Реферат по предмету "Уголовное право и процесс"

Узнать цену реферата по вашей теме


История уголовно-исполнительного права

РАЗДЕЛ I ПЕНИТЕНЦИАРНОЕ ПРАВО РОССИИ НАЧАЛА XX ВЕКА 1900-1917 гг ДООКТЯБРЬСКИЙ ПЕРИОД Глава 1. Пенитенциарная система дореволюционной России 1. Правовые Российская тюремная система вступила в XX век, основы системы имея в своей основе достаточно серьезную пра-исполнения вовую базу, разработка которой осуществлялась, уголовных главным образом, в течение 30-90-х годов преды-наказаний дущего столетия.


Два основных правовых документа определяли содержание деятельности системы исполнения уголовных наказаний Устав о содержащихся под стражею 1890 г. с изменениями 1906, 1908 и 1909 гг. и Устав о ссыльных 1909 г Основные нормы этих уставов базировались на положениях Свода учреждений и уставов о содержащихся под стражею и ссыльных 1832 г который в свою очередь вобрал в себя нормы отдельных частных инструкций Московской 1804 г


Петербургской 1819 г регламентировавших некоторые вопросы организации тюремного быта, и Общей тюремной инструкции 1831 г впервые в истории Российского государства объемно и всесторонне определившей деятельность системы мест заключения, порядок и условия отбывания арестантами наказания, формы и методы пенитенциарно-карательного воздействия на них. Общеизвестно, что изменения общественно-политических и социально-экономических отношений, внутренняя


криминогенная обстановка в государстве вызывают потребность в совершенствовании видов уголовных наказаний, в том числе связанных с лишением свободы, что неизбежно приводит к корректировке системы их исполнения. Российское государство с такой ситуацией столкнулось на рубеже XIX-XX столетий. В Законе от 11 декабря 1879 г. были определены основные начала преобразования карательной системы государства, в основу которой были положены следующие виды уголовных наказаний 1 смертная казнь 2


каторга, назначаемая бессрочно или на срок с последующим переводом на поселение 3 ссылка на поселение без срока 1 4 заключение в исправительном доме 5 заключение в крепости 6 заключение в тюрьме 7 арест .8 денежная пеня . Уголовное уложение 1903 г. практически без изменения включило в перечень уголовных наказаний виды наказаний, определенных Законом от 11 декабря 1879 г заменив лишь денежную пеню на денежный штраф2. В рассматриваемых уставах о содержащихся под стражею с учетом изменения системы видов уголовных


наказаний и основных направлений реформы тюремной системы 1877-1879 гг а также изменения ее ведомственной принадлежности - передачи в 1895 г. из подчинения Министерства внутренних дел в подчинение Министерства юстиции, раскрывается понятие содержания под стражею. Содержание под стражею понимается 1 как мера пресечения в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений и проступков 2 как мера исправления и наказания 3 как мера, применяемая к неисправным должникам 4 как


мера, применяемая в отношении пересыльных арестантов. Для обеспечения реализации указанных целей в гражданском ведомстве создается система учреждений, имеющих свой особый правовой статус, которая включает 1 помещения для подвергаемых аресту 2 арестантские помещения при полиции 3 тюрьмы губернские, областные и уездные тюремные замки Санкт-Петербургская тюрьма, Московская исправительная тюрьма 4 исправительные арестантские отделения 5


тюрьмы для содержания осужденных к каторжным работам 6 пересыльные тюрьмы. Что касается изменения ведомственной принадлежности тюремной системы, то этот шаг был воспринят неоднозначно, в основном с негативных позиций. Выражая последнюю точку зрения, видный государственный деятель и ученый-правовед А. Ф. Кони писал, имея в виду министра юстиции мерзавец Муравьев, вовремя ушедший в кусты, совершенно исказил


М инистерст во юстиции, развратив его состав и присоединив к нему тюремное ведомство для получения 6 т ысяч добавочных и шашки на перевязи , лишенное средств, людей, системы . Для определения состояния положения в учреждениях тюремного ведомства на рубеже веков очень важна его оценка лишенное средств, людей, системы Следовательно, перед организаторами реформы мест заключения одной из основных задач была задача создания системы в широком смысле этого слова, неотъемлемой частью


которой являлось правовое обеспечение всех сфер карательно-исполнительной деятельности. Прежде всего было обращено внимание на формирование управленческих структур и разработку их функций. В центре Министерство юстиции и Главное тюремное управление с широкими полномочиями на среднем управленческом уровне губернаторы и губернские правления с тюремными отделениями в составе губернского тюремного инспектора, его помощника и определенного штата служащих, наделенных довольно большими правами, в низовом звене


тюремная администрация во главе с начальниками тюрем и их помощниками, священники, дьяконы и псаломщики при местах заключения, врачи и фельдшеры - составляли единую систему управления организацией исполнения уголовных наказаний. В низовом звене особое место занимала тюремная стража - старшие и младшие надзиратели, в обязанности которой входило обеспечение надзора за лицами, отбывающими наказания в виде тюремного заключения. Примечательно, что из вышеописанной системы управления местами заключения закон выделял


отдельные места заключения, расположенные в городах Санкт-Петербурге, Царском Селе и Москве, соподчиненность и порядок регулирования деятельности которых отличались от общего правила они находились в ведении санкт-петербургского и московского губернаторов по принадлежности. Для наблюдения за местами заключения в этих городах учреждались особые наблюдательные комиссии в составе представителей, избираемых городскими думами, лиц прокурорского надзора, членов благотворительных


тюремных комитетов, а также членов, назначаемых Министром юстиции. Сложность комплектования и закрепления кадров надзора вызывала необходимость установления законом ряда льгот, которые обеспечивали моральный и материальный интерес продолжения службы в тюремной системе. Тюремные надзиратели освобождались от призыва из запаса в армию и в действующие команды флота, а также службы в государственном ополчении. При условии безупречной службы в тюремной страже в течение пяти


лет назначенный им оклад содержания увеличивался на одну треть прослужившим десять лет к окладу добавлялась еще одна треть прослужившим пят-надцать лет назначался за дальнейшую службу двойной оклад содержания. К числу органов управления тюремной системой государства Свод учреждений и уставов о содержащихся под стражею относит также Общество Попечительное о тюрьмах, учрежденное императором


Александром I в 1819 г. по образу и подобию Британского библейского общества. Перед Обществом была поставлена задача нравственного исправления преступников. Достижение этой цели обеспечивалось указанными в его уставе средствами ближайшим и постоянным надзором над заключенными размещением их по роду преступлений и обвинений наставлением их в правилах христианского благочестия и доброй нравственности занятием их приличными упражнениями и заключением провинившихся


или буйствующих из них в уединенное место . Устав Общества Попечительного о тюрьмах, в редакции 1890 г с изменениями и дополнениями, внесенными в него до 1909 г ставил перед Обществом задачи улучшения нравственного и физического здоровья арестантов, для решения которых оно в свое распоряжение получало из казны деньги, отпускаемые на содержание заключенных и тюрем. Согласно уставу Общество Попечительное о тюрьмах находилось под непосредственным покровительством


Императора и учреждалось при Министерстве юстиции. Устав определял организационно-управленческие структуры Общества, обязанности его комитетов, отделений и их директоров, а также условия и порядок их работы. Уставы о содержащихся под стражею, выделенные в рассматриваемом Своде в отдельный раздел, в соответствующих главах детально регламентируют порядок и условия организации


исполнения уголовных наказаний в помещениях для подвергаемых аресту при содержании под стражею при полиции в тюрьмах при содержании приговоренных к заключению в тюрьме за преступления и проступки при содержании неисправных должников при содержании в исправительных арестантских отделениях. Характерной особенностью российского законодательства в сфере уголовного наказания и его исполнения являлось наличие ряда правовых актов, нормы которых нередко имели в своей основе один и тот же предмет


регулирования, а именно организацию исполнения мер уголовного наказания. Пример тому - Устав о ссыльных издания 1909 г который, являясь самостоятельным правовым актом, в то же время весьма тесно был связан с уставами о содержащихся под стражею, особенно в части регулирования деятельности мест лишения свободы ссыльно-каторжных. Для этих правовых документов характерным является отсутствие четкого поня-тийного аппарата.


По этой причине деятельность одних и тех же учреждений, в которых содержались различные категории осужденных, регулировалась одновременно двумя указанными выше правовыми документами. Имеется в виду содержание ссыльно-катор-жных в тюрьмах. Уместно заметить, что подобная практика регулирования порядка и условий исполнения уголовных наказаний в виде лишения свободы использовалась в России в 30-е годы и в начале 90-х годов нынешнего столетия.


Устав о ссыльных устанавливает два вида исполнения уголовных наказаний в виде ссылки за преступные деяния 1 ссылку в каторжные работы и 2 ссылку на поселение в местности, определяемые судебными приговорами и административными органами по месту ссылки. В этой связи ссыльные подразделялись на ссыль-но-каторжных и ссыльно-поселенцев. Кроме того, в законе особо выделялась категория арестантов, к которой относились бродяги, в отношении их принимались крайне суровые меры.


После отбытия наказания в исправительных арестантских отделениях или тюрьмах они направлялись на водворение в Якутскую область. Ссылка в каторжные работы рассматривалась как наиболее суровый вид уголовного наказания. В перечне уголовных наказаний по тяжести она занимала второе место после смертной казни. Ссыль-но-каторжные по месту отбывания каторжных работ находились в ведении тюремного начальства, в то время как решение вопросов в отношении ссыльно-поселенцев возлагалось на губернские и областные управления.


Общее руководство системой исполнения наказаний в отношении ссыльно-каторжных и ссыльно-поселенцев осуществляли Министерство юстиции в лице Главного тюремного управления и Совет по тюремным делам. Труд ссыльно-каторжных использовался в рудниках, на заводах, фабриках и производстве других работ в Сибири, часть из них размещалась в тюрьмах, приспособленных для содержания этой категории преступников. Ссыльно-каторжные подразделялись в зависимости от тяжести совершенных ими преступлений


и определенных в приговорах сроков наказания на три разряда. К первому разряду относились осужденные к каторжным работам без срока или на сроки свыше двадцати лет ко второму разряду - осужденные к каторжным работам на сроки от восьми до двадцати лет и к третьему разряду - осужденные к каторжным работам на сроки от четырех до восьми лет. Что касается исполнения уголовного наказания в отношении ссыльно-поселенцев, то оно могло быть организовано


либо присе-лением их к деревням старожилов в отдаленнейших местах Сибири, либо в новых селениях, создаваемых для этих целей за счет казны. Непременным условием организации исполнения уголовного наказания в отношении ссыльно-каторжных, независимо от разряда, было причисление их к отряду испытуемых и содержание их в остроге в течение определенного времени, срок которого зависел от принадлежности к разрядам и поведения в остроге.


Для каторжных первого разряда время испытания определялось следующими сроками 1 бессрочных - восемь лет 2 осужденных к каторге на сроки свыше двадцати лет - пять лет. Для каторжных второго разряда 1 осужденных к каторге на срок от пятнадцати лет - два года 2 осужденных к каторге на срок от десяти до двенадцати лет и свыше восьми до десяти лет - полтора года. Время испытания каторжным третьего разряда определялось 1 осужденным к каторжным работам на срок от


шести до восьми лет - полтора года 2 осужденным к каторге на срок от четырех до шести лет - один год. В законе подробно регламентировался порядок и условия организации каторжных работ на Нерчинских и Петровском заводах Кабинета Его Императорского Величества, в то время как организация использования каторжного труда на других производствах регулировалась лишь в общих чертах. В начале XX в. в России с особой остротой встали вопросы правового регулирования


порядка и условий исполнения уголовного наказания в отношении подростков, совершивших различного рода преступления. Следует обратить внимание на то обстоятельство, что на протяжении довольно длительного исторического периода времени в России отсутствовали не только правовые нормы, но и специальные исправительные учреждения для содержания подростков-правонарушителей. Подростки и взрослые содержались в одних и тех же тюремных заведениях, наравне со взрослыми вхо дили


в этапные партии, испытывали при этом неимоверные страдания и лишения. Впервые в общегосударственном масштабе особая тревога и озабоченность о судьбе подростков-правонарушителей была высказана на первом съезде представителей воспитательно-исправительных приютов, который состоялся в 1881 г. в г. Москве по инициативе попечителя Московского городского исправительного приюта для малолетних Руковишникова . Съезд обратился к правительству с предложениями определить особый правовой статус исправительных


учреждений для малолетних, правовое положение подростков и персонала, источники содержания этих учреждений, роль родителей в деле воспитания малолетних. Результатом настойчивой работы благотворительных организаций, государственных органов в лице педагогических коллективов исправительных учреждений для несовершеннолетних и представителей Главного тюремного управления явилось Положение о вос-питательно-исправительных заведениях для несовершеннолетних издания 1909 г подготовленное


на основе отдельных уставов конкретных воспитательно-исправительных приютов, включающих в свою систему на первом этапе всего лишь 11 таких заведений. В качестве учредителей воспитательно-исправительных учреждений, согласно Положению, могли выступать Правительство, земства, города, духовные установления, общественные организации и частные лица. Положение о воспитательно-исправительных заведениях для несовершеннолетних в качестве основной цели этих учреждений утвердило нравственное исправление лиц, в них помещаемых, подготовку


их к честной и трудовой жизни. Эта цель достигается организацией их религиозно-нравственного, умственного и физического развития на основе первоначального общего образования, а также обучения практическим профессиям, дающим им возможность добывать средства к существованию собственным трудом. Возраст несовершеннолетних, которые могли быть направлены в воспитательно-исправительные учреждения, был установлен в пределах от десяти до семнадцати лет.


Программа обучения несовершеннолетних в воспитательно-исправительных заведениях включала 1 Закон Божий по правилам того вероисповедания, к которому каждый из обучаемых принадлежал 2 чтение, письмо и арифметика в пределах программы одноклассного начального училища Министерства народного образования. При наличии условий и возможностей учащиеся могли получить элементарные знания и по другим научным предметам 3 обучение по усмотрению учредителей, ремеслу, земледелию и т.


д. Положение предоставило право, с разрешения министра юстиции, проведения съездов представителей воспитательно-исправительных заведений и создания их постоянного бюро. Таким образом, постепенно создавалась правовая основа деятельности исправительных заведений для несовершеннолетних и в соответствии с ней формировалась и расширялась их сеть. К началу 1917 г. в системе Главного тюремного управления функционировали 57 колоний и приютов, в которых


содержались 2570 воспитанников . В числе основных структурных звеньев тюремной системы служба охраны занимает первостепенное место. Охранная функция обеспечивает главное требование исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы - надежность изоляции заключенных. В условиях царской тюремной системы эту функцию выполняли две службы тюремная стража, в составе старших и младших надзирателей, обеспечивающая внутренний надзор и внешнее окараулива-ние мест заключения, и


конвойная стража, правовое положениекоторой, условия и порядок организации и несения службы регламентировались Уставом конвойной службы, утвержденным царским указом в июне 1878 г. с последующими изменениями в редакции 1907 г. В организационном плане конвойная стража состояла из конвойных команд, которые в свою очередь, в зависимости от внутренней организации, подразделялись на следующие категории 1 команды, имеющие особых начальников из штаб- и обер-офицеров, пользующихся правами командиров отдельных батальонов 2 команды,


не имеющие особых начальников из офицеров и в этой связи подчиненных а в местностях, где имелись уездные военные начальники этим должностным лицам и б в местностях, где не было уездных военных начальников начальникам местных команд, расположенных в одном пункте с конвойными командами. В строевом и хозяйственном отношении конвойные команды находились в ведении начальников местных бригад и подчинялись на общем для войск основании начальникам гарнизонов и комендантам.


Организация и общее руководство пересыльной частью арестантов возлагались на Начальника Главного тюремного управления. Что касается организации конкретной работы по обеспечению выполнения функций конвойной службы, то все конвойные команды находились в подчинении Главного инспектора по пересылке арестантов, в обязанности которого вменялись контроль за несением конвойной службы конвойными командами личное инспектирование и ревизия делопроизводства конвойных команд в части


законного их использования. При Главном инспекторе по пересылке арестантов в качестве его порученцев состояли старший и младший штаб-офицеры и обер-офицер. Во время несения службы по сопровождению и окарауливанию арестантов конвойные воинские чины приравнивались к чинам военного караула. Согласно Уставу конвойной службы в обязанности службы конвойных команд входило а сопровождение арестантов всех ведомств по железным дорогам, водным путям сообщения и пешим трактом


б сопровождение лиц, пересылаемых при этапных партиях в сопровождение арестантов при следовании от мест заключения гражданского ведомства к станциям железных дорог, пароходным пристаням и обратно г сопровождение арестантов в районе городов из мест заключения гражданского ведомства в судебные учреждения, к судебным и военным следователям, к должностным лицам, производящим расследование по уголовным делам, и в другие присутственные места д сопровождение отдельно от других арестантов лиц, содержащихся под стражей штаб-


и обер-офицеров и гражданских чинов военного ведомства, состоящих на действительной службе содержащихся под стражей отставных или состоящих в запасе офицеров, не лишенных по суду этого звания приговоренных к заключению в крепости душевнобольных арестантов е сопровождение арестантов гражданского ведомства при выводе их на работы вне тюремной ограды ж содействие тюремному начальству при производстве обысков в местах заключения гражданского ведомства з содействие тюремному начальству при прекращении беспорядков


среди арестантов в местах заключения гражданского ведомства и наружная охрана мест заключения гражданского ведомства в виде постоянной меры при условии увеличения штатной численности соответствующих конвойных команд и в исключительных случаях, в виде временной меры, с разрешения командующих войсками в округах. Непременным условием этапирования заключенных было наложение на отдельные из них категории кандалов и наручников. Согласно Уставу конвойной службы обязательному заковыванию в кандалы ножные и ручные подлежали


осужденные к каторжным работам без срока мужчины и женщины в ножные - все осужденные к срочной каторге мужчины. В наручниках конвоировались осужденные в ссылку на поселение и бродяги. Наряду с законами в пенитенциарной сфере деятельность мест заключения регулировалась также ведомственными нормативными актами, в числе которых особого внимания заслуживает Общая тюремная Инструкция, утвержденная министром юстиции, сенатором


А. Хвостовым 28 декабря 1915 г. Действие инструкции распространялось на места заключения гражданского ведомства а каторжные тюрьмы б исправительные арестантские отделения в тюрьмы прочих наименований - губернские и областные, уездные и окружные, следственные, срочные и пересыльные, Петроградскую одиночную тюрьму, Дом предварительного заключения, Петроградскую женскую тюрьму, Петроградскую временную тюрьму,


Московскую исправительную тюрьму г гминные, полицейские, судебно-полицейские и соединенные аресты Привисленского края д все арестные дома и помещения, в которых содержались арестанты тюремного разряда. Инструкция определяла общие обязанности службы чинов тюремной стражи, организацию службы тюремных надзирателей, внутренний тюремный распорядок, порядок и условия содержания арестантов, порядок их освобождения из мест заключения. 2. Система, Тюремная система царской


России представ-условия и порядок ляла собой сложный комплекс государствен-исполнения но-правовых учреждений с определенным уголовных правовым статусом и организационно-управ-наказаний в виде ленческими структурами, установленными лишения свободы законодательными и ведомственными нормативными актами. Результатом реформы тюремной системы конца XIX столетия стало образование централизованного тюремного ведомства во главе с Главным тюремным управлением, входящего на первых порах в состав


Министерства внутренних дел, а с 1895 г. подведомственного Министерству юстиции. Главное тюремное управление как орган центрального управления определяло основные направления и содержание реформы тюремной системы, в свою очередь приспосабливаясь к новым условиям жизнедеятельности государства и общества. Совершенно новым структурным звеном, не имеющим аналогов в зарубежной пенитенциарной практике, было образование в его составе


Тюремной инспекции, на которую возлагались обязанности разработки проектов законодательных актов, проведение ревизий местных тюремных учреждений, руководство их деятельностью. Объем функций и порядок работы тюремной инспекции был регламентирован Временными правилами для первоначального руководства тюремным инспекторам во время командировок с целью осмотра и ревизии учреждений, входящих в состав карательной системы .


Эта своеобразная инструкция представляет интерес и для современной деятельности системы мест лишения свободы. В обязанности тюремных инспекторов было вменено сбор на местах как в отдельных тюремных учреждениях гражданского ведомства, так и в губернских правлениях и иных присутственных местах, имеющих отношение к тюремной части, различных сведений, необходимых для всестороннего ознакомления с существующим положением тюремных учреждений, а также для разработки различных законодательных и административных мероприятий


по работе мест заключения проведение ревизий тюремного хозяйства, делопроизводства в канцеляриях мест заключения и ссылки, а также проверка условий и порядка содержания в тюрьмах лиц, подвергнутых в той или иной форме лишению свободы. Основанием для инспектирования являлся ордер Начальника Главного тюремного управления, в котором определялся объем работы, а также предусматривалась проверка путем личного ознакомления достоверности данных, которые местные карательные учреждения направляли


в Главное тюремное управление. Временные правила в деталях определили содержание и методику работы тюремных инспекторов в период их командировок для проверки деятельности мест заключения и их управленческих структур. В процессе проверки тюремные инспектора обязаны были проверить и отразить в актах ревизии 1 состояние тюремных зданий, размеры и вместимость помещений, предназначенных или приспособленных для содержания заключенных все условия, касающиеся тюремных зданий, которые могли бы иметь значение при обсуждении


вопроса о расширении, перестройке, приспособлении и улучшении мест заключения 2 состав лиц, содержащихся в каждом месте заключения по категориям арестанты следственные, пересыльные, подвергнутые лишению свободы вследствие состоявшихся о высылке их приговоров крестьянских и мещанских обществ содержащиеся по отбытии наказания ввиду непринятия их обществами семейства жены и дети , следующие за лицами, направляемыми в ссылку отбывающие наказание, определенное судебным приговором арестанты-военные, содержащиеся за неимением


помещений в местах заключения военного ведомства 3 личный состав администрации каждого места заключения с указанием оклада содержания, получаемого каждым, и кратким указанием на порядок распределения между ними служебных занятий, а также на степень подготовленности и пригодности отдельных лиц администрации и надзора к успешному исполнению служебных обязанностей 4 порядок продовольствия заключенных, с обязательной проверкой практикуемого в каждом месте заключения способа контроля за правильностью расходования продуктов


питания и точным обозначением суммы, израсходованной в течение предшествующего периода года на приобретение продовольствия 5 порядок снабжения арестантов одеждой и отчетности по этому предмету, с указанием на самый способ заготовки материала для одежды и изготовления последней 6 порядок освещения и отопления каждого места заключения с обозначением количества светильников и очагов и израсходованных на эту статью в течение последнего года материалов и денег 7 состояние тюремного капитала, имеющегося в губернском


тюремном комитете и его отделениях в уездах 8 организацию работ, введенных в каждом месте заключения или могущих быть введенными по условиям местной промышленности с наименьшими затруднениями в каждой тюрьме, имея при этом в виду, что все потребности собственно тюремного хозяйства должны по возможности удовлетворяться трудом заключенных. Сбор, обобщение и анализ материалов инспектирования обеспечивался путем проверки всех частей тюремного хозяйства и делопроизводства всех имеющихся в местах заключения


книг как казенного, так и собственного арестантского имущества, всей денежной и кассовой отчетности, наличности всего тюремного имущества, одежды, предметов продовольствия, отопления и освещения приема заявлений лиц тюремной администрации и надзора, жалоб заключенных в отношении порядка их содержания законности содержания заключенных, наличия среди заключенных лиц, срок наказания которых уже истек и для дальнейшего содержания которых под стражею не представляется законом оснований.


Что касается полномочий, предоставленных тюремным инспекторам, то они имели право беспрепятственного входа во все части мест заключения, личного сношения с содержащимися в означенных местах и обозрения всех дел и документов, имеющих какое-либо отношение к тюремному делопроизводству , и в то же время они были не вправе, кроме случаев, когда это поручалось Начальником Главного тюремного управления, делать в местах заключения собственной властью распоряжения


. Одновременно с созданием института тюремных инспекторов, в целях обеспечения реализации карательной политики государства, усиления контрольных функций, совершенствования управления местами заключения, учреждается новый коллегиальный орган - Совет по тюремным делам. В состав Совета царским указом вводились лица высшего эшелона власти, представляющие различные ведомства. По замыслу учредителей Совета по тюремным делам, на его обсуждение, по усмотрению


Министра юстиции, могли выноситься проекты смет доходов и расходов вопросы тюремного устройства, пересылки арестантов, исправления заключенных, управления и отчетности и другие, имеющие важное значение для системы мест заключения. Кроме того, определенные функции по формированию тюремной системы были возложены на Государственный Совет. В его составе выделялось должностное лицо, которому поручалось высшее руководство всей тюремной частью гражданского ведомства с предоставлением ему в этом отношении лично и в виде временной


меры а прав и обязанностей Министра внутренних дел, как по званию Президента Попечительного о тюрьмах общества, так и по руководству Главным тюремным управлением и б права голоса при участии в обсуждении вопросов о тюремных делах в высших государственных инстанциях и право заменять Министра внутренних дел в Правительствующем Сенате и в сношениях со всеми местными лицами по означенным делам .


Следует заметить, что эта мера не оказала существенного влияния на деятельность Главного тюремного управления. Оно постепенно набирало силу, увеличивало объем функций путем присоединения центральных и местных органов тюремного управления, распространяя власть на новые категории тюремных учреждений. В 1902 г. в его структуре образуется новое делопроизводство по организации арестантских работ, в этом же году - бухгалтерия. В 1904 г. упраздняется


Тюменский приказ о ссыльных, его функции по распределению ссыльных по Сибири передаются Главному тюремному управлению, причем в то же время в его составе учреждается особый архив для хранения дел о ссыльных. В 1906 г. при Главном тюремном управлении учреждается Центральное дактилоскопическое бюро. В связи с изданием в 1908 г. Нормального устава обществ патроната контроль за деятельностью указанных обществ возлагается на особого


чиновника, непосредственно подчинявшегося Начальнику Главного тюремного управления. В составе Главного тюремного управления в 1908 г. выделяется особое делопроизводство, в функции которого вменяется разработка законодательных и других принципиально важных для тюремной части вопросов. С 1893 г. Главным тюремным управлением начинает издаваться ежемесячный журнал Тюремный Вестник . Первоначальный объем журнала 3-5 печатных листов, в 1909 г. этот объем увеличивается


до 8 печатных листов, в 1909 г до 12, а с 1912 г до 20 печатных листов. Журнал являлся источником официальных данных, имеющих безусловно руководящее значение для работников тюремного ведомства. На его страницах публиковались важнейшие материалы по тюрьмоведению, исследовались проблемы тюремной практики. Кроме журнала Тюремный Вестник Главное тюремное управление выпускало и другие издания в качестве справочных материалов, пособий


для местной тюремной администрации . Организационная структура Главного тюремного управления включала 15 делопроизводств. Его штат состоял из 56 классных чинов. Кроме того, в управлении на канцелярских должностях работали немногим более 40 человек. Классными чинами комплектовались должности начальника Главного тюремного управления, его помощников, инспекторов, правителя канцелярии, старших делопроизводителей,


делопроизводителей, помощников делопроизводителей, заведующего статистической частью он же архивариус , бухгалтера, помощника бухгалтера, секретаря при начальнике Главного тюремного управления, экзекутора, журналиста, инспектора по медицинской части, архитектора, помощника архитектора, кандидатов на тюремные должности. Расширение объема функций аппарата управления, усложнение задач, решаемых им в новых условиях, требовало


совершенствования его организационных структур. В 1912 г. Министр юстиции разграничивает все делопроизводство Главного тюремного управления на обособленные отделы, поставив во главе каждого из них особое должностное лицо и присвоив ему более или менее самостоятельное положение по заведованию соответствующим отделом . Всего, не считая Главной инспекции по пересылке арестантов, было девять отделов со следующим характером


деятельности 1 личный состав служащих по тюремному ведомству - по части назначения, перемещения и увольнения их, предания суду, награждения и т. п. 2 оклады содержания классных чинов тюремного ведомства, пенсии и пособия, канцелярские и хозяйственные средства мест заключения и тюремная стража 3 распорядительная часть внутренний распорядок в местах заключения и размещение арестантов 4 строительная часть 5 хозяйственная часть продовольствие, лечение и вещевое довольствие арестантов, отопление и освещение мест заключения 6


арестантские работы 7 счетная часть, составление смет и бухгалтерии 8 законодательная и статистическая часть составление законопроектов, а также годовых отчетов по Главному тюремному управлению, различных справочных изданий и проч. 9 воспитательно-исправительные заведения и общества патроната. На содержание чинов Главного тюремного управления в 1912 г. было затребовано 152 450 руб.1


Осуществляя ведомственную реформу, центральный орган тюремного управления внимательно изучает практику исполнения наказания в зарубежных государствах, формы и методы управленческой деятельности, систему и структуры пенитенциарных учреждений. Многие элементы организации работы зарубежных управленческих аппаратов Главное тюремное управление заимствовало и с учетом своей специфики внедрило в практическую деятельность. В частности, по примеру местного управления тюрьмами


Парижа в составе Главного тюремного управления было учреждено постоянное совещание и разработано положение о порядке его работы. Совещание работало под председательством Начальника Главного тюремного управления, в его состав входили помощник начальника, главный инспектор пересылки арестантов, тюремные инспекторы, старшие и младшие делопроизводители2. На содержание реформы тюремной системы серьезное влияние оказали решения и рекомендации международных


тюремных конгрессов, постоянным участником которых являлось Российское государство. Международные тюремные конгрессы, зародившиеся по инициативе частных прогрессивных деятелей, поставивших своей целью совершенствование на гуманистических началах деятельности мест заключения, защиту личности преступника от произвола и бесчеловечного отношения, внесли весомый вклад в тюремное строительство многих государств международного сообщества, в том числе и


России. По инициативе частных лиц такие конгрессы были проведены в 1846 г. во Франкфурте, в 1847 г. в Брюсселе, в 1857 г. опять во Франкфурте. С 1872 г. тюремные конгрессы приобретают характер межгосударственного сотрудничества в вопросах совершенствования пенитенциарных систем, начало которому положил Первый международный тюремный конгресс, состоявшийся в этом году в


Лондоне. На Втором международном тюремном конгрессе в 1878 г. в Стокгольме было принято решение об образовании постоянной Международной пенитенциарной комиссии из числа делегатов тех правительств, которые пожелают принять участие в ее работе. Россия выразила согласие участвовать в работе комиссии, для чего было принято решение ежегодно ассигновать восемьсот рублей, из принятого расчета от 25 до 50 франков с каждого миллиона населения.


В 1890 г. Россия в Петербурге принимала участников третьего Международного тюремного конгресса и в дальнейшем в дореволюционный период участвовала в конгрессах, проходивших в 1895 г. в Париже, в 1900 г. в Брюсселе, в 1905 г. в Будапеште, в 1905 г. в Вашингтоне. Безусловно, решения международных тюремных конгрессов наложили определенный отпечаток на развитие тюремной системы Российского государства.


В этой связи вести разговор об исключительно российском характере и содержании тюремной системы России представляется весьма сомнительным. Хотя особенности российского характера в тюремной системе проявляли себя постоянно, особенно в вопросах организационно-управленческих. Наиболее отчетливо это прослеживается в централизации управленческой функции в Главном тюремном управлении, являвшейся следствием изменения социально-экономических условий, роста


классовых противоречий, настойчивости российского правительства в постоянном поиске путей приспособления тюремной практики к изменяющейся обстановке. Эволюция социально-экономической системы царской России, вызванная неизбежными классовыми конфликтами и противоречиями, попытками их разрешения частными, второстепенными реформами, накладывала свой отпечаток и на содержание исполнения наказания в виде тюремного заключения. В борьбе с общеуголовной преступностью самодержавие делало ставку в основном на тюремную


изоляцию заключенных. А это, в свою очередь, требовало единообразия в проведении карательной политики. Обосновывая необходимость совершенствования системы управления местами заключения, главное тюремное ведомство обращало внимание на следующее обстоятельство деятельность Губернских Правлений проявлялась в крайне неопределенных формах и была по преимуществу направлена на арестантов разряда пересыльных, а тюремные комитеты


Общества Попечительного о тюрьмах там, где они действовали, являлись со значительно более широкими прерогативами, нежели может быть целесообразным с точки зрения благоустроенной тюремной системы. Центральный орган Уп-равления местами заключения и общегубернская администрация не считали даже обязанными проявлять свою власть в форме ревизии и контроля . Исследования свидетельствуют, что функционирующие в губерниях тюремные комитеты


Общества Попечительного о тюрьмах лишь номинально относились к системе управления местами заключения. На деле же их роль была крайне ничтожна. Поэтому реформа тюремной системы, не упраздняя эти комитеты, предусматривала создание управленческого звена тюремной системы на губернском и областном уровнях с определенными правомочиями. На этом уровне управления местами заключения гражданского ведомства высшая власть принадлежала губернаторам, начальникам областей и градоначальникам.


Им вменялось в обязанность наблюдение за благоустройством мест заключения, а также контроль за исполнением всех постановлений правительства и порядком содержания заключенных. Губернаторам предоставлялось право назначения, перемещения и увольнения от должности начальников тюрем и их помощников, состоящих в должностях от XIV до VII класса включительно. Законом от 31 марта 1890 г. для местного заведования тюремной частью были учреждены в некоторых местностях


губернские тюремные инспекции. В течение 1890- 1896 гг. такие инспекции были созданы в 24 губерниях2. Процесс становления их затянулся на долгие годы. Достаточно сказать, что в течение 1909 и 1910 гг. новых инспекций было учреждено только 193. К началу 1913 г. численность губернских тюремных инспекторов составляла 35 человек и исполняющих эти должности - 21 человек4. В то время как на территории 64 губерний размещалось 507 тюрем и 54 тюрьмы - на территории 15 областей6.


Порядок образования губернских тюремных инспекций предусматривал рассмотрение проектов документов по этим вопросам в Государственном Совете, решение которого утверждалось царским указом. Губернские тюремные инспектора и их помощники назначались Главным тюремным управлением. Причем согласия губернаторов на такое назначение не требовалось. С введением должности губернского тюремного инспектора он становится фактически главою местного тюремного


управления. Его служебные функции можно условно подразделить на четыре основных направления 1 контроль и надзор за деятельностью местных карательных учреждений 2 руководство местной тюремной администрацией 3 возбуждение ходатайств перед Главным тю-ремным управлением об удовлетворении нужд местных тюрем 4 обобщение тюремной практики и представление отчетов в Главное тюремное управление. Для осуществления своих функций инспектор наделялся определенной дисциплинарной властью.


Комплектование должностей губернских тюремных инспекторов и их помощников осуществлялось из числа чинов Главного тюремного управления, а также чинов судебного ведомства и прокурорского надзора. Устанавливался обмен служащими между местными и центральными органами тюремного ведомства . На примере Оренбургской губернской инспекции можно судить о структуре, объеме функций и качественном составе губернского звена тюремного ведомства. В ее состав входили губернский тюремный инспектор, помощник


тюремного инспектора, секретарь при тюремном инспекторе, старший делопроизводитель, делопроизводитель, два помощника делопроизводителя. Кроме штатных чинов в канцелярии работало 10 канцелярских чиновников и писцов. Текущая работа в губернской тюремной инспекции концентрировалась в трех делопроизводствах 1-е делопроизводство административное . В его обязанности входило исполнение приговоров судебных и сельских обществ о выдворении порочных лиц из губерний распределение в своей губернии лиц принудительно удаленных


из других местностей разрешение вопросов о переводе арестантов из одного места заключения в другое переписка по прошениям и жалобам арестантов, касающихся исполнения судебных приговоров о принудительно удаленных изготовление одежды для арестантов обмундирование и вооружение надзирателей 2-е делопроизводство хозяйственное . На него возлагалось составление годовой сметы по казенным кредитам распределение, расходование и вообще вся переписка по казенным кредитам ведение дел о залогах надзирателей разработка табеля на содержание


арестантов и переписка по представлению их ведение дел по найму зданий по тюремному ведомству капитальный и текущий ремонт содержание служащих ведение бухгалтерских книг делопроизводство по канцелярии попечительства над Илецким исправительным отделением и по канцелярии комитета с представлением смет и отчетов органов Общества Попечительного о тюрьмах. 3-е делопроизводство секретарское . В нем концентрировались личная переписка инспектора все распоряжения по местам заключения личные дела


служащих производство в чины, испрошение наград служащим, а также директорам тюремных комитетов и отделений дела по жалобам на действия тюремной администрации и стражи информация по побегам и происшествиям в тюрьмах сведения о малолетних и несовершеннолетних преступниках делопро-изводство по сборному тюремному капиталу, взысканию поручительских сумм дела о заразных заболеваниях в местах заключения отчетность по ведению арестантских работ отчетность по различным предприятиям, ведущимся в местах заключения ткацкое,


алебастровое, пимокатное, гончарное, кирпичное и ассенизационный обоз , рассылка книг. Общая численность служащих инспекции составляла 17 человек. На их содержание, за исключением тюремного инспектора и его помощника, выделялось в год 3283 руб. 98 коп.1 Главное тюремное управление рассматривало Тюремную инспекцию в качестве основного руководящего звена в системе управления местами заключения.


По мнению Начальника Главного тюремного управления А. П. Соломона, эти обстоятельства побуждают с особой тщательностью относиться к выбору лиц, назначаемых на должности губернской инспекции. Помимо нравственных качеств от этих лиц следует требовать знание законоположений, относящихся по тюремной части, достаточного опыта в делопроизводстве, знакомства с внутренними тюремными порядками и с тюремным хозяйством.


Сверх этого весьма важным условием является личная, возможно близкая известность Главного тюремного управления и отсюда уверенность, что чинам инспекции будет вполне усвоено направление, даваемое делу из центра 2. Вместе с тем подбор кадров на должности губернской инспекции на практике вызывал серьезные затруднения. Служащим этого звена, как и в целом аппарату государственной власти, были . присущи мздоимство, взятки, злоупотребления по службе.


В течение 1896-1900 гг. восемь тюремных инспекторов и один помощник инспектора были уволены из тюремного ведомства вследствие обнаруженных предосудительных поступков. Одно лицо было отдано под суд и приговорено к ссылке на житье 3. Качественный состав кадров губернских тюремных инспекций не отличался высокой общей и профессиональной подготовкой. Среди губернских тюремных инспекторов и их помощников всего лишь около 25 имели высшее


образование из состоящих при губернских тюремных инспекторах секретарей дипломы об окончании высших учебных заведений имели только 20 4. Губернской тюремной инспекции в управленческой иерархии отводится особое место. Она выступает в качестве главного организующего звена реализации требований законодательства в сфере исполнения наказания, а также ведомственных инструкций, регламентирующих порядок и условия отбывания тюремного наказания. Основу тюремной системы составляли места заключения, виды которых были закреплены


в Уставах о содержащихся под стражею и Уставе о ссыльных. К ним относились помещения для подвергаемых аресту, тюрьмы различных наименований и исправительные арестантские отделения. Помещения для подвергаемых аресту, или арестные дома, являлись в системе мест заключения довольно распространенным видом исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы. На 1 января 1917 г. в арестных домах и помещениях при полиции, волостных правлениях содержались 21 550


заключенных под стражу . Правовые и организационные основы деятельности помещений для подвергаемых аресту были определены Законом от 4 июля 1866 г. последующие изменения и дополнения в правовом и организационном регулировании исполнения ареста нашли свое закрепление в уставах о содержащихся под стражею. Закон определил основные условия организации исполнения наказания в виде ареста, а именно устройство и содержание арестных домов, а также нормы жилой площади на каждого арестованного порядок размещения


арестантов по полу, возрасту и сословию раздельное содержание подсудимых от приговоренных к аресту снабжение заключенных одеждой и бельем довольствие пищею полезную занятость их и вознаграждение за выполненные работы лечение больных арестантов порядок подачи заключенными просьб и жалоб и способ их решения способы препровождения пересылаемых заключенных порядок и условия изъятия денег, ценных вещей и других предметов, представляющих опасность во время отбывания наказания порядок и условия разрешения прогулок, свиданий


запреты на различного вида увеселения, игры виды наказаний за нарушения требований дисциплины и т. д. В развитие закона издается Руководство для попечителей и смотрителей арестных домов, включающее в себя Правила о помещениях для подвергаемых аресту, Инструкцию об устройстве арестных помещений, Инструкцию Попечителям и Смотрителям арестных домов в развитие правил о помещениях для подвергаемых аресту по приговорам Мировых Судей. В указанных правовых документах довольно детально на основе действующего


законодательства изложены основные принципы и требования к организации исполнения ареста, порядок и условия содержания арестантов2. В Инструкции об устройстве арестных помещений изложены общие требования к строительству, оборудованию и обеспечению бытовых условий содержания арестантов. В частности, обращалось внимание на выбор места строительства арестных домов жилые помещения должны были находиться на сухой почве окна должны быть обращены на солнечную сторону вблизи не должны находиться


ни стоячая вода, ни болотистое место. При размещении заключенных рекомендовалось помещать в одну комнату не более 10 человек. При этом для лиц, распространяющих от себя тяжелый неприятный запах ввиду различных заболеваний, должны были выделяться отдельные комнаты или камеры с увеличением кубического содержания воздуха на одного человека в два раза по сравнению с обычным содержанием, предусматривающим эту норму не менее 54 куб. аршин с учетом наличия кроватей и другой мебели.


Площадь, отводимая для каждого заключенного, с размещением на ней кровати и других вещей должна быть не менее 12 квадратных аршин. Высота жилой комнаты должна быть от 4 до 5 аршин. В Инструкцию Попечителям и Смотрителям арестных домов в развитие правил о помещениях для подвергаемых аресту включена специальная глава, определяющая порядок содержания арестованных. По поступлении в арестный дом каждому заключенному отводится спальное место с постельными принадлежностями.


Ему также вручается особый билет с указанием звания, фамилии и имени, характера совершенного им проступка и срока заключения. Билет находится на постоянном хранении у арестованного и предъявляется им по требованию начальства. Казенная одежда выдается арестованному только в тех случаях, если он доставлен в ветхом и грязном платье. Мужчины должны содержаться отдельно от женщин, несовершеннолетние от взрослых. Для арестованных из привилегированных сословий отводились особые комнаты.


Установленный в арестном доме внутренний распорядок предусматривает время утреннего подъема, уборку помещений, поверки арестованных, утренние и вечерние молитвы. Арестованные из простого звания по распоряжению смотрителей могли привлекаться в порядке очередности к работам по хозяйственному обслуживанию арестного дома. На работах вне арестного дома заключенные могли быть использованы при соблюдении следующих условий


а по их желанию б с разрешения попечителей в только на общественные, но не частные г только в месте нахождения арестного дома. Допускались ремесленные работы в камерах на нужды или в пользу заключенных. Порядок организации питания арестованных и размер кормовых денег определялись уездными земскими собраниями или комитетом Общества Попечительного о тюрьмах. Арестованные имели право питаться из общего котла или получать деньги на питание из кормовых. Лица, отбывающие срочный арест, имели право на переписку без


ограничения и на свидание один раз в неделю. Обвиняемым, содержащимся под предварительным арестом, такая возможность предоставлялась только с разрешения соответствующей власти, по гтг-птйновлениго которой он задержан. Арестованным, отбывающимсрочный арест, при соблюдении определенных условий могли быть разрешены отлучки из мест заключения. Примечательно, что расходы на содержание арестных домов правительство переложило на счет земских средств. В системе мест заключения самодержавной


России преимущество составляли тюрьмы, в стенах которых содержались самые разнообразные по правовому положению заключенные под стражу 1 состоящие под следствием и судом, обвиняемые в преступлениях и проступках, для пресечения им способов уклонения от следствия и суда 2 осужденные на временное заключение в тюрьме 3 лица, определенные на кратковременный арест по приговорам общих судов, принадлежащие к сословиям, не подвергавшимся телесным наказаниям до издания Манифеста от 11 августа 1904 г отменившего телесные наказания 4


неисправные должники в тех местностях, где отсутствуют специальные заведения для содержания указанной категории заключенных. Кроме того, в тюрьмах содержались пересыльные арестанты, ссыльные всех разрядов, впредь до их высылки, и военные арестанты в случаях, законом установленных. Численность заключенных в тюрьмах России составляла в 1898 г 83 209 человек, в 1909 - 180 206, в 1913 - 124 418, на 1 января 1917 г 152 052 человека .


В Европейской части России и Сибири функционировало до 1917 г. 13 каторжных тюрем, в которых в первой половине этого года содержалось в среднем 5009 ссыльно-каторжных, в то время как общая численность осужденных к каторжным работам составляла 36337 человек2. Из каторжных тюрем печальной славой пользовались Шлиссельбургская, Александровская, Владимирская, Орловская. Особое место в системе мест заключения занимала


Нерчинская каторга, находящаяся в ведении Кабинета Его Императорского Величества. Организация деятельности Нерчинской каторги регулировалась специальными Правилами об управлении Нерчинской каторгой. Управление каторгой возлагалось на Военного губернатора Забайкальской области с предоставлением ему права определять штатную численность


надзирателей и размеры денежного содержания в пределах отпускаемых казной сумм. Начальник Нерчинской каторги при наложении на ссыльно-каторжных и ссыльнопоселенцев взысканий и наказаний наделялся правами тюремного инспектора. Уставы о содержащихся под стражею предусматривали раздельное содержание лиц мужского пола от лиц женского пола малолетних и несовершеннолетних от взрослых дворян, чиновни-ков и лиц иных привилегированных сословий от людей низшего состояния.


Следует заметить, что установленный законом порядок раздельного содержания не всегда соблюдался, особенно относительно малолетних и несовершеннолетних. По данным профессора С. В. Позны-шева, совместно со взрослыми в общих камерах содержалось в 1905 г 11 малолетних в возрасте от 10 до 14 лет и 445 несовершеннолетних в возрасте от 14 до 17 лет в 1908 - соответственно 93 и 1424 в 1912 г 246 и 2803 . Согласно уставам о содержащихся под стражею к системе мест заключения были отнесены


исправительные арестантские отделения. К концу XIX в. функционировало 32 таких учреждения с численностью арестантов 13 770 человек2, в начале 1917 г. численность содержащихся в исправительных арестантских отделениях составляла 26 737 арестантов3. Исправительные арестантские отделения предназначались для содержания в них по приговорам суда заключенных мужского пола в возрасте не моложе 17 и не старше 60 лет, способных к выполнению работ, требующих физического здоровья.


Как правило, в эти учреждения направлялись по распоряжению губернаторов арестанты по приговорам тех губерний, на территории которых исправительные арестантские отделения находились. В случаях, когда отсутствовали такие учреждения на территориях отдельных губерний и областей, осужденные к наказаниям с содержанием в исправительных арестантских отделениях, по согласованию с соответствующими властями, направлялись в ближайшие к их месту жительства арестантские отделения.


При наличии условий исправительным арестантским отделениям разрешалось заводить огороды, продукты с которых частично шли на продовольствие отделения, но лишь в самой необходимой мере, остальные на продажу. Вырученные при этом деньги перечислялись на счет экономического капитала отделения. В учреждении заключенные разделялись на отделения с учетом возраста, при этом не рекомендовалось направлять в одно отделение лиц со слишком большой разницей в возрасте.


Численный состав отделений и размещение арестантов в зависимости от степени их исправления определялись начальником исправительного арестантского отделения. Реальная сущность карательной политики государства, ее цели, пути их реализации проявляются не только в системе учреждений для исполнения наказаний, но, главным образом, в содержании и условиях отбывания наказания. И это прежде всего относится кбыту заключенных, ибо в тюремном быте отражается степень заботы


государства о человеке, преступившем закон, создании ему условий отбывания наказания, препятствующих разрушению здоровья, деградации его как члена общества. В этом отношении, как свидетельствуют материалы инспектирования тюремных учреждений, докладные записки губернаторов и других должностных лиц, жалобы арестантов, заключения по результатам проверок, условия и порядок содержания заключенных, безусловно, нельзя было признать благополучными.


Постоянным спутником тюремного быта являлось чрезмерное переполнение тюремных помещений. В ряде губерний и областей при норме 2 куб. сажени на одно тюремное место на нем размещалось от трех до пяти человек . Переполнение порождало эпидемические болезни среди арестантов, нередко угрожая заразою и свободному населению. Минский вице-губернатор доносил в Главное тюремное управление о положении в Бобруйской тюрьме следующее


Построенная на 40 мест тюрьма вмещает иногда до 260 человек. При подобной скученности в 1908 и 1909 году между заключенными развился тиф - выразившийся в 250 заболеваниях. Ничто не гарантирует, что заболевания эпидемическими болезнями могут появиться ежеминутно и выразиться в более острой форме 2. В заключении прокурора Тамбовского окружного суда по проверке жалобы заключенного Краппа на произвол и антисанитарные условия содержания в


Козловскои тюрьме признается, что указанная тюрьма вообще неудовлетворительная в санитарном отношении, имеет как снаружи так и внутри довольно грязный и неприглядный вид. Крайняя сырость в некоторые камерах, сопровождаемая специфическим запахом затхлости, и испорченная в них вследствие этого атмосфера, в связи с многочисленными заявлениями арестантов об испытываемой ими головной боли вынудили прокурорский надзор еще годом раньше обратить на это явление внимание местного


Тюремного отделения 3. Наряду с переполнением тюрем существовала еще более острая проблема, связанная с состоянием их зданий и помещений, условиями содержания заключенных. В информационных справках по результатам инспектирования, отчетах губернских Попечительных о тюрьмах комитетов специально выделяется эта проблема как одна из наиболее злободневных, требующих незамедлительного решения. Описание состояния


Можайской тюрьмы служит наглядным примером отсутствия элементарных условий для сколько-нибудь человеческого существования. Камеры тюрьмы до того сыры, что при входе, несмотря на открытые окна, отдает сыростью и совер-шенно затхлым воздухом все стены покрыты плесенью, пол и накат над потолком сгнили и местами даже провалились оконные решетки не держатся на местах от промозглости кирпича и гнилости кол од 1. Не лучшим образом отличалось состояние тюрем на окраинах.


Сахалинская тюрьма писал А. Ф. Кони пропитанная запахом гнили и разложения, переполненная не только людьми, но и отвратительными насекомыми - с разбитыми стеклами в окнах, невыносимой вонью в камерах и традиционной парашей - и с надзирательской комнатой, где непривычному посетителю ночевать совершенно невозможно 2. Таково было повсеместно реальное положение тюремного дела в России. Тюремный быт и состояние здоровья арестантов - одна из наиболее острых проблем, решение которой


требовало принятия неотложных мер. Общеизвестно, что наиболее важным условием обеспечения сохранения здоровья заключенных является организация их питания. Этот вопрос в течение довольно длительного периода времени решался исключительно местными тюремными властями. Общий порядок продовольствия арестантов был установлен Уставами о содержащихся под стражею 1908 г в мае 1912 г. циркуляром


Главного тюремного управления определены суточные нормы питания на человека. Расходы по пищевому довольствию арестантов относились на счет казенных ассигнований. Устанавливалась единообразная пищевая табель для всех мест заключения и для арестантов всех категорий с учетом содержания главных питательных веществ белков, жиров и углеводов. Местной администрации разрешалось разнообразить питание арестантов в пределах сумм, предусмотренных


пищевою табелью. Пищевая табель устанавливала нормы питания в день на одного арестанта в следующих размерах. Обыкновенная порция печеного хлеба - 2,5 фунта мука полагалась ржаная, но она могла заменяться пшеничною, если последняя по местным ценам дешевле ржаной крупы - 40 золотников крупа бралась гречневая, при отсутствии ее в местной продаже допускалась замена пшеничной, ячневой, пшенной, рисовой и др которые подешевле мяса 2-го сорта -


24 золотника в будничные дни и 30 золотников по воскресным и праздничным дням сала филейного или свиного, которое дешевле - 7 золотников, соли - 7 золотников. На приварок - 1,25 коп. Улучшенная порция мяса, сала, соли и приварочных денег в тех же размерах, как в обыкновенной порции хлеба - 2 фунта, белого пшеничного молока - полбутылки или полтора чайного стакана.Усиленная порция для усиленно работающих в обыкновенной порции увеличивается хлеба на 1 2 фунта круп


или муки на 8 золотников сала на 3,5 золотника1. Главное тюремное управление, признавая необходимость и настоятельную потребность в переустройстве, расширении и улучшении тюремных зданий во всех местностях России, создания нормальных условий быта заключенных, обращало внимание правительства на отсутствие необходимых средств для проведения этой работы. Хотя расходы на содержание тюремного ведомства постоянно росли в начале реформы системы мест заключения в 1879 г. они исчислялись в сумме около 9 млн. руб в 1906


г. они удвоились, в 1912 г. превысили 34 млн. руб они не покрывали заявленных требований по обеспечению нормального функционирования системы2. В числе лиц, содержащихся в тюрьмах России, выделялась особая категория - государственные преступники, в отношении которых закон и ведомственные инструкции предписывали соблюдать неукоснительный порядок и чрезмерно суровые условия их содержания. Политические преступники, как по роду, так и по важности преступления их говорилось в одном из секретных


циркуляров департамента полиции составляют совершенно особую ка тегорию, а поэтому и должны быть содержимы отдельно от прочих заключенных 3. К этой категории арестантов требования излагаются однозначно должны быть с большою строгостью и неупусти-тельностью соблюдаемы правила надзора за содержащимися под стражей 4. Обеспечивая строжайшую изоляцию политических преступников не только от внешнего мира, но и от общей массы заключенных, правительство, не выражая этого открыто, нередко ставило их на грань между жизнью


и смертью, не говоря уже о нравственной стороне дела. На это была направлена вся система надзора, условий их содержания и обращения с ними. Выбирая место для строительства тюрем для этой категории заключенных, лишая фамилии и имени, оно нередко заранее обрекало их на медленную, мучительную смерть, преследуя цель вызвать страх у будущих своих противников, внушить мысль о своем всесилии и незыблемости власти.


В истории царской тюремной системы особенно мрачную картину представляет Шлиссельбургская каторжная тюрьма. Подробное описание ее расположения изложено в отчете старшего врача Шлиссельбурге кого жандармского управления Заркевича Открытое положение крепостного островка со стороны озера, следовательно, незащищенность от холодных северо-восточных ветров и частых бурь и обилие в окружности острова воды - делают климатические условия


не особенно выгодными для здоровья, так как воздух делается влажным, а влажность или сырость воздуха в связи с холодными ветрами несомненно вредно действует на здоровье 1. Физическая изоляция политических заключенных от общества, тяжелые и вредные для здоровья условия отбывания наказания дополнялись лишением их духовной связи с внешним миром. Уста-1 навливались запреты на получение ими газет, периодических из- даний.


В специальном циркуляре Министра внутренних дел в адрес губернаторов излагалась позиции Министерства по этому вопросу. Имея же в виду, что статьи, печатаемые в газетах и других периодических изданиях, нередко затрагивают вопросы и рассуждения несогласные с требованиями приведенного закона, допускающего чтение арестантами лишь книг духовного, нравственного и исторического содержания, и что ознакомление политических арестантов с оглашенными в газетах сведениями о совершенных государственных


преступлениях и о лицах, заподозренных в сих преступлениях, может иметь вредное влияние на ход производимых по делам этого рода следствий, я нахожу вовсе не дозволять лицам, содержащимся под стражей по обвинению в государственных преступлениях - независимо от того, ссылаются ли они в административном порядке, или же осуждены - чтения газет, журналов и других периодических изданий 2. В 1900 г. Главное тюремное управление разрабатывает


Правила о порядке чтения содержащимися в предварительном заключении по делам политического свойства, утвержденные министром юстиции. Не исключая, в принципе, возможности чтения ими книг и других изданий, выдаваемых из тюремной библиотеки, а также приобретаемых ими на собственные средства или же поставляемых лицами, с которыми им разрешалось иметь свидания, этот циркуляр устанавливал порядок получения литературы, требования к администрации по обеспечению контроля за содержанием поступающих изданий.


Ограничения на поступление книг и других изданий могли быть установлены чинами прокурорского надзора или департамента полиции. Безусловно запрещалось этой категории арестантов знакомство с периодической печатью, вышедшей в течение года до дня выдачи заключенному каждого издания. Иная литература, доставляемая извне, передавалась арестанту по мере предварительного ее осмотра. Определение содержания книг и других изданий, которые могли быть выданы арестанту для чтения, было


отнесено, в зависимости от подследственности, на усмотрение чинов прокурорского надзора либо отдельного корпуса жандармов. В их обязанности входил также контроль за тем, чтобы при просмотре книг не допускалось необоснованное лишение арестантов возможности чтения- В случае установления попыток арестантов тайным образом общаться между собой или с посторонними посредством использования литературы, они лишались права чтения на сроки, которые определяли чины прокурорского


надзора по согласованию с лицами, производящими дознание. При этом собственные книги арестантов или доставленные извне подлежали уничтожению, о чем их владелец ставился в известность. В то же время Правила содержали, с нашей точки зрения, весьма важное положение, дававшее возможность политическим арестантам формировать книжный фонд тюремных библиотек определенной направленности, который впоследствии могли использовать другие для своего самообразования.


Все собственные книги и другие издания, принадлежащие арестанту, возвращались ему или его родственникам лишь по освобождении его из-под стражи, причем арестантам, достигшим совершеннолетия, согласно Правилам, не возбранялось жертвовать свои книги в тюремную библиотеку . Настойчивость и стремление тюремной администрации создать своеобразный информационный вакуум вокруг лиц, привлеченных к уголовной ответственности за совершение государственных преступлений, имели под


собой серьезную правовую основу- Ограничение гласности во всех сферах государственной и общественно-политической жизни страны, исключающая публичность высказывания суждений, противоречащих взглядам и политике правящих классов, являлась общегосударственной генеральной линией царской России. В циркулярном письме, подписанном Столыпиным, так излагалась на этот счет точка зрения правительства Совет Министров признал необходимым поручить Министрам и


Главноуправляющим отдельными частями озаботиться категорическим подтверждением подчиненным им должностым лицам о недопустимости с их стороны каких-либо, без ведома и разрешения Главного начальника ведомства, бесед по вопросам управления с сотрудниками газет и вообще с посторонними лицами, через которые означенные беседы могут получить нежелательную огласку 2. В своем стремлении ограничить внешние контакты заключенных, обвиняемых в совершении государственных


преступлений, руководители тюремного ведомства доходили до того, что открыто выражали недоверие представителям собственного же класса, которые по своему положению должны осуществлять надзор за дея-тельностыо мест лишения свободы - директорам и членам тюремных комитетов- В секретной директиве губернаторам Министра юстиции Муравьева 1 от 7 марта 1899 г- на этот счет говорилось следующее


Что же касается политических заключенных, то ввиду особого положения последних, вытекающего из свойства совершенных ими преступлений, беспрепятственное посещение их во всякое время членами учреждений Общества Попечительного о тюрьмах представляется неудобным. А потому я признаю необходимым установить, чтобы члены тюремных благотворительных комитетов и директора губернских тюремных комитетов и уездных отделений, при своих посещениях мест заключения, имели доступ


к политическим заключенным не иначе, как по особым на то каждый раз разрешениям Вашего Превосходительства - в отношении политических заключенных, отбывающих наказание, и с разрешения чинов прокурорского надзора или местных начальников жандармских управлений - в отношении тех политических заключенных, дела о коих еще не окончены производством . В отношении политических противников на стадии исполнения наказания, несмотря на различие форм процессуального


принятия решения о наказании - судебную или административную находила выражение единая целевая установка карательной политики правительства преступник должен быть надежно изолирован. 3. Цели и задачи На протяжении не одного столетия содержа-тюремной системы, ние деятельности тюремной системы Россий-Основные средства ского государства определялось произволом обращения местной власти в лице ее представителей - с заключенными смотрителей и начальников тюрем-


В официальных документах Комиссии по тюремному преобразованию прямо говорится о цели уголовных наказаний в виде лишения свободы Правительство имело в виду возмездие за сделанное зло и ограждение общества от новых преступлений 2. Тюрьма старого времени писал С. В, Познышев не преследовала, да и не могла преследовать никаких исправительных целей. Она должна была сохранять в своих стенах преступника впредь до востребования его властью, а иногда


и всю жизнь она должна была являться достаточным средством устрашения других, дабы им было неповадно подражать преступнику. Вот те несложные цели, достижение которых требовалось от тюрьмы и которые она могла достичь, оставаясь в самом ужасном положении- На воротах старой тюрьмы с полным правом можно было бы напи-сать дантовские слова О, вы сюда входящие, оставьте надежды навсегда . По поводу произвола тюремной администрации и несносных


условий содержания арестантов в российских тюрьмах секретарь Говардского общества Великобритания Виллиам Таллаки направил начальнику Главного тюремного управления письмо, в котором писал Позвольте мне выразить надежду, что Русское Правительство примет какие-либо меры к тому, чтобы его тюремная система не навлекла бы как ныне на Ваше Государство стыд и позор перед всем цивилизованным миром 2.


Постоянный рост общественной напряженности, превращение тюрем в рассадник преступности, а с увеличением численности политических заключенных - в своеобразную школу политического воспитания, заставили правительство пересмотреть свою позицию по отношению к определению целей исполнения уголовного наказания в виде тюремного заключения, его содержания. В XX столетие места заключения вошли с качественно новой концепцией об исполнении уголовных наказаний. Явилось убеждение, что наказание не достигает своей цели, если преследует только


возмездие и не содержит в способах исполнения элементов исправительных, возбуждающих в преступнике желание достигнуть лучшей участи хорошим поведением и отучающих его от праздности 3 к такому выводу пришли члены Комиссии по тюремному преобразованию, определяя основные цели и содержание тюремной реформы. то принципиальное положение нашло свое правовое закрепле- ние в Уставе о содержащихся под стражею 1890 г. Перед тюремны- ми комитетами и отделениями в качестве главной была поставле чщ задача исправления нравственности


заключенных. В отношении задач исправительных арестантских отделений было сказано, что начальникам этих учреждений вменяется в обязанность стараться о нравственном исправлении арестантов . Надзор за исполнением арестантами священных обязанностей веры , постоянный контроль за их поведением и внушение им надежды, что с нравственным их исправлением они будут постепенно получать облегчение в части исполнения наказания - главнейшие, согласно Уставу, средства воздействия на арестантов.


Комитетам и отделениям Общества Попечительного о тюрьмах вменялось содействовать тюремной администрации в том, чтобы заключение вело к нравственному исправлению, а не служило к ожесточению духовенство же обязывалось подготавливать арестантов к перенесению заслуженного наказания с христианскою покорностию и раскаянием .Общая тюремная инструкция 1915 г определяя задачи тюремного персонала, раскрывает содержание работы по нравственному исправлению заключенных. Персонал должен внушать им правильные понятия о религии,


об общих гражданских обязанностях, требующих преданности престолу и отечеству и подчинения существующим законам и властям . С арестантами чины тюремной стражи обязаны обходиться человеколюбиво, спокойно и справедливо, строго требуя от них соблюдения установленного порядка . Для решения задач по формированию личности, поведение и образ жизни которой отвечал бы указанным выше требованиям, государство всегда выбирало средства их достижения, в каждом случае приспосабливаясь к


изменяющимся социально-экономическим отношениям. Для обеспечения цели устрашения необходимы были средства, внушающие страх и опасения, для достижения цели исправления требовалась серьезная модернизация ранее использующихся средств и выбор совершенно новых, соответствующих гуманному содержанию этой цели. Однако как в первом, так и во втором случаях в качестве основного средства воздействия на арестантов выступали условия и порядок организации исполнения уголовного нака зания, впоследствии получившего обобщенное


научное определение - режим отбывания наказания. Изменение условий и порядка отбывания наказания заключенным в зависимости от их отношения к соблюдению установленного, законом порядка в местах заключения признается одним из наиболее действенных стимулов, способствующих их исправлению. В законодательство, регламентирующее организацию тюремного быта, вводятся понятия отрядов испытуемых и исправляющихся. При отбывании наказания в виде содержания в исправительных арестантских отделениях


арестанты, зарекомендовавшие , себя в течение двухлетнего пребывания в этих учреждениях хорошим поведением, исполняющие добросовестно обязанности веры и показавшие прилежание в труде или освоении профессионального мастерства, по совместному постановлению попечительства, ду- ховного отца и начальника отделения, с последующим утвержде нием губернского правления или градоначальника, могли быть при-I числены к особому отряду исправляющихся. В этой связи они получали отличную от других арестантов одежду.


По истечении определенного времени нахождения в отряде они могли, по усмотрению начальника отделения, быть допущены к надзору за работой 1 других арестантов. Осужденные к каторжным работам всех без исключения разря дов после обязательного пребывания в отдельных помещениях в течение определенного времени, в период которого изучалась личность заключенного и проводилось медицинское освидетельствова- ние направлялись в отряд испытуемых.


При этом бессрочные каторжные содержались в ручных и ножных оковах, прочие каторжные - только в ножных. Вес кандалов составлял от 5 до 5,5 фунта. В ножных и ручных оковах меньшего веса содержались также женщины, осужденные к каторжным работам без срока. Время пребывания в отряде испытуемых определялось от одного года в отношении каторжных третьего разряда, осужденных к каторге на сроки от четырех до шести лет до восьми лет для каторжных первого разряда,


осужденных к каторге без срока . Для причисления каторжных к отряду исправляющихся они должны были соответствовать следующим требованиям в течение времени пребывания на испытании должны подать надежду на исправление доказательствами покорности начальству, воздержания, опрятности и трудолюбия Перевод в отряд исправляющихся осуществлялся управлениями, заведующими каторжными работами. В отряде исправляющихся каторжные содержались без оков.


Высшему местному начальству предоставлялось право использовать их на работах под надзором мастеровых или заводской стражи. Особо отличившимся прилежным поведением и трудолюбием местное начальство могло поручать надзор за другими арестантами, используя их в качестве десятников. По истечении определенного периода времени нахождения в отряде исправляющихся, каторжанам, в зависимости от принадлежности к разрядам, могло быть разрешено проживание вне отряда в комнатах заводских мастеровых,


а также постройка дома для себя на земле, принадлежащей заводу, и вступление в брак-История свидетельствует, что непременным атрибутом тюремного быта царской России являлось широкое применение мер, унижающих человеческое достоинство, вызывающих физические и нравственные страдания. Для ссыльно-каторжных заключенных устанавливались позорящие знаки в виде двух четырехугольных лоскутков отличающегося от самой одежды цвета.


В циркулярах центральных органов власти, направляемых на места, предписывалось губернаторам сделать распоряжения и строжайше вменить в обязанность должностным лицам, при обращении приговоров к исполнению, арестантам каторжного разряда брить правую половину головы, а осужденным, ссылаемым на поселение, и бродягам - левую сторону головы 1. Предписывалось также обеспечить порядок, при котором налагать кандалы а на арестантов, содержащихся под стражей по обвинению в тяжких преступлениях, б на всех осужденных


к ссылке в каторжные работы и на бродяг с момента обращения приговора о ,них к исполнению в течение всего времени заключения до отправления в ссылку. Эта мера могла быть применена и ранее указанного в законе срока, и притом в отношении к арестантам всех категорий, пойманным после побега, а равно в том случае, если у них во время содержания под стражей обнаружены предметы или орудия, могущие быть использованы при совершении побега Для поддержания порядка и дисциплины в местах заключения в качестве средства воздействия


на арестантов широко применялись меры наказания, определенные в Общей тюремной инструкции 1915 г. как исправительно-дисциплинарные меры. В тюрьме и исправительных арестантских отделениях к ним, согласно закону, относились 1 выговор наедине или в присутствии других арестантов 2 лишение права чтения, кроме книг духовного содержания, на срок не свыше одного месяца 3 лишение права переписки на срок не свыше одного месяца 4 лишение свиданий на


срок не свыше одного месяца 5 запрещение приобретать на собственные средства продукты питания и другие, разрешенные в местах заключения, предметы на срок не свыше одного месяца 6 лишения права распоряжаться половиною заработанных денег на срок до одного месяца 7 лишение заработка за прошедшее время не более одного месяца, а в более важных случаях - до двух месяцев 8 уменьшение пищи до оставления на хлебе и воде на срок не свыше трех дней 9 арест в светлом карцере на срок не свыше одной недели 10 арест в темном


карцере на срок не свыше одной недели с переводом в светлый карцер и с разрешением прогулки через три дня на четвертый. На арестантов, буйствующих в карцере, разрешилось надевать смирительную рубашку, Арестанты, содержащиеся в исправительных арестантских отделениях, допустившие тяжкие проступки, могли быть подвергнуты аресту в светлом карцере на срок не свыше одного месяца, а также аресту в темном карцере на срок не свыше одного месяца, с переводом в светлый карцер и с разрешением прогулки через каждые три


дня на четвертый день. В перечне видов дисциплинарных наказаний, определенном уставами о содержащихся под стражею, отсутствует такой вид, как наказание розгами. Однако розга продолжает свирепствовать в местах заключения повсеместно. В отчете Воронежского губернского инспектора за 1898 г. указывается, что арестантами допущено 19 маловажных проступков, за что 14 арестантов были заключены в карцер, а 5 наказаны розгами - менее 30 ударов.


Более строгие взыскания были применены в трех случаях, когда арестанты были наказаны закованием в ножные кандалы, из коих два за побег, а один за угрозу надзирателю 2. В тюрьмах Симбирской губернии в 1900 г. за неповиновение, грубость, кражу вещей у сотоварищей были подвергнуты наказанию от 5 до 20 ударов розгами семь человек . Розга была привычным инструментом для поддержания порядка и дисциплины в местах ссылки.


За маловажные преступления и проступки ссыльно-поселенцы согласно Уставу о ссыльных 1909 г. могли быть подвергнуты наказанию розгами до 100 ударов. Такая же участь была определена и для срочных ссыльно-каторжных. Кроме этого в местах заключения действовали и неформальные меры со стороны самих арестантов, которые нередко весьма эффективно способствовали формированию преступной среды и отвечающей ее требованиям личности


заключенного. Эти меры основывались на кулачном праве, жесткой и четкой иерархии в преступном мире. Иногда этот гнет приобретал такие жестокие формы, что не шел ни в какое сравнение с произволом администрации и тяжелыми условиями отбывания наказания, которые предусматривались нормативными актами. Утвердиться в стенах тюрьмы в качестве представителя привилегированной аристократической касты - дело довольно трудное и сложное. Занять такое положение можно только путем борьбы, борьбы жестокой.


И здесь не последнюю роль играет авторитет личности, утверждающей свое положение в среде заключенных. На основе изучения характера взаимоотношений и иерархии в стенах тюрьмы А. И. Свирский пишет, что только тот арестант может пользоваться известным почетом и уважением среди заключенных, который ознаменовал свою порочную деятельность какими-нибудь важными преступлениями, который находится в дружеских отношениях с выдающимися знаменитостями тюремного мира азартно и рискованно играет


в карты, или тот, наконец, который обладает необыкновенной физической силой. Последнее качество - самое важное для арестанта перед грубой силой бледнеют все прочие добродетели 2. Внутри тюрьмы эти лица создавали некоторое подобие общин, под их непосредственным влиянием вырабатывался определенный, свой, тюремный кодекс жизни, устанавливались поборы с вновь прибывающих арестантов, так называемое влазное , которое, несмотря на официальное запрещение, имело широкое распространение в тюремном


быту3. Постоянный рост численности заключенных в условиях чрезмерного переполнения тюрем, полнейшей бездеятельности арестантов являлся источником конфликтов и беспорядков, порождал проблемы не только изоляции преступников, но и исправления их в соответствии с требованиями правящего класса, выраженными в законах царского правительства. Это вынуждало искать новые подходы к организации тюремного дела. К тому же международные пенитенциарные конгрессы, непременными участниками которых были представители


тюремного ведомства России, побуждали их к активным действиям в решении проблем, которые эти конгрессы ставили в повестку дня- Отмечая классовую сущность тюремной политики Российского государства, все же было бы ошибочно рассматривать ее односторонне, лишь с позиции силового давления на личность. Следует заметить, что теоретические исследования и обобщения в области тюрьмоведения прежде всего имели целью разработку и внедрение в тюремную практику новых средств, форм и методов воздействия


на лиц, лишенных свободы. И, естественно, многие из этих средств были реализованы. С целью стимулирования правопослушного поведения отбывающих уголовное наказание, связанное с лишением свободы, законом было введено условное досрочное освобождение, которое могло быть предоставлено арестантам, содержащимся в тюрьмах и ис- правительных арестантских отделениях, по отбытии ими не менее трех четвертей определенного приговором срока наказания, но не менее шести месяцев-


В качестве основного критерия оценки возможности представления заключенных к условному досрочному освобождению Устав о содержащихся под стражею устанавливал их одобрительное поведение во время заключения, дающее основания предполагать, что по освобождении из заключения они будут вести добропорядочный образ жизни. Было признано, что непременным элементом реформы тюремной системы должен стать труд- В программах подготовки международных тюремных конгрессов неоднократно перед его участниками ставились


вопросы, каким образом должен быть организован арестантский труд, чтобы по возможности избежать конкуренции, и следует ли отдавать предпочтение хозяйственному способу производства работ в тюрьме или же ведущее место должен занять предпринимательский способ1. Частично ответ на эти вопросы мы находим в материалах Главного тюремного управления, в которых говорится, что наиболее предпочтительным родом арестантского труда должны быть признаваемы работы внутри тюремных помещений, в арестантских камерах или мастерских,


как единственно вполне отвечающие понятию лишения свободы и что Главное тюремное управление всегда рекомендовало обращать арестантов на внешние работы исключительно лишь ввиду повсеместного переполнения тюрем, отсутствия приспособленных мастерских и в устранение совершенной праздности арестантов 2. Признавая необходимость труда в местах заключения, Правительство предпринимает попытки внести элементы организованности в это дело.


Устанавливается обязательность работ для определенных категорий арестантов, вводятся материальная заинтересованность их в результатах труда и порядок его оплаты. Обязательному занятию трудом по назначению администрации подлежали осужденные к ссылке в каторжные работы к ссылке на поселение и водворение к отдаче в исправительные арестантские отделения к ссылке на житье, равно и высылаемые по приговорам обществ в Сибирь к заключению в тюрьме за кражу, мошенничество, присвоение или растрату чужого имущества, прошение


милостыни. Виды работ, которыми могли заниматься арестанты как по назначению тюремного начальства, так и по собственному желанию, определяло Главное тюремное управление. Начальникам, в ведении которых находились арестанты, запрещалось использование их на работах для собственной пользы. Арестанты, занятые на работах, в том числе и по хозяйственному обслуживанию, имели право на денежное вознаграждение за свой труд. За отчислением стоимости материала, использованного в процессе


труда, им назначалось вознаграждение от полученного дохода в следующих размерах 1 приговоренным к заключению в тюрьме - четыре десятых части 2 приговоренным к отдаче в исправительные арестантские отделения - три десятых 3 осужденным к ссылке в каторжные работы - одна десятая. Не подлежали обязательному занятию работами лица, отбывающие наказание в виде ареста несостоятельные должники и подвергаемые аресту и заключению в тюрьму взамен денежных взысканий подследственные и подсудимые


до обращения приговора к исполнению добровольно следующие за ссыльными преступниками и высылаемые в административном порядке и некоторые Другие категории. Однако в случае, когда арестанты этих категорий добровольно участвовали в выполнении производимых в тюрьмах работ, они получали шесть десятых от заработанных сумм, остальные четыре десятых поступали полностью в доход тюрем . Главное тюремное управление, рассматривая перспективу развития своей системы, вынуждено


было признать невозможность решения вопросов трудового использования заключенных без серьезной поддержки государства. Высказывая свое отношение к реформе в этой части, оно подчеркивало, что обязательность работ в то же время .означает обязанность управлений мест заключения доставить арестантам работы, обязанность же эта в высшей степени сложна и трудна Поэтому, руководствуясь вышеприведенными соображениями, нельзя не пожелать отмены обязательности работ для присужденных как к заточению, так и к аресту, с предоставле-


нием, однако же, управлениям мест заключения назначать на работы тех и других по собственному их желанию . Тем не менее, ясно осознавая пагубность безделья арестантов, Главное тюремное управление принимает определенные меры по обеспечению трудовой занятости заключенных. Постепенно изменяется отношение к содержанию труда заключенных. Если раньше труд выступал в качестве дополнительного карательного элемента, что весьма наглядно проявлялось


в исполнении каторжных работ, то при новом подходе в труде больше выделялись элементы исправительные. Основными формами частичного решения рассматриваемой проблемы можно назвать использование труда заключенных на строительстве Амурской железной дороги, развитие собственной производственной базы, аренду каменноугольных копей, поставку заключенных частным лицам на условиях подряда. На строительстве Амурской железной дороги с мая 1910 г. по январь 1916 г. были заняты 2500-3000 заключенных.


Ими за этот период времени заработано 4 269 305 руб. 10 коп из которых в доход тюремного ведомства было отчислено 289 603 руб. 23 коп. На покрытие издержек по ведению работ отнесено более 3 млн. руб. В 1916 г. были организованы работы по заготовке дров для северных железных дорог в пределах Архангельской и Вологодской губерний. Среднесуточная численность заключенных, используемых на этих работах,


составляла немногим более 1500 человек. Валовой заработок определялся в сумме 259 195 руб. 40 коп из которой в доход тюремного ведомства поступило 67 720 руб. 30 коп и обращено на покрытие накладных издержек по ведению работ 191 475 руб. 10 коп. В течение 1916-1917 гг. на работы по перегрузке угля на станциях в Рыбинск поставлялось в среднем среднесуточно 2000-2500 заключенных.


С 1909 г. Главное тюремное управление арендовало сроком на 10 лет у горного ведомства Бархатовские копи с обязательством поставлять для Усольского солеваренного завода не менее 1 000 000 пудов каменного угля в период зимней возки. На каменноугольных копях работали заключенные Александровской центральной каторжной тюрьмы, среднесуточная численность которых составляла в 1912 г 2342 человека, в 1913 - 2166, в 1914 г 2306 человек. Из указанного числа заключенных каменноугольными работами


были заняты в 1912 г 266 человек, в 1913 - 400, в 1914 г 412 человек- Ими добыто угля в 1912 г 1 828 940 пудов, в 1913 - 2 375 702, в 1914 г 2 535 130 пудов2. Рассматривая проблемы занятости заключенных трудом, следует подчеркнуть, что, для того чтобы успешно решать их, государство должно не только провозглашать принцип обеспечения трудом одним из ведущих в системе мер воздействия, но и обеспечить его реализацию.


А это, в свою очередь, зависит от его экономических возможностей. Россия эту задачу решить была не в состоянии. Определив на пороге нового XX столетия в качестве основной цели мест заключения исправление арестантов, государство, естественно, было поставлено перед необходимостью выбора адекватных средств, форм и методов воздействия, обеспечивающих эффективность достижения поставленной цели, а также внесения соответствующих изменений в организационно-


управленческие структуры мест заключения. На формирование правопослушной личности был направлен целый комплекс мер воздействия, решающую роль в реализации которых играла церковь, выполняющая функции духовно-нравственного воспитания и просвещения заключенных. Священники, диаконы и псаломщики, согласно закону от 15 июня 1887 г были отнесены к аппарату управления отдельных мест заключения- При этом по должностному окладу священник приравнивался к смотрителю начальнику


тюрьмы . Функции священника по надзору за нравственным исправлением арестантов и содержание его работы в местах заключения получили более детальное развитие в уставах о содержащихся под стражею, а также в Общей тюремной инструкции 1915 г. В должностном отношении, конечно, кроме отправления богослужения и треб, он находился в подчинении губернатора, губернского тюремного инспектора и начальника места заключения. Священник обязан был постоянно общаться с заключенными, отправлять для них вечерни, утрени, исповедовать


их с увещеванием о раскаянии и добровольном пред судом признании в преступлениях . Кто, когда и где именно был на исповеди из числа содержащихся по уголовным делам - священник должен был сообщать в срочных записках высшему начальству. На священника возлагались обязанности проведения занятий в тюремных школах по Закону Божию и, если это представлялось возможным, по отечествоведению, а также осуществление контроля


за правильной постановкой преподавания в школе, заведование библиотекой. Ежегодно к 1 февраля он должен представлять подробный отчет о своей деятельности по части духовно-нравственного и просветительного воздействия на заключенных. Считая, что дело религиозно-нравственного воспитания арестантов составляет великую важность и не терпит отлагательства 2, губернские тюремные комитеты разрабатывают программы организации этой работы, содержание которых включает меры к исправлению нравственности арестантов,


состоящие в посещении заключенными православного исповедания тюремных церквей или особо устроенных для молитвословия часовен, в обучении арестантов грамоте, в занятии грамотных арестантов чтением назидательных и полезных книг, и в преподавании заключенным изустных поучений местными священниками. В процессе реализации программ предлагается уделять постоянное внимание использованию психологического воздействия на личность заключенного, особо учитывать человеческие слабости при формировании отношения


к реальной деятельности. В местах заключения постепенно начинает формироваться аппарат идеологического воздействия на личность заключенного. Этот аппарат возглавляет священник, который выступает в качестве заведующего школой и библиотекой в качестве учителя обычно используется псаломщик на диакона возлагаются функции библиотекаря К формам духовно-нравственного воздействия относятся школьная и внешкольная работа. Школьная работа включает Закон Божий, отечествоведение, церковное пение, чтение, письмо и счет.


Внешкольную работу составляют богослужение, церковные проповеди, духовно-нравственное чтение, библиотечная работа. Церковь взяла на себя роль также в подготовке, издании и распространении специальной целевой религиозной литературы непосредственно для заключенных. Директор Пермского губернского тюремного комитета протоиерей Попов подготовил и издал брошюру Беседы с заключенными , а также молитвенник для заключенных.


О цели, которую ставил перед собой протоиерей, можно сделать вывод, исходя из анализа содержания одной из молитв, а именно Сокрушение и моление перед Богом ссыльного , посредством которой осужденному внушались мысли об отказе от побега - отврати от меня помысел един, еже бежати ми отсюда , всепрощения и смирения, отказа от борьбы с насилием - еще же даруй ми, Боже. не памятствовати злая на обидившие и обидящие мя, и еже прости им вся их противу меня вины и прегрешения .


В обоснование необходимости выпуска такой литературы приводится довод, что человеку, нравственно и умственно малоразвитому, очень трудно самому общие, церковию установленные молитвы, применять к своим потребностям, называемым случайными, в общих молитвах не предусмотренными, обстоятельствами жизни . Без внимания церкви не остается и проблема формирования книжного фонда тюремных библиотек. Перечень литературы, рекомендованной для библиотек, составлял 122 наименования книг на сумму 33 руб.


45 коп из них 28 - по Закону Божию, 31 - по словесности, 19 - по истории, 10 - по естествознанию, 16 - по сельскому хозяйству, 5 - по гигиене и медицине2. Этот перечень дает основание сделать вывод о том, что тюремная администрация и церковнослужители, проводя карательную линию Правительства, исключали доступ к осужденным литературы. которая призывала к серьезным размышлениям о социально-политическом и экономическом развитии государства.


В то же время было бы неправильно не замечать эволюции в использовании средств, форм и методов в процессе исполнения наказания. К 1913 г. в местах заключения России сложилась определенная система и организационные структуры проведения духовно-нравственной и просветительной работы. Эти функции в качестве штатных должностных лиц выполняли 153 тюремных священника, диакона и псаломщика. Расходы на духовно-нравственное воздействие на заключенных составили а на содержание


тюремных учителей и библиотекарей - 11 128 руб. 36 коп- б на содержание церквей, церковных причтов и отправление богослужения - 151 200 руб. 40 коп. в на содержание тюремных школ и библиотек - 14 112 руб. 18 коп. Общее количество церквей, школ и библиотек к этому периоду достигло 1411. Постепенно расширяется круг лиц, привлекаемых к работе с заключенными, более разнообразными становятся формы воздействия на сознание преступников. С октября 1916 г. специально для заключенных, в качестве


приложения к журналу Тюремный Вестник , начал издаваться двухнедельный художественно-литературный иллюстрированный журнал Зерна . В тюрьмах Казанской губернии студентами Казанской духовной академии стали проводиться чтения религиозно-нравственного и церковно-историческо-го содержания по особо составленным программам. Главным образом эта работа велась в воскресные и праздничные дни. Для иллюстрации и большего усвоения прочитанного стали показываться туманные картины посредством


имеющегося в тюремном отделении волшебного фонаря 2. Однако непременным условием проведения бесед и чтений среди заключенных были требования Общей тюремной инструкции 1915 г. эти мероприятия не должны а отвлекать арестантов от работ б возбуждать чувственность и в касаться событий текущей политической и общественной жизни. Инструкцией подтверждался запрет на выдачу периодических изданий для чтения арестантам не ранее одного


года после выхода их в свет. Получил дальнейшее развитие патронаж как форма оказания общественной помощи заключенным в процессе отбывания ими наказания, а также после освобождения из мест заключения. Оценивая в целом характер идеологического воздействия на заключенных, следует отметить его существенную особенность - стремление ограничить сознание личности узкими рамками религиозного мышления. Этому способствовали и физическая изоляция заключенного от внешней среды, и духовная - от возможности


использования богатств научной мысли и культуры. Глава 2. Пенитенциарная наука и тюремная система Временного правительства России 1. Тюрьмоведение Пенитенциарная наука в России на рубеже как наука XIX-XX вв. не представляла особого инте-в сфере исполнения реса для общества. По мнению профессора уголовных с. В. Познышева, в


России не было спроса на наказаний пенитенциарные знания, потому что вся сложность, психологическая глубина и громадное социальное значение пенитенциарного вопроса не осознавались. Тюрьма в России, лишь несколько изменяя свою внешность, по существу, все время оставалась мертвым домом , по образному выражению Ф. М. Достоевского. Для несложных целей и примитивной грубости этого мертвого дома писал С. В. Познышев особых пенитенциарных знаний не требуется.


Строгий и распорядительный начальник, крепкие замки и решетки, наружная дисциплина и отсутствие побегов - вот все, что, казалось, нужно нам для хорошей постановки пенитенциарного дела . Такое положение сохранялось практически до конца XIX в. Тюрьмоведение, по общему признанию большинства русских ученых конца XIX - начала XX в зародилось и первоначально развивалось в качестве составной части уголовного права.


Эта позиция наиболее четко выражена в дореволюционных трудах С. В. Познышева, который писал, что Тюрьмоведение не составляет особой науки, а есть особый и быстрорастущий отдел уголовного права. Он обнимает целый круг разнообразнейших вопросов, при решении которых - постоянно приходится обращаться к заимствованию к целому ряду наук психологии, психиатрии, гигиены и т. д. 2. Между тем следует заметить, что впоследствии Познышев одним из первых ученых-пенитенциаристов в


работах послереволюционного периода стал использовать термин пенитенциарная наука , относя ее к отрасли знаний, которые освещают сделанные опыты общими научными идеями . Он видел ее назначение в проверке этих идей, объяснении и оценке их, а также подготовке на этой основе предложений по улучшению работы пенитенциарных учреждений 3. Несколько иной подход к определению места тюрьмоведения в системе правовых наук был у профессора


И. Я. Фойницкого. Признавая относительную самостоятельность этой науки, зарождающейся в России, он рассматривал ее как особую отрасль политико-юридических наук, получающую все большее развитие, основывающуюся на данном опыте и стремящуюся к философско-практиче- В 1959 г- проводилась работа по изменению видов режима заключенным. Для вновь осужденных лиц режим устанавливался в зависимости от тяжести совершенных ими преступлений


и степени общественной опасности, а для заключенных, отбывающих наказание в зависимости от поведения. Такой подход заставил органы внутренних дел активнее проводить работу по установлению прежних судимостей у всех осужденных. Все это позволило использовать режим в качестве важнейшего средства воспитательного воздействия В результате проведения более четкой дифференциации для заключенных, твердо вставших на путь исправления, открывались перспективы перевода на общий и облегченный виды режимов, а к лицам, нарушающим


дисциплину и порядок, пытающимся создавать уголовные группировки и вести паразитический образ жизни, принимать меры воздействия, в том числе перевод в колонии строгого режима и тюрьмы. Хотя новые требования преследовали цель сокращения перемещения заключенных внутри лагеря или между колониями, они не могли решить данную задачу в полном объеме вследствие того, что заключенные нарушали режим, а это требовало их перемещения. Не был решен до конца и вопрос о назначении вида режима в


ИТУ, так как суд определял только наказание в виде лишения свободы в колонии или тюрьме, а право назначения вида колонии и режима в тюрьме было оставлено за администрацией исправительно-трудовых учреждений. Глава 6. Труд в местах лишения свободы России в 1917-1959 гг, его цели и содержание 1. Создание В условиях нового общественного строя труд производственной был объявлен обязанностью каждого гражда-базы мест лишения нина. В местах лишения свободы он выступал свободы и ее ц в качестве основного


средства исправитель-совершенствование но-трудового воздействия. Как подчеркивал в 1917а ло гг. п и. Стучка, тюремное законодательство мы переняли из чисто буржуазного права, но мы все-таки сразу поставили вопрос иначе и сделали ударение на трудовом начале . Не сразу советская исправительно-трудовая система смогла во всей полноте оценить значение труда как одного из средств пере-воспитания. Но уже в Положении об общих местах заключения


РСФСР от 19 ноября 1920 г. было дано определение роли труда применительно к местам заключения Труд, обязательный для каждого гражданина РСФСР, является обязательным и для заключенных Занятие заключенных работами имеет воспитательно-исправительное значение, ставя перед собой целью приучить и приохотить к труду заключенных, дать им возможность по выходе из места заключения жить трудовой жизнью . Заключенных рекомендовалось использовать на квалифицированной работе, совмещая ее с обучением в тех


видах труда, которые могут найти применение после освобождения. Поэтому при организации в местах лишения свободы мастерских администрации предписывалось учитывать характер производства в данной местности. В начале 20-х годов места лишения свободы не располагали возможностью занять заключенных производительным трудом. Наиболее правильное решение проблемы виделось в возложении ответственности за обеспечение заключенных трудом на


Народный комиссариат труда и его местные отделы, что и было закреплено Декретом СНК РСФСР от 28 ноября 1921 г- Об использовании труда заключенных в местах лишения свободы , который обязывал Народный комиссариат труда и его местные отделы использовать рабочую силу заключенных, содействовать их трудоустройству. Формулировка задачи трудового использования заключенных, цели и характера труда, изложенная в Положении об общих местах заключения


РСФСР, была настолько точна и емка, что последующее законодательство воспроизвело ее без изменения. В условиях хозяйственной разрухи, подчинения всех ресурсов страны нуждам обороны возможности создавать новые мастерские в местах заключения практически не было. Поэтому необходимо было использовать то, что осталось в бывших царских тюрьмах от февральских погромов 1917 г. в т. ч. и производственных мастерских . К началу 20-х годов удалось занять в мастерских работами


около 10 заключенных. Это был небольшой, но шаг вперед. Кроме того, в 1920 г. на платных и бесплатных работах по обслуживанию собственных нужд мест лишения свободы и на внешних объектах удалось занять еще 40 заключенных. Предприятия мест заключения начинали работу, как правило, без оборотного капитала, а часто и без основного. Отсутствовал рынок сбыта продукции, не был определен круг потребителей.


Для привлечения заказчиков и изыскания рынков сбыта в 1922 г. была специально организована выставка образцов изделий, изготовляемых мастерскими исправительно-трудовых домов РСФСР. В отчете о деятельности отдела работ и эксплуатации ГУМЗ НКВД РСФСР за время с 1 октября 1923 г. по I октября 1924 г. указывалось, что на местах принимались меры по укреплению существующих производств и мастерских ме?т заключения, их дея-тельность осуществлялась


на основе хозяйственного расчета. Это позволило поднять процент занятых работами на собственном производстве с 16,9 в 1923 г. до 22,9 в 1924 г. В то же время с 33,9 до 23,2 снизилось число заключенных, занятых на внешних работах. Данное обстоятельство явилось следствием противодействия местных органов труда получению местами заключения нарядов на внешние работы в связи с мероприятиями по ликвидации безработицы- Несмотря на имеющиеся трудности усилиями ГУМЗ и администрации на местах к концу 1924 г. в исправительно-


трудовых учреждениях была создана 1291 мастерская кустарного типа с самым разнообразным производством. Из этого числа 113 мастерских по характеру производства приближались к фабрично-заводским предприятиям. Создание собственных предприятий промышленного типа с самым разнообразным производством являлось наиболее правильным, так как для общества, перестраивавшего свое производство в направлении индустриализации, было бы бессмысленно готовить кустарей и ремесленников.


Создание промышленных предприятий логически вытекало из исторически неизбежного процесса развития производительных сил. Это обеспечивало заключенным возможность не только приобретать специальность, но и повышать квалификацию. Правовой базой для организации профессиональной подготовки заключенных послужили циркуляры ГУМЗ НКВД РСФСР О профессиональном обучении заключенных и Общее положение по проведению профтехобучения в местах заключения .


Издание инструкций имело программный характер, поскольку многие места заключения в то время еще не располагали необходимой материальной базой для обучения заключенных. Подготовка специалистов требует расхода сырья, инструментов и т.п поэтому руководители работ в ИТУ старались набирать специалистов из заключенных, чтобы не тратить доходы от мастерских на обучение, а прибыль использовать из расширение производства.


В силу указанных причин профессиональное обучение в 20-х годах не получило большого развития. В то же время указанные нормативные акты сыграли положительную роль с точки зрения признания профессиональной подготовки заключенных в качестве одного из средств в борьбе с рецидивной преступностью. Много внимания уделялось становлению сельскохозяйственных колоний. Их развитие имело в тот период большое значение. Исправительно-трудовая политика считалась с тем, что 86


всего населения страны составляли крестьяне, а 70 из числа заключенных являлись выходцами из сельской местности. Существовавшая в стране безработица не позволяла реализовать полностью требования ИТК об обязательном вовлечении осужденных в трудовые процессы. Выход из положения виделся в при-влечении заключенных к лесозаготовительным работам. В декабре 1926 г. ВСНХ РСФСР и ГУМЗ НКВД РСФСР рекомендовали региональным совнархозам, трестам и инспекциям


мест заключения использовать на лесозаготовительных работах максимальное количество заключенных, не занятых в трудовых процессах на предприятиях, в мастерских и на хозяйственных работах в местах лишения свободы- Иного пути полного трудового устройства в ближайшие годы не предвиделось вследствие размещения тюрем и колоний в городах, где существовала безработица. Несмотря на усилия администрации, к 1928 г. удалось занять трудом только 39,1 заключенных.


Одновременно, хотя и медленно, шел процесс концентрации и укрупнения производства в ИТУ. Вводя обязательность труда в местах лишения свободы с первых же дней после революции, Советская власть уже тогда предполагала освободить государство от расходов на содержание этих учреждений. В практическом плане правовая норма об их самоокупаемости была закреплена в ИТК, но, как показала практика, эта задача оказалась нереальной вследствие невысокого уровня квалификации


работников, устаревшего оборудования на предприятиях ИТУ и др. Борьба за повышение эффективности производственной деятельности ИТУ требовала большой самостоятельности производственного персонала в решении вопросов производственной деятельности. В связи с этим было создано Объединение фабрично-трудовых колоний ОФТК при ГУМЗ НКВД РСФСР, в состав которого вошли все московские места заключения и предприятия


Всероссийского комитета помощи заключенным. К объединению переходили функции производственно-технического руководства, снабжения предприятий сырьем, сбыта продукции. Колонии обязывались поставлять предприятиям рабочую силу из числа заключенных. При создании объединения не были учтены неизбежные противоречия между воспитательными задачами и достижением цели самоокупаемости. Как следствие этого, единые коллективы колоний разделились.


Руководителей промышленных предприятий интересовали только результаты производственно-хозяйственной деятельности. Поэтому они стали диктовать администрации колоний условия вывода заключенных на работу. Ссылаясь на занятость, данная категория сотрудников перестала принимать участие в проведении воспитательных мероприятий с заключенными. Проблема трудовой занятости заключенных обсуждалась на I Всесоюзном совещании пенитенциарных деятелей в октябре 1928 г.


В докладе в качестве положительного примера отмечался тот факт, что в РСФСР имелось 1120 предприятий, а количество ежедневно занятых на производстве заключенных составляло 50 тыс. человек. В то же время указывалось на наличие наряду с крупными фабрично-заводскими предприятиями ничтожных по размерам ремес-ленных мастерских и мест лишения свободы, не располагающих производственной базой. В резолюции по докладу о производственно-хозяйственной деятельности в местах заключения ставилась


задача занять всех правонарушителей общественно полезным трудом на собственном производстве и на внутрихозяйственных работах. По мнению авторов резолюции, это должно было привести к самоокупаемости мест заключения, т.е. к возмещению государству затрат на их содержание. К середине 1929 г. появился интересный опыт использования труда заключенных на лесозаготовительных работах. Его появлению способствовали два обстоятельства необходимость решения задачи перевоспитания


заключенных трудом и растущие потребности металлургических заводов Урала в древесине. Первая в СССР лесозаготовительная колония стала функционировать в марте 1928 г. В целом опыт этой колонии несмотря на трудности ее становления, серьезные недостатки в период организации трудового использования заключенных и воспитательного процесса среди них оказался удачным и в дальнейшем широко использовался при организации колоний массовых работ и


ИТЛ. 6 2. Трудовое В апреле 1930 г. был принят пятилетний использование план развития лесной промышленности ев-осужденных в годы ропейского Севера РСФСР. В те годы мас-первых пятилеток сивы этого региона имели огромное значе-и предвоенные годы ние для развития хозяйства страны. Поэто- 1929-1940 гг. му правительство поставило перед НКВД, ВСНХ, Народным комиссариатом труда и оргкомитетом


Северного края задачу привлечь рабочую силу из числа заключенных для обеспечения высоких темпов заготовки древесины. Освобождающийся земельный фонд предусматривалось использовать для развития сельского хозяйства. При постановке такой задачи перед НКВД РСФСР учитывался удачный опыт работы Надеждинской лесозаготовительной колонии. В связи с мерами по ликвидации в стране безработицы необходимо было пересмотреть задачи организации труда заключенных.


Следовало поставить дело таким образом, чтобы они с самого начала имели возможность приобрести квалификацию или повысить имеющуюся. Такая постановка вопроса имела большое хозяйственное и воспитательное значение. Повышение квалификации заключенных преследовало две цели приобщение их к социалистическому строительству и к новым формам социалистического труда, подготовка из числа заключенных квалифицированных кадров рабочих. В связи с этим остро был поставлен вопрос о расширении профессионально-технического образования заключенных,


организации обучения их тем профессиям, которые требуются промышленным предприятиям не только ИТУ, но и народного хозяйства. Подобный подход свидетельствовал о качественно новом этапе организации труда заключенных. Он выражался не в простом приучении заключенных к труду, как предусматривалось в первые годы Советской власти, а в приобретении профессиональных знаний, которые они могли использовать в процессе отбывания наказания и после освобождения.


В последующие годы профессионально-техническому обучению уделяется большое внимание за первое полугодие 1934 г. на целевых профессионально-технических курсах и в кружках политехнического типа занималось 15 заключенных, содержавшихся в колониях. В ИТЛ основными формами обучения являлись профессионально-технические курсы и бригадное ученичество. Так, на строительстве Беломоро-Балтийского канала только в 1932 г. курсовое обучение прошли 2737 человек, а бригадное -


14 391 человек. Значительное число осужденных обучалось по программе техминимума. В 15 стахановских школах осужденные осваивали передовые методы труда. В Дмитровском ИТЛ заключенные обучались по следующим профессиям машинистов паровых машин, экскаваторщиков, трактористов, шоферов, электромонтеров, подрывников-запальщиков, кондукторов-стрелочников, железнодорожных мастеров, десятников земляных работ, слесарей и т. д.


За четыре года прошли курсовую подготовку 25 750 человек и бригадным методом было обучено 43 777 человек. Если учесть, что в целом в народном хозяйстве страны преобладал ручной труд, а обучение осужденных профессиям ориентировалось прежде всего на обслуживание станков и механизмов, которыми располагали лагеря, то данную деятельность по обучению специалистов следует оценить положительно. В Карагандинском ИТЛ для подготовки специалистов был создан учебный комбинат.


За первый год работы он выпустил 1025 специалистов, а с 1935 г. стал самостоятельной административно-хозяйственной единицей и руководство им осуществлял культурно-воспитательный отдел ИТЛ. Деятельность комбината регламентировалась Положением об учебном комбинате Карлага НКВД. По ряду специальностей зоотехник, ветфельдшер, медицинские работники и др. осужденные проходили подготовку на уровне техникума с получением соответствующего диплома.


Опыт работы учебного комбината Карлага ГУЛАГ рекомендовал для внедрения в практику работы других лагерей. При организации труда заключенных в местах лишения свободы использовался принцип классово-дифференцированного подхода. Практически он выражался в том, что в соответствии с правовыми актами заключенные из числа трудящихся направлялись на квалифицированные работы и в отношении их ставилась задача подготовить квалифицированных индустриальных рабочих и работников сельского хозяйства.


Заключенные из среды классово враждебных элементов должны были использоваться на массовых неквалифицированных работах, однако в условиях острой нехватки в стране высококвалифицированных специалистов они выполняли и ответственные квалифицированные работы. Включение предприятий ИТУ в народнохозяйственный план началось в 1931 г. Данное обстоятельство имело большое воспитательное значение.


Основная масса осужденных понимала важность стоящей задачи и ответственно относилась к выполнению производственных заданий, которые входили составной частью в общегосударственный план. При организации труда заключенных широко использовалось социалистическое соревнование и ударничество. Руководство ГУИТУ НКЮ РСФСР правильно оценило огромные возможности соревнования для решения задачи перевоспитания преступников и стремилось широко развернуть эту работу в исправительно-трудовых колониях.


Соревнование и ударничество стали обычным явлением в местах лишения свободы. К началу 1933 г. по отдельным краям и областям РСФСР ударничеством были охвачены от 30 до 75 всех работающих заключенных, а к 1 июля 1934 г. в социалистическом соревновании участвовали уже до 90 таких лиц, причем 70 из них были ударниками. Наряду с индивидуальным соревнованием получает развитие соревнование между бригадами и звеньями. В целях активизации соревнования широко использовались материальные и моральные стимулы.


Практиковалось премирование вещами, деньгами, отпусками в город и к месту постоянного жительства, досрочное освобождение, занесение на Красную доску, предоставление лучших жилищно-бытовых условий и т. д. Вопросы оплаты труда в колониях и ИТЛ решались по-разному. Для ИТК нормы оплаты труда заключенных устанавливались НКЮ РСФСР и ВЦСПС. Заключенные получали на руки 75 от заработанной суммы по тарифным ставкам, действующим


в народном хозяйстве, и остальные 25 при освобождении. В ИТЛ заключенные получали только премиальное вознаграждение в размере 10 от ставок вольнонаемных сотрудников. За перевыполнение планового задания сумма премиальных денег возрастала в соответствии с ростом процента выработки. Вопросы оплаты труда и его охраны решались соглашением ОГПУ с Народным комиссариатом труда. Рабочий день не мог превышать по общему правилу 8 часов, но фактически


погоня за самоокупаемостью лагерей приводила к тому, что осужденные были заняты на производстве 10 и более часов. Для лиц, получающих специальность на профессионально-технических курсах без отрыва от производства, устанавливался сокращенный рабочий день. Важное место в социалистическом соревновании, руководство которым возлагалось на центральные штабы под председательством начальника лагеря или его заместителя, имело стахановское движение, зародившееся в 1935 г, и охватившее всю страну.


Оно нашло отклик и в массе ударников из числа заключенных. К началу 1936 г. лагеря и колонии насчитывали тысячи заключенных, работавших по-стахановски и своим примером вовлекавших товарищей в борьбу за высокие показатели. Однако на первом этапе стахановское движение среди заключенных развивалось главным образом снизу , по инициативе самих заключенных. Администрация не всегда правильно решала вопрос об отнесении того или


иного осужденного к числу стахановцев. В связи с этим в приказе ГУЛАГ НКВД от 28 января 1936 г. указывалось, что работающими по-стахановски могут быть только те осужденные, которые, освоив технику и рационализируя свою работу, систематически перевыполняют в несколько раз установленные нормы. И тем не менее соревнование играло важную роль в выполнении производственно-хозяйственных задач ИТЛ и колоний. Заключенные объективно включались в создание индустриальной базы страны.


Труд оказывал на многих из них воспитательное воздействие. Во второй половине 30-х годов все ресурсы страны по-прежнему были сосредоточены на форсировании индустриализации за счет жесточайшей экономии средств в других областях народного хозяйства, изъятия при помощи налоговой системы доходов у колхозов и совхозов, промышленных предприятий и граждан, а также минимальной оплаты труда заключенных. Продолжалось интенсивное освоение новых экономических районов, где трудилась основная


масса заключенных. За пять лет ГУЛАГ создал собственную крупную рыбную промышленность. Своими силами был построен большой рыболовецкий флот, который занимался выловом рыбы в Японском море, Татарском проливе, в Северном Каспии, а также на побережье Мурманска, Дальлага и др. В 1935 г. для собственных нужд было выловлено 600 тыс. центнеров рыбы. Были введены в строй Сегеж-ские лесобумажный и химический комбинаты, сульфатно-целлюлозный завод с


годовой выработкой 101 820 т целлюлозы, из них 70 000 производилось на экспорт. Лесопильный завод поставлял 100 800 куб. м леса на экспорт и 53 500 для внутреннего рынка. Построен поселок на 10 тыс. жителей. Общая сумма капитальных вложений составила 231 566 тыс. рублей, в том числе на промышленное строительство 144 256, жилищно-бытовое и социально-бытовое - 46 777,3 и на освоение сырьевой базы 21 522,8 тыс. рублей.


Сегодня это достаточно крупный город с развитой промышленной базой. В предвоенные годы не только интересы внутреннего развития страны, но и напряженная международная обстановка требовала крутого подъема всех отраслей народного хозяйства, укрепления экономической и оборонной мощи государства. ИТУ, располагавшие значительными трудовыми ресурсами и квалифицированными специалистами, имеющими опыт производственно-хозяйственной деятельности на крупных строительствах, накопленный в про-


цессе участия заключенных в реализации планов развития народного хозяйства страны, учитывались при реализации этой задачи. Поэтому в 1937-1940 гг. СНК СССР принял ряд постановлений, возложивших на органы НКВД задачи по строительству и эксплуатации значительного количества предприятий и иных объектов, имевших важное народнохозяйственное и оборонное значение. В частности, постановлением СНК СССР от 12 августа 1937 г. на НКВД возлагалась задача по организации семи лесных исправительно-трудовых


лагерей дополнительно к имеющимся. В связи с окончанием в середине 1937 г. строительства канала Москва-Волга появилась возможность использовать рабочую силу заключенных на новых объектах- В декабре 1937 г. принимается решение о строительстве вторых железнодорожных путей Байка-ло-Амурской магистрали протяженностью 5000 км. В зоне строительства дороги создавались шесть новых лагерей.


Огромный объем предстоящих работ потребовал создания специализированного железнодорожного строительного управления в составе ГУЛАГ НКВД СССР. Начиналось строительство крупнейших целлюлозно-бумажных комбинатов - Архангельского и Соликамского. На вновь созданный Ухтопечорский ИТЛ возлагались задачи по строительству шахт, добыче угля, нефти, газа, прокладыванию железнодорожных путей, ведению лесозаготовительных работ и т.д.


В соответствии с утвержденной производственной программой за три года 1937-1939 этот ИТЛ должен был обеспечить добычу 950 тыс. т нефти, 1550 тыс. т угля, построить 752 км железнодорожных путей и увеличить сельскохозяйственные площади с 1200 до 2000 га. В предвоенные годы в течение короткого промежутка времени НКВД СССР организовало лагеря специального, оборонного, промышленного, железнодорожного и шоссейного


строительства, по сооружению аэродромов, строительству и эксплуатации предприятий горно-металлургической, топливной, химической и целлюлозно-бумажной промышленности. Для оперативного управления специализированными лагерями в составе ГУЛАГ НКВД СССР были созданы соответствующие промышленные управления отделы и главные управления. Необходимо отметить, что в разные годы ГУЛАГ в своем составе имел до девяти специализированных главков,


начиная от Главзолото до Главного управления лагерей шос-сейно-дорожного строительства. К тому же рабочая сила поставлялась 38 наркоматам. Ответственные задачи, возложенные на ГУЛАГ, потребовали укрепления кадрового состава лагерей и колоний. Увеличение в стране выпуска специалистов с высшим и средним специальным образованием позволило руководству ГУЛАГа по-новому подойти к комплектованию руководящих кадров


ИТЛ и ИТК. Приток сотен молодых специалистов, пришедших на работу в ИТЛ и ИТК в 1936-1938 гг качественно изменил состав вольнонаемных работников. Если раньше основную массу специалистов составляли быв-шие заключенные, оставшиеся по вольному найму, то теперь положение стало меняться. На последующий период перед кадровыми аппаратами ставилась задача не отказываясь от заключенных-специалистов и тех, кто после освобождения остается работать, выдвигать


на руководящую работу молодых специалистов. В связи с организацией новых лагерей стала ощущаться нехватка рабочей силы. Это заставило руководство ГУЛАГа больше уделить внимания анализу трудового использования заключенных. Детальное изучение данного вопроса в Управлении шоссейно-до-рожного строительства позволило выявить серьезные недостатки. В частности, каждый третий заключенный был занят на хозяйственных, вспомогательных или подсобных работах, каждый четвертый не работал по разным причинам.


Бригады заключенных комплектовались без учета категории трудоспособности, а нормы выработки устанавливались одинаковыми для всех. Прогрессивно-премиальная система стимулирования труда не применялась. В результате этого свыше половины заключенных не выполняли установленные нормы выработки. В целях повышения эффективности трудового использования заключенных и укрепления дисциплины по указанию ГУЛАГа отказчики и нарушители дисциплины были этапированы в другие лагеря.


В 1938 г. принимались меры по более рациональному трудовому использованию заключенных. Введенное ранее деление объектов труда на три категории на оправдало себя на практике и приводило к тому, что заключенные часто использовались на работах, которые не соответствовали их действительной трудоспособности. Сложившаяся практика не в полной мере учитывала условия и характер работ в тех или иных лагерях. Например, работа в лесу имеет ряд процессов, различных по своей тяжести рубка, раскорчевка,


погрузка, разгрузка древесины, сбор сучьев, очистка лесосек и т. д. Это дает возможность использования заключенных разных категорий трудоспособности. По ранее существовавшему правилу на этих работах были заняты заключенные только первой категории трудоспособности. В соответствии с новым требованием вид работ, на которых использовались заключенные, и их характер стали определяться начальниками лагерей районов, отделений, участков, лагерных пунктов и колоний.


На них возлагалась ответственность по рациональной расстановке заключенных по объектам труда с таким расчетом, чтобы каждый мог выполнять порученную работу. При назначении на работу учитывалось медицинское заключение о трудоспособности- Прибывшим с длительных этапов предоставлялось 2-3 дня отдыха, и в течение 30 дней для них устанавливалась пониженная на 20 трудовая норма. Контроль и ответственность за правильное использование рабочей силы


возлагались на начальников лагерей, производственных отделов, учетно-распреде-лительных и санитарных отделов. Таким образом, вовлечение заключенных в трудовые процессы определялось их физическим состоянием и характером производства. И хотя в нормативных актах укалывалось, что условия труда должны соответствовать тяжести совершенного преступления, выполнить это указание в полной мерс не представлялось возможным в силу состояния здоровья некоторой части заключенных,


Многие да ключе иные, хотя и являлись квалифицированными специалистами, попав в лагерь, где их познания не могли найти применения, зачастую направлялись на общие работы Такой подход к использованию рабочей силы противоречил интересам государства и экономики. Необходимо было пересмотреть эту порочную практику, поскольку созданные специализированные лагеря нуждались не просто в рабочей силе. н в конкретных специалистах


В целях максимального использования специалистов и квалифицированных рабочих для нунад народного хозяйства требовалось в сжатые сроки наладить соответствующий учет- В сентябре 1938 г. впервые были введена Инструкция по учету рабочей силы из числа заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях. Впоследствии она сыграла положительную роль в обеспечении конкретных производств и строительств необходимыми специалистами. Учет позволял маневрировать рабочей силой и тем самым способствовал


более эффективному решению производственных задач, повышению качества работ и акоиомии средств на обучение осужденных другим профессиям Однако этого было явно недостаточно для решения сложных И крупномасштабных задач в сфере производства Поэтому приказом НКВД СССР от 17 апреля 1940 г. была введена система массового технического обучения заключенных и утверждено Положение v массово-техническом обучении заключенных


Положение закрепило основные виды профессиональной подготовки, к которым относились краткосрочные курсы подготовки квалифицированной рабочей силы без отрыва от производства в -течение 1-4 месяцев, курсы технического минимума, рассчитанные на обучение работающих на производстве в течение 2-В месяцев, без освобождения их от выполнения производственных заданий, курсы повышения квалификации и переподготовки заключенных без отрыва от производства по своей специальности, обучение двум-трем смежным профессиям, обучение механизированным


способам производства работ без отрыва от производства в течение 1-4 месяцев. школа передачи и изучения стахановских методов труда, ИХ внедрение в собственную практику школы мастеров-десятников, требующие более углубленного усвоения знаний, в силу чего заключенные освобождались от работы на срок 5-6 месяцев. 6 3 Особеняоетн в Я военного времени весь народно-тпуда осужденных хозяйственный комплекс страны был пе- псриид Великий реведен на новый ре-жим работы,


Иракти-От чественниЙ ческая реализация общеруу дарствен ни и за- вуйнь! дачи Все для фронта, все для победы воз-И в послгвлепяые лагалась и на исправительно-трудовые уч-годы 1941-191 3 гг. рождения Ее рпнению, наряду с выполнением других задач, подчинялась и деятельность НКВД СССР, Подготовленный комиссией Госплана СССР и одобренный правитсл1 ством и ЦК ВКП и народно-хозяйственный план на конец 1941 г и на 1942 г. представлял собой программу развития


основной военно-Промышленной базы на востоке страны- План исходил из наличия в районах Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии необходимых людских ресурсов, в том числе и осужденных- На администрацию ИТУ возлагались следующие задачи обеспечение сохранности физического состояния заключенных и их полное трудовое использование укомплектование важнейших оборонных строительств и предприятий рабочей


силой из числа заключенных, выпуск бш припасов, специальной тары и другой оборонной продукции, расширение собственной производственной балы. Руководство НКВД СССР много сделало для успешного решении правительственных задач в сферр производства. За 1942 г. предприятия УИТЛК выполнили план на 12Й,й Из 50 управлений и отделов исправительно-трудовых лагерей и колоний 31 значительно перевыполнило план.


При этом необходимо учитывать, что к концу 1942 г- в силу объективных обстоятельств перемещение значительного числа заключенных из европейской части Сонма. бытовая неустроенность на новых местах, переполнение отдельных лагерей, эпидемические заболевания, характерные для условий военного времени, недостаточное медицинское обслуживание, пониженные нормы питания и увеличенный рабочий день физическое истощение заключенных, особенно в северных, лесных и отдаленных ИТЛ, достигло критического состояния-


В течение года умерло 248 677 человек, или примерно 20 контингенте Вследствие названных причин в лагерях резко увеличилось число лиц, относящихся к третьей и четвертой категории трудоспособности Существовавший порядок трудового использования заключенных мог еще больше усугубить положение. Следовало пересмотреть сложившуюся практику, несмотря на то. что обстановка на фронтах все еще оставалась критической. По указанию


ГУЛАГ НКВД СССР с января 1943 г- были приняты меры, направленные на улучшение положения заключенных- К ним относились установление трех выходных в месяц, восстановление непрерывного восьмичасового сна. приведение норм выработки в соответствие с аналогичными, действовавшими в отраслях производства. Была введена оплата за простой вследствие неблагоприятных погодных ус-ловиЙ. установлены перерывы для обогрева. Время, затрачиваемое ни движение к иб-ы-ктам труда сверх 3 км, стало включаться в рабочий


день. Принимаются более жесткие меры по расстановке заключенных на работах в соответствии с установленной категорией труда. В апреле того же года на 25 снижаются применяемые нормы выработки Наркомлеса СССР при сохранении денежного поощрения на том же уровне. На 3 1 увеличилось премиальное вознаграждение. Решая мдачу поддержании работоспособности заключенных, необходимо было изыскать воаможности для улучшения питания за счет местных ресурсов.


Подтому перед исправительно-трудовыми учреждениями выдвигается задача развития рыбного хозяйства, сбора дикорастущих ягод, грибов, трав С ягой целью выявлялись водоемы, создавались постоянные рыболовецкие артели, устанавливались места распространения грибов и ягод, При организации труда в местах лишении свободы, впрочем, как и в целом по стране, широки применялось трудовое соревнование. С учетом сложностей в продовольственном обеспечении особый акцент был сделан


на применение материального стимулирования отрядов, бригад, цехов, отдельных осужденных. От имени администрации вручались продуктовые посылки Ппбсдитглям соревнования. Использовались и такие меры поощрения, как вручение переходящего яымнела Щит первенства , зачисление в кандидаты на сокращение срока или досрочное освобождение. Хорошо работающие на заводах, пр1 из водящих боеприпасы, по отбытии срока наказания получали возможность


оставаться в качестве вольнонаемных рабочих, С апреля 1944 г. положительно зарекомендовавшие себя заключенные стали пользоваться правом на свидания с родственниками, если те проживали на территории области, края по месту дислокации лагерей и колоний. Тогда же было разрешено получать передачи и посылки не только от родственников, но и от знакомых. Среди других мер, направленных на стимулирование труда заключенных, следует назвать и такие распространение на все категории заключенных права перевода части заработанных


денег родственникам восстановление сил в пунктах профилактического отдыха с последующим медицинским освидетельствованием и установлением категории труда разрешение осужденным во всех ИТЛ и колониях покупать на личные деньги два раза в декаду овощей, картофеля, мяса. жиров, молока, яиц, табака на ближайших колхозных и местных рынках через специально выделенных вольнонаемных сотрудников и заключенных, отбывающих наказание за бытовые преступления-


Задача укрепления физического состояния заключенных решалась и в последующий период- 06 атом свидетельствует приказ ГУЛАГ НКВД СССР О мероприятиях по дальнейшему улучшению физического состояния заключенных, содержащихся в ИТЛ и колониях 1943 г. Администрации предлагалось начать дополнительное строительство коммунально-бытовых об-ъектов для обеспечения потребностей заключенных Вместо ранее существовавших трех категорий по способности к физическому труду


вводились четыре годные к выполнению тяжелых физических работ, к выполнению работ средней тяжести, легких физических работ инвалиды, не пригодные к труду. По производственной необходимости допускалось привлечение заключенных третьей категории к работам средней тяжести с понижением нормы выработки на 25 , второй категории - к тяжелым работам с понижением нормы выработки на 20 Питание в таком случае выдавалось как выполняющим полную норму выработки.


К 1944 г- заключенные работали на й50 предприятиях страны и принимали непосредственное участие в выпуске танков, самолетов, пушек, боеприпасов и другой военной техники. Комплекс мер по повышению трудовой активности заключенных и поддержанию ИХ трудоспособности, реализованных в 1943- 1944 гг. позволил добиться в 1944 г вывода заключенных на объекты труда на 84,7 При плане 79,6 . Выработка на человеко-день составила 118 к плану.


Но не только указанные выше меры способствовали достижению таких показателей. Нельзя забыват и об инструкции, в соответствии с которой допускалось применение оружия к лицам, отказывающимся от работы. Обобщающие итоги участия заключенных в трудовых процессах В годы войны и вклада ГУЛАГа в укрепление обороноспособности страны подводились в 1946 г По состоянию на 1 июля 1945 г. 95 работаюнщх да кл именных принимали участие в трудовом соревновании.


Из них 47 ?г. ямпплняли норму на 125-2007с, 10 - более чей на 200 . Количество отказывающихся от работы в 1945 г. но сравнению с 1941 г. снизилось в 10 раз и составило 0,12 . Количество невыполняющих нормы выработки сократилось с 17 в 1940 г, до 6 в 1945 г За истекшие годы массовым профессиям было обучено 629 777 человек. Значительные результаты в производственно-хозяйственной деятельности были достигнуты, несмотря на то.


что промышленное производство являлось чрезвычайно разнообразным. программа промышленного и капитального строительства выполнялась в особо отдаленных, малонаселенных районах, рабочая сила имела свои специфические особенности. В 1945 г. немалых успехов добились сельскохозяйственные подразделения, несмотря на то. что здесь использовались заключенные, ограниченно годные к труду, и инвалиды План по животноводству был выполнен на 104,1 Поголовье крупного рогатого скота увеличилось на 18,3 ,


свиней - на 17,7 , овец - на 5,3 . Надой на фуражную корову вырос на 14 . Прирост мяса в убойном весе составил 24,7 , Увеличился сбор зерновых на 12,5 к корнеплодов на 17,5 , Выросла на 80 тыс. га посевная площадь-К концу войны собственное производство ГУЛАГа было настолько развито, что значительное сокращение числа заключенных в связи с амнистией сразу же повлекло за собой ликвидацию контрагентских подразделений в целях обеспечения рабочей силой собственного


производства. В особенно трудных условиях оказались сельскохозяйственные ИТЛ и колонии, так как практически освободились почти все, работавшие без конвоя. Освобождение заключенных создало большие трудности для многих исправительно-трудовых учреждений. Однако, как показали последующие события, сокращение числа мест заключения оказалось преждевременным. Наметившийся уже со второй половины 1945 г. рост преступности в стране повлек за собой увеличение заключенных


в лагерях и колониях и соответственно способствовал обострению проблемы их трудовой занятости. На обострение проблемы обеспечения рабочими местами заключенных после окончания войны повлияло и то обстоятельство, что отпала необходимость использования их труда на предприятиях обороной промышленности. Возникшую проблему обеспечения трудовой занятости заключенных молено было решить двумя путями с одной стороны, искать возможности использования труда заключенных на контрагентских работах, а с другой, в


значительной степени сократить количество вольнонаемных работников в лагерях и колониях. В июле 1946 г. принимается решение об увольнении в течение восьми месяцев из лагерей и со строек до 200 тыс. таких работников с заменой их заключенными. Эта цифра могла быть и большей, но характер выполняемых работ и специфический состав заключенных ряда лагерей северной группы требовал сохранения специалистов следующих категорий шоферов, машинистов-железнодорожников и их помощников, квалифицированных мастеров,


необходимых для обучения заключенных. В то же время следовало сохранить специалистов и рабочих в отдаленных ИТЛ. Поэтому действие приказа не распространялось на данную группу лагерей. В марте 1946 г. первая сессия Верховного Совета СССР второго созыва утвердила четвертый пятилетний план восстановления и дальнейшего развития народного хозяйства страны. В соответствии с планом важное место отводилось капитальному строительству, развитию тяжелой промышленности


и железнодорожного тран-спорта- В реализации планов четвертой пятилетки предусматривалось в значительной степени использовать возможности ГУЛАГ НКВД СССР. В частности, только на строительстве железных дорог следовало освоить 5,5 млрд. рублей, или на 81,0 больше, чем за предыдущую пятилетку. Предстояло построить в 5 раз больше шоссейных дорог. Увеличить на 18 добычу угля. Освоить 3 млрд. рублей на строительстве предприятий цветной металлургии


и 4 млрд. рублей - на строительстве Байкале-Амурской магистрали, Закончить строительство автомобильных дорог Москва-Минск, Москва-Харьков, Москва-Ленинград, Харьков-Симферополь, Ленинград-Таллин, Смоленск-Рига, Харьков-Киев, Минск-Брест и ряд других объектов. Предстояло также построить или восстановить для собственных нужд 500 тыс.


кв. м жилья. Для решения поставленных задач предстояло предпринять комплекс организационных мер передислоцировать ряд ИТЛ, перераспределить рабочую силу из числа заключенных с учетом физического состояния контингента и др. В целях повышения производительности труда, обеспечения выполнения плановых заданий, окончания строительств в установленные сроки Совет Министров СССР постановлением от 26 ноября 1947 г. разрешил МВД


СССР применять систему зачета рабочих дней заключенным, занятым на стройках и предприятиях Минтяжстроя и Минчермета, на строительстве железной дороги от станции Чум до Обской губы, лесозаготовительных работах, объектах нефтяной промышленности и строительстве трубопроводов. Нормы начисления зачетов в срок отбытого наказания определялись важностью объекта и конкретной работой, выполняемой заключенными. С 1947 г. начинает широко применяться практика досрочного освобождения с


направлением на промышленные объекты. Так, на основании ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1947 г. о досрочном освобождении спецконтингента из мест заключения с направлением его на работу в промышленность освобождаются отдельные категории заключенных, впервые осужденных на срок до пяти лет, с закреплением их в качестве вольнонаемных рабочих до конца 1948 г. Например, по согласованию с Генеральным прокурором


СССР освобожденным, занятым на строительстве объекта 859 МВД СССР, при условии выполнения и перевыполнения ими плана в период с августа 1947 г. по второй квартал 1948 г. судимость снималась. Применение системы зачета рабочих дней в отдельных ИТЛ в значительной степени способствовало повышению производительности труда заключенных. Интересы производственно-хозяйственной деятельности потребовали распространения зачетной системы и


в отношении осужденных к каторжным работам независимо от статьи и срока наказания. Об этом свидетельствует введение зачетов для приговоренных к каторжным работам, отбывавшим наказание в Особом лагере 5. В соответствии с инструкцией, действие которой распространялось только на контингент данного лагеря, для начисления зачетов устанавливались пять групп заключенных 1 занятые на основных работах 2 занятые на вспомогательных работах 3 инженеры, обеспечивающие основные работы 4 инженеры,


обеспечивающие вспомогательные работы 5 специалисты, работающие на станках и механизмах. Начисление зачетов производилось раз в три месяца. Шесть норм зачетов рабочих дней было введено инструкцией для заключенных, содержавшихся в ИТЛ спецстроительств Глав-промстроя МВД СССР, занятых на строительстве объектов первого Главного управления при Совете Министров СССР. Наряду с указанными стали использоваться и другие формы


освобождения заключенных с последующим закреплением их на строящихся объектах. Например, по решению Особого совещания для нужд действовавших и вновь строящихся предприятий золотодобывающей промышленности освобождалось значительное число заключенных не распространялось на осужденных за бандитизм, разбой, умышленное убийство, воров-рецидивистов, приговоренных к каторжным работам для работы по вольному найму. Для впервые осужденных, исключая лиц, осужденных за особо опасные преступления, с оставшимся


сроком не мене трех лет и при условии хорошего поведения вводится практика направления в качестве вольнонаемных на различные стройки до конца срока наказания или до окончания строительства, после чего они подлежали увольнению. В 1948 г. для работы в геолого-разведочных экспедициях, полевых партиях в отдаленных разведочных районах Дальнего Востока освобождалось значительное число лиц, осужденных на срок от 3 до 10 лет и не отбывших его в пределах одного года. В тех исправительно-трудовых учреждениях, где система зачетов не


применялась, заключенные могли освобождаться досрочно по решению Особого совещания об условно-досрочном освобождении или в связи со снижением срока наказания за успехи в труде и примерное поведение. В конце 40-х годов возникла необходимость в организации ряда новых лагерей в районах строительства угольных разрезов, брикетных фабрик, электростанций. Недостаточное число свободного контингента заставило


МВД СССР принять решение об этапировании сюда заключенных, занятых на предприятиях и стройках машиностроения, жилищного строительства, авиационной, мясной, молочной промышленности. Продолжалось широкое использование практики отбора квалифицированных специалистов для предприятий и строек нефтехимической промышленности, реконструкции дорог, строительства гидротехнических сооружений, электростанций, специальных объектов. Практика показывала, что при организации трудовых процессов отдельные


начальники подразделений по собственной инициативе уменьшали продолжительность рабочей смены, увеличивали количество дней отдыха. Другие, наоборот, стремились увеличить рабочее время за счет лишения заключенных положенных дней отдыха. Все это вело к снижению выработки, невыполнению плановых заданий или влекло за собой переутомление и потерю трудоспособности. В 1949 г. сложилось положение, когда в ряде лагерей из-за отсутствия объектов работы, материалов, инструментов, а также в ожидании этапов и при прохождении


практики заключенные не ра-ботали. Приказ МВД СССР от 6 июня 1949 г. обязывал администрацию использовать их на ремонте дорог, планировании местности, очистке прудов и водоемов, оросительных систем, лесопосадок и т.д. Соответствующие изменения были внесены в инструкцию НКВД СССР Об использовании избыточного контингента колоний и лагерей НКВД . В декабре 1949 г. МВД СССР подвело итоги производственно-хозяйственной деятельности лагерей и


колоний за 11 месяцев. Отмечалось, что улучшился режим содержания, значительно сократились побеги, улучшилось трудовое использование. План 11 месяцев выполнен на 101,2 по всем основным отраслям промышленности и в номенклатуре. Выработка на одного работающего за 10 месяцев составила 112,5 . Себестоимость снизилась на 4 . В результате этого достигнута сверхплановая экономия 120 млн. рублей. Действующий порядок стимулирования труда, когда при выполнении или перевыполнении плана заключенные


могли рассчитывать только на премиальное вознаграждение, не способствовал включению каждого из них в трудовые процессы. Отсутствие прямой заинтересованности в результатах труда вело к снижению его производительности. Все это предопределило принятие в 1950 г. постановления Совета Министров СССР об оплате труда заключенных, за исключением приговоренных к каторжным работам. Предусматривалось оплачивать труд осужденных, исходя из пониженных тарифных ставок и должностных окладов,


с применением сдельно-премиальной и сдельно-прогрессивной систем, установленных для рабочих и служащих соответствующих отраслей. Из заработка удерживалась стоимость содержания заключенного, но во всяком случае не менее 10 гарантированный минимум оставалось в его распоряжении. Новая система оплаты труда требовала создания условий, обеспечивающих возможность пользоваться заработанными деньгами. Поэтому постановлением предусматривались организация торговой сети и общественного питания


для заключенных, предоставление хорошо работающим за плату возможности приобретать в буфетах, столовых продукты питания сверх гарантированных норм. Было признано целесообразным организовать коммерческие столовые, а в жилых секциях оборудовать кухни для приготовления пищи осужденными. Они могли сниматься с довольствия в столовых ИТУ. Разрешалась продажа продуктов питания в магазинах сверх гарантированных норм.


Желающие могли за плату пользоваться улучшенными коммунально-бытовыми условиями. Устанавливались сроки постепенного перевода отдельных лагерей и колоний на сдельную оплату труда. В то же время допускался перевод на сдельную оплату труда в лагерных пунктах некоторых заключенных из числа специалистов независимо от готовности лагеря в целом к переходу на новую форму стимулирования труда. Введение заработной платы потребовало уточнения устаревших и заниженных норм выработки.


Поэтому организуется работа по их пересмотру. Принимаются меры по внедрению в практику ИТУ передовых методов работы лучших предприятий страны. С этой целью организуются краткосрочные курсы повышения квалификации работников отделов частей технического контроля ОТК-ЧТК, специалистов по деревообработке и металлообработке, швейному производству, лесоразработкам, строительно-монтажным работам. Для повышения заинтересованности бригадиров из числа заключенных изменяется


порядок оплаты их труда. В зависимости от численности бригады им начисляется дополнительно от 10 до 20 их сдельного заработка. Увеличивается и зарплата заключенным, привлекаемым в службу самоохраны. Применение системы зачета рабочих дней, введение сдельно-премиальной системы оплаты труда породили дефицит рабочей силы на многих объектах ввиду массового досрочного освобождения заключенных. Интересы же производства требовали стабильных кадров.


С учетом этого Совет Министров СССР внес в 1952 г. изменение в порядок освобождения заключенных из ИТЛ, обслуживающих ряд предприятий и строительств. В соответствии с внесенными изменениями после отбытия половины срока освобождаемые по зачетам рабочих дней закреплялись на данных стройках и предприятиях в качестве вольнонаемных рабочих. При недостатке рабочей силы в одних ИТЛ в других она была в избытке.


Росло число лиц, не обеспеченных работой в тех ИТЛ, где концентрировался наиболее опасный контингент, требующий специально оборудованных объектов труда и усиленной охраны, что не всегда удавалось обеспечить в силу различных причин. Если в 1951 г. в ИТЛ Дальстроя в среднем не выходило на работу в сутки 3419 человек, то уже в первом полугодии 1952 г 7871 человек. Аналогичное положение складывалось и в лесных ИТЛ.


Изложенное позволяет сделать вывод о том, что механизация производственных процессов во многих отраслях промышленности в начале 50-х годов повлекла за собой сокращение потребности в неквалифицированной рабочей силе из числа заключенных. К тому же затраты на охрану особо опасного контингента вели к удорожанию себестоимости выпускаемой продукции. 4. Перестройка Трудовое использование заключенных на производственной объектах специализированных главков базы в местах


ГУЛАГ МВД СССР продолжалось до 1953 г. лишения свободы Параллельно с этим в ИТУ развивалось в новых исторических собственное производство, которое к 1953 г. условиях добилось некоторых успехов. В системе 1954-1959 гг. ГУЛАГа имелись сравнительно крупные заводы и фабрики. Их организационная структура строилась по типу предприятий народного хозяйства.


Значительное освобождение заключенных по амнистии 1953 г. объективно повлияло на принятие решения о передаче специали-зированных главков и предприятий ИТУ народному хозяйству, поэтому заключенных стали направлять в те сферы хозяйственной деятельности, которые становились непристижными для свободных граждан лесозаготовка, строительство и т. д. и требовали простого физического труда. В Положении об исправительно-трудовых лагерях и колониях


МВД СССР 1954 г. подчеркивалось, что организация труда заключенных должна быть основана на таких же началах, как и организация труда всех граждан СССР. Труд подлежал оплате. Среди заключенных организовывалось социалистическое соревнование. На них распространялись все нормы, связанные с охраной труда, и 8-часовой рабочий день. Введение в 1954 г. условно-досрочного освобождения из мест заключения лиц, доказавших свое исправление


честным отношением к труду и примерным поведением, распространение на все ИТЛ и колонии системы зачета рабочих дней помогали пробудить у заключенных стремление к исправлению. Благодаря применению системы зачетов заключенные ощущали реальную возможность более скорого, чем предусмотрено приговором, освобождения из мест заключения. Институт зачетов позволял им также видеть, Насколько приближается срок освобождения. Однако система зачетов для всех категорий осужденных 50-х


годов имела, как и в 40-е годы, ряд недостатков. Нормы зачета применялись одинаковые как к впервые осужденным, так и к неоднократно судимым. Допускались они и в отношении отбывавших наказание на строгом режиме после истечения шести месяцев со времени прибытия. Зачеты начислялись на основании производственных показателей истекшего месяца. При этом во внимание не принималось то, что в другие месяцы заключенный не выполнял производственную


норму, отказывался от работы. Начисление зачетов находилось в зависимости от разных факторов, носящих порой случайный характер и не связанных с поведением заключенного организации труда, наличия специальности, физического состояния и возможности работать в соответствии с имеющейся профессиональной подготовкой и т. д. Следует отметить, что в первой половине 30-х годов зачеты начислялись только при положительном поведении заключенных, их активном участии в общественной жизни, в то время как теперь они были. связаны


в основном с выполнением производственного плана. Вторая половина 1954 г. и начало 1955 г. характеризовались заметным повышением трудовой активности заключенных вследствие применения системы зачетов рабочих дней перевыполнялись плановые задания, сократилось количество отказывающихся от работы. Получают распространение слеты передовиков производства, технические конференции, совещания рабочих одной профессии, производственные совещания. Определенную роль в повышении производительности труда


сыграло и то, что администрация стала больше внимания уделять обучению заключенных специальностям как за счет средств ИТУ, так и самих заключенных. Интересующую заключенного специальность он мог получить, если это позволяла производственная база ИТУ, оплачивая обучение за счет своих средств. В Карагандинском ИТЛ продолжал действовать учебный комбинат, созданный еще в начале 30-х годов. Обучение здесь велось с отрывом от производства. На учебу направлялись в первую очередь лица, не имевшие


специальности и положительно зарекомендовавшие себя в период отбывания наказания. В целом по лагерям и колониям МВД СССР план подготовки квалифицированных рабочих и бригадиров в 1954 г. был выполнен на 123,2 , а план повышения квалификации на 77,1 . Это составляло 16,9 от общей численности осужденных. В середине июня 1955 г. администрация мест лишения свободы обратила внимание на некоторые отрицательные


явления. Статистические данные показывали увеличение количества невыполняющих нормы выработки. Так, в четвертом квартале 1954 г. лиц, не выполняющих нормы выработки, было 28,5 , в январе 1955 г- их стало 30 , а в феврале - 32,2 от общего количества сдельщиков. С одной стороны, это объяснялось плохой организацией труда заключенных, выводом излишней рабочей силы, а с другой - негативными явлениями, характерными для мест лишения свободы тех лет.


Дело в том, что учет и прием работы поручались самим заключенным. Бригадиры, распределяя выработку между членами бригады, основную часть записывали ворам-рецидивистам и их приближенным, которые фактически не работали. Полная зависимость работающих от бригадира создавала условия для получения зачетов и заработной платы неработающими. Это сказывалось на увеличении числа отказов от работы под различными предлогами.


В ряде случаев они являлись завуалированным протестом на перегибы в практике нормирования труда. Так, в одном из ИТЛ при проверке было выявлено значительное завышение норм выработки. Они были установлены такими, что даже самые добросовестные заключенные выполняли их на 30-40 . На этой почве росло недовольство заключенных. Дальнейшие поиски форм и методов стимулирования трудовой активности заключенных привели к восстановлению применявшихся в прошлом поощрений приказами


Министра внутренних дел СССР председателей советов коллективов за активную работу по мобилизации заключенных на выполнение социалистических обязательств и помощь администрации ИТУ в организации воспитательной работы и укреплении дисциплины. Приказы, поощряющие активность заключенных во всех сферах деятельности, издавались и позднее. В конце 50-х годов перед руководителями ИТУ ставилась задача создания и развития собственной производственной


базы для трудового перевоспитания заключенных. Постановлением Совета Министров СССР от 14 ноября 1957 г. О мерах по трудовому использованию осужденных МВД СССР разрешалось в 1958-1960 гг. использовать 60 плановых накоплений от производственно-хозяйственной деятельности ИТУ на расширение производства и благоустройство жилых зон. Особое внимание обращалось на создание производственной базы в тюрьмах, поскольку они не могли в полном


объеме выполнять возложенные на них задачи. Придавая важное значение трудовому воспитанию правонарушителей, Бюро ЦК КПСС по РСФСР и Совет Министров РСФСР в 1959 г. обязали областные и краевые исполкомы, советы министров автономных республик с участием совнархозов рассмотреть вопрос об организации труда заключенных в каждом ИТУ и в кратчайшие сроки принять исчерпывающие меры по предоставлению всем заключенным работы на собственном или контрагентском про-изводстве- На


ИТУ возлагалась фактически невыполнимая задача - не просто приобщить заключенных к труду, а так его организовать, чтобы труд способствовал воспитанию у них высоких моральных качеств советского человека. Следовало создать такие условия, при которых каждый заключенный в период отбывания наказания имел бы реальную возможность получить специальность или повысить имеющуюся квалификацию, а при необходимости приобрести еще одну специальность. Реализации этой задачи способствовало введение в 1957 г. должности


инженера по профессионально-техническому обучению заключенных в ИТК. Одновременно необходимо было создать учебные мастерские в крупных ИТУ с целью привлечения к профессиональному обучению заключенных из числа молодежи. При этом было важно, чтобы обучение и повышение квалификации осуществлялось с учетом возрастающих требований, предъявляемых к рабочим кадрам. Только при таких условиях они могли безболезненно вливаться в трудовые


коллективы после освобождения. Наиболее успешно данную задачу могли выполнять ИТК с хорошо организованным производством. Отсюда вытекала необходимость расширения и укрепления собственной производственной базы. Однако эта правильная для того времени установка не была реализована до конца. В 1959 г. на собственном производстве ИТК удалось занять лишь треть заключенных, причем половина из них использовалась на работах, не требующих квалификации.


При создании собственного производства не обошлось и без ряда ошибок, сказавшихся отрицательно на вовлечении заключенных в трудовые процессы. В частности, совершенно неоправданным было стремление отдельных руководителей создавать мелкие, полукустарные производства, от которых отказались еще в 20-х годах. Они не только являлись экономически невыгодными, но и не создавали необходимых условий для трудового воспитания заключенных. К тому же нередко администрация делала ставку на квалифицированных вольнонаемных


рабочих, а заключенные использовались на подсобных работах. Зачастую их не обучали или плохо обучали специальностям, требующимся в народном хозяйстве. В результате такой порочной практики из ИТУ освобождалось значительное количество лиц, не получивших квалификации. Казалось бы, собственное производство создавало лучшие условия для трудового воспитания заключенных. Ежедневный учет выполнения работы, контроль со стороны мастеров и бригадиров за качеством


выпускаемой продукции, изучение отношения заключенных к труду позволяли более успешно решать поставленные задачи. В то же время в колониях с таким производством выполнение плана, хозяйственная деятельность составляли основное содержание работы администрации в ущерб выполнению главной задачи - исправлению и перевоспитанию заключенных. Работа на контрагентских началах также имела свои недостатки порождала рваческое отношение к труду, открывала много возможностей для злоупотреблений со стороны заключенных,


позволяла некоторым из них уклоняться от участия в трудовых процессах. Серьезный ущерб деятельности ИТУ наносило стремление администрации выполнять план вывода заключенных на оплачиваемые работы. Вывод значительно большего числа людей, чем это требовалось для обеспечения производственного процесса, создавал объективные предпосылки для невыполнения норм выработки, в результате чего у заключенных пропадал интерес к труду. Не способствовали повышению производительности труда и


сложившиеся еще в 1950-1953 гг. условия его оплаты. Средняя дневная ставка у заключенных была ниже, чем у рабочих в соответствующих отраслях промышленности на лесозаготовках - на 25 , на деревообработке - на 41 , на металлообработке - на 32 . Не случайно в отдельных ИТУ половина работающих заключенных не выполняла нормы выработки, потому что они не были заинтересованы в высокопроизводительном труде.


На результатах трудовой деятельности сказывалось и указа-ние ГУМЗ, разрешавшее делить заработок поровну в тех случаях, когда не представлялось возможным учесть индивидуальную работу. Предполагалось, что такие случаи будут редким исключением, на самом же деле такое распределение в ряде мест лишения свободы стало правилом. Там, где работники ИТУ не хотели заботиться об индивидуальном учете труда, они ссылались на это указание.


Привить трудовые навыки каждому заключенному можно лишь на основе тщательного учета результатов труда. Уравниловка выступала в качестве одной из форм нарушения принципа материальной заинтересованности и вызывала недовольство у заключенных. В конце 50-х годов были внесены некоторые изменения в практику досрочного освобождения из ИТУ. Юридическим основанием для применения зачетов рабочих дней в срок отбытого наказания заключенным служило примерное поведение и систематическое выполнение и перевыполнение производственных


заданий. Освовождение в связи с начислением зачетов рабочих дней могло теперь производиться только судом и лишь условно-досрочно после фактического отбытия половины или двух третей срока наказания. Таким образом, зачеты были подчинены системе условно-досрочного освобождения. Новый порядок зачетов и досрочного освобождения ликвидировал недостатки действовавшей ранее системы зачета рабочих дней и ненужный параллелизм между названной системой и условно-досрочным освобождением.


Ранее действовавший с 1954 г. по декабрь 1958 г. порядок применения зачетов мало способствовал решению воспитательных задач. Во-первых, освобождение по зачетам, проводившееся администрацией ИТУ помимо суда, снизило предупредительное значение наказания и почти вытеснило условно-досрочное освобождение по суду. Во-вторых, освобождение проводилось по формальным признакам, практически без учета действительного исправления. Освобождение по результатам перевыполнения норм выработки в значительной степени зависело


от физического состояния заключенного, его трудового опыта, навыков в работе. В-третьих, освобождение по зачетам порождало приписки, сделки между заключенными по распределению выработанных норм, ограбление честно работающих рецидивистами путем присвоения последними норм выработки под давлением угроз и шантажа. В результате рецидивисты добивались досрочного освобождения, лишая этой возможности других заключенных. В новых условиях сам факт упразднения перспективы досрочного освобождения только


по зачетам имел большое воспитательное значение, так как ставил заключенного перед необходимостью честным трудом и примерным поведением доказывать свое исправление. В конце 50-х годов в ИТУ начался пересмотр существовавшего профиля производства. Принимались меры по специализации предприятий с учетом выпуска продукции, требующей квалифицированного труда, по организации кооперирования с фабриками и заводами экономических районов.


Это открывало новые возможности для вовлечения заключенных в трудовые процессы. Поставленная задача по созданию и расширению собственной производственной базы ИТУ при общем сокращении численности заключенных в связи с пересмотром дел на лиц, отбывавших наказание за менее тяжкие преступления, и приведение в соответствие ранее вынесенных приговоров в соответствии со ст. 23 Основ уголовного законодательства СССР создавали объективные предпосылки для полного трудового


обеспечения осужденных. Названные и иные факторы предопределили также принятие решения о ликвидации лесных ИТЛ в течение 1960-1962 гг но, как оказалось, это было сделано несколько преждевременно. Переход от системы исправительно-трудовых лагерей, почти три десятилетия игравших ведущую роль в системе мест лишения свободы, к исправительно-трудовым колониям в корне изменял подход к проблеме трудового воспитания осужденных, к стимулированию их труда. ИТК становились на путь создания собственной производственной


базы, способной решать не только народно-хозяйственные задачи, но и через систему профессионально-технических училищ готовить квалифицированные кадры для промышленных министерств и ведомств. Глава 7. Политико-воспитательная работа с осужденными в местах лишения свободы России в 1917-1959 гг. 1. Становление Всякая деятельность, в том числе и воспи-и развитие культурно- тательная, начинается с выяснения целей просветительной ц оценки условий, в которой она должна работы


с осужденными развертываться. С самого начала в советс-в местах дд исправительно-трудовых учрежде- Йн0?1 1 ниях создавались условия, способствую- 1 да гг. щие наиболее успешной подготовке осужденных к жизни на свободе. Несмотря на сложную обстановку в стране з связи с военной интервенцией и гражданской войной находившиеся в ИТУ заключенные получили возможность пользоваться книгами и газетами, своими силами ставить спектакли и концерты. В приказе Центрального карательного отдела


НКЮ РСФСР указывалось на необходимость организации в местах заключения хорового пения, музыки, декламации, чтения вслух одним для всей группы . Разъяснялось также, что для оказания помощи в этом деле следует обращаться в культурно-просветительные секции профессиональных союзов. Администрация предпринимала меры по ликвидации среди заключенных неграмотности для этого специально приглашались учителя В докладах и лекциях заключенным разъяснялись цели революции, политика государства


во всех областях хозяйственной деятельности, декреты Советской власти, внутреннее положение и внешнеполитическая обстановка. Подобные формы воспитательной работы носили эпизодический характер, так как основная задача мест лишения свободы того периода сводилась в основном к изоляции преступников. С переходом к мирному строительству и в связи с изменением характера преступности в стране перед


ИТУ встала задача перевоспитания правонарушителей. В воспитательной работе с заключениыми важное место отводилось культурно-просветительной работе- Однако отсутствие ясного представления о значении этой работы не могло не сказаться на ее качестве. В докладе по учебно-воспитательной части на I Всероссийском съезде заведующих губернскими карательными отделами этому участку деятельности администрации мест заключения была дана объективная оценка культурно-


просветительная работа организована слабо, сводится в основном к митингам и эпизодическим лекциям, которые при их несистематичности и нерегулярности, естественно, малоэффективны. Отсутствие в структуре Центрального карательного отдела специального аппарата по руководству учебно-воспитательными частями мест заключения, ограниченное представление о ее характере и методах осуществления явилось решающим фактором при рассмотрении вопроса в


Совете Народных Комиссаров о передаче в июне 1920 г. учебных частей мест заключения в ведение Народного комиссариата просвещения. При принятии такого решения не последнюю роль сыграло то обстоятельство, что работники просвещения представляли единственный профессиональный союз, ячейки которого равномерно и достаточно густо разбросаны не только по городской, но главным образом по деревенской России . В соответствии с декретом СНК РСФСР постановка школьной работы в местах лишения свободы и финансирование


возлагались на Народный комиссариат просвещения, а руководство библиотечным делом, устройство спектаклей, организация митингов - на внешкольный отдел народного образования этого комиссариата. В резолюции ЦК РКП б о Пролеткультах 1920 г. подчеркивалось, что интерес к художественному творчеству и пролетарской культуре в стране будет расти. В соответствии с данной резолюцией в местах заключения большое значение стали придавать театру как одному из могучих средств воспитания.


Специальным циркуляром Центрального карательного отдела НКЮ в 1921 г. администрации ИТУ предписывалось устраивать для осужденных спектакли. Одновременно от нее требовалось проявлять заботу о строительстве школ, клубов, без чего исправительно-трудовые методы не могли применяться должным образом для перевоспитания осужденных. Изъятие культурно-просветительной работы из НКЮ и перевод мест заключения на местный бюджет поставили


учебно-воспитательные части в исключительно трудное положение. Губернские и областные исполкомы Советов, решая трудную задачу восстановления народного хозяйства, не имели возможности в достаточной мере финансировать места лишения свободы. Тревожные вести с мест побуждают ГУМЗ НКВД направить в адрес администрации исправительно-трудовых учреждений запрос, в котором предлагалось срочно сообщить о случаях отказа или недостаточного финансирования.


Одновременно по вопросу улучшения финансирования оно обращается ко всем губисполкомам. Однако, как показала практика, ни Наркомпрос, ни Главный политико-просветительный комитет республики Главполитпрос-вет не могли решить возложенную на них задачу на должном уровне. Они не выделяли необходимых средств для организации школьной и внешкольной воспитательной работы в местах заключения, считая ее для себя как бы второстепенной, не всегда учитывали в своих директивных


указаниях специфику исполнения наказаний, связанных с лишением свободы. Такое положение не могло не приводить к конфликтам с администрацией исправительно-трудовых учреждений. Фактически, как об этом отмечалось в отчете Народного комиссариата юстиции IX Всероссийскому съезду Советов, культурно-просветительная работа велась главным образом силами администрации и осужденных. Поэтому вполне обоснованно перед Совнаркомом


РСФСР был поставлен вопрос о возврате культурно-просветительной работы мест заключения в ведение Наркомюста, и 3 апреля 1922 г. издается соответствующий декрет. На основании накопленного опыта в области воспитания заключенных Народный комиссариат юстиции 29 июня 1922 г. издал специальный циркуляр. В нем администрации мест заключения разъяснялось значение воспитательной работы, указывалось, что воспитатели


не имеют определенных обязанностей, не получают никаких инструкций и не обладают необходимой квалификацией. ГУМЗ НКВД РСФСР разъяснял руководителям мест заключения, что разного рода культурно-просветительными мероприятиями необходимо отвлекать внимание и духовные силы лишенных свободы от тупых, бессмысленных, часто порочных, занятий и привычек старой царской тюрьмы, заполняя их досуг различными развлечениями, литературными занятиями и систематическим общеобразовательным и политическим просвещением .


В этом отношении характерен, например, отчет учебно-воспитательной части мест лишения свободы Вятской губернии за 1922 г в котором показано значение введения штатных воспитателей в исправительно-трудовом доме. Эти люди пошли работать в малопривлекательной тюремной обстановке но из-за каких-нибудь материальных выгод, а исключительно из-за желания искренне помочь им в заключении, душевно поддержать их в минуту отчаяния приветливым и добрым словом и содействовать скорейшему возвращению в ряды честных


тружеников. Результаты не замедлили сказаться вскоре почти все заключенные убедились в том, что воспитатели их друзья, а не враги, надзорная служба, чувствуя постоянный контроль воспитателей, перестала грубо обращаться с заключенными, а последние стали более ровно и спокойно держаться в отношении надзирателей, исчезли дикие выходки со стороны заключенных, стала реже слышаться грубая брань. Дисциплинарных взысканий за отчетный год на заключенных было наложено всего три, тогда как в 1920 г.


было 96 случаев. В области культурно-просветительной работы с осужденными возникли немалые проблемы. Прежде всего требовалось начать подготовку учителей и воспитателей для пенитенциарных учреждений, согласовать учебные программы с различными видами режима, упорядочить библиотечную работу и определить характер культурно-просветительных развлечений, приступить к изучению личности преступников, найти наиболее приемлемые методы перевоспитания. Решая вопрос об использовании театра в воспитательных целях,


ГУМЗ предложил учебно-воспитательным частям внимательно относиться к подбору репертуара, больше уделять внимания постановкам пьес революционно-агитационного характера, а также пьесам, способным оказывать исправительно-воспитательное воздействие на сознание заключенных. Подобное указание было вовсе не случайным, так как анализ отчетов учебно-воспитательных частей с мест давал основание сделать вывод о массовой постановке пьес низкопробного с художественно-литературной


точки зрения содержания, зачастую эротической направленности, а то и контрреволюционного характера. Впрочем, для тех лет это было неудивительно, так как экономическая политика 20-х годов способствовала оживлению капиталистических элементов. Интеллигенция тяготела к новой буржуазии, находилась в экономической зависимости от нее, а поэтому и выражала ее интересы. Она участвовала в таких сферах деятельности, которые либо непосредственно были связаны с выработкой,


оформлением, развитием идеологии, либо с ее выявлением, распространением, т. е. с деятельностью, которая в том и другом случае способна оказывать огромное влияние на сознание миллионных масс. Велась пропаганда идеализма, аполитичности, беспартийности , буржуазных нравов, свободной любви, порнографии. Идеи такого рода вызывали соответствующий отзвук, воспринимались, впитывались, обретали живую плоть как ориентиры, жизненные установки определенных слоев общества.


Эти процессы находили прямое отражение в местах лишения свободы. Подводя итоги культурно-просветительной деятельности начала 20-х годов в местах лишения свободы, следует отметить, что на первый план были выдвинуты массовые формы пропаганды, и среди них важное значение стала занимать работа клубов и красных уголков. На первый план выдвигалась пропаганда и разъяснение основных задач, стоящих перед государством и профсоюзами в области хозяйственного строительства, а также вопросы


политики и тактики Советской власти. Митинги, как средство идеологического воздействия, чаще стали использоваться в связи с наиболее значимыми событиями в жизни общества и осужденных. Администрация мест заключения стала активно использовать различные формы воспитательного воздействия, применявшиеся в работе с массами по месту жительства, на производстве, в учебных заведениях, в Красной Армии. Этими формами она стремилась охватить как можно больше заключенных, но особое внимание


уделялось выходцам из рабочих и крестьян. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР 1924 г. конкретизировал задачи в области воспитательной работы с заключенными. С учетом этого в короткий срок была подготовлена и издана специальная инструкция по организации деятельности учебно-воспитательных частей, которая способствовала внедрению плановых начал в воспитательной работе. Началось изучение личности заключенного в целях оказания индивидуального воспитательного воздействия.


Впервые в практике московских исправительно-трудовых учреждений на 1925 г. разрабатывается и реализуется тематический план лекций и докладов как часть минимальной программы, связанной с освещением исторических событий и рабочего движения. План включал 16 мероприятий с указанием точных дат их проведения. Центральное место в системе внешкольных занятий было отведено кружкам по изучению марксизма-ленинизма. Они работали два раза в неделю по два часа. В качестве новых, ранее неизвестных в местах заключения


форм идеологического воздействия стали регулярно, 1-2 раза в месяц, выпускаться устные журналы и газеты. Их основная цель - отражать текущие политические, общественно-экономические явления в стране и жизнь самих мест лишения свободы. В начале 1925 г. ГУМЗ НКВД разработал четыре важных документа по изучению личности заключенного 1 опросный лист заполнялся при поступлении заключенного и содержал 18 позиции 2 личная карточка в карантине 3 индивидуальный листок первичного обследования 53 позиции , предусматривавший


формулирование вывода о желательных мерах исправительно-трудового воздействия - школьного обучения, общественно-политического воспитания, профессионального обучения 4 индивидуальный листок повторного обследования через три месяца 26 позиций , позволявший сделать вывод об изменении в поведении личности или отсутствии такового. Учитывая трудности заполнения индивидуальных листков первичного и повторного обследования, ГУМЗ рекомендовал проводить такую работу не во всех местах заключения, в ограниченных


размерах и исключительно только в отношении приговоренных на три года и более. В целях объективной и всесторонней оценки к заполнению листков привлекались различные категории работников учебно-воспитательной, производственной, медицинской частей, надзорслужбы и др. В мае 1925 г. при ГУМЗ проходило широкое обсуждение программ по перестройке культурно-просветительной работы на летний период в московских местах заключения и утверждение планов каждого из них.


Это обсуждение принесло большую пользу. Было принято решение сократить количество читаемых лекций за счет внеплановых , обратив внимание на их качество. Перед всеми местами заключения ставилась задача по оборудованию спортивных площадок, организации физкультурных занятий и обучению военному строю. Из представленных в ГУМЗ НКВД планов просматриваются уже определенная система в работе учебно-воспитательных частей и комплекс


обязательных мероприятий занятия с неграмотными и малограмотными три раза в неделю по два часа организация лекций с теневыми картинками проведение литературным кружком двух спектаклей в месяц ежедневная работа в течение трех часов читальни при библиотеке и т.д. Предусматривались также литературные суды и спортивные праздники. По оценке ГУМЗ, культурно-воспитательная работа в московских местах заключения в 1925 г. по сравнению


с 1924 г. значительно улучшилась. Школьная работа стала плановой. Получила дальнейшее развитие внешкольная политико-просветительная деятельность. Активное участие в ней принимали территориальные общественные, профессиональные и политико-просветительные организации. Места заключения получали от органов Наркомпро-са не только методическую, но и материальную помощь - передвижные библиотечки, школьные пособия, кинопередвижки на льготных условиях и т. п.


Для пополнения библиотек губполит-просвет передал бесплатно местам заключения 15 000 экземпляров книг. В налаживании политического образования среди осужденных помощь администрации оказывали территориальные комитеты партии, комсомольские организации и женотделы. В целом по республике в отчетном 1924-1925 г. культурно-просветительная работа утрачивает прежний случайный характер, а ее содержание все больше отвечает требованиям


Исправительно-трудового кодекса. Культурно-просветительные комиссии из осужденных, созданные почти во всех местах заключения, разрабатывают вместе с учебно-воспитательными частями планы культурно-просветительной работы и координируют деятельность различных кружков. Состояние культурно-просветительной работы, наряду с другими вопросами, явилось предметом рассмотрения на совещании начальников главных управлений местами заключения союзных и автономных республик 11-14


января 1926 г Выступления делегатов с мест свидетельствовали о неудовлетворительной постановке этой работы в отдельных союзных и автономных республиках и трудностях, которые не удавалось преодолеть недостаточность или отсутствие средств, нормальных условий, нехватка воспитателей один на 800 человек и др. Понимая, что своими силами ГУМЗ не может повсеместно добиться улучшения культурно-просветительной деятельности в соответствии с требованиями Кодекса, руководство обращается за помощью в


Наркомпрос, который 21 марта 1926 г. своим письмом предложил губернским, областным и краевым отделам народного образования содействовать культурно-просветительному отделу ГУМЗНКВД. Одновременно главным управлениям Наркомпроса предлагалось оказывать ГУМЗ помощь в составлении методик по различным направлениям культурно-просветительной работы и регулярно знакомить с руководящими указаниями в этой области.


В 1925-1926 отчетном году сотрудники учебно-воспитательных частей получили ряд новых указаний и инструкций, развивающих и уточняющих смысл ранее изданных ведомственных распоряжений. Принятые меры способствовали улучшению культурно-просветительной работы на местах. Проведение целенаправленных бесед по различным вопросам с демонстрацией опытов или показом диапозитивов, чтения лекций и докладов, постановка концертов и спектаклей для осужденных составляют к середине 1926


г. уже часть твердой минимальной программы внешкольной работы почти во всех местах заключения. Вся массовая клубная работа, по возможности, приурочивается к тем или иным историческим событиям и революционным праздникам и принимает более или менее углубленный характер. Более широко в места заключения проникают кино и радио. Кинопередвижками пользуются не только все губернские, областные и краевые места заключения, но даже


некоторые уездные- Громкоговорители уже не были редкостью в местах заключения Москвы, Ленинграда, Нижнего Новгорода, Самары, Саратова, Курска, Хабаровска, Владивостока и ряда других губерний и областей. Администрация многих мест заключения стремилась создать наиболее благоприятную педагогическую среду путем целесообразного размещения осужденных по камерам и использования их общественных формирований


в воспитательных целях. Предпринимаются попытки изучения личности правонарушителя в карантине, а отдельные из них подвергаются обследованию по специальным программам. По поручению распределительных и наблюдательных комиссий в необходимых случаях составляются социально-психологические характеристики на заключенных, готовятся различные справочные материалы. Все это вместе взятое и составляет главное содержание работы воспитателей по изучению личности в местах


заключения. Однако обозначенный объем деятельности осуществлялся лишь в крупных местах заключения, к тому же не всегда на должном уровне. В 165 мелких исправительно-трудовых учреждениях такая деятельность или совсем не велась из-за отсутствия воспитателей , или велась самым кустарным способом. Хотя на повышение уровня культурно-просветительной работы среди заключенных указывалось в постановлении ВЦИК и СНК РСФСР по докладам НКЮ и НКВД О карательной политике и состоянии мест заключения от 26 марта 1928


г тем не менее в резолюции по докладам с мест на I Всероссийском совещании заведующих учебно-воспитательных частей в апреле 1928 г. отмечалось, что почти во всех местах заключения наблюдается острый недостаток помещений, предназначенных для культурно-просветительной работы, а имеющиеся не оборудованы, плохо освещены, зачастую не отапливаются. В докладах с мест отмечалось также отсутствие согласованности в работе между сотрудниками учебно-воспитательных


частей и работниками других служб мест заключения. Другим важным направлением социальной политики государства в области переустройства деятельности мест лишения свободы после революции стала организация общего образования осужденных. Уже в Положении о работных домах, заменяющих существующие тюрьмы в Сибири и на Урале, принятом съездом комиссаров юстиции


Сибири, Урала и Туркестана 25 мая 1918 г говорилось, что при каждом работном доме создаются школы, имеющие целью дать каждому из заключенных возможность приобрести технические и общеобразовательные познания. После революции одной из задач ИТУ становилась широкая организация школьного обучения. Однако сложность внутриполитической обстановки в стране, отсутствие необходимой материальной базы для школьного обучения, а также педагогов - все это не позволяло повсеместно организовать обучение осужденных.


И не случайно в изданном Центральным карательным отделом НКЮ РСФСР 23 ноября 1918 г. циркуляре указывалось на неудовлетворительную постановку школьного дела в местах заключения, которое ведется бессистемно и неполно. Этот документ сыграл важную роль в налаживании работы. Перед губернскими карательными отделами была поставлена конкретная задача образовать комиссии в составе


заведующего местами заключения, заведующих пенитенциарной и воспитательной частью, педагогов и представителей пролеткульта для разработки плана необходимых мероприятий в школьном и библиотечном деле. Немаловажное значение имело и распространение Народным комиссариатом труда на преподавателей права совместительства, что позволило частично решить проблему учительских кадров для мест лишения свободы. Большое значение для постановки школьного дела в местах лишения свободы сыграл декрет об обязательной


ликвидации неграмотности населения в возрасте от 8 до 50 лет. Задачу ликвидации неграмотности в ИТУ до 1920 г. решали совместно Центральный карательный отдел НКЮ и Наркомпрос. Преподавательский состав в школах для заключенных находился в ведении внешкольных подотделов местных органов системы Наркомпроса. Чтобы ликвидировать это двойное руководство и в целях активизации работы по выполнению


указанного декрета вся ответственность за постановку общеобразовательного обучения осужденных возлагается на Народный комиссариат просвещения. В последующие годы повышение общеобразовательного уровня заключенных выдвигалось в качестве первого условия успеха исправительных мероприятий. Однако достижению этого мешало то обстоятельство, что в различных регионах по-разному решались вопросы о сроках и формах обучения. Эти вопросы нашли свое разрешение в циркуляре


ГУМЗ НКВД от 10 февраля 1923 г. Согласно Положению об общих местах заключения РСФСР осужденные подразделялись для занятий в школе на три группы неграмотные, малограмотные и грамотные. Однако сроки обучения не устанавливались. Поэтому циркуляр определил 3-месячный срок обучения для двух первых групп при 12-часовой нагрузке в неделю, 6-месячный - для третьей при 12-24-часовой нагрузке. Одновременно устанавливался перечень обязательных для изучения предметов в каждой из групп.


Важнейшее значение этого документа состоит в том, что он впервые потребовал от администрации ИТУ, состоявших на государственном бюджете, организации школьного обучения для всех трех групп. Что касается ИТУ, состоявших на местном бюджете, то в них в обязательном порядке должна была осуществляться ликвидация безграмотности, а организация второй и третьей школьных групп ставилась в зависимость от наличия средств. Так были созданы предпосылки для планомерной ликвидации безграмотности среди заключенных.


В 1924 г. ГУМЗ принимает меры по установлению более тесных связей между местами заключения и местными чрезвычайными комиссиями по борьбе с неграмотностью. Это заставило комиссии включить в план работы конкретные мероприятия по ликвидации неграмотности в ИТУ, снабжать их учебными пособиями и оказывать методическую помощь. 12 июня 1925 г. СНК РСФСР принял решение о ликвидации неграмотности в стране к 10-й годовщине революции.


В целях поощрения заключенных-учащихся ГУМЗ рекомендовал освобождать их на два часа от работы. Одновременно распределительные комиссии получили право засчитывать два рабочих дня за три лишения свободы наиболее прилежным из учащихся. В марте 1926 г. ГУМЗ добивается направления Наркомпросом краевым, губернским и областным отделам народного образования циркуляра О содействии культурно-просветительной части ГУМЗ НКВД


РСФСР по расширению и углублению культурно-просветительной работы . Эта работа осуществлялась путем включения в план деятельности Чрезвычайной комиссии по борьбе с неграмотностью всех школ мест заключения, командировании работников комиссии в пункты ликвидации неграмотности, снабжения методической литературой. Большое значение имело и введение во всех вновь принятых на бюджет по смете


НКВД РСФСР мест заключения должностей учителей. Благодаря этим мерам число школ и школьных работников в местах заключения в 1926 г. значительно увеличилось. Если в 1924-1925 гг. школ было 122, а число штатных школьных работников составляло 251, то в 1925-1926 гг. соответственно 204 и 348. Однако несмотря на эти достижения почти половина небольших мест заключения не имели не только постоянных школ, но и специально оборудованных помещений для них из-за отсутствия


свободных площадей. Кроме того, в ряде губерний местные штатные комиссии в связи с введением в начале 1926 г. режима экономии упразднили должности учителей или заменили их должностями воспитателей. Это создало определенные трудности в работе. Тем не менее администрация 123 мест заключения нашла правильный выход из создавшегося положения, организовав индивидуально-групповое обучение, когда к одному из грамотных прикреплялись 2-3 неграмотных или малограмотных. Статистические данные показывают, что уже в первой


половине 1926 г. 49,6 заключенных из общего числа, подлежавших обучению, посещали школу в январе-июле 1925 г 38,5 , а в июле- декабре 1924 г 24,5 . Среди причин неполного охвата подлежавших обучению заключенных следует выделить отсутствие свободных помещений, недостаток школьных работников, недостаточное финансирование учебных расходов местными органами власти, перелимит и текучесть состава заключенных. Несмотря на указанные трудности, школьная работа с неграмотными и малограмотными постепенно расширялась.


Из каждых 100 заключенных, подлежавших обязательному обучению, занимались в школах по ликвидации безграмотности и малограмотности и в школах для малограмотных в 1925 г 80,8 , в 1926 г 82 , в 1927 г 84 . Анализ статистического материала переписи осужденных в 1926 г. позволил профессору Ю. Ю. Бехтереву сформулировать следующий вывод следует обратить внимание на обучение грамоте женщин, выходцев из сельской местности, представителей национальных меньшинств, в возрасте от 19 до 40 лет


из числа не судившихся, осужденных за преступления против порядка управления, против личности и за имущественные преступления . Этот вывод нашел отражение в циркуляре ГУМЗ от 25 марта 1929 г. О первоочередности культурно-просветительного обслуживания заключенных из среды трудящихся и от 24 декабря О выполнении постановления СНК РСФСР от 6 сентября 1929 года . В документах подчеркивалось, что школьная работа должна строиться


по принципу точного учета и полного охвата всех неграмотных и малограмотных заключенных, особенно рабоче-крестьянской молодежи и женщин, а также наиболее отсталых в культурном отношении заключенных из рабочих, деревенской бедноты и национальных меньшинств. Для остальной части заключенных школы повышенного типа могут создаваться лишь при обеспечении полного охвата работой по ликвидации общей и политической неграмотности всех малограмотных и неграмотных. Таким образом, за период с 1925 г. по 1929 г. школьная работа в местах


заключения не только получила организационное и методическое оформление, но и значительно расширилась. В то же время уделялось достаточно много внимания различным формам проявления общественной активности заключенных и прежде всего их самодеятельным организациям. Вопрос о самоуправлении заключенных в первые послереволюционные годы законодателем практически не ставился. Не имелось и опыта такой самоорганизации лишенных свободы.


Однако работникам мест заключения становилось ясно, что в культурно-просветительной деятельности на новых началах невозможно обойтись без помощи самих заключенных- Поэтому уже в Положении об общих местах заключения РСФСР 1920 г. впервые перед администрацией ставилась задача привлечь заключенных к подготовительным работам по устройству концертов, спектаклей и иных развлечений.


Прообразы самодеятельных организаций стали появляться в отдельных местах заключения уже в 1919 г. Как вспомогательный орган учебно-воспитательной части культурно-просветительная комиссия из заключенных создается, например, в Вятском изоляторе специального назначения. ИТК РСФСР 1924 г. открывал более широкие возможности для администрации по введению самоуправления заключенных, но конкретизировал эту работу только в ст. 128, предусматривавшей назначение контролера на кухне, выбранного


из числа заключенных среднего или высшего разряда. Допускалось также создание культурно-просветительных комиссий, руководство которыми кодекс возложил на представителей администрации - заведующего учебно-воспитательной частью или специально назначаемого лица например, учителя . Поиски форм и методов реализации требований Кодекса в части привлечения актива осужденных к решению задач администрации способствовали развитию


ст. 89-91 ИТК и ст. 26, 27 Инструкции по учебно-воспитательной части в местах заключения РСФСР. В частности, администрация Сокольнического исправительно-трудового дома Москва разработала Положение о культурно-просветительной комиссии заключенных. Впоследствии этот документ послужил в качестве основы для выработки Положения о культурно-просветительной комиссии в местах заключения


РСФСР. Культурно-просветительная комиссия являлась выборным органом. На общем собрании заключенных среднего и высшего разрядов избирались пять ее членов и пять кандидатов из числа бывших трудящихся на три месяца. Они утверждались начальником или директором исправительно-трудового учреждения. При очередных выборах предусматривалось обновление состава на Ь0 . Как члены комиссии, так и избираемый ими секретарь могли освобождаться администрацией от всех работ.


В своей деятельности комиссия опиралась на руководителей кружков из числа осужденных и активистов. В крупных местах лишения свободы для достижения согласованности в работе члены и кандидаты культурно-просветительной комиссии распределялись по секциям школьная, библиотечная, лекционная, художественная и др. Для непосредственного руководства ими выделялись учителя-воспитатели. Комиссия отчитывалась раз в полтора месяца перед общим собранием заключенных высшего и среднего разрядов.


Следует отметить тот факт, что культурно-просветительные комиссии прочно вошли в жизнь мест заключения, а их правоприемниками в последующие годы советы коллективов осужденных. Институт камерных и коридорных культурников. Поиск путей перевоспитания заключенных наиболее подготовленными в пенитенциарном отношении сотрудниками мест заключения приводил к выработке новых форм и методов работы администрации с заключенными. Именно так возник и получил распространение институт камерных и коридорных


культурников. Появившийся в 1924 г. в Вятском и Пензенском исправительно-трудовых домах опыт такой работы уже в 1925 г. был взят на вооружение в воронежских, самарских, саратовских и московских исправительно-трудовых учреждениях. Однако стихийное распространение института камерных и коридорных культурников по другим местам заключения приводило к различному пониманию их функций, порядка создания. В одних случаях они назначались приказом начальников, в других - заведующими учебно-воспитательными


частями. В некоторых губерниях использовался принцип выборности культурников самими заключенными. Четкость и ясность в этот институт внесла Инструкция камерным и коридорным культурникам в местах заключения РСФСР 1926 г Инструкция преследовала цель вовлечения в повседневную активную культурно-просветительную работу возможно большего числа заключенных в интересах борьбы со старым бытом и его пережитками, а также в целях организации надлежащей педагогической среды непосредственно в той обстановке и в тех условиях,


в которой заключенные живут, т. е. в отдельных камерах и на этажах. В круг обязанностей культурников входило получение и распространение газет и журналов, обмен книгами между камерами, проведение громких читок журналов, газет, литературно-художественных произведений, биографий выдающихся деятелей, побуждение заключенных к работе в мастерских, обучению в школе и на курсах, вовлечение в подготовку спектаклей и концертов и т. п. Камерные культурники избирались заключенными соответствующих


камер из расчета один на 15 осужденных, причем камеры меньшей вместимости при выборах объединялись, а камеры свыше 15 человек имели право выбора двух и более культурников. Коридорные культурники избирались заключенными всех камер каждого этажа по одному на коридор этаж . Срок полномочий устанавливался в три месяца. Они имели право совещательного голоса на заседании культурно-просветительной комиссии. Учебно-воспитательным частям вменялось в обязанность не менее двух раз в месяц


проводить с ними совещания по обмену опытом работы. Однако уже в первый год применения Инструкции с мест стали поступать сообщения о встречающихся трудностях и предложения о внесении уточнений. Таким образом, опыт повсеместного введения института камерных и коридорных культурников оказался не совсем удачным и в дальнейшем не получил развития. Юридические бюро. Осужденные в силу своего материального положения не всегда имели возможность получать


платную юридическую помощь. Многие из них не обладали элементарными юридическими познаниями и не могли использовать свои права на кассационное обжалование, досрочное освобождение, на устройство домашних дел и т. д. Нередко этих знаний не имели и сами сотрудники мест заключения. Необходимость в получении заключенными юридической помощи становилась очевидной. Для этого по инициативе учебно-воспитательных частей стали создаваться юридические бюро, которые обслуживались


либо самими заключенными и воспитателями, либо дежурными членами коллегии адвокатов района, на территории которого находилось место лишения свободы. В состав юридического бюро, работавшего под руководством учебно-воспитательной части, входили, как правило, осужденные, переведенные в средний разряд исправляющиеся, пользующиеся доверием администрации , имевшие юридические знания и опыт. Членами бюро не могли стать неоднократно судимые.


Помощь оказывалась бесплатно. Первые сведения о характере проводимой юридическим бюро работы встречаются в отчетах Таганской тюрьмы за 1922 г. Массовая организация юридических бюро в местах лишения свободы относится к 1923 г. По сведениям ГУМЗ НКВД, в 1924 г. в 13 губерниях юридическую помощь получили 17 279 человек. Администрация привлекала членов юридического бюро не только к оказанию юридической помощи, но и к пропаганде правовых знаний среди всего контингента осужденных.


При этом она опиралась на поддержку территориальных правоохранительных органов. В наиболее крупных местах заключения стали создаваться юридические кружки по изучению советского права и основ революционной законности. В период с июля по декабрь 1925 г. таких кружков в местах заключения РСФСР создано 93, а уже к июлю 1926 г. их насчитывалось 129. Деятельность юридических бюро была обобщена в Инструкции


ГУМЗ НКВД РСФСР по оказанию юридической помощи заключенным от 21 июля 1929 г которая в качестве основных задач юридических бюро назвала пропаганду правовых знаний среди осужденных. Ответственность за деятельность бюро возлагалась на политико-воспитательные части мест заключения. Библиотечная работа. Библиотечный фонд в местах лишения свободы после революции приходилось фактически создавать заново. С этой целью при НКЮ РСФСР в 1918 г. организуется книжный склад.


К концу 1919 г. согласно отчету Центрального карательного отдела НКЮ РСФСР VII Всероссийскому съезду Советов удалось разослать около 30 000 томов. О наличии библиотек почти во всех местах заключения отмечалось как в протоколе I Всероссийского съезда заведующих губернскими карательными отделами в 1920 г так и в отчете НКЮ VIII Всероссийскому съезду Советов. Конкретные требования по организации библиотечной работы нашли


отражение в Положении об общих местах заключения РСФСР 1920 г Каждое место лишения свободы должно иметь библиотеку с книгами научного и художественного содержания. В обязанность библиотекаря вольнонаемного сотрудника или учителя входила забота о пополнении библиотеки. Ему предписывалось систематически представлять в коллегию места лишения свободы список книг, которые целесообразно приобрести. Организации чтения уделялось большое внимание, о чем свидетельствуют учеты


прочитанных книг. В особый журнал заносились сведения о том, какие книги и кем прочитаны. Это позволяло педагогическому персоналу знать, какая именно литература интересует осужденных. Наблюдать за чтением книг осужденными и давать советы относительно выбора входило также в функциональные обязанности руководителей внешкольных занятий, которые в ходе бесед о прочитанном выясняли уровень его усвоения. Перевод исправительно-трудовых учреждений на местный бюджет отрицательно сказался на библиотечном


деле. Имевшаяся литература устарела морально и физически, а средства для приобретения новой отсутствовали. ИТК РСФСР 1924 г. ст. 96 организацию чтения вслух газет, журналов, книг по определенной программе, наблюдение за выбором литературы и беседы о содержании прочитанного определил как минимум внешкольной работы. При комплектовании библиотек первостепенное значение придавалось политико-просветительной и образовательно-воспитательной литературе. Однако все требования


Кодекса трудно было реализовать. По состоянию на 1926 г. свои библиотеки имели только 57 наиболее крупных мест заключения. Большинство же обслуживалось библиотечным передвижным фондом Главполитпросвета. Такие библиотечки-передвижки, насчитывающие от 25 до 100 наименований, безусловно были не в состоянии удовлетворить запросы мест заключения. Из-за недостатка средств слабо пополнялись и собственные библиотеки мест заключения.


В конце 20-х годов в рамках проводившейся в стране культурной революции Наркомпрос РСФСР совместно с ВЦСПС и другими организациями и добровольными обществами объявили библиотечный поход . Он имел своей целью превратить каждую библиотечку в очаг просветительской деятельности среди трудящихся масс. Не остались в стороне от этого начинания и места лишения свободы. НКВД РСФСР совместно с Главным политико-просветительным комитетом


Главполитпросветом поставили перед администрацией задачу придать библиотечной работе такое же значение и общественный размах, как это делалось в отношении ликвидации безграмотности. При этом в циркуляре Об участии исправительно-трудовых учреждений РСФСР в библиотечном походе 1930 г. указывалось, на какие силы следует опереться при решении поставленной задачи. Это - местные штабы культпохода, профсоюзные и комсомольские организации, общества


Долой неграмотность , секции по народному образованию местных Советов, читательский актив осужденных из числа трудящихся и т. д. В циркуляре указывались пути и формы массовой библиотечной работы, среди которых выделялись диспуты, литературные суды над авторами книг и персонажами, вечера книги с инсценировками, товарищеские суды над нерадивыми читателями , над вредителями книги , конкурсы на лучшего читателя и др.


Обращалось внимание на систематическое пополнение книжного фонда за счет производственно-технической, агрономической литературы, книг и брошюр, освещающих процесс коллективизации сельского хозяйства. Использование радио в воспитательных целях. Как известно, радиовещание для широких слоев населения в нашей стране началось с конца 1924 г. ГУМЗ НКВД с самого начала правильно оценило его значение для ИТУ как одну из форм культурно-просветительной работы.


Уже в декабре 1924 г. специальной телефонограммой в адрес начальников московских мест заключения ГУМЗ рекомендовал при клубах исправдомов устроить радиоприемники для принятия радиопередач от станций Коминтерн и Сокольники . К середине 1926 г. радиоприемники были установлены в клубах трех московских и двух ленинградских исправительно-трудовых домов. Начавшаяся радиофикация мест заключения поставила на повестку дня необходимость более широкой пропаганды


идей радиовещания, популяризации радиотехнических знаний среди заключенных. Требовалось объединить зародившееся среди них радиолюбительское движение. Именно эту цель преследовала Инструкция по работе радиолюбительских кружков в местах заключения РСФСР 1927 г которая разрешала создание во всех местах заключения радиолюбительских кружков, определяла их задачи, основные направления работы и характер взаимоотношений с


Обществом друзей радио СССР. Первые успехи радиофикации, активное участие в этом самих заключенных повлияли на решение ГУМЗ наметить план радиофикации всех мест заключения к 10-й годовщине революции. Однако средств на одновременную полную радиофикацию не имелось, а поэтому радиофикация проводилась поэтапно. В первую очередь радиофицировались ИТУ общегосударственного, краевого, областного и губернского значения, содержащие не менее 500 осужденных и имеющие радиолюбительские кружки, способные обеспечить


уход за аппаратурой и трансляционной сетью. К середине 1928 г. удалось радиофицировать 123 места заключения, т. е. фактически все первой и часть второй очереди. Затем очередь дошла и до небольших домов заключения. На это в 1929 г. было отпущено 18 688 рублей. Прослушивание радиопередач проходило организованно под контролем администрации или ответственного дежурного.


Благодаря этому исключалось прослушивание нежелательных с идеологической точки зрения передач на политические темы с территорий сопредельных государств. Многотиражная и стенная печать. Появление печатных изданий в местах заключения было обусловлено тем значением, которое придавалось им как важнейшему оружию агитации и пропаганды. Отдельные места заключения имели в своем распоряжении оставшиеся от царских времен типографии. К наиболее ранним изданиям следует отнести выпускавшийся в


Иркутской губернии в 1921 г. силами осужденных журнал Мысль за решеткой . Его тираж составлял всего 15 экземпляров объемом 6-7 печатных листов. Удалось выпустить четыре номера, а затем, в связи с амнистией, редколлегия распалась и журнал прекратил существование. Поскольку на предприятиях, в учреждениях страны все большее значение приобретали стенные газеты как форма выявления активности трудящихся, они появились и в местах лишения свободы.


Зарождавшаяся печать не только способствовала выявлению литературного дарования осужденных, но и помогала решению воспитательных задач, укреплению новых начал в быту лишенных свободы. В ряде случаев она освещала опыт воспитательной работы, способствовала его осмыслению, обобщению и закреплению в ведомственных распоряжениях. В своей работе редколлегии газет опирались на литературные кружки, камерных корреспондентов - кам-коров . К голосу своей газеты осужденные прислушивались, чутко


реагируя на помещенные статьи и заметки. Проведенный ГУМЗ НКВД анализ публикаций в стенных и периодических изданиях показал, что администрация мест лишения свободы в недостаточной степени руководила этим участком работы. По состоянию на 21 ноября 1925 г. в 18 местах лишения свободы РСФСР выходили газеты и журналы, однако они, как правило, замыкались на внутренней жизни осужденных.


Нужен был иной подход к организации печати. Поднимался вопрос об издании единой газеты для мест лишения свободы РСФСР, но эта проблема не была решена. Участие советской общественности в воспитательном процессе в местах лишения свободы. Неоценимую помощь администрации исправительно-трудовых учреждений оказывала общественность, ее участие - один из принципов развития ИТУ. Это участие может проявляться в многообразных формах, и среди них особое место занимают наблюдательные


комиссии. Первые наблюдательные комиссии возникли в начале 20-х годов. Еще ранее появились распределительные комиссии, существовавшие с момента их юридического закрепления во Временной инструкции о лишении свободы как о мере наказания и о порядке отбывания такового 1918 г Кодекс 1924 г. предоставил широкие возможности общественности для непосредственного участия в воспитательном процессе, предусмотрев создание при каждом месте лишения свободы наблюдательных комиссий, и закрепил


их правовое положение. Одновременно закреплялись и существовавшие распределительные комиссии. Их компетенции были разграничены. Параллельное существование этих органов в 20-е годы объясняется поисками форм участия общественности в деятельности исправительно-трудовых учреждений. В дальнейшем, признав преимущество наблюдательных комиссий перед распределительными, ВЦИК и СНК РСФСР 30 октября 1929 г. приняли постановление


Об упразднении распределительных комиссий при инспекциях мест заключения . Оценивая итоги проделанной работы, следует отметить, что в процессе реализации требований исправительно-трудового законодательства к концу 20-х годов содержание деятельности мест лишения свободы коренным образом изменилось, и в особенности в области воспитательной работы. Однако многогранное воспитательное воздействие на осужденных оказывалось только в наиболее крупных


местах заключения, что вполне объяснимо. Такие учреждения располагали собственной производственной базой, кадрами воспитателей, средствами на культурно-просветительную работу и находились, как правило, в промышленных центрах. В целом же на уровне культурно-просветительной работы отрицательно сказывались такие факторы, как нехватка средств, хроническое перенаполнение мест заключения, невысокий уровень квалификации кадров, а также недостаточно активное участие общественности в процессе воспитания осужденных.


Все эти проблемы предстояло решать в последующие годы. 2. Особенности Проведенная в конце 20-х годов реоргани-воспитательной зация системы мест лишения свободы юри-работы дически закрепила две их самостоятельные с осужденными системы исправительно-трудовые лагеря и в годы первых места заключения НКЮ союзных респуб-пятилеток д к р х развитие до октября 1934 г. шло й?0 Т вр ъ 0 1У У 1940 гг. Основная цель воспитательной работы состояла в том, чтобы привить лишенным


свободы новое, социалистическое отношение к труду и обществу. На это нацеливалось широкое развертывание массово-политической работы, социалистическое соревнование и ударничество, общеобразовательная подготовка, деятельность клубов, красных уголков, библиотек, стенная и многотиражная печать и т. д. Вывод основной массы осужденных на бескамерное содержание, решение проблемы трудовой занятости осужденных в местах лишения свободы создавали необходимые предпосылки для применения


новых и обновления сложившихся ранее мер воспитательного воздействия. С начала 30-х годов в ИТУ системы НКЮ политико-воспитательные аппараты сосредоточили свое внимание на организации социалистического соревнования и ударничества, культурно-массовой работе, общем и профессионально-техническом образовании. Социалистическое соревнование и ударничество. Руководство ГУИТУ НКЮ РСФСР высоко оценило огромные возможности социалистического соревнования и ударничества


для перевоспитания осужденных- К началу 1933 г- по отдельным краям и областям ударничеством удалось охватить от 30 до 75 всех работающих осужденных, а к 1 июля 1934 г. в соревновании участвовало уже до 90 , причем 70 из них были ударниками. Наряду с индивидуальным получает развитие соревнование между бригадами и звеньями. В каждой бригаде, звене создавались производственные тройки, которые оценивали результаты трудовой деятельности осужденных, имевшие решающее значение при выдаче специальных удостоверений ударников-


Широкое развитие получили штабы ударных бригад. В них входили лучшие ударники. Работали штабы под руководством политико-воспитательного аппарата. В целях активизации соревнования широко использовались материальные и моральные стимулы. Практиковалось премирование вещами, деньгами, отпусками в город и к месту постоянного жительства, досрочное освобождение, занесение на Красную доску и др. Например, за первое полугодие 1934 г. число премированных


составило около 10 всех осужденных. Культурно-воспитательная работа. В некоторых ИТК она достигла широкого размаха, однако оказывала недостаточное влияние на результаты производственно-хозяйственной, а в конечном счете и всей воспитательной деятельности- Использовались клубы, красные уголки, театр, кино, радио, и все же этого было недостаточно. Требовалось дойти до каждого осужденного, оказывать на него целенаправленное и систематическое воздействие.


В связи с этим администрация отдельных ИТУ, например, Ленинградской области центр тяжести в воспитательной работе стала переносить в камеры, бараки, прогулочные дворы, в мастерские и цеха фабрично-заводских предприятий. В результате процесс воздействия на заключенных становился более целенаправленным. В то же время перестройка способствовала появлению института культорганиза-торов, которые в последующем


частично стали выполнять функции воспитателей. Они подбирались из числа грамотных и активных осужденных. Основными формами их работы были проведение бесед на различные темы, организация коллективного чтения и обсуждение прочитанных книг и газетных статей. Общее образование. Его организация определялась изданным 24 декабря 1929 г. специальным циркуляром О выполнении постановления Совнаркома РСФСР от 6 сентября 1929 года по ликвидации неграмотности и малограмотности


. Он предписывал администрации при обучении осужденных опираться на помощь общественности и самих заключенных. Как показали отчетные данные за 1929 30 учебный год, примерно 35 осужденных не были охвачены обучением. Если в Московской и Ивановской областях сумели добиться полной ликвидации неграмотности, то в Нижне-Волжской области, Северо-Кавказском, Северном и Сибирском краях процент охваченных обучением колебался от 44 до 57 .


Одной из причин плохой организации этой работы было безответственное отношение администрации и хозяйственников к данной проблеме. Часто игнорировалось индивидуально-групповое обучение, а одна только школьная его форма по ряду причин не могла охватить всех желающих учиться. В итоге положение дел по ликвидации неграмотности и малограмотности в местах лишения свободы ГУИТУ НКЮ РСФСР оценило в 1930 г. как неудовлетворительное.


Особенно отставали Северный край, Ленинградская и Центрально-Черноземная области. В 1931 г. благодаря энергичным мерам удалось на 70 по сравнению с 1930 г. повысить количество обучающихся в целом по РСФСР- В последующие годы число обучающихся во всех типах школ постепенно увеличивалось. Профессионально-техническое обучение. Этому участку воспитательной деятельности в 1929-1930 гг. в


ИТУ уделялось мало внимания. В некоторых краях и областях профессиональное обучение заключенных вообще не было организовано, а в других велось недостаточными темпами. В девяти краях и областях к проф-техобучению - в школы, кружки, на курсы - удалось привлечь 5200 человек и по Объединению фабрично-заводских колоний ОФТК ГУМЗ порядка 1200 человек в объединение входили места лишения свободы Московской области . Однако процент прошедших полный курс обучения был крайне незначительным.


Исключение составляло лишь ОФТК ГУМЗ здесь за год прошли полный курс обучения до 500 человек. В последующие годы профессионально-техническому обучению уделяется большое внимание в 1933 г. на него ассигнуется 1760 тыс. рублей, а на овладение предварительной квалификацией дополнительно выделяется 150 тыс. Результат не замедлил сказаться наметилась тенденция подготовки квалифицированных рабочих уже не только для ИТУ, но и для других предприятий. Например, администрации


Магнитогорской, Березняковской, Надеждинской, Челябинской ИТК стали посылать значительное число осужденных на организованные заинтересованными предприятиями краткосрочные курсы. За первое полугодие 1934 г по неполным данным, целевыми профессионально-техническими курсами и кружками политехнического типа удалось охватить 15 осужденных в ИТК. Многотиражная и стенная печать. Она продолжала играть важную роль в жизни


ИТУ, в воспитании актива, развитии сознания осужденных и литературных способностей у отдельных из них, укреплении связи осужденных с жизнью общества и т. д. В начале 30-х годов меняется характер публикаций и сами названия газет. Если в 20-е годы названия отражали изменения, произошедшие в условиях исполнения наказания например, Стены заговорили , Цепи разорваны , Мысль заключенного ,


Из мрака луч , то в 30-е они свидетельствовали о новых переменах в жизни ИТУ За темпы , Перековка , Штурм , За коллективный труд , За трудовое воспитание . Росло число газет в 1931 г. издавалось 8 многотиражек и 400 стенных, а в конце 1932 г. выходило уже 4 республиканских, 3 областных, 28 многотиражных и 695 стенных газет. Довольно внушительными были и их тиражи. Например, республиканские


К трудовому общежитию РСФСР и К труду УССР имели тиражи соответственно 20 000 и 15 000 экземпляров- Республиканские и местные газеты ИТУ провели ряд массовых кампаний, имевших политическое и хозяйственное значение. Ими организовывался сбор средств на строительство боевых самолетов, проведение субботников с целью обновления библиотечного фонда, по наведению чистоты в колониях и т. д. Библиотечная работа. По оценке НКВД, в 1930 г. на одного осужденного в среднем приходилось 1,8 книги


и брошюры из библиотечных фондов ИТУ. Однако многие книги и брошюры к тому времени морально устарели, физически износились. Имелись и такие места заключения, где библиотек и вовсе не было. Массовая работа библиотек ослабла. Усиление внимания к укреплению материальной базы библиотек со стороны администрации ИТУ и актива осужденных привело к тому, что часть средств, заработанных на субботниках, стала перечисляться по постановлению собраний на пополнение библиотечного фонда.


Резолюции таких собраний печатались на страницах изданий осужденных. В худшем положении оказывались ИТУ, не имевшие собственного производства, и следовательно, финансового источника для пополнения библиотек. Путь решения проблемы подсказали сами осужденные, предложившие провести Всероссийский субботник книги, используя в организационных целях газету К трудовому общежитию - К этому времени встал вопрос о необходимости упорядочения библиотечного дела.


Следовало обобщить практику руководства библиотечной работой в местах заключения различных типов и наиболее приемлемую, отвечающую духу времени, закрепить в нормативном акте. В июле 1930 г. была издана Инструкция по библиотечному делу в ИТУ РСФСР. Предусматривалось в каждом ИТУ с числом штатных мест от 200 обязательное устройство библиотеки. Общее руководство библиотечной работой возлагалось на учебно-воспитательную часть.


Штатная должность библиотекаря вводилась при наличии в фонде не менее 3000 книг. Эта норма, несомненно, преследовала цель активизировать деятельность администрации по созданию книжного фонда. Подбор книг ставился в зависимость от уровня общеобразовательной подготовки осужденных. Фонд художественной литературы составлял 40 общего книжного фонда- При библиотеках избирался совет в количестве 5-9 человек.


Благодаря принятым мерам в 1931 г. библиотечный фонд ИТУ РСФСР уже насчитывал 455 279 экземпляров, а в 1932 г. пополнился еще на 207 882. Товарищеские суды среди осужденных. Первое упоминание о товарищеских судах в местах лишения свободы встречается в отчете Центрального карательного отдела VII Всероссийскому съезду Советов. В нем указывалось


В некоторых колониях введен товарищеский суд колонистов за нарушение трудовой дисциплины и распорядка колонии . В середине 20-х годов такие суды получили распространение на Украине, в Белоруссии. Тогда же происходит их правовое оформление одним из первых документов был Устав товарищеского суда учебно-воспитательной части Курского губернского исправительно-трудового дома.


Основная задача суда согласно уставу сводилась к ограждению и защите осужденных от оскорблений, от посягательства на их имущество и др. Положительная роль товарищеских судов отмечалась на происходившем в 1926 г. Всесоюзном совещании руководителей ГУМЗ НКВД союзных и автономных республик. Тогда же было принято решение о распространении опыта работы товарищеских судов, накопленного в местах лишения свободы Украинской ССР. С конца 20-х годов товарищеские суды стали вводиться в местах заключения


РСФСР. Их правовой статус оформлен в 1929 г. Положением о товарищеских судах, которое в 1931-1932 гг. подверглось серьезной переработке. С начала 30-х годов деятельность товарищеских судов ИТУ сосредоточивается на выполнении производственных планов, ответственности за сохранность оборудования и материалов, качестве выпускаемой продукции. Налагались следующие взыскания предупреждение, постановка на вид, выговор, ходатайство перед наблюдательной комиссией о незачете рабочих дней, о неприменении


условно-досрочного освобождения, о лишении зачета рабочих дней, о переводе в другие места заключения с более строгим режимом, изоляция в отдельную камеру, лишение свиданий и передач, возмещение причиненного ущерба и др. В работе товарищеских судов было немало недостатков, вызванных, как правило, неумелым руководством, неправильным подбором состава и т. д. Это приводило к тому, что в отдельных местах заключения товарищеские суды присваивали себе функции, принадлежавшие другим самодеятельным формированиям осужденных, принимали


к рассмотрению дела, не входившее в их компетенцию, увлекались репрессивной стороной дела в ущерб воспитательной, копировали приговоры и процедуру рассмотрения дел народных судов, недостаточно предварительно проверяли материалы. И вместе с тем именно они стали формировать общественное мнение, социальную активность осужденных. Участие общественности в деятельности исправительно-трудовых учреждений. В конце 20-х годов в деятельности наблюдательных комиссий появился ряд недостатков, на что указывалось


в ведомственной печати основной состав комиссий начал формироваться из представителей правоохранительных органов не соблюдалось требование об утверждении их состава местными исполкомами за редким исключением народные судьи, как правило, самоустранились от руководства комиссиями выделяемые в состав комиссии представители общественности часто не отвечали предъявляемым к ним требованиям и т. п. Все это побудило Президиум ВЦИК 20 ноября 1931 г. и


Коллегию НКЮ 10 февраля 1933 г. принять решения, в которых не только констатировались недочеты в работе наблюдательных комиссий, но и намечались конкретные меры по их устранению. Несмотря на предпринятые шаги по укреплению комиссий и оживлению их работы участие общественности в деятельности ИТУ оценивалось как совершенно недостаточное . К воспитательной работе с осужденными ГУИТУ НКЮ стремилось на общественных началах привлекать местные


театры. В начале 1934 г. состоялось совещание по художественно-массовой работе, на котором обсуждался вопрос об установлении Всесоюзным театральным обществом шефства над системой ИТУ. Было принято решение о создании при ГУИТУ художественно-политического совета, введя в его состав представителей ряда общественных организаций и учреждений. В соответствии с этим решением Управление театрами


Наркомпроса РСФСР в июле 1934 г. дало руководителям всех театров указание о содействии политико-воспитательной работе среди осужденных, проводимой ИТУ. После принятия ИТК РСФСР 1933 г. в местах лишения свободы системы НКЮ РСФСР началась перестройка воспитательного процесса- Однако в полном объеме развернуть ее не удалось, так как в октябре 1934 г.


ИТУ системы НКЮ перешли в ведение НКВД СССР. Оценивая состояние политико-воспитательной работы в местах лишения свободы, находившихся в ведении НКЮ РСФСР, следует учитывать три важных обстоятельства. Во-первых, реорганизация сети ИТУ в 1929-1930 гг накануне их передачи в НКЮ РСФСР, отрицательно отразилась на состоянии культурно-просветительной деятельности, которая в некоторых местах заключения была свернута. Во-вторых, в начале 30-х годов в различных регионах страны открывались


колонии массовых работ системы НКЮ, а это порождало не только организационные трудности, но и существенные недостатки в развертывании воспитательной работы. В-третьих, учитывая требования в области карательной и исправительно-трудовой политики того времени, НКЮ пришлось значительно обновлять нормативную базу, что несомненно отражалось на общей деятельности ИТУ. Указанные факторы, разумеется, не позволили руководству


НКЮ РСФСР за указанный срок полностью перестроить организацию политико-воспитательной деятельности в ИТУ, но тем не менее некоторые положительные сдвиги уже обозначились к середине 1934 г. Особо следует остановиться на культурно-воспитательной работе с заключенными в первые годы функционирования исправительно-трудовых лагерей 1930-1936 гг В ИТЛ с начала 30-х годов получили распространение два вида трудовых объединений, которые можно рассматривать как основную организационную форму перевоспитания


осужденных - трудовые коллективы и трудовые артели. Трудовые коллективы являлись результатом самодеятельности заключенных и впервые зародились в Соловецком лагере. Обобщенный опыт их функционирования нашел отражение в Примерном уставе трудовых производственных коллективов 1931 г В нем подчеркивалось, что трудовые производственные коллективы могут быть организованы во всех лагерях,


отделениях и отдельных командировках при наличии не менее 25 заключенных, желающих вступить в трудовой производственный коллектив. Для административного руководства трудовым коллективом по рекомендации начальника лагеря или его помощника по воспитательной работе выбирался председатель из числа ударников или воспитателей , который фактически отвечал за проведение мероприятий, возложенных на коллектив уставом. В помощь председателю на общем собрании членов коллектива избирался совет с шестимесячным сроком полномочий.


Количество членов совета зависело от численности трудового коллектива, а их выборы проводились из расчета один человек от 25-30 осужденных, т. е. фактически от каждой бригады. При формировании трудовых коллективов существовали определенные ограничения. Не могли состоять членами коллектива лица, осужденные по ст. 58 и 59 УК РСФСР. Однако в исключительных случаях хорошее поведение, выполнение нормы не менее чем


на 110 , участие в культработе прием из числа осужденных по этим статьям в члены коллектива был возможен, но устанавливался испытательный срок. Осужденные, переведенные из Беломоро-Балтийского лагеря, получившие там льготы и сумевшие проявить себя на строительстве канала Москва-Волга, допускались к приему в трудовые коллективы вне зависимости от состава преступления. Трудовые артели, имея те же цели, задачи и тот же устав, что и трудовые коллективы, отличались своим


составом, а именно в них принимались все осужденные по ст. 58, 59 УК РСФСР, не вошедшие в трудовые коллективы, но перевыполняющие нормы выработки на 10 . В артели не принимались только священнослужители. Для членов трудовых коллективов и артелей создавались улучшенные бытовые условия. Они проживали в отдельных жилых помещениях. За нарушение установленного порядка и невыполнение трудовых


норм общее собрание могло исключить отдельных осужденных из трудового объединения на три месяца или совсем. Предусматривались и иные меры по поддержанию порядка. В Дмитровском ИТЛ была издана Инструкция секций трудовых объединений, которая конкретизировала намеченные в Уставе производственных трудовых объединений общие задачи производственной, культурно-воспитательной и хозяйственно-бытовой секций. Всем секциям предписывалось строить работу на основе общего плана, утверждаемого


советом. Если секция оказывалась неработоспособной, то совет мог ее распустить и назначить новые выборы, одновременно принимая меры общественного воздействия к неработоспособным. Помимо этих общественных формирований органами самодеятельности осужденных являлись производственно-бытовые комиссии на лагерных пунктах и в общежитиях. Их деятельность регламентировалась отдельным Положением, а в качестве основной цели выдвигалось оказание


помощи администрации в налаживании бытового обслуживания лагерников. Комиссии создавались на всех лагерных пунктах и во всех общежитиях и работали под руководством культурно-воспитательных частей и воспитателей. Хозяйственно-бытовые комиссии занимались бытовым обслуживанием осужденных, не входивших в состав трудовых коллективов и артелей. По действовавшему Положению они осуществляли руководство аналогичными комиссиями в бараках, оказывали


им помощь в контроле за работой хлеборезок, каптерок, ларьков, кухонь и т. п. Однако рассмотренная структура трудовых объединений осужденных имела серьезный изъян, так как значительная часть осужденных, не принадлежавших к выходцам из рабочих и крестьян, фактически оказывалась вне сферы воспитательного воздействия. Трудовые объединения, сыграв положительную роль, должны были уступить свое место новой, более прогрессивной организационной структуре.


В качестве таковой выступили строительные отряды и трудовые колонны. Положение о строительных отрядах было утверждено ГУЛАГ ОГПУ 15 февраля 1934 г. Отряды являлись той организационной формой, которая позволяла объединить в коллективы всех осужденных вне зависимости от социального положения и состава преступления. В соответствии с Положением отряд состоял из бригад и в зависимости от характера производства, объема


работ, наличия жилой площади включал в себя от 300 до 600 человек. При организации отрядов большое значение придавалось поддержанию стабильности их состава. Так, в отряд не могли входить осужденные, не связанные с ним производственным планом. Больные, выбывшие из отряда, после выздоровления возвращались в свои же отряды. Осужденные, недобросовестно относившиеся к труду, постоянно нарушавшие дисциплину, выделялись в особые


бригады. В состав отрядов они не входили. Начальник отряда назначался из состава самого отряда и в случае освобождения имел право оставаться на этой должности по вольному найму. Он осуществлял административное руководство. Ему помогали помощник начальника отряда по быту завхоз , два воспитателя при численности свыше 400 человек - старший воспитатель и воспитатель и нарядчик все из осужденных . На производстве в его непосредственном подчинении находились бригадиры.


Культурно-воспитательной работой в отряде руководили старший воспитатель и воспитатель с помощью актива. Им помогали инженерно-технические и административно-хозяйственные работники, входившие в состав отряда. В Положении о строительных отрядах определен и минимум культурно-просветительных мероприятий функционирование красного уголка с библиотекой, обучение всех неграмотных, чтение газет, выпуск три раза в месяц стенной газеты, организация работы хорового, музыкального, лекторского кружков и занятий по текущей политике.


В отрядах широко внедрялся хозрасчет. Только за сентябрь- ноябрь 1934 г. в Дмитровском ИТЛ на хозрасчет было переведено свыше 100 отрядов. Отмечались хорошие результаты их работы. Хозрасчет не только приучал к экономии, но и способствовал укреплению трудовой дисциплины, повышению качества труда и на этой основе - перевоспитанию осужденных. В целях дальнейшего внедрения хозрасчета в штаты культурно-воспитательных отделов


КВО была введена должность заместителя начальника по хозрасчету, Еще одной формой трудового объединения осужденных были трудовые колонны, получившие широкое распространение в лагерях железнодорожного и шоссейного строительства. Положение о трудовых колоннах утверждено ГУЛАГ ОГПУ 16 февраля 1934 г. Оно во многом совпадало с Положением о строительных отрядах, но в то же время имело и некоторые специфические


особенности. Например, трудовые колонны включали в себя трудовые коллективы, трудовые артели и отдельные бригады, число осужденных в них в зависимости от объема работы составляло 300-600 человек в строительных отрядах существование трудовых коллективов и артелей допускалось лишь как исключение . В отличие от строительных отрядов при начальниках трудовых колонн в качестве общественного органа учреждались штабы В их состав входили помощник начальника, председатели трудовых коллективов и артелей и 4-5 ударников.


Воспитатель выполнял обязанности секретаря штаба. Отметим, что трудовые коллективы осужденных на определенном этапе развития ИТЛ, несомненно, сыграли положительную роль. Однако в условиях усиления карательной политики они исчерпали себя и были ликвидированы- Аппараты культурно-воспитательных отделов. В результате проведенного Главным управлением лагерей в конце 1932 и начале 1933 г. обследования состояния


культурно-воспитательной деятельности в ряде лагерей были выявлены недочеты, и прежде всего недооценка ее политического и хозяйственного значения. Как следствие этого кадры культурно-воспитательных работников не готовились и не вводились в штаты. Администрация не стремилась создавать воспитателям необходимые для работы условия. При таком положении дел требовались меры, способные повысить роль культурно-воспитательных аппаратов. Поэтому в начале 1933 г. на начальников культурно-воспитательных отделов лагерей распространяются


права помощника начальника ИТЛ. Начальники культурно-воспитательных частей отделений приравниваются в правах к помощникам начальников отделений, а старшие воспитатели - к помощникам начальников лагерных пунктов. Одновременно на местах принимаются меры по полному укомплектованию штатов из расчета один воспитатель на 250 осужденных. По премиальному вознаграждению культурно-воспитательный аппарат приравнивался к среднему административно-техническому составу на производстве.


В 1935 г. правовое положение начальников культурно-воспитательных отделов и культурно-воспитательных частей КВО и КВЧ вновь претерпевает изменение. Они приравниваются в правах к помощникам начальников районов по административной части, а старшие воспитатели - к помощникам начальников отрядов трудовых колонн по быту. Число осужденных, закрепленных за воспитателем, снизилось до 200 человек. Осужденные педагоги, библиотекари и бывшие культурно-просветительные работники


Красной Армии, отбывавшие наказание не за контрреволюционные преступления, передавались в распоряжение культурно-воспитательных отделов. Средняя ставка премиального вознаграждения устанавливалась для них в 35 рублей. Запрещалось без ведома КВО снимать их с работы или переводить на другую. Политическое воспитание осужденных. В ИТЛ ему придавалось исключительно важное значение. Например, в Дмитровском ИТЛ в июля 1933 г. во всех отделениях и лагерных пунктах вводятся обязательные


политические занятия политчас . Занятия проходили в выходные дни с 10 до 11 часов утра. Методика их проведения предусматривала вступительное слово руководителя группы, собеседование и заключение политгрупповода по теме. Руководителями групп назначались в первую очередь лица, рекомендуемые партийными ячейками и профсоюзными организациями отделений, а при необходимости - наиболее подготовленные воспитатели, способные выполнять эту работу. Перед изучением очередной темы культурно-воспитательные части отделений


инструктировали политгрупповодов по методике проведения занятия. За проведением политической учебы устанавливался контроль со стороны культурно-воспитательных частей. В систему политвоспитания входили и ежедневное чтение в часы отдыха газет, собеседование с осужденными по существу прочитанного. Чтецами назначались заслуживающие доверия администрации осужденные из числа бывших членов ВКП б , ВЛКСМ, командиров и политработников


Красной Армии. Если политзанятия и чтение газет были обязательны для осужденных, то в политкружки, работавшие раз в неделю, слушатели привлекались по желанию- Они преследовали цель более углубленного изучения марксизма-ленинизма. К руководству политкружками привлекались режимные и инженерно-технические работники, политработники охраны, сотрудники воспитательных аппаратов. При необходимости привлекались также наиболее подготовленные осужденные. В 1935 36 учебном году в Дмитровском лагере основной формой обучения стали политкружки и


политшколы. Политической учебой удалось охватить 43 390 человек в 1403 учебных группах. Было проведено три массовых выпуска слушателей. Успешно прошедшие обучение в политкружках выдвигались на работу в качестве культуполномоченных, руководителей производства и воспитателей. Добросовестное отношение к политучебе всячески поощрялось. Важное место в системе культурно-воспитательной работы занимали красные уголки.


Безусловно, не везде они выполняли свое назначение, зачастую не хватало оборудования, а самое главное - не было актива. Характер воспитательных мероприятий, регулярность их проведения во многом определялись субъективным подходом аппаратов культурно-воспитательных частей. Назрела необходимость в инструкции, которая бы установила место красных уголков в воспитательном процессе, порядок их деятельности, критерии ее оценки. В 1933 г.


Инструкция по оборудованию красных уголков и постановке работы в них была разработана в Дмитровском ИТЛ. Согласно этому документу на общем собрании трудовых коллективов, артелей предусматривались выборы совета красного уголка из состава его актива. Совет являлся вспомогательным органом при воспитателе. В зависимости от величины коллектива в состав совета избиралось 3-5 человек во главе с председателем,


отвечавшие за трудовое воспитание, быт и культурно-массовую работу среди осужденных- Члены совета организовывали дежурство, оформляли наглядную агитацию, проводили разъяснительную работу по вопросам, интересующим коллектив, лекции, беседы и т. д. Улучшению деятельности красных уголков и клубов способствовали их смотры-конкурсы. Например, к 16-й годовщине Октябрьской революции такой смотр проводился в


Дмитровском лагере. Условия конкурсов нацеливали актив на подчинение проводимой работы задачам строительства канала Москва-Волга и перевоспитания осужденных. Критериями оценки выступали наличие актива и качество его работы, количество проведенных бесед по политической, производственно-технической тематике, организация чтения газет и художественной литературы, вечеров художественной самодеятельности и отдыха и т. п. Одновременно оценивалось состояние стенной печати, работа лагерных корреспондентов, постановка общеобразовательного


обучения, развитие ударничества, хозрасчета, соревнования. Смотр способствовал активизации воспитательной работы. По его итогам были премированы отдельные красные уголки и активисты. Важной формой развития самодеятельности были агитбригады. Во всех лагерях при культурно-воспитательных отделах имелись центральные агитбригады в количестве 20-30


человек из наиболее талантливых осужденных. Эти лица освобождались от работы на производстве, за исключением тех, кто не имел специальности ее приобретение не заменялось никакой другой деятельностью. При центральных клубах лагерей в обязательном порядке создавались театральные труппы, духовые оркестры. Руководство этими труппами, оркестрами и агитбригадами осуществлял аппарат культурно-воспитательных отделов. Принятое ЦИК СССР 27 августа 1934 г. решение


О библиотечном деле в Союзе ССР побудило администрацию ИТЛ обратить внимание на работу библиотек для осужденных. Проверка их деятельности показала, что в ней не все обстояло благополучно. Фонд библиотек формировался произвольно, к тому же из-за отсутствия хорошо налаженного контроля и учета постоянно расхищался. В целях упорядочения библиотечной работы, например, в


Дмитровском лагере на всех участках стали создаваться стационарные библиотеки с читальнями. На введенные штатные должности библиотекарей подбирались квалифицированные работники. При стационарных библиотеках стали создаваться общества друзей книги. Продолжали активно функционировать многотиражная и стенная печать. На строительстве Беломоро-Балтийского канала выпускалась многотиражная газета


Перековка . Она являлась органом культурно-воспитательного отдела ИТЛ ОГПУ. Редакция стремилась к расширению круга читателей и корреспондентов, поощряя последних, даже в том случае, если заметки в силу разных причин не могли быть напечатаны. Газета старалась, чтобы каждая из заметок не осталась без внимания руководства. Это подкреплялось специальным приказом начальника строительства прорабы, десятники, начальники лагерных


пунктов и отделений, начальники культурно-воспитательных частей обязаны были в трехдневный срок откликнуться на каждую адресованную им заметку. Тесная связь с читателями позволяла сделать газету не только интересной, но и боевой, во многом способствовавшей выполнению важной задачи - строительству канала. Кроме общелагерных изданий в отделениях, на лагерных пунктах выпускались бюллетени и стенные газеты. Чтобы поднять их роль в воспитании, повысить эффективность, требовалось постоянно искать действенные


формы работы. Одной из таких форм стала деятельность созданных в конце 1933 г. лагерных корреспондентских постов, в функции которых входила проверка результатов публикаций. Наряду с печатью значительное место в воспитании осужденных отводилось радио. Громкоговорители были установлены в бараках, на объектах работы и на улицах поселков. Культурно-воспитательные части отделений ежемесячно составляли планы трансляции, предусматривавшие


выпуск радиогазет, передачу ежедневных производственных сводок, материалов о ходе соревнования, выступления агитбригад, беседы, доклады, лекции и т. д. Использовались и другие формы работы с заключенными. Например, в Дмитровском ИТЛ к 19-й годовщине Октября была организована выставка произведений искусства заключенных. Это позволило выявить наиболее талантливых в области живописи, графики, рисунка, скульптуры, а впоследствии использовать дарования для наглядной агитации, оформления клубов, красных уголков.


В июне 1936 г. подводились итоги вселагерного конкурса на создание музыкальных произведений, отражающих борьбу за нового человека. Из представленных 112 произведений, написанных 73 авторами, жюри конкурса, в состав которого входили крупные советские композиторы, отобрало 20, достойных поощрения. Массовые культурные мероприятия приурочивались к выходным или праздничным дням. Организовывались выступления самодеятельных коллективов театральных трупп, духовых оркестров , проводились


спортивные соревнования по футболу, волейболу, городкам и т. д. Практиковалось проведение общелагерных слетов ударников и стахановцев. В лагерях уделялось внимание проведению воспитательной работы среди осужденных разных национальностей. Пропаганда мероприятий Советской власти проводилась на их родных языках. В отдельных лагерях были созданы отряды, колонны, трудовые коллективы из осужденных одной национальности.


Придя в лагерь неграмотными и малограмотными, не имея навыков к труду, тысячи из них получили квалификацию, ликвидировали неграмотность. На 1 июня 1936 г. прошли полный курс обучения 2882 человека. Изучали грамоту и повышали образование на родных языках 12 659 человек, окончили профтехкурсы - 6717. Среди представителей нерусской национальности насчитывалось 262 человека, удостоенных значка ударника строительства канала - высшей награды стройки.


В то же время в целом к середине 30-х годов состояние культурно-воспитательной работы в местах лишения свободы оценивалось руководством ГУЛАГа как неудовлетворительное, недостаточно способствующее решению производственно-хозяйственных задач. Это и неудивительно, так как указанными формами воспитательной деятельности охватывалась незначительная часть осужденных, сосредоточенных главным образом на центральных лагерных пунктах и, как правило, занятых не на основных работах.


В разработанном комплексе мероприятий по совершенствованию работы ИТЛ и колоний ставились следующие задачи решительно улучшить культурно-воспитательную работу, поставив ее целиком на службу задачам производства внедрить в сознание каждого воспитателя, что культурно-воспитательная работа тогда достигает своей цели, когда она приводит к повышению производительности труда, правильной организации работ и прояснению политического сознания заключенных.


Тем самым руководству ИТЛ и колоний указывалось на то, что качество и эффективность культурно-воспитательной работы следует оценивать по результатам производства. В рассматриваемый период активизация тех или иных форм культурно-воспитательной работы в ИТЛ определялась конкретными задачами, которые ставились партией в области воспитательной работы с населением страны. В основном она проводилась с осужденными за уголовные преступления и отнесенными к социально


вредным элементам по решению Особого совещания. Ее характер и объем во многом определялись инициативой, настойчивостью культурно-воспитательного аппарата, отношением руководителей ИТЛ и колоний к этому участку работы. В местах лишения свободы, где содержались осужденные по составу контрреволюционных преступлений, культурно-воспитательная и культурно-массовая работа практически не велась, что показало проведенное руководством ГУЛАГа обследование


Усоль-ского, Северо-Уральского, Ивдельского, Томск-Асинского лагерей. По оценке руководства ГУЛАГа, такое положение создалось в силу непонимания местными работниками значения культурно-массовой работы среди заключенных. В 1938 г. было издано директивное указание ГУЛАГа О культработе со спецконтингентом в лесных ИТЛ . Культурно-массовая работа определялась как средство,


способное обеспечить подъем производительности труда заключенных и укрепление дисциплины. Организация работы возлагалась на культвоспиторганизато-ров, вводимых в штаты ИТЛ из расчета один человек на 200 заключенных. Они подбирались и назначались из числа судимых за бытовые и хозяйственные преступления на срок до пяти лет, положительно зарекомендовавших себя в лагере. Их главная задача заключалась в изучении заключенных своего подразделения, оказании помощи начальнику


лагерного пункта в мобилизации лишенных свободы на выполнение производственного плана и укрепление дисциплины. В их обязанность входило также оказание администрации помощи в борьбе с антисоветскими проявлениями, информирование о таких фактах начальников лагерных пунктов и начальников третьих частей. Среди заключенных организовывалось индивидуальное и бригадное соревнование, подкрепляемые материальными стимулами. Стенные газеты могли выпускаться только в том случае, если редакторами являлись вольнонаемные


сотрудники. В них не разрешалось помещать статей на общеполитические темы. В наглядной агитации отражались только производственные вопросы. Осужденные за контрреволюционные преступления не допускались к руководству художественной самодеятельностью. Они могли участвовать в ней только в качестве исполнителей музыкантов, танцоров и т. д За всеми проводимыми в лагере культурно-массовыми мероприятиями устанавливался контроль со стороны третьего


отдела ИТЛ. Обобщенный опыт работы культвоспиторганизаторов со спецконтингентом был затем положен в основу инструкции, регулирующей характер и объем культурно-воспитательной работы с заключенными в остальных лагерях и колониях. Установив порядок назначения и подчиненности культвоспиторганизатора как лица, непосредственно отвечающего за воспитательную работу с закрепленными за ним 150-200 заключенными, инструкция конкретизировала его задачи в области политико-массовой, производственной и учебной работы, определили методы индивидуального


воздействия на правонарушителей. Впервые в практике мест лишения свободы культвоспиторганизатору как должностному лицу выделялись рабочий кабинет и спальное место в том же бараке, где проживали и закрепленные за ним заключенные- Данное обстоятельство способствовало повышению его авторитета. Он был обязан вести дневник о проводимой работе и отчитываться перед культурно-воспитательной частью по установленной форме. Культвоспиторганизатор следил за точным исполнением распорядка дня, вместе с


заключенными выходил на производство, где проводил не менее половины своего рабочего времени, оказывая помощь администрации в укреплении трудовой дисциплины, организации трудового соревнования- В его обязанности входило выявление степени грамотности, наличия специальности у вновь прибывших заключенных и решение вопроса о направлении их в школу или на профессионально-технические курсы. Он же осуществлял контроль за посещаемостью и успеваемостью учащихся.


Важное место в деятельности культвоспиторганизатора занимала индивидуальная воспитательная работа. Главное внимание он уделял борьбе с нарушителями дисциплины, действуя в зависимости от обстановки и обстоятельств дела путем личной беседы с нарушителем, обсуждения проступка заключенного на собрании бригады, отряда, в стенной печати, доведения до сведения администрации существа проступка. Налицо, таким образом, определенное сочетание индивидуального и общественного воздействия на конкретного


заключенного, создание общественного мнения вокруг самого факта совершенного проступка. Изложенное выше позволяет сделать вывод, что в предвоенные годы была создана нормативная база в области организации культурно-воспитательной и культурно-массовой работы со всеми заключенными. Ее реализация возлагалась на специально выделенный аппарат, который, хотя и состоял из заключенных, но тем не менее выполнял возложенные на него функции.


Институт культвоспиторганизаторов действовал непродолжительное время. Это не позволило обобщить накопленный опыт их работы. В апреле 1940 г. в связи с сокращением управленческого аппарата и мерами по замене заключенных в аппаратах лагерей и колоний вольнонаемными сотрудниками должности культвоспиторганизаторов были упразднены. Взамен в ИТЛ и колониях вводились должности старшего инспектора и инспектора по культурно-воспитательной


работе соответственно на 1000 и 500 заключенных. При такой нагрузке они не могли выполнять многие функции культвоспиторганизатора. Это привело к ослаблению культурно-воспитательной работы с заключенными. Накануне войны усиливается партийное руководство культурно-воспитательными аппаратами. В соответствии с приказом НКВД СССР в 1940 г. культурно-воспитательные отделы лагерей преобразовывались в отделения и переходили в подчинение политотделам.


Для непосредственного руководства ими в штаты политотделов вводилась должность заместителя начальника политотдела по культурно-воспитательной работе с заключенными. Что касается культурно-воспитательных аппаратов в лагерных подразделениях участках, лагпунктах , то они остались без изменения. Эти аппараты подчинялись непосредственно отделениям культурно-воспитательной работы политотделов. Структура культурно-воспитательных отделов в лагерях, где политотделы не создавались,


а также в ИТК остались без изменений. 3. Культурно- в условиях войны культурно-воспитатель-воспитательная ная работа с заключенными направлялась работа с осужденными главным образом на активизацию их тру-в период Великой довой активности, но ее возможности в зна- итечественнои воины чительной степени ограничивались сла- и в Г 0 . бостью материальной базы и бытовыми годы 1941-1953 гг. у виями. Проведенная в 1943 г. проверка состояния культурно-воспитательной работы показала, что в отдельных


ИТЛ и колониях она не проводилась, в других отмечалась тенденция к ее сворачиванию. В этом сказывалось общее физическое состояние заключенных, ослабленных вследствие недостаточного питания, болезней и большой смертности в местах лишения свободы в период с конца 1941 и до весны 1943 г. Неудовлетворительно оценивалось положение дел в Воркутинском, Ухтоижемс-ком, Астраханском ИТЛ. Начальники лагерей и политотделов мало уделяли внимания подбору кадров


культурно-воспитательных работников. Воспитательные аппараты лагерей и колоний на 40- 50 были укомплектованы малоквалифицированными работниками. В ряде случае культурно-воспитательная работа велась в отрыве от жизни страны и деятельности конкретного лагеря или колонии. Политотделы слабо контролировали качество проведения культурно-воспитательной работы, не оказывали необходимой помощи в ее налаживании. Культурно-воспитательный отдел


ГУЛАГа недостаточно твердо руководил подчиненными аппаратами на местах, не проявлял должной активности и настойчивости в устранении недостатков, в обобщении и распространении положительного опыта. В приказе НКВД СССР от 5 мая 1943 г. О состоянии культурно-воспитательной работы среди заключенных в лагерях и колониях НКВД СССР и о мерах по ее улучшению подчеркивалось, что политико-воспитательная и культурно-массовая работа является одним из принципов исправительно-трудовой политики


Советского государства и имеет своей целью трудовое перевоспитание основной массы заключенных, приучение их к работе и приобщение к участию в социалистическом строительстве. Деятельность политорганов и их аппаратов на местах нацеливалась на разъяснение политики партии и правительства, положения на фронтах и задач по выполнению государственного плана. Основными формами идеологического воздействия должны стать митинги, беседы, доклады, чтение газет,


средства наглядной агитации и др. Руководителям воспитательных аппаратов рекомендовалось использовать опыт Тагиллага по сбору средств среди заключенных в фонд обороны страны, а также опыт Устьвымского ИТЛ и ИТК-7 УИТЛК Омской области по использованию в воспитательной работе писем фронтовиков - бывших заключенных. При организации производственно-массовой работы принимались меры к популяризации передового опыта фронтовых бригад и фронтовых вахт.


Вводились новые стимулы для поощрения победителей трудового соревнования переходящий Щит первенства трудового коллектива с зачислением в кандидаты на сокращение срока или досрочное освобождение, вручение от имени администрации продуктовых посылок для отрядов, цехов, бригад, звеньев и отдельных заключенных. В последующие годы усиливаются организаторская работа и контроль со стороны ГУЛАГа за состоянием культурно-воспитательной работы с заключенными проводится кустовое совещание начальников


культурно-воспитательных отделов северных лагерей, заслушивается ряд начальников КВО, анализируются отчеты с мест. По оценке ГУЛАГа, в ряде исправительно-трудовых лагерей и колоний значительно улучшилась постановка культурно-воспитательной работы. Положительно оценивалась работа культурно-воспитательного отдела УИТЛК Хабаровского края, где в 15 подразделениях работало 44 кружка художественной самодеятельности,


силами заключенных было поставлено 420 спектаклей и концертов. В то же время отмечалось, что пренебрежение политико-воспитательной и культурно-массовой работой в ряде других лагерей повлекло рост бандитизма. Для руководства политико-воспитательной и культурно-массовой работой среди заключенных при управлениях ИТЛ, УИТЛК и ОИТК в 1944 г. создаются самостоятельные культурно-воспитательные отделы отделения , непосредственно


подчиненные начальникам ИТЛ, УИТЛК, ОИТК. Их главной задачей впервые ставилась задача перевоспитания основной массы заключенных на основе высокопроизводительного, общественно полезного труда. Эти аппараты совместно с другими частями и службами ИТЛ, УИТЛК и ОИТК обязывались заниматься вопросами улучшения быта, организации их труда, повышения культурного уровня заключенных и рационального использования их свободного времени.


Для реализации своих функций начальники культурно-воспитательных отделов отделений с разрешения руководства ИТЛ и колоний могли пользоваться материалами и других отделов, необходимыми для работы. На них возлагались подбор кадров, их перестановка или увольнение. Таким образом, создавались предпосылки для совершенствования воспитательной работы с заключенными, опираясь при этом на помощь других частей и служб, а также на актив из числа самих заключенных.


За работой культурно-воспитательных отделов отделений ИТЛ, УИТЛК и ОИТК устанавливался контроль со стороны ГУЛАГа, перед которым они были обязаны отчитываться по установленной форме. В свою очередь, начальники культурно-воспитательных отделов отделений получили право вызывать сотрудников культурно-воспитательных частей из подразделений с отчетами и докладами о работе, созывать совещания


проводить инструктаж работников. Несмотря на трудности проводившаяся в годы войны массово-политическая и культурно-воспитательная работа оказывала на заключенных значительное воздействие. За эти годы в фонд обороны страны от осужденных поступило добровольных взносов более 40 млн. рублей, значительное количество золотых и серебряных предметов. В самое трудное время для страны многие заключенные добровольно выражали желание пойти на фронт и после


освобождения из ИТУ направлялись в действующую армию. Большинство из них мужественно и стойко сражались. Из 1250 человек, с которыми администрация ИТУ установила письменную связь, 14 заключенных были удостоены звания Героя Советского Союза, 312 - награждены орденами и медалями, 91 заключенному было присвоено офицерское звание,


36 - приняты в ряды ВКП б . С окончанием войны ставилась задача по усилению культурно-воспитательной работы среди заключенных. Однако аппараты КВО и КВЧ были малочисленными и не могли как следует организовать воспитательный процесс. Их усилия сводились в основном к проведению культурно-воспитательных мероприятий. Не везде имелись условия для проведения клубной и библиотечной работы. Недостаточно уделялось внимания и организации спортивно-массовых мероприятий.


Улучшить работу можно было за счет усиления помощи аппаратам КВО и КВЧ со стороны политорганов. В сентябре 1945 г. ГУЛАГ принимает решение возвратиться к прежнему порядку руководства культурно-воспитательными отделами отделениями и подчиняет их заместителям начальников политотделов. В дальнейшем потребовалось более четкое определение основных направлений, форм и методов воспитательной


работы, уточнение порядка привлечения заключенных к выполнению задач КВО и КВЧ- Это предопределило издание Временных указаний о работе культурно-воспитательных отделов отделений , частей в ИТЛ, УИТЛК и ОИТК МВД УВД от 24 ноября 1949 г. В них впервые были четко сформулированы основные направления культурно-воспитательной работы с заключенными политико-массовая, производственно-массовая, культурно-массовая работа, обеспечение режима содержания,


улучшение быта. Определялись конкретные формы реализации этих направлений. В соответствии с указаниями организовывалась сеть стационарных библиотек при культурно-воспитательных отделах отделениях и библиотек-передвижек для обеспечения заключенных книгами. Открывались начальные школы по ликвидации неграмотности и малограмотности. Для лиц, не владеющих русским языком, организовывались кружки.


При КВЧ предусматривалось создание культсоветов из заключенных 7-9 человек и секций при них. Вводилось квартальное и месячное планирование данной работы. Руководство ГУЛАГа понимало, что, какой бы хорошей ни была инструкция, ее реализация во многом зависела от уровня подготовки кадров. Многие работники культурно-воспитательных аппаратов пришли на работу в ИТУ в военные и послевоенные годы и не имели специальной подготовки, необходимых знаний, требовались


новые кадры. Существенное влияние на обновление кадрового состава оказало введение в 1950 г. офицерских званий для инспекторского состава культурно-воспитательных отделов ИТЛ МВД СССР. Обсуждение Временных указаний на совещании руководящих работников ИТЛ, УИТЛК, ОИТК МВД УВД , обобщение практики работы на основе этих указаний позволило внести ряд существенных уточнений, которые получили закрепление в Организационно-методических указаниях по проведению культурно-


воспитательной работы среди заключенных в лагерях и колониях МВД СССР 1952 г Администрации ИТУ разрешалось использовать культ-воспиторганизаторов из числа заключенных в соответствии с ранее принятым положением о них 1939 г. в подразделениях, где по штатному расписанию эта должность не предусматривалась. В штрафных подразделениях главное внимание уделялось организации индивидуальной работы с заключенными. Уточнялись категории заключенных, которые могли бы привлекаться


в качестве преподавателей для ликвидации неграмотности и малограмотности. Определялся порядок выпуска стенной и сатирической печати, световых и радиогазет. Заключенным вновь было разрешено выписывать газеты и журналы. Предусматривалось привлечение к перевоспитанию заключенных партийно-комсомольского актива администрации. Культурно-воспитательные отделы отделения обязывались периодически проводить конкурсы по отдельным


видам искусства среди заключенных, не менее двух раз в год - смотры стенной печати и ежеквартально подводить итоги трудового соревнования. Таким образом, изданные в 1949-1952 гг. нормативные акты, призванные регулировать порядок организации культурно-воспитательной работы, сыграли важную роль в уяснении ее существа, нацелили администрацию на создание материальной базы для ее реализации. Вместе с тем практика тех лет показывала, что при организации культурно-воспитательной работы допускались


излишества, неправильное использование выделяемых на эти цели средств-Например, в июле-октябре 1952 г. были вскрыты факты, когда в ряде подразделений ОИТК МВД Латвийской ССР на средства, собранные культоргами с заключенных, показывались за плату дополнительные киносеансы- Так, в ИТК-6 помимо запланированных 4 кинофильмов в месяц на деньги заключенных были показаны еще 5 кинофильмов, а в ИТК-2 перерасход на эти цели по смете превысил 4 тыс. рублей.


После 1953 г. в изменившихся условиях малочисленные аппараты КВО и КВЧ оказались не в состоянии решать воспитательные задачи так, как этого требовало правительство. Развитие воспитательного процесса в местах лишения свободы связывалось с созданием специального аппарата в низовом звене, способного по-настоящему заняться вопросами идейно-политического воспитания заключенных. 4. Политике- Интересы повышения эффективности вос- воспитательная питательного процесса с учетом практи-


работа с осужденными ки предшествовавших лет настоятельно в условиях реформи- ставили вопрос об объединении функций рования системы мест политических и культур но-вое питатель-лишения свободы ных отделов и частей в одном органе. Свое 1954-1959 гг. решение данная проблема нашла в новом Положении о политических органах Главного управления лагерей и колоний МВД СССР, утвержденном в 1954 г. Положение определило организацию политико-воспитательной работы с заключенными


наряду с воспитанием личного состава в качестве важнейшей задачи политотделов и партийных организаций лагерей и колоний- Для руководства воспитательной работой в штаты политотделов вводилась должность заместителя начальника политотдела, а несколько позднее - должности инструктора и старшего инструктора по политико-воспитательной работе с заключенными. Были поставлены новые задачи усилить агитационно-пропагандистскую работу организовать целенаправленное индивидуальное воспитательное воздействие на заключенных и сформировать


из их среды работоспособный актив уделить внимание повышению общеобразовательной подготовке заключенных, открыв для этого начальные и семилетние школы и др. Культурно-воспитательная работа заменялась политико-воспитательной. Центральное место в ней отводилось политическому воспитанию правонарушителей. Несмотря на четкость определения задач и обязанностей политико-воспитательных аппаратов по работе с


заключенными отдельные руководители ИТК и политотделов не сразу смогли уяснить сущность и значение перестройки. Упразднив ранее существовавшие культурно-воспитательные аппараты, они не обеспечили организацию политико-воспитательной работы с заключенными. Так, в ряде подразделений Норильского ИТЛ заместители начальников лагерных пунктов по политико-воспитательной работе с заключенными в ущерб основной деятельности стали заниматься проведением политической работы среди личного состава


охраны и осуществлять руководство партийными и комсомольскими организациями. Аналогичные случаи были и в других ИТЛ. Процесс перестройки деятельности политорганов встретил определенные трудности и в связи с неправильным пониманием некоторыми работниками характера и содержания политико-воспитательной работы с заключенными. Отдельные руководители считали, что данная работа должна ограничиваться только политико-массовыми мероприятиями- С укреплением воспитательных аппаратов на местах многие руководители


перестали привлекать сотрудников других частей и служб к воспитательной работе, считая это обязанностью политработников. В результате во многих подразделениях она не отвечала требованиям постановления ЦК КПСС от 10 июля 1954 г. Именно на это обратила внимание руководителей политорганов коллегия МВД СССР, рассмотревшая в октябре 1955 г. вопрос о ходе работы политорганов Главного управления исправительно-трудовых лагерей и колоний


МВД СССР по исправлению и перевоспитанию заключенных и мерах по ее улучшению. Ориентация воспитательной работы с правонарушителями на массовые формы до 1956-1957 гг. приводила к тому, что в ней не учитывались индивидуальные особенности заключенных, возраст, различия во взглядах, количество судимостей, степень педагогической запущенности, наклонности, настроения и т. д. Данное обстоятельство вело к неудовлетворительному решению задачи исправления и перевоспитания заключенных.


Следовало найти иной подход в организации воспитательного процесса, опираясь на опыт, накопленный ранее в местах лишения свободы Внедрение отрядвой системы содержания заключенных от 50 до 120 человек в отряде, в зависимости от режима , руководство которыми возлагалось на воспитателей - начальников отрядов, позволило больше внимания уделять индивидуальной воспитательной работе. Появилась возможность не только изучать каждого воспйтуемого, но и применять формы и методы индивидуального


воспитательного воздействия с учетом особенностей личности. Однако в отрядной системе отмечались серьезные недостатки вследствие недооценки ее возможностей. В рассматриваемые годы произошло существенное сокращение личного состава Советской Армии, в том числе и офицеров, прошедших войну, имевших опыт работы с людьми. Именно такие сотрудники требовались на должности начальников отрядов.


Кадровые аппараты ИТУ были сориентированы руководством МВД СССР на привлечение офицеров запаса. Комплектование воспитателей шло также за счет сокращения аппаратов управлений и отделов отделений мест лишения свободы, а также за счет коммунистов, направленных на работу местными партийными и советскими органами. Решение кадровой проблемы способствовало значительному улучшению всех сторон деятельности исправительно-трудовых учреждений, в том числе более активным поискам новых


форм и методов воздействия на заключенных. Увеличилась численность и улучшился качественный состав самодеятельных организаций заключенных. Были созданы не только работоспособные советы коллективов в отрядах, но и секции по отдельным направлениям работы. Возросшая активность различных звеньев самодеятельных организаций привела к сужению сферы деятельности товарищеских судов, а затем и к их ликвидации. Введение должностей воспитателей, укрепление самодеятельных организаций, активизация их работы существенно


повлияли на характер взаимоотношений среди заключенных. Многие из них перестали бояться преследования со стороны участников бандит-ствующих группировок. На общих собраниях подвергались критике нарушители трудовой и бытовой дисциплины. Отрядная система позволила поднять на новую ступень политическое воспитание правонарушителей. Увеличение числа сотрудников, непосредственно проводящих воспитательную работу с заключенными, открыло


благоприятные возможности для комплектования учебных групп и подбора политгрупповодов, ответственных за проведение политза-нятий. Сам факт введения политических занятий означал качественное изменение идеологического воздействия на заключенных. Однако наряду с достижениями были и просчеты. Поскольку занятия не являлись обязательными, многие осужденные их не посещали. Обстановка проведения занятий из-за отсутствия необходимых помещений они в большинстве случаев проводились


в жилых секциях накладывала отпечаток на эффективность их воздействия на заключенных- На качестве проведения политзанятий, несомненно, сказывался и недостаточный общеобразовательный уровень политгрупповодов. Перестройка деятельности ИТУ привела и к некоторым изменениям в организации культурно-массовой и физкультурно-спор-тивной работы. Администрация стала больше опираться на актив самодеятельных организаций, особенно секций культурно-массовой и физкультурно-спортивной работы, для заполнения досуга


заключенных общественно полезными делами. В этот период, как отмечалось на совещании руководящих работников ИТУ, работало 3059 кружков художественной самодеятельности, которые в 1954 г. дали 13 725 концертов. Для демонстрации кинофильмов имелось 1339 кинопередвижек. Большое значение придавалось развертыванию книжной торговли в местах заключения. В первом полугодии 1956 г. в ИТУ был организован смотр художественной самодеятельности.


Он охватил большинство лагерных подразделений и колоний и привлек большое количество участников. Подготовка к смотру во многом способствовала укреплению базы для культурно-массовой работы. В ряде ИТЛ и колоний силами осужденных были построены и отремонтированы помещения для культурно-массовой работы, клубы, эстрадные площадки, комнаты политико-воспитательной работы приведены в порядок музыкальные инструменты. Активную помощь в подготовке концертных программ оказали коллективы местных театров, дворцов


культуры, домов народного творчества. Смотр выявил не только большой интерес среди заключенных к этому виду общественной деятельности, но и помог вскрыть недостатки в постановке культурно-просветительной работы. На последующий период перед политработниками ставилась задача закрепить достигнутые успехи, стремиться к развитию других форм самодеятельного искусства, создав для этого необходимые условия. Практически же для создания таких условий у администрации не имелось достаточных сил.


Поэтому данная работа продолжала проводиться по сложившейся в исправительно-трудовых учреждениях традиции и не охватывала многих заключенных. Принимаемые меры по укреплению законности в деятельности ИТУ выдвигали перед администрацией в качестве одной из необходимых задач организацию правового воспитания осужденных. В 50-е годы такая работа начиналась с эпизодического разъяснения правил содержания заключенных, изменений в законодательстве. Отдельные вопросы юридического характера стали включаться в программу


политических бесед. Администрацией предпринимались попытки обеспечить не менее двух раз в месяц приезд в подразделение юриста. Фонд библиотек начал пополняться юридической литературой. В конце 50-х годов политорганы акцентировали внимание на необходимости изучения личности заключенного и организации индивидуальной воспитательной работы. К этому же времени относится восстановление принципа участия общественности в деятельности органов,


исполняющих наказания. Возродились наблюдательные комиссии, появилась в 1959 г. в Челябинской области и впоследствии получила широкое распространение новая форма участия общественности в деятельности ИТУ - шефство трудовых коллективов предприятий и цехов над ИТК и отдельными отрядами. Большое внимание наряду с профессиональной подготовкой заключенных стало уделяться общему образованию. Начальные, семилетние и средние школы стали занимать прочное место в практической


деятельности мест лишения свободы. Таким образом, организация политико-воспитательной работы с заключенными в конце 50-х годов претерпела серьезные изменения. Все лучшее в этой области, что было накоплено в предшествующий период, начало прочно внедряться в повседневную жизнь ИТУ. Глава 8. Исправительно-трудовое право и кодификация законодательства России в 1959-1990 гг. 1. Развитие научных Закрытость сферы исполнения наказания исследований в 30-50-е


годы обусловила практическое и создание прекращение научных исследований в дан-теоретических основ ной области государственной деятельнос- кодификации ти. В открытой печати за эти годы не было законодательства опубликовано ни одной работы, даже на- об исполнении учной статьи, не говоря уже о монографи-уголовных наказаний ческих изданиях. Закрытыми были и все и его реформы пособия, по которым обучались курсанты в учебных заведениях


НКВД, МВД. Не имея своего собственного научного направления, пенитенциарная проблематика могла развиваться лишь в рамках теории уголовного права и прежде всего в ее разделе об исполнении уголовных наказаний. Однако и такие исследования не проводились. Лишь в конце сороковых годов стали появляться отдельные статьи самого общего характера, а по существу первой диссертацией кандидатской в этой области стало исследование А. Л- Ременсона Наказание и его цели в советском уголовном праве 1952 г


Собственно исправительно-трудовая проблематика смогла стать самостоятельным предметом исследования лишь после разоблачения культа личности и восстановления законности в сфере назначения и исполнения уголовных наказаний. Первыми работами в этом направлении были опубликованные в 1956 г. профессором Е. Г. Ширвиндтом освобожденным из мест лишения свободы, где он пробыл более десяти лет две брошюры, посвященные основным принципам советской исправительно-трудовой политики и исправительно-трудового права.


Однако обе они были изданы под грифом для служебного пользования . В следующем году Е. Г. Ширвиндт и Б. С. Утевский издают учебник Советское исправительно-трудовое право , но тоже со своеобразным ограничительным грифом рассылается по списку . Это по существу был первый учебник после выпущенного в свет в 1931 г. этими же авторами . Необходимо отметить, что следующий уже открытый учебник был выпущен в свет только в 1960 г.


Советское исправительно-трудовое право. Под ред. Б. С. Утевского. М 1960 . Очередной учебник был издан через пять лет Сперанский И А Шишов О. Ф. Советское исправительно-трудовое право. М 1965 . Затем издается учебник по исправительно-трудовому праву под редакцией В. С. Тикунова М 1966 . Коллективом кафедры уголовного права


Ленинградского университета также был подготовлен и издан под редакцией Н.А.Беляева и М.И.Федорова в 1971 г. учебник Исправительно-трудовое право . В этом же году вышло учебное пособие Ю.М.Тка-чевского Советское исправительно-трудовое право . В последующие годы учебники стали издаваться регулярно. Так, Академия МВД СССР выпустила в 1977 г. учебник


Советское исправительноОпределенным толчком в развитии исследований пенитенциарной проблематики явилось создание в Высшей школе МВД СССР специальной кафедры исправительно-трудового права, а также введение соответствующего учебного курса в ряде цивильных учебных заведений например, в Саратовском юридическом институте, в Томском университете и др Это позволило уже в мае 1957 г. в Высшей школе МВД


СССР провести по существу первую научно-практическую конференцию по проблемам исправительно-трудового права с приглашением широкого круга участников как из различных правоохранительных органов, так и представителей юридической науки. Эта конференция дала мощный импульс развитию научной мысли и определила на перспективу формы и методы функционирования ИТУ. С конца 50-х годов исследования в области исправительно-трудового права стали развиваться активно в ряде научных центров страны.


Наиболее активно они проводились в Высшей школе МВД СССР, Саратовском юридическом институте и на юридических факультетах Ленинградского и Томского университетов. Так, в Томском университете были проведены две крупные научно-практические конференции по проблемам исполнения наказания и перевоспитания осужденных материалы обеих конференций были опубликованы1. В Саратовском юридическом институте в 1960 г. прошла весьма представительная


научная конференция, посвященная проблемам кодификации советского исправительно-трудового права, материалы которой также были опубликованы2. Крупную теоретическую конференцию провели Политотдел мест заключения и Высшая школа МВД СССР в 1962 г. Она была посвящена перспективам борьбы с преступностью и перевоспитанию трудовое право. Общая часть под редакцией И.В.Шмарова, Н.А.Стручко ва,


И.А.Сперанского. В этом же году вышел в свет учебник Советское исправительно-трудовое право под редакцией Н.А.Стручкова. Под редакцией Н.А.Стручкова и Ю.М.Ткачевского издается учебник Советское исправительно-трудовое право в 1983 г. Достаточно оригинальный учебник был подготовлен авторским коллективом Рязанской высшей школы МВД СССР Советское исправительно-трудовое право.


Под ред, Н.А.Стручкова и В.А.Фефелова. Рязань, 1987 . Следует отметить пользующиеся широкой популярностью подготовленные профессором Н-А-Стручковым курсы лекций по советскому исправительно-трудовому праву, которые выходили в свет дважды Советское исправительно-трудовое право. Курс лекций- М 1963 Курс исправительно-трудового права. Проблемы


Общей части. М 1984 Курс исправительно-трудового права. Проблемы Особенной части- М 1985 . Материалы научной конференции, посвященной проблемам исправительно-трудового права. Томск, 1959 Правовые вопросы лишения свободы и перевоспитания заключенных. Томск, 1964. 2 Проблемы развития советского исправительно-трудового законодательства. Саратов, 1961. осужденных в соответствии с программными директивами партии.


Материалы этой конференции были опубликованы в 1963 г. Заметным событием в развитии теории исправительно-трудового права явился всесоюзный семинар преподавателей исправительно-трудового права юридических факультетов университетов, юридических институтов, высших и средних специальных учебных заведений Министерства охраны общественного порядка МООП СССР, состоявшийся в феврале 1967 г. Следует подчеркнуть, что с середины б0-х годов различного


рода конференции, симпозиумы, семинары вошли в повседневную научную жизнь и в практическую деятельность. Причем они проводились не только в масштабе всей страны или отдельной республики, но и в пределах регионов, отдельных территориальных образований и даже на уровне отдельных колоний. Это был расцвет союза науки и практики, и, к сожалению, сейчас многое из накопленного в те времена опыта утрачено. Первыми докторами юридических наук в области исправительно-трудового права стали


Н. А. Стручков, Н. А. Беляев и А. Л. Ременсон. Появилась целая плеяда молодых ученых. В конечном итоге это и обеспечило создание теоретической основы для кодификации советского исправительно-трудового законодательства. Принятие Основ исправительного-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик и республиканских исправительно-трудовых кодексов способствовало дальнейшему развитию исправительно-трудовой проблематики. Обстоятельной теоретической разработке подлежал широкий


круг вопросов исправительно-трудовой политики, практической реализации законодательства об исполнении уголовных наказаний1. В рассматриваемый период происходило активное внедрение в научные исследования социологических методов. В конце б0-х - начале 70-х годов теория исправительно-трудового права окончательно сформировалась как отраслевая юридическая наука. Высшей аттестационной комиссией при Совете Министров СССР была установлена единая научная специальность уголовное право и криминология исправительно-


трудовое право . Во всех юридических вузах велось преподавание курса исправительно-трудового права. Более детально, в сочетании с иными профильными дисциплинами этот курс изучался в учебных заведениях, которые вели подготовку и повышение квалификации работников ИТУ. Теоретические исследования по проблемам исполнения уголовных наказаний проводились во многих научных и учебных учреждениях. Большинство из них было сосредоточено в системе


МВД СССР. Координационным центром таких исследований выступал ВНИИ МВД СССР, в составе которого функционировала лаборатория по проблемам исполнения наказаний и исправления осужденных. Издаваемые ВНИИ МВД тематические сборники, монографии, методические пособия для работников ИТУ во многом способствовали внедрению результатов научных исследований в практику, росту профессионализма сотрудников уголовно-исполнитель-ной системы. Ученые


ВНИИ МВД внесли заметный вклад в разработку проектов законодательных и подзаконных нормативных актов в области исполнения наказания. Серьезные научные исследования проводились в Академии МВД СССР на кафедре управления органами, исполняющими наказания. Ученые академии активно участвовали в совершенствовании структуры управления угол ов но-исполнительной системой. Научные основы исполнения лишения свободы и пути реализации передового опыта в уголовно-исполнительной


системе стояли в центре внимания профессорско-преподавательского состава Всесоюзного позднее - Республиканского института повышения квалификации руководящих работников ИТУ г. Домодедово . Одно из ведущих мест в исследованиях проблем исполнения уголовных наказаний заняла образованная в 1971 г. Рязанская высшая школа МВД СССР, занимающаяся подготовкой кадров для уголов но-исполнительных учреждений. С середины 80-х годов начинает развертываться научно-исследовательская работа


в Уфимской высшей школе МВД СССР- В разработке теоретических и ряда прикладных проблем исполнения уголовных наказаний все более активное участие принимали сотрудники гражданских научно-исследовательских учреждений ВНИИ советского законодательства СЗ , ВНИИ Прокуратуры СССР , высших учебных заведений. Среди последних ведущее место занял юридический факультет Томского государственного университета, в составе которого в 1972 г. была образована проблемная лаборатория


по предупреждению рецидивной преступности в Сибири. Изучение проблем исполнения наказаний велось также в Московском и Ленинградском государственных университетах, Свердловском и Саратовском юридических институтах. Об интенсивности исследований в области исполнения наказаний говорит, в частности, то, что библиография


изданных только в 1969-1988 гг. научных работ по исправительно-трудовому праву содержит свыше 4,5 тыс. наименований . Причем в нее не вошли работы, опубликованные в закрытой печати и во многих периферийных издательствах. Следует отметить, что в 70-80-е годы МВД СССР проводило широкие экспериментальные работы, предварительно апробируя те или иные теоретические разработки и предложения практических работников по совершенствованию деятельности уголовно-ис-полнительной


системы и нормативной базы. Причем такие работы проводились как в масштабе МВД в целом с законодательным оформлением проводимого эксперимента , так и на уровне отдельных регионов или даже учреждений. Если в последнем случае добивались хороших результатов, то локальный экспериментальный опыт одобрялся Коллегией МВД СССР и рекомендовался к широкому внедрению в практику. Так, Коллегией МВД СССР были одобрены многие опытные работы


Вологодский эксперимент по внедрению воспитательной системы А. С. Макаренко, Кемеровский - по отработке строго регламентированного внутреннего распорядка ИТУ, Челябинский - по организации воспитательной работы в отрядном звене, Минский - по работе со злостными нарушителями режима и многие другие. В дополнение к уже названным экспериментам, проводимым по решению законодательных органов, можно назвать


и другие по целесообразности применения зачетов рабочих дней раздельного содержания лиц, осужденных за корыстные и насильственные преступления создания производственных объединений, включающих предприятия ИТУ региона и действующих независимо от администрации учреждений создания укрупненных отрядов по производственному принципу и ряд других. Конечно, результаты далеко не всех экспериментов были положительными, однако в научном плане - неполучение ожидаемого результата эксперимента это тоже результат, говорящий о нежизнеспособности


самой идеи. Требования исправительно-трудовой политики и практики исполнения наказаний, система исправительно-трудового законодательства определили основные направления науки исправительно-трудового права. Наиболее активно из них разрабатывались следующие общетеоретические проблемы, в том числе перспективы кодификации правовых основ исполнения наказания, принципы исправительно-трудового права, оптимальные пути соединения наказаний с некарательным воспитательным исправительно-трудовым воздействием на осужденных


дифференциация осужденных, ее влияние на индивидуализацию исполнения лишения свободы и структуру уголовно-исполнИ-тельной системы управление уголовно-исполнительной системой, эффективность исполнения лишения свободы проблемы правового статуса осужденных и прежде всего - правового статуса лиц, лишенных свободы вопросы взаимодействия ИТУ с иными государственными органами, общественностью, трудовыми коллективами пути и средства укрепления режима в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы проблемы


правового регулирования и материального стимулирования труда осужденных в ИТУ организационно-правовые и связанные с ними психолого-педагогические основы воспитательной работы среди осужденных, их общеобразовательной и профессиональной подготовки особенности исполнения наказания в отношении несовершеннолетних преступников эффективность реализации условного осуждения и условного освобождения с обязательным привлечением к труду вопросы предупреждения рецидива преступлений среди


освобожденных из мест лишения свободы и снятых с учета спецкомендатур проблемы исполнения ряда уголовных наказаний, не связанных с лишением свободы изучение пенитенциарной политики и практики зарубежных стран. Научный приоритет в разработке большей части теоретических основ исправительно-трудового права с учетом практических проблем исполнения уголовных наказаний принадлежит профессору Н. А. Стручкову. Из-под его пера вышло более трехсот научных трудов, многие из которых стали широко


известны не только в нашей стране, но и за рубежом. Н. А. Стручков сосредоточивал внимание на принципиальных вопросах уголовной и уголовно-ис-полнительной политики, механизме реализации уголовной ответственности и наказания, социально-правовых факторах эффективности исполнения уголовных наказаний и применения иных средств исправления и перевоспитания. Н. А. Стручков принял самое активное участие в подготовке доктринальной модели


Основ уголовно-исполнительного законодательства Союза ССР и союзных республик в 1988 г. Теоретические основы советского исправительно-трудового законодательства в том числе - в сравнительно-юридическом аспекте , его принципы, структура и функции стали предметом научных изысканий В. П. Артамонова, Н. А- Беляева, Л. Г. Крахмальника, М. П. Мелентьева, А. Е. Наташева,


И. А.Сперанского. Принципиальные вопросы уголовной ответственности, наказания и их реализации получили освещение в трудах Л. В. Багрий- Шахматова, В. А Елеонского, В- И. Гуськова, И. С. Ноя, Ю. М. Ткачевского Углубленная научная разработка социологических сторон исполнения лишения свободы характерна для работ А.С.Михлина, Ф. Р. Сундурова. Социально-психологические и психолого-педагогические проблемы карательно-воспитательного


процесса нашли отражение в научных трудах Ю. М. Антоняна, Л. А. Высотиной, М. П. Стуровой- Вопросам трудового перевоспитания осужденных в ИТУ и его правовому регулированию посвятил в 60-70-е годы свои главные научные интересы профессор А. И. Зубков. 3. А. Астемиров сосредоточил внимание на различных аспектах деятельности воспитательно-трудовых колоний для несовершеннолетних, проблемах коллектива и личности осужденных в условиях


ИТУ. Научные исследования М. П. Журавлева были посвящены особенностям исполнения наказания в отношении особо опасных рецидивистов. В монографиях и научных статьях профессора Г.А.Туманова нашли отражение вопросы совершенствования режима исполнения лишения свободы и управления органами, исполняющими наказания. Задачи научного обеспечения предупреждения рецидивной преступности, социально-правового контроля в отношении освобожденных от наказания решались


И. В. Шмаровым. Значительную роль в становлении и развитии науки исправительно-трудового права сыграл профессор А. Л. Ременсон, под руководством которого сложилось относительно самостоятельное, по общему признанию, научное направление, получившее наименование томской школы в науке исправительно-трудового права. Идеи А-Л-Ременсона о соединении наказания с мерами исправительно-трудового воздействия, о понятии и содержании карательно-воспитательного процесса оказали заметное влияние на разработку теории советского


исправительно-трудового права. Приведенный беглый обзор, конечно, не охватывает всех ученых, внесших вклад в совершенствование научных основ право-творчества и правоприменительной практики в области исполнения уголовных наказаний. В рассматриваемый период были выдвинуты многие передовые идеи, положенные в основу реформирования уголовно-исполнительного законодательства. Они получили дальнейшее развитие в трудах многих из упомянутых авторов, их учеников и последователей.


2. Подготовка Вопрос о новой кодификации исправитель-к реформированию но-трудового законодательства был постав-законодательства лен на шестой сессии Верховного Совета об исполнении СССР четвертого созыва в 1957 г а затем уголовных на второй сессии Верховного Совета СССР наказаний и его пятого созыва в декабре 1958 г. Тогда же кодификация были определены и формы новых законодательных актов -


Основы исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик и исправительно-трудовые кодексы союзных республик. Однако в отличие от уголовного законодательства и законодательства об уголовном судопроизводстве подготовка третьей кодификации исправительно-трудового законодательства затянулась более чем на десятилетие. В этот период деятельность исправительно-трудовых учреждений не регламентировалась законами в собственном


смысле слова. Она регулировалась подзаконными, в основном ведомственными нормативными актами- Так, деятельность одних мест лишения свободы регламентировалась утвержденным Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 августа 1961 г. Положением об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах , трудовых колоний для несовершеннолетних - Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 июня 1968 г.2, отбывание лишения свободы в


ИТК-поселе-ниях - Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 26 июня 1963 г.3 Порядок исполнения исправительных работ, ссылки и высылки регулировался ведомственными инструкциями МВД СССР. Многочисленные нормативные акты в особенности ведомственные содержали немало недостатков и противоречий, устранение которых предполагалось при будущей кодификации. В ее подготовку активно включились ученые, практические работники


ИТУ, правоохранительных органов. Огому вопросу было посвящено несколько представительных научных конференций. Много предложений по совершенствованию исправительно-трудового законодательства поступило в адрес центральных органов и юридических журналов4. В работе над проектом Основ исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик принимали участие депутаты


Верховного Совета СССР, представители Юридической комиссии при Совете Министров СССР5, других государственных органов и научных учреждений- Законопроект рассматривался на заседании Комиссии законодательных предположений Совета Союза и Совета Национальностей, обсуждался в Президиуме Верховного Совета СССР и Президиумах Верховных


Советов союзных республик. Вопрос о принятии Основ обсуждался на шестой сессии Верховного Совета СССР седьмого созыва 11 июля 1969 г- Для их принятия потребовалось внести соответствующее дополнение в Конституцию СССР 1936 г. Верховный Совет принял Закон О дополнении ст. 14 Конституции Основного Закона СССР 6.


Одновременно был принят Закон Об утверждении Основ исправительно-тру дового законодательства Союза ССР и союзных республик 7. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 октября 1969 г. О порядке введения в действие Основ исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик решался ряд конкретных вопросов их применения до приведения республиканского


законодательства в соответствие с Основами. В частности, определялись единые нормы расходования денег осужденными на различных видах режима ИТУ, нормы получения ими посылок и передач, последствия изменений условий содержания осужденных в пределах одного исправительно-трудового учреждения1. Вслед за утверждением Основ в союзных республиках активизировалась работа по подготовке проектов исправительно-трудовых кодексов. При юридическом отделе Президиума


Верховного Совета СССР была создана группа консультантов по вопросам республиканского исправительно-трудового законодательства. Всесоюзный НИИ советского законодательства разработал Материалы к проектам исправительно-трудовых кодексов союзных республик, которые, по сути, представляли собой модельный ИТК союзной республики. В декабре 1969 г. Материалы были разосланы Юридическим комиссиям при


Совете Министров республик, что в немалой степени способствовало принятию республиканских исправительно-трудовых кодексов в сжатые сроки 1970-1971 гг. 2. НТК РСФСР был утвержден восьмой сессией Верховного Совета РСФСР седьмого созыва 18 декабря 1970 г. и введен в действие с 1 июня 1971 г.3 С принятием Основ и республиканских кодексов сформировалось союзно-республиканское исправительно-трудовое


законодательство в полном смысле этого слова. Образовалась самостоятельная отрасль законодательства. Основы и кодексы значительно расширили сферу законодательного регулирования порядка и условий исполнения и отбывания уголовных наказаний, что в конечном итоге способствовало упрочению принципа законности в уголовно-исполнительной деятельности. Заметно расширился и предмет исправительно-трудового законодательства Основы и кодексы регулировали исполнение четырех видов наказаний - лишения свободы, исправительных работ,


ссылки и высылки. После проведения кодификации изменилось соотношение между законами и подзаконными актами в исправительно-трудовом праве. Закон занял ведущее место среди его источников. Основным правилом принятия подзаконных нормативных актов стало обеспечение их соответствия принципам, общим положениям, институтам и нормам общесоюзного и республиканского законодательства. Принятие нового исправительно-трудового законодательства потребовало пересмотра целого комплекса ведомственных


нормативных актов в области исполнения наказания. Только за период с 1969 по 1973 г- МВД СССР было издано свыше 150 новых актов по вопросам деятельности уголовно-исполнительной системы. Ранее принятые ведомственные акты сохранили силу в части, не противоречащей новому законодательству. Практика применения нового законодательства выявила целый ряд его недостатков, а происшедшие в конце 80-х годов существенные социально-политические, экономические и правовые изменения в обществе поставили на


повестку дня вопрос о реформе законодательства в области исполнения уголовных наказаний. Следует упомянуть и о том, что Российская Федерация в 70-80-е годы фактически не имела самостоятельной концепции уголовно-исполнительной политики, развития правовых основ исполнения наказаний. Все изменения и дополнения республиканского законодательства по сути представляли собой слепок с соответствующих общесоюзных законодательных а порой-и подзаконных норм в эти годы не существовало даже


Министерства внутренних дел России. В законодательстве, теории и практике превалировал явно выраженный пенитенциарный уклон, что вело к недооценке значения мер, не связанных с лишением свободы, препятствовало поиску и реализации действенных альтернатив этому наказанию. Отсутствие эффективной системы альтернативных мер, в числе прочих причин, несомненно, побуждало судебные органы неоправданно широко применять реальное лишение свободы.


Таким образом, к концу 80-х годов сформировались не только сугубо юридические, но и социально-политические предпосылки реформирования правовых основ исполнения уголовных наказаний. Причем указанные обстоятельства не позволяли идти путем частичных поправок, а вызывали необходимость новой кодификации. Первые шаги по пути формирования единого законодательства об исполнении уголовных наказаний делались уже в середине 70-х годов. В декабре 1975 г. во


ВНИИ СЗ советского законодательства завершилась подготовка рекомендаций по дальнейшему совершенствованию исправительно-трудового законодательства. Рекомендовано было издать три общесоюзных закона о порядке и условиях отбывания наказания в виде направления в дисциплинарный батальон о порядке и условиях исполнения и отбывания наказаний в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, штрафа, конфискации имущества, общественного порицания, лишения воинского или специального


звания, а также орденов, медалей и почетных званий о порядке исполнения смертной казни . По вопросу о дальнейших путях законодательных преобразований наиболее четко обозначились разные позиции. Одни ученые предлагали дополнить общесоюзные Основы исправительно-трудового законодательства а соответственно - республиканские ИТК новыми разделами, посвященными исполнению наказаний, не связанных с исправительно-трудовым воздействием на осужденных . Это позволило бы переименовать


Основы исправительно-трудового законодательства в Основы уголовно-исполнительного законодательства, а ИТК - в уголовно-исполнительные кодексы . Соответствующий проект был разработан в конце 70-х годов коллективом ученых ВНИИ МВД СССР. Вторая позиция - издать самостоятельные законы об исполнении наказаний, не связанных с исправительно-трудовым воздействием, и включить их в Основы только после проверки на практике2. В середине 80-х годов законодатель пошел по пути создания


единого законодательного акта об исполнении всех уголовных наказании. В силу существовавшего тогда приоритета общесоюзных законов над республиканскими главные усилия в тот период были сосредоточены на проекте общесоюзных Основ уголовно-исполнительного законодательства- Но его подготовка в 1983 г. по решению бывшего руководства МВД СССР была прекращена. Между тем с каждым годом становилась все более острой необходимость нового


за конодательства3. В 1985-1986 гг. проводилась подготовительная работа, анализ и систематизация законодательных и подзаконных актов, предложений, высказанных в печати. Возобновилась работа над проектом общесоюзных Основ в 1986 г. во ВНИИ СЗ под руководством профессора Н. А. Стручкова. В 1987 г. авторский коллектив в составе Н. А. Стручкова,


А. С. Михлина и И. В. Шмарова подготовил концепцию Основ уголовно-исполнительного законодательства Союза ССР и союзных республик она обсуждалась в институте Прокуратуры СССР и во ВНИИ МВД СССР. В 1988 г. во ВНИИ МВД СССР создается новый авторский коллектив под руководством профессора


А. И. Зубкова, в который вошла большая группа ученых из Академии МВД СССР и Всесоюзного института проблем укрепления законности и правопорядка. В течение 1988 г. им была подготовлена модель Основ уголовно-исполнительного законодательства Союза ССР и союзных республик1. Этот проект обсуждался на научно-практической конференции в Рязанской высшей школе МВД СССР, где в целом получил положительную оценку.


Публикация доктринальной Модели вызвала значительный интерес- Было получено более четырехсот откликов и предложений. Большинство из них учитывались в дальнейшей работе над проектом, которую продолжил авторский коллектив под руководством профессоров А. С. Михлина и И. В, Шмарова. Новый вариант проекта Основ был завершен в 1990 г.2


Параллельно ему велась разработка альтернативного проекта Основ уголовно-исполнительного законодательства Союза ССР и союзных республик3. Развитие суверенизации союзных республик, а, в последующем и распад Союза ССР перевели законопроектную работу в плоскость республиканского правотворчества. Закон СССР от 26 апреля 1990 г. О разграничении полномочий между


Союзом ССР и субъектами Федерации п. 3 ст. 8 стал последним общесоюзным актом, в котором упоминались Основы уголовно-исполнительного законодательства. После 1990 г. новое исправительно-трудовое уго-лов но-исполнительное законодательство разрабатывалось в рамках российской системы права. ния свободы. Этот раздел был наиболее обширным в Основах и содержал 29 статей. В разд. IV определялись порядок и условия исполнения наказаний в виде ссылки, высылки и исправительных


работ без лишения свободы. Разд. V устанавливал правовые основания освобождения от отбывания наказания, помощи освобожденным из мест лишения свободы, наблюдения и надзора за ними1. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в 1970 г. имел 115 статей 5 разделов 2 и 21 главу. Наименования разделов Кодекса большей частью повторяли соответствующие наименования разделов Основ. Разд. V ИТК был посвящен участию общественности в исправлении и перевоспитании осужденных.


За период существования союзно-республиканского исправительно-трудового законодательства в него неоднократно вносились изменения и дополнения. С 1969 по 1990 г. подверглись изменениям 29 из 49 статей Основ, 51 из 115 статей ИТК РСФСР. Наиболее значительные законодательные новеллы в ИТК были внесены в 1973, 1977, 1983, 1985, 1987, 1988 гг. К 1990 г. ИТК РСФСР фактически содержал 121 статью ст.


78 -786 регламентировали исполнение условного осуждения освобождения с обязательным привлечением к труду . В определении своих задач ИТК исходил из положений Основ ст. 1 , а также ст. 20 Основ уголовного законодательства и ст. 20 УК РСФСР- Согласно ст. 1 ИТК его задачей было обеспечение исполнения уголовного наказания с тем, чтобы оно не только являлось карой за совершенное преступление, но исправляло и перевоспитывало осужденных


в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов и уважения к правилам социалистического общежития, предупреждало совершение новых преступлений как осужденными, так и иными лицами, а также способствовало искоренению преступности . Исполнение наказаний не могло иметь целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства. Статья 2 Кодекса определяла его место в союзно-республиканском исправительно-трудовом законодательстве и соотношение


с другими законодательными актами в области исполнения уголовных наказаний. Как и Основы, Кодекс имел своим предметом регулирование только четырех из двенадцати предусмотренных УК 1960 г- видов наказаний лишения свободы, ссылки, высылки и исправительных работ. Исполнение наказания в виде направления в дисциплинарный батальон до 1983 г. регулировалось Положением о дисциплинарном батальоне Вооруженных Сил


СССР, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета СССР в 1966 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 апреля 1983 г. было утверждено новое Положение о дисциплинарном батальоне в Вооруженных Силах СССР. Порядок и условия исполнения других уголовных наказаний регламентировались ведомственными нормативными актами МВД СССР до 15 марта 1983 г когда


Указом Президиума Верховного Совета СССР был впервые принят общесоюзный нормативный акт - Положение о порядке и условиях исполнения уголовных наказаний, не связанных с мерами исправительно-трудового воздействия на осужденных . Он определил правовые основы исполнения наказаний в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, штрафа, общественного порицания, конфискации имущества, лишения воинского или специального звания.


Право регулирования порядка и условий исполнения других видов наказаний было предоставлено республиканскому законодателю. Утвержденное Указом Президиума Верховного Совета РСФСР 16 июля 1984 г. Положение о порядке и условиях исполнения в РСФСР уголовных наказаний, не связанных с мерами исправительно-трудового воздействия на осужденных2, воспроизвело и конкретизировало нормы общесоюзного законодательного акта, дополнив его правовыми основами


исполнения наказаний в виде возложения обязанности загладить причиненный вред и увольнения от должности ст. 21 УК РСФСР 1960 г Исполнение смертной казни продолжало регулироваться нормативными актами МВД СССР, а реализация условного осуждения ст. 44 УК и позднее - отсрочки исполнения приговора ст, 46 УК до 1983 г- издания ведомственной инструкции вообще специально нормативно не определялась. ИТК РСФСР не содержал общей нормы о соотношении законодательных и подзаконных актов в области исполнения


наказаний, хотя ряд его конкретных норм предусматривал их издание Советом Министров СССР или МВД СССР самостоятельно либо совместно по согласованию с иными государственными органами . Статья 3 ИТУ устанавливала территориальный принцип действия исправительно-трудового законодательства. В отношении осужденных к лишению свободы, ссылке, высылке и исправительным работам применялось законодательство Союза ССР и РСФСР, а в отношении осужденных к другим наказаниям - исправительно-трудовое законодательство


Союза ССР, а также РСФСР или другой союзной республики по месту осуждения. Как и Основы, ИТК РСФСР разделил понятие наказание и меры исправительно-трудового воздействия . Тем самым был дан обоснованный и недвусмысленный ответ на вопросы о содержании уголовного наказания, которые активно обсуждались в теории исправительно-трудового права в 60-е годы . Основанием отбывания уголовного наказания и применения к осужденным мер исправительно-трудового воздействия


признавался только приговор суда, вступивший в законную силу ст. 4 ИТК РСФСР . К основным средствам исправления и перевоспитания осужденных Кодекс отнес режим отбывания наказания, общественно полезный труд, политико-воспитательную работу, общеобразовательное и профессионально-техническое обучение осужденных. Эти средства должны были применяться с учетом характера и степени общественной опасности совершенного


преступления, личности осужденного, а также поведения осужденного и его отношения к труду . Несомненным достоинством Основ и ИТК РСФСР явилось то, что в них впервые были сформулированы основы правового положения лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, ссылки, высылки и исправительных работ, в плане соотношения их общегражданского и специального статуса. Статья 8 Кодекса определила, что эти лица несут обязанности и пользуются правами, установленными законодательством


для граждан СССР, с ограничениями, предусмотренными законодательством для осужденных, а также вытекающими из приговора суда и режима, установленного Основами исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик и настоящим Кодексом для отбывания наказания данного вида . Правовое положение иностранцев и лиц без гражданства2, отбывающих данные наказания, определилось законодательством Союза ССР, устанавливающим права и обязанности этих лиц во время их нахождения на территории


СССР, с ограничениями, предусмотренными законодательством для осужденных, а также вытекающими из приговора суда и режима. Статья 9 ИТК закрепляла принцип участия общественности в исправлении и перевоспитании осужденных. Некоторые из организационных форм такого участия были установлены в ст. 110- 115 Кодекса наблюдательные комиссии, комиссии по делам несовершеннолетних, шефство коллективов и общественных организаций над ИТУ, советы общественности в воспитательно-трудовых колониях, общественные


воспитатели несовершеннолетних осужденных. Основы исправительно-трудового законодательства ст. 10 и ИТК РСФСР ст. 11 определяли принципиальные полномочия прокуратуры в надзоре за точным соблюдением законов при исполнении наказаний. Однако Основы не содержали специальной статьи, раскрывающей содержание принципа законности- Это было сделано в ИТК всех союзных республик, в том числе в ст. 10 ИТК РСФСР. Ею устанавливалось, что вся деятельность исправительно-трудовых учреждений и органов,


исполняющих приговоры судов к ссылке, высылке и исправительным работам без лишения свободы, основываются на строгом соблюдении законов. Должностные лица этих учреждений и органов несут ответственность за обеспечение законности в их деятельности . В свою очередь, на осужденных возлагалась обязанность неуклонно соблюдать требования законов, определяющих порядок и условия исполнения наказания. Общие нормы принятых позднее общесоюзных и республиканского положений о порядке и условиях исполнения


уголовных наказаний, не связанных с мерами исправительно-трудового воздействия на осужденных например, ст. 1-4 Положения РСФСР , были аналогичны тем, которые содержались в ИТК за исключением указания на режим отбывания наказания и применение мер исправительно-трудового воздействия . Глава 9. Уголовно-исполнительная система России в 1959-1990 гг. Законодательство 60-х годов не использовало термин уголов-но-исполнительная система .


Основы исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик и ИТК РСФСР упоминали об учреждениях и органах, исполняющих приговоры судов к лишению свободы, ссылке, высылке и исправительным работам без лишения свободы ст. 5, 11 ИТК РСФСР 1970 г Эти учреждения и органы находились в системе МВД СССР . Введение условного освобождения из мест лишения свободы с обязательным привлечением к труду


начиная с 1964 г. и условного осуждения с обязательным привлечением к труду с 1970 г. потребовало создания особых органов, которые также находились в ведении МВД СССР. На органы МВД возлагалось и исполнение исключительной меры наказания - смертной казни, а с 1983 г контроль за осужденными условно и с отсрочкой исполнения приговора и исполнение наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.


Исполнением наказания в виде штрафа и конфискации имущества занимались судебные исполнители. Исполнение наказания в виде направления в дисциплинарный батальон осуществляло Министерство обороны. В МВД СССР управлением деятельностью по исполнению уголовных наказаний занимался ряд самостоятельных органов. Только управлением в области исполнения лишения свободы ведали три самостоятельных главка Главное управление исправительно-трудовых учреждений


ГУИТУ , Главное управление лесных исправительно-трудовых учреждений ГУЛИТУ и Главное управление внутренних войск ГУВВ МВД СССР. Исполнением исключительной меры наказания ведало ГУИТУ МВД СССР. Исполнением высылки должны были заниматься горрайорганы милиции ГРОВД . Исполнение ссылки и условного осуждения освобождения с обязательным привлечением к труду возлагалось


на специальные комендатуры, исполнение наказания в виде исправительных работ - на инспекцию исправительных работ, находившуюся в системе Пятого Главка МВД СССР, реорганизованного впоследствии в Управление профилактической службы, которое впоследствии также было упразднено. Таким образом, в рассматриваемый период в России, как и в Союзе ССР, по сути не сложилось единой уголовно-исполнитель-ной системы.


Поэтому ниже этот термин применяется с известной долей условности. 1. Учреждения, Традиционно они занимали ведущее место в исполняющие уголовно-исполнительной системе как по наказания в виде широте и сложности решаемых задач, так и лишения свободы о численности содержащихся в них осужденных. Так, в 1990 г. количество лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы во всех исправительно-трудовых учреждениях Союза ССР, достигло 700 тыс.


ИТК РСФСР в своей основе отразил структуру мест лишения свободы, которая фактически сложилась до его принятия и была юридически закреплена в УК РСФСР 1960 г. и Положении об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах МООП РСФСР 1961 г. В ст. 15 данного Положения устанавливались четыре вида колоний общего, усиленного, строгого и особого режима, а в ст. 8 закреплялось важнейшее положение, согласно которому осужденные


отбывают наказание, как правило, в пределах автономной республики, края и области и в одной колонии, переводы из одной колонии в другую в обычных ситуациях запрещались ст, 18 Положения . В соответствии со ст. 5 ИТК исправительно-трудовые учреждения в пределах РСФСР организовывались и ликвидировались Министерством внутренних дел СССР. В ст. 12 Кодекса ст. 11 Основ определялось, что исправительно-трудовыми учреждениями, исполняющими


наказание в виде лишения свободы, являются исправительно-трудовые колонии, тюрьмы и воспитательно-трудовые колонии. Совершеннолетние лица, осужденные к лишению свободы, отбывают наказание в исправительно-трудовых колониях или тюрьме, а несовершеннолетние в возрасте до восемнадцати лет - воспитательно-трудовой колонии . Исправительно-трудовые колонии признавались основным видом ИТУ для содержания совершеннолетних осужденных к лишению свободы.


Это отражало фактически сложившееся к тому времени положение. Так, в 1968 г. в колониях отбывали наказание 99,7 осужденных к лишению свободы . В теории исправительно-трудового права подчеркивалось, что закрепленное в новом законодательстве преобладание исправительно-трудовых колоний свидетельствует об успешном претворении в жизнь ленинских идей о замене тюрем воспитательными учреждениями 2. В числе достижений


Советской власти нередко упоминалось то, что с 1917 г. в стране не было построено ни одной тюрьмы3. Вид исправительно-трудового учреждения с соответствующим режимом, в котором осужденные отбывают наказание, определялся судом на основании ст. 24 УК РСФСР. Порядок направления осужденных в ИТУ устанавливался МВД СССР. Лица, осужденные к лишению свободы, направлялись для отбывания наказания не позднее десяти дней со дня вступления приговора в законную силу либо со дня обращения его к исполнению.


К месту отбывания наказания осужденные доставлялись под конвоем совершеннолетние или в сопровождении не достигшие 18 лет . ИТК РСФСР предусмотрел также случаи временного оставления осужденных в следственном изоляторе или тюрьме, если это необходимо для производства следственных действий по делу о преступлении, совершенном другим лицом, или участия осужденного в судебном разбирательстве по такому делу. Кроме того, в ст. 16 Кодекса устанавливались основания и условия оставления осужденных в следственном


изоляторе или тюрьме для работ по их хозяйственному обслуживанию. Такое оставление было возможным в исключительных случаях, в отношении лиц, впервые осужденных к лишению свободы за преступления, не являющиеся тяжкими, если отбывание наказания им назначено в колонии общего режима. Оставление осужденных для выполнения этих работ производилось приказом начальника следственного изолятора или тюрьмы при наличии письменного согласия осужденного.


Позднее категория осужденных, которые могли оставляться в СИЗО или тюрьме для их хозяйственного обслуживания, была расширена за счет лиц, впервые осужденных на срок свыше трех лет за тяжкие преступления . Это объяснялось тем, что с введением условного осуждения с обязательным привлечением к труду и исправительно-трудовых колоний - поселений для лиц, впервые осужденных за менее опасные умышленные преступления, резко сократилось число впервые осужденных за нетяжкие преступления,


направленных в колонии общего режима на срок не свыше трех лет. Исправительно-трудовые колонии ИТК подразделялись по видам режима. В числе охраняемых колоний выделялись колонии общего, усиленного, строгого и особого режима. В соответствии с ч- 1 ст. 62 ИТК РСФСР ст. 24 УК в колониях общего режима должны были отбывать наказание мужчины, впервые осужденные к лишению свободы за преступления, не являющиеся тяжкими, а также женщины,


осужденные к лишению свободы, кроме признанных особо опасными рецидивистками, и женщин, которым наказание в виде смертной казни заменено лишением свободы в порядке амнистии или помилования. Кроме того, в колонии общего режима могли по решению суда направляться и другие лица, осужденные к лишению свободы, за исключением особо опасных рецидивистов и осужденных, которым наказание в виде смертной казни было заменено лишением свободы в,порядке амнистии или помилования.


В связи с изменениями уголовного законодательства ч. 1 ст. 62 ИТК до 1993 г. изменялась дважды. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 мая 1973 г. категория отбывающих наказание в колониях общего режима была расширена за счет мужчин, впервые осужденных за тяжкие преступления к лишению свободы на срок не свыше трех лет . Введение исправительно-трудовых колоний-поселений для лиц, впервые совершивших


умышленные преступления, не представляющие большой общественной опасности см. ниже , потребовало исключить из числа отбывающих наказание в колониях общего режима тех, кто направлялся в исправительно-трудовые колонии - поселения. Это было сделано Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 18 сентября 1985 г.2 Исправительно-трудовые колонии усиленного режима предназначались для содержания мужчин, впервые осужденных за тяжкие преступления ч.


1 ст. 63 ИТК РСФСР . В них по решению суда могли направляться и другие осужденные к лишению свободы мужчины, за исключением признанных особо опасными рецидивистами и осужденных, которым наказание в виде смертной казни было заменено лишением свободы в порядке амнистии или поми-лования- В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 мая 1973 г- в колонии усиленного режима в общем порядке стали направляться только лица,


осужденные к лишению свободы за тяжкие преступления на срок свыше трех лет. В 1985 г. законодатель вновь вернулся к варианту, предусмотренному в первоначальной редакции ст. 63 Кодекса. В отличие от исправительно-трудовых колоний общего и усиленного режима контингент осужденных, направляемых в коловии строгого режима, по его юридическим признакам не изменялся за весь период действия Кодекса. В колонии строгого режима направлялись не признанные особо опасными рецидивистами мужчины,


ранее отбывавшие наказание в виде лишения свободы независимо от наличия судимости , мужчины, совершившие особо опасные государственные преступления, а также женщины, осужденные за особо опасные государственные преступления либо признанные особо опасными рецидивистками, и женщины, которым наказание в виде смертной казни заменено лишением свободы в порядке помилования или амнистии. В данные колонии могли судом направляться также и другие осужденные к лишению свободы, за исключением


мужчин, которым наказание в виде смертной казни было заменено лишением свободы в порядке амнистии или помилования, а также особо опасных рецидивистов, кроме осужденных, переведенных в колонии строгого режима в порядке поощрения. Колонии особого режима предназначались для содержания осужденных мужчин - особо опасных рецидивистов, которым наказание в виде смертной казни заменено лишением свободы в порядке помилования или амнистии ст. 65 ИТК РСФСР . Довольно примечательные изменения произошли с системой исправительно-


трудовых колоний - поселений. В период принятия Основ исправительно-трудового законодательства и ИТК РСФСР они предназначались для содержания лиц, твердо вставших на путь исправления , переведенных туда из колоний общего, усиленного и строгого режимов в порядке, предусмотренном ст. 51 ИТК. В середине 70-х годов Министерству внутренних дел СССР в порядке эксперимента было разрешено организовать колонии-поселения для впервые осужденных к лишению


свободы, совершивших преступления по неосторожности, которым суд назначил отбывание наказания в колониях общего режима. Деятельность экспериментальных колоний показала достижимость целей наказания в отношении данной категории осужденных в условиях полусвободного режима . Поэтому Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 г. был введен новый вид колоний-поселений - для лиц, совершивших преступления по неосторожности, осужденных к лишению свободы на срок


не свыше пяти лет. В зависимости от характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного и иных обстоятельств дела суд мог, с указанием мотивов принятого решения, назначить отбывание лишения свободы в колониях-поселениях и лицам, осужденным впервые за преступление, совершенное по неосторожности, на срок до десяти лет. В соответствии с названным Указом были внесены изменения в ст. 24 УК и в ст. 66


ИТК РСФСР2. В дальнейшем в исправительно-трудовые колонии-поселения стали направляться все лица, впервые осужденные к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности3. В 1985 г. появляется новый вид исправительно-трудовых колоний-поселений. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 апреля 1985 г. и Указом Президиума Верховного


Совета РСФСР от 18 сентября 1985 г.4 в колонии-поселения направлялись также лица, осужденные впервые за умышленные преступления, указанные в абз. 3 ч. 4 ст. 24 УК РСФСР. Таким образом, к началу 90-х годов сложилось три вида колоний-поселений для осужденных, переведенных в порядке поощрения из охраняемых исправительно-трудовых колоний для впервые осужденных за преступления, совершенные по неосторожности для впервые осужденных за нетяжкие умышленные преступления.


В соответствии с ч. 1 ст. 67 ИТК РСФСР 1970 г. тюрьмы предназначались для содержания особо опасных рецидивистов, которым лишение свободы назначалось в виде тюремного заключения, лиц, осужденных за тяжкие преступления, а также переведенных из исправительно-трудовых колоний за злостные нарушения режима. В 1973 г. круг лиц, направляемых в тюрьму по приговору суда, был ограничен. Вместо осужденных за тяжкие преступления в тюрьмах могли отбывать наказание лица, по достижении восемнадцатилетнего


возраста совершившие особо опасные государственные преступления, лица, по достижении восемнадцатилетнего возраста совершившие другие тяжкие преступления, осужденные за них к лишению свободы на срок свыше пяти лет . В 70-е годы резко сократилось число осужденных, направляемых в тюрьму по приговору суда. И напротив, значительно возросла доля лиц, направленных для дальнейшего отбывания наказания в тюрьму за злостные нарушения режима в колониях. Таким образом, тюрьмы практически не имели самостоятельного


значения, превращаясь в дополнение колонийской системы отбывания лишения свободы. Воспитательно-трудовые колонии ВТК подразделялись на колонии общего режима и усиленного режима. Согласно ст. 75 ИТК РСФСР 1970 г. ВТК общего режима предназначались для содержания всех осужденных несовершеннолетних женского пола и несовершеннолетних мужского пола, осужденных впервые за преступления, не являющиеся тяжкими. Указ Президиума Верховного


Совета РСФСР от 18 сентября 1985 г. определил, что в ВТК общего режима направляются все несовершеннолетние мужского пола, впервые осужденные к лишению свободы. Однако для содержания впервые осужденных за тяжкие преступления создавались отдельные воспитательно-трудовые колонии. Соответственно, сузилась категория осужденных, направляемых в ВТК усиленного режима. Если ранее там отбывали наказание несовершеннолетние мужского пола, ранее отбывавшие


лишение свободы, а также осужденные за тяжкие преступления, то после Указа от 18 сентября 1985 г. последняя категория в ВТК усиленного режима уже не направлялась. Кроме того, в ВТК усиленного режима содержались осужденные несовершеннолетние, переведенные туда судом из ВТК общего режима за злостные нарушения режима. Законодатель дважды менял подход к решению вопроса об


оставлении в воспитательно-трудовых колониях лиц, достигших совершеннолетия. Согласно принятой в 1970 г. редакции ст. 77, 78 ИТК РСФСР, общим правилом стал перевод достигших совершеннолетия осужденных для дальнейшего отбывания наказания из ВТК в ИТК. Оставление в ВТК допускалось как исключение для твердо вставших на путь исправления осужденных в целях закрепления результатов исправления и перевоспитания, завершения общеобразовательного или профессионального


обучения. Осужденные могли оставляться в ВТК до окончания срока наказания, но не более чем до двадцатилетнего возраста. Исходя из требований педагогической целесообразности, в 1985 году законодатель признал общим правилом оставление достигших совершеннолетия осужденных в ВТК до достижения ими двадцатилетнего возраста. В ИТК могли переводиться лишь осужденные, не вставшие на путь исправления . Данная норма просуществовала недолго.


Она была отменена Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 октября 1987 г.1, который в этой части вернулся к прежней редакции ст. 77, 78 ИТК РСФСР2. По данным проведенной в 1970 г. специальной переписи осужденных к лишению свободы, подавляющее их большинство 87,1 составили мужчины, отбывавшие наказание в исправительно-трудовых колониях. В том числе - в колониях общего режима - 17 , усиленного режима -


26,5 , строгого режима - 39,7 , особого режима - 3,3 . Женщины, отбывавшие наказание в исправительно-трудовых колониях, составляли 6 . В тюрьмах отбывали наказание 0,7 осужденных, в колониях-поселениях - 1,7 , в воспитательно-трудовых колониях - 4,5 . Фактический облик системы учреждений, исполняющих лишение свободы, определялся не только различными видами режима, но и закрепленными в законе требованиями раздельного


содержания осужденных. В соответствии со ст. 18 ИТК РСФСР ст. 13 Основ в исправительно-трудовых учреждениях устанавливалось раздельное содержание мужчин и женщин, несовершеннолетних и взрослых осужденных. Впервые осужденные к лишению свободы мужчины должны были содержаться отдельно от ранее отбывавших наказание в виде лишения свободы впервые осужденные за преступления, не являющиеся тяжкими от впервые осужденных


за тяжкие преступления. Осужденные к лишению свободы женщины и несовершеннолетние содержались раздельно в соответствии со ст. 62, 64. 75 и 76 Кодекса. Кодексом предусматривалось изолирование от других осужденных, а также раздельное содержание осужденных за особо опасные государственные преступления, особо опасных рецидивистов, осужденных, которым наказание в виде смертной казни было заменено лишением свободы в порядке помилования или амнистии. Указом Президиума Верховного


Совета РСФСР от 18 сентября 1985 г. устанавливалось, что осужденные за преступления, совершенные по неосторожности, осужденные за менее опасные умышленные преступления и осужденные, переведенные из охраняемых колоний, содержатся в разных колониях-поселениях. Позднее произошло углу ление требований раздельного содержания применительно к особо опасным рецидивистам. Если ранее все они, по общему правилу, должны были отбывать наказание в условиях строгой изоляции в


помещениях камерного типа ч. 2 ст. 65 ИТК РСФСР , то в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 октября 1987 г. камерному содержанию подлежали только особо опасные рецидивисты, осужденные за преступления, перечисленные в п. 6 ст. 53, п. 2 и 3 ст. 53 УК РСФСР, а также особо опасные рецидивисты, осужденные за преступления, совершенные в период отбывания лишения свободы. Особо опасные рецидивисты, осужденные за иные преступления,


отбывали наказание в обычных жилых помещениях. Все эти категории особо опасных рецидивистов должны были содержаться раздельно, а также изолированно от других осужденных. На практике это потребовало организации новых колоний особого режима и реорганизации существующих. Осужденные иностранцы иностранные граждане и лица без гражданства должны были содержаться отдельно от осужденных граждан СССР. Раздельно также содержались несовершеннолетние, осужденные за умышленные


преступления, совершенные в период отбывания наказания, а также систематически либо злостно нарушающие режим отбывания наказания - от других осужденных в ВТК усиленного режима женщины, осужденные к лишению свободы впервые от женщин, ранее отбывавших лишение свободы, за исключением содержащихся в исправительно-трудовых колониях, при которых имелись дома ребенка- На практике отдельно от других осужденных отбывали наказание также осужденные к лишению свободы - бывшие


работники правоохранительных органов. Установленные ст. 18 ИТК требования раздельного содержания осужденных не распространялись на лечебные учреждения мест лишения свободы и колонии, предназначенные для содержания и лечения инфекционных больных осужденных. Реализация принципов раздельного содержания осужденных в совокупности с режимными требованиями привела к тому, что к началу 90-х годов в уголовно-исполнительной системе


России существовало около пятидесяти видов исправительно-трудовых учрождений. Ни одна автономная республика, край или область не располагала всеми необходимыми учреждениями. Некоторых из них например, для содержания иностранных граждан и лиц без гражданства, осужденных, которым смертная казнь была заменена лишением свободы в порядке помилования или амнистии вообще насчитывалось единицами. Это обстоятельство, несомненно, повлияло на законодательное определение места отбывания лишения


свободы с точки зрения территориального деления страны. В 1970 г. ч. 1 ст. 6 ИТК в соответствии со ст. 6 Основ закрепила правило, по которому лица, впервые осужденные к лишению свободы, отбывают наказание на территории РСФСР, в пределах автономной республики, края, области, в которой они проживали до ареста или были осуждены. Однако в исключительных случаях, в целях более успешного исправления и перевоспитания осужденных они


могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующие исправительно-трудовые учреждения другой союзной республики . Лица, ранее отбывавшие наказание в виде лишения свободы, осужденные, которым наказание в виде смертной казни заменено лишением свободы в порядке помилования или амнистии, осужденные за особо опасные государственные преступления, а также осужденные иностранцы иностранные граждане и лица без гражданства направлялись для отбывания наказания в исправительно-трудовые учреждения, определенные для


содержания этих категорий осужденных, независимо от того, в какой союзной республике они проживали до ареста или были осуждены. Осужденные к лишению свободы женщины, лица, нуждающиеся в специальном лечении, и несовершеннолетние при отсутствии соответствующего исправительно-трудового учреждения в автономной республике, крае, области могли быть направлены для отбывания наказания в ИТУ другой автономной республики, края, области или другой союзной республики.


Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 октября 1987 г. было сделано серьезное изъятие из общего правила об отбывании наказания впервые осужденными по месту жительства. Если ранее перевод был возможен в исключительных случаях и в ИТУ другой союзной республики, то в новой редакции ч. 1 ст. 6 ИТК РСФСР указание на исключительный характер такого направления было снято, и отбывание наказания


в ИТУ другой автономной республики, края, области стало возможным. Данная новелла обусловливалась прежде всего экономическими потребностями уголовно-исполнительной системы - нехваткой рабочей силы осужденных главным образом в лесных ИТУ, расположенных в малонаселенных и отдаленных регионах России. Статья 19 ИТК РСФСР 1970 г. устанавливала, что осужденный к лишению свободы должен отбывать


весь срок наказания, как правило, в одной исправительно-трудовой колонии, тюрьме или воспитательно-трудовой колонии. Перевод осужденного в другое учреждение того же вида режима допускался в случае его болезни, при существенном изменении объема или характера выполняемой осужденными работы, а также при наличии иных исключительных обстоятельств, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном учреждении. Изменение вида режима в порядке поощрения или взыскания производилось судом по основаниям, предусмотренным


ст. 51, 53, 77 ИТК РСФСР. 2. Учреждения Развитие этих учреждений и органов в 70- и органы, 80-е годы главным образом определялось исполняющие иные становлением новых у голов но-правовых ин-наказания и меры ститутов - условного осуждения и услов-уголовно-правового ного освобождения с обязательным привле-воздействия чением к труду. Начало этому процессу причины которого прежде всего опять же экономические было положено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 марта 1964 г-


Указ предусмотрел условное освобождение осужденных из мест лишения свободы для работы на стройках химической промышленности. Согласно этому Указу, условное освобождение применялось к проявившим желание честным трудом искупить свою вину трудоспособным лицам из числа осужденных впервые на срок до трех лет включительно - отбывших не менее одного года лишения свободы, из осужденных на срок до десяти лет включительно - отбывших не менее двух лет, на срок свыше десяти лет - отбывших не менее пяти лет лишения свободы.


Начиная с 1968 г. стало практиковаться единовременное условное освобождение из ИТУ отдельных категорий осужденных с направлением их на предприятия народного хозяйства. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 г. дополнил Основы уголовного законодательства ст. 442, которая закрепила сложившийся с 1964 г. порядок условного освобождения из мест лишения свободы с обязательным привлечением к труду .


Новая статья 532 появилась и в Уголовном кодексе РСФСР2. Такое освобождение стало возможным практически для всех категорий осужденных, отбывающих наказание в ИТУ любого вида, кроме колоний-поселений. Условное освобождение с обязательным привлечением к труду не применялось в отношении иностранцев и лиц без гражданства, а также осужденных, которым наряду с наказанием назначались меры принудительного лечения от алкоголизма или наркомании, а также не прошедшим полный


курс лечения венерического заболевания. Основанием применения условного освобождения с обязательным привлечением к труду признавалось поведение осужденного в ИТУ, свидетельствующее о том, что его дальнейшее исправление и перевоспитание возможно без изоляции от общества, но в условиях осуществления за ним надзора . Лица, систематически или злостно нарушающие режим отбывания наказания, не подлежали условному освобождению.


Условное освобождение с обязательным привлечением к труду могло применяться к осужденным на срок до десяти лет включительно после фактического отбытия ими не менее трети назначенного срока наказания. К осужденным на срок свыше десяти лет - после фактического отбытия ими не менее половины назначенного срока наказания. К осужденным за совершение особо тяжких преступлений, перечисленных в ч. 6 ст. 44 Основ уголовного законодательства ч. 6 ст.


53 УК РСФСР , а также к лицам, ранее осуждавшимся к лишению свободы за умышленное преступление, к которым были применены условно-досрочное освобождение от наказания либо замена неотбытой части наказания более мягким наказанием, и до истечения неотбытого срока наказания вновь совершившим умышленное преступление, за которое осуждены к лишению свободы после фактического отбытия ими не менее двух третей назначенного срока наказания. К лицам, на которых не распространялось условно-досрочное освобождение или замена наказания


более мягким по отбытии ими не менее трех четвертей назначенного срока наказания. Это означало, что к условному освобождению с обязательным привлечением к труду могли быть представлены и лица, осужденные к предельным срокам наказания за совершение особо тяжких преступлений, и особо опасные рецидивисты, если их дальнейшее исправление было возможно без изоляции от общества. Тем самым предполагалось создание стимула для формирования правопослуш-ного поведения даже самых опасных


преступников. Однако на практике это не оправдало себя. В 1982 г. и позднее были внесены изменения и дополнения в уголовное законодательство, существенно сузившие круг осужденных, к которым могло применяться условное освобождение с обязательным привлечением к труду. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 июня 1970 г. вводилось условное осуждение к лишению свободы с обязательным привлечением к труду1. Поначалу данный


Указ, как и Постановление Президиума Верховного Совета СССР о порядке его применения2, не были включены в Основы уголовного и Основы исправительно-трудового законодательства и, соответственно в УК и ИТК РСФСР. В соответствии с названным Указом суд при назначении наказания совершеннолетнему трудоспособному лицу, впервые осужденному к лишению свободы от одного года до трех лет, мог вынести постановление об


условном осуждении этого лица к лишению свободы с обязательным привлечением его на срок назначенного наказания к труду в местах, определяемых органами, ведающими исполнением приговора. В 1974 г. в ст. 23 Основ уголовного законодательства ст. 24 УК РСФСР были внесены дополнения об условном осуждении с обязательным привлечением к труду. Фактически такая мера могла применяться к 10-12 осужденных.


В 1977 г. в Основы уголовного законодательства и У К РСФСР были внесены дополнения, касающиеся оснований и порядка назначения условного осуждения с обязательным привлечением к труду ст. 23 - Основ, ст. 242 УК РСФСР . Эта мера могла применяться к совершеннолетним трудоспособным лицам, впервые осужденным за умышленные преступления на срок до трех лет, а к впервые осужденным за преступления, совершенные по неосторожности


на срок до пяти лет. Условное осуждение с обязательным привлечением к труду не применялось к осужденным за особо опасные государственные преступления, бандитизм, умышленные убийства, умышленные тяжкие телесные повреждения кроме совершения их при смягчающих обстоятельствах , изнасилование при отягчающих обстоятельствах и особо злостное хулиганство. Из сферы возможного применения данной меры также исключались лица, которым наряду с наказанием было назначено принудительное лечение от алкоголизма и наркомании, а также не прошедшим


полного курса лечения венерического заболевания, к осужденным иностранцам и лицам без гражданства. В соответствии с изменениями уголовного законодательства Основы исправительно-трудового законодательства дополнялись разделом Ш-А ст. 39 -391 1, а ИТК РСФСР - разделом П-А ст. 78 -786 Порядок и условия исполнения условного осуждения к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного


к труду и условного освобождения из мест лишения свободы с обязательным привлечением осужденного к труду 2. Закон не дал конкретного наименования органов, обеспечивающих исполнение условного осуждения и условного освобождения с обязательным привлечением к труду. В Основах и ИТК РСФСР они именовались органами внутренних дел , а в ведомственных нормативных актах МВД СССР - специальными комендатурами органов внутренних дел .


Они организовывались в системе Пятого Главного управления МВД СССР. МВД СССР утвердило инструкцию о работе специальных комендатур. Специальные комендатуры создавались вначале также в местах компактного проживания осужденных к ссылке3. вам исправления и перевоспитания осужденных. Понятие режима законодательно не определялось. Устанавливались лишь его основные требования в местах лишения свободы, которые конкретизировались в


отдельных институтах исправительно-трудового законодательства и применительно к различным видам учреждений, исполняющих наказания1. Основные требования режима определялись в ст. 22 ИТК РСФСР обязательная изоляция осужденных и постоянный надзор за ними с тем, чтобы исключить возможность совершения ими новых преступлений или других антиобщественных поступков точное и неуклонное выполнение ими своих обязанностей различные условия содержания в зависимости от характера и степени общественной


опасности совершенного преступления, личности и поведения осужденного. Осужденные должны носить одежду единого образца, в соответствии с Правилами внутреннего распорядка ИТУ могут передвигаться в пределах колонии, подвергаться обыску личный обыск производится лицами одного пола с обыскиваемым. Корреспонденция осужденных подлежит цензуре, а посылки, передачи и бандероли - досмотру ч.


2 ст. 22 ИТК РСФСР . В исправительно-трудовых колониях особого режима осужденные должны были содержаться в помещениях камерного типа и носить одежду специального образца. Хранение при себе денег и ценных бумаг осужденными, а также предметов, запрещенных к использованию в ИТУ, не допускалось. В порядке, установленном Основами и ИТК РСФСР, осужденным разрешалось приобретать по безналичному расчету продукты питания и предметы первой


необходимости, иметь свидания, отправлять и получать денежные переводы, вести переписку. Согласно ст. 23 Кодекса в исправительно-трудовых учреждениях устанавливался строго регламентированный внутренний распорядок, объявляемый всем осужденным. Правовые основы режима исполнения лишения свободы складывались не только из норм Основ и ИТК РСФСР, но и из широкого комплекса подзаконных и прежде всего - ведомственных актов.


Главное место в ряду последних занимали утвержденные МВД СССР в 1972 и 1986 гг. Правила внутреннего распорядка исправительно-трудовых учреждений. Ими устанавливались нормы приема осужденных в учреждения, правила их поведения во время работы и отдыха, перечень работ и должностей, на которых запрещается использование осужденных, перечень и количество предметов и вещей, которые они могут иметь при себе, порядок изъятия запрещенных предметов, правила


проведения проверок, свиданий, приема и вручения осужденным посылок, передач, бандеролей и корреспонденции, перечень и количество продуктов питания и предметов первой необходимости, разрешаемых к продаже осужденным, общие требования к оборудованию жилых и производственных зон исправительно-трудовых учреждений. Фактические условия отбывания лишения свободы во многом определялись и определяются уровнем материально-бытового обеспечения осужденных. Кодекс установил, что лицам, отбывающим наказание в местах лишения


свободы, обеспечиваются необходимые бытовые условия, соответствующие правилам санитарии и гигиены . По сравнению с Положением об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах 1961 г- в ст. 56 ИТК определялась несколько большая норма жилой площади в исправительно-трудовых колониях не менее 2 кв. метров, а в воспитательно-трудовых колониях и тюрьмах - не менее 2,5 кв. метров на человека. Осужденные размещались в обычных жилых помещениях об-щежитиях казарменного типа или в камерах помещениях


камерного типа . Осужденным гарантировалось предоставление индивидуального спального места и постельных принадлежностей, одежды, белья и обуви по сезону и с учетом климатических условий . В отличие от Положения об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах Кодекс не устанавливал конкретных норм питания осужденных. Определялось лишь, что они получают питание, обеспечивающее нормальную жизнедеятельность организма


. Согласно ч. 2 и ч- 6 ст. 56 ИТК РСФСР и подзаконным нормативным актам постановлениям Совета Министров СССР нормы питания дифференцировались в зависимости от климатических условий, места расположения ИТУ. характера выполняемой осужденными работы и их отношения к труду. Лица, водворенные в штрафной или дисциплинарный изолятор, в карцер, в помещения камерного типа в колониях общего, усиленного и строгого режима, а также в одиночную камеру в колонии особого режима, получали


питание по пониженным нормам . Беременным женщинам, кормящим матерям, несовершеннолетним, а также больным создавались улучшенные жилищно-быто-вые условия и устанавливались повышенные нормы питания. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1977 г. эти лица по заключению врачебной комиссии и разрешению администрации могли получать дополнительные продуктовые посылки и передачи. ИТК РСФСР исходил из сложившейся к тому времени отрядной системы в исправительно-трудовых и воспитательно-


трудовых колониях, хотя и не содержал специальной нормы об отряде осужденных. Однако в ст. 55 Кодекса среди должностных лиц, применяющих меры поощрения и взыскания, упоминался начальник старший воспитатель отряда колонии, а в ст. 46 в числе самодеятельных организаций осужденных - советы коллективов отрядов. Более развернутое юридическое закрепление отрядная система получила в Правилах внутреннего распорядка ИТУ 1972 г. Типовая численность осужденных в отрядах в зависимости от


вида режима ИТУ составляла от 50 до 120 чел. Непосредственное управление отрядами осужденных осуществлялось на основании соответствующего Положения. В соответствии со ст. 26 ИТК РСФСР осужденным предоставлялись свидания краткосрочные, продолжительностью до четырех часов, и длительные, продолжительностью до трех суток. Краткосрочные свидания предоставлялись с родственниками или иными лицами в присутствии представителя исправительно-трудового учреждения.


Длительные с правом совместного проживания - только с близкими родственниками супруг, дети, родители, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки . Число и виды свиданий варьировались в зависимости от вида режима ИТУ от четырех краткосрочных и двух длительных свиданий или трех краткосрочных и двух длительных свиданий в год для осужденных, находящихся на улучшенных условиях содержания в


ИТК общего режима, до одного краткосрочного и одного длительного свиданий в год в колониях особого режима. Осужденные в тюрьмах на общем режиме имели право в течение года на два краткосрочных свидания, а на строгом режиме свидания вообще не предоставлялись. Осужденным в ВТК в зависимости от вида режима и условий содержания предоставлялось ежегодно от четырех до двенадцати краткосрочных свиданий ст. 75, 76 ИТК


РСФСР . Некоторые виды свиданий не включались в число, предусмотренное Кодексом. Это свидания с близкими родственниками в случае тяжкой болезни осужденного, ставящей в опасность его жизнь ч. 3 ст. 26 ИТК , и свидания с адвокатами, которые по желанию осужденного или адвоката могли предоставляться наедине ст. 27 ИТК . Порядок предоставления и порядок проведения свиданий устанавливался Правилами внутреннего распорядка исправительно-трудовых учреждений.


Февральскими 1977 г. Указами Президиума Верховного Совета СССР, Президиума Верховного Совета РСФСР Основы и ИТК РСФСР были дополнены нормами, устанавливающими порядок предоставления свиданий осужденным, оставленным для работы по хозяйственному обслуживанию тюрем и следственных изоляторов ст. 21 Основ, ст. 72 ИТК РСФСР . Два длительных свидания заменялись им шестью краткосрочными.


В 1973-1976 гг. сотрудниками ВНИИ МВД СССР совместно с ГУЛИТУ и ГУИТУ МВД СССР был проведен эксперимент, посвященный изучению вопроса о целесообразности введения в новое законодательство института краткосрочных выездов осужденных из исправительно-трудовых колоний. Правовой основой эксперимента стал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1973 г. О временном введении краткосрочных выездов осужденных из


некоторых исправительно-трудовых учреждений в связи с исключительными личными обстоятельствами . Министерству внутренних дел СССР было дано право временно ввести в ИТК Литовской ССР, Свердловской, Донецкой, Куйбышевской, Новосибирской, Ростовской, Витебской, Карагандинской областей порядок, предусматривающий разрешение отдельным осужденным, с учетом их личности и поведения, краткосрочных выездов из этих колоний в связи


с исключительными личными обстоятельствами. В сферу эксперимента были вовлечены 60 исправительно-трудовых учреждений, в том числе 27 ИТК общего режима, 21 колония-поселение из них 17 системы ГУЛИТУ , 12 ВТК общего и усиленного режима. Краткосрочные выезды, как правило, разрешались положительно характеризуемым осужденным в связи со смертью или тяжкой болезнью их близкого родственника. Абсолютное большинство свыше 90 осужденных, которым были разрешены краткосрочные выезды, своевременно


явились в исправительно-трудовые учреждения. Поведение подавляющего большинства 99 осужденных за пределами мест лишения свободы не вызывало нареканий со стороны органов власти и местного населения . В итоге работники ИТУ оценили институт краткосрочных выездов как дополнительный стимул к исправлению осужденных. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 г. Основы исправительно-трудового законодательства были дополнены ст.


24 Краткосрочные выезды за пределы мест лишения свободы . Соответствующая статья 261 появилась и в ИТК РСФСР. В соответствии с данной нормой краткосрочные выезды могли быть разрешены осужденным, отбывающим наказание в колониях-поселениях, исправительно-трудовых колониях общего режима, ВТК, в связи с исключительными личными обстоятельствами смерть или тяжкая болезнь близкого родственника,


угрожающая жизни больного стихийное бедствие, причинившее значительный материальный ущерб осужденному или его семье. Продолжительность краткосрочного выезда - не более семи руток, не считая времени на проезд в оба конца не более пяти суток . Разрешение на краткосрочный выезд давалось начальником учреждения по согласованию с прокурором с учетом личности и поведения осужденного. Время нахождения осужденного вне преде- лов ИТУ засчитывалось в срок наказания.


Приказом Министра внутренних дел СССР 1 апреля 1977 г. была утверждена согласованная с Прокуратурой Союза ССР Инструкция о порядке предоставления осужденным краткосрочных выездов в связи с исключительными личными обстоятельствами. В соответствии с ней такое право могло быть предоставлено также осужденным, которым было назначено отбывание наказания в исправительно-трудовой колонии общего режима, но которые с их согласия были оставлены в следственных изоляторах и тюрьмах для работ по хозяйственному


обслуживанию. В соответствии со ст. 28 ИТК РСФСР осужденным, содержащимся в исправительно-трудовых колониях, по отбытии половины срока наказания разрешалось получать до трех посылок или пере- дач в год. Осужденным, отбывающим наказание в воспитательно-трудовых колониях до шести посылок или передач в год. Вес одной посылки или передачи не должен был превышать пяти килограммов. Число посылок и передач устанавливалось статьями 62-65, 75 и 76


Кодекса и изменялось от шести посылок и передач в год в ВТК до одной посылки или передачи в год в исправительно-трудовых колониях особого режима . Осужденным, отбывающим лишение свободы в тюрьмах, получение посылок и передач не разрешалось. Осужденные, находящиеся на излечении в стационарных лечебных учреждениях колонии, могли получать посылки и передачи по нормам вида режима, назначенного им судом.


Всем осужденным к лишению свободы, независимо от назначенного им вида режима, разрешалось получение не более двух бандеролей в год. В исправительно-трудовых колониях-поселениях количество посылок, передач и бандеролей, получаемых осужденными, не ограничивалось. Поначалу осужденным к лишению свободы разрешалось получать и отправлять денежные переводы без ограничения их адресата ст. 29 ИТК РСФСР . Указ Президиума Верховного


Совета РСФСР от 20 октября 1987 г. внес в эту статью коррективы, согласно которым отправление денежных переводов иным кроме родственников лицам стало возможным только с разрешения администрации. Поступившие денежные суммы зачислялись на лицевой счет осужденного, а в исправительно-трудовых колониях-поселениях вручались осужденному. Положение об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах 1961 г. предоставляло право вести переписку без ограничения осужденным, содержащимся в исправительно-трудовых колониях как


общего, так и усиленного режима. ИТК РСФСР не ограничивал отправление осужденными писем только в исправительно-трудовых колониях общего режима, а также в ВТК. Число отправляемых осужденными писем по общему правилу Зависело от вида режима ИТУ от трех писем в месяц в ИТК усиленного режима до одного письма в два месяца для осужденных, содержащихся на строгом режиме в тюрьмах . Все осужденные могли получать письма без ограничения их количества.


Однако переписка между содержащимися в местах лишения свободы осужденными, не являющимися родственниками, запрещалась. Следует отметить, что лимитом отправляемых писем не охватывались жалобы, заявления и письма осужденных, направляемые ими в государственные органы, общественные организации и к должностным лицам . Жалобы, заявления и письма, адресованные прокурору, досмотру не подлежали и не позднее чем в суточный срок должны были направляться по назначению. О результатах рассмотрения жалоб, заявлений и писем осужденным


объявлялось под расписку. Основы исправительно-трудового законодательства ст. 38 , а вслед за ними и республиканские исправительно-трудовые кодексы предусматривали, что в исключительных случаях в исправительно-трудовых колониях осужденным, твердо вставшим на путь исправления , по отбытии не менее одной трети срока наказания, а осужденным, к которым не применялось условно-досрочное освобождение, по отбытии не менее двух третей срока наказания могло быть разрешено передвижение без конвоя за пределами


колонии, если это необходимо по характеру выполняемой осужденными работы. Осужденным, содержащимся в ВТК, твердо вставшим на путь исправления и отбывшим не менее шести месяцев лишения свободы, при тех же основаниях могло быть разрешено передвижение за пределами колонии без сопровождения. Не допускалось передвижение без конвоя либо сопровождения особо опасных рецидивистов осужденных за особо опасные государственные преступления осужденных, которым наказание в виде смертной казни заменено


лишением свободы р порядке помилования или амнистии осужденных иностранных граждан и лиц без гражданства осужденных за бандитизм осужденных за совершение при отягчающих обстоятельствах ряда преступлений, перечисленных в ч. 3 ст. 31 ИТК РСФСР, а также осужденных за умышленные преступления, совершенные в период отбывания наказания в местах лишения свободы осужденных, которые пользовались правом передвижения без конвоя, но были лишены его в связи с допущенными нарушениями осужденных, не имевших постоянного места жительства,


а также осужденных, к которым судом применено принудительное лечение от алкоголизма или наркомании. Не допускалось передвижение осужденных без конвоя или без сопровождения в Москве, в пограничных и курортных местностях, а также в других населенных пунктах, определяемых МВД СССР. В исправительно-трудовых колониях, расположенных в малонаселенных местностях или на значительном удалении от районных центров, могло быть допущено передвижение без конвоя за пределами колоний осужденных,


отбывающих наказание за преступления, перечисленные в ч. 3 ст. 31 ИТК РСФСР, кроме особо опасных рецидивистов осужденных за особо опасные преступления, за бандитизм, за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах осужденных, которым смертная казнь была заменена лишением свободы в порядке помилования, а также осужденных иностранцев иностранных граждан и лиц без гражданства. Право передвижения без конвоя или сопровождения предоставлялось осужденным по решению начальника


ИТУ, согласованному с наблюдательной комиссией или комиссией по делам несовершеннолетних ст. 32 ИТК РСФСР . Осужденным, которым было предоставлено право передвижения без конвоя или сопровождения, указывался маршрут движения и время выхода из колонии. Расконвоированные размещались в колонии, как правило, в отдельных помещениях. Проживание их вне колонии не разрешалось. Законодательством предоставлялось право разрешать осужденным


женщинам, добросовестно относящимся к труду и соблюдающим требования режима, проживать вне колонии в течение времени их освобождения от работы по беременности и родам, а также до достижения ребенком двухлетнего возраста. Разрешение на проживание вне колонии давал начальник колонии по согласованию с наблюдательной комиссией. При предоставлении такого права женщины поселялись вблизи колонии и находились под надзором органов внутренних дел. Все ограничения на пользование деньгами, получение посылок, передач, бандеролей,


свиданий снимались. Как правило, женщины работали на предприятии ИТУ, но с разрешения начальника учреждения и в других местах в районе расположения ИТУ. При систематическом или злостном нарушении режима и правил поведения вне колонии осужденные женщины могли быть лишены предоставленного им права. При достижении ребенком двухлетнего возраста администрация колонии была обязана рассмотреть вопрос о представлении осужденной к условно-досрочному освобождению


либо к помилованию ст. 33 ИТК РСФСР . Особенности отбывания наказания в ИТУ отдельных видов ИТК, ВТК и тюрьмах определялись ст. 62-78 ИТК РСФСР. Исправительно-трудовые колонии общего, усиленного, строгого и особого режимов юридически различались по условиям проживания осужденных помещения камерного типа или обычные жилые помещения сумма денег, которые осужденные могли расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости


количеству предоставляемых осужденным ежегодно краткосрочных и длительных свиданий числу отправляемых осужденными писем количеству посылок или передач в год по истечении половины срока наказания . Аналогичные признаки разделяли ВТК общего и усиленного режима за исключением того, что осужденные в ВТК не имели ограничений на отправление писем и не могли отбывать наказание в помещениях камерного типа . Что касается тюрем, то все осужденные, отбывающие тюремное заключение, содержались в камерах общих


или одиночных . Поэтому ст. 68-70 ИТК РСФСР специально определяли продолжительность и характер предоставляемых осужденным ежедневных прогулок один час - на общем режиме в тюрьме и тридцать минут - на строгом . Общий режим в тюрьме не предполагал предоставления осужденным длительных свиданий. На строгом режиме свидания не предоставлялись вовсе. Однако срок содержания осужденных на строгом режиме в тюрьме устанавливался от двух до шести месяцев.


На строгом режиме не могли содержаться беременные женщины, а также женщины, имеющие при себе грудных детей. Осужденным, оставленным в следственном изоляторе или в тюрьме для работы по хозяйственному обслуживанию, предоставлялось право пользоваться деньгами, получать свидания, посылки, передачи и бандероли по нормам, установленным для осужденных в колониях общего режима . Они должны были размещаться в незапираемых камерах.


О замене им двух длительных свиданий шестью краткосрочными уже упоминалось. Если эти заключенные работали в закрытых помещениях, они имели право на ежедневную прогулку продолжительностью два часа. Наибольшие особенности были свойственны режиму отбывания наказания в колониях-поселениях. Согласно ст. 66 ИТК РСФСР в них осужденные должны были содержаться без охраны, но под. надзором в часы подъема до отбоя пользоваться правом свободного передвижения в пределах всей территории колонии.


С разрешения администрации колонии они могли двигаться без надзора вне территории колонии, но в пределах автономной республики, края, области, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы либо в связи с обучением. Они могли носить одежду, принятую в гражданском обиходе, иметь при себе деньги и ценные вещи, пользоваться деньгами без ограничения отправлять письма и получать бандероли, посылки, передачи и иметь Свидания без ограничения. С разрешения администрации колонии при наличии жилищных условий


они могли проживать в колонии со своими семьями, приобретать в соответствии с действующим законодательством жилой дом и обзаводиться личным хозяйством на территории колонии. Позднее было установлено правило, согласно которому в одной колонии-поселении могли отбывать наказание осужденные мужчины и женщины независимо от того, в колониях какого вида режима они ранее содержались. 2. Средства Советская исправительно-трудовая политика обеспечения исходила из того, что режим в исправитель-


режима в местах но-трудовых учреждениях должен обеспечи-лишения свободы ваться сочетанием мер убеждения и принуждения. Функции обеспечения режима выполняли охрана осужденных, надзор за ними, применение мер предупреждения и пресечения, мер поощрения и взыскания. Охрана осужденных и частично надзор за ними осуществлялись подразделениями и военнослужащими внутренних войск МВД СССР с использованием инженерно-технических средств.


Меры предупреждения и пресечения правонарушителей могли применяться как к осужденным, так и при наличии предусмотренных законом оснований к иным лицам, вступающим в контакт с осужденными. К числу таких мер Основы исправительно-трудового законодательства и ИТК РСФСР относили цензуру корреспонденции осужденных, досмотр поступающих в их адрес посылок, передач и бандеролей ст. 22 ИТК изъятие у осужденных денег, ценных вещей, а также предметов, запрещенных к использованию


в ИТУ отмену предоставленного осужденным права передвижения без конвоя или сопровождения в случае нарушения ими режима, правил поведения либо при изменении характера работ ч. 4 ст. 32 ИТК отмену права на проживание вне колонии осужденным женщинам, которым оно было предоставлено в соответствии со ст. 33 ИТК содержание осужденных в тюрьмах в одиночных камерах ч. 2 ст. 68 ИТК . Статья 35 ИТК РСФСР определяла меры безопасности и основания применения оружия .


Она устанавливала, что к лицам, лишенным свободы, если они оказывают физическое сопротивление работникам исправительно-трудовых учреждений, проявляют буйство или совершают другие насильственные действия, допускается в целях предотвращения причинения ими вреда окружающим или самим себе применение наручников либо смирительной рубашки- Смирительная рубашка могла применяться по указанию начальника исправительно-трудового учреждения или лица, его заменяющего, и под наблюдением медицинского работника.


Эта мера не могла применяться к осужденным несовершеннолетним и женщинам. О каждом случае применения смирительной рубашки необходимо было составить акт и немедленно сообщить прокурору. В случае совершения лицом, лишенным свободы, нападения или иного умышленного действия, непосредственно угрожающего жизни работников исправительно-трудовых учреждений либо других лиц, а также при побеге из-под стражи в качестве исключительной меры Кодекс допускал применение оружия, если другими мерами невозможно


пресечь указанные действия. При побеге женщин и несовершеннолетних применение оружия не допускалось. О каждом случае применения оружия администрация мест лишения свободы была обязана немедленно уведомить прокурора. Специальная норма устанавливала меры предупреждения нарушений режима на предприятиях ИТУ и на производственных объектах других министерств и ведомств, где трудились осужденные. Статья 34 ИТК ограничивала число административных и инженерно-технических работников, не являющихся


лицами начальствующего состава МВД СССР, а также квалифицированных рабочих, количество которых не должно было превышать 15 по отношению к числу работающих совместно с осужденными, соблюдать правила отношения с последними, установленные администрацией ИТУ. В случае их нарушения администрация ИТУ могла запретить нарушителям доступ на производственные объекты, где работают осужденные. Законом специально предусматривался запрет передачи осужденным каких-либо вещей, продуктов питания,


денег и особенно предметов, запрещенных к использованию в ИТУ. Часть 4 ст. 34 ИТК в ред. 1970 г. определяла, что в целях предупреждения подобных передач и выноса от осужденных каких-либо предметов в отдельных случаях, когда имеются достаточные основания , администрация вправе подвергать досмотру производственные объекты, а также вещи и одежду лиц, входящих на производственные объекты, где работают осужденные, и выходящих из них.


Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 октября 1987 г. взятые выше в кавычки слова были изменены на в необходимых случаях . Тем самым соответствующие полномочия администрации ИТУ были заметно расширены. На обеспечение правопорядка и стимулирование правопослуш-ного поведения осужденных были направлены предусмотренные Основами исправительно-трудового законодательства меры поощре-нияик, текстуально воспроизводили систему мер поощрения и взыскания, закрепленную в ст.


33, 34 Основ. Согласно ст. 51 Кодекса меры поощрения могли применяться к осужденным за хорошее поведение и честное отношение к труду и обучению . К мерам поощрения разового характера относились объявление благодарности занесение на доску передовиков производства награждение похвальной грамотой премирование за лучшие показатели в работе разрешение на получение дополнительно одной посылки или передачи в год предоставление дополнительно одного краткосрочного или длительного свидания в год разрешение дополнительно


расходовать деньги в сумме до 2 руб. на покупку продуктов питания и предметов первой необходимости в праздничные дни, а в воспитательно-трудовых колониях - в сумме до 2 руб. в месяц досрочное снятие ранее наложенного взыскания увеличение времени прогулки осужденным, содержащимся в тюрьме на общем режиме до двух часов, на строгом режиме до одного часа разрешение осужденным в тюрьме по отбытии не менее половины срока тюремного заключения, назначенного судом, дополнительно расходовать деньги на приобретение продуктов


питания и предметов первой необходимости. Меры взыскания применялись за нарушение требований режима отбывания наказания ст. 53 ИТК РСФСР . К мерам взыскания разового характера принадлежали предупреждение или выговор внеочередное дежурство по уборке помещений и территории места лишения свободы разовое лишение осужденных, содержащихся в воспитательно-трудовых колониях, посещения кино, концерта, участия в спортивных играх лишение очередного свидания лишение права на получение очередной посылки или передачи и запрещение


на срок до одного месяца покупать продукты питания водворение осужденных, содержащихся в исправительно-трудовых колониях, в штрафной изолятор с выводом или без вывода на работу либо учебу на срок до пятнадцати суток, а содержащихся в воспитательно-трудовых колониях - в дисциплинарный изолятор на срок до десяти суток водворение осужденных, содержащихся в тюрьмах, в карцер без вывода на работу или учебу на срок до пятнадцати суток. Беременные женщины, а также женщины, имеющие при себе грудных детей, в штрафной


изолятор, в помещения камерного типа, а в тюрьме - в карцер не водворялись. Принцип индивидуализации исполнения наказания предполагает изменение условий содержания осужденных в зависимости от их поведения, отношения к труду, степени исправления. В связи с этим законодатель рассматривал такой институт как форму поощрения или наказания осужденных. Порядок его применения нашел свое отражение в тех статьях


Основ и ИТК РСФСР, которыми были предусмотрены меры поощрения и взыскания ст. 33 и 34 Основ, ст. 51, 52 ИТК . В то же время имелись специальные нормы ст. 22 Основ, ст. 22 ИТК , устанавливающие общее правило и формы изменения условий содержания осужденных в пределах одного ИТУ и путем перевода из одного ИТУ в другое. Под изменением условий содержания в пределах одного


ИТУ понималось одновременное предоставление улучшенных условий содержания в колониях общего, усиленного, строгого и особого режимов, в тюрьмах на общем режиме, в ВТК общего и усиленного режимов, а также одновременная отмена всех улучшенных условий содержания ст. 21 ИТК РСФСР . Изменение условий содержания в пределах одного ИТУ влекло за собой перевод в исправительно-трудовых колониях особого режима осужденных, отбывающих


наказание в помещениях камерного типа и отбывших не менее одной трети срока наказания, из помещений камерного типа в обычные жилые помещения той же колонии одновременное предоставление осужденным в исправительно-трудовых колониях общего, усиленного, строгого и особого режимов, на общем режиме в тюрьме, в ВТК общего и усиленного режимов улучшенных условий содержания одновременную отмену улучшенных условий содержания перевод осужденных, содержащихся в обычных жилых помещениях


ИТК особого режима, в помещения камерного типа той же колонии. Изменение условий содержания также влекли перевод в помещения камерного типа в колониях общего, усиленного и строгого режимов на срок до шести месяцев, в одиночные камеры в колониях особого режима - на срок до одного года, на строгий режим в тюрьмах - на срок от двух до шести месяцев ст. 15 Основ, ст. 70 ИТК РСФСР . Закон ч. 6 ст. 54 ИТК


РСФСР устанавливал особый порядок применения этих мер перевод в помещения камерного типа в колониях общего, усиленного и строгого режимов или в одиночные камеры в колониях особого режима производился в случае безуспешности применения других мер взыскания, а также злостного нарушения требований установленного режима. Изменение условий содержания осужденных в пределах одного ИТУ во всех случаях осуществлялось по постановлению начальника


ИТУ. Согласно ст. 62-65 ИТК РСФСР перевод на улучшенные условия содержания в исправительно-трудовых колониях означал предоставление осужденному по отбытии не менее половины срока наказания при хорошем поведении и честном отношении к труду права расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости дополнительную сумму денег в месяц и иметь в год одно дополнительное свидание, при отсутствии у них близких родственников - одно краткосрочное свидание,


В воспитательно-трудовых колониях улучшенные условия содержания выражались в предоставлении права на расходование дополнительной суммы денег и на дополнительные краткосрочные свидания. Перевод на улучшенные условия содержания мог иметь место в ВТК общего режима по отбытии минимум четверти срока наказания, а в ВТК усиленного режима - одной трети срока наказания.


Улучшенные условия содержания в тюрьме могли иметь место только для осужденных на общем режиме по отбытии ими не менее половины срока тюремного заключения. Они выражались в дополнительной возможности расходования на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости 1 руб. в месяц. Согласно ч. 2 ст. 53 ИТК РСФСР для осужденных, содержащихся в помещениях камерного типа исправительно-трудовых колоний общего, усиленного и строгого режимов, а также в одиночных камерах колоний особого


режима, устанавливались условия, свойственные строгому режиму в тюрьме. Перевод осужденных, находящихся в тюрьмах, на строгий режим означал замену условий содержания, установленных для общего режима тюрем, условиями содержания, введенными на строгом режиме. Изменение условий содержания могло иметь место в результате перевода осужденного из одного ИТУ в другое. В этом случае условия содержания также изменялись в сторону как ослабления ограничений,


так и их усиления. Статьей 51 ИТК РСФСР предусматривались случаи перевода из одного ИТУ в другое, в результате которого условия содержания осужденных становились менее строгими перевод из тюрьмы в колонию по отбытии не менее половины срока тюремного заключения, назначенного приговором суда перевод из исправительно-трудовой колонии особого режима в колонию строгого режима по отбытии не менее половины срока наказания в колонии особого режима в соответствии с определением суда перевод из


ИТК общего, усиленного и строгого режимов в колонию-поселение. Такой перевод был возможен, если осужденный не только встал на путь исправления, но и отбыл определенную часть срока наказания, зависящую от возможности условно-досрочного освобождения осужденного. Эта норма неоднократно претерпевала изменения. В 1970 г. устанавливалось, что перевод в колонию-поселение возможен по отбытии не менее половины срока наказания, если к осужденным по закону может быть применено


условно-досрочное освобождение. И по отбытии не менее двух третей срока, если условно-досрочное освобождение по закону применено быть не может. В связи с расширением рамок условно-досрочного освобождения от наказания Указом Президиума Верховного Совета СССР от февраля 1977 г. и Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 марта 1977 г. были внесены изменения в ч. 3 ст. 33 Основ ч. 2 ст. 51 ИТК РСФСР , предусматривающую основания перевода осужденных из колоний общего,


усиленного и строгого режимов в ИТК-поселения- Переводы стали возможны по отбытии не менее одной трети срока наказания в отношении осужденных, к которым условно-досрочное освобождение применялось по отбытии половины срока. В отношении лиц, перечисленных в ч. 6 ст. 44 Основ ч. 6 ст. 53 ИТК РСФСР и ст. 44 Основ уголовного законодательства ст. 531 УК РСФСР по отбытии не менее половины и двух третей назначенного срока наказания.


Таким образом, перевод в ИТК-поселения во всех случаях должен был предшествовать возможности условно-досрочного освобождения. Тем самым повышалась роль ИТК-посе-лений как элемента прогрессивной системы отбывания наказания. Напротив, Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 18 сентября 1985 г. сузил правовые возможности перевода осужденных в ИТК-поселения из охраняемых колоний.


Для лиц, перечисленных в ч. 6 ст. 53 и п. 3, 5, 6 ст. 53 УК РСФСР, такой перевод мог иметь место лишь по истечении двух третей срока наказания. Названный Указ запретил перевод в ИТК-поселения независимо от места отбывания наказания особо опасных рецидивистов осужденных за особо опасные государственные преступления лиц, которым наказание в виде смертной казни было заменено лишением свободы в порядке помилования или амнистии осужденных, которым


наряду с наказанием назначались меры принудительного лечения от алкоголизма или наркомании, а также не прошедших полный курс лечения венерического заболевания. В ст. 34 Основ ст. 53 ИТК РСФСР были предусмотрены случаи перевода из одного ИТУ в другое, ведущего к тому, что условия содержания становились более суровыми- Речь идет о переводах из колоний-поселений для лиц, совершивших преступления по неосторожности и некоторые


не тяжкие умышленные преступления, в колонии общего режима из колоний-поселений для лиц, вставших на путь исправления, в охраняемую колонию того вида режима, который ранее был определен им судом из ИТК в тюрьму на срок не свыше трех лет с отбыванием оставшейся части срока в колонии того вида режима, который ранее устанавливался судом из ВТК общего режима в ВТК усиленного режима. Все названные переводы осуществлялись в судебном порядке.


Как наиболее серьезные меры поощрения законодателем рассматривались условное освобождение с обязательным привлечением к труду и условно-досрочное освобождение осужденных. З.Труд Пожалуй, ни одна из мировых пенитенциар-осужденных ных систем не была столь жестко сориентирована на использование труда осужденных, как советская. Труд дал наименование сложившейся в СССР системе мест лишения свободы исправительно-трудовые учреждения , соответствующей отрасли законодательства


исправительно-трудовое право , некарательному воспитательному воздействию, применяемому к осужденным исправительно-трудовое воздействие , организационной форме обеспечения занятости осужденных тру-доиспользование . Труд осужденных в его специфических организационных формах и большей частью в отдаленных местностях страны во многом сформировал облик советской исправительной системы. Наконец, труд осужденных не только позволял МВД в 70-е годы входить в пятерку ведущих промышленных


министерств Союза ССР, но и оставался серьезным источником бюджетных поступлений. В 80-е годы труд осужденных применялся в производстве, относящемся к более чем 30 отраслям и подотраслям народного хозяйства, среди которых ведущее место занимали лесозаготовительная промышленность, машиностроение, металлообработка, швейная промышленность. В числе задач привлечения осужденных к труду традиционно выделялись исправительная, экономическая, оздоровительная и сублимационная .


Теоретически и законодательно приоритет отдавался исправительной цели. Статья 37 ИТК РСФСР устанавливала, что производственно-хозяйственная деятельность ИТУ должна быть подчинена их основной задаче - исправлению и перевоспитанию осужденных . Однако практика исполнения наказаний далеко не всегда в полной мере отвечала этому принципу . Статья 37 ИТК РСФСР определяла, что каждый осужденный обязан трудиться.


Администрация исправительно-трудовых учреждений обязана обеспечивать привлечение осужденных к общественно полезному труду с учетом их трудоспособности и, по возможности, специальности . Лица, отбывающие наказание в ИТК особого режима, использовались, как правило, на тяжелых работах. Первоначально в соответствии со ст. 25 Положения об ИТК и тюрьмах 1961 г. лица, содержащиеся на особом режиме, должны были работать на тяжелых физических


работах, что по замыслу авторов данной нормы должно было привести к моральной встряске особо опасных рецидивистов, к пониманию ими значимости заработанного потом трудового рубля. На практике это свелось к умышленному изъятию из трудовых процессов всех средств механизации и переходу исключительно на ручной труд- Как показала практика, подобная организация труда оказалась крайне неэффективной как в воспитательном, так и в экономическом отношении.


В более поздних нормативных актах слово физические было убрано и указывалось, что содержащиеся на особом режиме должны работать на тяжелых работах. Но и это указание на практике не соблюдалось в колониях особого режима осужденные работали на обычных промышленных производствах например, ими изготовлялось 90 всего объема подборщиков к сельскохозяйственным комбайнам . Осужденные должны были привлекаться к труду, как правило, на предприятиях самих исправительно-трудовых


учреждений- Кроме того с соблюдением требований изоляции и охраны они привлекались для работы на производственных объектах других министерств и ведомств. В сентябре 1978 г. Совет Министров СССР принял специальное постановление о трудовой занятости осужденных к лишению свободы и лиц, содержащихся в лечебно-трудовых профилакториях. МВД СССР 31 октября 1978 г. был издан приказ, направленный на дальнейшее развитие производственной


базы ИТУ и лечебно-трудовых профилакториев ЛТП на основе более полного включения выпускаемой ими продукции в общегосударственное экономическое планирование. С 1970 по 1982 г. основные промышленно-производственные фонды предприятий ИТУ возросли более чем в два раза. К 1982 г. было занято непосредственно на предприятиях ИТУ 72 общего числа осужденных, или на 15 больше, чем в 1970 г.


Выпуск пров три раза1. Средняя мощность одного предприятия лесных исправительно-трудовых учреждений в 1970 г. составляла 181 тыс. куб. метров древесины в год, а в начале 80-х годов - около 200 тыс. куб. метров в год2. Правила внутреннего распорядка ИТУ устанавливали перечень работ и должностей, на которых запрещалось использование труда осужденных. Для лиц, отбывающих наказание в исправительно-трудовых колониях и тюрьмах, устанавливался восьмичасовой рабочий день с одним еженедельным днем отдыха ст.


38 ИТК РСФСР . В порядке, предусмотренном законодательством о труде, осужденные освобождались от работы в праздничные дни. При необходимости привлечения осужденных к работе в выходные дни и праздничные им до лжен был предоставляться отдых в другие дни в течение месяца. ИТК РСФСР в редакции 1970 г. определял, что продолжительность рабочего дня осужденных в ВТК и колониях-поселениях, а также предоставление им еженедельных дней отдыха регулировались общим законодательством


о труде. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 18 сентября 1985 г. это правило стало распространяться только на воспитательно-трудо вые колонии. В 1987 г. ст. 38 ИТК РСФСР была дополнена указанием на возможность суммированного учета рабочего времени осужденных на тех видах работ, где по условиям производства не может быть соблюдена установленная для осужденных ежедневная или еженедельная продолжительность рабочего времени.


При этом средняя продолжительность рабочего времени осужденных за учетный период не должна была превышать восьми часов. В период отбывания наказания осужденные не имели права на отпуск. Поначалу время работы всех категорий осужденных не засчитывалось в трудовой стаж общий и непрерывный . Статья 38 ИТК РСФСР в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 марта 1977 г- сделала исключение для осужденных, отбывающих наказание в


ИТК-поселениях- При условии их добросовестной работы и примерного поведения суд, по ходатайству администрации учреждения и наблюдательной комиссии, мог включить время их работы в колониях-поселениях в общий трудовой стаж. На производственные процессы с участием осужденных распространялись правила охраны труда и техники безопасности, установленные законодательством о труде. Труд осужденных осуществлялся в индивидуальных и бригадных формах.


В 70-х годах в ИТУ получил распространение принцип отряд-цех или отряд-смена . В 1979-1983 гг. на ряде предприятий ИТУ развернулся эксперимент по внедрению новых бригадных форм организации труда осужденных. Он позитивно повлиял на развитие социальной активности осужденных на базе их более широкого участия в управлении производством1. Согласно ч. 1 ст. 39 ИТК РСФСР труд лиц, лишенных свободы, должен был оплачиваться в соответствии с его количеством


и качеством по нормам и расценкам, существующим в народном хозяйстве. Как и в народном хозяйстве, в ИТУ применялись повременная и сдельная система оплаты труда- По Положению об ИТК и тюрьмах 1961 г- в тюрьмах не было оплаты по труду, а применялось лишь денежное вознаграждение в размере 2,5 руб. ст. 38 Положения . Вместе с тем действовало правило, по которому начисление заработка осужденным осуществлялось с учетом


частичного воз мещения ими расходов по содержанию исправительно-трудовых учреждений . Практически это означало введение так называемых понижающих коэффициентов, при применении которых заработная плата, начисляемая осужденным, оказывалась значительно меньше той, которую получали за соответствующую работу свободные граждане. Так, осужденным, работавшим на лесозаготовках и лесосплаве, заработок начислялся в размере 60 от аналогичной заработной платы вольнонаемных работников.


В остальных отраслях промышленности, в строительстве, транспорте и сельском хозяйстве - 50 , в ИТК-поселениях независимо от вида производства - 80 , в ВТК - 33 , работающим на предприятиях тюрем - 40 . Осужденным, занятым на работах по хозяйственному обслуживанию ИТУ, СИЗО и тюрем, начисление заработка производилось в размере 50 .


В соответствии со ст. 40 ИТК РСФСР лица, отбывающие наказание в исправительно-трудовых колониях и тюрьмах, из начисленного им заработка должны были возмещать стоимость питания, одежды, белья и обуви, кроме стоимости спецодежды и спецпитания. После возмещения этих расходов из начисленного заработка производились удержания по исполнительным листам и другим исполнительным документам в порядке, установленном ст. 419- 423 ГПК РСФСР. Указом Президиума Верховного Совета


РСФСР от 14 сентября 1977 г. устанавливалось, что в исключение из этого правила алименты на несовершеннолетних детей исчисляются со всей суммы, заработанной осужденным, включая и ту часть, которая отчисляется в возмещение расходов по содержанию исправительно-трудовых учреждений, и удерживаются до возмещения этих расходов . Несовершеннолетним, а также инвалидам первой и второй групп гатание, одежда, белье и обувь предоставлялись бесплатно. С осужденных, злостно уклоняющихся от работы, стоимость питания, одежды,


белья и обуви могла быть взыскана из средств, находящихся на их лицевых счетах. В то же время ст. 39 ИТК РСФСР устанавливала гарантированный минимум заработка, который должен был зачисляться на лицевые счета осужденных независимо от всех удержаний. Эта норма имела известное стимулирующее значение. В исправительно-трудовых колониях и тюрьмах на лицевой счет осужденных, не допускающих нарушения режима


и выполняющих нормы выработки или установленные задания, должно было зачисляться независимо от всех удержаний не менее 10 , а на лицевой счет инвалидов первой и второй групп, не допускающих нарушения режима не менее 25 начисленного им месячного заработка. В воспитательно-трудовых колониях на лицевой счет осужденных, не допускающих нарушения режима, должно было зачисляться независимо от всех удержаний не менее 45 начисленного им месячного заработка.


Лицам, отбывающим наказание в исправительно-трудовых колониях-поселениях, независимо от всех удержаний выплачивалось не менее 50 общей суммы их заработка. В 1977 г. 50-процентный гарантированный минимум был распространен на осужденных женщин, которым разрешалось проживание вне колонии в соответствии со ст. 33 ИТК РСФСР. Кодекс допускал привлечение лиц, лишенных свободы, к работам без оплаты труда по благоустройству


мест лишения свободы и прилегающих к ним территорий, а также по улучшению культурно-бытовых условий осужденных. К этим работам осужденные привлекались, как правило, в порядке очередности, в нерабочее время, продолжительность их не должна была превышать двух .часов. В соответствии с действовавшим в тот период пенсионным законодательством выплата пенсии осужденным-пенсионерам приостанавливалась , а практически не выплачивалась-


Лица, утратившие трудоспособность во время отбывания наказания, после освобождения имели право на пенсию и на возмещение вреда в Случаях и в порядке, установленных законодательством Союза ССР . В системе материального стимулирования труда осужденных важную роль играли установленные Кодексом нормы расходования осужденными средств на приобретение дополнительных продуктов питания, а также предметов первой необходимости. По общему правилу ч.


1 ст. 24 ИТК РСФСР , осужденным разрешалось приобретать продукты питания и предметы первой необходимости на деньги, заработанные в местах лишения свободы, а осужденным нетрудоспособным, беременным женщинам, кормящим матерям и несовершеннолетним - также на деньги, полученные по переводам. Сумма денег, разрешаемая к расходованию, устанавливалась ст. 62-65, 69, 70, 75 и 76 Кодекса и зависела от вида режима


ИТУ от 10 руб. в месяц для осужденных, находящихся на улучшенных условиях содержания в ВТК, до 2 руб. в месяц для осужденных, отбывающих наказание на строгом режиме в тюрьме. Осужденным, перевыполняющим нормы выработки или образцово выполняющим установленные задания, могло быть дополнительно разрешено расходовать 2 руб. в месяц, а перевыполняющим нормы выработки или образцово выполняющим установленные задания на тяжелых работах, на работах с вредными условиями труда или на работах


в ИТУ, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним районах 4 руб. в месяц. Перечень и количество продуктов питания и предметов первой необходимости, разрешаемых к продаже осужденным, устанавливались Правилами внутреннего распорядка ИТУ. Общая сумма денег, разрешаемая к расходованию, не должна была превышать пятнадцати рублей в месяц. Позднее в соответствии с Указом Президиума Верховного


Совета РСФСР от 18 сентября 1985 г. произошло некоторое незначительное повышение лимита сумм, разрешаемых к расходованию осужденными. Кроме того, сверх сумм, установленных Кодексом в зависимости от вида режима ИТУ, осужденным разрешалось за счет средств, имеющихся на их лицевых счетах, приобретать без ограничения литературу через книготорговую сеть, письменные принадлежности, а также подписываться на газеты и журналы, издаваемые в


СССР ст. 25 ИТК РСФСР . 4. Политике- Курс ИТУ на исправление и перевоспи-воспитательная тание осужденных был воспринят и По- работа ложением об ИТК и тюрьмах 1961 г где с осужденными, их в ст. 1 прямо говорилось, что данное По-общеобразовательная ложение закрепляет порядок деятельности и профессиональная ИТК и тюрем по исправлению и пере подготовка воспитанию осужденных. Статья 7 ИТК РСФСР относила политико-воспитательную работу, общеобразовательную и профессиональную


подготовку к основным средствам исправления и перевоспитания осужденных . Глава 6 Кодекса, именуемая Политико-воспитательная работа с лицами, лишенными свободы , очерчивала лишь ее цели и общие правовые условия, а также некоторые организационные формы. Данная глава оказалась единственной, ни одна статья которой не подвергалась изменениям за все время действия ИТК РСФСР 1970 г. Статья 43 ИТК устанавливала, что с лицами, лишенными свободы, проводится


политико-воспитательная работа, направленная на воспитание их в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов и правил социалистического общежития, бережного отношения к социалистической собственности, на повышение сознательности и культурного уровня, на развитие полезной инициативы осужденных . Кодекс не обязывал осужденных участвовать в политико-воспитательных мероприятиях, ограничиваясь общим указанием, что такое участие поощряется при определении степени их исправления и перевоспитания .


Однако в соответствии с Правилами внутреннего распорядка ИТУ участие осужденных в предусмотренных распорядком дня политико-воспитательных мероприятиях было для них обязательным. Нарушение этой обязанности расценивалось как нарушение режима отбывания наказания. Организация политико-воспитательной работы возлагалась на администрацию ИТУ. В ней могли участвовать представители общественных, хозяйственных и иных организаций, трудовых


коллективов. Практическими вопросами организации и проведения политико-воспитательной работы активно занимался Политотдел ИТУ МВД СССР, соответствующие политические органы на местах, одновременно входившие в единую систему партийно-политического руководства, а там, где их не было всего было образовано 13 уставных политотделов , эта работа возлагалась на руководство ИТУ - заместителя начальника по политико-воспитательной работе с осужденными.


Статья 44 ИТК РСФСР закрепляла основные формы политико-воспитательной работы трудовое соревнование введенное в 1961 г. вместо социалистического соревнования ст. 31 Положения 1961 г. разъяснение советского законодательства агитационную и пропагандистскую работу культурно-массовую и физкультурно-спортивную работу индивидуальную работу, проводимую на основе изучения личности каждого осужденного, с учетом совершенного им преступления, возраста, образования, профессии


и других особенностей осужденного. Политико-воспитательная работа с лицами, лишенными свободы, должна была проводиться дифференцированно, с учетом вида ИТУ и установленного в нем режима. В тюрьмах и помещениях камерного типа, как правило, покамерно. Вопросы политико-воспитательной работы с осужденными активно освещались в ведомственном журнале МВД СССР К новой жизни позднее - Воспитание и правопорядок ,


К их обсуждению активно привлекались педагоги, психологи. В рассматриваемый период наука и практика все чаще обращались к педагогическому наследию А. С. Макаренко, других выдающихся педагогов. Постепенно складываются теоретические и организационно-правовые основы психологической службы в ИТУ, Широкие законодательные рамки оставляли поле для экспериментов. Так, в 1977-1979 гг. в ряде учреждений проводился эксперимент по применению телевидения в воспитательной


работе. В 1980 г. МВД СССР разрешило использование телевидения в ИТК-поселениях, ИТК общего, усиленного и строгого режимов. Сотрудники ИТУ Вологодской области добились хороших результатов в научной организации исправления осужденных на основе предъявления к каждому правонарушителю единых режим но-педагогических требований, регулярных аттестаций и углубления психолого-педагогической дифференциации осужденных.


Положение об ИТК и тюрьмах 1961 г. предусматривало создание в колониях самодеятельных организаций осужденных советов коллективов колоний, отрядов с секциями при них , редколлегий стенных газет. В Кодексе 1970 г. самодеятельным организациям осужденных посвящались две статьи. Статья 45 определяла, что самодеятельные организации осужденных создаются в целях развития навыков коллективизма у осужденных, отбывающих наказание в местах лишения свободы, и поощрения их полезной инициативы,


а также использования влияния коллективов на исправление и перевоспитание осужденных . Самодеятельные организации должны были работать под руководством администрации ИТУ. Статья 46 Кодекса устанавливала виды самодеятельных организаций осужденных и порядок их работы. Так, в исправительно-трудовых колониях общего, усиленного и строгого режима, колониях-поселениях, воспитательно-трудовых колониях среди осужденных, оставленных в следственном изоляторе или в тюрьме для работы по


хозяйственному обслуживанию, а также среди осужденных, переведенных из помещений камерного типа в обычные жилые помещения колоний особого режима, из числа лиц, зарекомендовавших себя примерным поведением и добросовестным отношением к труду и обучению, создавались советы коллективов колоний и отрядов. Советы коллективов избирались на общих собраниях осужденных или на собраниях их представителей и утверждались начальником колонии. Советы должны были периодически отчитываться о своей работе на собраниях осужденных.


Решения, принимаемые советами коллективов, утверждались, соответственно, начальником колонии или начальником отряда. В тюрьмах и среди осужденных, содержащихся в помещениях камерного типа ИТК особого режима, должны были создаваться советы бригадиров, не избираемые осужденными, а назначаемые начальником тюрьмы или колонии. В развитие законодательных норм МВД СССР дважды в 1972 г. и 1980 г. утверждало положения о самодеятельных организациях осужденных, в


которых более детально закреплялись конкретные виды таких организаций, порядок их формирования и деятельности. Важной составляющей воспитательного процесса в ИТУ в рассматриваемый период стало общее образование осужденных. Оно регулировалось нормами исправительно-трудового законодательства гл. 7 ИТК РСФСР в пределах, необходимых для его правильной организации в местах лишения свободы. Вначале в Основах исправительно-трудового законодательства ст.


31 и в ст. 47 ИТК РСФСР устанавливалось, что в ИТУ проводится обязательное общеобразовательное восьмилетнее обучение осужденных. Осужденные, имеющие восьмилетнее образование, при наличии в исправительно-трудовом учреждении средней школы могут продолжать свое обучение. Осужденные старше сорока лет и инвалиды первой и второй групп к общеобразовательному обучению привлекаются по их желанию . В связи с принятием Конституции СССР, закрепившей обязательность получения среднего


образования гражданами молодежного возраста, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 марта 1983 г. ст. 47 ИТК определила, что в ИТУ осуществляется всеобщее обязательное среднее образование осужденных из числа молодежи и обязательное общеобразовательное восьмилетнее обучение осужденных, не достигших сорокалетнего возраста. Последняя редакция ст. 31 Основ и гл. 7 ИТК


РСФСР была связана со вступлением в силу Закона РСФСР О народном образовании в редакции 1987 г. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 7 июля 1987 г. снял упоминание об обязательности среднего образования осужденных из числа молодежи, определив лишь, что в ИТУ осуществляется общее среднее образование осужденных из числа молодежи. Осужденные старше сорока лет и инвалиды первой и второй групп могли привлекаться к общеобразовательному


обучению по их желанию. Основными организационными формами обучения в ИТУ стали вечерние сменные школы или учебно-консультационные пункты, находившиеся в ведении городских районных отделов народного образования. В ИТК-поселениях осужденные могли также обучаться в вечерних сменных школах, находящихся вне колонии. Общее руководство организацией общеобразовательного обучения осужденных осуществляли политорганы ИТУ. Как и общеобразовательное обучение, профессионально-техническое


образование осужденных выдвигалось в число основных средств исправления и перевоспитания осужденных. На практике же, большей частью, оно использовалось для решения текущих производственных задач ИТУ. Статья 48 ИТК в редакции 1970 г. устанавливала, что в ИТУ для осужденных, не имеющих специальности, организуется обязательное профессионально-техническое обучение . В 1987 г. Кодекс стал предусматривать два вида профессиональной подготовки осужденных профессионально-


техническое образование и профессиональное обучение на производстве. Указанные виды профессиональной подготовки осуществлялись в нескольких организационных формах профессионально-технические училища с отрывом или без отрыва от производства , а также индивидуальное, бригадное, курсовое обучение непосредственно на производстве. Как общеобразовательное обучение, так и профессиональная подготовка осужденных поощрялись и должны были учитываться при определении степени их исправления и перевоспитания.


На стимулирование общего и профессионального образования лиц, лишенных свободы, были направлены и законодательные нормы об освобождении от работы осужденных для сдачи экзаменов. Поначалу такая возможность предусматривалась только в отношении осужденных в воспитательно-трудовых колониях. Статья 49 ИТК РСФСР в редакции 1970 г. устанавливала, что на время подготовки и сдачи осужденными, содержащимися в ВТК, школьных, а также квалификационных экзаменов по профессионально-техническому обучению


начальник колонии освобождает их от работы. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 марта 1977 г. ст. 47 ИТК была дополнена положением об освобождении от работы для сдачи экзаменов всех осужденных, обучающихся в восьмилетней школе. Такое освобождение осуществлялось на срок, предусмотренный законодательством о труде. Заработная плата осужденным за этот период не начислялась, питание предоставлялось бесплатно.


В 1987 г. ст. 49 ИТК подверглась новому изменению, и указанное правило стало универсальным для всех ИТУ и всех видов общеобразовательного и профессионального обучения осужденных. 5. Освобождение Общесоюзное исправительно-трудовое зако- осужденных нодательство устанавливало два основания из мест лишения освобождения от наказания отбытие срока, свободы, наблюдение а также заболевание осужденного хроничес-и надзор за ними кой душевной болезнью или иной тяжкой болезнью, препятствующей


дальнейшему отбыванию наказания ст. 46 Основ . Иные основания освобождения находились в компетенции республиканского законодателя. В соответствии со ст. 46 Основ ст. 98 ИТК РСФСР определяла более развернутую систему оснований освобождения по отбытии срока наказания в силу акта амнистии ввиду помилования вследствие отмены приговора с прекращением дела производством вследствие изменения приговора с заменой наказания условным осуждением или снижения наказания до пределов


отбытого ввиду условно-досрочного освобождения от наказания или замены наказания к лишению свободы наказанием, не связанным с лишением свободы в силу определения суда, вынесенного при представлении осужденного к освобождению ввиду его заболевания хронической душевной или иной тяжкой болезнью, препятствующей отбыванию наказания ст. 100 ИТК по иным основаниям, предусмотренным законом. К числу последних принадлежало, в частности, условное освобождение из мест лишения свободы с обязательным


привлечением к труду ст. 532 УК РСФСР в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 марта 1977 г Что касается условно-досрочного освобождения, то его конкретные основания и условия определялись уголовным законодательством. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 г. и Указ Президиума Верховного


Совета РСФСР от 11 марта 1977 г. существенно расширили возможности применения условно-досрочного освобождения. После внесения изменений в ст. 44 Основ уголовного законодательства ст. 53 УК РСФСР этот институт не применялся только к особо опасным рецидивистам, лицам, осужденным за особо опасные преступления, умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, а также к лицам, которым наказание в виде смертной казни было заменено лишением свободы в порядке амнистии или помилования.


Не входящие в число этих преступники, осужденные за совершение тяжких преступлений к длительным срокам лишения свободы и неоднократно судимые, могли рассчитывать на условно-досрочное освобождение от наказания, если они доказали свое исправление. Вместе с тем была установлена более подробная дифференциация условий применения условно-досрочного освобождения. По общему правилу такую возможность осужденные получали после отбытия половины срока наказания. Осужденные за умышленные преступления к лишению свободы на срок


свыше трех лет, а также ранее отбывавшие наказание в виде лишения свободы за умышленное преступление и до погашения или снятия судимости вновь совершившие умышленное преступление, за которое они осуждены к лишению свободы, или совершившие умышленное преступление во время отбывания лишения свободы, могли быть представлены к условно-досрочному освобождению после фактического отбытия не менее двух третей назначенного им срока наказания. К осужденным за наиболее опасные и тяжкие преступления, такие, как


бандитизм, действия, дезорганизующие работу ИТУ, хищение государственного или общественного имущества в особо крупных размерах, изнасилование при отягчающих обстоятельствах и т. д а также к лицам, ранее осуждавшимся к лишению свободы за умышленное преступление, к которым применялось условно-досрочное освобождение или замена неотбытой части наказания более мягким, если до истечения неотбытого срока они совершили умышленное преступление, за которое осуждены к лишению свободы, условно-досрочное освобождение или замена


неотбытой части наказания более мягким могли быть применены после фактического отбытия не менее трех четвертей назначенного приговором срока. Спустя пять лет законодатель вновь сузил рамки возможного условно-досрочного освобождения Согласно ст. 44 Основ уголовного законодательства в редакции Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1982 г ст. 53 УК РСФСР в редакции Указа Президиума Верховного


Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г. условно-досрочное освобождение не стало применяться также в отношении лиц, осуждавшихся за умышленные преступления более двух раз, если судимость за предыдущие преступления не снята или не погашена, а также лиц, ранее освободившихся из мест лишения свободы условно-досрочно или условно с обязательным привлечением к труду и вновь совершивших умышленное преступление в течение неотбытой части срока наказания или обязательного срока работы.


В связи с дополнениями уголовного закона изменялись и нормы ИТК РСФСР, регламентирующие порядок представления осужденных к освобождению. В редакции 1970 г. ст. 99 Кодекса предусматривала лишь представление осужденного к условно-досрочному освобождению или к замене наказания более мягким. Такое представление могла вносить в суд администрация ИТУ совместно с наблюдательной комиссией или комиссией по делам несовершеннолетних.


В представлении должны были содержаться данные, характеризующие поведение осужденного, его отношение к труду и обучению за все время отбывания наказания и свидетельствующие о том, что примерным поведением и честным отношением к труду осужденный доказал свое исправление. Одновременно с представлением в суд направлялось личное дело осужденного. Введение в УК РСФСР ст. 537 побудило внести изменения в ст.


99 ИТК РСФСР, которая с 1977 г. стала регулировать и порядок представления осужденных к условному освобождению из мест лишения свободы с обязательным привлечением к труду. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 марта 1982 г. установил, что последний вид освобождения, помимо прочего, стал возможен лишь при наличии обязательства осужденного примерным поведением и честным отношением к труду доказать свое исправление . Соответственно, в ч.


3 ст. 99 ИТК определялось, что такое обязательство дается осужденным администрации ИТУ и наблюдательной комиссии в письменной форме и вместе с другими документами направляется в суд . При отказе суда в условном освобождении из мест лишения свободы с обязательным привлечением к труду либо в условнодосрочном освобождении повторное внесение представлений по этим вопросам могло иметь место не ранее чем по истечении шести месяцев со дня вынесения определения в отказе.


Если лицо ранее было условно осуждено либо условно освобождено с обязательным привлечением к труду и впоследствии направлено в места лишения свободы, то его представление к условному освобождению с обязательным привлечением к труду было возможно не ранее чем по истечении года со дня вынесения определения суда о направлении в места лишения свободы. Статья 101 ИТК определяла порядок освобождения из мест лишения свободы. Если осужденный освобождался по отбытии срока, то освобождение должно было производиться в


первой половине последнего дня срока наказания. По другим основаниям - в день поступления в учреждение соответствующих документов. При получении документов после окончания рабочего дня освобождение производилось утром следующего дня. Если срок наказания истекал в выходной или праздничный день, осужденный должен был освобождаться в предвыходной или предпраздничный день. Освобожденному выдавались личные документы и вещи, деньги, хранящиеся на лицевом счете, а также документы


об отбытии наказания справка об освобождении . Освобождаемые несовершеннолетние направлялись к родителям или лицам, их заменяющим. Если такое направление было невозможно, комиссии по делам несовершеннолетних по месту прежнего жительства освобожденного по представлению администрации ВТК предписывалось принять меры к устройству его на работу в соответствии с имеющейся у него специальностью или на учебу, а также к созданию для него необходимых жилищно-бытовых условий-


В исключительных случаях, когда направление несовершеннолетнего к прежнему месту жительства было нецелесообразно из воспитательных соображений, его устройство по представлению администрации колонии должно было осуществляться комиссией по делам несовершеннолетних по месту расположения колонии. Лица, освобожденные из мест лишения свободы, нуждающиеся в постоянном уходе, а также несовершеннолетние в возрасте до шестнадцати лет направлялись к месту жительства в сопровождении родственников, опекунов,


попечителей либо работников ИТУ. Согласно ст. 103 ИТК РСФСР лица, освобождаемые из мест лишения свободы, должны были обеспечиваться бесплатным проездом к месту жительства или работы, а также продуктами питания или деньгами на путь следования по установленным нормам. При отсутствии необходимой по сезону одежды, обуви и средств на их приобретение освобождаемые получали их бесплатно. Им могло быть выдано единовременное денежное пособие из специального фонда.


Оплата проезда освобождаемых из мест лишения свободы, обеспечение их питанием, одеждой и обувью, а также выдача единовременного денежного пособия производились исправительно-трудовыми учреждениями. Ряд норм ИТК РСФСР преследовал цель обеспечения социальной адаптации освобожденных из мест лишения свободы. За три месяца до истечения срока наказания администрация ИТУ должна была выяснить возможность трудового и бытового устройства освобождаемых, принять меры к устройству


их на работу. Статья 104 Кодекса устанавливала, что лица, освобожденные от отбывания наказания, должны быть обеспечены работой, по возможности с учетом имеющейся у них специальности, исполнительными комитетами Советов депутатов трудящихся не позднее пятнадцатидневного срока со дня обращения за содействием в трудоустройстве. В необходимых случаях лицам, освобожденным от наказания, предоставляется жилая площадь. Предписания исполнительных комитетов местных Советов депутатов трудящихся о трудоустройстве лиц, освобожденных


от наказания, обязательны для руководителей предприятий, учреждений и организаций . Вместе с тем ни ИТК, ни какой-либо иной законодательный акт не содержали мер ответственности за неисполнение данных предписаний. В силу этого, а также слабости материально-финансовой базы местных органов власти указанная выше норма большей частью оставалась декларативной. Сложности в трудоустройстве и бытовом устройстве вели к рецидиву.


В 1971-1977 гг. в СССР каждый пятый освобожденный из ИТУ в течение трех лет после освобождения вновь попадал на скамью подсудимых. По Российской Федерации эта доля была еще выше и составила более 30 . С 1978 г. обязанность содействовать в трудовом и бытовом устройстве освобожденным из мест лишения свободы и снятым с учета спецкомендатур возлагалась на горрайорганы внутренних дел инспекции исправительных


работ или службы профилактики по месту жительства освобожденных. Эти подразделения должны были осуществлять свои функции в тесном взаимодействии с территориальными органами власти и управления, хозяйственными и общественными организациями. В середине 80-х годов в стране стали возникать так называемые центры социальной адаптации освобожденных из мест лишения свободы. Практически они представляли собой общежития для временного до шести месяцев


проживания освобожденных из-ИТУ, не имеющих жилой площади. Если освобожденный зарекомендовал себя положительно, в дальнейшем ему предоставлялось место в заводском общежитии и постоянная прописка. Созданные при крупных промышленных предприятиях, такие центры одновременно Служили резервом рабочих рук для непрестижных или малоквалифицированных работ. В печати широко освещался опыт работы центров социальной адаптации в


Ленинграде, Куйбышеве, Бухаре, Ярославле. В числе постпенитенциарных мер предупреждения рецидива преступлений ИТК РСФСР предусматривал наблюдение, проведение воспитательной работы и надзор в отношении отдельных категорий освобожденных из ИТУ. Статья 104 Кодекса устанавливала, что за лицами, условно-досрочно освобожденными от отбывания наказания, в течение неотбытой части наказания устанавливается наблюдение общественных организаций и коллективов трудящихся, и с этими лицами проводится воспитательная работа .


Наблюдение и воспитательная работа должны были способствовать закреплению результатов исправления и приобщения освобожденных к честной трудовой жизни . Указанные меры по сути представляли собой средства общественного воздействия, облеченные в элементарную правовую форму. Кодекс содержал лишь самое общее указание о том, что наблюдение за лицами, условно-досрочно освобожденными от отбывания наказания, организуется исполнительными комитетами местных


Советов депутатов трудящихся и непосредственно осуществляется общественными организациями и коллективами трудящихся по месту работы или учебы, а также по месту жительства этих лиц под контролем наблюдательных комиссий и комиссий по делам несовершеннолетних . Механизм реализации этой нормы отсутствовал- Отсутствовали и юридические последствия ее исполнения как самим освобожденным, так и представителями общественности . Правда, ч. 2 ст. 106 ИТК РСФСР предоставляла общественности возможность ходатайствовать


перед органами внутренних дел о принятии мер, предусмотренных законодательством об административном надзоре при безуспешности мер общественного воздействия в отношении условно-досрочно освобожденных, ранее отбывавших лишение свободы за тяжкие преступления либо судимых более двух раз за любые умышленные преступления. Между тем указанные категории осужденных крайне редко попадали под условно-досрочное освобождение. В результате эффективность предусмотренных Кодексом мер оказывалась низкой.


Более жесткую меру постпенитенциарного контроля представлял собой административный надзор. Положение об административном надзоре органов милиции за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, было утверждено Указом Президиума Верховного Совета СССР 26 июля 1966 г.2 По мере развития нормативных основ административного надзора наблюдалась четкая тенденция к расширению круга освобожденных из ИТУ, к которым было возможным применение указанной меры.


В первоначальной редакции ст. 2 названного Положения, нашедшей отражение в ст. 49 Основ исправительно-трудового законодательства, административный надзор устанавливался за освобожденными из мест лишения свободы особо опасными рецидивистами, отбывавшими наказание за тяжкие преступления, если их поведение в период отбывания наказания свидетельствовало об упорном нежелании встать на путь исправления и приобщения к честной трудовой жизни .


В отношении особо опасных рецидивистов надзор был обязал тельным, и его правовым основанием выступал приговор суда о признании лица особо опасным рецидивистом. В отношении Других лиц, отбывающих наказание за тяжкие преступления, таким основанием служило заключение администрации ИТУ и наблюдательной комиссии о необходимости установления административного надзора. Надзор устанавливался и осуществлялся органами милиции по месту жительства освобожденного.


Однако еще до принятия ИТК РСФСР Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 июня 1970 г. ст. 2 Положения об административном надзоре была дополнена административный надзор мог также применяться в отношении осужденных более двух раз к лишению свободы за любые умышленные преступления. Причем органы милиции получали право самостоятельно устанавливать административный надзор, если все указанные категории освобожденных уже после отбытия наказания или


условно-досрочного освобождения от наказания систематически нарушали правила социалистического общежития и, несмотря на предупреждения органов милиции, продолжают вести антиобщественный образ жизни . Последнее основание, как и возможность самостоятельного установления надзора органами милиции не были предусмотрены в первоначальной редакции ИТК РСФСР ст. 107-109 , в результате чего между Кодексом и Положением возникли противоречия.


Понятно, что они разрешались в пользу общесоюзного нормативного акта. Кроме того, на практике часто приходилось сталкиваться с тем, что лица, в отношении которых в ИТУ готовились заключения об установлении надзора, не прибывали на заявленное ими место жительства. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 сентября 1983 г.2 внес изменения и дополнения в Положение об административном надзоре и предоставил право устанавливать надзор начальнику


ИТУ непосредственно при освобождении из мест лишения свободы- Одновременно определялся срок прибытия осужденного к избранному им месту жительства. Постановление направлялось в орган внутренних дел по избранному освобожденным месту жительства в день его освобождения. В случае неприбытия поднадзорного к избранному месту жительства органом внутренних дел объявлялся его розыск, а сам освобожденный мог привлекаться к ответственности.


В соответствии с новой редакцией Положения и изменением Основ исправительно-трудового законодательства Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 сентября 1983 г. ст. 107 ИТК была дополнена, а ст. 108-109 исключены . Административный надзор устанавливался на срок от шести месяцев до года.


В необходимых случаях он мог быть продлен каждый раз еще на шесть месяцев, но не свыше сроков судимости освобожденного. Поднадзорные состояли на специальном учете органов внутренних дел. К ним могли применяться серьезные ограничения запрещение ухода из дома квартиры в определенное время запрещение пребывания в определенных пунктах района города запрещение выезда или ограничение выезда по личным делам за пределы района города явка в милицию для регистрации от одного до четырех раз в месяц.


Перечисленные ограничения должны были применяться в полном объеме или раздельно в зависимости от образа жизни, семейного положения и других обстоятельств, характеризующих поднадзорного. Правила административного надзора, возлагаемые на поднадзорного, включали соблюдение установленных выше ограничений. Кроме того, поднадзорный был обязан являться по вызову в органы внутренних дел в указанный срок и давать объяснения по вопросам, связанным с исполнением правил административного надзора уведомлять


работников милиции, осуществляющих надзор, о перемене места работы или жительства, а также о выезде за пределы района города по служебным делам при выезде с разрешения по личным делам в другой населенный пункт и нахождении там более суток - зарегистрироваться в местном органе внутренних дел. Работники милиции имели право в любое время суток посещать жилище поднадзорного. За нарушение правил административного надзора предусматривалась административная ответственность ст.


167 КОАП РСФСР . За злостное нарушение правил административного надзора - уголовная ответственность ст. 1982 УК РСФСР . В конце 80-х годов отношение к административному надзору было неоднозначным. Некоторые ученые, практики и представители правозащитных организаций, ссылаясь на многочисленные недостатки в его осуществлении, призывали к отмене административного надзора. Другие авторы, опираясь также на зарубежный опыт, подчеркивали сравнительную эффективность данной меры


в предупреждении повторных преступлений среди освобожденных от наказания. В частности отмечалось, что суммарный рецидив среди поднадзорных не превышал рецидива среди лиц, не подпадающих под надзор. Между тем поднадзорные были более крими-ногенны и чаще склонны к совершению новых преступлений. В свете поиска действенных альтернатив реальному лишению свободы предлагалось расширить возможности применения административного либо иного по названию надзора к ряду категорий осужденных


без лишения свободы. В конечном итоге это должно было способствовать более широкому применению мер, не связанных с лишением свободы. Глава 11. Правовые основы исполнения наказаний без изоляции от общества и иных уголовно-правовых мер 1. Организация Как отмечалось выше, первой из рассмат- исполнения и риваемых мер в законодательстве было порядок отбывания закреплено условное освобождение из мест условного осуждения лишения свободы с обязательным привле- и условного чение освобожденного к труду.


Согласно освобождения Указу Президиума Верховного Совета с обязательным ссср от 20 марта 1964 г. эта мера приме-привлечением к труду нялась к совершеннолетним трудоспособным осужденным, отбывшим определенный срок наказания, вставшим на путь исправления, при условии, что они своим добросовестным трудом и примерным поведением оправдают оказанное им доверие. Указ исходил из того, что начатый в местах лишения свободы процесс исправления может и должен быть


продолжен на стройках народного хозяйства в течение всего времени неотбытого наказания или его части. С этой целью, а также для осуществления контроля за поведением условно освобожденных из мест лишения свободы на последних возлагались некоторые специфические обязанности. Поначалу их было немного а работать на строительстве, куда они были направлены б без разрешения администрации стройки и органов милиции не покидать территории расположения стройки в один раз в три месяца проходить


регистрацию в специальной комендатуре милиции. В остальном освобожденные пользовались правами и несли обязанности граждан СССР. Для проживания условно освобожденных создавались специальные общежития. До 1977 г. правовую основу исполнения условного освобождения с обязательным привлечением к труду составляли главным образом нормативные акты МВД СССР. Примерно таким же образом развивались правовые основы исполнения условного осуждения к лишению свободы с обязательным привлечением к труду-


Органы, исполняющие данную норму, руководствовались Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 июня 1970 г Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 12 июня 1970 г. о порядке применения названного Указа, а также ведомственными инструкциями. Условное осуждение и условное освобождение с обязательным привлечением к труду исполнялись одинаково, хотя условно осужденные и условно освобожденные направлялись


на различные производственные объекты и проживали в разных общежитиях. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 г. в Основы исправительно-трудового законодательства был введен раздел П1-А ст. 39 -394 , посвященный порядку и условиям исполнения условного осуждения к лишению свободы с обязательным привлечением к труду и условного освобождения из мест лишения свободы с обязательным привлечением


осужденного к труду. Аналогичный раздел ст. 78 -78 появился и в Исправительно-трудовом кодексе РСФСР. Кодекс по-разному определял порядок направления на стройки предприятия условно освобожденных и условно осужденных. Первые доставлялись к месту обязательных работ под конвоем и подлежали освобождению из-под стражи по прибытии. Условно осужденные к лишению свободы с обязательным привлечением к труду, находившиеся к моменту вступления


приговора в законную силу на свободе, должны были самостоятельно следовать к месту работы за счет государства. Не позднее трех суток со дня получения предписания о выезде осужденный обязывался выехать к месту работы и прибыть туда в течение указанного в предписании срока. Если осужденные находились под стражей к моменту вступления приговора в силу, то поначалу на них распространялся порядок доставления, предусмотренный для условно освобожденных.


В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 18 сентября 1985 г. они также стали добираться к месту работы самостоятельно по предписанию администрации следственного изоля-гора . Направление таких лиц под конвоем допускалось лишь в порядке исключения, с учетом обстоятельств дела и личности виновного ч. 2 ст. 781 ИТК РСФСР . Условно осужденные с обязательным привлечением к труду на срок не свыше одного


года должны были привлекаться к труду, как правило, на стройках предприятиях в районе их постоянного места жительства или в других местностях в пределах данной области, края, республики- Соучастники направлялись на работу, как правило, на разные предприятия. При уклонении осужденного от получения предписания о выезде к месту работы, невыезде в установленный срок или неявке к месту работы осужденный задерживался органом внутренних дел с санкции прокурора на


срок не более чем тридцать суток для установления причин нарушения порядка самостоятельного следования к месту работы. Орган внутренних дел направлял его на стройку в порядке, установленном для лиц, осужденных к лишению свободы, либо, при наличии данных об уклонении от исполнения приговора, передавал материал в суд по месту задержания осужденного для решения вопроса о направлении его в ,места лишения свободы в соответствии с приговором. В процессе развития нормативных основ исполнения условного осуждения и


условного освобождения с обязательным привлечением к труду и практики реализации данных мер последние дополнялись режимными ограничениями, по сути приближавшими порядок их исполнения к режиму ИТК-поселений. Статья 784 ИТК РСФСР в редакции 1977 г. содержала лишь общее положение, что осуществление надзора за поведением лиц, условно осужденных к лишению свободы с обязательным привлечением к труду и условно освобожденных из мест лишения свободы с обязательным привлечением к труду, возлагается на


органы внутренних дел . Порядок осуществления надзора должен был устанавливаться МВД СССР по согласованию с Прокуратурой СССР. Соответствующая Инструкция МВД СССР появилась в 1978 г. Статья 785 ИТК в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 марта 1983 г.2 предоставила МВД СССР также право устанавливать внутренний распорядок в общежитиях, предназначенных для проживания


условно осужденных и условно освобожденных. Соответствующие Правила были утверждены МВД СССР и предусматривали, в частности, перечень предметов, запрещенных к хранению и использованию в общежитиях. В соответствии с ч. 2 ст. 785 ИТК в редакции 1983 г. должностные лица спецкомендатур получили право производить досмотр осужденных, а также принадлежащих им вещей с целью изъятия запрещенных предметов.


Изъятые предметы в зависимости от их характера и обстоятельств приобретения сдавались на хранение либо уничтожались. С 1 января 1983 г. вводилась в действие и новая ведомственная Инструкция о порядке осуществления надзора за лицами, состоящими на учете спецкомендатур. Администрация предприятия по месту работы условно осужденных и условно освобожденных была обязана обеспечивать привлечение этих лиц к общественно полезному труду, по возможности с учетом имеющейся у них специальности,


организовывать их профессиональное обучение, создавать для них необходимые жилищно-бытовые условия. Администрации предприятий запрещалось увольнять лиц, условно осужденных и условно освобожденных, с работы в течение срока обязательного Привлечения к труду, кроме случаев условно-досрочного освобождения от наказания, перевода на другие предприятия, направления в места лишения свободы для отбывания наказания или признания в установленном порядке инвалидом первой или второй групп.


Статья 1001 ИТК, введенная в Кодекс Указом от 11 марта 1977 г предусматривала специальное основание освобождения от наказания освобождение по инвалидности условно осужденных и условно освобожденных с обязательным привлечением к труду. Если инвалидность первой или второй группы была получена лицом вследствие трудового увечья или профессионального заболевания, то это лицо досрочно освобождалось судом от дальнейшего отбывания наказания- Если инвалидность наступила по причинам, не связанным с производственной деятельностью,


решение данного вопроса оставлялось на усмотрение суда либо досрочно освободить осужденного от отбывания наказания, либо направить его на оставшийся срок в места лишения свободы. Перевод условно осужденных и условно освобожденных на работу в другую местность не требовал согласия осужденного освобожденного , но мог осуществляться администрацией только по согласованию с органом внутренних дел. С условно осужденными и условно освобожденными должна была проводиться политико-воспитательная


работа, направленная на воспитание их в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов и уважения к правилам социалистического общежития, бережного отношения к социалистической собственности, на повышение сознательности и культурного уровня, на развитие их полезной инициативы . Проведение политико-воспитательной работы с осужденными возлагалось на администрацию и общественные организации по месту работы осужденных и сотрудников спецкомендатур.


Многие снимаемые с учета спецкомендатур оставались на предприятиях и стройках, куда они были направлены ранее судом. Е 1978 г. на этих предприятиях закрепились в качестве постоянных рабочих 13 от общего числа снятых с учета. В определении правового статуса лиц, отбывающих условное осуждение и условное освобождение с обязательным привлечением к труду, законодатель исходил из принципа, закрепленного в ст. 8 Основ исправительно-трудового законодательства ст.


8 ИТК РСФСР . Статья 782 ИТК РСФСР устанавливала, что лица, условно осужденные к лишению свободы с обязательным привлечением к труду и условно освобожденные из мест лишения свободы с обязательным привлечением к труду, несут обязанности и пользуются правами, установленными законодательством для граждан СССР . Вместе с тем данной статьей определялись конкретные ограничения, налагаемые на осужденных. Эти лица были обязаны работать там, куда направлены органами, ведающими исполнением приговора, а в


случае производственной необходимости могли переводиться без их согласия на другую работу, в том числе и на работу в другую местность. Они были обязаны проживать, как правило, в специально предназначенных для них общежитиях. При хорошем поведении, добросовестном отношении к труду и наличии семьи им по постановлению начальника органа внутренних дел могло быть разрешено проживание со своими семьями на арендуемой ими жилой площади. Последнее положение было исключено из ст.


782 ИТК и переведено в разряд мер поощрения ст. 784 ИТК Указом от 4 марта 1983 г. Кроме того, согласно названному Указу пребывание условно осужденных освобожденных вне общежитии в свободное от работы время допускалось только с разрешения осуществляющего надзор органа внутренних дел. Этим лицам запрещалось в период обязательного срока работы покидать пределы административного района


по месту их работы без специального разрешения осуществляющего надзор органа внутренних дел. При этом они были обязаны являться в орган внутренних дел от одного до четырех раз в месяц для регистрации. Периодичность регистрации осужденного устанавливалась постановлением начальника органа внутренних дел, осуществляющего надзор за осужденными. В исключительных случаях при примерном поведении и честном отношении к труду по совместному решению администрации предприятия и органа внутренних дел допускался выезд лиц,


условно осужденных к лишению свободы с обязательным привлечением к труду и условно освобожденных из мест лишения свободы с обязательным привлечением к труду, за пределы административного района в командировку или по другим уважительным при-чинам- В Кодексе устанавливались меры ответственности осужденных за нарушение трудовой дисциплины, общественного порядка и правил регистрации. Статья 781 в редакции 1983 г. закрепляла право органа внутренних дел выносить такие меры взыскания,


как предупреждение или выговор. Лицам, нарушающим трудовую дисциплину, общественный порядок или правила регистрации, по постановлению начальника органа внутренних дел могли быть на срок до шести месяцев запрещены проживание вне общежития, уход из общежития в установленное время, а также пребывание в определенных местах. Об отсутствии осужденного на работе свыше трех суток по неизвестным причинам либо о невозвращении таких лиц к месту работы в установленный срок из отпуска или командировки администрация была обязана


немедленно сообщить органу внутренних Дел. Осужденный, самовольно выехавший за пределы административного района по месту его работы, задерживался органом внутренних дел с санкции прокурора на срок не более чем на тридцать суток для установления причин самовольного выезда. Орган внутренних дел направлял задержанного к месту работы в порядке, установленном для лиц, осужденных к лишению свободы, либо при наличии данных об уклонении от исполнения приговора передавал материалы


в суд по месту задержания осужденного для решения вопроса о направлении его в места лишения свободы в соответствии с приговором. Кроме того, Указом от 4 марта 1983 г. было предусмотрено, что осужденный, уклоняющийся от работы либо систематически или злостно нарушающий трудовую дисциплину, общественный порядок или установленные для него правила проживания, мог быть задержан органами внутренних дел с санкции прокурора на срок не более десяти суток в целях пресечения уклонения от исполнения приговора и передачи


материалов в суд для решения вопроса о направлении его в места лишения свободы. Специальные меры поощрения в отношении лиц, отбывающих условное осуждение и условное освобождение с обязательным привлечением к труду, появились в Кодексе после 1983 г. Статья 781 в новой редакции установила, что за хорошее поведение и честное отношение к труду к этим лицам органом внутренних дел могут применяться объявление благодарности досрочное снятие ранее наложенного


взыскания выезд в отпуск за пределы административного района по решению, принятому совместно с администрацией предприятия при наличии семьи проживание с ней на арендуемой жилой площади. Условно осужденные и условно освобожденные, доказавшие свое исправление примерным поведением и честным отношением к труду, могли быть представлены к условно-досрочному освобождению или к замене неотбытой части наказания более мягким. Хотя введение условного осуждения и условного освобождения с обязательным


привлечением к труду, как уже отмечалось, в основном было следствием экономических факторов, более чем двадцатилетнее существование этих мер показало их криминологическую оправданность. Так, рецидивная преступность среди условно осужденных в период пребывания их на учете спецкомендатур в середине 80 х годов не превышала 3 в течение трех лет после снятия с учета - 5-6 . Реализация данных мер обходилась государству на порядок дешевле исполнения лишения свободы.


Введение условного осуждения и условного освобождения с обязательным привлечением к труду позволяло также глубже дифференцировать осужденных и в определенной степени разгрузить места лишения свободы за счет менее опасных преступников. 2. Правовые Уголовный кодекс РСФСР 1960 г- предус-основы исполнения матривал ссылку в качестве основного или наказаний в виде дополнительного наказания. В 1970 г. ссыль-ссылки и высылки ные составляли менее 1 всех осужденных2.


В основном эта мера применялась как дополнительная к лишению свободы. Наблюдалась тенденция к сокращению ее применения- В Основах исправительно-трудового законодательства ссылке была посвящена одна статья ст. 40 . ИТК РСФСР регулировал исполнение данного наказания более подробно гл. 14 Кодекса содержала восемь статей ст. 79-86 . Кроме того, непосредственное отношение к исполнению


ссылки имела ст. 6 ИТК, определявшая, что перечень местностей, в которых отбывают наказание лица, осужденные к ссылке, а также перечень местностей, в которых запрещается проживать лицам, осужденным к высылке, устанавливаются Советом Министров СССР и Советом Министров РСФСР . Осужденные к ссылке направлялись для отбывания наказания в определенную для этой цели местность не позднее десятидневного срока со дня вступления приговора в законную силу либо со дня обращения его


к исполнению. Перемещение осужденных осуществлялось за счет государства без конвоя или под конвоем. Вопрос о направлении осужденных в ссылку без конвоя или под конвоем решался судом с учетом характера, степени общественной опасности совершенного преступления и личности осужденного при назначении ссылки в качестве основного наказания при условно-досрочном освобождении от наказания в виде лишения свободы, когда ссылка была назначена в качестве дополнительного наказания при замене лишения свободы ссылкой


в качестве более мягкого наказания. Осужденные, которым ссылка назначалась в качестве дополнительного наказания, после отбытия наказания в местах лишения свободы направлялись к месту ссылки под конвоем. Время нахождения под конвоем при направлении в ссылку подлежало зачету в срок наказания из расчета - один день нахождения под конвоем за три дня ссылки, в то время как время следования к месту отбывания ссылки без конвоя из расчета - один день нахождения в пути за один день ссылки.


При направлении в ссылку лица, освобожденного из исправительно-трудового учреждения, это исправительно-трудовое учреждение было обязано обеспечить данное лицо одеждой и обувью по сезону и питанием на путь следования- При направлении осужденного к месту отбывания ссылки без конвоя орган, ведающий исполнением этого вида наказания, вручал осужденному предписание с указанием маршрута и срока прибытия к месту отбывания наказания, обеспечивал средствами на проезд и питание на путь следования.


Осужденный предупреждал-1 ся об уголовной ответственности за побег с пути следования в ссыл- ку, а также за побег с места ссылки, о чем у него бралась подписка. В случае уклонения осужденного от следования к месту ссылки орган, ведающий исполнением этого вида наказания, должен был задержать осужденного и немедленно направить материал в суд для рассмотрения в течение трех суток вопроса о направлении его для отбывания ссылки под конвоем.


Статья 80 ИТК РСФСР допускала изменение места отбывания ссылки в случае болезни, а также при наличии иных исключительных обстоятельств, препятствующих дальнейшему отбыванию ссылки в данном месте. Это производилось по мотивированному постановлению Министра внутренних дел автономной республики или начальника управления внутренних дел исполнительного комитета краевого, областного Совета депутатов трудящихся .


Если такой перевод осуществлялся по ходатайству осужденного или его родственников, то осужденный следовал к новому месту ссылки за свой счет. Осужденные к ссылке должны были находиться под надзором органов, ведающих исполнением этого вида наказания. Как упоминалось в 2 гл. 9 учебника, были созданы специальные комендатуры горрайорганов внутренних дел, а позднее - инспекции исправительных работ. Их функции по исполнению ссылки детально определялись


Инструкцией о порядке исполнения органами внутренних дел наказаний в виде ссылки и высылки, утвержденной МВД СССР в марте 1982 г. В период отбывания ссылки осужденный проживал без паспорта, взамен которого ему выдавалось удостоверение личности специального образца. В пределах административного района, определенного ему для проживания, ссыльный мог самостоятельно избирать место жительства. Статья 83 ИТК РСФСР обязывала исполнительные комитеты местных


Советов не позднее пятнадцати дней со дня прибытия ссыльных к месту отбывания наказания обеспечивать их работой, с.учетом трудоспособности и, по возможности, специальности, а также жилой площадью и оказывать им в необходимых случаях материальную помощь до поступления на работу . В местах компактного проживания ссыльных органы власти обычно отводили для них специальное жилье бараки, общежития . Место и вид работы ссыльный мог избирать по своему усмотрению.


Однако предписания исполнительных комитетов местных Советов о трудоустройстве ссыльных признавались обязательными для руководителей предприятий, учреждений и организаций. Труд лиц, отбывающих ссылку, регулировался на общих основаниях законодательством о труде. За уклонение от труда ссыль- ные несли ответственность на общих основаниях. Вместе с тем ст. 81 ИТК РСФСР возлагала на ссыльного ряд специфических обязанностей по прибытии в район,


определенный ему для отбывания ссыл 1си, немедленно зарегистрироваться в горрайотделе внутренних дел один раз в месяц являться на регистрацию в орган, ведающий исполнением ссылки, а в случаях, определяемых руководителем этого органа, до четырех раз в месяц -не позднее чем за три дня сообщить в указанный орган о пере- йене места работы или жительства. При неявке ссыльного без уважительных причин в спецкомен датуру, инспекцию исправительных работ он мог быть подвергнут принудительному приводу.


Временный выезд за пределы административного района про .живания допускался по разрешению органа, ведающего исполнением ссылки, в следующих случаях поощрения за хорошее поведение и честное отношение к труду на время очередного отпуска вызова учебного заведения на учебную сессию для сдачи государственных экзаменов, защиты диплома на срок, указанный в вызове необходимости специального лечения при невозможности получить соответствующую медицинскую помощь на месте на срок лечения смерти или тяжелой болезни близкого родственника


или иных исключительных обстоятельств на срок до десяти суток без учета времени на дорогу служебной командировки на срок командировки . Время нахождения ссыльного за пределами административного района, определенного ему для проживания, в этих случаях засчитывалось в срок отбывания наказания. По месту своего временного пребывания ссыльный был обязан зарегистрироваться в местном органе внутренних дел. Статья 84 ИТК РСФСР указывала на необходимость проведения со ссыльными политико-воспитательной


работы. Последняя должна была осуществляться органом, исполняющим данное наказание, а также коллективами трудящихся и общественными организациями по месту работы ссыльных и общественностью по месту жительства . В числе мер поощрения, которые могли применяться органом, ведающим исполнением данного наказания, Кодекс устанавливал объявление благодарности, досрочное снятие ранее наложенного взыскания, а также разрешение на выезд за пределы административного района на время очередного отпуска.


Возможным было и представление осужденных к условно-досрочному освобождению и замене неотбытой части срока ссылки более мягким наказанием. Относительно незначительная роль, которую играла ссылка среди других уголовных наказаний, несомненно повлияла на то, что за все время действия гл. 14 ИТК РСФСР законодатель практически не вносил в нее коррективов. В незначительные поправки ряда статей, произведенных


Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 марта 1983 г были сугубо терминологическими понятие Советы депутатов трудящихся было заменено на Советы народных депутатов Уровень рецидивной преступности во время отбывания ссылки и после нее был выше, нежели при отбывании большинства других уголовных наказаний соответственно 10 и 25 . Низкая эффективность ссылки, ее редкое применение судами на фоне сближения условий жизни населения


в различных местностях страны и развития коммуникаций сделали вполне закономерной постановку вопроса об отмене этого наказания. Высылка как мера наказания предусматривалась в УК РСФСР только за два вида преступлений как основное наказание в ст. 231 Уклонение от примирения и как дополнительное - в ст. 226 Содержание притонов и сводничество . В судебной практике случаи назначения этой меры были единичны.


Тем не менее ИТК РСФСР содержал специальную главу гл. 15 , в которой исполнению высылки посвящалось четыре статьи ст. 87-90 . Кодекс определял, что осужденные к высылке не позднее десятидневного срока со дня вступления приговора в законную силу либо со дня обращения его к исполнению удаляются из места их жительства. Осужденного должны были вызвать в орган, ведающий исполнением наказания к высылке, где у него бралось


обязательство покинуть в установленный срок местность, в которой ему запрещено проживание. Осужденный предупреждался об уголовной ответственности за самовольное возвращение в места, запрещенные для проживания, о чем у него бралась подписка. В случае неявки высылаемого в орган, ведающий исполнением этого вида наказания, он мог быть подвергнут приводу. Осужденный к высылке должен был выехать из местности, где проживание ему запрещено, за свой счет.


В исключительных случаях орган, ведающий исполнением этого вида наказания, мог оказать высланному материальную помощь для выезда из запрещенной для проживания местности. В случае уклонения осужденного к высылке от выезда из места жительства он мог быть удален в принудительном порядке органом, ведающим исполнением этого вида наказания. Как и исполнение ссылки, исполнение высылки возлагалось на инспекцию исправительных работ.


Практически здесь должны были действовать две инспекции инспекция, которая брала у осужденного упомянутое обязательство, и инспекция по новому месту жительства осужденного. Ведомственная Инструкция МВД СССР 1982 г. возлагала на последнюю ряд функций в отношении высланных постановку высланного на учет оказание ему содействия в трудовом и бытовом устройстве не реже чем квартальные проверки осужденных по месту их работы или жительства.


Условия отбывания высылки не были особенно обременительны для осужденных. Они избирали место и вид работы, а также место жительства по своему усмотрению, кроме, разумеется, местностей, проживание в которых им запрещалось в силу приговора суда. По прибытии к избранному месту жительства высланный был обязан в течение трех суток поставить в известность о своем прибытии, а в последующем - о поступлении на работу, равно как об изменении места работы и места


жительства, отдел внутренних дел исполкома местного Совета для уведомления отдела внутренних дел по месту осуждения высланного. Никаких отметок в личных документах осужденных не производилось. Труд высланных регулировался на общих основаниях законодательством о труде. Статья 88 ИТК РСФСР возлагала на исполкомы местных


Советов обязанность содействия осужденным в трудовом и бытовом устройстве . Содержалось в ней и общее указание о проведении с ними политико-воспитательной работы по месту их работы и жительства . Статья 89 ИТК РСФСР устанавливала основания, когда допускался временный выезд высланного в места, запрещенные ему для проживания. Они были аналогичны тем, которые предусматривались ст. 82 ИТК для временного выезда ссыльных. Разрешение на временный выезд высланного в места, запрещенные


ему для проживания, давалось начальником городского районного отдела внутренних дел по месту нахождения осужденного с уведомлением отдела внутренних дел, куда разрешен временный выезд, а также органа, ведающего исполнением высылки, по месту осуждения. Прибыв в место, запрещенное ему для проживания, осужденный должен был зарегистрироваться в городском районном отделе внутренних дел. Время нахождения в местах, запрещенных для проживания, в этих случаях засчитывалось в срок отбывания


наказания. Кодекс определял и специфические меры поощрения, принимаемые к лицам, отбывающим высылку. За хорошее поведение и честное отношение к труду инспекция исправительных работ могла разрешить высланному въезд в места, запрещенные для проживания, на время очередного отпуска. Осужденные к высылке, доказавшие свое исправление примерным поведением и честным отношением к труду , могли быть представлены к условно-досрочному освобождению или к замене неотбытой части наказания более


мягким. Специфических мер взыскания в отношении высланных законом не было предусмотрено. Вместе с тем существовала уголовная ответственность по ст. 187 УК РСФСР за самовольное возвращение высланного в места, запрещенные для проживания . Это преступление наказывалось заменой высылки ссылкой на неотбытый срок. В судебной практике ст. 187 УК практически не применялась.


3. Исполнение УК РСФСР 1960 г. определял исправитель-исправительных ные работы как одну из основных мер уго-работ ловного наказания . В судебной практике она имела довольно широкое применение. В 80-е годы примерно четверть всех судимых осуждалась к исправительным работам. По УК РСФСР 1960 г. исправительные работы могли назначаться на срок от одного месяца до одного года. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г. верхний предел данного наказания был


повышен до двух лет2. Из заработка осужденного производились удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда в пределах от 5 до 20 ст. 27 УК РСФСР . Статья 27 УК предусматривала два вида исправительных работ по месту работы либо в иных местах, определяемых органами, ведающими применением исправительных работ, но в районе жительства осужденного. Исправительные работы в иных местах должны были определяться с учетом трудоспособности и, по возможности,


специальности осужденного. В отношении несовершеннолетних, кроме того, учитывалась необходимость обеспечения надлежащего надзора за его поведением и получение им производственной квалификации. Применение данного наказания к несовершеннолетним было крайне редким. Согласно ст. 91 ИТК РСФСР данное наказание отбывалось в государственных и общественных предприятиях, учреждениях, организациях . Лица, осужденные к исправительным работам по месту работы, оставались работать


на том же предприятии, в учреждении, организации, в которых они работали до осуждения, на прежней должности или работе, кроме случаев их перевода для отбывания в иные места при уклонении от отбывания наказания ст. 28 УК РСФСР 1. Такая замена производилась в судебном порядке по представлению органа, исполняющего наказание, либо по ходатайству общественной организации или трудового коллектива. Перевод осужденных к исправительным работам по месту работы на другую должность или работу осуществлялся


на общих основаниях, предусмотренных трудовым законодательством. Исправительные работы в иных местах - сравнительно более строгий вид исправительных работ. Они назначались, как правило, лицам, не имеющим постоянного места работы, либо когда оставление их на прежней работе было невозможно или нецелесообразно. Осужденные к исправительным работам в иных местах составляли незначительную часть всех осужденных к


исправительным работам 5-7 . Согласно ч. 5 ст. 91 ИТК РСФСР исправительные работы в иных местах исполнялись в пределах населенного пункта, где проживал осужденный, или в местности, откуда он имел возможность ежедневно возвращаться к месту постоянного жительства. Направление осужденных на работу в иные места осуществлялось в рамках договоров горрайорганов внутренних дел с предприятиями, учреждениями, организациями, испытывающими недостаток трудовых ресурсов на малоквалифицированных,


непрестижных работах. Как уже упоминалось в 2 гл. 9 учебника, исполнение данного наказания возлагалось на структурные подразделения горрайорганов внутренних дел исполкомов местных Советов - инспекцииисправительных работ . В своей деятельности инспекции руководствовались законом и подзаконными актами - инструкциями МВД СССР о порядке исполнения наказания в виде исправительных работ 1968 и 1976 гг В соответствии со ст. 359 УПК РСФСР суд был обязан направить в орган внутренних дел заверенную


копию приговора не позднее трех суток со дня вступления его в законную силу или возвращения дела из кассационной инстанции. Приговоры к исправительным работам следовало приводить в исполнение не позднее десяти дней со дня вступления их в законную силу либо обращения к исполнению ч. 2 ст. 91 ИТК РСФСР . Копия приговора и распоряжение об обращении его к исполнению поступали в инспекцию исправительных работ. Статья 93 ИТК РСФСР и Инструкция 1976 г. возлагали на инспекции следующие функции


персональный учет осужденных к исправительным работам направление их для отбывания исправительных работ в иных местах оказание содействия осужденным в трудоустройстве контроль за правильностью удержаний из заработка осужденных, за правильностью и своевременностью перечислений удержанных сумм в доход государства контроль за соблюдением администрацией предприятий, учреждений, организаций условий отбывания наказания осужденным участие в проведении воспитательно-профилактической работы с осужденными применение к осужденным


установленных законом специальных мер поощрения и взыскания представление осужденных к условно-досрочному освобождению или к замене исправительных работ более мягким наказанием внесение представления в суд о замене исправительных работ лишением свободы по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 28 УК РСФСР розыск осужденных, место нахождения которых неизвестно-После поступления из суда соответствующих документов осужденный приглашался в инспекцию, где ставился


на учет. Ему разъяснялись порядок и условия отбывания наказания, его права и обязанности. Выяснялась необходимость оказания содействия в трудоустройстве. Осужденным к исправительным работам в иных местах выдавалось направление. В адрес администрации предприятия, учреждения, организации, где отбывает или будет отбывать наказание осужденный, направлялось извещение установленной формы с копией приговора2.Извещение содержало информацию


о факте осуждения. Администрации предлагалось довести содержание приговора до сведения коллектива, принять меры к организации воспитательно-профилактической работы с осужденным, организовать производство удержаний из заработка осужденного и перечислять их на указанный счет, информировать инспекцию о применении к осужденному мер поощрения и взыскания, о его отношении к труду. Статья 96 ИТК РСФСР возлагала на администрацию предприятий, учреждений, организаций по месту отбывания


осужденным исправительных работ следующие обязанности доведение приговора суда до сведения членов коллектива контроль за поведением осужденных на производстве и в быту и участие в проведении с ними воспитательной работы трудовое воспитание осужденных в духе честного отношения к труду, соблюдения трудовой и государственной дисциплины правильное и своевременное производство удержаний из заработка осужденных в доход государства и своевременный перевод удержанных сумм в установленном порядке уведомление органа, ведающего исполнением


исправительных работ, о примененных к осужденному мерах поощрения и взыскания, об уклонении его от отбывания наказания строгое соблюдение предусмотренных законом условий отбывания исправительных работ. Помимо членов коллектива к воспитательно-профилактической работе с осужденными привлекались общественные инспектора инспекций исправительных работ. Положение о них было утверждено Указом Президиума Верховного Совета РСФСР 23 августа 1978 г.


Когда осужденные проживали за пределами населенного пункта, где расположена инспекция, к контролю за их поведением и к проведению с ними профилактической работы должны были привлекаться участковые инспектора милиции. В отличие от исчисления срока лишения свободы исчисление срока исправительных работ имело особенности. Срок отбывания исправительных работ исчислялся месяцами и днями, в течение которых осужденный работал, и из его заработка производились-удержания ст. 92


ИТК РСФСР . Число дней отработанных осужденным, не могло быть менее числа рабочих дней, приходящихся на установленный судом календарный срок наказания. Если осужденный не отработал указанного количества рабочих дней и не было законных оснований для зачета неотработанных дней в срок наказания, отбывание исправительных работ продлевалось до полной отработки осужденным положенного числа рабочих дней. При отбывании исправительных работ по месту работы началом


срока был день получения администрацией копии приговора и извещения из инспекции. Если осужденный в этот период находился в отпуске, в состоянии нетрудоспособности, началом срока являлся день его выхода на работу. При отбывании исправительных работ в иных местах срок наказания исчислялся со дня начала его работы. В срок исправительных работ засчитывалось время, когда осужденный не работал по уважительным причинам, и ему в соответствии с законом выплачивалась заработная плата.


В этот срок засчитывалось также время болезни, время, предоставленное для ухода за больным, и время, проведенное в отпуске по беременности и родам. Время болезни, вызванной опьянением или действиями, связанными с опьянением, в срок исправительных работ не засчитывалось. В некоторых случаях в срок наказания засчитывалось время, когда осужденный не работал и ему не выплачивался заработок. Во-первых, время содержания под стражей в качестве меры пресечения за совершение данного


преступления. По правилам ст. 47 УК РСФСР предварительное заключение засчитывалось судом в срок наказания при осуждении к исправительным работам - день за три дня. Во-вторых, время отбывания лишения свободы с момента вступления в силу определения суда о замене лишения свободы исправительными работами в порядке более мягкого наказания и до фактического освобождения из мест лишения свободы. В этот срок не засчитывалось время, в течение которого наказание не исполнялось


ввиду отсрочки, предоставленной по основаниям ст. 361 УПК время, в течение которого осужденный подвергался административному взысканию в виде ареста или исправительных работ время содержания под стражей в порядке меры пресечения в связи с расследованием и судебным рассмотрением другого уголовного дела время нахождения в отпуске без сохранения заработной платы. Лишь при условии добросовестной работы и примерного поведения в период отбывания исправительных работ


это время могло быть включено в общий трудовой стаж лица, отбывшего наказание, на основании определения суда в порядке, установленном ст. 368 УПК РСФСР. В период отбывания наказания очередной отпуск осужденным не предоставлялся. Время отбывания наказания не включалось в стаж, дающий право на отпуск, на получение льгот и надбавок к заработной плате. Лицам, отбывающим исправительные работы, пособия по временной нетрудоспособности, беременности и родам исчислялись из заработка, за вычетом удержаний, назначенных приговором суда.


Из заработка осужденного к исправительным работам в течение срока наказания производились удержания в размере, установленном приговором. Взыскиваемые доли заработка согласно ч. 1 ст. 95 ИТК РСФСР удерживались бухгалтерией предприятия со всей суммы заработка, без исключения из этой суммы налогов идругих платежей, а также независимо от претензий к осужденному по исполнительным документам. Удержания производились за каждый отработанный месяц при выплате заработной платы за вторую


половину месяца. Если же осужденный увольнялся, то удержания производились за отработанную часть месяца. С некоторых выплат удержания не должны были производиться. Это пенсии и пособия, получаемые в порядке социального обеспечения и социального страхования выплаты единовременного характера, не предусмотренные системой заработной платы гонорары и вознаграждения за изобретения и рацпредложения, если они не являются основным источником доходов осужденного заработная


плата осужденного за дни, проработанные сверх графика сверхурочные работы . При производстве удержаний из заработка осужденных колхозников в этот заработок включались как денежная, так и натуральная часть доходов ч. 4 ст. 95 ИТК РСФСР . Натуральная часть дохода, удержанная с осужденных, оставалась в распоряжении предприятия, а ее стоимость по государственным закупочным ценам или в денежном эквиваленте натуроплаты перечислялась в доход государства.


Удержанные денежные суммы перечислялись ежемесячно в день выдачи гарантированной платы. Если оплата труда осуществлялась натурой, то удержания производились по мере поступления натуроплаты и при окончательном расчете по итогам года. В случае отмены приговора с прекращением дела удержанные суммы возвращались осужденному полностью. Если к этому времени лицо не работало на предприятии, ему посылался денежный перевод по почте. Осужденные к исправительным работам были обязаны соблюдать установленный


порядок отбывания наказания, являться по вызовам инспекции исправительных работ- При невыполнении этого требования без уважительных причин осужденный мог быть подвергнут приводу ч. 4 ст. 93 ИТК РСФСР . Лица, отбывающие исправительные работы, подлежали общим мерам ответственности наряду с прочими гражданами. На предприятиях к ним применялись меры поощрения и взыскания, предусмотренные трудовым законодательством. Вместе с тем правовой статус осужденных к исправительным работам предполагал


и возможность применения к ним специфических мер поощрения и взыскания. Данные меры применялись инспекциями исправительных работ или в судебном порядке. В числе мер поощрения, применявшихся за хорошее поведение и честное отношение к труду , ст. 97 ИТК предусматривала благодарность и досрочное снятие ранее наложенного взыскания. Осужденные, доказавшие свое исправление примерным поведением и честным отношением к труду и обучению,


могли быть в установленном порядке представлены к условно-досрочному освобождению или замене неотбытой части наказания более мягким. Такое представление направлялось в суд инспекцией исправительных работ совместно с наблюдательной комиссией. На практике условно-досрочное освобождение от исправительных работ применялось крайне редко. В числе причин этого - незначительный срок наказания до двух лет , слабая информированность о такой возможности осужденных. К тому же инспекциям, в сущности, было невыгодно представлять


к условно-досрочному освобождению хорошо работающих и соответственно - хорошо зарабатывающих осужденных. Ведь они финансировались за счет удержаний. Сам же осужденный был не вправе ходатайствовать Перед судом о досрочном освобождении. Меры взыскания могли применяться к осужденным за нарушение порядка отбывания наказания. Инспекции исправительных работ непосредственно применяли такие меры взыскания, как замечание и выговор. При уклонении осужденных от отбывания наказания инспекция могла сделать им


предупреждение . Осужденный признавался уклоняющимся от отбывания наказания, если он не поступил на работу без уважительных причин в течение пятнадцати дней с момента постановки на учет или с момента оставления прежней работы в течение пятнадцати дней после переезда на новое место жительства не явился без уважительных причин в инспекцию совершил в течение срока наказания прогул либо появился на работе в нетрезвом состоянии. Если перечисленные действия продолжались или повторялись после письменного предупреждения


инспекции, либо осужденный скрылся, можно было говорить о злостном уклонении от отбывания исправительных работ. В этом случае по представлению инспекции суд мог заменить неотбытый срок исправительных работ лишением свободы на тот же срок. Общие основания освобождения от отбывания исправительных работ определялись в ст. 98 ИТК РСФСР2. При освобождении от наказания осужденный снимался с учета в инспекции. Статья 27 УК РСФСР 1960 г. определяла, что лицам, признанным судом нетрудоспособными, суд может заменить


исправительные работы штрафом, общественным порицанием или возложением обязанности загладить причиненный вред . Позднее, в 1982 г была установлена пропорция при замене исправительных работ штрафом 20 руб. штрафа за один месяц исправительных работ, а за преступления, не являющиеся корыстными, из того же расчета, но на сумму не более 300 руб. 4. Исполнение В соответствии со ст. 29 УК РСФСР нака-иных наказаний и зание в виде лишения права занимать оп-уголовно-правовых ределенные


должности или заниматься оп-мер, не связанных с ределенной деятельностью могло назначать-лишением свободы .д ц качестве основного или дополнительного на срок от одного года до пяти лет. До 1983 г. порядок и условия исполнения лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью не были урегулированы. Этот вопрос был решен упомянутыми в 3 гл. 8 учебника общесоюзным и республиканским положениями о порядке и условиях исполнения уголовных наказаний,


не связанных с мерами исправительно-трудового воздействия на осужденных, которые были приняты указами Президиумов Верховных Советов СССР и РСФСР соответственно 15 марта 1983 г. и 16 июля 1984 г.2 Приказом МВД СССР от 10 июня 1983 г. была утверждена Инструкция о порядке осуществления контроля органами внутренних дел за исполнением наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.


При назначении лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в качестве основного наказания либо в качестве дополнительного наказания без лишения свободы, а также при условном осуждении и отсрочке, если исполнение дополнительного наказания также не было отсрочено, копии вступившего в законную силу приговора направлялись судом администрации по месту работы осужденного и органу внутренних дел инспекции исправительных работ .


Срок наказания в этом случае исчислялся с момента вступления приговора в законную силу. При назначении данного наказания дополнительно к лишению свободы оно распространялось на все время нахождения осужденного в местах лишения свободы и затем - на срок, указанный в приговоре. По отбытии лишения свободы либо при досрочном освобождении по нереабилитирующим основаниям администрация ИТУ направляла копию приговора в инспекцию исправительных работ по месту жительства освобожденного.


В справке об освобождении указывалось на наличие у лица дополнительного наказания. При освобождении срок данного наказания исчислялся с момента освобождения. Это касалось не только условно-досрочного освобождения и замены лишения свободы более мягким наказанием, но и, например, досрочного освобождения по болезни. Если осужденный лишался права управления транспортными средствами, права охоты и т. п то заверенная


выписка из приговора или его копия направлялась инспекцией в органы ГАИ, либо в общественные объединения, осуществляющие контроль за некоторыми видами деятельности общества охотников и рыболовов и т- д Эти органы изымали у осужденного соответствующие документы если они не были изъяты ранее и заносили сведения о лишении права в учетные данные. Администрация по месту работы осужденного не позднее следующего дня после получения копии должна была


прекратить с ним трудовой договор в порядке, предусмотренном п. 7 ст. 29 КЗоТ РСФСР. В трудовую книжку вносилась запись о том, на каком основании, на какой срок и какие должности он лишен права занимать или какой деятельностью не вправе заниматься. Подобная запись делалась и в случае, если должность осужденного не подпадала под запрет. Об исполнении предписаний приговора немедленно извещались суд и инспекция исправительных работ.


С согласия осужденного администрация могла предоставить ему иную должность или работу, если это не противоречило приговору. Например, шофер, лишенный права управления транспортными средствами, переводился в автослесари, грузчики и т. п. В подобном случае оформлялось не увольнение, а перевод с указанием срока и оснований . Если на работу поступал Осужденный, в трудовой книжке которого не было соответствующей записи, то независимо от предлагаемой ему должности администрация по представлению инспекции исправительных


работ была обязана внести в трудовую книжку соответствующую запись. Когда осужденный полностью отбыл данное наказание либо был освобожден от него в установленном законом порядке, по его просьбе ему выдавался дубликат трудовой книжки без внесения в него записи о наказании. Во время нахождения в ИТУ лиц, осужденных дополнительно к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, они не могли привлекаться к работам, выполнение которых им


было запрещено приговором. В соответствии со ст. 8 Положения РСФСР контроль за исполнением приговоров к данной мере наказания возлагался на инспекцию исправительных работ по месту жительства осужденного. На основании копии приговора инспекция ставила осужденного на учет и уведомляла об этом суд, постановивший приговор. Проверялось наличие в трудовой книжке осужденного записи.


Инспекция была вправе контролировать фактическое исполнение администрацией предписаний приговора. Выполнение осужденным возложенных на него ограничений контролировалось не реже одного раза в шесть месяцев. Если лицо, осужденное к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, поступало на запрещенную ему работу, администрация была обязана прекратить с ним трудовой договор по п. 7 ст. 29 КЗоТ РСФСР. Инспекция могла внести администрации представление о прекращении


осужденным такой деятельности в трехдневный срок с предупреждением о возможной уголовной ответственности. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г. в УК РСФСР была включена ст. 188й - Неисполнение приговора суда о лишении права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью . Первая часть данной статьи предусматривала уголовную ответственность осужденного за невыполнение приговора


суда. Второй частью устанавливалась ответственность должностных лиц, пользующихся правом приема на работу и увольнения. Уголовная ответственность осужденных за неисполнение судебного приговора впоследствии была исключена Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 декабря 1989 г.1 Исполнение штрафа. Статья 30 УК РСФСР 1960 г. определяла штраф как денежное взыскание, налагаемое судом .


Размер штрафа устанавливался в зависимости от тяжести совершенного преступления с учетом имущественного положения виновного. Поначалу конкретные пределы штрафа определялись исключительно в статьях Особенной части УК РСФСР. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г. внес в ч. 2 ст. 30 УК РСФСР дополнение, согласно которому штраф устанавливался в пределах от пяти- десяти до трехсот рублей,


а за корыстные преступления - в пределах до одной тысячи рублей . В исключительных случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР, за отдельные преступления могли быть предусмотрены и более высокие размеры штрафа. Штраф довольно широко применялся в судебной практике. В конце 80-х годов к штрафу приговаривались 12-13 всех осужденных.


Назначенный судом штраф мог исполняться добровольно и принудительно. После оглашения приговора о назначении штрафа суд, постановивший приговор, предлагал осужденному в месячный срок добровольно внести сумму штрафа в отделение Госбанка. Осужденный предупреждался о возможности принудительного взыскания штрафа. Статья 361 УПК РСФСР допускала отсрочку или рассрочку уплаты штрафа на срок до шести месяцев, если


немедленная его уплата была невозможна для осужденного. При рассрочке суд устанавливал точные сроки внесения штрафа по частям. При этом последняя его часть должна была быть внесена не позднее шести месяцев с момента вступления приговора в законную силу. Законодатель по-разному решал вопрос о правовых последствиях невозможности взыскания штрафа. Часть 3 ст. 30 УК РСФСР 1960 г. устанавливала, что в таком случае суд мог постановить


о замене его исправительными работами из расчета за 10 руб. штрафа - один месяц исправительных работ, но не свыше одного года исправительных работ. В 1982 г. правовым последствием невозможности уплаты штрафа стала замена его возложением обязанности загладить причиненный вред или общественным порицанием ч. 3 ст. 30 УК РСФСР в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г Впоследствии аналогичное положение было закреплено в ст.


11 Положения РСФСР. При неуплате штрафа в установленный срок данное наказание исполнялось принудительно. Председатель суда или народный судья передавали исполнительный лист на взыскание штрафа судебному исполнителю - Об этом уведомлялся финансовый орган. Закон предусматривал следующие возможные пути принудительного взыскания штрафа обращение взыскания на имущество, в том числе на долю осужденного в общей собственности обращение взыскания на заработную плату, пенсию, стипендию и иные доходы осужденного.


Для осуществления этих мер судебный исполнитель мог входить в помещение, где проживает осужденный, осматривать хранилища, делать опись имущества- При необходимости приглашались сотрудники милиции. Имущество описывалось в пределах суммы штрафа. Осужденный был вправе определить предметы, взыскание на которые должно быть обращено в первую очередь. Если это не препятствовало исполнению приговора, такая просьба должна была быть удовлетворена. При взыскании штрафа не могло быть изъято имущество, которое


упоминалось в Приложении к УК РСФСР как не подлежащее конфискации. В соответствии со ст. 12 Положения РСФСР обращение взыскания на заработную плату или иной заработок, пенсию или стипендию осужденного производилось при отсутствии у него имущества или его недостаточности. Вместе с тем взыскание на имущество осужденного не обращалось, если сумма штрафа не превышала 20 месячной заработной платы или иного заработка, пенсии или стипендии, на которые по закону могло быть обращено


взыскание. При взыскании штрафа с заработной платы, пенсии, стипендии исполнительный лист передавался в бухгалтерию соответствующего предприятия, учреждения, организации. Если штраф обращался на имущество, оно передавалось по описи для реализации финансовым органам. Первоначально УК РСФСР не определял уголовно-правовых последствий злостного уклонения от уплаты штрафа лицом, которому это наказание было назначено в качестве основного.


Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г а в дальнейшем и ст. 14 Положения РСФСР предусмотрели в этом случае замену неуплаченной суммы штрафа наказанием в виде исправительных работ из расчета один месяц исправительныхработ за 20 руб. штрафа, но на срок не свыше двух лет. Замена штрафа лишением свободы и лишения свободы штрафом не допускалась ч. 4 ст. 30 УК РСФСР . Однако при последующем злостном уклонении осужденного от отбывания исправительных


работ их неотбытый срок мог быть заменен лишением свободы. Исполнительный лист с отметкой о взыскании штрафа передавался в суд, постановивший приговор. Рецидивная преступность при штрафе в течение срока судимости была относительно невелика и в разные годы рассматриваемого периода составляла 9-11 . Исполнение наказания в виде конфискации имущества выражается в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства всего или части имущества, являющегося


личной собственностью осужденного ч. 1 ст. 35 УК РСФСР . Конфискация могла быть назначена только в качестве дополнительного наказания. Если конфисковывалась часть имущества, суд должен был указать в приговоре, какая часть имущества конфискуется, или конкретно перечислить конфискуемые предметы. Не подлежали конфискации предметы, необходимые для осужденного и лиц, находящихся на его иждивении, согласно перечню, данному в


Приложении к УК РСФСР. Например, жилой дом с хозяйственными постройками или отдельные его части - у лиц, основным занятием которых являлось сельское хозяйство, если осужденный и его семья постоянно в нем проживали все детские принадлежности инвентарь в том числе пособия и книги , необходимый для продолжения профессиональных занятий осужденного, кроме случаев, когда он лишен приговором суда права заниматься соответствующей деятельностью или когда инвентарь использовался им для незаконного занятия промыслом.


По вступлении приговора в законную силу суд направлял копию приговора, копию описи имущества и исполнительный лист для исполнения судебному исполнителю. Об этом извещался соответствующий финансовый орган. Если опись имущества ранее не производилась, то судебному исполнителю направлялась справка об этом. Согласно ст. 23 Положения РСФСР исполнение конфискации имущества возлагалось на судебных исполнителей районных городских народных судов по месту нахождения имущества.


Когда место не было известно, документы получал судебный исполнитель по месту жительства осужденного. Если имущество находилось на территории разных районов, могло быть направлено одновременно несколько исполнительных листов с указанием имущества, подлежащего конфискации . Конфискации подлежало имущество, являющееся личной собственностью осужденного, в том числе его доля в общей собственности, за исключением паевых взносов в кооперативных организациях, если осужденный не


исключался из членов кооператива п. 9 Приложения к УК РСФСР . При возникновении споров о принадлежности имущества, включенного в опись, заинтересованные лица могли подать в суд иск об исключении имущества из описи. По получении исполнительного листа судебный исполнитель проверял наличие имущества, указанного в описи. Если в приговоре содержалось общее указание о конфискации всего имущества осужденного или его части


без указания конкретных предметов , судебный исполнитель выявлял и другое подлежащее конфискации имущество. На него составлялась дополнительная опись и накладывался арест. Если ране опись не производилась, исполнитель выявлял имущество осужденного, составлял его опись ст. 25 Положения РСФСР . В описи указывались конкретные признаки предметов наименование, номер, вес, цвет, метраж, степень износа . Описанные предметы пломбировались или опечатывались.


Об этом делалась отметка в описи. Доля осужденного в общей собственности определялась народным судом, при котором состоял судебный исполнитель, по его представлению в порядке гражданского судопроизводства. При конфискации части имущества, не определенного в натуре, судебный исполнитель был вправе выделить конкретные предметы с учетом их оценки. Если это не препятствовало исполнению приговора, при отборе таких предметов учитывались пожелания осужденного или членов его семьи.


Составленная судебным исполнителем опись утверждалась народным судьей суда, в районе которого проводились исполнительные действия. Судебный исполнитель был обязан принять необходимые меры к сохранению включенного в опись имущества. Он мог поместить его в опечатанное или изолированное помещение, сдать в установленном порядке на хранение должностным лицам и гражданам. В соответствии со ст. 27 Положения РСФСР предприятия, учреждения, организации и граждане, у которых


находилось подлежащее конфискации имущество, были обязаны сообщить об этом в суд или соответствующему финансовому органу. Если должностное лицо или гражданин знали, что находящееся у них имущество подлежит конфискации, то за его сокрытие или присвоение они могли подлежать уголовной ответственности по ч. 2 ст. 185 УК РСФСР или за должностные преступления. Когда растрата, отчуждение или сокрытие совершались лицами, которым это имущество было вверено, ответственность


за это преступление наступала по ч. 1 ст. 185 УК РСФСР. До передачи конфискованного имущества финансовыми органами удовлетворялись предъявленные к осужденному требования. Основаниями для их удовлетворения служили предусмотренные законом исполнительные документы. Очередность удовлетворения требований определялась ст. 418-426 ГПК РСФСР- В отношении претензий, подлежащих удовлетворению за счет конфискованного имущества,


государство отвечало лишь в пределах актива. При конфискации имущества государство не отвечало по долгам и обязательствам осужденного, если они возникли после принятия органами дознания, следствия или судом мер по сохранению имущества и без согласия этих органов. Это правило не распространялось на требования о взыскании алиментов, о возмещении вреда здоровью, вреда, причиненного смертью кормильца, которые должны были удовлетворяться независимо от момента возникновения


оснований для их заявления. Оставшееся после удовлетворения требований имущество передавалось в натуре представителю финансового органа вместе с копией описи. О передаче имущества финансовым органам судебным исполнителем делалась отметка на исполнительном листе. Исполнительный лист возвращался в суд, постановивший приговор. Реализация конфискованного имущества находилась за рамками исполнительных действий.


Она осуществлялась финансовы ми органами. После реализации имущества эти органы сообщали суду сведения о реализации конфискованного имущества. Исполнение наказания в виде увольнения от должности ст. 31 УК РСФСР могло применяться судом в качестве основного или дополнительного наказания в случае признания невозможности оставления осужденного в занимаемой должности. В качестве уголовного наказания данная мера применялась крайне редко.


В трехдневный срок со дня вступления приговора в законную силу или со дня возвращения дела из кассационной инстанции суд должен был направить копию приговора администрации предприятия, учреждения, организации по месту работы виновного. Администрация была обязана немедленно исполнить предписание суда, уволив осужденного либо оформив перевод его на другую работу. В трудовой книжке осужденного делалась соответствующая запись.


Заверенная выписка из приказа об увольнении переводе направлялась в суд, постановивший приговор. Контроль за исполнением приговора возлагался на судебного исполнителя. Чрезвычайно редко применялось судами и такое уголовное наказание, как возложение обязанности загладить причиненный вред Данное наказание состояло в непосредственном устранении причиненного вреда силами осужденного или в возмещении материального ущерба его средствами либо в публичном извинении виновного перед потерпевшим


или членами коллектива в установленной судом форме ч. 1 ст. 32 УК РСФСР . Наказание в форме возложения обязанности возместить материальный ущерб своими средствами могло быть назначено, если размер причиненного ущерба не превышал 100 руб. Возложение обязанности публичного извинения перед потерпевшим или членами соответствующего коллектива могло назначаться, если имело место посягательство на неприкосновенность или достоинство личности либо


нарушение правил социалистического общежития, не причинившее материального вреда. Согласно.ст. 18 Положения РСФСР при возложении обязанности загладить причиненный вред суд обязывал осужденного в установленный приговором срок устранить причиненный вред своими силами либо возместить материальный ущерб своими средствами, либо публично извиниться перед членами коллектива в предписанной судом форме. Контроль за выполнением осужденным данной обязанности возлагался на судебного исполнителя


районного городского народного суда по месту жительства, работы учебы осужденного. Судебному исполнителю передавалась для этого копия или выписка из приговора. Если осужденный в установленный судом срок не выполнял возложенной на него обязанности, суд был вправе заменить это наказание исправительными работами, штрафом или увольнением от должности. В этом случае, а также если материальный ущерб превышал 100 руб его возмещение осуществлялось в порядке


гражданского судопроизводства . В теории к данному наказанию сложилось неоднозначное отношение. Ссылаясь на двойственность юридической природы данной меры, а также на ее редкое применение, многие ученые и практики высказывали обоснованные суждения о целесообразности ее исключения из системы уголовных наказаний. Лишение воинского или специального звания могло применяться только в качестве дополнительного наказания при осуждении за тяжкое преступление п. 11 ст.


21, ч. 3 ст. 22 УК РСФСР . Раскрывая его содержание, ст. 36 УК РСФСР упоминала также о лишении виновного орденов, медалей, почетных званий, присвоенных Президиумом Верховного Совета СССР, Президиумом Верховного Совета РСФСР или другой союзной, а также автономной республики. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 16 июля 1984 г. дополнил ст.


36 УК РСФСР положением о возможности лишения осужденного почетной грамоты, которой он был награжден указанными выше органами. По приговору суд вправе был самостоятельно лишить виновного воинского и специального звания, кроме высших, которые присваивались высшими органами власти и управления Союза ССР и союзных республик. В последнем случае, как и при лишении орденов, медалей, почетных званий, почетных грамот, суд при вынесении приговора решал вопрос о целесообразности внесения представления


о лишении осужденного воинского, специального звания, почетного звания, ордена, медали или почетной грамоты. Если воинское или специальное звание не относились к высшим до полковника включительно и соответствующие ему , суд постановивший приговор, направлял его копию органу, присвоившему звание. При получении копии приговора о лишении воинского или специального звания орган должен был внести в соответствующие документы запись о лишении осужденного звания.


Принимались меры к лишению осужденного всех прав и льгот, связанных с этим званием. Об этом сообщалось в суд. Когда суд выносил приговор, которым было предусмотрено внести представление о лишении осужденного высших воинских, специальных, почетных званий, государственных наград, то в пятидневный срок со дня вступления приговора в законную силу его копия, награды и документы к ним направлялись в соответствующие органы. Последние не были обязаны в точности следовать представлению суда.


Они должны были лишь сообщить суду о принятом решении. Наказание в виде направления в воспитательно-трудовой профилакторий ВТП было введено в Общую часть УК РСФСР ст. 34 Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 октября 1982 г.2 и не существовало в санкциях статей Особенной части УК. Данное наказание могло применяться на срок от одного года до двух лет вместо лишения


свободы к лицам, осужденным за бродяжничество или попрошайничество, либо ведение иного паразитического образа жизни. УК РСФСР определял ряд категорий осужденных, которые не могли направляться в ВТП. Основы исправительно-трудового законодательства и ИТК РСФСР не регламентировали исполнение наказания в виде направления в ВТП. Республиканское Положение о воспитательно-трудовых профилакториях было утверждено


Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 января 1983 г. и конкретизировано в соответствии с приказом МВД СССР от 17 февраля 1983 г. В сентябре 1983 г. МВД СССР утвердило Правила внутреннего распорядка в воспитательно-трудовом профилактории. В ВТП отбывали наказание осужденные, достигшие восемнадцатилетнего возраста. Мужчины и женщины содержались раздельно ст. 16 Положения о


ВТП . Режим отбывания наказания предусматривал для осужденных широкий круг ограничений, что приближало его к режиму отбывания лишения свободы. Согласно Положению о ВТП осужденные содержались в условиях обязательной изоляции, им не разрешалось носить одежду неустановленного образца, иметь при себе деньги, ценные бумаги и также предметы и вещи, запрещенные к хранению и использованию. Они могли подвергаться обыску. Их корреспонденция подлежала цензуре, посылки, передачи, бандероли -


досмотру. Осужденные должны были строго соблюдать распорядок дня, выполнять требования администрации, добросовестно трудиться, обучаться в общеобразовательной школе и системе профтехобра-зования, участвовать в политико-воспитательных мероприятиях, в работах по благоустройству профилактория и прилегающих к нему территорий. Лица, отбывающие наказание в ВТП, имели- право получать питание, одежду, обувь и другие виды материально-бытового обеспечения по установленным нормам приобретать по безналичному расчету на


деньги, заработанные в профилактории в периоды временной нетрудоспособности - за счет средств, имеющихся на лицевых счетах , продукты питания и предметы первой необходимости на сумму до 10 руб. в месяц. Они могли иметь шесть краткосрочных свиданий с родственниками или иными лицами и четыре длительных свидания в год с близкими родственниками получать посылку или передачу один раз в три месяца, а также не более двух бандеролей в год. Вес одной посылки или передачи - не более пяти килограммов.


Осужденные имели право на получение денежных переводов, которые зачислялись на их лицевой счет, получать и отправлять письма без ограничения их количества. Осужденным, вставшим на путь исправления, по отбытии не менее одной трети назначенного срока наказания, в исключительных случаях предоставлялось право передвижения без сопровождения за пределами ВТП, если это было необходимо по характеру выполняемой ими работы ст.


17 Положения о ВТП . Осужденным могли предоставляться краткосрочные выезды за пределы профилактория на срок не более десяти суток по исключительным личным обстоятельствам- Меры поощрения и взыскания, применяемые к осужденным в ВТП, были аналогичны тем, которые использовались в отношении осужденных, отбывающих лишение свободы в исправительно-трудовых колониях. Вместе с тем предельный срок направления осужденных в штрафной изолятор


за нарушение режима не превышал десяти суток, а направление в помещение камерного типа для данной категории не применялось. Условия труда осужденных в ВТП в своей основе совпадали с условиями труда осужденных в ИТК, хотя время их работы в ВТП засчитывалось в общий трудовой стаж. Из заработной платы осужденных производились удержания на частичное покрытие расходов по содержанию профилактория, а также другие удержания подоходный налог, стоимость питания, одежды и обуви, взыскания


по исполнительным документам . В соответствии с ч. 2 ст. 25 Положения о ВТП на лицевой счет осужденного должно было зачисляться не менее 10 заработной платы. Продолжительность работы без оплаты труда не должна была превышать двух часов в неделю. Положение о ВТП ст. 9 и Правила внутреннего распорядка п. 27 определяли цели и основные организационные формы поли тико-воспитательной работы с осужденными.


Положение предусматривало всеобщее обязательное среднее образование осужденных из числа молодежи, обязательное восьмилетнее общеобразовательное обучение осужденных, не достигших сорокалетнего возраста. Осужденные, утратившие свои профессиональные знания, умения и навыки, подлежали обязательному профтехобучению п. 2 Правил внутреннего распорядка . Учеба в общеобразовательной школе и в системе профтехобразования проводилась без отрыва от производства. Основания освобождения из


ВТП были аналогичны основаниям освобождения из ИТУ. В случае уклонения от работы, злостного или систематического нарушения дисциплины либо установленных правил поведения по представлению начальника ВТП суд мог заменить неотбытый срок наказания в профилактории лишением свободы на тот же срок. Такие меры условно-правового воздействия, как условное осуждение и отсрочка исполнения приговора, не являются уголовными наказаниями.


Это формы условного освобождения от наказания в виде лишения свободы редко - исправительных работ в стадии его назначения. Они применялись довольно широко. В конце 80-х годов условно осуждались 7-8 всех лиц, в отношении которых выносился обвинительный приговор с отсрочкой исполнения приговора - 12-13 . В УК РСФСР 1960 г. поначалу существовал лишь один из рассматриваемых институтов - условное осуждение ст. 44 . Указом Президиума


Верховного Совета РСФСР от 11 марта 1977 г. в Кодекс была введена ст. 46 - Отсрочка исполнения приговора несовершеннолетнему . В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г. применение отсрочки стало возможным и к осужденным, достигшим восемнадцати лет . Испытательный срок при условном осуждении составлял от одного года до пяти лет.


При отсрочке исполнения приговора - вначале - от шести месяцев до двух лет, позднее - от одного года до двух лет. Надлежащая реализация данных мер была призвана способствовать индивидуализации уголовной ответственности, экономии репрессии в отношении сравнительно менее опасных категорий преступников. Между тем правовой режим осуществления условного осуждения и отсрочки исполнения приговора сформировался не сразу и определялся фрагментарно2, причем не в исправительно-трудовом законодательстве, а в ст.


44, 46 УК РСФСР и на подзаконном уровне. Статья 44 УК РСФСР в редакции 1960 г. устанавливала, что учет условно осужденных и общий контроль за их поведением осуществляет суд, вынесший приговор . Практика вскоре показала неэффективность такого законодательного решения суд как орган правосудия объективно не мог выполнять каких-либо непосредственных контрольных функций. Поэтому при введении в 1977 г. отсрочки исполнения приговора несовершеннолетнему в ст.


46 УК было закреплено иное нормативное решение контроль за поведением осужденного возлагался на комиссии по делам несовершеннолетних и органы внутренних дел по месту жительства осужденных. Под последними понимались инспекции по делам несовершеннолетних городских районных отделов внутренних дел исполкомов местных Советов. При распространении отсрочки на взрослых осужденных контроль за их поведением как и условно осужденных совершеннолетних стал возлагаться на инспекции исправительных работ горрайорганов


внутренних дел. 4 февраля 1983 г. МВД СССР утвердило Инструкцию об организации работы органов внутренних дел по учету, трудоустройству и контролю за поведением условно осужденных и осужденных, в отношении которых исполнение приговора отсрочено- Условное осуждение, а впоследствии и отсрочка исполнения приговора изначально предполагали широкое привлечение общественности к воспитательно-профилактической работе с осужденными.


В соответствии с ч. 4 ст. 44 УК РСФСР 1960 г. по ходатайству общественных организаций или коллектива рабочих, служащих, колхозников по месту работы виновного суд мог передать условно осужденного этим организациям или коллективу для перевоспитания и исправления . При отсутствии указанных ходатайств суд мог возложить на определенный коллектив трудящихся или лицо, с их согласия, обязанность по наблюдению за осужденным и проведению с ним воспитательной работы- Возложение судом воспитательно-профилактических обязанностей


на трудовой коллектив или лицо, с их согласия, было возможным и при отсрочке исполнения приговора. В разные периоды существования ст. 44, 461 УК РСФСР закон предъявлял различные требования к поведению осужденных. Причем эти требования повышались. По УК РСФСР 1960 г. при условном осуждении приговор не приводился в исполнение, если осужденный в течение испытательного срока не совершил нового умышленного преступления-


Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г. определил условием неисполнения приговора несовершение любого нового преступления. Кроме того, условно осужденный должен был примерным поведением и честным трудом оправдать оказанное ему доверие . Согласно ст. 44 УК РСФСР в редакции 1982 г. условное осуждение также могло быть отменено в случае систематических нарушений общественного порядка, повлекших применение мер административного взыскания и общественного


воздействия. И наконец, если осужденный, переданный на исправление и перевоспитание, а также под наблюдение общественной организации или трудовому коллективу, не оправдал их доверия, нарушил обещание примерным поведением и честным трудом доказать свое исправление либо оставил трудовой коллектив с целью уклониться от общественного воздействия . Еще более строгие требования предъявлялись к поведению осужденного с отсрочкой. В соответствии со ст. 46 УК РСФСР при отсрочке суд мог обязать осужденного в определенный


срок устранить причиненный вред, поступить на работу или учебу, не менять без согласия органа внутренних дел места жительства, уведомлять эти органы об изменении места работы, периодически являться для регистрации в орган внутренних дел. Кроме того, на виновного могли быть возложены обязанности не посещать определенные места, не выезжать с места постоянного жительства без уведомления органа внутренних дел, пройти курс лечения при злоупотреблении спиртными напитками. Наряду с нарушениями общественного порядка и трудовой


дисциплины невыполнение возложенных обязанностей также могло повлечь отмену отсрочки исполнения приговора. После вступления приговора в силу его копия направлялась в инспекцию исправительных работ инспекцию по делам несовершеннолетних по месту жительства осужденного. Осужденный приглашался в инспекцию, где ставился на учет. При необходимости ему оказывалось содействие в трудоустройстве.


О постановке осужденного на учет немедленно извещались суд, постановивший приговор, администрация и общественные организации по месту работы учебы осужденного Если осужденный - призывного возраста, ставился в известность военный комиссариат. После постановки на учет осужденный приглашался на беседу к начальнику Г Р ОВД или его заместителю. В ходе беседы ему разъяснялись правовые последствия испытательного срока,


возложенные судом обязанности или запреты при наличии таковых . Определялись и конкретные сроки явки осужденных для регистрации в инспекцию. Осужденный предупреждался о последствиях неисполнения обязанностей запретов , нарушения трудовой дисциплины и общественного порядка. В беседе могли принимать участие представители коллектива или лица, на которых суд возложил обязанность по наблюдению за осужденным и проведению с ним воспитательной работы.


Общий контроль за поведением осужденных осуществляли сотрудники инспекций- К контролю по месту жительства привлекались участковые инспектора милиции, внештатные сотрудники милиции, члены трудовых коллективов. Инспекции имели право приглашать осужденных для выяснения обстоятельств, связанных с прохождением испытательного срока и выполнением возложенных обязанностей. Они могли запрашивать сведения о поведении осужденных в администрации по месту их работы учебы .


Как отмечалось выше, при наличии предусмотренных законом оснований условное осуждение или отсрочка могли быть отменены по представлению органа внутренних дел или ходатайству общественной организации, трудового коллектива. Вместе с тем общественная организация или трудовой коллектив могли ходатайствовать о сокращении испытательного срока при условном осуждении по истечении не менее половины этого срока- Инспекции таким правом не были наделены. Осужденный снимался с учета в инспекции в случаях успешного


прохождения испытательного срока осуждения к лишению свободы за новое преступление отмены условного осуждения и отсрочки с направлением в места лишения свободы смерти осужденного или признания его судом недееспособным переезда осужденного при этом учетные документы направлялись по новому месту жительства . Рассматриваемые меры уголовно-правового воздействия в целом показали достаточную результативность. В 80-е годы рецидив в течение испытательного срока при условном осуждении составлял 11-12 , в течение


срока отсрочки исполнения приговора - 7-8 для взрослых и до 13-Ъ для несовершеннолетних осужденных. В отличие от условного осуждения при отсрочке вопрос об окончательном освобождении осужденного от наказания решался в судебном порядке по представлению инспекций исправительных работ или инспекций по делам несовершеннолетних.После постановки на учет осужденный приглашался на беседу к начальнику Г Р ОВД или его заместителю. В ходе беседы ему разъяснялись правовые последствия испытательного срока,


возложенные судом обязанности или запреты при наличии таковых . Определялись и конкретные сроки явки осужденных для регистрации в инспекцию. Осужденный предупреждался о последствиях неисполнения обязанностей запретов , нарушения трудовой дисциплины и общественного порядка. В беседе могли принимать участие представители коллектива или лица, на которых суд возложил обязанность по наблюдению за осужденным и проведению с ним воспитательной работы.


Общий контроль за поведением осужденных осуществляли сотрудники инспекций- К контролю по месту жительства привлекались участковые инспектора милиции, внештатные сотрудники милиции, члены трудовых коллективов. Инспекции имели право приглашать осужденных для выяснения обстоятельств, связанных с прохождением испытательного срока и выполнением возложенных обязанностей. Они могли запрашивать сведения о поведении осужденных в администрации по месту их работы учебы .


Как отмечалось выше, при наличии предусмотренных законом оснований условное осуждение или отсрочка могли быть отменены по представлению органа внутренних дел или ходатайству общественной организации, трудового коллектива. Вместе с тем общественная организация или трудовой коллектив могли ходатайствовать о сокращении испытательного срока при условном осуждении по истечении не менее половины этого срока- Инспекции таким правом не были наделены. Осужденный снимался с учета в инспекции в случаях успешного


прохождения испытательного срока осуждения к лишению свободы за новое преступление отмены условного осуждения и отсрочки с направлением в места лишения свободы смерти осужденного или признания его судом недееспособным переезда осужденного при этом учетные документы направлялись по новому месту жительства . Рассматриваемые меры уголовно-правового воздействия в целом показали достаточную результативность. В 80-е годы рецидив в течение испытательного срока при условном осуждении составлял 11-12 , в течение


срока отсрочки исполнения приговора - 7-8 для взрослых и до 13-Ъ для несовершеннолетних осужденных. В отличие от условного осуждения при отсрочке вопрос об окончательном освобождении осужденного от наказания решался в судебном порядке по представлению инспекций исправительных работ или инспекций по делам несовершеннолетних. УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО СУВЕРЕННОЙ РОССИИ 1991-1996 гг. Глава 12. Формирование уголовно-исполнительной политики суверенной


России в 1991-1996 гг. Указанный период выделен в качестве самостоятельного не только потому, что в эти годы были приняты важнейшие правовые акты в сфере применения уголовных наказаний и обращения с осужденными, но и потому, что это был период коренных изменений в экономическом, общественном и государственном строе России. Распад СССР, ликвидация советской государственности и социалистической экономики, переход к рыночным отношениям, изменения в характере и структуре власти и в системе ценностных ориентации общества,


формирование класса собственников и многое другое обусловливают рассмотрение данного периода как переходного со всей его спецификой и своеобразием. 1. Факторы, определяющие формирование уголовно-исполнительпой политики России в переходный период Особенностями переходного периода являются неоднозначность, во многих случаях двойственность общественно-экономических, политических и правовых явлений, борьба старых и новых отношений и морально-нравственных ценностей. Это напрямую отражается на состоянии правовой базы и правопорядка


в целом. Уголовно-исполнительная система, как бы ни была она обособлена от общества, живет в его рамках и сталкивается с теми же проблемами, что и обычные трудовые коллективы безработицей, неплатежами, недофинансированием. В условиях мест лишения свободы решать указанные проблемы исключительно трудно, особенно с учетом соблюдения требований законности- Тем не менее уголовно-исполнительная система должна была не просто выжить, проблемы ее реформирования постоянно находились в центре внимания различных ветвей власти.


Следует подчеркнуть, что правопорядок в местах лишения свободы удалось за последние годы стабилизировать, существенно сократились такие опасные виды его нарушения, как массовые беспорядки, захваты заложников, коллективные хулиганские действия и т. п. За этот же период проделан большой объем нормотворческой работы, существенно изменяющей политику в сфере применения уголовных наказаний и обращения с осужденными. Политика в сфере борьбы с преступностью, применения уголовных наказаний и обращения с осужденными,


как бы ни пытались деполитизировать данную сферу государственной деятельности различными отсылками на общечеловеческие ценности, всегда присутствует. И эта политика не произвольна, она всегда жестко обусловлена различными факторами, даже целой системой факторов. По определению А. Е. Наташева , факторами развития уго-ловно-исполнительной политики выступают те взаимодействующие явления, которые как движущие силы определяют социальную направленность, основное содержание и перспективы


дальнейшего развития уголовно-исполнительной системы. Такими факторами выступают экономическая способность государства выделить необходимое для нормального функционирования уголовно-исполнительной системы количество ресурсов уровень развития демократизма, защиты прав и свобод человека и гражданина, проявления гуманизма в отношении правонарушителей культура, правосознание и нравственные идеалы граждан уровень, структура и динамика преступности развитие уголовного


законодательства и практики его применения развитие уголовно-исполнительного законодательства и приведение его и практики уголовно-исполнительной системы в соответствие с требованиями международных стандартов по обращению с осужденными уровень развития науки уголовно-исполнительного права. Данная система факторов в своей совокупности и обусловливает формирование политики России в сфере применения уголовных наказаний и обращения с осужденными рассмотрим их более подробно.


Уровень развития демократизма, защиты прав и свобод человека и гражданина, проявления гуманизма в отношении правонарушителей является определяющим фактором изменения уголовно-исполнительной политики России. Советская уголовная и исправительно-трудовая политика исходила из приоритета интересов государства и общества. Интересы личности рассматривались на паритетных началах лишь в случае совпадения интересов государства, общества и личности. Если этого не происходило, то интересы государства и общества преобладали


над интересами личности. Все уголовное и исправительно-трудовое законодательство основывалось на строгом соблюдении данного принципа. Это в значительной мере обусловливало и излишнюю жесткость как самого исправительно-трудового законодательства, так и практики его применения, что вызывало постоянную критику со стороны мирового сообщества, О коренном изменении своей политики Россия заявила в Декларации о государственном суверенитете, принятой 12 июня 1990 г.


Первым Съездом народных депутатов РСФСР, в которой провозгласила высшей ценностью интересы человека и закрепила принцип разделения властей. Данная идея была развита в Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г в ст. 2 которой сказано Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены законом только в той мере, в какой это необходимо


в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, законных прав и интересов других людей в демократическом обществе . Акцент в приоритетах ценностей в новой России расставил Закон О безопасности в редакции от 25 декабря 1992 г в ст. 1 которого говорится К основным объектам безопасности относятся личность - ее права и свободы общество - его материальные и духовные ценности государство - его конституционный строй, суверенитет и территориальная


целостность . В полном объеме данный принцип был закреплен в ст. 2 Конституции Российской Федерации 1993 г. Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства . Данный демократический принцип лег в основу политики новой России по формированию своего законодательства, в том числе и в сфере борьбы с преступностью, применения


уголовных наказаний и обращения с осужденными. В этих условиях более значимо стали выглядеть те мероприятия, которые были осуществлены в направлении гуманизации применения уголовных наказаний и обращения с осужденными, так как они органически вписываются в процессы демократизации нашего общества и государства-Если проводимые отдельные мероприятия по гуманизации условий и порядка отбывания наказания прежде всего в отношении несовершеннолетних - когда убрали излишнюю тюремную атри-бутику рассматривались в качестве


неординарных мер, то позднее они вошли в систему отбывания наказания при законопослушном поведении осужденному предоставляется исключительно большой объем льгот, при негативном поведении, наоборот возможно применение разнообразных и весьма жестких мер дисциплинарного и судебного воздействия. Такая система противовесов в выборе вариантов поведения в целом воспринимается правильно. Важный фактор формирования политики в сфере борьбы с преступностью, применения уголовных наказаний


и обращения с осужденными - общественное мнение, в основе которого лежат уровень культуры, правосознания и нравственные идеалы граждан. Общественным мнением оценивается жесткость карательной политики, ее достаточность и эффективность. Зависимость между уровнем образования, культуры, правосознания граждан и карательной политикой конкретного общества и государства установлена давно и тому есть масса доказательств. В России за рассматриваемый период не произошло каких-то серьезных изменений в уровне образованности


и культуры граждан. Но вот о правосознании и нравственных идеалах этого сказать нельзя, изменения здесь произошли и весьма существенные. Морально-нравственное кредо рассматриваемого периода - обогащение всеми возможными средствами и главная установка на создание класса собственников обусловили глубокий моральный кризис российского общества, игнорирование не только моральных, но и правовых устоев. Неисполнение правовых предписаний стало чуть ли не нормой жизни не только для многих наших сограждан,


но и для властных структур, правовой нигилизм вошел в массовое сознание в качестве необходимого условия выживания. Вся эта картина еще более усугубляется коррупцией, взяточничеством и поборами со стороны чиновничества, различных управленческих структур. Основной постулат наших реформаторов заключался в том, что новый класс собственников не только укрепит государственность, но и явится носителем духовности, морали и нравственности. Однако вряд ли можно воспринять как благо появление этого нового класса и


не только в силу резкого расслоения общества на бедных и богатых, а главным образом из-за неспособности этого класса, носящего в основе своей криминальный характер, организовать жизнедеятельность общества и государства. Еще предстоит дать должную оценку процессам криминализации общества и государства, коррупции, игнорированию национальных интересов и разворовыванию богатств страны в условиях, когда экономика и бизнес, освободившись от норм социалистической морали, стали свободны от всяких морально-нравственных


требований. В подобных условиях сложно обеспечить устойчивый правопорядок. К тому же следует учесть и то обстоятельство, что криминальные элементы стремятся лоббировать принятие угодных им нормативных актов, всячески противодействуют наведению порядка и законности, причем делают это на самых разных уровнях. Уровень, структура и динамика преступности оказывают непосредственное влияние на формирование как уголовной, так и уго-ловно-исполнительной политики.


С таким высоким уровнем преступности Россия в этом веке столкнулась, пожалуй, впервые. Кри-минализация общества и госаппарата породили обвальный рост преступности, которая в первую очередь обусловлена процессом перераспределения имущества, собственности, а также борьбой за сферы влияния между различными мафиозными структурами. Правоохранительные органы оказались неспособными справиться с этим огромным валом преступности, во многом носящей к тому же организованный характер-


Как известно, правопорядок в государстве определяется не только и не столько состоянием нормативной базы и деятельности правоохранительных органов, а прежде всего стабильностью экономических отношений, чего в России в рассматриваемый период также нет. Совершенствовать нормативную базу и деятельность правоохранительных органов, конечно, необходимо, но вести их нужно одновременно с решением вышеуказанной задачи, хотя следует оговориться, что возможности


здесь не слишком большие. Самые-совершенные нормативные акты в условиях крайнего упадка законности оказываются неэффективными или просто не выполняются. Привлечь лучшие кадры, оснастить их в соответствии с требованиями времени государство тоже должным образом не может из-за своих ограниченных ресурсных возможностей. С учетом неисполнительности, коррупции и прямого предательства эффективность деятельности правоохранительных органов невысока. А разрушение морально-нравственных устоев общества старые отбросили, а новые не создали


довершает картину состояния правопорядка. В подобных условиях были потеряны ориентиры в борьбе с преступностью, недаром Съезд народных депутатов РСФСР в своем постановлении О состоянии законности, борьбы с преступностью и коррупцией от 14 декабря 1992 г. указал Правоохранительные органы в определенной степени дезориентированы отсутствием четкой и последовательной уголовно-правовой политики . Хотя позднее и была разработана и принята


Федеральная программа Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью на 1994-1995 годы такие программы разработаны и приняты и на последующие годы , было введено в действие несколько указов Президента, касающихся усиления борьбы с преступностью, коррупцией и терроризмом, однако по ряду причин все эти нормативные предписания оказались невыполненными и мало повлияли на обстановку в сфере борьбы с преступностью. Выход из такого неблагоприятного положения возможен при стабилизации экономики, существенном


приросте валового национального продукта, что позволит выделить его существенную долю на ресурсное укрепление правоохранительных органов, а также при проведении жесткой линии по декларированию доходов граждан и имеющейся у них собственности. Причем необходимо не просто декларирование, а разработка четкого правового механизма реализации его последствий, пока государство этого не сделает - ожидать положительных результатов в борьбе с преступностью придется весьма долго. Уголовно-исполнительная политика является продолжением


политики уголовной, которая и определяет основные параметры первой, прежде всего через принятие конкретных законов. 13 июня 1996 г. был принят новый Уголовный кодекс Российской Федерации УК РФ , гл. 9 которого посвящена понятию, целям и видам наказания ст. 45-59 . Наряду с другими новеллами УК РФ ввел принципиально новые виды наказаний, такие, как обязательные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы и пожизненное лишение свободы.


Кроме того, в силу ст. 56 срок лишения свободы существенно увеличен - до 20 лет, а в определенных случаях - до 25 и 30 лет. Все это вносит существенные коррективы в уголовно-исполнительную политику и, разумеется, в соответствующее за-конодательство- Следует подчеркнуть, что уголов но-исполнитель на я система в настоящее время не готова к исполнению таких видов наказания, как обязательные работы, ограничение свободы и арест. Хотя в ст. 4 Закона О введении в действие


Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 г. и ч. 4 ст. 1 Закона О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации от 27 декабря 1996 г. указано, что положения настоящего Кодекса о наказаниях в виде обязательных работ, ограничения свободы и ареста вводятся в действие федеральным


законом после вступления в силу Уго-ловно-исполнительного кодекса Российской Федерации по мере создания необходимых условий для исполнения этих видов наказаний, но не позднее 2001 года, это не освобождает уголовно-испол-нительную систему от дополнительных трудностей. Дело в том, что с отсрочкой применения указанных видов наказаний суды вынуждены будут в больших объемах применять наказание в виде реального лишения свободы.


А это, как известно, весьма нежелательно, к тому же придется строить новые тюрьмы и колонии. Все эти обстоятельства должны быть учтены уголовно-исполнитель-ной политикой и законодательством. Развитию утоловно-исполнительного законодательства в указанный период будет посвящена отдельная глава, здесь же следует остановиться на необходимости приведения в соответствие с международными стандартами обращения с осужденными как законодательства так и уголовно-исполнительной практики.


Данное обстоятельство выступает важным фактором при формировании уголовно-исполнительной политики новой России. Советская исправительно-трудовая политика, законодательство и практика исправительно-трудовой системы постоянно подвергались жесткой критике со стороны мирового сообщества за нарушения международных стандартов при обращении с осужденными, а в конечном итоге за нарушения прав человека и гражданина- В конце 80-х годов признаки гуманизации в советской системе исправительно-трудовых учреждений стали


проявляться достаточно рельефно, особенно в отношении несовершеннолетних осужденных. С объявлением своего государственного суверенитета Россия изъявила желание войти в мировое и европейское сообщество в качестве равноправного члена и полноценного партнера. Однако одним из препятствий этому как раз и явилось то, что российская уголов-но-исполнительная система не соответствует мировым и европейским стандартам.


В будировании активного рассмотрения данного вопроса определенную роль сыграли различные правозащитные организации, которые находят поддержку среди ряда депутатов как бывшего Верховного Совета, так и Государственной Думы России. При рассмотрении заявки России о вступлении в Совет Европы от 7 мая 1992 г. его юридические эксперты детально ознакомились с положением дел в нормотворческой


сфере и в самой уголовно-исполнительной системе. В своем заключении от 7 октября 1994 г. они отмечали, что правовая система России все еще страдает рядом недостатков, но вместе с тем наблюдается рост общего осознания необходимости утверждения верховенства закона и прогресс в соблюдении законности. Отмечалась масса серьезных нарушений принятых в 1987 г. Европейских тюремных правил, особенно это касалось перенаселенности следственных изоляторов и тюрем,


режима содержания осужденных, их медицинского обслуживания и ряда других проблем. Предпринимаемые Россией шаги в направлении их решения в рассматриваемый период по этим вопросам принято свыше 40 различных нормативных актов в целом были сочтены достаточными для принятия России в Совет Европы. Определение путей реформирования политики, законодательства и самой уголовно-исполнительной системы невозможно без активной роли науки уголовно-исполнительного права.


Ниже мы специально рассмотрим основные направления ее развития в этот период. Здесь же лишь отметим, что для данного периода весьма характерной была разработка различных концепций как отдельными учеными и научными коллективами, так и на уровне Главного управления по исполнению уголовных наказаний и Министерства внутренних дел в целом. Это весьма положительное явление, так как именно в подобного рода


научных разработках и просматриваются теоретические основы уголовно-исполнительной политики. Все изложенные направления реформирования уголовно-исполнительной системы и обслуживающего ее законодательства могут быть в полной мере реализованы лишь при соответствующем ресурсном обеспечении, что прежде всего зависит от состояния нашей экономики. Именно от него зависит, введем мы или нет в полном объеме новое законодательство в сфере применения уголовных наказаний и обращения с осужденными предварительный рассчет


показывает, что для этих целей государство должно выделить огромную сумму денег - несколько десятков триллионов рублей. Приведение всей уголовно-исполнительной системы в соответствие с мировыми стандартами потребует еще больших затрат и не только финансового порядка. Таким образом, политика в сфере борьбы с преступностью, применения уголовных наказаний и обращения с осужденными в рассматриваемый период обусловливалась теми противоречивыми процессами, которые происходили


и происходят в российской экономике и обществе. Эта политика не выбирается произвольно, а формируется постепенно в процессе преобразований в государственном строительстве, экономике и общественной жизни. От успехов этих преобразований зависит возможность ускорения реформирования уголовно-исполнительной системы. 2. Общая Болезненно отразился на уголовно-исполни-характеристика тельной системе распад сложившихся хо- условий зяйственных связей и переход к рыночным функционирования отношениям.


Существовавшее длительное уголовно- время кооперирование с предприятиями исполнительной других министерств и ведомств распалось, собственное производство системы оказалось мало приспособленным к выпуску конкурен- системы и формирования политики всфере испол нения тоспособной продукции. В связи со сверты-утоловных наказаний ванием объемов производства в народном и обращения хозяйстве использование рабочей силы с осужденными осужденных на основе заключаемых договоров на контрагентской


основе также фактически прекратилось. В результате каждый четвертый осужденный, отбывающий наказание в местах лишения свободы, оказался без работы. Сложившаяся схема управления производством не вписывалась в рыночные отношения. И надо сказать, что предприятия исправительных учреждений свои проблемы стали решать зачастую самостоятельно, без участия вышестоящих аппаратов управления. Уголовно-исполнительной системе нужна была принципиально новая схема управления производством.


Но для ее разработки и внедрения предварительно нужно было решить один принципиальный вопрос должна ли вообще входить уголовно-исполнительная система в рыночные отношения. Мировой опыт исключает участие тюремных систем в конкурентной борьбе на рынке производителей продукции, и осужденные за рубежом заняты либо учебным трудом, либо на вспомогательных производствах или вообще не работают. Предприятия нашей исправительной системы решили войти в рыночные отношения, и, несмотря


на все трудности, им удается не только выживать, но даже и расширять свое жизненное пространство за счет введения новых рабочих мест- В этом направлении предпринимались немалые усилия как Правительства России, Министерства внутренних дел, так и администрации субъектов Российской Федерации. В 1992 г. была разработана и принята Концепция перехода промышленности уголовно-исполнительной системы к рыночным отношениям.


Еще раньше в аппаратах управления уголовно-исполнительной системы были созданы маркетинговые службы, деятельность которых была направлена на максимальное приспособление производимых на предприятиях исправительных учреждений изделий к требованиям рынка и запросам потребителей, а также на выполнение установленных показателей по прибылям. Данные службы изучают спрос на продукцию, требования потребителей к ее качеству, новизне, технико-экономическим и эстетическим характеристикам, уровню цены и другим ориентирам, включая


возможные каналы сбыта. В этих целях в уголовно-исполнительной системе была создана широкая торговая сеть специальные магазины, торговые дома , предприятия системы стали постоянно участвовать в различного рода региональных и специализированных торговых ярмарках- В МВД России была разработана и создана специальная программа Информационно-коммерческие сети , позволяющая оперативно выдавать и получать информацию о наличии готовой


продукции и ценах на нее, неликвидах, изделиях по бартеру, котировке цен на ведущие товары и другую коммерческую информацию. Одним словом, была поставлена задача - выявить возможности предприятий уголовно-исполнительной системы, занять конкурентные позиции на конкретном сегменте рынка. Для стабилизации промышленной деятельности и финансового состояния учреждений и предприятий уголовно-исполнительной системы рядом нормативных актов они были освобождены от платы за землю, от налога на


имущество, им было разрешено консервировать неиспользованное оборудование. Освобождены они были и от налога на суммы превышения расходов на оплату труда над нормируемой величиной, им позволено относить на себестоимость продукции все денежные выплаты аттестованному составу производственного сектора, в том числе пенсионные выплаты и единовременные пособия при уходе на пенсию. Денежное содержание аттестованного состава уголовно-исполнительной системы было освобождено от отчислений


в государственные внебюджетные фонды разрешено также производить взаимозачет по погашению задолженности между МВД России, федеральным бюджетом и поставщиками материально-технических ресурсов. В 1994 г. было принято специальное постановление Правительства Российской Федерации О размещении на предприятиях учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, и на собственном производстве этих учреждений заказов на поставки продукции, выполнение


работ и услуг для удовлетворения государственных нужд . Позднее Правительством России были разработаны и приняты Федеральная целевая программа содействия трудовой занятости осужденных к наказанию в виде лишения свободы на 1995-1996 годы и аналогичная программа на период до 2000 года. Органы власти субъектов Федерации также включали расположенные на их территории исправительные учреждения


в свои региональные программы, освобождали их от местных налогов, предоставляли льготные кредиты, т. е. оказывали им всемерную поддержку. Благодаря всем этим мероприятиям, несмотря на неудовлетворительное финансирование из федерального бюджета, уголовно-исполнительная система продолжала функционировать без особых сбоев и чрезвычайных происшествий массового характера. Происшедшие в России коренные изменения в общественной, государственной и экономической жизни обусловили


и другие особенности функционирования уголовно-исполнительной системы. Отказ от социалистической системы хозяйства и переход к рыночным отношениям явились первопричиной отмены такого уголовно-правового института, как условное осуждение к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного к труду и условное освобождение из мест лишения свободы с обязательным привлечением освобожденных лиц к труду. Таким образом спецкомендатуры, в которых содержались указанные лица во время обязательных


работ, были полностью ликвидированы. Изменение политики государства в отношении соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина обусловили отказ от принудительного лечения хронических алкоголиков и наркоманов в лечебно-трудовых профилакториях, в результате чего была ликвидирована разветвленная система этих учреждений. Трудности в комплектовании по призыву российской армии, в том числе и внутренних войск, предопределили передачу функций охраны исправительных учреждений и надзора за осужденными из войск


непосредственно уголовно-исполнительной системе. Теперь уголовно-исполнительная система, исполняющая наказание в виде лишения свободы, полностью сосредоточила все функции, связанные с исполнением наказания. Если учесть, что финансирование уголовно-исполнительной системы в бюджете МВД России проходит отдельной строкой, то по существу мы имеем своеобразное министерство в рамках Министерства внутренних дел-Сторонники выделения службы по исполнению уголовных наказаний в самостоятельную


структуру в Правительстве России в качестве одного из аргументов как раз и приводят указанное выше обстоятельство-Изменение условий, в которых существует уголовно-исполнительная система, да и самих функций этой системы вызвало необходимость изменений как в самой структуре данной системы, так и аппаратов ее управления. Очередной раз произошло слияние двух самостоятельно существовавших систем исполнения наказания в виде лишения свободы управлений - Главного управления исправительно-трудовых учреждений и


Главного управления лесных исправительно-трудовых учреждений - в единое Главное управление по исполнению уголовных наказаний ГУИН МВД России. Аппараты управления в центре и на местах были реорганизованы в соответствии с изменившимися функциями, появились в их числе и новые структуры, ведающие безопасностью, надзором, охраной, штабной работой, тыловым обеспечением и т. п. Согласно Закону


Российской Федерации Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы от 21 июля 1993 г. структура и штаты центральных органов управления уголовно-исполнительной системы в пределах численности, установленной Правительством Российской Федерации, а также положения о них утверждаются МВД России. Структура и штаты учреждений, исполняющих наказания, а также положения об этих учреждениях


утверждаются территориальными органами управления уголовно-исполнительной системы в соответствии с нормативами, установленными Правительством Российской Федерации, типовыми структурами, штатами и положениями, утвержденными центральными органами управления уголовно-исполнительной системы- Особенно важным для устойчивости функционирования уголовно-исполнительной системы является положение закона о том, что штатная численность персонала сохраняется неизменной в течение двух лет при уменьшении


численности осужденных в случаях проведения амнистии, изменения законодательства Российской Федерации, условий исполнения наказаний и в других случаях в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации. Данное обстоятельство является важным для анализа складывающейся практики формирования и функционирования аппаратов управления уголовно-исполнительной системы. В свое время аппараты управления уголовно-исполнительной системой были весьма небольшими, в конце 50-х


годов на областном, краевом уровне они составляли всего лишь несколько десятков человек. Затем они стали расти и весьма быстрыми темпами, рост в основном шел по линии производственно-финансовых служб в итоге некоторые из этих аппаратов разрослись до нескольких сотен человек в зависимости от характеристик региона и численности находящихся там учреждений . При плановом ведении хозяйства такое положение дел еще как-то можно было оправдать, так как приходилось


согласовывать практически все с вышестоящими органами управления и осуществлять подробный контроль и проверку исполнения на местах. Однако в нынешних условиях все коренным образом изменилось, предприятия получили полную самостоятельность, нет никаких фондов по материально-техническому снабжению, отпали всякие согласования по номенклатуре выпускаемой продукции и ее реализации и т. п. Многие функции от центральных органов управления уголовно-исполнительной системы ушли кадровая, производственная,


ресурсная и др а численность аппаратов управления практически не уменьшилась. Аналогичное положение складывается и на уровне субъектов Федерации. Здесь в полной мере срабатывает известный в науке управления закон Паркинсона, согласно которому созданная система имеет тенденцию к своему расширению. Действительно, когда работали над Концепцией развития органов внутренних дел и внутренних войск до 2005


года, этот закон проявился в полную силу ни одно подразделение министерства не внесло предложений о сокращении своих структур и сокращении аппарата, наоборот, все предложения предполагали их увеличение. Таким образом, внутренние возможности уголовно-исполнительной системы по реформированию своей структуры и аппаратов управления весьма ограниченны, такое реформирование наиболее радикально можно провести лишь извне. Важным условием, на фоне которого осуществлялись реорганизация уголовно-исполнительной системы


и формирование политики в сфере борьбы с преступностью, применения уголовных наказаний, явилась гласность, открытость системы. Дело не только в том, что были в основном сняты весьма жесткие ограничительные грифы на документы и материалы, освещающие деятельность уголовно-исполнительной системы свои секреты все равно остаются, например, касающиеся материалов оперативно-розыскной деятельности. Места лишения свободы стали открыты для широкой публики представителей средств массовой информации,


различных религиозных конфессий, правозащитных организаций и общественных формирований. Деятельность уголовно-исполнительной системы в печати, на телевидении и радио освещается достаточно широко и регулярно. Следует особо подчеркнуть, что в отличие от яростных и нередко необъективных нападок конца 80-х - начала 90-х годов, способных лишь деморализовать систему и работающих в ней людей, в последнее время это освещение стало более взвешенным и конструктивным, выявляющим не только недостатки и безобразия,


но и сложности, проблемы этой сферы деятельности. Как видим, условия функционирования уголовно-исполнительной системы в 1991-1996 гг. существенно отличаются от условий всех предыдущих периодов существования системы- Это, несомненно, не могло не отразиться на характере и содержании уголовно-ис-полнительного законодательства данного периода, к рассмотрению которого мы перейдем в следующей главе.


Глава 13. Формирование уголовно-исполнительного законодательства суверенной России в 1991-1996 гг. 1. Общая Нормотворческая деятельность, касающаяся характеристика реорганизации уголовно-исполнительной сис-изменевий темы, условий ее функционирования и обра-и дополнений щения с осужденными, была весьма активной действующего за это время было принято свыше 40 различ-исправительно- у нормативных актов законов, указов Пре- трудового зидента и постановлений


Правительства Рос-законодательства сийской Федерации . Это был, пожалуй, самый насыщенный по уровню нормотворческой деятельности период, что обусловливалось потребностями гуманизации и приведения порядка и условий содержания осужденных в соответствие с требованиями международных стандартов, перехода к рыночным отношениям и стабилизации уголовно-исполнительной системы. Первыми в ряду нормативных актов, направленных на реорганизацию уголовно-исполнительной системы, были


указы Президента Российской Федерации. Следует отметить Указы от 30 ноября 1991 г. Об изменениях в системе оплаты труда осужденных и лиц, содержащихся в лечебно-трудовых профилакториях МВД РСФСР и от 12 октября 1992 г. О приватизации в органах внутренних дел Российской Федерации . Первым Указом были отменены 50-процентные удержания из заработка осужденных в доход государства


и устанавливались лишь удержания по фактической стоимости питания и вещевого имущества, предоставленного осужденным. Эта норма коренным образом изменила стимулирование труда осужденных, существенно улучшив их отношение к труду. Вторым Указом предусмотрена норма, запрещающая приватизацию предприятий, учреждений и организаций органов внутренних дел независимо от источников финансирования. В последующие годы Президент России также издал ряд указов, касающихся функционирования уголовно-исполнительной


системы. Так, 22 апреля 1994 г. Указом Президента О сокращении численности внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации функции охраны учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, и их объектов от внутренних войск МВД России переданы учреждениям и органам уголовно-исполнительной системы. Несколько раньше, как уже отмечалось, из войск были переданы уголовно-исполнительной системе функции


надзора за осужденными. Указом Президента от 29 сентября 1995 г. О преобразовании государственных предприятий учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы предприятия учреждений, исполняющих наказания, были преобразованы в государственные унитарные предприятия федеральные казенные предприятия . Наиболее существенные изменения в нормативной базе функционирования уголовно-исполнительной системы произошли с принятием


Закона Российской Федерации от 12 июня 1992 г. О внесении изменений и дополнений в Исправительно-трудовой кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР . Закон прежде всего привел российское исправительно-трудовое законодательство в соответствие с международными нормами права. Он был направлен на повышение эффективности исполнения уголовного наказания, соблюдение прав человека.


Впервые осужденным была гарантирована свобода совести и вероисповедания, разрешено посещать места лишения свободы служителям культа разных конфессий для отправления религиозных обрядов. Закон обязывал администрацию исправительных учреждений обеспечить разъяснение осужденным их прав и обязанностей, условий труда и отдыха, предоставление возможности знакомиться с различными правовыми актами. Закон ввел специальные нормы, относящиеся к персоналу учреждений и органов, исполняющих наказание


и осуществляющих контроль за условно осужденными и условно освобожденными ст. 116 ИТК РСФСР - требования, предъявляемые к персоналу ст. 117 - ответственность сотрудников исправительно-трудовых учреждений ст. 118 - правовое положение персонала ст. 119 - социальная защищенность персонала. В этих нормах, в частности, закреплялось такое положение, как несовместимость с работой в органах,


исполняющих наказания, жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство действий, а также непринятия надлежащих мер по отношению к таким действиям. По данному Закону все работающие осужденные получили право на отпуск, время их работы в период отбывания наказания в виде лишения свободы стало засчитываться в общий трудовой стаж. Были также сняты ограничения на отправление осужденными писем и телеграмм, отменены такие меры взыскания,


как лишение посылок и передач, а также свиданий. Данный Закон предоставил большие льготы осужденным женщинам. Некоторым из них, имеющим детей до трех лет, было предоставлено право проживания за пределами исправительного учреждения- Осужденным женщинам было разрешено носить собственную одежду гражданского образца. Осужденным было предоставлено право заключать договора о страховании, приобретать сертификаты и другие


ценные бумаги, а также оплачивать из личных сбережений предоставляемые им дополнительные лечебно-профилактические услуги. Более подробно все эти положения будут рассмотрены в 1 гл. 16 учебника. Законом Российской Федерации от 17 декабря 1992 г. сО внесении изменений в статью 24 Уголовного кодекса РСФСР было введено положение, согласно которому при замене в порядке помилования смертной казни лишением свободы оно могло быть назначено пожизненно этим


Законом было положено начало функционирования учреждений, предназначенных для содержания лиц, отбывающих лишение свободы пожизненно. Закон Российской Федерации от 18 февраля 1993 г. О внесении изменений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессу-альный кодекс РСФСР, Исправительно-трудовой кодекс РСФСР и Закон РСФСР О милиции отменил такие виды наказаний, как ссылка, высылка, условное осуждение условное освобождение


с обязательным привлечением к труду. Законом Российской Федерации от 18 февраля 1993 г. О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР усилена уголовная ответственность за совершение побегов из учреждений, исполняющих наказание, а действие нормы о захвате заложников распространено на территорию Российской Федерации ст. 126 УК РСФСР . Существенные изменения в деятельность уголовно-исполнитель-ной


системы были внесены Законом Российской Федерации от 6 июля 1993 г. О внесении изменений в Уголовный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР . Им были ликвидированы исправительно-трудовые колонии усиленного режима, а осужденные, в них содержащиеся, были переведены в колонии с более легким режимом - исправительно-трудовые колонии общего режима. Этот закон изменил и саму систему распределения осужденных по видам режима, взяв за основу не


количество судимостей и тяжесть преступлений, а реальную общественную опасность конкретной личности. Особенно значимым для развития уголовно-исполнительной системы в новых условиях их функционирования был Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 г. Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы - Он состоит из 7 глав и 38 статей. В первой главе раскрываются принципы, задачи и правовые основы деятельности уголовно-исполнительной


системы полномочия органов власти и управления на уровне Российской Федерации и ее субъектов. Вторая глава посвящена организации уголовно-исполнительной системы и обеспечению ее деятельности. Здесь раскрывается организационная структура уголовно-исполнительной системы и учреждений, исполняющих наказания определяются территориальные и централь- В разработке этого Закона принимал непосредственное участие и автор данного раздела учебника.


Справедливости ради и в качестве самокритики следует отметить юридическое несовершенство указанного правового акта. Он принимался в спешном порядке, важно было как можно быстрее урегулировать жизненно необходимые сферы деятельности уголовно-исполнительной системы. Разработчики уже тогда понимали, что действие Закона будет иметь относительно временный характер. ные органы управления уголовно-исполнительной системы и их компетенция указываются источники финансирования


системы и порядок предоставления ей льгот определяется имущество уго-ловно-исполнительной системы и обеспечение безопасности ее объектов. В третьей главе рассматриваются основы организации деятельности учреждений, исполняющих наказания права и обязанности учреждений, исполняющих наказания виды производств и предприятий порядок привлечения осужденных к труду и обучению регламентируются особенности предпринимательской деятельности осужденных. В четвертой главе раскрываются права и обязанности работников уголовно-исполнительной


системы, определяется, кто может быть отнесен к работникам уголовно-исполнительной системы и трудовым коллективам этой системы. В пятой главе рассматриваются сугубо специфические вопросы, связанные с общими правилами, требованиями и особенностями применения сотрудниками уголовно-исполнительной системы физической силы, спецсредств и оружия. Глава шестая посвящена правовой и социальной защите работников уголовно-исполнительной системы. И последняя седьмая глава - контролю за деятельностью уголовно-исполнительной


системы. Столь подробное изложение структуры данного Закона связано с тем, что по своей природе и основным своим качественным характеристикам он носит комплексный характер. Поэтому отдельные его положения, раскрывающие особенности конкретных видов деятельности уголовно-исполнительной системы, будут рассмотрены ниже, при анализе таких ее направлений, как режим, труд, воспитательная работа и др. Значение этого Закона заключается не только в том, что он определил уголовно-исполнительную


систему, ее аппараты управления и место в системе органов государственной и исполнительной власти, регламентировал основы деятельности учреждений и органов, исполняющих наказания. Он впервые определил порядок финансирования уголовно-исполнительной системы, теперь оно осуществляется отдельной строкой в федеральном бюджете. Также впервые осужденным было разрешено заниматься предпринимательской деятельностью путем создания товариществ с ограниченной ответственностью.


Существенно были расширены гарантии личной безопасности сотрудников уголовно-исполнительной системы и членов их семей. В связи с тем, что ст. 5 данного Закона содержит указание на возможность отнесения к уголовно-исполнительной системе следственных изоляторов а они структурно всегда входили и входят в аппарат ее управления , следует отметить также и Федеральный закон от 15 июля 1995 г. О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении


преступлений , который определил правовой статус подозреваемых и обвиняемых, гарантии обеспечения их прав и обязанностей, регламентировал деятельность администрации следственных изоляторов. Впервые в законодательстве начальнику места содержания под стражей предоставлено право вынесения постановления об освобождении подозреваемого или обвиняемого, если истек установленный законом срок задержания или заключения под стражу. Следует также упомянуть и Федеральный закон от 25 апреля 1995 г.


О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации О налоге на имущество предприятий , которым предприятия учреждений, исполняющих наказания в виде лишения свободы, освобождаются от уплаты налога на имущество предприятий. Этот Закон, как уже отмечалось, направлен на стабилизацию финансового положения предприятий уголовно-исполнительной системы. 21 декабря 1996 г. был принят


Федеральный закон О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации . В связи с тем, что новый УК РФ вступал в действие с 1 января 1997 г для его успешного применения необходимы были соответствующие изменения в сферах процессуальной и уголовно-исполнительной деятельности.


Что касается уголовно-исполнительной сферы, то данный Закон прежде всего привел в соответствие с УК РФ всю терминологию ИТК РСФСР, а также регламентировал исполнение таких видов новых наказаний, как обязательные работы, ограничение свободы и арест. В новой редакции были изложены ст. 5, 6, 8, 12, 13, 74 ИТК РСФСР, частичные изменения внесены в 95 статей.


Кроме того, в ИТК РСФСР дополнительно был введен разд. П-А Порядок и условия исполнения наказаний в виде ареста и ограничения свободы и разд. III Порядок и условия исполнения наказания в виде исправительных работ и обязательных работ за счет включения в него обязательных работ. Кроме того, в Кодекс внесен самостоятельный разд. VII Исполнение наказания в виде смертной казни .


Всего в ИТК РСФСР было введено 26 совершенно новых статей. Все эти новеллы были взяты из проекта нового Уголовно-исполнительного кодекса, истории подготовки и принятия которого посвящен следующий параграф главы учебника. В рассматриваемый период был принят ряд постановлений Верховного Совета Российской Федерации, относящихся к реорганизации уголовно-исполнительной системы.


Так, 21 января 1993 г. было принято постановление О временных следственных изоляторах, расположенных на территории исправительно-трудовых колоний, для содержания осужденных, в отношении которых приговоры не вступили в законную силу . На основании постановления осужденные, в отношении которых приговоры не вступили в законную силу, из переполненных следственных изоляторов могли переводиться во временные следственные изоляторы, созданные


на территории исправительно-трудовых колоний. 27 января 1993 г. Верховный Совет РФ принял постановление Об особенностях управления предприятиями исправительно-трудовых учреждений и лечебно-трудовых профилакториев Министерства внутренних дел Российской Федерации , согласно которому управление предприятиями ИТУ, распоряжение их имуществом, а также создание, реорганизация и ликвидация данных предприятий осуществляют


МВД России и уполномоченные им территориальные органы управления уголовно-исполнительной системы в порядке, установленном Государственным комитетом Российской Федерации по управлению государственным имуществом. Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации 26 апреля 1994 г. приняла постановление О комиссии


Государственной Думы по проверке фактов нарушения прав человека в отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления, содержащихся в следственных изоляторах и изоляторах временного содержания системы Министерства внутренних дел Российской Федерации . В соответствии с постановлением образована Комиссия по проверке случаев нарушения прав человека в отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления, содержащихся в следственных изоляторах, и принято


Положение об этой Комиссии. Конституционный Суд Российской Федерации также обращался к рассмотрению вопросов, относящихся к защите прав осужденных. Так, 23 июня 1995 г. им было рассмотрено дело о проверке конституционности ч. 1 и п. 8 ч. 2 ст. 60 Жилищного кодекса РСФСР в связи с запросами Муромского городского народного суда Владимирской области и жалобами граждан-


В итоге нормы Жилищного кодекса РСФСР об утрате гражданином права на жилье при осуждении к наказанию в виде лишения свободы на срок свыше шести месяцев признаны неконституционными. Это решение Конституционного Суда является важнейшей гарантией успешности адаптации человека к условиям свободы после его освобождения из мест лишения свободы по крайней мере бездомными, как это было раньше, эти люди теперь не являются- Другим важным постановлением


Конституционного Суда является постановление от 16 октября 1995 г. по делу о проверке конституционности ст. 124 Закона РСФСР от 20 ноября 1990 г. О государственных пенсиях в РСФСР . Приостановление выплаты трудовых пенсий согласно указанной норме Закона на время лишения пенсионера свободы по приговору суда признано противоречащим Конституции Российской Федерации. Рассматривая законодательство по совершенствованию уголовно-исполнительной


системы, организации ее функционирования и правового положения осужденных, мы специально не анализируем те или иные нормы Конституции Российской Федерации, а подразумеваем, что она выступает, во-первых, правовой основой уголовно-исполнительного законодательства, и, во-вторых, ее нормы имеют прямое действие, в том числе и в отношении граждан, отбывающих те или иные уголовные наказания, если иное не указано в самой Конституции или ином законе конституционного характера.


Исключительно обширную правовую базу уголовно-исполни-тельной системы составляют постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации. Как уже отмечалось, именно с помощью этих постановлений и решений осуществлялся переход предприятий уголовно-исполнительной системы к рыночным отношениям, стабилизировалось финансово-экономическое положение системы. Применительно к изменению правового положения осужденных выделим постановление Правительства Российской Федерации от 1 декабря 1992 г.


Об утверждении норм суточного довольствия осужденных к лишению свободы, а также лиц, находящихся в следственных изоляторах, лечебно-трудовых, воспитательно-трудовых и лечебно-воспитательных профилакториях Министерства внутренних дел Российской Федерации . Постановлением определен порядок применения норм суточного довольствия и расчетных норм расхода денежных средств на питание различных категорий осужденных и лиц, находящихся в следственных изоляторах.


Постановлением Правительства от 20 сентября 1994 г. Об обеспечении предметами первой необходимости и питанием осужденных к лишению свободы, не имеющих заработка, содержащихся в исправительно-трудовых и воспитательно-трудовых колониях Министерства внутренних дел Российской Федерации впервые была введена норма обеспечения предметами первой необходимости осужденных к лишению свободы, не имеющих заработка.


Дано также было поручение разработать новые нормы питания. Ряд постановлений Правительства были посвящены вопросам социальной защиты сотрудников уголовно-исполнительной системы и предоставляемым им льготам жилье, кредиты, исчисление трудового стажа, пенсии, проезд и многое другое . Следует отметить постановление Правительства Российской Федерации от 12 августа 1994 г. Об утверждении нормативов штатной численности персонала учреждений,


исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, и учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, с особыми условиями хозяйственной деятельности, а также следственных изоляторов Министерства внутренних дел Российской Федерации . Этим постановлением определяется, что норматив штатной численности персонала учреждений, исполняющих наказания в виде лишения свободы, устанавливается в зависимости от среднегодовой численности осужденных


заключенных в следующем соотношении в следственных изоляторах - до 25 к 2000 г. в ИТК всех видов режима, в том числе ИТК-поселениях - 17.0 в ВТК - 48 в ИТК с особыми условиями хозяйственной деятельности - 17,5 . Особо следует отметить постановления Правительства, касающиеся строительства и реконструкции тюрем и следственных изоляторов. Постановление от 3 ноября 1994 г.


О Федеральной программе строительства и реконструкции следственных изоляторов и тюрем Министерства внутренних дел Российской Федерации, а также строительства жилья для персонала указанных учреждений до 2000 года предусматривает, в частности, к указанному сроку увеличить лимит наполнения в следственных изоляторах и тюрьмах на 113,2 тыс. мест. Постановление Правительства от 27 июня 1996 г. О мерах по обеспечению условий содержания лиц, находящихся


в следственных изоляторах и тюрьмах уголовно-исполни-тельной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации предусмотрело широкую систему мер по реализации предыдущего своего решения по данному вопросу, а также конкретные задания по подготовке соответствующих нормативных актов, обеспечивающих нормальное функционирование следственных изоляторов и тюрем, а также участие общественности в контроле за деятельностью следственных изоляторов.


Постановлением Правительства от 9 июля 1994 г. Об утверждении Перечня предприятий, учреждений и организаций Министерства внутренних дел Российской Федерации, входящих в уго-ловно-исполнительную систему в состав уголовно-исполнитель-ной системы дополнительно включен ряд предприятий, учреждений и организаций, в том числе следственные изоляторы, центральные базы и базы материально-технического обеспечения и сбыта, строительно-монтажные управления,


жилищно-коммуналь-ные хозяйства и другие объекты. Представляет интерес и постановление Правительства российской Федерации от 6 мая 1994 г. Об утверждении размеров увеличения должностных окладов тарифных ставок персоналу учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, и учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы с особыми условиями хозяйственной деятельности, в зависимости от вида


учреждений, характера и сложности выполняемых работ, а также следственных изоляторов Министерства внутренних дел Российской Федерации . В соответствии с постановлением персоналу установлены надбавки к должностным окладам тарифным ставкам на 50 за работу в учреждениях, исполняющих уголовные наказания с особыми условиями хозяйственной деятельности, особого режима для лиц, которым исключительная мера наказания заменена лишением свободы на 30 за работу


в учреждениях, исполняющих наказания, для содержания осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы на 25 за работу в учреждениях, исполняющих наказания, предназначенных для содержания и лечения инфекционных больных. На основании этого же постановления увеличиваются должностные оклады персоналу в случае превышения численности осужденных заключенных сверх лимита для данного вида учреждений. Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 мая 1996 г.


О нормализации деятельности сельскохозяйственных предприятий Министерства внутренних дел Российской Федерации сельскохозяйственные предприятия уголовно-исполнитель-ной системы отнесены к разряду государственных сельскохозяйственных предприятий, а продукция, произведенная ими и поставленная для нужд самой системы, учитывается в общем объеме поставок продовольствия Министерству внутренних дел Российской Федерации из федерального продовольственного фонда.


Рассмотренные правовые акты составляют правовую основу функционирования системы органов, исполняющих наказания в рассматриваемый период. Ведомственные нормативные акты будут рассмотрены при анализе конкретных институтов и направлений деятельности. 2. Основные Интенсивная разработка вариантов нового уго-этапы подготовки ловно-исполнительного законодательства со-и принятия провождалась глубокими теоретическими ис-


Уголовно- следованиями, имевшими форму различных исполнительного концепций. Эти концепции касались рефор- кодекса мирования законодательства, самой уголовно- оссиискои исполнительной системы и ее ресурсного обес-Федерации печения. Они разрабатывались как МВД, так и отдельными авторами. Инициатором разработки нового Российского уголоано-испол-нительного законодательства в 1991 г. выступил


Верховный Совет РСФСР. К этой работе был подключен широкий круг научных и практических работников, коллектив разработчиков поручено было возглавить автору данного раздела учебника. При этом были поставлены определенные задачи. Прежде всего предлагалось изменить название данной отрасли законодательства, определив ее как уголовно-исполнительную. Это необходимо было сделать, чтобы в определении основной задачи органов, исполняющих наказания, сместить


акцент с исправления осужденных трудом в сторону их социальной реабилитации. Предлагалось также исключить политико-идеологическую окраску, присущую действовавшему тогда Исправительно-трудовому кодексу РСФСР. Предписывалось в максимальной форме учесть требования международных стандартов обращения с осужденными. Оговаривалось, что права осужденного как гражданина и человека не должны ограничиваться иначе как по закону. Следовало предусмотреть меры


Социальной защиты осужденных, возможность более углубленной дифференциации мер воздействия на их поведение и учесть ряд других требований. Это был по существу социальный заказ новой ориентации. Причем в связи с тем, что ряд государственных формирований, входящих в состав РСФСР, пожелали иметь собственное уголовно-исполнительное законодательство, требовалось разработать основы законодательства, а не кодекс. В декабре 1990 г. подготовленный проект


Основ уголовно-исполни-тельного законодательства был направлен в комитеты Верховного Совета РСФСР. Проект получил одобрение на заседании Комитета по законодательству, но к тому времени стала меняться политическая обстановка и уже было принято решение о подготовке Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации. Поэтому было рекомендовано на базе проекта


Основ разработать проект Кодекса, который должен отвечать социальному заказу см. выше , предложенному Советом национальностей Верховного Совета РСФСР. При этом коллективу разработчиков из Томского университета предложено было подготовить альтернативный проект Кодекса. К работе над первым проектом Кодекса кроме видных ученых были привлечены практические работники органов внутренних дел, суда, прокуратуры, министерства обороны.


Реализуя социальный заказ, авторский коллектив исходил из принципиального положения о том, что данный Кодекс должен быть рассчитан на переходный период и отражать все особенности многоцветной палитры экономической, политической, государственно-правовой, национальной и общественной жизни только в этом случае он мог быть жизнеспособным во всех своих основных институтах. Данное обстоятельство необходимо подчеркнуть в связи с тем, что разработчики альтернативного проекта


Кодекса исходили из противоположной посылки как можно больше гуманизировать, демократизировать, максимально внедрить международные стандарты обращения с осужденными с тем, чтобы основное содержание Кодекса стало работать в будущем, а пока главное - застолбить все эти нововведения. Ясно, что подобная позиция оторвана от жизни, не учитывает ее реалий. Государство не способно было обеспечить реорганизацию уголовно-исполнительной системы в полном соответствии


с мировыми стандартами. В начале 1992 г. проект Кодекса был представлен в Верховный Совет, где был рассмотрен в пяти комитетах и комиссиях, и получил в целом одобрение. Представлен был и альтернативный проект. Было принято решение об образовании депутатской комиссии с привлечением широкого круга ученых и специалистов, которой поручалось доработать проект Кодекса с учетом альтернативного варианта. В марте 1992 г- доработанный проект


Кодекса был передан в Верховный Совет Российской Федерации. Однако в связи с тем, что затягивалась разработка Уголовного кодекса Российской Федерации, рассмотрение проекта Уголовно-исполнительного кодекса откладывалось- Практика требовала немедленного принятия норм, отражающих происходящие в уголов-но-исполнительной системе изменения.


Поэтому было принято решение внести необходимые изменения и дополнения в действующий Исправительно-трудовой кодекс РСФСР, что и было сделано 12 июня 1992 г. При этом следует отметить, что все новеллы Закона Российской Федерации от 12 июня 1992 г. были взяты из проекта Уголовно-исполнительного кодекса. Таким образом многие нормы будущего


Кодекса прошли апробацию и проверку временем, доказав свою жизнеспособность. Позднее также приходилось прибегать к подобной практике, и большая часть новелл, внедренных в деятельность уголовно-исполнительной системы в рассматриваемый период, взята из указанного проекта Кодекса. Однако, когда в конце 1994 г. было решено вернуться к работе над проектом Кодекса, то разработчикам пришлось в нем многое менять, так как жизнь в стране существенно изменилась


была принята Конституция России, отменены многие виды наказаний, существенно обновилось законодательство и др Работу над проектом Кодекса возобновили депутаты Государственной Думы В. И. Илюхин и В. Д. Филимонов. В 1995 г. состоялись рассмотрение данного проекта на заседании Госдумы в первом чтении и парламентские слушания- Затем в течение года шла работа над замечаниями и


предложениями