Реферат по предмету "Гражданское право и процесс"

Узнать цену реферата по вашей теме


Осуществление и защита гражданских прав

ПЛАН Введение Глава І. Осуществление гражданских прав и его пределы § 1. Сущность и способы осуществления гражданских прав § 2. Правомерность и неправомерность поведения в процессе осуществления гражданских прав § 3. О проблеме злоупотребления правом Глава ІІ. Защита гражданских прав и ее пределы § 1. Право на защиту как одно из правомочий субъективного гражданского права § 2.

Основные способы защиты гражданских прав § 3. Пределы самозащиты гражданских прав Глава ІІІ. Некоторые особенности защиты неимущественных гражданских прав § 1. Признаки неимущественных прав § 2. Классификация неимущественных прав § 3. Основные способы защиты неимущественных прав § 4. Защита чести, достоинства и деловой репутации личности Выводы Литература Введение Вопрос о субъективных правах, в том числе и о субъективных гражданских правах,

находится в центре внимания отечественной правовой науки. Правовая наука в процессе построения правового государства должна выражать интересы единственного носителя власти—народа, и потому не может не обращать своего главного внимания на права и свободы человека, на обеспечение реальных гарантий их осуществления. Отношения государства и личности регулируются разделом II Конституции РБ. Согласно ст. 21, обеспечение прав и свобод граждан

Республики Беларусь является высшей целью государства. Но, как известно, простое декларирование права или принципа его обеспечения где бы то ни было еще не гарантирует возможности его реального осуществления. Наиболее типичный, хрестоматийный пример—Конституция СССР 1936 г которая по своему содержанию являлась самой прогрессивной и демократической в мире, однако

каждый знает, что такого правового беспредела и такого объема беззакония не знало ни одно общество. Правовое демократическое государство тем и отличается от тоталитарного, что оно не только провозглашает права и свободы человека, но и обеспечивает экономические, политические и правовые гарантии их реального осуществления. Таким образом, остро встает проблема реального осуществления субъективных прав, претворения их в жизнь, превращения закрепленных в праве возможностей в действительность.

Лишь тогда, когда каждый гражданин в государстве будет знать, что он действительно может сделать то, на что он, как ему говорят, имеет право, государство можно будет назвать правовым. Однако в современном обществе нужно очень четко уметь определять ту границу, за которой кончается свое право и начинается ущемление прав другого. Очень уж просто иногда свобода перерастает в хаос и беззаконие. И очень легко, прикрываясь лозунгом о свободном осуществлении своих прав, перейти ту едва заметную

черту, которая отделяет осуществление права от злоупотребления им. Каким бы высоким не было развитие современного общества, в нем все еще встречаются, и, к сожалению слишком часто, правонарушения. И вопрос о том, каким образом защищать свои нарушенные гражданские права, очень и очень актуален на сегодняшний день. Ибо вся ценность объявленного и реализованного права может быть в один момент сведена к нулю. И от того, каким образом сможет государство или сам гражданин свое

право защитить и восстановить, во многом зависит как процветание всего общества в целом, так и благополучие каждого отдельного гражданина в частности. В советский период проблема реализации и осуществления гражданских прав широко исследовалась в работах виднейших правоведов Н. Г. Александрова, С. С. Алексеева, С. Н. Братуся, А. В. Венедиктова, Д. М. Генкина, О. С. Иоффе, С.

Ф. Кечекьяна, А. В. Мицкевича, А. Г. Певзнера, В. А. Рясенцева, Ю. К. Толстого, Е. А. Флейшиц, Б. Б. Черепахина, Ц. А. Ямпольской, Л. С. Явича и многих-многих других. К сожалению, хотя после распада СССР эта проблема приобрела еще большую актуальность, научные исследования, особенно на монографическом уровне, фактически прекратились и ограничиваются в большинстве своем появлением

в печати отдельных статей и довольно редким проведением по данному вопросу научных конференций. Именно поэтому эта тема была избрана нами для подготовки курсовой работы. Мы ставили целью обобщить самые важные и ценные научные сведения по этой проблеме, содержавшиеся в работах советского периода, и провести параллели с современным законодательством и теорией гражданского права. Особое внимание при этом уделялось вопросам пределов реализации и защиты гражданских прав, поскольку,

на наш взгляд, им принадлежит особая роль в посттоталитарном государстве, ибо, как мы уже отмечали, внезапно нахлынувшая свобода легко перерастает в беззаконие, и потому эти пределы очень нужно осознавать. Также мы попытались предложить некоторые варианты совершенствования современного гражданского законодательства, особенно в сфере защиты личных неимущественных прав граждан. Таким образом, затронутая нами проблема осуществления и защиты гражданских прав является очень актуальной

для современного общества и от ее детального изучения во многом зависит процесс построения в Республике Беларусь правового государства. Глава І. Осуществление гражданских прав и его пределы § 1. Сущность и способы осуществления гражданских прав Конституция Республики Беларусь провозглашает высшей целью государства обеспечение прав и свобод граждан республики.

Закрепляя многочисленные и разнообразные права за гражданами и юридическими лицами, государство одновременно гарантирует и их реальное осуществление. Всякое субъективное право, в том числе и субъективное гражданское право, имеет социальную ценность лишь постольку, поскольку его можно осуществить, т.е. воспользоваться возможностями, которые это право предоставляет его обладателю. Осуществление права—это способ его бытия, существования, действия, превращение социальных потребностей

в действительность. Реализация правовых норм происходит через поведение субъектов в полном соответствии с правовыми предписаниями и представляет собой непосредственный результат правового регулирования . Обычно выделяют две разновидности способов осуществления гражданских прав—юридические и фактические. Под юридическими способами понимаются действия (система действий), являющиеся сделками или иными юридическими действиями. В них осуществление гражданских прав управомоченным субъектом неразрывно связано с исполнением

обязанностей какими-то определенными лицами. Юридические способы характерны для осуществления субъективных прав в относительных гражданских правоотношениях. Фактические способы—это действия (система действий) управомоченного лица, не обладающие признаками сделок и иных юридических действий. В них прежде всего сам управомоченный субъект совершает какие-то активные действия. Эти способы обычно применяются в абсолютных правоотношениях.

При этом обязанность третьих лиц не нарушать субъективное право выступает как юридическая гарантия осуществления субъективного права. Типичным примером в данном случае является осуществление права собственности. § 2. Правомерность и неправомерность поведения в процессе осуществления гражданских прав Представляя физическим и юридическим лицам определенные субъективные права, гражданское законодательство предоставляет управомоченному субъекту также и необходимую свободу поведения, обеспечивающую превращение

этих возможностей в действительность, устанавливает правовые гарантии осуществления этих прав. Однако, как само субъективное право по своему содержанию, так и та свобода, которая гарантируется законом в целях реального осуществления права управомоченным лицом, не могут быть безграничными. Всякое субъективное право, будучи мерой возможного поведения управомоченного лица, имеет определенные границы осуществления. Границы эти могут быть большими или меньшими, но они существуют всегда.

Это есть неотъемлемое свойство всякого субъективного права, ибо без границ право превращается в свою противоположность—произвол, и тем самым вообще перестает быть правом . Если осуществление права может и должно происходить в полном соответствии с правовыми предписаниями, то и границы—пределы осуществления права содержатся именно в конкретных правовых нормах, определяющих права и обязанности . С точки зрения уголовного или административного права, такой подход не вызывает

сомнений. Однако касательно гражданского права, основывающегося на диспозитивном методе правового регулирования, он, казалось бы, неприемлем. Гражданское право составляют нормы, устанавливающие не только и не столько запреты, сколько дозволения; ему известна аналогия, а также правовые установления—дозволения общего характера. Так, согласно ст. 7 Гражданского кодекса РБ 1998 г гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законодательством

РБ, а также из действий граждан и юридических лиц, хотя и не предусмотренных законом, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства, порождающих гражданские права и обязанности. Действительно, если субъекты гражданско-правовых отношений, не регулируемых прямо нормой права, обращаются за юридической защитой своих прав и интересов, нарушаемых другими лицами, в суды, они могут рассчитывать на признание своих интересов в качестве законных, своих прав и обязанностей—в качестве юридических,

и, соответственно, на признание своего права (в юридическом смысле) на определенное поведение (действие или бездействие), устранение незаконных запретов, препятствий со стороны других лиц и применения юридических санкций. Возникают закономерные вопросы: как гарантировать гражданам полноценное осуществление их субъективных гражданских прав? Каким образом зафиксировать те пределы, за которыми осуществление своих прав становится ущемлением прав других субъектов, то есть правомерное поведение перерастает в неправомерное?

Все ли дозволено, что не запрещено, все ли запрещено, что не дозволено, и могут ли иметь юридическое значение и защищаться права, осуществляемые в сфере, не охваченной дозволениями и запретами закона? Несомненно, при установлении запретов и дозволений, прав и обязанностей субъектов, а также изменений в правовом регулировании определяющее значение имеют общие принципы, закрепленные в юридических нормах. На основе и в соответствии с общими правовыми принципами происходит становление и развитие системы

права, состоящей из отдельных отраслей, институтов, норм. Именно конкретными юридическими нормами устанавливаются дозволения, предписания и запреты, права и обязанности в соответствии с общими правовыми принципами и, таким образом, определяются границы правового поведения, права и свободы граждан. Поэтому при оценке правомерности или неправомерности поведения в процессе осуществления права надлежит руководствоваться именно нормами закона.

Это одновременно означает и руководство общими принципами права. При противоположном решении допускается противопоставление норм закона общим правовым принципам, игнорирование закона; принципам права придается ревизионное функция в отношении любой нормы закона; закон как мерило-масштаб поведения утрачивает свою четкую определенность, нормативность; усмотрение, интересы, воля народа, выраженные в законе, подменяются интересами, усмотрением, волей суда (или другого правоприменительного

органа), который определяет и толкует общие принципы и в соответствие с этим решает дела. Все это не может способствовать укреплению законности и повышению охраны прав граждан. Если общество, государство вправе рассчитывать на определенное поведение своих граждан и может принуждать к соответствующему поведению, то, очевидно, и каждый член общества имеет право на знание четких границ своего поведения, ясно выраженных в нормах закона в форме конкретных запретов и дозволений, прав и обязанностей.

При этом право не должно, конечно, тормозить развитие общественных отношений и отказывать в их юридической защите. Такая защита осуществляется, как общее правило, путем совершенствования законодательства—изменения, отмены устаревших и введения новых норм в установленном законом порядке. До принятия новых норм в целях регулирования вновь возникших отношений применяется закон, регулирующий сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такового—общие начала гражданского законодательства

(аналогия права). Однако и в этих случаях применение судом сходных норм осуществляется не вопреки нормам закона, а в соответствии с ними, что и закреплено в ст. 7 ГК РБ. Следовательно, применение при аналогии права общих начал гражданского законодательства есть также применение норм закона и в этом смысле не обосновывает формулы “дозволено не только то, что прямо разрешено законом”, ибо аналогия прямо разрешена законом.

Нельзя также не принимать во внимание того, что при наличии развитой системы права случаи применения аналогии крайне редки и сравнительно непродолжительны. История права показывает, что обычно имевшее место применение аналогии закона, в конечном счете, определило соответствующее развитие законодательства. Что же касается современного состояния отечественного гражданского права, то оно пока оставляет желать лучшего, и, следовательно, применение аналогии при осуществлении

субъектами своих прав еще долго будет оставаться неотъемлемой частью юридической практики. § 3. О проблеме злоупотребления правом Осуществление гражданских прав связано с так называемой проблемой “злоупотребления правом”. Она имеет многовековую историю, начало которой относится к римскому праву. Нам кажется, что при рассмотрении проблем осуществления гражданских прав, этот вопрос не только нельзя обойти стороной, но и необходимо особенно тщательно его осветить .

Как следует из самого термина, злоупотребление правом означает осуществление (применение) своего права одним субъектом во зло (в противоречии) интересам другого субъекта или общества. Второе очевидное положение состоит в том, что для злоупотребления правом необходимо, как минимум, обладать им, поскольку всякое иное злоупотребление при отсутствии права является поведением вопреки праву и, следовательно, подпадает под обычное правонарушение, снимая таким образом проблему.

Запрещение злоупотребления правом должно означать установление определенных юридических пределов, очерчивающих границы допустимого поведения субъектов при реализации права; в этом можно рассмотреть третье исходное положение рассматриваемой проблемы. Противники концепции злоупотребления правом, к которым в частности относится Н. С. Малеин , отмечают, что при анализе проблемы следует также иметь в виду два обстоятельства. Первое из них состоит в том, что во многих случаях осуществление права одним субъектом приводит к умалению

имущественной или личной сферы другого. Такое положение возникает, например, при взыскании денежного или имущественного долга, неустойки (штрафа, пени) во всех видах договорных обязательств, при возмещении вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу, в спорах о праве наследования имущества или праве на авторство, при виндикации имущества и др.: здесь обязанное лицо лишается или не получает какое-либо имущественное или личное благо (причиняется “вред”, “зло”) вследствие того, что управомоченное лицо

осуществляет свое право в соответствии с законом. Однако, как справедливо отмечает ученый, такие случаи невозможно объявить злоупотреблением правом, поскольку очень многие нормы права пришлось бы объявить подпадающими под эту категорию. Второе обстоятельство заключается в том, что за причинение зла, вреда обществу, организациям и гражданам в конкретных нормах закона установлены уголовно- административно- гражданско-правовые санкции и поэтому такие случаи также не имеют отношения к рассматриваемой проблеме,

поскольку являются элементарными правонарушениями. Например, право на иск в процессуальном смысле при соблюдении формальных требований не ограничено, и практически можно подать в суд необоснованный иск сознательно (удачный пример для сторонников концепции злоупотребления правом). Однако в ходе рассмотрения дела в иске будет отказано, и на проигравшую сторону будут отнесены судебные расходы. Наличие в законе названных санкций свидетельствует, по мнению

Н. С. Малеина, о том, что злонамеренная подача иска не может быть отнесена к так называемой проблеме злоупотребления правом. Нам, однако, данное обстоятельство представляется не бесспорным. Среди сторонников признания данной проблемы не существует единства в определении понятия исследуемого вопроса, его научного обозначения, соотношения общей нормы ст. 9 ГК с нормами специальными, оценке судебной практики.

Под осуществлением права в противоречии с его назначением (злоупотреблением права в какой-либо форме, как об этом сказано в ст. 9 ГК 1998 г.) понимается такое поведение управомоченного лица, которое соответствует содержанию права, но направлено на достижение результатов, несовместимых с его социальными целями. Согласно другому мнению, различаются тип дозволенного поведения, очерченный границами субъективного права, и пределы его осуществления, т.е. границы дозволенности конкретных форм поведения, которые и

имеет в виду норма ст. 9 ГК. В исследованиях ученых различно определяются и границы исследуемой проблемы: злоупотребления правом или более широко—пределы осуществления и защиты права. Однако, несмотря на все вышеперечисленные противоречия и разногласия среди сторонников проблемы злоупотребления правом, по нашему мнению, такая проблема все таки существует (несмотря на то, что ее противников едва ли не больше, чем сторонников). И то, что эта формулировка прочно закрепилась в законодательстве (см

например, ст. 9 нового ГК РБ), лишний раз доказывает, что вопросы злоупотребления правом довольно часто встречаются в процессе осуществления субъективных гражданских прав. В. П. Грибанов в специальной монографии по рассматриваемой проблеме пишет, что принцип недопустимости злоупотребления правом, нашедший свое отражение, в частности, в работах М. М. Агаркова и С. И. Вильнянского , был вызван опасениями того, что закрепление в законе принципа

недопустимости злоупотребления правом даст достаточно широкий простор для судейского усмотрения, что может привести на практике к нарушению основного принципа гражданского права—принципа законности—и к незаконному ограничению прав физических и юридических лиц. Однако эти опасения нельзя признать убедительными, так как они, по существу, исходят из неправильной оценки принципа недопустимости злоупотребления гражданскими правами.

К тому же, подобный исход вряд ли возможен в условиях романо-германской правовой семьи, где усмотрение и произвол судей ограничены. По мнению В. П. Грибанова, злоупотребление правом—особый тип гражданского правонарушения. Как считает ученый, если конкретные формы поведения управомоченного субъекта по осуществлению права, реализации дозволенных ему законом возможностей полностью соответствуют общему типу предписанного законом поведения или, наоборот, когда лицо вообще выходит за рамки предоставленного ему права, злоупотребления

правом нет, так как в первом случае отсутствует всякая противоправность, а во втором—налицо обычное правонарушение. Злоупотребление же совершается управомоченным лицом при осуществлении принадлежащего ему права и связано с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенных ему законом общих форм поведения. В этом и можно усмотреть сущность и содержание ст. 9 ГК, которая может применяться как в качестве общего принципа гражданского права, так и в качестве

конкретной нормы к отдельным случаям злоупотребления правом . Проблема злоупотребления правом рассматривается и сейчас, в постсоветский период, причем не только в Республике Беларусь и Российской Федерации. Так, 2-3 ноября 1995 г. в Союзной Республике Югославии прошла Международная научная конференция, организованная юридическим факультетом университета города Ниш. По ее итогам вышел сборник докладов, полностью посвященный проблеме злоупотребления

правом . В частности, доктор права, проф. Радмила Ковачевич-Куштрумович подчеркнула, что под злоупотреблением правом следует понимать осуществление права в противоречии с общепризнанной и защищенной законом целью или в противоречии с господствующей моралью общества. К злоупотреблению правом профессор отнесла также ненормальное (бесполезное, необычное) осуществление права, которое причиняет вред другому лицу или угрожает чужому праву.

При этом лицо, которое злоупотребляет правом, формально осуществляет принадлежащее ему право. Р. Ковачевич-Куштрумович обратила особое внимание на злоупотребления в области публичного права. Умножение случаев злоупотребления публично-правовыми полномочиями со стороны государства, по ее мнению, объясняется усилением роли государства в регулировании общественных отношений. Специфической особенностью публично-правовых полномочий, считает югославский ученый, является то, что

они должны исполняться в целях достижения определенной цели. В отличие от гражданских субъективных прав, неисполнение публично-правовых полномочий следует трактовать как противоправное действие. Доктор права, проф. Владимир В. Водинец справедливо отметил, что судебные органы Югославии сталкиваются и будут сталкиваться с серьезными проблемами юридической квалификации отдельных

случаев злоупотребления правом при определении их соответствия конкретной цели и господствующей морали общества. Югославский ученый считает, что запрещение злоупотребления правом должно быть провозглашено как общий, основополагающий принцип. Исходя из этого принципа следует в дальнейшем осуществлять детальную конкретизацию отдельных составов злоупотреблений правом. Раденка Цветич сформулировала основные критерии злоупотребления правом: умышленное причинение вреда

(психологический критерий); отсутствие выгоды от конкретного осуществления права для его носителя (экономический, утилитарный критерий); отсутствие соразмерности интересов (сознательный выбор такого решения, которое из всех возможных вариантов причиняет несоразмерно высокий вред); использование собственной недобросовестности в ущерб другому лицу (функциональный критерий). Профессор справедливо отметила, что проблему злоупотребления правом можно решить только в результате тесного сотрудничества законодательной и судебной властей.

Однако некоторые из указанных критериев злоупотребления правом допускают их произвольное толкование и открывают широкий простор судейскому усмотрению. Доктор права, проф. Милорад Божич исследовал природу монополизированного рынка и возникновения монополий как форму злоупотребления правом. Югославский ученый предложил осуществить целый комплекс мер по ограничению монополизированного рынка и деятельности монополий.

Среди предложенных им мер заслуживают внимания такие как создание системных предпосылок для развития конкуренции в государственном секторе экономики, последовательное проведение антимонопольной политики, либерализация внешнеполитических связей при всемерном стимулировании конкуренции на внутреннем рынке, усиление публичного характера большинства предприятий государственного сектора, введение эффективного контроля за деятельностью монополий со стороны государства и независимых специализированных служб.

Вообще, монополистическая деятельность представляет собой интересный пример злоупотребления правом. Это как раз конкретный случай, в котором законодательно закреплено это понятие. Закон РБ от 10 декабря 1992 г. “О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции” формулирует понятие монополистической деятельности как противоречащие данному Закону действия (бездействие) хозяйствующих субъектов или органов управления, направленные на недопущение,

ограничение или устранение конкуренции, а также ущемляющие законные интересы потребителей (ст. 1). В разделе ІІ Закона перечислен ряд случаев, в которых осуществление субъектами хозяйствования своих законных прав принимает форму монополистической деятельности, т.е. является злоупотреблением правом. Например, сокращение или увеличение объемов производства является правом предприятия, однако если такое преднамеренное сокращение имеет целью создание или поддержание дефицита на рынке, то мы будем иметь

дело с типичным случаем злоупотребления правом, и подобные деяния повлекут ответственность по антимонопольному законодательству. Если бы мы руководствовались аргументами Н. С. Малеина , то тот факт, что за данные действия в законодательстве предусмотрены санкции, не давал бы нам права считать их злоупотреблением правом. Однако мы склонны согласиться с мнением В. П. Грибанова о том, что в данном случае мы имеем дело с осуществлением управомоченным лицом принадлежащего

ему права (сокращения производства продукции), связанного с использованием недозволенных конкретных форм (сокращения производства с целью вызвать или поддержать дефицит на рынке) в рамках дозволенных ему законом общих форм поведения (закон предоставляет предприятию право вести свою хозяйственную деятельность по своему усмотрению). Если же рассматривать данные действия с точки зрения состава злоупотребления правом, предложенного Раденкой Цветич, то мы увидим следующее: • психологический критерий: вред причиняется

умышленно (руководство субъекта хозяйствования наверняка осознает, что его действия создадут или поддержат дефицит на рынке) • экономический критерий: добровольное сокращение производства при нормальных условиях (конкретное осуществление права) не принесло бы выгоды субъекту хозяйствования или принесло бы меньшую • субъект хозяйствования сознательно выбирает такой вариант своих действий, который повлечет наиболее оптимальный результат • функциональный критерий: недобросовестность субъекта причинит ущерб другим лицам

(прежде всего конкурентам и потребителям) Таким образом, мы еще раз убеждаемся в справедливости концепции злоупотребления правом и в том, что монополистическая деятельность (точнее, некоторые ее формы) является типичным примером данного понятия в реальной жизни. Глава ІІ. Защита гражданских прав и ее пределы § 1. Право на защиту как одно из правомочий субъективного гражданского права

При всей дискуссионности вопроса о содержании субъективного гражданского права бесспорным и общепризнанным в литературе является положение о том, что, признавая за тем или иным лицом определенные субъективные права и обязанности, гражданское законодательство представляет управомоченному лицу и право на их защиту. Это и понятно. Субъективное право, предоставленное лицу, но не обеспеченное от его нарушения необходимыми средствами защиты, является лишь “декларативным правом”.

Хотя оно и провозглашено в законе, но, не будучи обеспечено государственными правоохранительными мерами, оно может быть рассчитано лишь на добровольное уважение его со стороны иных членов общества и приобретает в силу этого характер лишь морально обеспеченного права, покоящегося лишь на сознательности членов общества и авторитете государственной власти. Что же следует понимать под правом на защиту? В цивилистической литературе точного ответа на этот вопрос не содержится.

Более того, В. П. Грибанов утверждает, и с его мнением вполне можно согласиться, что вопросы защиты права и принадлежащего управомоченному лицу права на защиту крайне мало исследовались . Не прижился в цивилистической науке и практике и сам термин “право на защиту”. В связи с этим, естественно, возникает вопрос о правомерности с точки зрения гражданского и гражданско-процессуального законодательства и с точки зрения цивилистической науки самого термина “право на защиту”.

На наш взгляд, такая постановка вопроса не только вполне правомерна, но и необходима и имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение для уяснения и правильного разрешения на практике вопросов, связанных с использованием управомоченным лицом тех возможностей, которые закон представляет лицу для защиты того или иного субъективного права. В литературе по теории государства и права и в науке гражданского права проблема защиты гражданских

прав обычно рассматривается в связи с рассмотрением вопроса о содержании субъективного права. При этом в большинстве случаев отмечают, что субъективное право по своему содержанию представляет собой совокупность ряда возможностей, в частности, возможности для управомоченного лица осуществить право своими собственными действиями; возможности требовать определенного поведения от обязанного лица и, наконец, возможности обратиться к компетентным государственным или общественным органам с требованием

защиты нарушенного или оспариваемого права. Из этого следует, что, во-первых, возможность правоохранительного характера включается в само содержание субъективного материального требования как одно из его правомочий, и, во-вторых, что право управомоченного лица на защиту сводится, по существу, лишь к одной единственной возможности—обратиться с требованием о защите права к компетентным государственным или общественным органам. Нет сомнения, что право на защиту в его материально-правовом аспекте можно рассматривать как

одно из правомочий самого субъективного гражданского права. Однако едва ли правильно сводить содержание права на защиту в материально-правовом смысле только к возможности обратиться с требованием о защите к компетентным органам. Право на защиту в его материально-правовом значении, т.е. как одного из правомочий самого субъективного гражданского права, представляет собой возможность применения в отношении правонарушителя мер принудительного

воздействия. При этом возможность применения в отношении нарушителя мер принудительного воздействия неправильно понимать только как приведение в действие аппарата государственного принуждения. Анализ действующего законодательства свидетельствует, что право на защиту по своему материальному содержанию включает в себя: • возможность управомоченного лица использовать дозволенные законом средства собственного принудительного воздействия на правонарушителя. • возможность применения непосредственно самим управомоченным

лицом юридических мер оперативного воздействия на правонарушителя, которые в литературе иногда не совсем точно называют оперативными санкциями . • возможность управомоченного лица обратиться к компетентным государственным или общественным органам с требованием понуждения обязанного лица к определенному поведению. Разумеется при этом, что указанные возможности неразрывно связаны с характером самого защищаемого субъективного права. Поэтому они в различных сочетаниях входят в правомочие на его защиту.

Так, например, самозащита гражданских прав в форме необходимой обороны не может быть средством защиты права на имя, но может быть применена при физическом посягательстве на честь женщины. Отказ от просроченного исполнения характерен для обязательных прав, но не свойственен праву собственности и т.п. Представляя управомоченному лицу правоохранительные возможности, составляющие содержание права на защиту, гражданское законодательство вместе с тем обеспечивает их осуществление и соответствующими

правоохранительными мерами. Соответственно содержанию права на защиту следует различать виды правоохранительных мер, применяемых к нарушителям гражданских прав и обязанностей: • во-первых, меры фактического характера, применяемые управомоченным лицом при самозащите гражданских прав, в частности меры охраны его имущества; необходимая оборона; меры, предпринимаемые в состоянии крайней необходимости. • во-вторых, правоохранительные меры оперативного характера, являющиеся мерами юридического воздействия, но применяемые самим управомоченным

лицом, например, отказ от принятия просроченного исполнения, отказ транспортной организации выдать груз грузополучателю до внесения последним причитающихся с него платежей и др. • в-третьих, правоохранительные меры государственно-принудительного характера, применение которых входит в компетенцию рассматривающих спор государственных и общественных органов. Сюда относятся: 1. гражданско-правовые санкции как меры гражданско-правовой ответственности 2. такие меры государственно-

принудительного характера как признание права за тем или иным лицом, раздел общего имущества между собственниками, возвращение сторон в первоначальное состояние вследствие признания сделки недействительной и т.п которые не могут быть отнесены ни к гражданско-правовым санкциям, так как не связаны с возложением на правонарушителя гражданско-правовой ответственности, ни к мерам оперативного воздействия, поскольку они применяются не самим управомоченным лицом, а тем органом, который рассматривает и разрешает данный гражданско-правовой

спор. В литературе вопрос о разграничении форм защиты права нередко сводят исключительно к различию в порядке рассмотрения того или иного требования. Так, А. А. Добровольский полагает, например, что суть вопроса о разграничении исковой и неисковой формы защиты права заключается “именно в том порядке, в той форме, в которой подлежит решению спорное материальное требование” . Не говоря уже о том, что сводить дело только к рассмотрению “спорных” материальных требований

неправильно, т.к. защите подлежат требования и бесспорного характера, следует отметить, что такой подход к решению данной проблемы представляется, во-первых, односторонним, так как базируется исключительно на нормативном и при том только процессуальном материале; и, во-вторых, малоперспективным, так как не дает ответа на вопрос о том, чем определяется та или иная форма защиты права и почему законодатель использует в тех или иных случаях ту или иную форму защиты права. § 2.

Основные способы защиты гражданских прав Способы защиты гражданских прав разнообразны. Основные их них названы в ст. 6 ГК 1964 г. В соответствии с этой статьей, защита гражданских прав осуществляется путем: • признания этих прав, например, признания права собственности на часть дома; признания права авторства; признания права на жилплощадь; признания наследником и т.д. • восстановления положение, существовавшего до нарушения права и пресечения действий, нарушающих право, например, истребование собственником имущества,

которым незаконно владеет другое лицо, устранение препятствий, созданных собственнику в использовании или распоряжении вещью, возврат сторон в первоначальное положение по недействительной сделке и т.д. • присуждения к исполнению обязанности в натуре, например, решение, обязывающее арендодателя передать арендатору в натуре объект, по поводу которого заключен договор аренды; • прекращения или изменения правоотношения, например, решение



Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный реферат Вы можете использовать для подготовки курсовых проектов.

Доработать Узнать цену написания по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем реферат самостоятельно:
! Как писать рефераты
Практические рекомендации по написанию студенческих рефератов.
! План реферата Краткий список разделов, отражающий структура и порядок работы над будующим рефератом.
! Введение реферата Вводная часть работы, в которой отражается цель и обозначается список задач.
! Заключение реферата В заключении подводятся итоги, описывается была ли достигнута поставленная цель, каковы результаты.
! Оформление рефератов Методические рекомендации по грамотному оформлению работы по ГОСТ.

Читайте также:
Виды рефератов Какими бывают рефераты по своему назначению и структуре.