенствоваться технические средства связи, и к настоящему времени мы уже располагаем колоссальными возможностями оперативного обмена лингвистической информацией через электронную почту (electronic mail, e-mail), группы новостей (news groups), телеконференции,

речевую связь (voice mail), страницы Интернета и т.п. Возрастающие с течением времени контакты между языковедами разных национальных школ и традиций, взаимообмен идеями и концепциями приводят к тому, что сейчас на основе процесса интернационализации довольно быстро формируется своего рода мировое языкознание. Его можно теперь, казалось бы, рассматривать как целостную науку интернационального, планетарного масштаба. Вместе с тем, однако, нельзя не видеть, что в нем имеется

множество отдельных национальных традиций, расходящихся иногда настолько, что приходится сомневаться в наличии планетарного единства. Активное взаимодействие национальных лингвистических школ в настоящее время невозможно отрицать. И, тем не менее, интернационализация лингвистического знания - это скорее лишь наблюдающаяся сегодня тенденция. Нельзя не видеть, что в усилиях по сближению национальных школ довольно нередко заметно прослеживается стремление ориентироваться на европоцентристское понимание языка.

Последние десятилетия характеризуются, к тому же, активной экспансией идей, развиваемых американскими лингвистами. Поэтому пока история мирового языкознания - это, прежде всего история языкознания в каждой отдельно взятой стране или отдельном регионе мира, в каждой отдельной культуре. Во всяком случае, она не может строиться в отрыве от культурной, общественной и политической истории той страны, где возникает и развивается соответствующая лингвистическая традиция, от духовного и общенаучного

ее климата. Разными в различных культурных ареалах оказываются, как свидетельствует история нашей науки, темп развития лингвистического знания и направления научных поисков. В одних ареалах на начальном этапе на первом плане оказывались проблемы изобретения и совершенствования систем письма и интерпретации письменных текстов (Китай, древняя Греция), в других - проблемы звучащей речи (Индия).

В одних ареалах языковедческие искания сосредоточивались на протяжении многих сотен и даже тысяч лет в основном на лексикографической деятельности, как, например, в Китае, в других же ареалах они были направлены по преимуществу на грамматический анализ (так обстояло дело в греко-римском языкознании и в сложившейся на ее основе европейской языковедческой традиции). В одних лингвистических традициях языковедение оказывалось относительно самостоятельной областью занятий,

в других же представляло собой лишь один из аспектов теоретико-познавательной и практической деятельности более широкого плана, в иерархии человеческих ценностей. Общее и сравнительно – историческое языкознание Язык выступает для носителей языка средством выхода на образ мира, т. е. на действительность, где особо важную роль играют разные формы репрезентации мира. Восприятие, концептуализация мира отражается в существовании такой универсальной понятийной категории,

как кондициональность. В картине мира данное понятие занимает одно из центральных мест, наряду с такими категориями как причина, действие, время, цель, свойство и др. В российском языкознании первой половины 19 в. был весьма ощутим акцент сравнительного аспекта по сравнению с историческим (генетическим), что объяснялось и неактуальностью для славянских языковедов проблемы языка-источника, и серьезным интересом к идеям универсальной логической грамматики (И

С. Рижский, И. Орнатовский, И.Ф. Тимковский). В истории языка исследовались лишь отдельные ключевые моменты. Этим было обусловлено отсутствие в русской науке больших обобщающих трудов по сравнительно-исторической грамматике индоевропейских и даже славянских языков, подобных трудам Ф.Боппа и Я. Гримма. Русские исследователи уделяли большее внимание слову в целом, нежели морфемам в его составе. Лексикографические занятия служили базой для сравнительного подхода к языкам.

Слово, как правило, рассматривалось не в отрыве от текста. Благодатной почвой для утверждения в науке о языке принципа историзма явилось русское славянофильство. Сильное воздействие на русских мыслителей оказали философия истории Гегеля и идеология романтизма. Следует отметить, что сторонники сравнительного подхода скорее ориентитровались на форму, а сторонники исторического подхода - на значение.

Первым представителем сравнительно-исторического языкознания в России явился Александр Христофорович Востоков (1781 1864). Он известен как поэт-лирик, автор одного из первых научных исследований русского тонического стихосложения, исследователь русских песен и пословиц, собиратель материала для славянского этимологического материала, автор двух грамматик русского языка, грамматики и словаря церковнославянского языка, издатель ряда

древних памятников. В 1815 он обратился к занятиям языком памятников древнеславянской письменности. В 1820 им публикуется "Рассуждение о славянском языке", содержащее реконструкцию звуковых значений букв юс большой и юс малый и заложившее основы сравнительного славянского языкознания. В этом труде рассматриваются вопросы о периодизации истории славянских языков и их месте среди индоевропейских языков. А.Х. Востокову принадлежит подготовка теоретической и материальной базы для последующих исследований

в области исторического словообразования, лексикологии, этимологии и даже морфонологии. Вклад А.Х. Востокова был сравнительным по методу и историческим по цели. Другим основоположником отечественного сравнительно-исторического метода был Федор Иванович Буслаев (1818 1897), автор многих трудов по славяно-русскому языкознанию, древнерусской литературе, устному народному творчеству и истории русского изобразительного искусства.

Его концепция формировалась под сильным влиянием Я. Гримма. Он сопоставляет факты современного русского, старославянского и других индоевропейских языков, привлекает памятники древнерусской письменности и народных говоров. Ф.И. Буслаев стремится установить связь истории языка с историей народа, его нравами, обычаями, преданиями и верованиями. Исторический и сравнительный подходы им различаются как подходы временной и пространственный.

"Снятие противоположности" сравнительного и исторического подходов происходит в работах Ивана Ивановича Давыдова (1794 - 1863), Осипа Максимовича Бодянского (1808 1877), Измаила Ивановича Срезневского (1812 1880), Петра Спиридоновича Билярского (1817-1867), Михаила Никифоровича Каткова (1818 1887), Петра Алексеевича

Лавровского (1827 1886), знакомых с трудами немецких философов и даже слушавших их лекции в Германии. Завершается синтез лишь в последующий период А.А. ПотебнЈй. В их работах сочетаются "морфологизм" сравнительного подхода и "фонетизм" исторического подхода. Эти языковеды осознают базисную роль фонетики в сравнительно-историческом исследовании. Они понимают различие между буквой и звуком. Ими по сути дела открываются оттенки (комбинаторные варианты)

фонем, что предварило последующие открытия Я.К. Грота, В.А. Богородицкого, А.И. Томсона, а в конечном итоге И.А. Бодуэна де Куртенэ и Л.В. Щербы. Некоторые из представителей господствовавшей тогда "славянофильской" филологии - в угоду политическим взглядам – допускали фальсификацию отдельных фактов истории языка и искали в истории доказательства сравнительных достоинств и недостатков каждого культурного "организма"

, воплощение национального духа. "Славянофилы" увлекались психологическими аспектами говорения и социальными факторами. Наиболее выдающимися среди языковедов-славянофилов были Константин Сергеевич Аксаков (1817 - 1860) и Александр Федорович Гильфердинг (1831 1872). В стороне от борьбы партий стоял оригинальный мыслитель Герман Петрович Павский (1787 1863). Значительным был вклад

Николая Ивановича Надеждина (1804 1856) и Михаила Александровича Максимовича (1804 - 1873) в разработку классификации славянских языков и в осознание взаимоотношений между (велико) русским, белорусским и малорусским (украинским) языками. Функционально – семантическое поле сложных предложений Функционально-семантическое поле кондициональности / условности отражают типичную человеческую способность

размышлять в гипотетических ситуациях, в них проявляется общность мыслительной деятельности, выявляется роль мыслительных структур. Функционально-семантическое поле кондициональности – это комплексная система, состоящая из ряда самостоятельных полей, организованных по принципу иерархичности, в частности одним из важных полей, которое обладает самостоятельным набором грамматических признаков, является поле сложноподчиненного предложения. Внимание к сложноподчиненным предложениям со значением условия объясняется их важностью

при разгадывании некоторых из тайн речемыслительной деятельности, а также они составляют одну из основных групп придаточных с большой семантической емкостью и многоликостью. Сложноподчиненные предложения условия – это предложения, придаточная часть которых указывается на условие, при котором могло, может совершиться или имеет место то, о чем говорится в главной части. Специфика антики сложноподчиненных предложений кондициональности заключается в том, что она создается

«в результате взаимодействия двух обстоятельственных значений (сем), где каждая из сем взаимодополняет, взаимопредполагает друг друга» [Андрамонова]. Сложноподчиненные предложения кондициональности составляют ядро функционально-семантического поля кондициональности. Данный тип предложений обладает максимальным рядом маркировочных признаков и представляет собой целостную структуру, части которой наиболее эксплицитно, однозначно и развернуто отражают условные отношения и

поэтому являются более приспособленными для выражения кондициональности. Сложноподчиненные предложения с условной семантикой в разноструктурных языках различаются по следующим признакам: средствами связи придаточной части с центром подчинения; морфологическими характеристиками сказуемого придаточной части; структурно-семантическим типом; порядком следования частей сложного предложения; стилистическими особенностями; степенью распространения (т. е. статистическими особенностями).

Данные признаки являются важными для природы рассматриваемых единиц и отображают их структурно-семантические особенности. Простые предложения Простое предложение представляет собой элементарную единицу, предназначенную для передачи относительно законченной информации, обладающую такими свойствами, которые делают возможным отнесение сообщаемого в тот или иной временной план. Кроме того, простое предложение - основная единица, участвующая в формировании сложного предложения

и текста. Простое предложение состоит из словосочетаний и словоформ, имеет собственные грамматические характеристики: 1) оно образуется по специальному грамматическому образцу; 2) обладает языковыми значениями, формальными характеристиками, интонационной оформленностью и способностью к изменению (Краткая русская грамматика, с. 405). Простое предложение так же, как и ранее изучаемые единицы языковой системы, входит в парадигматические отношения.

Парадигматические отношения - формальные изменения самой конструкции (частные проявления общего категориального значения), выраженные специальными средствами. Частные грамматические значения простого предложения выражаются знаменательными или служебными словами, синтаксическими частицами, порядком слов и интонацией. Простое предложение входит в синтагматические отношения - члены простого предложения сочетаются друг с другом по определенным правилам (там же, с. 407)

Особенно сложна формальная и смысловая организация простого предложения. Каждое простое предложение построено по определенному формальному образцу, который называется предикативной основой или структурной схемой. Такие схемы являются абстракциями, отвлекаемыми от неограниченного множества конкретных предложений. Сравните примеры: Ребенок веселится. Поезд идет. Мальчик читает. Предложения построены по образцу: имя существительное + спрягаемый глагол,

выражающему отношения процессуального признака и его носителя в том или ином временном плане. Работы прибавляется. Воды убывает Род.п. сущ. + гл. в ф. 3-го л. ед.ч. Схема выражает отношения процессуального состояния и его носителя. Зима. Ночь Им.п. сущ констатирует факт наличия. Формы слов, организующие предикативную основу, называются компонентами структурной схемы, главными членами, предикативным центром (Кр. русская грамматика, с.

408). Грамматическим значением простого предложения является предикативность - категория, которая целым комплексом формальных синтаксических средств соотносит сообщение с тем или иным временным планом действительности. Так, структурная схема предложения обладает грамматическими свойствами, которые позволяют обозначить, что то, о чем сообщается, либо реально осуществляется во времени (настоящем, прошедшем, будущем), то есть имеет реальный временной план, либо мыслится как возможное, должное, желаемое, то есть имеет ирреальный

план, или временную неопределенность. Значения времени и реальности/ирреальности слиты воедино, их комплекс называется объективной модальностью. Таким образом, понятие предикативности как абстрактной синтаксической категории складывается из понятий: структурная схема, временной план сообщаемого и реальность/ирреальность сообщаемого (там же, с. 409). Главным средством формирования предикативности является категория наклонения, с помощью которой сообщение предстает в аспекте реальность/ирреальность.

Представление о сущности предикативности (как и сам термин) не является однозначным. Наряду с концепцией В.В. Виноградова (указ.статья) и его школы (Грамматика русского языка-54, -80) термином "предикативность" обозначают также свойство сказуемого как синтаксического члена двусоставного предложения. Понятие предикативности входит в состав понятий "предикативная связь", "предикативные отношения", которыми обозначают отношения, связывающие подлежащее и сказуемое,

а также логического субъекта и предиката; в таком употреблении предикативность осмысляется уже не как категория наивысшей ступени абстракции (присущая модели предложения как таковой, предложению вообще, независимо от его состава), а как понятие, связанное с уровнем членения предложения, то есть с такими предложениями, в которых может быть выделено подлежащее и сказуемое (В.В. Бабайцева, с. 58). Таким образом, важно различать эти понятия предикативности.

При квалификации грамматического значения простого предложения термин "предикативность" понимается как синтаксическая категория.(См. литераратуру). Семантическая структура. Предложение совмещает в одной своей грамматической форме несколько значений разных ступеней абстракции. Во-первых, сам структурный образец простого предложения имеет отвлеченное значение, общее для всех предложений, так называемая предикативность. Значение предикативности, заложенное в образце, переносится

в конкретное предложение и модифицируется в парадигме предложения, то есть в разных его синтаксических формах, выражающих значения реальности и ирреальности. Но в конкретных предложениях есть еще одно значение, идущее от компонентов предикативной основы и от их отношений + лексическое значение слов. Например: Ученик пишет - субъект и его активное действие; Гром гремит - субъект и его наличие, существование;

Светает - наличие бессубъектного действия; Много дел, мало радости - субъект и его количественный признак и т.д. Все сказанное имеет отношение к семантике структурной схемы или к семантической структуре предложения (Кр. рус. гр с. 410). Таким образом, семантическая структура - это то его языковое значение, которое создается взаимодействием семантики структурной схемы и лексического значения слов. Категориями семантической структуры является предикативный признак, субъект - носитель предикативного

признака и объект; на уровне предложения эти значения уточняются и дифференцируются. Предложения, имеющие разную грамматическую организацию, но близкую семантическую структуру, в некоторых исследованиях рассматриваются как трансформы, то преобразования одного в другое, например: Наступает вечер - Вечереет; Сын учится - Сын - учащийся. Кроме значения предикативности и семантической структуры в предложении присутствует его функциональное

значение, связанное с распределением коммуникативной нагрузки между его членами; это значение выражается актуальным членением, то есть членением на тему и рему, порядком слов и интонацией. Предыдущие характеристики (аспекты) предложения: структурная схема, семантическая структура являются статистическими (см. В.А. Белошапкову, указ. раб.), а коммуникативный аспект является динамическим. Рассмотренное в статистическом аспекте предложение автономно и самодостаточно, все его свойства объясняются

изнутри, его собственным формальным устройством. Рассмотренное в динамическом аспекте предложение выступает не само по себе, а как часть текста, то есть в том лингвистическом и экстралингвистическом контексте, в котором оно существует (см.лекцию 1). Выделение статического и динамического аспектов предложения началось в 20-40-е годы нашего века почти одновременно в трудах ученых из разных славянских стран. Наибольшее развитие коммуникативный аспект получил в

Пражской лингвистической школе (В. Матезиус - основоположник актуального членения), позднее других, лишь во 2-й половине ХХ века как особый научный объект была выделена семантическая структура (одной из первых работ стала статья Ф. Данеша "О трех аспектах синтаксиса", Прага, 1964). См. подробнее: И.П. Чиркина, ч. 4, с. 72-89). В настоящее время достаточно большое внимание уделяется прагматическому аспекту предложения,

которое обладает большим потенциалом. Язык предоставляет говорящему (пишущему) разнообразные возможности выразить в предложении свое отношение к предмету речи, к ситуации, о которой сообщается, к адресату. Эта прагматическая триада, реализующаяся в разных предложениях или полностью, или в какой-то своей части и взаимодействующая с его семантической структурой, делает предложение языковой единицей, обладающей глубоким и неодноступенчатым смысловым строением (см.

Прагматика в ЛЭС). Таким образом, предложение в понимании современной синтаксической науки - сложное, многоаспектное явление, которое вряд ли может быть до конца когда-нибудь изучено. Типы простых предложений Предложения имеют различное грамматическое значение, различное коммуникативное назначение, семантику и т.д в зависимости от признака, положенного в основу классификации, предложения группируются в типы: 1. Повествовательные, вопросительные, побудительные.

2. Восклицательные и невосклицательные. 3. Утвердительные, отрицательные. 4. Членимые и нечленимые. 5. Односоставные и двусоставные. 6. Распространенные и нераспространенные. 7. Осложненные и неосложненные. 8. Полные и неполные (см. указанную литературу). Каждый тип простого предложения обладает либо коммуникативными, либо интонационными, либо структурными особенностями, при анализе предложения необходимо учитывать

также способ выражения грамматического значения и семантическую структуру предложения. Двусоставное простое предложение Двусоставное простое предложение - основной структурно-семантический тип простого предложения, обладающий наиболее полным набором дифференциальных признаков. Основной признак двусоставного предложения - наличие двух главных членов - подлежащего и сказуемого, которые обозначают предмет речи (субъект, носитель предикативного признака) и его предикативный признак

(действие, состояние). Дифференциальные признаки простого предложения рассматриваются в трех основных аспектах: структурном, семантическом и коммуникативном. Структурный аспект предложения предусматривает выделение следующих признаков: - характер членимости/нечленимости предложения; - способ выражения предикативной основы; - распространенность/нераспространенность; - полнота состава (наличие структурно обязательных главных членов); - наличие осложнения предложения.

Семантический аспект предложения предусматривает выделение следующих признаков: - функция (цель высказывания) - повествовательные, вопросительные, побудительные; - эмоциональная характеристика (восклицательное, нейтральное); - характер предикативных отношений (утвердительное/отрицательное). Коммуникативный аспект предложения предусматривает выделение следующих признаков: - актуальное (тема-рематическое) членение; - информативный центр и способ его актуализации (см.

Уч. пособие под ред Е.И. Дибровой, с. 57). Предложению свойственны особые синтаксические связи, отличные от связей в словосочетании. Между подлежащим и сказуемым - главными членами двусоставного предложения возникает взаимонаправленная синтаксическая связь, которая называется коордицацией. Координация отличается от согласования, характерного для словосочетания. Сравните: Я пишу, они пришли и синее небо, теплая погода.

Согласование - односторонняя связь, поскольку форма прилагательного целиком зависит от формы существительного, а не наоборот. Координация - взаимонаправленная связь, поскольку, с одной стороны, форма местоимения единственного или множественного числа предопределяет форму глагола-сказуемого, с другой стороны, форма сказуемого уподобляется подлежащему-местоимению. Кроме того, согласование осуществляется во всей парадигме (теплая погода, теплой погоды, теплой погоде…), а при координации объединяются только две словоформы

(я пишу, она говорит), при согласовании отмечаются атрибутивные синтаксические отношения, а при координации - всегда предикативные синтаксические отношения. Связь между подлежащим и сказуемым может быть формально не выражена: предикативные отношения выявляются на основе их взаимного расположения. Такая связь называется соположением. Например: Сад на горе. Деревья в цвету. Лес рядом. Он из служащих. В приведенных предложениях связь устанавливается на основе

логической последовательности, соположения словоформ относительно друг друга - понятие предмета всегда предшествует понятию признака. Некоторым двусоставным предложениям с особой структурой сказуемого свойственна синтаксическая связь, называемая тяготением, где именная часть составного сказуемого соотносится с подлежащим через посредство третьего компонента, например: Он пришел усталый. Ночь выдалась холодной. Для предложения также характерно сочинение.

Основные структурные схемы двусоставных предложений, их семантика и тип парадигмы. Двусоставные предложения образуются в речи по языковым моделям, или структурным схемам. Основные структурные схемы выделяются в зависимости от лексико-грамматических свойств главных членов, составляющих грамматическую основу предложения. (См.: Бабайцева В.В Максимов Л.Ю указ.учебник). О приведенных ниже структурных схемах можно подробнее прочитать

в Грамматике-80, Краткой русской грамматике. С согласованными (координируемыми) главными членами: 1) Схема - существительное в им. пад спрягаемый глагол (Лес шумит); значение - отношение между субъектом и его предикативным признаком - действием или процессуальным состоянием; парадигма полная; 2) Схема - существительное в им. пад существительное в им. пад. (Отец - учитель); значение - отношение между субъектом и его предметно представленным предикативным признаком; парадигма полная;

3) Схема - существительное в именительном падеже - полное прилагательное (Ребенок послушный); значение - отношение между субъектом и его предикативным признаком - свойством или качеством; парадигма полная; 4) Схема - существительное в им. пад краткое прилагательное (Ребенок послушен); значение - отношение между субъектом и его предикативным признаком - непроцессуальным состоянием; парадигма семичленная, нет формы сослагательного наклонения; 5) Схема - существительное в им. пад краткое причастие (Завод

восстановлен); значение - отношение между субъектом и его предикативным признаком - состоянием как результатом действия, парадигма полная. С несогласованными (некоординируемыми) главными членами: 1) Схема - существительное в им. п существительное в косв или наречие (Отец на работе. Друзья рядом); значение - отношение между субъектом и его предикативным признаком - состоянием, свойством, качеством, квалификацией; парадигма полная; 2) Схема - существительное в им. пад инфинитив (Задача

- учиться); значение - отношение между предметно представленным состоянием и его предикативным признаком - отвлеченно представленным действием или процессуальным состоянием; парадигма пятичленная, отсутствует выражение значений побуждения, желания, долженствования; 3) Схема - существительное в им. пад предикативное наречие (слово категории состояния) (Ложь - это непростительно); значение - отношение между действием или состоянием, названным через предмет, его представляющий,

и его предикативным признаком - качественной характеристикой; парадигма четырехчленная, отсутствует выражение условия, желательности, побуждения и долженствования; 4) Схема - инфинитив - существительное в им. пад. (Трудиться - доблесть); значение - отношение между отвлеченно представленным действием или процессуальным состоянием и его предикативным признаком - квалификацией; парадигма шестичленная, отсутствует выражение желательности и долженствования;

5) Схема - инфинитив - связка - инфинитив (Сомневаться - значит искать); значение - отношение между отвлеченно представленным действием или процессуальным состоянием и его предикативным признаком - отвлеченно представленным действием или процессуальным состоянием; парадигма - 6 членов, отсутствует выражение желательности и долженствования; 6) Схема - инфинитив - предикативное наречие (слово категории состояния) (Кататься весело); значение

- отношение между отвлеченно представленным действием или процессуальным состоянием и его предикативным признаком - качественной квалификацией; парадигма - 7 членов, отсутствует выражение долженствования. Структурно – семантическое направление Современное структурно-семантическое направление предполагает рассмотрение предложения и его компонентов в единстве структуры и семантики. В соответствии с этим подходом в ряде учебников (см например,

В.В. Бабайцева, Л.Ю. Максимов, указ.учебник, с. 19) выделяются следующие признаки членов предложения: 1. Структурные: - участие в формировании структурной схемы предложения (подлежащее, сказуемое); - способ выражения члена предложения; - характер связи (координация, соположение, тяготение - для главных членов; согласование, управление, примыкание - для второстепенных членов). 2. Семантические: - логическое значение (субъект или носитель предикативного признака, предикат или

сам предикативный признак, объект, признак, обстоятельство или признак действия, признак признака, признак состояния); - категориальное значение (значение части речи, которой выражен член предложения); - лексическое значение; - коммуникативная нагрузка (в составе темы или в составе ремы находится член предложения). Двусоставное предложение имеет два состава - состав подлежащего (со всеми относящимися к нему словами) и состав сказуемого (сказуемое и поясняющие его слова).

Подлежащее и сказуемое - главные члены двусоставного предложения, его конструктивный, формальный и смысловой центр, то есть его предикативная основа. Главные члены связаны друг с другом предикативными отношениями, в которых заложено объективно-модальное значение. Общее логическое значение подлежащего и сказуемого - это значение предмета речи/мысли (субстанции) и признака этого предмета речи/мысли, которое выражается в предложении.

Отвлеченное значение признака в широком понимании конкретизируется в предложении: конкретное действие, качество, свойство, принадлежность, национальность, профессия, возраст и т.д. Грамматическая связь - координация. Подлежащее обозначает предмет речи/мысли, который понимается очень широко. Оно может обозначать лицо, которое совершает действие, неодушевленный предмет, явление, отвлеченное понятие, выступающее в качестве носителя признака.

Подлежащее может быть выражено любой частью речи, а также словосочетанием. Наиболее распространенная форма - форма именительного падежа имени существительного или местоимения: Весна в этом году выдалась ветреной. Сам он - первейший лентяй в группе. Подлежащее может быть выражено также: - любым местоимением-существительным: Кто-то потревожил спящего; Никто не хотел умирать;

Каждый хочет быть удачливым и т.п.; - прилагательным и причастием в значении существительного: Желающие могут спать; Отдыхающие приглашаются обедать; - количественным, порядковым, собирательным числительным: Три плюс два равняется пяти; Трое отправились в лес; - инфинитивом, обозначающим независимое, не относящееся к субъекту действие (сказуемое, обычно составное именное, стоит после подлежащего): Учиться - наша главная задача, Кататься на каруселях весело;

Обойти то мелкое и призрачное, что мешает быть свободным и счастливым вот цель и смысл нашей жизни; - неизменяемой частью речи, употребленной в значении существительного: Его ах да ох надоело; - словосочетанием, лексически или синтаксически несвободным (неразложимым, цельным): Красная рыба последние годы плоховато ловится на крюк; Погибли сотни деревьев; Поступило несколько предложений.

Сказуемое - главный член двусоставного, выражающий признак предмета речи/мысли, названный подлежащим. Наиболее типичная форма - глагол в личной форме. По структуре различаются три типа сказуемого: простое, составное (глагольное, именное), сложное. Основанием деления сказуемого на простое и составное служит способ выражение вещественного и грамматического значений. В простом глагольном сказуемом названные значения выражаются одним словом; в составном связка и вспомогательный

глагол выражают грамматическое значение, присвязочная часть и инфинитив выражают вещественное (лексическое) значение. Простое глагольное сказуемое выражается глаголом в изъявительном, повелительном, сослагательном наклонениях и инфинитивом в особом употреблении. Примеры: Ты не смейся! Давайте поговорим! Вы бы меня угостили чем-нибудь, что ли. А ты и плакать сразу. В последнем предложении инфинитив имеет значение быстро начавшегося действия,

это значение может усиливаться частицами ну, давай. В особых условиях (преимущественно в сфере экспрессивно окрашенной разговорно-бытовой или художественной речи) функцию простого глагольного сказуемого может выполнять лишенный форм словоизменения междометный, или усеченный, глагол: Тут рыцарь прыг в седло и бросил повода…Я хвать за пояс - пистолета нет. Простое глагольное сказуемое бывает осложненным, при обозначении конкретного действия специально подчеркивается

тот или иной аспект его реализации (длительность, интенсивность, неопределенность, преднамеренность и т.д). Такое сказуемое, в частности, представляют: 1) повторяющиеся спрягаемые глагольные формы: Сапожник бился, бился И, наконец, за ум хватился (Крылов); Герасим глядел, глядел да как засмеется вдруг (Тургенев); 2) повторяющиеся спрягаемые глагольные формы, соединенные частицей так:

Вот я его обрадую так обрадую; 3) сочетания спрягаемой глагольной формы с предшествующим инфинитивом того же глагола: Помнить я помню, да только смутно; 4) сочетания спрягаемой глагольной формы с отглагольной частицей знай: А он знай пляшет; 5) слитные сочетания спрягаемых глагольных форм типа пойду прогуляюсь, лягу отдохну. Осложненные элементы вносят дополнительные оттенки в грамматическое и лексическое значение сказуемого,

но не затрагивают его структуры (см.: Н.М. Шанский, с. 447). В качестве простого глагольного сказуемого в соответствующем синтаксическом употреблении рассматриваются также устойчивые глагольно-именные сочетания типа принимать участие, оказывать помощь, приходить в уныние, впадать в тоску и т.п.(там же). Составное сказуемое. Как уже отмечалось выше, в простом глагольном сказуемом признаки лица, числа, времени, наклонения и

собственно лексическое значение выражаются одной формой, в составном сказуемом грамматическое и лексическое значение выражаются раздельно. В зависимости от морфологической природы присвязочной части различаются 2 типа составного сказуемого - составное глагольное и составное именное. Составное глагольное сказуемое состоит из вспомогательного глагола и инфинитива. Обязательно следует помнить, что не всякий русский глагол может выступать в роли вспомогательного,

список этих глаголов ограничен. Наиболее типичными вспомогательными глаголами являются: - фазовые глаголы, обозначающие начало, продолжение, конец действия, названного инфинитивом или употребляющиеся в этом значении: начать, стать, приняться, кончить, перестать, прекратить, бросить (в значении перестать), продолжать, остаться и т.п.; - глаголы с модальным значением, выражающие различные оттенки модальности: возможность, невозможность, предрасположенность к действию, желание, стремление, решение, старание:

хотеть, желать, мочь, собираться, мечтать, намереваться, осмелиться, пытаться и т.п. В качестве составного глагольного сказуемого рассматриваются также сочетания инфинитива с предикативными прилагательными, имеющими модальное значение (должен, намерен, готов, обязан, способен, рад) и глагольно-именными оборотами фразеологического типа (иметь привычку, иметь намерение, изъявить желание и т.п.): Человек должен трудиться (Горький); Я намерен уйти;

Он изъявил желание остаться. К осложненным формам составного глагольного сказуемого относят синтаксические конструкции, включающие комбинацию из модального и фазового либо двух модальных глаголов+инфинитив: Шубин хотел начать работать… (Тургенев); Я могу (должен) решиться уехать. Установление конструктивных границ составного глагольного сказуемого и, в частности, отграничение такого сказуемого от простого глагольного вызывает определенные трудности, обусловленные тем, что состав фазовых

и модальных глаголов очерчивается в русском языке недостаточно четко. Поэтому нередко одни и те же синтаксические построения получают у разных авторов неоднозначную трактовку. Очевидно, в таких и подобных случаях однозначного решения принять невозможно и приходится признать допустимость двоякой синтаксической трактовки по крайней мере некоторых из соответствующих построений. (См.подробнее: Шанский Н.М указ.учебник, с. 447-449).

Составное именное сказуемое формируется из связки (в том числе и нулевой), обеспечивающей его грамматическую квалификацию в категориях наклонения, времени и лица, и именной (присвязочной) части, выражаемой одной из склоняемых частей речи (существительного, прилагательного, причастия, числительного, местоимений различных разрядов) или их заместителями. Понятие связки и состав связок в различных учебных пособиях определяются неодинаково. А.Н.Гвоздев относит к числу связок наряду с "чистой" связкой быть

глаголы стать, делаться, являться, представляться, казаться, выполняющие эту роль, когда они практически утрачивают свое лексическое значение, как в предложениях: Он был учителем; Сестра стала взрослой; Ветер делается неприятным; Он является новатором; Вопрос представляется ясным; Он показался мне утомленным (ср.предложения: Он был на концерте;

Сестра стала у окна; Кирпич делается из глины; На занятия он является одним из первых; Он представляется начальнику, где соответствующие глаголы выступают в качестве простого глагольного сказуемого). В "Грамматике русского языка" (1954) и ряде других пособий (в том числе и в школьном учебнике) связочная функция приписывается также лексически полнозначным глаголам в конструкциях типа Сестра лежала больная; Лето стояло жаркое; Сын растет книголюбом.

Причем сочетания таких глаголов с подчиненными им именами квалифицируются либо как составное именное сказуемое со знаменательной связкой (школьный учебник), либо как сложное именное сказуемое (Грамматика - 54, Н.С. Валгина и др.), либо как особый, переходный тип сложного сказуемого, совмещающего в себе черты простого и составного сказуемого (А.Н. Гвоздев). В зарубежной лингвистике эти сочетания получили иную трактовку: в них выделяют простое глагольное сказуемое+предикативное

определение или предикативное дополнение. Аналогичную точку зрения отстаивают (и не без оснований, по словам Н.М. Шанского) Л.Д. Чеснокова и П.А. Лекант. Проф. Л.Я. Маловицкий (см.: Современный русский язык: Уч.пособие для студентов пед.ин-тов по спец. "Педагогика и методика нач.обучения" / Р.Н. Попов,

Д.П. Валькова, Л.Я. Маловицкий, А.К. Федоров - М 1986) отмечает, что связка бывает словесно выраженной и словесно не выраженной и выделяет нулевую, незнаменательную, полузнаменательную и знаменательную связки. Словесно не выраженная - это нулевая связка. Её наличие в составе сказуемого выявляется в системе противопоставлений, ср.: В сумерки луга похожи на море (Паустовский); В сумерки луга были похожи на море; В сумерки луга будут похожи на море.

Грамматическим показателем прошедшего и будущего времени изъявительного наклонения здесь являются связки были, будут, а грамматический показатель синтаксического настоящего времени и изъявительного наклонения в первом примере - нулевая связка. Незнаменательная - это только связка быть, которая не имеет лексического значения, она - показатель прошедшего или будущего времени, изъявительного, повелительного или сослагательного наклонения: 1) Гроза была хозяйкой этой ночи; 2) Здесь будет город заложен

Назло надменному соседу (Пушкин); 3) Сердца людей да будут благодарны Ему, вождю, живому на века! (Жаров). Для выражения настоящего времени иногда употребляется глагольная форма этой связки - есть. Полузнаменательная связка, кроме грамматического выражения времени и наклонения, обладает некоторой долей лексического значения. Например, связки стать, становиться, делаться указывают на возникновение признака или на его изменение: Туман стал гуще;

Ждать становилось все труднее; Я сделался больным. Связки казаться, считаться, слыть подчеркивают, что признак дается в чьем-либо представлении: В дороге люди кажутся моложе, улыбчивей, доверчивей, ясней. Связки бывать, состоять, оказаться, выглядеть, заключаться указывают на проявление, обнаружение признака: У сильных и горе бывает сильным; Смысл человеческого существования состоит в самой высокой требовательности

к самому себе (Герман). Знаменательная связка полностью сохраняет лексическое значение. В качестве такой связки обычно употребляются глаголы движения и состояния: идти, лететь, вернуться, сидеть, лежать и т.п а также глаголы работать, служить: Он сложа руки прохаживался угрюмый (Лермонтов); Я стою очарованный утренней панорамой (Федосеев); Настя работала секретарем в Союзе художников (Паустовский).

Стандартными (специализированными) формами именной части в составном именном сказуемом являются именительный и творительный падежи склоняемых частей речи, а также формы сравнительной степени прилагательных и краткие формы прилагательных и причастий, используемых исключительно в присвязочной позиции (с. 450, Шанский): К осени дни становятся короче; И воздух становится слаще, и дали приветливее, и люди милее, и жизнь легче (Федин); Дела мои расстроены и т.п.

Употребление в присвязочной позиции других падежных или предложно-падежных форм частей речи, наречий и наречных сочетаний и т.п. (на что указывают все учебные пособия) носит в большинстве случаев вторичный, производный характер. Такие формы появляются в присвязочной позиции либо как заместители стандартных форм, например: Бойцы были наготове (Бойцы были готовы); эта работа была ему в привычку (Эта работа была ему привычной); Ведь я ей несколько сродни; Была без радости любовь, разлука будет без печали;

либо в результате компрессии (сжатия) занимающих эту позицию словосочетаний с лексически "пустым" или тавтологическим по отношению к подлежащему главным членом, который стоял бы в данной позиции в именительном или творительном падеже, например: Эта обувь высшего качества (Эта обувь - обувь высшего качества); Это общежитие для студентов; Он был веселого нрава. Подобные случаи встречаются в современном русском языке достаточно часто.

И.П. Распопов (его точка зрения изложена в учебнике под ред. Н.М. Шанского, с. 450) отмечает, что вряд ли правомерно относить к присвязочной части составного именного сказуемого построения типа: Враг был у ворот города; Река рядом; Место сбора в парке; Цель вовсе не в нашем счастье, а в чем-то более разумном и великом. В этих предложениях зависимые словоформы представляют вовсе не присвязочный член составного именного

сказуемого, а выступают в роли второстепенных членов (обстоятельств и дополнений) при простом глагольном сказуемом, которое в данном случае сокращается либо до грамматической формы, омонимичной связке, либо до нуля. Сравните эту точку зрения с точкой зрения авторов Русской грамматики (Лес рядом). Особо следует отметить синтаксические конструкции, образуемые сочетанием модального или фазового глагола со связкой в инфинитиве и призвязочным членом (существительным или прилагательным

в творительном падеже): Все в нашем классе хотели стать актерами; Она старалась казаться веселой; Глаза ее продолжали оставаться грустными. Такие конструкции квалифицируются в учебных пособиях либо как осложненные формы составного именного сказуемого (П.А. Лекант), либо как трехчленное сложное сказуемое (Грамматика-54), либо как трехчленное сказуемое смешанного (глагольно-именного) типа (Н.С.

Валгина). Последняя квалификация представляется наиболее точной, поскольку в этих случаях имеет место своеобразная контаминация форм составного глагольного и составного именного сказуемого. Второстепенные члены предложения В соответствии с традицией, идущей от Ф.И. Буслаева, второстепенные члены предложения рассматриваются по существу безотносительно к конструктивной организации предложения в целом. Поэтому для их квалификации в большинстве случаев оказывается достаточным

обращение к двусловным сочетаниям, представляющим не предложение как таковое, а лишь отдельные фрагменты предложения. Обычно выделяют три основных разряда второстепенных членов предложения - определения, дополнения и обстоятельства. Их выделение имеет в виду дифференцированное выражение семантики отношений, характерных для словосочетания, а именно атрибутивных, объектных и обстоятельственных (вопрос изучается самостоятельно по учебникам, указанным в литературе). Заключение Степень семантической специализации слов и выражений,

употреблявшихся в языке отечественной науки, была неодинаковой. Одни из них являлись собственно лингвистическими терминами, специализированными наименованиями соответствующих понятий, другие представляли собой переходные явления от общеупотребительной лексики к специальной или ситуативной употреблялись в качестве наименований специальных понятий. На современном этапе упорядочения терминологии сравнительно – исторического языкознания предстоит большая,

трудная, но, захватывающая работа по ее стандартизации, и нет сомнения в том, что в опоре на великих предшественников современная наука достойным образом, с учетом определенных неотьемленных свойств терминов, довершит построение парадигмы. Библиография Алпатов, В.М. История лингвистических учений. М 1998. Амирова, Т.А Ольховиков, Б.А Рождественский, Ю.В. Очерки по истории лингвистики.

М 1975. Апресян, Ю.Д. Идеи и методы современной структурной лингвистики (краткий очерк). М 1966. Березин, Ф.М. История лингвистических учений. М 1975. Березин, Ф.М. История русского языкознания. М 1979. Березин, Ф.М. История советского языкознания. Некоторые аспекты общей теории языка: Хрестоматия.

М 1981. Березин, Ф.М. Русское языкознание конца XIX - начала XX в. Березин, Ф.М Головин, Б.Н. Общее языкознание. М 1979. Виноградов, В.В. История русских лингвистических учений. М 1978. Кодухов, В.И. Общее языкознание. М 1974. Общее языкознание / Под ред. А.Е. Супруна. Минск, 1983. Хрестоматия по истории русского языкознания /

Составитель Ф.М. Березин. М 1973.



Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный реферат Вы можете использовать для подготовки курсовых проектов.

Доработать Узнать цену написания по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем реферат самостоятельно:
! Как писать рефераты
Практические рекомендации по написанию студенческих рефератов.
! План реферата Краткий список разделов, отражающий структура и порядок работы над будующим рефератом.
! Введение реферата Вводная часть работы, в которой отражается цель и обозначается список задач.
! Заключение реферата В заключении подводятся итоги, описывается была ли достигнута поставленная цель, каковы результаты.
! Оформление рефератов Методические рекомендации по грамотному оформлению работы по ГОСТ.

Читайте также:
Виды рефератов Какими бывают рефераты по своему назначению и структуре.