Реферат по предмету "Административное право"

Узнать цену реферата по вашей теме


недействительность сделок и последствия их недействительности

Недействительность сделок и последствия их недействительности В данной дипломной работе 92 листа, 49 использованных источников литературы, 2 приложения, 6 таблиц. Актуальность темы обусловлена теоретической и практической значимостью проблемных вопросов, связанных с заключением сделок. Цель данной дипломной работы в том, чтобы на основе анализа имеющейся теории и практики выявить понятие недействительных сделок, их виды и показать основные последствия

их недействительности с учетом судебной практики. Перед дипломной работой стоят следующие задачи: - исследовать гражданско-правовые виды недействительных сделок; - проанализировать гражданско-правовые последствия недействительных сделок; - изучение теоретических позиций к проблеме недействительных сделок. В работе проводится анализ сущности недействительной сделки и видов оснований, по которым сделка признается недействительной, с краткой характеристикой каждого из них.

Делается акцент на выявление причин, вызывающих порок недействительных сделок, сферы действия статей, посвященных недействительности сделок по тем или иным основаниям и отра-жена практика их применения. Научная и практическая значимость исследования состоит в том, что будут изучен большой объем информации по данной теме (как теоретический материал, так и судебная практика за последние годы). Основные положения, выводы и рекомендации, полученные по результатам исследования, могут быть использованы

в качестве научно-методической базы при подготовке проектов законодательных и иных нормативных актов по вопросам совершенствования законодательства о сделках, в преподавании соответствующих учебных курсов для слушателей и студентов вузов, а также могут использовать судьями при рассмотрении судебных дел. Основными рекомендациями, полученными по результатам проведенной работы является обобщенные рекомендации по недействительных сделкам, а также о последствиях их недействительности, обобщение и выявление закономерностей

в судебной практики по таким делам для более полного и глубокого раскрытия темы дипломной работы. СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ……… ….… …….1 НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ СДЕЛОК: ПОНЯТИЯ И ВИДЫ …… …… 1.1 ПОНЯТИЕ СДЕЛКИ И ПРАВОВАЯ ПРИРОДА НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛКИ… 1.2 ПОНЯТИЕ ОСПОРИМЫХ И НИЧТОЖНЫХ СДЕЛОК………… 2.1 Понятие ничтожных сделок……… … 19 1.2.2

Понятие оспоримых сделок…… ….……… 2 ПОСЛЕДСТВИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛОК.….… 2.1 ДВУХСТОРОННЯЯ РЕСТИТУЦИЯ….…2.2 ОДНОСТОРОННЯЯ РЕСТИТУЦИЯ….….… 2.3 НЕПРИМЕНЕНИЕ РЕСТИТУЦИИ… ….3 ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛОК… 3.1 ПРОБЛЕМЫ ПРИЗНАНИЯ НИЧТОЖНЫХ И ОСПОРИМЫХ

СДЕЛОК НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ … …3.2 ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА… 65 ЗАКЛЮЧЕНИЕ… …… 74 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ………… ………… ….…77 ПРИЛОЖЕНИЕ 1… ………… 82 ПРИЛОЖЕНИЕ 2… ……….….89 ВВЕДЕНИЕ Дипломная работа посвящена рассмотрению вопроса о недействительности сделок и последствия их недействительности.

Сделки являются основной правовой формой, в которой опосредуется обмен между участниками гражданского оборота, с чем они сталкиваются ежедневно. Посредством сделок осуществляется нормативный процесс имущественных отношений в обществе: граждане пользуются услугами предприятий бытового обслуживания, розничной торговли, транспорта, связи, распоряжаются принадлежащим им имуществом. Этот процесс продолжается в течение всей жизни человека - от рождения до самой смерти.

Различные организации вступают во взаимоотношения, связанные с производством продукции, снабжению друг друга необходимыми материалами и сырьем, поставкой товаров, строительством, перевозкой грузов и выполнению научно-исследовательских, проектных и конструкторских работ. Граждане и юридические лица совершают при этом самые разнообразные действия, в результате которых возникают, изменяются и прекращаются права и обязанности. Правовое регулирование сделок составляет один из важнейших

институтов частного права. Это не случайно, поскольку гражданский оборот предполагает совершение гражданами и юридическими лицами различного рода правомерных действий, которые способны порождать, изменять и прекращать гражданские права и обязанности в силу самого факта волеизъявления, даже не будучи санкционированными со стороны государства. В настоящее время в судах слушается все больше дел, связанных с недействительностью сделок. Рассмотрение их сложно как в материальном, так и в процессуальном аспектах.

Действующий Гражданский кодекс Российской Федерации впервые в России на уровне закона дал легальное определение ничтожных и оспоримых сделок, что породило множество юридических и практических проблем. Параграф 2 главы 9 ГК РФ посвящен недействительным сделкам, которые стали предметом рассмотрения в дипломной работе на тему: «Понятие недействительных сделок и последствия их недействительности».

И это не случайно. Большинство всех рассматриваемых в год гражданских процессов одним судьей в суде первой инстанции возбуждается по делам о признании сделок недействительными, что доказывает актуальность данного института права[28 с. 47]. Под условиям действительности сделок в современном гражданском праве понимают признание за сделкой качеств юридического факта, который порождает права и обязанности у сторон в ней. Анализ судебно-арбитражной статистики позволяет сделать вывод о тенденции роста числа разрешаемых

арбитражными судами дел, в том числе о признании сделок недействительными[28 с. 74]. Относительное обилие литературы, посвященной сделкам по ранее действовавшему законодательству, ни в коей мере не снимает актуальность исследуемой проблемы, тем более что до сих пор нет согласия в определении сделки, нет единого взгляда на соотношение воли и волеизъявления, нет также единого понимания всех аспектов недействительных сделок и их правовой природы.

Понятие гражданско-правовой сделки, а также все нормы о сделках как основании возникновения гражданских прав и обязанностей нашли отражение в Части 1 Гражданского кодекса РФ 1994 г. Им посвящен параграф 2 глава 9 «Недействительность сделок» подраздела 4 «Сделки и представительство», содержащая 16 статей - со ст. 166 по ст. 181. Внося ряд существенных изменений и дополнений в Главу 3 «Сделки», содержавшуюся в ГК 1964 г новый ГК оставляет в

Главе 9 в силе, многие положения ранее действовавшего законодательства о сделках и последствиях их недействительности. Актуальность темы исследования обусловлена теоретической и практической значимостью проблемных вопросов, связанных с заключением сделок. Цель данной дипломной работы в том, чтобы на основе анализа имеющейся теории и практики выявить понятие недействительных сделок и показать основные последствия их недействительности с учетом судебной практики. Цель обусловила постановку следующих задач, подлежащих исследованию:

1. исследовать гражданско-правовые виды недействительных сделок; 2. проанализировать гражданско-правовые последствия недействительных сделок; 3. изучение теоретических позиций к проблеме недействительных сделок. 4. Сформировать предложения по совершенствованию законодательства. В работе проводится анализ сущности недействительной сделки и видов оснований, по которым сделка признается

недействительной, с краткой характеристикой каждого из них. Делается акцент на выявление причин, вызывающих порок недействительных сделок, сферы действия статей, посвященных недействительности сделок по тем или иным основаниям и отра-жена практика их применения. Предметом исследования являются гражданско-правовые последствия, возникающие в процессе с недействительными сделками. Объект исследования - гражданско-правовые отношения, сформировавшиеся в процессе и по поводу

регулирования недействительных сделок. Методологическую основу исследования составляют диалектический, системно-структурный, формально-юридический, сравнительно-правовой методы. Научная новизна исследования определяется как выбором темы, так и подходом к ее исследованию с учетом степени разработанности различных ее аспектов. Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что основные положения, выводы и рекомендации, полученные по результатам исследования,

могут быть использованы в качестве научно-методической базы при подготовке проектов законодательных и иных нормативных актов по вопросам совершенствования законодательства о сделках, в преподавании соответствующих учебных курсов для слушателей и студентов вузов. Структура работы предопределена ее целью и задачами. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка используемой литературы и двух приложений. Разделы первой главы служат исходной теоретической базой последующего материала,

поскольку дают общее представление о недействительных сделках, их классификации и определяют условия действительности. Глава вторая состоит из разделов, в которых идет речь о правовых последствиях признания недействительности сделок, в частности о восстановлении обеих сторон сделки в первоначальное положение, восстановление одной стороны. в первоначальное положение, об обращении переданного по сделке в доход государства и о других имущественных последствиях недействительности сделок.

В заключительной главе работы рассматривается проблема признания сделок недействительными в судебном порядке. А также проблема различия ничтожных и оспоримых сделок. Далее приведены обусловленные предложение по совершенствованию законодательства. 1 НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ СДЕЛОК: ПОНЯТИЯ И ВИДЫ 1.1 ПОНЯТИЕ СДЕЛКИ И ПРАВОВАЯ ПРИРОДА НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛКИ

Значительное число статей Гражданского Кодекса посвящено сделкам. С точки зрения гражданского законодательства как гражданская, так и предпринимательская деятельность - независимо от того, идет ли речь о производстве, торговле, транспорте, банковских или биржевых операциях и т.п. -может быть представлена как совершение различного рода сделок. Именно по этой причине включенный в статью 8 ГК перечень оснований возникновения гражданских прав и

обязанностей начинается со сделок. Доминирующее значение сделок в возникновении гражданских правоотношений определяется особенностями предмета, функциями и методом гражданско-правового регулирования. Не существует исчерпывающего перечня сделок. Закон закрепляет только наиболее типичные, наиболее распространенные сделки, допуская возможность совершения и таких сделок, которые законом не предусмотрены, при условии, однако, что они не будут ему противоречить [13 с. 816].

Так, в банковской практике встречаются сделки, отличающиеся таким набором признаков, которые не позволяют отнести ее к какой-либо из сделок, предусмотренных Гражданским кодексом: например, купля-продажа ценных бумаг с условием предоставления продавцу права в течение определенного срока после передачи права собственности на ценные бумаги расторгнуть эту сделку - 1) соглашение об обратной покупке ранее проданного товара;

2) операция на финансовом рынке, предусматривающая соглашение участников об обратном выкупе ценных бумаг. Сделка предполагает, что одна сторона продает другой стороне пакет ценных бумаг определенного достоинства с обязательством выкупить его обратно по заранее определенной цене[24 с. 291], или так называемая операция "купленной сделки", заключающаяся в эмиссии ценных бумаг под гарантию эмитента купить эти бумаги по фиксированной цене в случае невозможности размещения на рынке.

Любая сделка представляет собой набор определенных "юридических признаков", "свойств", позволяющих, во-первых, отграничить ее от явлений, сходных со сделкой, а, во-вторых, правильно оценить правовой эффект (результат) сделки [35 с. 73]. В соответствии со ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Традиционно в гражданском праве принято выделять 4

основных признака сделки: во-первых, сделка представляет собой определенный юридический факт, факт реальной действительности, с наличием которого закон обязывает соответствующие юридические последствия. Так что же такое юридический факт? В теории государства и права дается следующее определение: Юридический факт - это конкретные жизненные обстоятельства, с которыми нормы права связывают возникновение, изменение или прекращение правоотношений [20 с. 630].

Однако сделкой является не любой юридический факт, а только юридическое действие. Юридические действия - это такие юридические факты, наступление которых зависит от воли и сознания людей. Действие является одной из форм выражения воли и устремлений лица. Вместе с тем, юридические действия как обстоятельства (факты) реальной действительности не следует отождествлять с субъективными желаниями (намерениями) совершить те или иные действия, равно как и с

мотивами уже совершенных действий. Внутренняя воля лица, не получившая своего внешнего выражения в действиях или поступках, не подлежит оценке со стороны норм права и потому, естественно, не является юридическим фактом. В зависимости от того, насколько соответствует то или иное юридическое действие требованиям закона, в гражданском праве принято различать правомерные и неправомерные юридические действия. Правомерные юридические действия - это такие юридические факты, которые влекут за собой возникновение

у лиц юридических прав и обязанностей, предусмотренных нормами права [30 с. 289]. Таковы, например, самые различные гражданско-правовые сделки, совершенные в соответствии с законом, как-то: купли-продажи, мены, дарения, поставки, и т.д В свою очередь правомерные юридические действия делятся на юридические акты и юридические поступки. Для нас наибольший интерес представляют юридические акты, являющиеся правомерными действиями, которые

специально совершаются людьми с целью вступления их в определенные правоотношения. Например, договор купли-продажи. На его основании возникают имущественные правоотношения. К числу юридических актов относятся административные акты и сделки. Административные акты государственных органов и органов местного самоуправления, предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей(ст.8

ГК). Но большинство административных актов являются основанием административных правоотношений и не принадлежат к числу гражданско-правовых юридических фактов. Во-вторых, сделка - действие волевое, осознанное, совершение которого предполагает наличие у субъекта определенного уровня сознания и воли, позволяющих данному лицу отдавать отчет в своих поступках и руководить своими действиями [18 с. 30] . Закон предъявляет ряд требований к ее участникам.

По общему правилу, сделки могут совершаться лицами правоспособными и полностью дееспособными. Однако из этого правила сделан ряд исключений. Так, например, мелкие бытовые сделки могут совершаться несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет (ст.26 ГК), малолетними в возрасте от 6 до 14 лет (ст.28 ГК), ограниченно дееспособными гражданами (ст.30 ГК); В-третьих, сделка, будучи волевым юридическим действием, характеризуется особой направленностью

- она направлена на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Этим сделка отличается от юридических поступков, правовые последствия которых наступают независимо от того, был ли направлен тот или другой юридический поступок на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, или он не имел подобной направленности. Рассматриваемый признак сделки (направленность на определенные правовые последствия) характеризует

ее с внутренней (субъективной) стороны [46 с. 74]. Однако закон связывает возникновение и прекращение прав ее участников не с субъективными устремлениями и желаниями, а с действием объективного порядка. В связи с этим существенное значение для действительности сделки имеет единство воли и волеизъявления, в котором внутренняя воля находит свое внешнее объективированное выражение. Без воли не может быть сделки, ибо воля составляет самое существо сделки.

Интерес представляет и правовая цель в сделке. Правовая цель в сделке - это субъективно желаемое для ее участников возникновение, изменение и прекращение их прав и обязанностей, которое должно произойти после совершения сделки и ее исполнения. Правовая цель, как и всякая иная, субъективна - в ней находит свое выражение внутреннее устремление лица, участвующего в сделке. Наличие правовой цели сообщает сделке соответствующую направленность рассматриваемого правового действия.

Цели могут быть различными: это и передача права собственности от одного лица к другому (договоры купли-продажи, дарения, мены и т.д.) и передача имущества во временное пользование (имущественный наем, аренда). Правовой результат сделки может и не совпадать с правовой целью, поставленной перед собой сторонами при совершении сделки. Причины этого различны. Например, недостижение правовой цели может быть обусловлено тем, что сделка совершена лицом недееспособным, или тем что стороны не выполнили каких-либо других требований

закона (о форме сделок). В-четвертых, существенным признаком (характеризующим любую гражданско-правовую сделку) является то, что каждая сделка - это правомерное юридическое действие; она совершается в соответствии с требованиями закона. Сделка, не отвечающая этим требованиям, недействительна. В общих чертах значение сделок может быть отражено следующим образом: - во-первых, сделки служат юридикофактическим основанием возникновения многочисленных правоотношений между предприятиями различных форм собственности;

- во-вторых, не менее существенна роль сделок как оснований возникновения гражданских правоотношений между предприятиями и гражданами, гражданами - между собой. Особенно возросла роль сделок в период перехода к рыночной экономике. Согласно, Гражданскому Кодексу под недействительностью сделки понимается ненаступление в силу закона тех юридических последствий, которые стороны желали вызвать своими действиями при заключении сделки.

Недействительная сделка недействительна с момента ее совершения (п.1 ст. 167 ГК РФ) [20 с. 960]. В литературе обсуждался вопрос о том, можно ли недействительные сделки признавать сделками, или же природа их такова, что они должны быть отнесены к другим категориям юридических фактов [26 с. 140]. Некоторые авторы, считают что действие, направленное против закона или в обход закона, не являясь по существу сделкой, лишь облекается в ее форму, и на самом деле представляет собой правонарушение

[14 с. 776]. Недействительные сделки, несомненно, являются действиями неправомерными. Как юридические факты они существуют и порождают определенные последствия; правомерность же или неправомерность, не будучи необходимым элементом сделки, определяет лишь те или другие ее последствия. Соглашусь с мнением этих авторов, так как недействительная сделка, хотя и заключается с нарушением норм права, но обладает признаками, которые свойственны сделкам: • она представляет собой волевое действие,

выражающее в определенной форме волю субъекта; • волеизъявление в ней, как и во всякой сделке, направлено на установление, изменение или прекращение правоотношения; • в результате совершения недействительной сделки возникает определенное правоотношение (хотя и такое правоотношение, которое не имеет права на существование); • участники ее, возможно, стремились к установлению того или иного правомерного отношения и никаких иных целей не преследовали (например, при совершении сделки несовершеннолетним, при нарушении

формы сделки и т.д.). Статья 166 ГК РФ воспроизводит традиционное деление недействительных сделок на оспоримые (относительно действительные) и ничтожные (абсолютно недействительные). Эта терминология вызывала возражения в литературе. Так, одни ученые считают, что нельзя говорить о ничтожных сделках, поскольку ничтожными являются не сами сделки, а волеизъявления [30 с. 290]. Другие, напротив, полагают, что в выражении "ничтожная,

или недействительная сделка" нет ничего нелогичного, ибо и ничтожная сделка является юридическим фактом, вызывающим определенные правовые последствия, хотя и не те, на которые она была направлена [17 с. 169]. Третьи возражают вообще против принятого деления на том основании, что порядок признания сделки недействительной не может иметь значения в силу диспозитивности и состязательности гражданского процесса [19 с. 751]. Деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые является вполне оправданным.

Оно правильно передает существо различных категорий недействительных сделок. В одних случаях сделка недействительна сама по себе и суд обязан объявить ее таковой, установив те обстоятельства, в силу которых она должна быть аннулирована [28 с. 162]. В случаях, когда закон признает сделку ничтожной, функция суда обычно состоит только в применении к ней предусмотренных в законе последствий. Вместе с тем, если в суде будет все-таки возбужден спор,

предметом которого служит одно лишь признание сделки ничтожной (например, вследствие нарушения формы и до того, как сделка будет исполнена), суд все же руководствуясь общими нормами гражданского или соответственно, арбитражного законодательства, должен принять исковое заявление и вынести решение по существу заявленного требования. В других случаях сделка может быть признана недействительной, но только при условии возбуждения против нее спора. Сказанное не означает, что правы одни, противопоставляя условно действительные сделки

не сделкам (то есть сделкам ничтожным). На самом деле оспоримые сделки, хотя и являются действительными до момента их оспаривания и признания недействительный судом или арбитражным судом, все же обладают такими свойствами, которые в дальнейшем позволяют признать их недействительными. Представляя особый правовой интерес с того момента, когда они, будучи оспоримы, признаются недействительными, оспоримые сделки должны быть сопоставлены с ничтожными, а не с действительными [25 с.

135]. На мой взгляд, несостоятельны и те сомнения, которые высказывались по поводу термина "Ничтожная сделка". В этом термине никакого противоречия нет. Ничтожная сделка не является "правовым нулем", поскольку она связана с определенными правовыми последствиями. Что касается высказываний, будто ничтожная сделка приводит к иным последствиям, нежели те, которые стороны имели в виду, то они ошибочны, ибо изъятие полученного по сделке, определение дальнейшей

судьбы изъятого имущества и т.д все это последствия не самой сделки, а объявления ее недействительной. Оспоримые сделки по существу также являются противозаконными в том смысле, что условия их заключения и самое их существование не соответствуют закону. Они столь же недопустимы, как и любая ничтожная сделка. Если закон выделяет их в особую группу, то это вовсе не значит, что он признает сомнительным или спорным несоответствие их правопорядку или, что он руководствуется признаком большей или меньшей значимости

нарушаемых такой сделкой интересов государства и общества. Вызывает возражение мнение ученых, утверждающих, что государство выделяет в одну группу наиболее важные, а в другую - менее важные, с точки зрения общества, случаи. Выделение оспоримых сделок объясняется тем, что признание их недействительными, в силу особых присущих им свойств, не может иметь места без соответствующего заявления потерпевшей стороны (или заинтересованного

лица). Например, для признания недействительности сделки, совершенной под влиянием обмана, угрозы, насилия и т.д необходимо, чтобы сам потерпевший подтвердил, что он совершил сделку под влиянием примененного к нему воздействия. Именно в указанных свойствах оспоримых сделок надо видеть основание их выделения в особую категорию, а не в том, что недостатки их трудно распознаваемы и не могут быть выявлены без представления и оценки необходимых доказательств [38 с.

18]. Дело не в трудности или легкости установления фактических обстоятельств и не в их оценке, а в том, что помимо заявления потерпевшего, третьих лиц нельзя вообще установить наличие тех предпосылок, без которых сделка не может быть объявлена недействительной. Во всех случаях оспоримости сделки она должна считаться действительной, пока относительно нее не возбужден спор и суд не вынес по этому спору решение. Такой спор, констатируя неправомерность сделки, вместе с

решением суда приводит к признанию сделки недействительной и тем самым является своеобразным условием действительности сделки, притом с обратным действием. Подытоживая вышесказанное, можно сделать следующие выводы: Ничтожная сделка недействительна с самого начала ее совершения, в то время как оспоримая, в зависимости от решения суда признается недействительной с момента ее заключения, либо вступает в силу решение суда.

Что же касается условий действительности сделки, то они вытекают из ее определения как правомерного юридического действия субъектов гражданского права, направленного на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Чтобы обладать качеством действительности, сделка в целом не должна противоречить закону и иным правовым актам. Это требование выполняется при одновременном наличии следующих условий[32 с. 64]: а) содержание и правовой результат сделки не противоречат закону и иным правовым

актам, т.е. сделка не нарушает требований закона и подзаконных актов (инструкций, положений и т.п.); б) сделка совершена дееспособным лицом; если закон признает собственное волеизъявление лица необходимым, но не достаточным условием совершения сделки (несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет), воля такого лица должна быть подкреплена волей указанного в законе лица (родителя, усыновителя, попечителя); в) волеизъявление совершающего сделку лица соответствует его действительной воле, т.е. совершено не

для вида, а с намерением породить юридические последствия; г) волеизъявление совершено в форме, предусмотренной законом для данной сделки; д) воля лица, совершающего сделку, формируется свободно и не находится под неправомерным посторонним воздействием (насилие, угроза, обман) либо под влиянием иных факторов, неблагоприятно влияющих на процесс формирования воли лица (заблуждение, болезнь, опьянение, стечение тяжелых обстоятельств). Невыполнение этих условий влечет недействительность сделки, если иное не предусмотрено законом.

Так, например, закон предусматривает исключение для случая несоблюдения простой письменной формы сделки (ст. 162 ГК РФ), устанавливая в качестве санкции за такое правонарушение недопущение свидетельских показаний при возникновении спора между сторонами сделки, если законом прямо не предусмотрена недействительность сделки как последствие несоблюдения ее простой письменной формы. 1.2 ПОНЯТИЕ НИЧТОЖНЫХ И ОСПОРИМЫХ СДЕЛОК 1.2.1 Понятие ничтожных сделок

Ничтожность (абсолютная недействительность) сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не порождает и не может породить желаемые для ее участников правовые последствия в силу несоответствия закону. Скупка краденого, покупка ценной вещи у недееспособного не могут породить права собственности у приобретателя; нотариально не удостоверенный залог недвижимости не может породить прав залогодержателя и т. п. [34 с. 53]. Ничтожная сделка, являясь неправомерным действием, порождает лишь те последствия,

которые предусмотрены законом на этот случай в качестве реакции на правонарушение. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе (п. 1 ст. 166 ГК). Общее правило о ничтожности сделок формулируется следующим образом. Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает,

что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения (ст. 168 ГК). Наличие в законе данного общего правила объективно необходимо. Несмотря на то, что законодатель всегда стремится наиболее полным образом описать конкретные виды (составы) ничтожных сделок, он объективно не может предусмотреть все их виды и возможные случаи совершения ничтожных сделок. Поэтому прямая ссылка на вышеприведенное общее правило, закрепленное в ст.

168 ГК, должна иметь место только в тех случаях, когда для признания недействительной сделки ничтожной не установлены специальные основания [32 с. 118]. Противоправность абсолютного большинства действий, совершенных в виде ничтожных сделок, весьма очевидна, как, например, в случае совершения сделки с гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства. Поэтому функции суда в таких случаях сводятся к применению предусмотренных законом последствий, связанных

с недействительностью сделок. Вместе с тем противоправность действий, совершенных в виде ничтожных сделок, может быть неочевидной в силу различных причин: противоречивость законодательства, сложный, запутанный характер фактических отношений участников сделки, возможность неоднозначного толкования законоположений в силу их неопределенности и т. п. Например, во всех случаях ничтожна сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку,— так называемая притворная сделка (ст.

170 ГК). Но порой доказать притворный характер сделки весьма трудно. Так, близкие родственники по предварительному сговору могут действием, совершенным в форме договора дарения, прикрыть фактическую куплю-продажу части дома, находящегося в общей долевой собственности, с целью обхода права преимущественной покупки, принадлежащего сособственнику, с которым продавец (якобы даритель) находится в неприязненных отношениях. В подобных случаях неизбежна необходимость установления

судом ничтожности сделки по правилам искового производства. Иначе говоря, в суде может быть возбужден спор, предметом которого является самостоятельное требование о признании сделки ничтожной. Гражданский Кодекс Российской Федерации предусматривает следующие виды ничтожных сделок в зависимости от оснований их недействительности: а) сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов (ст.

168 ГК); б) сделка, совершенная с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169ТК); в) мнимая и притворная сделка (ст. 170 ГК); г) сделка, совершенная лицом, признанным недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 171 ГК); д) сделка, совершенная несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (ст.172ГК); е) сделка, совершенная с несоблюдением установленной законом или соглашением сторон обязательной формы сделки в случаях, когда такое несоблюдение влечет ничтожность сделки (п.

2, 3 ст. 162 и п. 1 ст. 165 ГК). Рассмотрим эти виды ничтожных сделок. Статья 168 ГК устанавливает общее правило о ничтожности сделки, противоречащей закону или иным правовым актам. Эта норма применяется ко всем случаям, когда содержание и правовой результат сделки противоречат требованиям законодательства (о составе законодательства см. выше), за исключением случаев, когда закон устанавливает, что такая сделка оспорима, или предусматривает иные последствия нарушения (например,

ст. 174— 180ГК). Применение ст. 168 ГК основано на объективном критерии — противоречии сделки требованиям законодательства, поэтому наличие или отсутствие вины сторон не имеет юридического значения для применения этой статьи. Несоответствие требованиям законодательства само по себе является достаточным основанием для констатации факта ничтожности сделки. Так, ничтожны в силу их противоречия ст. 288 ГК сделки, связанные с арендой (имущественным наймом), безвозмездным пользованием и иным, не связанным

с проживанием граждан использованием организациями жилых помещений [15 с. 177]. В качестве других примеров ничтожных в силу ст. 168 ГК сделок можно указать соглашения о передаче имущества, являющегося предметом залога, в собственность залогодержателя, за исключением тех, которые могут быть квалифицированы как отступное или новация обеспеченного залогом обязательства; условие о праве залогодержателя обратить взыскание на заложенное недвижимое имущество

без предъявления иска в суд, содержащееся непосредственно в договоре о залоге; соглашение об исключении или ограничении ответственности должника коммерческой организации за нарушение обязательства, такое соглашение в случаях, предусмотренных п. 2ст. 400 ГК [15с.180]. Ничтожными в силу противоречия закону являются и сделки по отчуждению государственными и муниципальными предприятиями имущества, закрепленного за ними на праве хозяйственного ведения или оперативного управления,

совершенные вопреки ограничениям, установленным в ст. 295 и 296 ГК, а также сделки таких предприятий по отчуждению или предоставлению в долгосрочное пользование другим лицам закрепленного за ними движимого и недвижимого имущества, непосредственно участвующего в производственном процессе предприятия, если такие сделки приводят к невозможности использования имущества собственника по целевому назначению, причем во втором случае сделки недействительны по основаниям, предусмотренным

статьей 168 ГК, независимо от наличия согласия собственника или уполномоченного им органа на их совершение [26 с. 496]. Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК), представляет собой квалифицированный вид незаконных сделок, предусмотренных ст. 168 ГК. Для применения ст. 169 ГК необходимо наличие следующих признаков: - сделка нарушает требования правовых норм, обеспечивающих основы правопорядка, то есть направленных на охрану и защиту основ конституционного

строя, прав и свобод человека и гражданина, обороноспособности, безопасности и экономической системы государства (например, сделки, направленные на ограничение передвижения товаров на территории РФ, незаконный экспорт оружия и иных товаров, экспорт которых запрещен или требует специального разрешения, уклонение от уплаты налогов, сделки, результат которых создает угрозу жизни и здоровью граждан и т. п.), либо противоречит основам общественной нравственности, то есть грубо нарушает сложившиеся в обществе

представления о добре и зле, хорошем и плохом, пороке и добродетели и т. п. (например, соглашение между престарелым родителем и совершеннолетним ребенком об уплате последнему денежного вознаграждения за посещение им родителя); - наличие у обеих или одной из сторон сделки прямого или косвенного умысла в отношении противоречащих основам правопорядка или нравственности последствий ее, то есть осознание именно такого характера последствий и желание или сознательное допущение их наступления [46 с.

41]. Сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности, ничтожны потому, что представляют собой серьезные и опасные нарушения действующего законодательства, носят антисоциальный характер и посягают на существенные государственные и общественные интересы. Именно публичный характер интересов, нарушаемых подобными сделками, позволяет говорить о них как об антисоциальных. Очевидна яркая антисоциальная направленность сделок, создающих угрозу экономической

безопасности государства: а) внешнеторговых сделок юридических лиц, когда под видом товаров, указанных в лицензии (например, лома черных металлов), продаются за рубеж сплавы редких металлов; б) сделок, нарушающих монопольное право государства на определенные виды деятельности (например, право на продажу отдельных видов вооружения); в) мнимых внешнеторговых сделок для перевода валютных средств, полученных в кредит, за рубеж с целью их хищения (сделки, совершенные с нарушением правил валютного контроля).

Аналогичную антисоциальную направленность имеют сделки, совершение которых создает угрозу общественной безопасности, например сделки купли-продажи боевого вооружения, взрывчатых материалов, боеприпасов, совершаемые неуполномоченными лицами; сделки, направленные на производство и сбыт товаров и продукции, обладающих свойствами, опасными для жизни и здоровья потребителей, и т. п. Антисоциальны и сделки, создающие угрозу моральному здоровью нации и нарушающие требования нравственности,

например сделки с целью распространения на рынке литературы, пропагандирующей войну, национальную или религиозную вражду и т.п. Объективную сторону антисоциальных сделок составляют серьезные и особо опасные нарушения закона, чаще всего являющиеся преступными действиями, посягающими на основы правопорядка и нравственности. При этом под основами правопорядка следует понимать принципы права, его основные начала, выражающие его сущность, социальную направленность и определяющие пределы осуществления прав и свобод

в обществе. Основы нравственности — господствующие в условиях конкретного общества представления о добре и зле, плохом и хорошем, справедливом и несправедливом. Субъективная сторона антисоциальных сделок характеризуется прямым или косвенным умыслом одной или обеих сторон, вступающих в такую сделку. Круг сделок, относимых к сделкам, противным основам правопорядка и нравственности, формируется судебной практикой в соответствии с законами и иными правовыми актами.

Мнимая (фиктивная) сделка ничтожна потому, что она совершается для вида, без намерения создать юридические последствия. Иначе говоря, при совершении действий в виде мнимой сделки отсутствует главный признак сделки — ее направленность на создание, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Мнимая сделка может быть совершена в противозаконных целях (например, лжедарения имущества с целью укрыть его от конфискации) и без таких целей, но в любом случае она абсолютно недействительна (ничтожна),

ибо субъекты, совершающие ее, не желают и не имеют в виду наступление правовых последствий, порождаемых сделками такого вида (п. 1 ст. 170 ГК). В отличие от мнимой (фиктивной) ничтожная притворная сделка совершается с целью прикрыть другую сделку. Притворная сделка заключается также только для вида, но в отличие от мнимой прикрывает другую сделку, которую стороны в действительности хотели заключить. Действительная воля субъектов получает иное выражение.

Поэтому притворная сделка сама по себе всегда признается абсолютно недействительной (ничтожной), а к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила (п. 2 ст. 170 ГК). Прикрываемая сделка, в свою очередь, может быть действительной или недействительной. Чаще всего прикрывается незаконная сделка. Так, сделка дарения доли участника в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью может

прикрывать куплю-продажу этой доли с целью обхода права преимущественной покупки доли другим участником общества, предусмотренного и. 2 ст. 93 ГК. Когда прикрываемая сделка не имеет ничего противозаконного, к ней применяются правила, регулирующие данный вид сделок. Если она незаконна, то, как и притворная, признается недействительной. Сделки, совершенные лицами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства,

ничтожны потому, что у таких лиц отсутствует способность к самостоятельной, целенаправленной деятельности и оценке ее последствий. Ничтожными являются все сделки, совершенные такими гражданами, включая мелкие бытовые. Если на момент совершения сделки гражданин, страдающий психическими расстройствами, не был признан судом недееспособным, но не мог понимать значения действий или руководить ими, то такая сделка может быть признана недействительной по иску его опекуна (п.

2 ст. 177). В интересах гражданина, признанного недееспособным вследствие психического расстройства, совершенная им сделка может быть по требованию его опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде этого гражданина (п. 2 ст. 171 ГК). Например, недееспособным лицом была совершена сделка по покупке квартиры. Вследствие изменения ситуации на рынке сделка теряет экономическую привлекательность для продавца,

и он «вспоминает» о ее ничтожности и требует возврата квартиры. В этом случае опекун недееспособного лица может в противовес требованиям продавца предъявить иск о признании сделки по покупке квартиры действительной как совершенной к выгоде опекаемого им гражданина. Сделки, совершенные несовершеннолетними, не достигшими четырнадцати лет, по общему правилу ничтожны потому, что такие несовершеннолетние дети не способны в полной мере самостоятельно, целенаправленно

оценивать свои действия и их последствия. Поэтому в любом случае ничтожны сделки, совершенные самостоятельно малолетними, не достигшими шести лет. Все сделки за малолетних, не достигших шести лет, могут совершать от их имени только родители, усыновители или опекуны. Малолетние в возрасте от шести до четырнадцати лет могут совершать: а) мелкие бытовые сделки; б) сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной

регистрации; в) сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения (п. 2 ст. 28 ГК). Иные сделки, совершенные малолетним в возрасте от шести до четырнадцати лет самостоятельно от своего имени, абсолютно недействительны (ничтожны). В интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей

или опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего (п. 2 ст. 172 ГК). Несоблюдения простой письменной формы сделки определяются ст. 162 ГК. По общему правилу (п. 1 ст. 162 ГК) несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Лишь в случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность (п. 2 ст. 162 ГК). Несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки всегда влечет ее недействительность (п. 3 ст. 163 ГК). Несоблюдения нотариальной формы сделки и требования о ее регистрации установлены в ст. 165 ГК. Согласно п. 1 ст. 165 ГК несоблюдение нотариальной формы, а в случаях, установленных законом,

— требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность. Такая сделка считается ничтожной [33 с. 58]. Если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд вправе по требованию исполнившей сделку стороны признать сделку действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется (п.

2 ст. 165 ГК). Для применения правил п. 2 ст. 165 ГК о признании сделки действительной необходимо наличие двух условий: начало исполнение сделки одной из сторон; уклонение другой из сторон от нотариального удостоверения сделки. Если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации

сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда (п. 3 ст. 165 ГК). Условиями применения правил п. 3 ст. 165 ГК являются: совершение сделки в надлежащей форме, что обуславливает ее пригодность для государственной регистрации; уклонение одной из сторон от регистрации сделки. Начала исполнения сделки какой-либо из сторон в этом случае не требуется.

В соответствии с п. 4 ст. 165 ГК сторона, необоснованно уклоняющаяся от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки, должна возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой в совершении или регистрации сделки. Также существуют специальные основания ничтожности сделок, которые закреплены в различных нормах гражданского законодательства. Ничтожны сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности гражданина (п.

3 ст. 22 ГК). Сделки подобного рода могут совершаться и быть действительными только в случаях, предусмотренных законом. В качестве сделки, направленной на ограничение правоспособности ее участников, но допускаемой законом, можно назвать сделку, в соответствии с которой член семьи собственника жилого дома, квартиры отказывается при вселении от права пользования помещениями в доме, квартире наравне с собственником (ст. 127 Жилищного кодекса). Ничтожность сделок, направленных на ограничение правоспособности и дееспособности

граждан, вытекает из того, что правоспособность и дееспособность гражданина — это неотъемлемые социально-правовые свойства личности, отражающие основы правового положения личности в обществе. Поэтому сделки, направленные на ограничение правоспособности и дееспособности граждан, в известной мере посягают на основы правопорядка в государстве [21 с. 273]. Ничтожны сделки, совершенные опекуном без предварительного согласия органов опеки и попечительства,

если они могут повлечь отчуждение, в том числе обмен или дарение имущества подопечного, сдачу его внаем (аренду), безвозмездное пользование или залог; отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выделение из него долей, а также уменьшение имущества подопечного. Аналогичные сделки также ничтожны, если попечитель дал согласие на их совершение без предварительного разрешения органов опеки и попечительства (п. 2 ст.

37 ГК). Ничтожны сделки опекунов и попечителей с подопечными, за исключением передачи имущества в дар или безвозмездное пользование (п. 3 ст. 37 ГК). Ничтожны сделки, влекущие отказ от права или ограничение права участника полного товарищества знакомиться со всей документацией (п. 3 ст. 71 ГК); сделки между участниками полного товарищества об ограничении или устранении их ответственности по обязательствам товарищества (п. 3 ст. 75 ГК); сделки между участниками полного товарищества об отказе

от права выйти из товарищества (п. 2 ст. 77 ГК). Примером такой сделки является, ничтожность договора, когда для констатации этого суду необходимо доказать фактические обстоятельства, при наличии которых только и можно говорить о недействительности договора. В статье 10 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» предусмотрено, что «если страховая сумма, определенная договором страхования, превышает страховую

стоимость имущества, он является недействительным в силу Закона». Можно привести и другие примеры. 1.2.2 Понятие оспоримых сделок. Оспоримость (относительная недействительность сделок) означает, что действия, совершенные в виде сделки, признаются судом при наличии предусмотренных законом оснований недействительными по иску управомоченных лиц. Иначе говоря, если ничтожная сделка недействительна из самого факта ее совершения независимо от

желания ее участников, то оспоримая сделка, не будучи оспоренной, по воле ее участника или иного лица, управомоченного на это, порождает правовые последствия как действительная. Например, сделка, совершенная под влиянием обмана, действительна и порождает все предусмотренные ею последствия до момента признания ее недействительной судом по иску обманутого [44 с. 34]. Рассмотрим виды оспоримых сделок, предусмотренных

Гражданским кодексом. К категории оспоримых сделок относятся: а) сделка юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности (ст. 173 ГК); б) сделка, совершенная лицом или органом с ограниченными полномочиями (ст. 174 ГК); в) сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175 ГК); г) сделка, совершенная гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 176ГК); д) сделка, совершенная гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить

ими (ст. 177 ГК); е) сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение (ст. 178 ГК); ж) сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179ГК). Обратимся к анализу каждого из этих видов оспоримых сделок в отдельности. Под понятие сделок, выходящих за пределы правоспособности юридического лица (ст.

173 ГК), подпадают два вида сделок: - сделки, совершенные юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, то есть за пределами специальной правоспособности этого юридического лица (например, совершение некоммерческой организацией сделки, направленной на извлечение прибыли и при этом не соответствующей целям ее создания); - сделки, совершенные юридическим лицом, не имеющим лицензии на соответствующий вид деятельности (например, совершение банковской сделки

лицом, не имеющим лицензии на осуществление банковской деятельности). В указанных случаях отсутствует такое условие действительности сделки как необходимая для совершения сделки правоспособность юридического лица. Юридическое лицо должно признаваться не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельность во всех случаях, когда на момент совершения сделки у него отсутствует действующая лицензия (лицензия вообще, не была получена, либо действие лицензии прекращено или приостановлено

выдавшим ее органом, либо истек срок действия лицензии). Данные сделки могут быть признаны судом недействительными при наличии двух условий: Сделка совершена за пределами правоспособности юридического лица; другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о ее незаконности. В судебной практике встречаются случаи необоснованного ограничения сферы применения ст. 173 ГК. Так, иногда сделки, единственный порок которых состоит в отсутствии у участника

сделки соответствующей лицензии, необоснованно квалифицируются как ничтожные на основании ст. 168 ГК. Статья 173 ГК предусматривает ограниченный круг лиц, управомоченных на предъявление иска о признании указанных сделок недействительными: само юридическое лицо; его учредитель (участник); государственный орган, осуществляющий контроль и надзор за деятельностью юридического лица. Другая сторона по сделке предъявлять такой иск не вправе [15 с.

175]. В соответствии с гражданским процессуальным законодательством бремя доказывания наличия обоих условий, необходимых для признания сделки недействительной, ложится на истца, заявившего это требование. Сделки, совершенные с выходом за пределы ограничений полномочий на совершение сделки, оспоримы при наличии трех условий: Во-первых, полномочия лица на совершение сделки должны быть ограничены договором либо полномочия органа юридического лица — учредительными документами по сравнению с тем, как они определены

в доверенности, законе либо как они могут стать очевидными из обстановки (ст. 174 ГК). Как видно, в законе речь идет о двух видах ограничения полномочий на совершение сделки. В первом случае полномочия гражданина и юридического лица на совершение сделки ограничиваются договором. Во втором случае полномочия органа юридического лица ограничиваются его учредительными документами. В обоих случаях установление ограничения полномочий на совершение сделки означает, что действительные

полномочия гражданина и органа юридического лица на совершение сделки уже, чем они определены в доверенности, законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка. Примером договорного ограничения полномочия на совершение сделки по сравнению с тем, как полномочие определено в доверенности, может служить ситуация, при которой доверенность на сделку по покупке оборудования выдается представителю на основании договора поручения без указания предельной суммы сделки, а в договоре

поручения такое ограничение предусмотрено. Примером ограничения полномочия органа юридического лица учредительными документами по сравнению с тем, как оно определено в законе, может служить ситуация, при которой уставом акционерного общества будет предписано, что исполнительный орган общества должен совершать по предварительному решению совета директоров общества не только крупные сделки, но и любые сделки с недвижимостью [5 ст. 78-79]. Примером того, когда полномочие на совершение сделки может считаться

очевидным из обстановки, является ситуация, когда продавец оптового магазина, имеющий в соответствии с уставом магазина и трудовым контрактом право самостоятельно, без администратора, совершать сделки на сумму не свыше пяти тысяч рублей, систематически отпускает товар на большую сумму. Во-вторых, совершая сделку, гражданин или орган юридического лица должны выйти за пределы вышеуказанных ограничений. Иначе говоря, представитель покупает оборудование на сумму, превышающую указанную в договоре

поручения; исполнительный орган акционерного общества совершает сделку с недвижимостью без предварительного решения совета директоров общества; продавец отпускает товар на сумму свыше пяти тысяч рублей. В-третьих, другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях. С иском в суд о признании недействительной сделки, совершенной с выходом за пределы ограничений на совершение сделки, может обратиться лицо, в интересах которого установлены ограничения.

Сделки, совершенные с выходом за пределы ограничений полномочия на совершение сделки, нельзя отождествлять со сделками, заключенными неуполномоченным лицом. При отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку (п. 1 ст. 183 ГК). Здесь важно отметить, что в п. 1 ст.

183 ГК речь идет о превышении представителем полномочия независимо от того, как оно определено — с учетом или без учета ограничений, предусмотренных в договоре или в учредительных документах. Статья 174 ГК не применяется в случаях, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных не учредительными документами, а законом. В указанных случаях подлежит применению ст. 168 ГК [10с.

13]. Сделки, совершенные несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, а также сделки, совершенные гражданином, ограниченным судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами, оспоримы, если указанные лица совершают сделки без согласия законных представителей (родителей, усыновителей, попечителей) когда такое согласие необходимо в соответствии с требованиями закона. Согласие на заключение сделки может быть получено до, во время и после заключения

сделок. Приведенные правила неприменимы к сделкам, которые в силу закона указанные лица могут совершать самостоятельно. Сделка, совершенная гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими, оспорима потому, что в момент ее совершения дееспособный гражданин не мог руководить собою, т. е. не мог осознанно формировать свою волю. Неспособность дееспособного гражданина понимать значение своих действий или руководить ими может быть вызвана различными обстоятельствами, доказанными в процессе

рассмотрения спора: нервным потрясением, физической травмой, глубоким алкогольным и наркотическим опьянением и т. д. Примером сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий, является сделка, когда гражданин, находясь в сильном алкогольном опьянении, продает за бесценок весьма дорогую вещь. Неспособность понимать значение своих действий или руководить ими должна иметь место в момент совершения сделки. Если совершение сделки — процесс, растянутый во времени (направление предложения

о ее совершении, получение согласия и т. д.), то моментом совершения сделки надлежит считать заключительный этап ее оформления, придающий сделке правовую силу (подписание договора, государственную регистрацию, передачу имущества и т.п.). С иском в суд о признании недействительной сделки, совершенной дееспособным гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими, могут обратиться сам гражданин, совершивший их, либо иные лица, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате

ее совершения [37 с. 63]. Правила об оспоримости сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий, применяются также к сделкам, совершенным гражданином, впоследствии признанным недееспособным. При этом сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску опекуна, если будет доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (п.

2 ст. 177 ГК). Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, оспорима потому, что в результате действий, совершенных в виде сделки, получает выражение неправильно сложившаяся воля одной из ее сторон и соответственно возникают иные последствия, нежели те, которые она действительно имела в виду. В результате такого заблуждения могут быть признаны недействительными сделки граждан и юридических лиц. Заблуждение влечет за собой признание сделки недействительной, если оно имело существенное

значение. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению (п. 1 ст. 178 ГК). Мелкие ошибки и незначительные расхождения между желаемыми и действительными последствиями, возникшими в результате сделки, не могут служить основанием для признания недействительности сделки. Существенное заблуждение должно касаться главных элементов сделки: характера возникающих прав и обязанностей,

количества и качества предмета сделки, вида и способа оказания услуги и т. д. Последствия подобного заблуждения неустранимы вообще, или их устранение связано для заблуждающейся стороны со значительными затратами. Вопрос, является ли заблуждение существенным или нет, должен решаться судом с учетом конкретных обстоятельств каждого дела, исходя из того, насколько заблуждение существенно не вообще, а именно для данного участника. Так, гражданин, которому по состоянию здоровья противопоказано

нахождение вблизи источников шума, обменивает свою квартиру на квартиру, находящуюся в доме, расположенном вблизи фабрики, в то время, когда фабрика находилась на ремонте и не создавала шума в квартире. Естественно, что постоянный шум, достигающий квартиры в результате работы фабрики после ремонта, является объективным обстоятельством для признания заблуждения данного гражданина существенным. Не может считаться существенным заблуждением неправильное представление о норме права и последствиях

ее применения. Также нельзя принимать во внимание заблуждение относительно мотивов сделки (за исключением случаев, когда мотив включен в сделку в качестве условия). Причины заблуждения значения не имеют. Оно может возникнуть по причинам, зависящим от самого заблуждающегося, контрагента по сделке, поведения третьих лиц, а также от разного рода обстоятельств случайного характера, сопровождающих совершение сделки. Преднамеренность действий контрагента по сделке служит основанием

признания сделки недействительной по иному основанию, а именно как совершенной под влиянием обмана. Сделка, совершенная под влиянием обмана, оспорима потому, что одна сторона умышленно введена другой стороной в заблуждение с целью совершения сделки, выгодной обманывающей стороне. Обман может относиться как к элементам самой сделки (характеру возникающих прав и обязанностей, количеству и качеству предмета сделки, виду и способу оказания услуги и т. д.), так и к обстоятельствам, сопутствующим

совершению сделки, включая мотивы, влияющие на формирование воли обманутого участника. Для признания сделки недействительной по данному основанию безразлично, совершаются ли обманные действия в активной форме (сообщение ложных сведений) или же выражаются в бездействии (умышленное умолчание о фактах, знание которых может препятствовать совершению сделки). Если не будет доказано, что действия, заключающиеся в умолчании о таких фактах, имели целью обман другой

стороны, то сделка может быть признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, Обман присутствует и в случаях, когда ложные сведения об обстоятельствах, имеющих значение для совершения сделки, сообщаются третьими лицами с ведома или по просьбе стороны в сделке. Обман является основанием для признания сделки недействительной независимо от того, привлечен ли обманщик в качестве мошенника к уголовной ответственности или нет.

Также не имеет значения наличие или отсутствие в действиях обманщика корыстной цели. Сделка, совершенная под влиянием насилия, оспорима потому, что воля участника сделки — гражданина (или органа юридического лица) формировалась несвободно. Насилие, деформирующее волю субъекта, — это причинение лицу физических или душевных страданий. Насилие может исходить как от другой стороны сделки, так и от третьего лица.

Как насилие необходимо расценивать причинение физических и душевных страданий лицам, близким участнику сделки. Так, с появлением рынка недвижимости, в частности рынка квартир, частыми стали случаи, когда так называемые покупатели, стремясь склонить собственников к продаже квартир по бросовым ценам, совершают различные формы насилия по отношению как к самим собственникам, так и к членам их семей, родственникам и друзьям. В процессе рассмотрения исков потерпевших от совершения подобных сделок последние должны

признаваться недействительными как совершенные под влиянием насилия. Насилие, имеющее значение для признания сделки недействительной, всегда представляет собой гражданское правонарушение, но не обязательно уголовно наказуемое деяние. Разновидностью насилия является воздействие на волю контрагента посредством использования служебной зависимости или служебного положения. Недействительными как совершенные под влиянием насилия могут признаваться

сделки с участием как граждан, так и юридических лиц. Сделка, совершенная под влиянием угрозы, оспорима потому, что воля субъекта сделки формируется несвободно. Угроза представляет собой воздействие на психику гражданина (органа юридического лица) с целью деформирования его воли посредством заявления о причинении ему или его близким имущественного, физического или морального вреда в будущем, если он не совершит сделку. Угроза — явление, отличное от насилия.

Во-первых, она состоит только в психическом воздействии, т. е. угроза — не реализованное в действительности намерение причинить какое-либо зло. Во-вторых, угроза может состоять как в возможности совершения правомерных действий (наложение ареста на имущество, сообщение в правоохранительные органы или в печать сведений о преступной деятельности и т.п.), так и в возможности совершения неправомерных действий (истязание, уничтожение личного имущества и т.п.). По основанию совершения сделки под угрозой может быть признана

недействительной сделка, совершенная гражданином или юридическим лицом, орган которого действовал несвободно. Так, орган юридического лица может быть склонен к совершению невыгодной для юридического лица сделки под угрозой разглашения сведений о незаконных действиях юридического лица, информации, составляющей коммерческую тайну, и т. п. Основанием для признания сделки недействительной может служить не всякая угроза. Угроза должна быть реальной, исполнимой. Практическое значение имеет и значительность угрозы.

Значительность угрозы означает, что «зло грозило существенному благу, личному или имущественному». Вопрос о реальности, исполнимости и значительности угрозы решается судом исходя из конкретных обстоятельств дела. Сделка, совершенная в результате злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой, оспорима потому, что в результате умышленного сговора представителя одной стороны с другой стороной возникают неблагоприятные последствия для представляемого.

При этом не имеет значения, преследовали ли обе стороны сговора или одна из них корыстные цели. Важно то, что представитель одной стороны и другая сторона действовали в целях причинить зло представляемому. Злонамеренность соглашения следует отличать от небрежности представителя, которая при наличии достаточных оснований может породить у представляемого право требовать от представителя возмещения причиненного вреда (убытков). Злонамеренное соглашение представителя также необходимо отличать от выхода представителя

за рамки полномочия. При злонамеренном соглашении представитель действует в пределах полномочия, и при недоказанности наличия злонамеренного соглашения презюмируется, что все последствия возникают у представляемого. При выходе представителя за пределы полномочия возникновение последствий у представляемого возможно лишь при условии последующего одобрения им сделки, совершенной представителем с выходом за пределы полномочия [22 с. 573]. Недействительными как совершенные в результате злонамеренного соглашения представителя

одной, стороны с другой стороной могут признаваться сделки с участием как граждан, так и юридических лиц. Сделка, совершенная субъектом вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, оспорима при наличии двух взаимосвязанных факторов, это: а) нахождение субъекта, совершающего сделку, в тяжелых обстоятельствах; б) крайне невыгодные условия сделки. Каждый из этих факторов, взятых в отдельности, не может породить недействительность сделки.

Под стечением тяжелых обстоятельств следует понимать, например, возникновение неожиданных и крупных долгов, болезнь близкого человека, потерю кормильца при отсутствии иных источников материального содержания семьи и т. п. Явная невыгодность условий заключенной сделки означает очевидную неравноценность получаемых по сделке благ и встречного удовлетворения за них. Для признания сделки недействительной по данному основанию весьма важно, что стечение тяжелых обстоятельств

вынудило совершить именно эту, крайне невыгодную (кабальную) сделку, а контрагент воспользовался этим. Следовательно, для признания сделки недействительной как совершенной вследствие стечения тяжелых обстоятельств необходимо доказать наличие виновного поведения контрагента, намеренно использующего сделку в своих интересах. Наличие всех указанных выше условий должно устанавливаться судом с учетом конкретных обстоятельств дела. Недействительными как совершенные субъектом вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне

невыгодных для себя условиях могут признаваться сделки с участием как граждан, так и юридических лиц. Недействительность части сделки Ничтожными или оспоримыми могут быть признаны отдельные условия (часть условий) сделки. Основанием недействительности отдельных условий сделки может быть их противоречие требованиям, установленным законом, а также пороки содержания, вызванные пороками воли (обман, насилие и т.п.). Недействительность части сделки не влечет недействительность прочих ее частей, если можно предположить,

что сделка может быть совершена и без включения недействительной ее части (ст. 180 ГК). Например, признавая действительность завещания в целом, суд может признать недействительным условие, согласно которому среди нескольких наследников названо лицо, не имеющее права быть наследником (например, убийца наследодателя). Пример: Вопреки аресту на имущество, наложенному судом в качестве обеспечительной меры, это имущество продано. Обычно в таком случае суд признает договор купли-продажи

ничтожным, поскольку арест предполагает запрещение лицу распоряжаться имуществом. Но ведь в данной ситуации договор противоречит не закону, а судебному предписанию об аресте. С другой стороны, можно утверждать, что договор не соответствует требованиям закона, поскольку закон указывает, что арест предусматривает запрещение распоряжения имуществом. В то же время можно ли считать правильным признавать договор ничтожным во всем разнообразии случаев[28

с. 45]? 2 ПОСЛЕДСТВИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛОК 2.1 ДВУХСТОРОННЯЯ РЕСТИТУЦИЯ Главным имущественным последствием недействительности сделок является двусторонняя реституция (от лат. restituere — восстанавливать, возмещать, приводить в порядок). В соответствии с п. 2 ст. 167 ГК, содержащей общие правила о последствиях недействительности сделок, каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить

полученное в натуре (в том числе, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах. Например, при совершении договора купли-продажи часов недееспособным лицом часы должны быть возвращены продавцу, а деньги — покупателю, т.е. стороны возвращаются в положение, в котором находились до совершения сделки (первоначальное правовое положение). Согласно п.

2 ст. 167 ГК двусторонняя реституция наступает во всех случаях недействительности сделки, если в законе не указаны иные имущественные последствия. Двусторонняя реституция, в частности, предусмотрена для случаев недействительности сделок по следующим основаниям: Основаниями недействительности сделок, связанными с недееспособностью стороны, являются недостижение гражданином возраста 18 лет (совершеннолетия) и признание судом гражданина недееспособным или ограниченно

дееспособным при совершении сделок без участия их законных представителей, а также признание неспособности граждан понимать значение своих действий или руководить ими при совершении сделки. Законом установлены виды сделок, которые вправе совершать указанные граждане самостоятельно, и которые признаются действительными. Кроме того, в целях защиты прав таких граждан предусмотрены дополнительные условия для действительности отдельных сделок, влекущих уменьшение имущества этих граждан, а также установлена

императивная норма о недействительности сделок между законными представителями и подопечными или малолетними. Основаниями недействительности сделок, связанными с правоспособностью юридического лица, являются установленные законом ограничения по распоряжению имуществом, принадлежащим юридическому лицу на праве хозяйственного ведения или оперативного управления; самоограничения, установленные в учредительных документах юридического лица, обладающего общей правоспособностью; ограничения, установленные законом или иным правовым актом,

в отношении лиц, обладающих специальной правоспособностью; ограничения, установленные законом, в отношении отдельных видов деятельности, требующих получения лицензии. При самоограничении правоспособности и при занятии лицензируемой деятельностью без лицензии в интересах контрагента по сделке установлен принцип признания такой сделки недействительной только в случае виновности этого контрагента, когда он знал или должен был знать о незаконности совершаемой сделки.

При наличии иных оснований, связанных с правоспособностью юридического лица, сделка, совершенная с нарушением установленных ограничений правоспособности, признается ничтожной. Последствием служит двусторонняя реституция [31 с. 306]. Основаниями недействительности сделок, связанными с нарушением полномочий лица, является совершение сделки одним лицом от имени другого лица при отсутствии либо с превышением предоставленных ему полномочий;

а также при соблюдении полномочий, указанных в доверенности или в законе либо очевидных из обстановки, но при превышении полномочий, указанных в договоре между представителем и представляемым или в учредительных документах юридического лица. При отсутствии или превышении полномочий установлен принцип замены ненадлежащей стороны правоотношения, а также возможно признание недействительной всей сделки либо той ее части, которая выходит за пределы предоставленных полномочий. При несоответствии полномочий, установленных в различных

правовых актах и документах, установлен принцип оспоримости сделки с условием, что контрагент знал или должен был знать о существующих ограничениях. Основаниями недействительности сделки является ее совершение под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение; обмана; насилия; угрозы; злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной; при стечении тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных условиях. Такие сделки оспоримы по иску потерпевшей стороны.

При признании недействительности действует принцип возмещения реального ущерба виновной стороной. 2.2 ОДНОСТОРОННЯЯ РЕСТИТУЦИЯ Другим правовым последствием недействительности сделки является односторонняя реституция, заключающаяся в том, что исполненное обратно получает только одна сторона (добросовестная). Другая же (недобросовестная) сторона исполненного не получает. Оно передается в доход государства. Если же недобросовестная сторона не успела исполнить сделку, в

доход государства передается то, что подлежит исполнению. Таким образом, отношение недобросовестной стороны применяется санкция конфискационного характера. После действия в виде односторонней реституции с обращением в доход Российской Федерации имущества, полученного по сделке потерпевшим, а также причитавшегося ему в возмещение переданного виновной стороне, предусмотрены для случаев признания недействительными сделок, заключенных

под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с, другой стороной или при стечении тяжелых обстоятельств. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Такие же последствия предусмотрены для сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности, если виновно действовала только одна сторона. Односторонняя реституция имеет место, когда в результате лишения сделки юридической силы с момента

совершения в прежнее положение возвращается только одна сторона - потерпевший, а все полученное им по сделке идет не в пользу другой стороны (виновной в совершении недействительной сделки), а взыскивается в доход государства Смысл и основание односторонней реституции состоят в том, что недействительность сделки обусловливается неправомерными, виновными действиями одной из сторон, в то время как другая сторона оказалась потерпевшей от противозаконных действий своего контрагента. «При односторонней реституции

другая сторона подвергается карательной санкции», [20 с. 880]. ГК РФ устанавливает одностороннюю реституцию в качестве последствия недействительности оспоримых сделок, совершенных под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179). Применение односторонней реституции предусмотрено как одно из возможных последствий ничтожной

сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ч. 3 ст. 169 ГК РФ). Объем подлежащих удовлетворению требований потерпевшей стороны определяется так же, как и при двусторонней реституции: лицо имеет право получить в натуре переданную по сделке вещь, в случае невозможности ее истребования - получить стоимость вещи, а также произвести расчеты в связи с ухудшением состояния вещи, извлечением доходов, компенсацией затрат и т.д.

Все имущество, полученное потерпевшим по сделке от другой стороны, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Изъятие у потерпевшего полученного им по сделке никак не затрагивает его имущественную сферу, эта мера направлена против другой, виновной стороны недействительной сделки. 2.3 НЕПРИМЕНЕНИЕ РЕСТИТУЦИИ Как при двусторонней, так и при односторонней реституции закон предусматривает

в ряде случаев и дополнительные имущественные последствия в виде возмещения расходов, стоимости утраченного или поврежденного имущества. Так, при признании сделки недействительной как заключенной с гражданином, признанным недееспособным, дееспособная сторона кроме возврата полученного по сделке должна возместить своему контрагенту также понесенный им реальный ущерб, если она знала или должна была знать о его недееспособности (п. 1 ст. 171 ГК). Аналогичные дополнительные имущественные последствия предусмотрены и в случаях признания

недействительными сделок, совершенных: • малолетними в возрасте до четырнадцати лет; • несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет; • гражданином, ограниченным в дееспособности; • гражданином, не способным понимать значение своих действий. При признании недействительными сделок, совершенных под влиянием, обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, стечения тяжелых обстоятельств, реальный ущерб возмещает виновная сторона.

При совершении сделки под влиянием существенного заблуждения сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Если это не доказано, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне по ее требованию причиненный ей реальный ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам,

не зависящим от заблуждавшейся стороны (п. 2 ст. 178 ГК). Недопущение реституции и обращение всего, что было передано в исполнение или должно быть передано по сделке, в доход государства (действующее законодательство имеет в виду Российскую Федерацию) является особым видом последствий признания сделки недействительной. Такое последствие предусмотрено при признании сделки недействительной как совершенной с целью, противной

основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК). Допустимы различные варианты этих последствий в зависимости от того, обе или одна сторона действовали умышленно, а также в зависимости от того, обе из них или одна исполнили сделку. Так, если обе стороны действовали умышленно и обе исполнили сделку, все исполненное ими взыскивается в доход государства. Если обе стороны действовали умышленно, но сделку исполнила только одна из них,

в доход государства взыскивается все, что было получено по сделке, и то, что получившая исполнение сторона должна была передать другой стороне с целью исполнения. Наконец, если умышленно действовала только одна сторона, все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне (односторонняя реституция), полученное же другой стороной или причитающееся ей по сделке от виновной стороны взыскивается в доход государства [47 с.

27]. Таким образом, требовать исполненного обратно может только сторона, действовавшая без умысла. Если при наличии умысла у одной стороны сделка исполнена другой, последняя имеет право получить исполненное обратно. Виновная сторона должна передать в доход государства все, что с нее причиталось. Если же сделка исполнена только умышленно действовавшей стороной, невиновная сторона должна передать в доход государства все, что получила по сделке, а сама не должна ее исполнять.

Если полученное израсходовано, в доход государства передается возмещение в деньгах. Законом в целях защиты публичных интересов и существенных интересов участников гражданского оборота могут вводиться ограничения на применение общих правил о последствиях недействительности сделок. Так, в соответствии со ст. 566 ГК общие нормы о последствиях недействительности сделок, предусматривающие возврат или взыскание в натуре полученного по договору с одной стороны или с обеих сторон, применяются

к договору продажи предприятия, если такие последствия существенно не нарушают права и охраняемые законом интересы кредиторов, продавца и покупателя, других лиц и не противоречат общественным интересам. Недопущение реституции предусмотрено только в отношении ничтожных сделок, совершенных с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169 ГК РФ), если будет доказано наличие умысла у обеих сторон.

И в случае односторонней реституции, и в случае недопущения реституции (ст. 179, 169 ГК РФ) конфискационные последствия могут применяться только после того, как хотя бы одна из сторон полностью или частично произвела исполнение по сделке. Если ни одна из сторон к исполнению не приступала, то оснований для применения соответствующих конфискационных санкций не имеется. Само совершение оспоримой или ничтожной сделки (даже с целью, заведомо противной

основам правопорядка) не преследуется по закону и не является основанием для недопущения реституции или односторонней реституции. Согласно ч.2 ст. 169 ГК РФ взыскание возможно лишь в случае исполнения сделки обеими сторонами или в случае исполнения сделки одной стороной. При наличии умысла у обеих сторон при исполнении сделки обеими сторонами в доход Российской Федерации взыскивается все полученное ими по сделке.

Если же такая сделка исполнена лишь одной стороной, то с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитающееся с нее первой стороне в возмещение полученного (недопущение реституции). В соответствии с ч.З ст. 169, п.2 ст. 179 ГК РФ взыскание производится также лишь в случае исполнения сделки хотя бы одной из сторон. В этих нормах указывается, что в доход государства взыскивается все полученное по сделке либо причитавшееся

в возмещение исполненного. Если же исполнения ни одна из сторон не производила, то конфискационные меры применять нельзя. В действующем законодательстве предусмотрена еще одна форма ограничения реституции - отказ в реституции. Это может произойти по следующим основаниям: 1. Прямое указанием закона. Например, если сделка недействительна по основаниям, предусмотренным ст. 169 ГК РФ, реституция исключается законом. Реституция может не применяться вовсе, так как предусмотрены

специальные последствия недействительности сделок. Так, п. 2 ст. 170 ГК РФ предусматривает последствие притворных сделок в виде применения правил той сделки, которую стороны имели в виду на самом деле. Этот вывод подтверждает и судебная практика. 2.Невозможности реституции вследствие добросовестности приобретателя. Напомним, что добросовестным является приобретатель, который возмездно приобрел имущество у лица, которое

не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (п. 1 ст. 302 ГК РФ). Если при рассмотрении дела будет установлено, что приобретатель отвечает указанным выше требованиям, в удовлетворении исковых требований о возврате имущества должно быть отказано. 3. Особая правовая природа сделки либо полученного по ней. Реституцию невозможно применить к сделкам, правовая природа которых не предполагает исполнение в виде

передачи имущества. К примеру, не может идти речь о реституции применительно к последствиям недействительности доверенности (ст. 185 ГК РФ) либо обещания дарения (п. 2 ст. 572 ГК РФ). Нельзя говорить о реституции как последствии недействительности сделки по уступке права требования (ст. 382 ГК РФ). Как правильно отмечает И.Ю. Павлова, право нельзя вернуть посредством реституции, "можно лишь признать право у одного

лица не прекратившимся, а у другого лица - не возникшим". 4. Обстоятельства, связанными с существованием вещи. Наиболее очевидным, а потому первым в нашем списке, будет невозможность реституции вследствие гибели вещи. Она может произойти по причинам, не зависящим от воли людей (в частности, вследствие пожара). В соответствии со ст. 1103 ГК РФ правила главы о неосновательном обогащении применяются также: • к

требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке; • к требованиям об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения (виндикации). Среди прочих положений главы о неосновательном обогащении существует норма, согласно которой не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества,

знало об отсутствии обязательства (п.1 ст. 1109 ГК РФ). Восстановление сторон в первоначальное положение не всегда исчерпывается одним лишь возвращением сторонами всего полученного ими по недействительной сделке. Кроме возврата сторонами всего полученного по сделке, то есть имущества, являющегося предметом сделки, необходимо решить вопросы: • о возмещении ущерба, который мог быть причинен участнику недействительной

сделки, • о возврате доходов, которые один из участников сделки мог извлечь за счет имущества другого лица, • о компенсации затрат на улучшение и содержание имущества, которые мог произвести участник сделки. Двусторонняя реституция, односторонняя реституция, взыскание имущества в доход государства относятся к исполненному по сделке, но сам факт недействительности заключенной сделки может причинить участнику убытки. Возмещение ущерба является дополнительным неблагоприятным имущественным последствием, то есть

санкцией за виновное неправомерное поведение стороны, в результате которого и был причинен ущерб. Эта санкция в предусмотренных законом случаях применяется не как следствие одного лишь совершения недействительной сделки и неправомерного поведения виновной стороны, но обязательно - как следствие исполнения соответствующей сделки хотя бы одной из сторон и как факультативное требование в реституционном притязании о восстановлении первоначального имущественного положения. И требование о возврате исполненного по недействительной сделке,

и неразрывно связанное с этим требование о возмещении виновной стороной реального ущерба являются составной частью иска о применении последствий недействительной сделки. Возможность, помимо требования, о возврате исполненного, предъявлять также требование о возмещении реального ущерба согласуется с общим допущением в п.2 ст. 167 ГК РФ существования иных последствий недействительной сделки.

Такая возможность допустима лишь в случаях, прямо указанных в законе. ГК РФ в ряде статей специально предусматривает, что одна из сторон сделки должна возместить ущерб другой стороне. Среди оспоримых сделок таковыми являются сделки, совершенные: • • несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175); • гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 176); • гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст.

177); • под влиянием заблуждения, если заблуждение возникло по вине другой стороны (ст. 178); • под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179). Требования о возмещении убытков в связи с недействительностью сделки может выступать в разных формах: • это может быть требование, возникающее в связи с тем, что вещно-правовое притязание не может

быть реализовано из-за отсутствия самой вещи по вине того или иного лица (в первую очередь второго участника сделки), ввиду ее повреждения, уничтожения, использования и т.д поэтому должны быть компенсированы не только стоимость вещи, но и убытки, вытекающие из невозможности получения ее в натуре; • это может быть требование, вызываемое тем, что возвращение недолжно полученного посредством иска о виндикации или иска из неосновательного обогащения не покрывает убытков, виновно причиненных стороной; • это может быть

требование, основанное на причинении ущерба самим совершением или исполнением недействительной сделки. В первых двух случаях возмещение ущерба может относиться только к тем убыткам, которые не покрываются возвращением вещи, уплатой компенсации за нее либо возвращением неосновательного обогащения другой стороне. В последнем случае убытки ничем покрываться не могут, а потому никакого зачета не допускают и должны быть возмещены в полном объеме. Все эти требования применяются в прямо предусмотренных законом случаях

и ограничиваются размером реального ущерба, который необходимо доказывать. Если же при совершении недействительной сделки совершаются действия, обладающие признаками деликта, то потерпевший может заявить самостоятельное требование о возмещении вреда, причиненного его личности и имуществу таким деликтом, и при этом вред будет возмещен в полном объеме (включая как реальный ущерб, так и упущенную выгоду). Кроме возмещения причиненного ущерба при признании сделки недействительной

может быть поставлен вопрос о возврате доходов, полученных от использования имущества, переданного по недействительной сделке, а также о возмещении затрат на имущество подлежащее возврату. Данный вопрос будет разрешаться по правилам, установленным ст. 1107 и 1108 ГК РФ, которые применяются на основании п. 1 ст. 1103 ГК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 1107 ГК

РФ сторона недействительной сделки, которой было передано имущество, обязана возвратить или возместить другой стороне все доходы, которые она извлекла или должна была извлечь из этого имущества с того времени, когда она узнала или должна была узнать о неосновательности обогащения (недействительности сделки). В оспоримых сделках применение данного правила затруднено в связи с тем, что узнать о недействительности такой сделки можно лишь с момента вступления в силу судебного решения о признании сделки недействительной.

Фактически лишь с момента такого решения можно требовать возмещения доходов. Если по недействительной сделке были переданы денежные средства, то на эту сумму подлежат начислению проценты по ст. 395 ГК РФ с момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о недействительности сделки (п.2 ст. 1107 ГК РФ), а в оспоримых сделках - с момента вступления в законную силу судебного решения о признании сделки недействительной. Сторона недействительной сделки, передающая имущество в

порядке реституции, вправе требовать от другой стороны возмещения понесенных необходимых затрат на содержание и сохранение имущества с того времени, с которого она обязана возвратить доходы с зачетом полученных ею выгод. В том случае, если сторона будет умышленно удерживать имущество, подлежащее передаче другой стороне после вынесения судебного решения, она теряет право на возмещение затрат (ст. 1108 ГК РФ). Лишение сделки юридической силы на будущее, возможное по действующему законодательству

лишь в отношении оспоримых сделок, может быть последствием следующих оспоримых сделок: 1. неисполненных сделок; 2. сделок, исполнение по которым заключалось в воздержании сторон от определенных действий; 3. исполненных сделок, по которым возврат сторон в первоначальное положение невозможен или по каким-либо причинам нецелесообразен. Первая категория сделок охватывает те сделки, к исполнению которых не приступила ни одна из сторон. В этом случае прекращается обязательственное правоотношение сторон

и возможность возникновения в будущем реституционного обязательства исключается. После прекращения неисполненной сделки на будущее время последующее исполнение влечет за собой не реституционное обязательство, а обязательство из неосновательного обогащения. Если хотя бы одна из сторон частично исполнила свою обязанность, то о лишении сделки юридической силы на будущее время говорить можно будет только в том случае, если возврат сторон в первоначальное положение

по ней будет невозможен или нецелесообразен. Вторая категория сделок охватывает те сделки, предметом которых была обязанность обеих сторон воздерживаться от совершения определенных действий. В этом случае сам факт бездействия обеих сторон до признания сделки недействительной свидетельствует об исполнении этой сделки. Поэтому при прекращении сделки на будущее время отпадает лишь обязанность воздерживаться в дальнейшем от совершения этих действий.

Однако то обстоятельство, что сделка была исполнена, дает основание стороне, которая фактически воздерживалась от совершения действия (исполняя тем самым договор), требовать возмещения убытков от другой стороны, виновной в совершении недействительной сделки. Естественно, размер убытков будет ограничен реальным ущербом, если это предусмотрено соответствующей статьей закона. Третья категория сделок охватывает сделки, по которым возврат сторон в первоначальное положение невозможен,

например, в силу потребляемости предмета сделки и т.п. Например, в том случае, если признается недействительным договор оказания услуг, возврат сторон в первоначальное положение будет невозможен, так как услуга была «потреблена» в процессе ее оказания, а возврат услуг получателем денежного эквивалента будет излишним, так как это означает простой обмен сторонами недействительной сделки равными денежными суммами. Такая сделка прекращается на будущее.

Не исключены случаи, когда возврат сторон в первоначальное положение по причинам экономического или политического характера нецелесообразен. Например, при вовлечении в оспоримую сделку градообразующего предприятия признание такой сделки недействительной с обратной силой может повлечь, за собой неблагоприятные социальные последствия для населения. Лишение сделки юридической силы на будущее по своим правовым последствиям аналогично расторжению договора. Как и в случае расторжения договора, оспоримая сделка считается недействительной

с момента вступления решения суда в законную силу, и потому все права сторон, возникшие до этого момента, считаются имеющими правовое основание в виде сделки [36 с. 120]. В силу этого стороны не смогут требовать возврата переданного по такой сделке, но могут потребовать возмещения реального ущерба в случае его виновного причинения другой стороной, если эта возможность предусмотрена законом для соответствующего состава оспоримой сделки.

3 ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛОК 3.1 ПРОБЛЕМЫ ПРИЗНАНИЯ НИЧТОЖНЫХ И ОСПОРИМЫХ СДЕЛОК НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ В настоящее время существенное практическое значение имеют вопросы о возможности признания ничтожных сделок недействительными в судебном порядке и о применении последствий недействительности сделки по инициативе суда.

Несмотря на однозначно положительный подход высших судебных органов к проблеме подтверждения в судебном порядке недействительности ничтожных сделок, необходимо учитывать также действующие положения законодательства, находящиеся в противоречии с данным подходом. Возможность применения последствий недействительности сделки судом по собственной инициативе (ч. 2 п. 2 ст. 166 ГК) вступает в известное противоречие с недопустимостью выхода суда за пределы исковых требований.

При этом комплекс рассматриваемых вопросов имеет различные научные и практические аспекты [7 с. 8]. Ничтожная сделка недействительна независимо от признания ее таковой судом, оспоримая же сделка недействительна в силу признания ее таковой судом. Известное вытекающее из закона разграничение, как представляется, основано на формальных, но не сущностных критериях. С формальной точки зрения ничтожность и оспоримость представляют собой только два метода

признания сделок недействительными, если они не соответствуют требованиям закона и иных правовых актов. Практическое ее значение выявления сущностных закономерностей разделения недействительных сделок на оспоримые и ничтожные связано с постоянным расширением объема нормативно-правовых актов, устанавливающих недействительность соответствующих сделок в одних случаях в силу ничтожности, в других - в силу оспоримости. Безусловно, в силу закона ничтожные сделки принципиально не нуждаются в признании их недействительными

судом, так как они недействительны независимо от такого признания (ст. 166 ГК). Однако сложившаяся судебная практика наглядно иллюстрирует необходимость рассмотрения и удовлетворения требований о признании ничтожной сделки недействительной. При этом правоприменительная практика должна быть непосредственно основана на конкретных положениях закона. Необходимо выяснить, насколько правомерными в условиях действующего законодательства являются

подобные исковые требования и какое решение существующих противоречий может быть предложено. Определяющую роль для рассмотрения судами требований о признании ничтожных сделок недействительными играет Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 9 от 14 мая 1998 г. «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского Кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение

сделок" [8 с. 24]. Из названного Постановления следует, что отказ суда от принятия к производству исков о признании недействительными сделок, которые в силу прямого указания закона относятся к категории ничтожных, мог бы негативным образом повлиять на обеспечение защиты субъективных прав, нарушенных такими сделками. В соответствии с п. 32 указанного Постановления ГК не исключает возможности предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, и споры

по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица [8 с. 32]. Однако на основании соответствующего анализа норм Гражданского кодекса следует выяснить, действительно ли ГК не исключает возможности предъявления подобных исков. Известно, что защита гражданских прав в соответствии с

ГК осуществляется только способами, предусмотренными законом (ст. 12 ГК). Из сказанного следует, что высшие судебные инстанции не уполномочены расширять перечень способов защиты гражданских прав. Способы защиты гражданских прав, перечисленные в ст. 12 ГК, не содержат такого способа, как признание ничтожной сделки недействительной. Отнесение же признания ничтожной сделки недействительной к иным способам, предусмотренным законом,

оказывается невозможным по следующим причинам [30 с. 289]. Закон предусматривает способы защиты гражданских прав только в конкретных и ясных формах. Так, например при защите чести, достоинства или деловой репутации гражданин вправе требовать опровержения порочащих сведений (п. 1 ст. 152 ГК). В то же время ст. 166 ГК, говоря лишь о требовании о применении последствий недействительности ничтожной сделки, не только

не предусматривает, но вовсе не упоминает о возможности предъявления требования о признании ничтожной сделки недействительной. Следует обратить внимание, что принципиальное значение в данном случае имеет формулировка последней строки ст. 12 ГК. Здесь речь идет именно об иных способах, предусмотренных законом, а не об иных способах, не противоречащих закону. Если бы ст. 12 ГК упоминала способы, не противоречащие закону, мотивировка вышеуказанного

Постановления [8 с. 29] была бы правильной. Следовательно, признание ничтожной сделки недействительной в условиях действующего законодательства нельзя отнести к способам защиты гражданских прав, предусмотренным законом. Таким образом, при существующих обстоятельствах ссылка на то, что ГК не исключает предъявления иска о признании ничтожной сделки недействительной, в обоснование возможности предъявления таких требований, оказывается неверной в силу положений

Закона [42 с. 47]. Также представляется невозможным отнесение признания ничтожной сделки недействительной к такому способу защиты гражданских прав, как признание права, как это предлагается некоторыми исследователями. Признание права всегда предполагает факт оспаривания конкретного субъективного права; в результате применения такого способа защиты право из оспоренного превращается в бесспорное. При признании же ничтожной сделки недействительной спор о праве отсутствует, речь может идти только

о различном понимании законодательных положений участниками гражданских правоотношений. Кроме того, предъявление требования о признании права часто является предпосылкой возникновения права субъекта на определенное имущество (например, самовольную постройку, бесхозяйное имущество). При признании же ничтожной сделки недействительной подобные последствия не наступают. Следует отметить, что в п. 32 вышеуказанного Постановления [8 с.

32] установлено, что при удовлетворении иска в мотивировочной части решения суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной, и в этом случае последствия недействительности ничтожной сделки применяются судом по требованию любого заинтересованного лица либо по собственной инициативе. Однако на практике частым явлением становится вынесение решения о признании ничтожной сделки недействительной без применения последствий недействительности, когда указание на ничтожность сделки входит в резолютивную

часть судебного решения. Суд, признавая ничтожную сделку недействительной и не применяя последствий недействительности, действует в рамках заявленных истцом требований, хотя законом суду здесь предоставлено право (но не обязанность) применять последствия недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе (п. 2 ст. 166 ГК). При этом нельзя согласиться с мнением, согласно которому "при обнаружении факта совершения ничтожных сделок юрисдикционный орган по своей инициативе применяет нормы, влекущие те негативные

последствия, которые предусмотрены на случай их совершения", так как суд вправе, но не обязан в соответствии с п. 2 ст. 166 ГК применить такие последствия по собственной инициативе. Вопрос о применении судом последствий недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе, то есть о возможности суда воспользоваться таким правом, является спорным по следующим причинам. Здесь на первый план выходят процессуальные аспекты проблемы, а именно возможность или невозможность

выхода суда за пределы исковых требований. Некоторые последние исследования в области гражданского процесса содержат предложения об исключении права суда по собственной инициативе применять последствия недействительности ничтожной сделки из текста ст. 166 ГК, считая такое право противоречащим принципу диспозитивности. Представляется, однако, что решение проблемы находится в плоскости доктринального толкования норм ст. 166 ГК в совокупности с действующими процессуальными нормами, касающимися возможности выхода суда за

пределы исковых требований. Следует отметить, что если в рамках гражданского процесса такое право суду предоставлено в случаях, предусмотренных федеральным законом (в соответствии с п. 2 ст. 196 ГПК, а это и есть в частности случай, указанный в п. 2 ст. 166 ГК), то в рамках арбитражного процесса такое право у суда отсутствует (ст. 168 АПК). Вероятно, законодатель в данном случае исходил из того, что граждане как участники гражданского

процесса являются менее защищенной и менее осведомленной в юридических тонкостях процесса категорией; суд же, применяя последствия недействительности ничтожной сделки и выходя таким образом за пределы исковых требований, осуществляет публично-правовое вмешательство в целях защиты прав и интересов участников. Напротив, представители участников арбитражного процесса - почти всегда юристы-профессионалы, в связи с чем отсутствие требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки предполагает

определенные для этого причины, из которых такие участники исходят. Исходя из сказанного, представляется верным следующее толкование части второй п. 2 ст. 166 ГК. Закрепленная здесь возможность применения судом последствий недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе должна рассматриваться в совокупности с действующими процессуальными нормами, так как это является выходом за пределы заявленных исковых требований.

Если такой выход допускается (п. 2 ст. 196 ГПК), то часть вторая п. 2 ст. 166 ГК подлежит применению, если же такой выход не допускается, то применение указанной нормы для выхода за пределы исковых требований исключается (ст. 168 АПК). На первый взгляд в случае ничтожности сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК), предложенное толкование рассматриваемой нормы о применении судом последствий

недействительности ничтожной сделки может показаться неподходящим, так как ясно, что не только суд общей юрисдикции, но и арбитражный суд в таком случае применит последствия недействительности такой сделки, связанные с взысканием в доход государства, по собственной инициативе. Здесь необходимо обратить внимание на то, что не любые последствия недействительности могут являться предметом искового требования вообще. Так, не может быть предметом исковых требований конфискационная

санкция, заключающаяся в изъятии имущества в пользу государства, так как иск призван защищать частноправовые интересы участников спора. Следует отметить, что в литературе высказываются два основных подхода к правовой природе последствий недействительности сделки, связанных со взысканием полученного или причитавшегося по сделке в доход государства: данные последствия рассматриваются как конфискация либо как особая гражданско-правовая мера, разновидность штрафной санкции. При этом ни один из указанных подходов не вступает в

противоречие с вышеизложенным тезисом. Таким образом, применение последствий недействительности не будет являться выходом за пределы исковых требований, если таким последствием является недопущение реституции (ч. 2 ст. 169 ГК). При наличии же умысла только у одной стороны сделки (ч. 3 ст. 169 ГК) арбитражный суд, как и суд общей юрисдикции, по собственной инициативе может применить конфискационную санкцию в отношении виновной стороны.

Возврат же исполненного невиновной стороне должен в арбитражном процессе осуществляться только по требованию о применении такого последствия недействительности; в гражданском процессе применение таких последствий допустимо и по инициативе суда [9 с. 24]. Следовательно, применение судом по собственной инициативе последствий недействительности ничтожной сделки в виде взыскания в доход государства при ничтожности сделки по ст. 169 ГК не противоречит нормам АПК, не допускающим выход за пределы заявленных истцом требований,

потому что такой выход в данном случае отсутствует, что в полной мере укладывается в вышеизложенную концепцию толкования п. 2 ст. 166 ГК. В некоторых случаях вынесение судебного решения только о признании ничтожной сделки недействительной является существенно необходимым, так как последствия недействительности ничтожной сделки не могут быть применены, исходя из существа заключенной сделки. Такая ситуация складывается при признании судом недействительным договора уступки права требования

(цессии). В подобном случае применение последствий недействительности, предусмотренных Законом, в виде реституции оказывается практически невозможным [42 с. 92]. Дело в том, что переход права при уступке права требования представляет собой своего рода юридическую фикцию, так как фактически имеет место прекращение права у одного лица и одновременное возникновение права у другого лица. Таким образом, право нельзя возвратить в порядке реституции, можно лишь признать

право у одного лица не прекратившимся, а у другого лица - не возникшим. Правоприменительная практика идет именно по пути вынесения в таких случаях решений о признании ничтожной сделки недействительной без применения последствий недействительности. Например, Образовательное учреждение обратилось с иском к ООО о признании недействительным договора аренды здания и земельного участка, а также применении последствий

недействительности указанной сделки. Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены в полном объеме. ФАС Дальневосточного округа вынес новое решение об отказе в иске по следующим основаниям. Между учреждением (арендодатель) и ООО (арендатор) заключен договор на аренду помещений и земельного участка. При оценке доказательств арбитражный суд исходил из представленного истцом протокола заседания

ученого совета 2002 г в котором отсутствует вопрос обсуждения сдачи спорных нежилых помещений в аренду ООО. Указанный протокол в представленной в суд редакции, положенный в основу иска, не соответствует сложившимся в течение длительного времени (более 4-х лет) отношениям сторон по договору аренды. Фактические обстоятельства спора свидетельствуют о полной легитимности договора. Он зарегистрирован в учреждении юстиции. При регистрации договора обществом была предоставлена выписка

из протокола заседания ученого совета 1998 г. о первоначальном предоставлении ООО в аренду нежилых помещений и земельного участка. На основании этих документов учреждением юстиции внесена запись в реестр. Более того, наличие договорных отношений между сторонами подтверждается тем, что в течение четырех лет учреждение принимало арендную плату от ООО, которое к тому же затратило значительные средства на

капитальный ремонт для приведения арендуемого им здания в удовлетворительное состояние, рассчитывая на добросовестное поведение контрагента по договору. Наконец, суд не учел норму ст. 10 ГК РФ, которая не допускает действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах [47 с. 29]. Как упоминалось выше, требования о признании ничтожных сделок недействительными рассматриваются

судами в порядке искового производства. Однако следует обратить внимание, что согласно положениям АПК, обращение в арбитражный суд в форме искового заявления по экономическим спорам и иным делам, возникающим из гражданских правоотношений, представляет собой требование истца к ответчику о нарушенном праве (п. 4 ст. 4; п. 2 ст. 125 АПК). В то же время при признании недействительной ничтожной сделки спор о праве отсутствует, так как ничтожность сделки имеет место в силу оснований, установленных законом независимо

от решения суда. Речь, таким образом, может идти только об охраняемых законом интересах участников гражданских правоотношений. Судебное решение о признании ничтожной сделки недействительной не вызывает возникновения, изменения или прекращения правоотношений между истцом и ответчиком. Суд в данном случае не разрешает спор о праве, а выступает в роли своего рода юридической консультации, которая дает квалифицированные ответы на вопросы участников правоотношений [43 с.

39]. Тем не менее, нельзя сказать, что такое судебное решение не оказывает определенного влияния на гражданское правоотношение между участниками сделки. Судебное решение о признании ничтожной сделки недействительной вносит негативную определенность в правоотношения участников сделки, что в то же время не означает отнесения таких судебных дел к делам, рассматриваемым в порядке особого производства об установлении фактов, имеющих юридическое значение.

При установлении фактов, имеющих юридическое значение в порядке особого производства, речь идет об установлении конкретных фактов окружающей действительности, а не о правовой оценке юридических действий участников правоотношений с точки зрения соответствия их закону. Так, например, при рассмотрении вопроса о наличии приобретательной давности устанавливаются факты добросовестности, открытости и непрерывности владения имуществом в течение определенного законом срока (п.

1 ст. 234 ГК). Факт же соответствия или несоответствия определенных юридически значимых действий закону, а также вопрос о взаимодействии правовых норм не может служить предметом рассмотрения в порядке особого производства. Правовая оценка норм Закона с точки зрения соответствия им действий участников гражданских правоотношений предполагает рассмотрение такого судебного дела в рамках искового производства. Хотя, как упоминалось выше, при признании ничтожной сделки недействительной спор о праве фактически

отсутствует. Следует упомянуть, что иногда действительной мотивацией подачи иска о признании ничтожной сделки недействительной является нежелание платить государственную пошлину в большем размере, так как госпошлина при подаче иска о признании сделки недействительной взимается как с нематериального требования. При подаче же требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки госпошлина исчисляется исходя из цены иска. Существенной причиной для предъявления требования о признании ничтожной сделки

недействительной является то, что вынесенное судебное решение имеет преюдициальное значение. Кроме того "если стороны не приступили к исполнению ничтожной сделки, объявление ее судом недействительной подчеркивает принципиальную недопустимость ее исполнения". При этом, несмотря на то что, "судебное решение по иску о признании ничтожной сделки недействительной устраняет всякую неопределенность в квалификации сделки и в правовом положении ее субъектов", следует

учитывать, что субъективные пределы законной силы судебного решения не лишают заинтересованных лиц, не участвовавших в процессе, возможности оспаривать в другом процессе установленные факты и правоотношения. Несмотря на то, что преюдициальное значение такого решения не столь велико, как в случае признания недействительной оспоримой сделки, где круг заинтересованных лиц строго очерчен законом, часто субъекты при помощи такого судебного решения желают внести ясность в существующие правоотношения.

4.2 ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА Положения института недействительности сделок вызывают многочисленные дискуссии, поскольку до сих пор в законодательстве нет четких ответов на важные вопросы, возникающие при применении на практике норм данного института. Следует отметить, что судам достаточно сложно разрешать споры с недействительности сделок из-за пробелов в правовом регулировании данных отношений.

Поэтому необходимы исследования, позволяющие найти наиболее оптимальные способы совершенствования законодательства посвященного вопросам недействительности сделок[27 с. 122]. Сделки являются основой гражданского оборота, соответственно признание их недействительными нарушает стабильность гражданско-правовых отношений. В настоящее время наблюдается рост числа судебных исков, в которых заявляются требования о признании сделки недействительной.

Одной из причин данной ситуации являются правовые основания для признания сделок недействительными, закрепленные в Гражданском кодексе. Так, указывается достаточно абстрактное основание - «сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов» (ст. 168 ГК), далее перечисляются некоторые конкретные составы недействительных сделок (совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности; мнимые и притворные и др.).

Присутствие абстрактного основания для признания сделок недействительными, приводит на практике к тому, что нередко стороны в случае возникновения спора заявляют о недействительности заключенной сделки ссылаясь на любые неточностях в ее оформлении. Следовательно, возникает необходимость такого гражданско-правового регулирования вопросов недействительности сделок, при котором бы происходила защита прав лиц, нарушенных недействительной сделкой и при этом учитывались интересы добросовестных участников гражданского оборота.

Законодательно должен быть четко определен перечень оснований, в соответствии с которыми сделка может быть признана недействительной. На основании собранных материалов нами были сформулированы следующие предложения по совершенствованию законодательства: 1. Несоблюдение конкурсным управляющим при совершении сделки по продаже имущества утвержденного собранием (комитетом) кредиторов порядка, сроков или условий продажи имущества должника является превышением конкурсным

управляющим пределов своих полномочий, установленных соответствующим решением собрания (комитета) кредиторов. Для признания данных сделок недействительными в Федеральном законе от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» необходимо предусмотреть норму, сконструированную по аналогии со ст. 174 ГК РФ, поскольку конкурсный управляющий и собрание (комитет) кредиторов представляют собой специальные органы управления несостоятельного должника, а утверждение собранием (комитетом) кредиторов особого

порядка, сроков или условий продажи имущества должника ограничивает полномочия конкурсного управляющего по распоряжению имуществом должника. 2. В Федеральном законе от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» необходимо установить следующее положение: при признании сделки недействительной подлежит возврату имущество, переданное должником при отсутствии равноценного встречного предоставления. При равноценном предоставлении применение реституции нецелесообразно, так как не происходит обогащения

контрагента за счет должника. К тому же должник не всегда может произвести возврат, поскольку В конкурсном процессе имущества, как правило, не достаточно для удовлетворения всех требований, следовательно контрагент, вернув имущество, ничего не получает взамен. Поэтому последствия таких сделок должны устраняться исключительно в отношении обогащения контрагента должника. 3. В пункте 3 статьи 103 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности

(банкротстве)» следует конкретизировать понятие «предпочтительность». 4. Целесообразно исключить пункт 2 статьи 103 из Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», поскольку данная норма вносит неопределенность и реально не способствует восстановлению прав кредиторов. 5. В отношении сделок, для совершения которых требуется согласие третьих лиц, необходимо законодательно урегулировать вопрос о надлежащей форме выражения согласия третьего лица

на совершение сделки и времени изъявления такого согласия. 6. Относительно противоречий пункта 1 статьи 176 ГК РФ и пункта 1 статьи 30 ГК РФ, необходимо устранить их путем внесения изменений в пункт 1 статьи 176 ГК РФ. Следует прямо установить, что все сделки, за исключением мелких бытовых сделок, совершенные гражданином без согласия попечителя, могут быть признаны недействительными.

Это можно сделать путем исключения из пункта 1 статьи 176 ГК РФ слов «по распоряжению имуществом». 7. Следует для всех сделок, совершаемых без согласия третьих лиц, установить статус оспоримых. Ничтожность сделок, совершаемых без согласия третьих лиц, не учитывает интересы добросовестной стороны таких сделок и не отвечает интересам гражданского оборота. Поэтому целесообразно все сделки, совершаемые без согласия третьих лиц, признавать не ничтожными, а

оспоримыми. 8. На недействительность сделки не могут оказывать влияние обстоятельства, имевшие место уже после совершения сделки. Следовательно, основание недействительности должно заключаться в обстоятельствах непосредственно относящихся к сделке и существующих на момент совершения данной сделки. Недействительностью сделок следует считать отрицание правом юридических последствий сделки (тех, на которые была направлена воля сторон) по основаниям, существующим на момент совершения сделки.

9. При совершении сделки лицом, полностью или частично ограниченным в дееспособности также нельзя вести речь о правонарушении. Другая сторона в сделке может ничего не знать о данных ограничениях. Сторона же, ограниченная в дееспособности, не способна понимать значение своих действий. Соответственно, нет никаких оснований признавать данные сделки неправомерными действиями[38 с. 39] 10. При рассмотрении вопроса о том, соответствует ли сделка требованиям закона или иных правовых

актов, необходимо учитывать, что ГК РФ не только не запрещает, но, напротив, предусматривает возможность совершения сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему (п. 1 ст. 8 ГК РФ; п. 2 ст. 421 ГК РФ). Согласно пункту 1 статьи 8 ГК РФ, гражданские права возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или правовыми актами,

но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности. 11. Несоответствие сделки закону не обязательно должно следовать из буквального содержания конкретной нормы. В праве существует множество императивных положений, которые не содержатся в конкретных нормах, а устанавливаются исходя из систематического толкования совокупности норм. Как указывалось, в контексте пункта 1 статьи 8 ГК

РФ под несоответствием сделки закону следует понимать не только буквальное несоответствие содержания сделки содержанию конкретной нормы, но и несоответствие ее общим началам и смыслу гражданского законодательства, в том числе - основным началам (принципам) и иным смысловым категориям гражданского права. 12. Если несоответствие сделки закону по своему характеру таково, что без несоответствующей части сделки сделка все равно была бы совершена, то недействительной может быть признана только эта несоответствующая

закону часть сделки. Сама же сделка в целом должна быть признана действительной. Это означает, по сути, что при применении статьи 168 ГК РФ всю сделку можно признавать недействительной только тогда, когда закону не соответствуют самые существенные ее элементы, без которых сделка не могла быть совершена. 13. Для признания сделки недействительной необходимо наличие следующих моментов[37с.16].: а) совершение

сделки с заинтересованным лицом; б) причинение или возможность причинения убытков кредиторам. Данное положение о недействительности представляется не вполне обоснованным. Если основным моментом для признания сделки недействительной выступает ущемление интересов кредиторов, то нельзя объяснить выделение сделок, совершенных с заинтересованными лицами. Недействительной следует считать любую сделку, в том числе с заинтересованным лицом, если ее совершением

наносится ущерб кредиторам. К тому же на практике в результате применения данной нормы осложнится процесс доказывания, так как ввиду присутствия в норме понятия «убытки», доказать будет необходимо причинную связь между сделкой и убытками (возможностью причинения убытков). 14. Далее в работе рассматриваются вопросы гражданско-правового регулирования оспоримых сделок, совершенных без согласия третьих лиц. К сделкам, в которых согласие третьего лица требуется при совершении сделки

в интересах одной из сторон, не имеющей полной дееспособности относятся[38с.9]. - сделки, совершенные несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175 ГК РФ); - сделки граждан, ограниченных судом в дееспособности (ст. 176 ГК РФ). Данные сделки, совершенные без согласия третьих лиц, являются оспоримыми, что представляется обоснованным по следующим причинам. Во-первых, данные сделки могут быть признаны недействительными в

случае нарушения прав и интересов лица, в пользу которого требуется выражение согласия третьих лиц. При отсутствии нарушения интересов сделка, совершенная без согласия третьих лиц, должна оставаться действительной. Во-вторых, основанием недействительности таких сделок является отсутствие согласие третьих лиц, указанных в законе и не являющихся сторонами сделки. Во всем остальном сделка не имеет никаких пороков: она соответствует закону по содержанию и форме,

воля сторон сделки также не имеет пороков. Следовательно, обоснованным является предоставление права оспаривать данную сделку исключительно лицам, чье согласие не было получено при совершении сделки и воля которых была нарушена. Иные лица, в том числе стороны сделки, не должны обладать таким правом. В-третьих, согласие на совершение сделки может быть дано не только до совершения сделки, но и после этого. В этих условиях во избежание правовой неопределенности необходимо исходить из презумпции действительности

сделки. Отсутствие прямых возражений на совершение сделки со стороны третьих лиц должно рассматриваться как достаточное основание для предположения (презумпции) об их согласии. Прямым следствием такой презумпции является оспоримость сделки. В-четвертых, сторона сделки, вступающая в отношения с несовершеннолетним, может не знать о возрасте контрагента и о необходимости получения согласия третьего лица на совершение сделки.

В этом случае ничтожность сделки, совершенной без согласия третьего лица, будет несправедливо нарушать интересы добросовестного контрагента, а большие сроки исковой давности не способствовали бы стабильности гражданского оборота. 15. В соответствии с п. 1 ст. 176 ГК РФ сделка по распоряжению имуществом, совершенная без согласия попечителя гражданином, ограниченным судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами,

может быть признана судом недействительной по иску попечителя. Таким образом, недействительными из-за отсутствия согласия третьего лица в данном случае могут быть признаны только сделки относительно распоряжения имущества. По нашему мнению данное положение не отвечает интересам гражданина, ограниченного судом в дееспособности. Заключение договора, даже не связанного с распоряжением имуществом такого гражданина, может нарушать

его интересы, а гражданин может это не осознавать. Например, договор подряда содержит невыгодные для гражданина условия и его заключение может повлечь неблагоприятные последствия не только для самого гражданина, но и для его семьи (работа в ночное время, небольшой заработок). 16. положения содержащееся в пункте 1 статьи 176 ГК РФ не согласуется с правилами пункта 1 статьи 30

ГК РФ, где указывается, что все другие сделки, кроме мелких бытовых, гражданин может совершать только с согласия попечителя. Следовательно, без согласия попечителя он не должен совершать как сделки по распоряжению имуществом, так и все иные сделки, не являющиеся мелкими бытовыми сделками. Необходимо установить юридические последствия всех остальных сделок, не связанных с распоряжением имущества, совершенных без согласия попечителя: следует ли их считать действительными (поскольку пункт 1 статьи 176

ГК РФ допускает признание недействительными только сделок по распоряжению имущества), ничтожными (так как они нарушают требование пункта 1 статьи 30 ГК РФ о необходимости получения согласия попечителя и при этом не установлена их оспоримость) либо оспоримыми (по аналогии с законом на основании пункта 1 статьи 176 ГК РФ). Считаем, что такие сделки следует считать оспоримыми. Относительно противоречий пункта 1 статьи 176 ГК РФ и пункта 1 статьи 30

ГК РФ, необходимо устранить их путем внесения изменений в пункт 1 статьи 176 ГК РФ. Следует прямо установить, что все сделки, за исключением мелких бытовых сделок, совершенные гражданином без согласия попечителя, могут быть признаны недействительными. Это можно сделать путем исключения из пункта 1 статьи 176 ГК РФ слов «по распоряжению имуществом». 17. В действующем законодательстве содержится ряд норм, устанавливающих

необходимость получения для совершения сделки согласия иных лиц, помимо участников сделки. Так, с согласия третьих лиц должны совершаться[37с.18].: - распоряжение имуществом, находящимся в общей долевой собственности (п. 1 ст. 246 ГК РФ); - отчуждение жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние (п. 4 ст. 292 ГК РФ) и т. д. При этом в законе не указаны какие-либо конкретные последствия отсутствия такого согласия, следовательно, данные сделки должны признаваться ничтожными как не соответствующие

закону. Однако такой подход не учитывает специфику сделок, совершаемых без согласия третьих лиц, и на практике приводит к нарушению прав и законных интересов участников сделок и нестабильности гражданского оборота. В нормах действующего законодательства не указано, должно ли согласие на совершение сделки быть предварительным или последующим. С одной стороны, при отсутствии такого согласия они являются ничтожными и не порождающими правовых последствий, с другой стороны, последующее согласие на совершение сделки

со стороны третьего лица устраняет ничтожность сделки, что не согласуется с природой ничтожной сделки. Несмотря на отсутствие согласия третьего лица, сделка, тем не менее, может ничем не нарушать права и законные интересы третьих лиц или лица, в чьих интересах требуется согласие. Например, в соответствии с п. 4 статьи 292 ГК РФ, отчуждение жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние, недееспособные или ограниченно дееспособные члены семьи собственника, если при этом

затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства. Если права и интересы этих лиц не нарушаются, то орган опеки и попечительства дает согласие на совершение сделки. Возникает вопрос, если сделка совершена в интересах указанных лиц, но без получения согласия органов опеки и попечительства, может ли она быть оставлена в силе? По действующему законодательству такая сделка должна признаваться ничтожной, что не отвечает интересам

несовершеннолетних. Поэтому, если сделка совершена в интересах несовершеннолетнего, суд должен иметь возможность признать эту сделку действительной, даже при отсутствии согласия органа опеки. Соответственно на такие сделки следует установить режим оспоримости, предоставив на усмотрение суда решение вопроса об их недействительности. 18. Следует отметить, что признание сделок, совершенных без согласия третьих лиц ничтожными, не отвечает интересам гражданского оборота.

При этом возможны разнообразные злоупотребления со стороны лиц, не желающих исполнять принятые на себя обязательства. Поэтому целесообразно сделки, совершаемые без согласия третьих лиц, признавать не ничтожными, а оспоримыми. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Сделка, являясь одним из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей, представляет собой единство четырех элементов: субъектов - лиц, участвующих в сделке; субъективной стороны - единства воли и волеизъявления; формы и содержания, которые должны соответствовать действующему

законодательству. Порок любого или нескольких элементов сделки, то есть их несоответствие действующему законодательству, приводит к ее недействительности. Недействительность сделки означает, что за этим действием не признается значение юридического факта. В зависимости от дефектного элемента недействительные сделки разделяются на виды. Для ничтожной сделки установлен несудебный порядок признания; любое заинтересованное лицо может требовать

в суде применения последствий ее недействительности; ничтожная сделка недействительна с момента совершения; срок исковой давности составляет три года. Для оспоримой сделки установлен судебный порядок признания; ограниченный круг лиц, имеющих право требования по спорам; уменьшенный срок исковой давности в один год; оспоримая сделка недействительна с момента совершения либо, по решению суда, на будущее время с момента вынесения решения. Дела по недействительным сделкам рассматриваются в порядке искового производства

судами, арбитражными судами, а также третейскими судами. Требования о признании сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности различаются по предмету, основанию и содержанию. Оба требования могут быть объединены в одном исковом заявлении и предъявлены как в случае оспоримости сделки, так и при ничтожности сделки. Общим основанием недействительности сделок является их несоответствие требованиям закона или иных правовых

актов. По общему правилу эти сделки ничтожны, если закон не устанавливает, что такие сделки оспоримы, или не предусматривает иных последствий нарушения. Общая норма применяется в случаях, когда совершается сделка, не соответствующая законодательству, если не подлежит применению ни одна из специальных норм. Последствиями недействительности сделок являются двусторонняя реституция, односторонняя реституция

и конфискация. По общему правилу каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке. При конфискации это имущество идет в доход РФ. К отношениям по недействительным сделкам субсидиарно могут быть применены нормы о неосновательном обогащении. Законом может быть предусмотрена обязанность виновного возместить реальный ущерб, причиненный потерпевшему совершением недействительной сделки. Недействительность части сделки не препятствует признанию

действительности сделки в целом. В зависимости от субъектного состава, суммы, порядка исполнения, предмета либо содержания сделки гражданским законодательством установлены различные формы для совершения сделок. Законом может быть предусмотрена обязательная государственная регистрация сделки. Нарушение требования о государственной регистрации; несоблюдение нотариальной формы, а также простой письменной формы в указанных в законе случаях, являются основаниями для признания сделки недействительной.

Такие сделки считаются ничтожными, по ним применяется двусторонняя реституция. Если начато исполнение по сделке, требующей нотариального удостоверения, либо сделка, требующая государственной регистрации, не зарегистрирована, но совершена в надлежащей форме, то суд вправе признать сделку действительной с возмещением виновной стороной причиненных убытков. Несоблюдение простой письменной формы, по общему правилу, влечет лишь возможность использования в суде

ограниченного круга доказательств по факту совершения и условиям сделки. В заключении, по итогам проведенной работы и анализа имеющейся судебной практики можно предложить судам более активно применять их право по собственной инициативе в гражданском судопроизводстве. Также можно отметить необходимость придания юридического значения заблуждению. Имеется определенная опасность «поощрять» требования о признании сделки недействительной вследствие

заблуждения, однако объективная необходимость заставляет делать это. Когда заблуждение открылось после заключения договора, может возникнуть с той стороны, для которой оно невыгодно, требование о признании недействительным соглашения или об исправлении его. Оспаривание должно допускаться в тех случаях, когда обе стороны при заключении договора совершают совместную ошибку и она касается обстоятельства, которое, по их мнению, имеет основополагающую роль в их сделке.

Разумеется, это условие не считается выполненным, если в результате толкования договора выясняется, что риск ошибки, касающейся этого основополагающего обстоятельства, должна нести лишь одна сторона и именно эта сторона заявляет об оспоримости договора. Признание сделок, совершенных без согласия третьих лиц ничтожными, не отвечает интересам гражданского оборота. При этом возможны разнообразные злоупотребления со стороны лиц, не желающих исполнять принятые

на себя обязательства. Поэтому целесообразно сделки, совершаемые без согласия третьих лиц, признавать не ничтожными, а оспоримыми. Сделка совершена в интересах несовершеннолетнего, суд должен иметь возможность признать эту сделку действительной, даже при отсутствии согласия органа опеки. Соответственно на такие сделки следует установить режим оспоримости, предоставив на усмотрение суда решение вопроса об их недействительности. Другие аргументированные предложения по совершенствованию

законодательства представлены в работе выше по тексту. Таким образом, в настоящей дипломной работе рассмотрены признаки сделки, понятие недействительной сделки, виды недействительных сделок, последствия признания сделки недействительной, особенности признания сделок недействительными в судебном порядке, а так же предложения по совершенствованию законодательства. Приведены примеры судебной практики. СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ

ЛИТЕРАТУРЫ 1. Конституция РФ принятая всенародным голосованием 12.12.1993 (с изменениями от 30.12.2008 г.) // Российская газета - 2009 - 21 января. 2. "Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.10.1994) (ред. от 07.02.2011) § 2. Недействительность сделок 3. "Гражданский кодекс

Российской Федерации(часть вторая)" от 26.01.1996 N 14-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.12.1995) (ред. от 07.02.2011) Статья 663. Применение к договору аренды предприятия правил о последствиях недействительности сделок, об изменении и о расторжении договора 4. Федеральный закон РФ от 21.07.2005 года № 109-ФЗ «О внесении изменений в статью 181 части первой

Гражданского кодекса Российской Федерации» // Российская газета - 2005 - 14 августа. 5. Федеральный закон РФ от 26.12.1995 года № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» // Экономика и Жизнь 1996. -№3. 6. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №7435/24 апреля 1995 «О некоторых вопросах, связанных с изменением срока исковой давности по требованиям, вытекающим из недействительности ничтожных сделок»

Вестник Верховного Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997 W1.II Российская газета - 1995 - 17 мая. 7. Постановления Президиума и определения судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации 1994 №2.// Российская газета -

1994 - 3 марта. 8. Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 9 от 14 мая 1998 г. «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского Кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок", Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации //Российская газета 1998 11 июля. 9. Постановление

Пленума Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 6/8 от 01.07.1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ», Бюллетень Верховного Суда РФ 1996 г № 9. //Российская газета - 1996 - 29 июля. 10. Методические рекомендации по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации (утв. приказом Минюста РФ от 15 марта 2000 г.

N 91) // Закон 2000 № 9. 10. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 июня 2000 г. N 54 "О сделках юридического лица, регистрация которого признана недействительной" // Российская газета 2000 10 сент. 11. Приложение к информационному письму ВАС РФ № 21 от 13.11.97 г. "Обзор практики разрешения споров, возникающих по договорам купли-продажи

недвижимости" // Финансовая Россия 1997 № 45 8 с. 12. Витрянский, В. В. Недействительность сделок в арбитражно-судебной практике // В. В. Витрянский: - М.: МЦФЭР, 1998 152с. 13. Гражданское право. В 2-х томах: Учебник. Т. 1. 2-е изд перераб. и доп. // Под ред. Дюжева О. А Ем В. С, Зенин И. А Коваленко

Н. И Корнеев С. М Кулагина Е. В Суханов Е. А Телюкина М. В Шерстобитов А. Е Отв. ред.: Суханов Е. А М.: БЕК, 2003 г 816 с. 14. Гражданское право. Учебник. Том 1. -6-ое изд. // Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого -М.: Проспект, 2004. -776с. 15. Гражданско - правовой договор: понятие, условия заключения, изменения и расторжения

договора. Как избежать последствий недействительности договорных сделок М.: ЗАО «Библиотечка РГ», 2001 175 с. 16. Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания, «Бератор-Пресс», М 2003 216 с. 17. 18. Егоров Ю.П. Сделки в гражданском праве. Новосибирск, 2005- 196 с. 18. Журавлев, Н. П. О соотношении гражданской правоспособности, дееспо¬собности

и субъективного права. Лекция // Н. П. Журавлев - М.: РИО ВЮЗИ, 1998 30 с. 19. Иоффе О.С. Обязательное право М 1975 880 с. 20. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая. Под ред. Науменко С. В М.: Изд-во Эксмо, 2003 960 с. 21. Комментарий к гражданскому

Кодексу РФ. Часть первая // Под ред. проф. Т. Е. Абовой и А. Ю. Кабалкина - М.: Юрайт-издат, 2002 245 с. 22. Комментарий судебно-арбитражной практики // Отв. ред. В. Ф. Яковлев Выпуск 1 М.: Спарк, 2001 573 с. 23. Рабинович, Н. В. Недействительность сделок и ее последствия:

Автореф. дис. канд. юрид. наук // - Л .: Изд-во Ленингр. ун-та, 1961 39 с. 24. Райзберг Б. А Лозовский Л. LLL, Стародубцева Е. Б. Современный экономический словарь // Б. А. Райзберг - М.: Юрайт-издат, 1997 291 с. 25. Рахмилович, В. А. Проблемы современного гражданского права: Сборник статей памяти

С.Н. Братуся // В. А. Рахмилович - М.: 2000. С. 132-133. 26. Скловский, К. И. Собственность в гражданском праве // К. И. Скловский. -М: Дело 1996 107 с. 27. Смолькова С.Н. «Недействительные сделки: вопросы теории и практики» (Рязань, 2004) 28. Тархов, В. А. Советское гражданское право.

4.1 // В. А. Тархов - Саратов :Изд-во Сарат. ун-та, 1978 230 с. 29. Трофимов, В.Н. Недействительность сделок. Сборник судебной практики с комментариями. // Волтерс Клувер, 2010, 340стр. 30. Хейфец, В. С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. 2-е изд доп. // В. С. Хейфец - М.: Юрайт, 2000 162с.

31. Хропанюк, В. Н. Теория государства и права. Учебно-методическое пособие // В. Н. Хропанюк - М: ДТД, 1995 148 с. 32. Шахматов, В. П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия // В. П. Шахматов - Томск: Юрист, 1967 289 с. 33. Шестакова, Н. Д. Недействительность сделок // Издательство Р.

Асланова "Юридический центр Пресс", 2008 г 368 стр 34. Эйдинова, Э.Б. Сделки в нотариальной и судебной практике // Э.Б. Эйдинова -М.: ДТД, 1997 118 с. 35. Белопольский Э. Язык ничтожной сделки/ Бизнес-адвокат//, 1997 - № 22 — с. 52 36. Глашев, А. А. Условия недействительности договора поручительства /

А. А. Глашев // Законодательство 1999 № 1 - 10 с. 37. Данилов И.А. Правомерность и неправомерность недействительных сделок// Право и жизнь. 2006. № 1 (0, 5 п.л.) 38. Данилов И.А. Недействительность сделок, совершенных без согласия третьих лиц// Право и жизнь. 2005. № 13 (0, 3 п.л.). 39. Дашевская,

М. Недействительность сделок при осуществлении хозяйственной деятельности / М. Дашевская // Практический бухгалтерский учет 2002 № 10-73 с. 40. Зинченко, С. Газарьян, Б. Ничтожные и оспоримые сделки в практике предпринимательства / С. Зинченко Б. Газарьян // Хозяйство и право 2003. -№2 120-128 с. 41. Левшина, В. /. Сделки: виды, условия действительности, правовые последствия /

В. Левшина // Закон 1993 № 9 - 63 с. 42. Минахина Т. /Сделка - дело добровольное? // Бизнес-адвокат 2002 № 18 с. 39 43. Маковский. А. Л. О концепции первой части Гражданского Кодекса / А. Л. Маковский // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации 1995 №4-149 с. 44. Методические рекомендации по совершению отдельных видов нотариальных

действий нотариусами Российской Федерации (утв. приказом Минюста РФ от 15 марта 2000 г. № 91) // Закон 2000 № 9 - 36 с. 45. Приходько И. Недействительность сделок и арбитражный суд: процессуальные аспекты// Хозяйство и право 2000 - № 5 - 9 с. 46. Рагулина, С. Мнимые сделки как способ сокрытия имущества от взыскания /

С. Рагулина // Экономика и Жизнь 1996 № 49 - 47 с. 47. Садиков О.Н. Недействительные и несостоявшиеся сделки/ЛОридический мир.2000. Лг2 6-39 с. 48. Светланина, С. Р. Мнимые сделки / С. Р. Светланина // Экономика и жизнь, -1996. -№49-34 с. 49. Сделки. Понятие, виды и формы (комментарий к новому

Гражданскому кодексу Российской Федерации). Правовые нормы о предпринимательстве // Бюллетень 2000 № 2 66-83 с. 50. Томилин, А. К. К вопросу о ничтожных и оспоримых сделках / А. К. Томилин // Юридический мир 1998 № 4 41-45 с. 51. Тихненко, А. Надо действовать на перспективу / А. Тихненко // Юридический, мир-2002 № 5- 27 с. 52. Цыганов, Э. Суд позади, но проблемы остались /

Э. Цыганов // Экономика и жизнь 1996. -№ 18 - с.153 ПРИЛОЖЕНИЕ 1 Таблица 1. Недействительность сделки, связанная с недееспособностью гражданина (начало). 1.Сторона сделки Малолетние до 6 лет Малолетние от 6 до 14 лет Несовершеннолетние от 14 до18 лет 2.Сделки, совершаемые самостоятельно - мелкие бытовые сделки; - сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды; - сделки по распоряжению предоставленными средствами;

- по распоряжению доходами; - по вкладам; - по осуществлению авторских прав; 3.Условия действительности иных сделок - Сделки совершаются законными представителями от имени малолетнего; - Сделки, влекущие уменьшение имущества, с разрешения органа опеки и попечительства; - Запрещены сделки между законными представителями и малолетними Сделки совершаются с согласия законного представителя 4.Нарушение требований

Сделка ничтожна, но по иску законного представителя суд может признать ее действительной, если она совершена к выгоде малолетнего Сделка оспорима по иску законных представителей 5.Последствия недействительности Двусторонняя реституция; возмещение реального ущерба в случае, когда дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны Таблица 1. Недействительность сделки, связанная с недееспособностью гражданина (окончание).

1.Сторона сделки Ограниченно дееспособные граждане Недееспособные граждане Граждане, не способные понимать значение своих действий 2.Сделки, совершаемые самостоятельно мелкие бытовые сделки - на момент совершения сделки не ограничены судом в дееспособности, но находятся в таком психическом состоянии, что не способны понимать значения своих действий или руководить ими 3.Условия действительности иных сделок Сделки совершаются с согласия законного представителя

Сделки совершаются опекуном от имени недееспособного Сделки, влекущие уменьшение имущества, и сделки по распоряжению доходами подопечного только с разрешения органа опеки и попечительства; запрещены сделки между законными представителями и подопечными 4.Нарушение требований Сделка оспорима по иску попечителя Сделка ничтожна, но по иску опекуна суд может признать ее действительной, если совершена к выгоде недееспособного

Сделка оспорима по иску гражданина или законного представителя 5.Последствия недействительности Двусторонняя реституция; возмещение реального ущерба в случае, когда дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны Таблица 2. Недействительность сделки, связанная с правоспособностью юридического лица. 1.Виды ограничений Ограничения вещных прав на имущество

Специальная правоспособность Самоограничения общей правоспособности Осуществление лицензируемой деятельности 2. Субъекты ограничений Унитарные предприятия и учреждения, имеющие имущество на праве хозяйственного ведения или оперативного управления Унитарные предприятия, некоммерческие организации, специальные коммерческие организации Хозяйственные общества и товарищества, производственные кооперативы

Все юридические лица 3. Ограничения право способности Принцип расщепления имущества по возможности распоряжения: - самостоятельно; - с согласия собственника; - полный запрет Устанавливаются в законе или иных правовых актах, а также в учредительных документах Устанавливаются самостоятельно в учредительных документах юридического лица Устанавливаются законом по видам деятельности; требуется получение лицензии 4.

Нарушение ограничений Сделка признается ничтожной Сделка оспорима по иску юридического лица, учредителя, контролирующего органа при условии, что вторая сторона знала о ее незаконности 5. Последствия Двусторонняя реституция Таблица 3. Недействительность сделки, совершенной лицом с нарушением полномочий 1.Виды нарушений Отсутствие либо превышение полномочий лица без последующего одобрения представляемым совершенной сделки Полномочия по доверенности или по закону не учитывают ограничений, установленных

договором или учредительными документами 2. Совершение сделки с нарушением полномочий Изменение условий совершаемой сделки недействительность всей сделки, если другая сторона не согласна на заключение сделки в новых условиях Сделка недействительна по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, если другая сторона в сделке знала или должна была знать об этих ограничениях замена ненадлежащей стороны; исполнителем по сделке будет сам представитель недействительность части сделки: сделка действительна

в той части, которая не противоречит установленным полномочиям 3.Последствия недействительности Двусторонняя реституция Таблица 4. Недействительность сделки с пороками воли и волеизъявления. 1. Виды сделок с пороками воли и волеизъявления Под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение Под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения или при стечении тяжелых обстоятельств Мнимая сделка - отсутствие воли на возникновение правоотношения

Притворная сделка - наличие воли на возникновение другого правоотношения 2. Недействительность совершенной сделки Недействительна по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения Недействительна по иску потерпевшей стороны Ничтожная сделка Ничтожность притворной сделки 3. Последствия недействительности Двусторонняя реституция, заблуждавшийся возмещает реальный ущерб, если не установлена вина другой стороны

(тогда наоборот) Односторонняя реституция, возмещение потерпевшему реального ущерба Не порождает никаких последствий, поскольку не было исполнения По существу совершенной сделки к ней применяются соответствующие правила Таблица 5. Недействительность сделки с пороками содержания. 1. Виды сделок с пороками содержания Сделки, не соответствующие требованиям закона и иных правовых

актов Сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности 2.Недействительность сделки Сделка ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения Сделка ничтожна 3.Последствия признания сделки недействительной Двусторонняя реституция: каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке в натуре либо возместить его стоимость в деньгах При наличии умысла у обеих сторон - только конфискационные последствия:

все полученное сторонами или причитавшееся им по сделке взыскивается в доход государства. При наличии умысла у одной стороны применяется односторонняя реституция: все полученное этой стороной по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход РФ Таблица 6. Недействительность сделки с пороками формы и с нарушением требования о государственной регистрации 1. Формы сделок

Простая письменная форма Нотариально удостоверенная С государственной регистрацией 2. Виды сделок -с участием юридических лиц; -между гражданами на сумму более 10 ММРОТ; -в специальных случаях -в установленных в законе случаях; -по соглашению сторон Сделки с недвижимостью и движимым имуществом определенных видов 3.Оформление сделки -составление одного документа; -обмен документами посредством связи -могут быть дополнительные требования

Удостоверительная надпись на документе нотариуса или иного должностного лица, имеющего полномочия Совершение на документе регистрационной надписи органом, осуществляющим государственную регистрацию 4. Несоблюдение требований Сделка недействительна в специально установленных в законе случаях; в иных случаях возможно использование любых доказательств, кроме свидетельских показаний Ничтожность сделки, но может быть признана судом действительной, если: начато исполнение, по иску исполнившей

стороны сделка совершена в надлежащей форме 5. Последствия недействительности Двусторонняя реституция; если сделка признана судом действительной, то виновная сторона возмещает убытки в полном размере ПРИЛОЖЕНИЕ 2 Пример 1: от 1 февраля 2011 г. N Д23-346 Департамент недвижимости Минэкономразвития России рассмотрел обращение по вопросу обмена земельного участка, находящегося в государственной или

муниципальной собственности, на земельный участок, находящийся в собственности физического или юридического лица, и сообщает. В соответствии со ст. 567 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой. К договору мены применяются соответственно правила о купле-продаже (гл. 30), если это не противоречит правилам гл. 31 Гражданского кодекса

Российской Федерации и существу мены. Однако порядок заключения договора купли-продажи устанавливается Земельным кодексом, то есть договор купли-продажи земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, может быть заключен только по результатам торгов. В рамках рассматриваемого обращения обмен происходит между физическим или юридическим лицом и публичным образованием, которое в рамках Земельного кодекса Российской

Федерации рассматривается как специальный субъект гражданско-правовых отношений по отчуждению земельных участков, принадлежащих ему на праве собственности. В связи с этим Земельным кодексом Российской Федерации для органов местного самоуправления установлены специальные требования и условия предоставления земельных участков гражданам путем их отчуждения в форме продажи. Земельный кодекс Российской Федерации содержит исчерпывающий перечень видов и правил отчуждения

земельных участков, находящихся в собственности муниципальных образований, и не содержит такого способа распоряжения земельными участками, как совершение сделок по мене земельных участков. Таким образом, сделка по мене земельных участков, в соответствии со ст. 168 ГК Российской Федерации, будет являться недействительной. Пример 2: N 09АП-28168/2010 ООО "Престиж" обратилось в

Арбитражный суд г. Москвы с иском к Департаменту имущества г. Москвы, СГУП по продаже имущества г. Москвы о признании недействительным аукциона от 02 декабря 2008 г. по продаже нежилого помещения общей площадью 49,7 кв. м, расположенного в здании по адресу: г. Москва, Кутузовский проспект, д. 19, пом. I (Лот N 65-З(а)-2008), проведенного без учета преимущественного права истца (ООО "Престиж"), обусловленного

Федеральным законом N 159-ФЗ от 22 июля 2008 г. "Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон

N 159-ФЗ от 22 июля 2008 г.) заключенного по итогам аукциона договора купли-продажи объекта приватизации АИ N 1391 от 08 декабря 2008 г. и свидетельство (реестр N 18015 от 10 декабря 2008 г.), а также о применении последствий недействительности сделки (с учетом уточнения исковых требований в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации - л.д. 2-5 т. 1, л.д. 3 -37, 39 т.

2). Решением от 30 июля 2009 г. Арбитражного суда г. Москвы по делу N А40-36677/09-148-269 в удовлетворении исковых требований было отказано (л.д. 41-42 т. 2). Постановлением от 27 октября 2009 г. N 09АП-17589/2009-ГК Девятого арбитражного апелляционного суда решение от 30 июля 2009 г. Арбитражного суда г. Москвы по делу N А40-36677/09-148-269 оставлено без изменения (л.д.

138-139 т. 2). Постановлением от 16 апреля 2010 г. N КГ-А40/73-10 Федерального арбитражного суда Московского округа решение от 30 июля 2009 г. Арбитражного суда г. Москвы и постановление от 27 октября 2009 г. N 09АП-17589/2009-ГК Девятого арбитражного апелляционного суда по делу N А40-36677/09-148-269 были отменены. Указанное дело направлено на новое рассмотрение в

Арбитражный суд г. Москвы (л.д. 140-144 т. 3). Направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции, исходя из положений ст. ст. 447, 449 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. ст. 1, 3 Федерального закона N 159-ФЗ от 22 июля 2008 г. указал, на то, что судам следовало установить нарушены какие-либо субъективные гражданские права ООО "Престиж" оспариваемыми по настоящему делу торгами.

Также суд кассационной инстанции обратил внимание на сложившуюся судебно-арбитражную практику по рассматриваемому вопросу (определения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N ВАС-13592/09 от 03 ноября 2007 г. и от 28 декабря 2009 г.). Суд кассационной инстанции отметил, что положения ч. 2 ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской

Федерации освобождают от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора Помимо этого, суд кассационной инстанции обратил внимание судов на то, что вступившим в законную силу решением от 17 июня 2009 г. Арбитражного суда г. Москвы по другому делу N А40-36674/09-147-236 было признано недействительным.

При новом рассмотрении дела решением от 15 сентября 2010 г. Арбитражного суда г. Москвы по делу N А40-36677/09-148-269 были удовлетворены в полном объеме исковые требования о признании недействительным аукциона передать СГУП по продаже имущества г. Москвы нежилое помещение общей площадью 49,7 кв. м, расположенное в здании по адресу: г. Москва, Кутузовский проспект, д. 19, пом.

I комнаты 1,2,3,4 (подвал); СГУП по продаже имущества г. Москвы перечислить ООО "Кампания "Зеленый двор" 10 880 000 руб. (л.д. 46-48 т. 4). Пример 3: Дело N А41-К-18983/07 Епишина Ольга Петровна (далее Епишина О.П истец) обратилась в Арбитражный суд Московской области с иском к

Обществу с ограниченной ответственностью "Соландр" (далее ООО "Соландр", первый ответчик), Обществу с ограниченной ответственностью "Караван" (далее ООО "Караван", второй ответчик) о признании договора купли-продажи здания магазина, находящегося по адресу: Московская область, Одинцовский район, заключенного между ООО "Соландр" (продавец) и

ООО "Караван" (покупатель), недействительным, применении последствий недействительности данной сделки, прекращении права собственности ООО "Караван" на здание магазина и признании права собственности за ООО "Соландр" на указанное здание. Решением Арбитражного суда Московской области от 25 июня 2008 года в удовлетворении исковых требований отказано. Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 02 октября 2008 года названное

решение оставлено без изменения. Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 21 января 2010 года решение Арбитражного суда Московской области от 25 июня 2008 года и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 02 октября 2008 года отменил, дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела

Арбитражный суд Московской области решением от 13 мая 2010 года в иске Епишиной О. П. отказал. Суд не установил заявленных истцом оснований для признания договора купли-продажи здания недействительным - как сделки, не соответствующей требованиям закона или иных правовых актов в соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации. Не согласившись с указанными судебными актами,

Епишина О.П. обратилась с кассационной жалобой, согласно которой просит решение Арбитражного суда Московской области и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В обоснование жалобы заявитель ссылается на нарушение судами норм материального права - применение закона, не подлежащего применению. Истец, ответчики, третье лицо в судебное заседание не явились, извещены

о времени и месте судебного разбирательства. От истца поступило ходатайство, подписанное адвокатом Марченко С.В об отложении судебного разбирательства в связи с невозможностью явки в судебное заседание Епишиной О.П. по причине срочной госпитализации. Рассмотрев указанное ходатайство, суд отказал в его удовлетворении, поскольку ходатайство документально не подтверждено, дело возможно рассмотреть без участия истца. Согласно части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса

Российской Федерации неявка в судебное заседание арбитражного суда надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства лица, подавшего кассационную жалобу, и других лиц, участвующих в деле, не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие. Таким образом, поскольку истец не доказал несоответствия оспариваемого договора купли-продажи требованиям закона или иных правовых актов, суд правомерно отказал в удовлетворении исковых требований о признании

сделки недействительной, применении последствий ее недействительности, прекращении права собственности ООО "Караван" на здание магазина и признании права собственности за ООО "Соландр" на данное здание. Руководствуясь статьями 274, 284, 286, пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил: решение

Арбитражного суда Московской области от 13 мая 2010 года и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 10 августа 2010 года по делу N А41-К1-18983/07 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.



Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный реферат Вы можете использовать для подготовки курсовых проектов.

Доработать Узнать цену написания по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем реферат самостоятельно:
! Как писать рефераты
Практические рекомендации по написанию студенческих рефератов.
! План реферата Краткий список разделов, отражающий структура и порядок работы над будующим рефератом.
! Введение реферата Вводная часть работы, в которой отражается цель и обозначается список задач.
! Заключение реферата В заключении подводятся итоги, описывается была ли достигнута поставленная цель, каковы результаты.
! Оформление рефератов Методические рекомендации по грамотному оформлению работы по ГОСТ.

Читайте также:
Виды рефератов Какими бывают рефераты по своему назначению и структуре.

Сейчас смотрят :

Реферат Зайнятість суть, форми, проблеми
Реферат Педагогизация сельской среды в истории отечественной педагогики и школы
Реферат Как научиться быстро принимать решения
Реферат Кризис общества и проблемы семьи
Реферат Культура речи менеджера: теоретические аксиомы и прикладные вопросы программы обучения
Реферат Использование народной педагогики в системе музыкального воспитания дошкольников
Реферат Организация работы учащихся с биологическими терминами на примере курса «Человек и его здоровье»
Реферат В.В. Розанов о проблемах воспитания и образования в семье и школе
Реферат Современные психотехнологии
Реферат Составные части лидерства в политике
Реферат Семейные отношения на современном этапе
Реферат Исследование мотивации педагогической деятельности
Реферат Европейский языковой портфель - средство оценки и самооценки знаний учащихся по иностранным языкам
Реферат Формирование психолого-дидактической культуры учителя в процессе повышения квалификации
Реферат Что такое манипулирование и как защититься от манипулятора