Реферат по предмету "Право"

Узнать цену реферата по вашей теме


Национально-культурная автономия

План. 1. Введение. 2. Понятие автономии. Национальная автономия в странах мира, история её возникновения и развитие. 3. Национально-культурная автономия как вид общественных объединений в Российской Федерации 4. Заключение 5. Библиографический список. 1. Введение Защита национальных интересов для граждан любой страны- это не только гарантия политических и личных прав и свобод, это также и способ найти компромисс между двумя крайностями- допустить ли ситуацию,

в которой конкретная этническая группа и индивиды, относящие себя к ней, «замыкаются на себя» и становятся изгоями в обществе или иной культурной традиции, или же ассимилироваться, поглотиться этим обществом и этими иными традициями, утратив при этом и свою национальную самобытность, и связь со своими историческими корнями. Разумеется, принятие разумных, дипломатичных решений национальных вопросов в интересах любого государства. Особенно актуально это для России, как полиэтнического государства.

В этой работе делается попытка рассмотрения такого вида национального самоопределения народов, как национально-культурная автономия, как в теоретическом и историческом разрезе, так и в практическом- на примере нашей страны и других стран мирового сообщества. Необходимо отметить, что международно-правовые гарантии защиты национальных меньшинств имеет длительную историю. Например, модель положения франков, аллеманов и лангобардов во франкском королевстве

IX века сходна с правовым устройством персональной автономии: объемы прав личностей, входивших в культурно-специфические сообщества в то время и современные, предусмотренные моделью культурной автономии в общем совпадают. Развитие нормативно-правовой базы, призванной гарантировать защиту прав национальных меньшинств, продолжается и по сей день. Значительным этапом в новейшей истории стало подписание Рамочной Конвенции о защите прав национальных меньшинств в

Страсбурге 1 февраля 1995. Необходимость создания этой Конвенции была вызвана тем, что государства, созданные после Второй Мировой войны, были полиэтничны и зачастую по политическим и идеологическим признакам объединяли очень разные народности, каждая из которых, как оказалось, не особо стремится существовать в пределах более крупной державы. Падение Берлинской стены и исчезновение с карты мира

Советского Союза стало толчком к дальнейшему расколу европейского континента. Защита прав национальных меньшинств явилась необходимым условием для сохранения стабильности, демократической безопасности и мира на европейском континенте, раздираемом этническими конфликтами. Государства – члены Совета Европы и другие государства, подписавшие Рамочную Конвенцию, в очередной раз провозгласили, что плюралистическое и подлинно демократическое общество

должно не только уважать этническую, культурную, языковую и религиозную самобытность любого лица, принадлежащего к национальному меньшинству, но и создавать соответствующие условия, позволяющие сохранять и развивать эту самобытность. Государства, подписавшие Конвенцию, гарантировали любым лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам, право на равенство перед законом, равенство во всех областях экономической, социальной, политической и культурной жизни. Особенно важными являлись гарантии представителям национальных меньшинств

поддерживать и развивать свою культуру, а также сохранять основные элементы своей самобытности, а именно: религию, язык, традиции и культурное наследие. Стороны Конвенции обязались воздерживаться от любых политических и практических действий, имеющих целью ассимиляцию лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, вопреки их воле, а также собирались поощрять дух терпимости и диалог между культурами. Особое место уделялось языку национального меньшинства.

Рамочная Конвенция открыта для подписания государствами-членами Совета Европы. Российская Федерация ратифицировала Рамочную Конвенцию 23 июня 1998 года. 6. Понятие автономии. Национальная автономия в странах мира, история её возникновения и развитие. Автономия является способом защиты национальных интересов граждан в процессе выбора ими путей и форм

своего национально-культурного развития. В широком смысле слова автономия (греч. autos -сам и nomos - закон) в конституционном праве означает предоставление какой-либо части (частям) государства самостоятельности в решении местных вопросов. В большинстве случаев под автономией понимают особые политико-территориальные единицы, созданные с учетом национального состава и традиций компактно проживающего в них населения (Северная Ирландия в Великобритании и др.). Автономные образования могут существовать и в унитарных,

и в федеративных государствах. В мире существуют различные виды автономий. Основными являются территориальная и национально-культурная (персональная) автономии. Территориальная автономия создается по национальному признаку (этнотерриториальная автономия) или с учетом особенностей быта, традиций, культуры населения конкретной территории в месте компактного проживания этнических или иных групп. В зависимости от объема полномочий выделяют политическую и административную

автономии. В политических автономиях действует местный орган исполнительной власти; создается местный парламент, который принимает законы, не противоречащие законодательству государства. Законы обычно могут издаваться только по вопросам местного значения. В ряде случаев автономии имеют собственную конституцию (Крым в Украине) или собственное гражданство (Аландские острова в

Финляндии). В некоторых странах политические автономии обладают рядом полномочий в международных отношениях (Гренландия в Дании и др.). Административная автономия встречается реже. В таких образованиях местный представительный орган не наделен правом издавать законы, а лишь издает нормативные акты в пределах своей компетенции. От территориальных единиц, не имеющих статуса автономии, их отличает предоставление широких прав по использованию национального языка (обучение в школах, создание

средств массовой информации и пр.) и учет особенностей культурных и иных традиций населения. Национально-культурная автономия - предоставление особых прав национальным меньшинствам, проживающим не компактно, а разрозненно, для развития и сохранения национальной культуры, традиций, языка. Для реализации этих целей автономии создают свои организации и выборные органы; они могут иметь представителя в органах государственной власти. В настоящее время количество автономий в мире растет (например, в 2000

г. административной автономией стал Уэльс в Великобритании). Федеративное устройство в большинстве стран основано на чисто территориальном принципе (США, Бразилия, Мексика, Австралия, Германия, Австрия и др.) Однако в некоторых странах все субъекты федерации или часть их организованы с учётом национального (этнического, религиозного, языкового) состава населения. Так, в

Канаде 9 провинций- англоязычные, а одна (Квебек)- франкоязычная; в Бельгии один из субъектов федерации- франкоязычный, другой- нидерландскоязычный, а третий- смешанный (наряду с этим Бельгийская конституция 1980 года признает существование трех сообществ- французского, фламандского и немецкоязычного, которые имеют свои советы, обеспечивающие культурно-национальную автономию этих сообществ); в Индии в 1956 году система штатов была переформирована с учётом так называемого лингвистического

принципа, хотя это и не повсеместно привело к положению «один язык- один штат»; в Швейцарии, где население говорит на четырех языках, субъектами федерации являются 23 кантона, однако, как правило, население каждого кантона в национально-языковом отношении однородно. В нынешней Югославии, где население обеих республик- членов – Сербии и Черногории- не различается между собой ни по языку, ни по религии, черногорцы издавна рассматривают

себя как особую этническую общность, отличную от сербов, да и государственность давно имеют особую. Существуют как специализированные типы автономии (самоуправление в области культуры, или в области религии, или образования), так и неспециализированные, в которых автономные функции сосредоточиваются в сфере общего управления территорией (административная и политическая автономии). В каждом конкретном случае, за исключением крупных федеративных государств (России,

Малайзии, Нигерии и др где попытки найти универсальное решение для всех субъектов федерации обусловлены остротой конкуренции за ограниченные ресурсы), найденные решения обычно отражают компромисс между потребностями меньшинства и центрального правительства и, поскольку потребности, например, языковых и религиозных меньшинств существенно различны, найденные формулы федерализма, или автономизации также оказываются разными. Обычно термином "автономия" обозначают независимость действий на внутригосударственном

уровне, в то время как оборона и внешняя политика оказываются в ведении федеральных органов власти, однако известен ряд случаев, когда у регионального Правительства существует право заключения международных соглашений в областях культуры и экономики. Оценить степень независимости того или иного автономного образования можно в ходе анализа распределения властных полномочий между центральным и местным правительствами в трех главных ветвях власти - законодательной,

исполнительной и судебной. В большинстве известных сегодня автономных устройств существуют исполнительные органы власти и глава администрации (губернатор, президент, премьер-министр и т.п.), который может быть независимым от законодательной власти (как, например, в США), либо, напротив, ответственным перед ней (как в британской парламентской модели). Специализированные автономии (культурные и языковые, как, например, у бельгийских языковых сообществ)

обычно не обладают собственной законодательной властью. Сфера языка и образования является зачастую настолько важной для удовлетворения интересов и потребностей меньшинств, что именно права в этих областях становятся фокусом борьбы и наиболее часто передаются в компетенцию местных властей. Например, в случае Аландских островов права в сфере образования, в частности использование шведского как языка школьного обучения явились главной причиной движения за большую автономию.

Специализированные автономии неполитического характера (культурная, языковая и религиозная) устраиваются для защиты соответствующих сфер жизни меньшинств от вмешательства центрального правительства. В ведении управленческих структур таких образований могут находиться и вопросы, связанные с местным налогообложением, образованием и социальным обеспечением, однако, как правило, все они ограничиваются целями поддержания местных языка, обычаев и религиозных практик.

Особый случай представляют дисперсно расселенные меньшинства, для охраны прав которых используются специальные формы самоуправления - национально-культурная автономия, и персональная автономия. Относительно последней можно утверждать, что несмотря на развитую теорию, созданную австромарксистами (главным образом, работами К.Реннера и О.Бауэра), опыт практического применения этой формы остается весьма ограниченным и исчерпывается коротким периодом, а точнее попыткой ее использования в

Дальне-Восточной Республике и законодательной деятельностью украинской Рады в 1918 г Тем не менее, эту форму нельзя сбрасывать со счетов, тем более что она активно пропагандируется и внедряется в России, если судить по наличию разнообразных законопроектов. Однако на практике гораздо чаще используется национально-территориальная автономия. Впервые идея национально-культурной (или национально-персональной) автономии получила детальную разработку

в конце ХIХ века в трудах упомянутых выше австрийских социал-демократов К.Реннера и О.Бауэра. В своей теории они усматривали оптимальный способ разрешения национальных противоречий и прежде всего обеспечения прав национальных меньшинств. Суть её определяется объективными потребностями реальной действительности, поскольку национальное меньшинство, чтобы защитить себя, должно предстать перед государством в качестве субъекта национальных прав, обладать

правом коллективного юридического лица, правомочного решать задачи, связанные с национально-культурным развитием данной этнической группы. Эти идеи легли в основу Бронкской программы (1899 г.) по национальному вопросу, где выдвигался принцип территориально-федеративного устройства Австрии. В своей теории К. Реннер делал упор на нацию как на некую духовно - культурную общность, а О. Бауэр добавлял к этому и такой признак, как исторически сложившийся психофизический тип людей,

связанных общностью языка и территории. Сам этот термин, где слова "национальный" и "культурный" подчас менялись местами, употреблялся австромарксистами лишь описательно. Противоречия вызывал, в основном, вопрос о том, как должны "автономизироваться" нации - по территории проживания либо персонально по всей территории Габсбургской монархии. К. Реннер полагал, что только государство может дать юридическо - правовые рамки

межнациональным отношениям. О. Бауэр, со своей стороны, считал, что, решая в долгосрочном плане национальную проблему, государство обеспечивает собственное благополучие, минимизируя центробежные тенденции. Однако у этих исследователей не было четкости в обосновании своей точки зрения: они смешивали территориальную автономию, элементы федерализма (предлагая двухпалатный парламент) и национально - культурной автономии. Уже в начале века австромарксисты увязывали культурную автономию отдельных наций с их сохранением в

составе единого государства, передающего национальным областям право решать вопросы культуры, языка, образования, обычаев отдельных народов, не ставя при этом вопрос об их независимости. Идея национально-персональной автономии К.Реннера и О.Бауэра очень скоро приобрела широкую популярность не только в Австро-Венгрии, но и за ее пределами, прежде всего в многонациональной

России. Она вошла в программы многих национальных и общероссийских партий. После Февральской революции идея национально-культурной автономии переходит в практическую плоскость. Одной из первых попыток воплощения ее в жизнь было провозглашение мусульманскими съездами в Казани в мае-июне 1917 г. культурно-национальной автономии мусульман внутренней России и Сибири. В сентябре 1917 г. в Киеве состоялся конгресс народов

России, провозгласивший право всех народов, ее населяющих, как на национально-территориальную, так и экстерриториальную (национально-культурную) автономию. Эта идея последовательно проводилась в жизнь правительством Украинской Народной Республики (УНР), провозглашенной в ноябре 1917 г. 9 января 1918 г. высшим органом государственной власти

УНР - Украинской Центральной Радой был принят закон, предоставлявший право на экстерриториальную автономию трем крупнейшим национальным меньшинствам Украины - русским, полякам и евреям. Для других народов это право могло предоставляться при условии наличия заявления о принадлежности к данной национальности не менее 10 тыс. граждан. Это был первый в мировой истории закон, реализовывавший на практике идею национально-культурной автономии.

Практически идеи национально - культурной автономии стали робко и частично осуществляться после Первой мировой войны (Австрия, Чехословакия), но особое распространение они получили после Второй мировой войны в Австрии, Венгрии, Румынии, Швеции, Норвегии и других странах, где создавались советы, общественные объединения и даже этнопарламенты не только рассеянно, но и компактно проживающих этносов, а также территориально перемещающихся этносов

(например, саамы в Норвегии). В современном мире опыт создания национально - культурных автономий не так уж велик. В некоторых странах эта форма используется там, где этнические группы живут не компактно, а разрозненно, вперемешку с представителями других этнических групп. При этом они создают свои организации и выборные органы, прерогативой которых являются преимущественно культурно - языковые вопросы; иногда посылают представителя своей этнической группы в парламент с правом

совещательного голоса; имеют своего представителя или избранный этнической группой совет при правительстве. В качестве примера в юридической литературе приводится родина "австромарксизма" Австрия, где институт национально - культурной автономии применяется в отношении дисперсно проживающих венгров, словенов, хорватов и чехов (в том числе советы при правительстве); Венгрия, где имеется более десяти этнических групп, а также скандинавский ареал (Швеция,

Норвегия, Финляндия), где расселены саамы. Последние создают выборные советы, которые часто называются саамскими парламентами . В мировой практике национально - культурная автономия применяется и для компактно расселенных этнических групп. Например, в России региональные национально - культурные автономии татар практически созданы только в местах их компактного проживания (Ульяновская область). Аналогично решается вопрос немцами Поволжья и представителями казахской диаспоры в

Оренбургской области, Республике Алтай и др. В Австрии в 1976 г. был принят Закон о национальных меньшинствах, касавшийся прежде всего словенского меньшинства, проживавшего в Южной Земле Австрии - Каринтии. Закон не только зафиксировал равные права нацменьшинств с правами остальных граждан Австрии, но и определил порядок тех особых прав, которыми пользовались меньшинства в местах их компактного проживания. Там создавались специальные

Советы национальных меньшинств, вводились двуязычные топографические обозначения, закреплялось право использования языка меньшинств в госучреждениях, находящихся в соответствующих населенных пунктах, и т.д. О том, что национально - культурная автономия может существовать на территориях компактного расселения народа, свидетельствует опыт лужицких сорбов. В 1990 году федеральный канцлер ФРГ Г. Коль обязал правительства земель Бранденбург и

Саксония, где проживают лужицкие сорбы, определить правовое положение сорбских сограждан с точки зрения конституционного права. В июне 1991 года Саксония, Бранденбург и Федерация создали Фонд (общественную организацию) с целью сохранения прав и национальной идентичности лужичан. Финансирование этой государственной программы было разделено следующим образом: 50 процентов - Федерация, 35 процентов - Саксония и 15 процентов -

Бранденбург. В отличие от датчан, проживающих в Шлезвиг - Голштинии, которые хотя и представляют в Германии национальное меньшинство, но имеют свою государственность, собственную партию (Союз избирателей Южного Шлезвига) и, соответственно, представителя в ландтаге, лужичане, также представляя национальное меньшинство, считают себя обделенными государством. Их "защитное объединение" Домовина все более активно поднимает вопрос о расширении своего

политического и культурного статуса . Не все просто и с саамским парламентом. Представители саамов, отмечая важность своего парламента для отстаивания экономических, территориальных (районы выпаса оленей) и культурных интересов этого народа, в то же время признают, что данный орган по своим полномочиям принципиально не отличается от существовавших до этого саамских национальных .Тем не менее такого рода издержки не должны порождать скептического отношения к институту национально

- культурной автономии. Происходящий в мире процесс нарастания конфликтных ситуаций на этнической основе требует как раз усиления внимания к данной форме общественной организации. Например, она может помочь разрешению ряда насущных проблем русскоязычного населения стран Балтии, лезгин в Азербайджане и т.д. Для полиэтнической России эта форма особенно актуальна. 2. Национально-культурная автономия как вид общественных объединений

в Российской Федерации Автономия в Российской Федерации- это самостоятельное осуществление государственной власти находящимися в ее составе национально-государственными образованиями в пределах компетенции, устанавливаемой федеральными органами государственной власти при участии соответствующей автономной единицы. Автономия в Российской Федерации построена по национальному признаку. Это значит, что она создается с учетом национального состава населения, проживающего на ее территории.

Новой формой самоопределения народов в Российской Федерации является национально-культурная автономия, представляющая собой общественное объединение граждан Российской Федерации, относящих себя к определенной этнической общности, находящейся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры.

Национально-культурная автономия основывается на принципах: свободного волеизъявления граждан при отнесении себя к определенной этнической общности; добровольной самоорганизации и самоуправления; многообразия форм внутренней организации национально-культурной автономии; сочетания общественной инициативы с государственной поддержкой; уважения языка, культуры, традиций и обычаев граждан различных этнических общностей; законности. Деятельность национально-культурной автономии в настоящее время в

России регулируется Федеральным законом от 17 июня 1996 года "О национально-культурной автономии". Закон определяет национально-культурную автономию как форму национально-культурного самоопределения граждан России. Национально- культурные автономии могут быть местными (городскими, районными, поселковыми, сельскими), региональными, федеральными. Они учреждаются соответственно на общих собраниях, конференциях и съездах,

на которых образуются органы внутреннего управления автономии. Порядок формирования, функции и названия таких органов определяются национально-культурными автономиями самостоятельно в соответствии с законодательством РФ об общественных объединениях. Регистрация национально-культурной автономии проходит в органе юстиции в порядке, предусмотренном законодательством РФ. Согласно статье 4 ФЗ "О национально-культурной автономии" национально-культурная автономия

имеет право: - получать поддержку со стороны органов государственной власти и органов местного самоуправления, необходимую для сохранения национальной самобытности, развития национального (родного) языка и национальной культуры; - обращаться в органы законодательной (представительной) и исполнительной власти, органы местного самоуправления, представляя свои национально-культурные интересы; - создавать средства массовой информации в порядке, установленном законодательством Российской

Федерации, получать и распространять информацию на национальном (родном) языке; - сохранять и обогащать историческое и культурное наследие, иметь свободный доступ к национальным культурным ценностям; - следовать национальным традициям и обычаям, возрождать и развивать художественные народные промыслы и ремесла; - создавать образовательные и научные учреждения, учреждения культуры и обеспечивать их функционирование в соответствии с законодательством Российской Федерации; - участвовать через своих полномочных представителей

в деятельности международных неправительственных организаций; - устанавливать на основании законодательства Российской Федерации и поддерживать без какой-либо дискриминации гуманитарные контакты с гражданами, общественными организациями иностранных государств. Федеральными законами, конституциями (уставами), законами субъектов РФ национально- культурной автономии могут быть предоставлены и иные права в сфере образования и культуры.

Участие или неучастие в деятельности национально-культурной автономии не может служить основанием для ограничения прав граждан Российской Федерации, равно как и национальная принадлежность не может служить основание для ограничения их участия или неучастия в деятельности национально-культурной автономии. В Законе четко зафиксировано, что право на национально-культурную автономию не является правом на национально-территориальное самоопределение. Осуществление этого права не должно наносить ущерба интересам других

этнических общностей. Правовое регулирование национально-культурной автономии осуществляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации, ФЗ "О национально-культурной автономии", ФЗ "Об общественных объединениях", другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, а также с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными

договорами Российской Федерации. В СССР преобладал тип национально-территориальной автономии, в то время как национально-культурная автономия широко применяется во многих государствах современного мира для этнических меньшинств. Сущность национально-культурной автономии сводится к образованию в национально-смешанных районах этнических общин, или землячеств, этнокультурных центров с введением образования на родном языке, стимулированием разнообразных форм национального развития и национальных традиций.

Проблема национально-культурной автономии актуальна и для русского народа, учитывая, что свыше 25 млн. русских проживают за пределами России. Однако в России русским отказано в национально-культурной автономии, поскольку считается, что русский народ составляет подавляющее большинство населения России, то есть такая автономия русским как будто и не нужна. С другой стороны, нет никаких юридических подтверждений, что русские в

России обладают статусом государствообразующего народа, и что Россия принадлежит русской нации. Такая ситуация создаёт для русского народа неопределённое состояние, в котором у него нет никакого суверенитета. С другой стороны любому малому этническому или религиозному меньшинству позволяют организовать национально-культурную автономию, если у этого меньшинства ещё нет национального квазигосударственного образования (республики или национального автономного округа).

Получается, что на деле государственная власть проводит политику «Россия для Русских», полагая, что для русских — вся Россия, а для меньшинств — национально-административные или национально-культурные автономии. Дезинтеграция СССР и угроза дезинтеграции России, резкие изменения геополитического пространства в результате суверенизации бывших союзных, а затем и автономных образований лежат в основании кризиса, который можно было бы обозначить как кризис

социальной идентичности русских. Не только антирусские настроения во многих регионах СНГ и России, но и последовавшая за ними волна конфликтов и выезд русских с территории бывших союзных республик и из некоторых автономий, превратили отношения между русскими и другими народами в тему, через призму которой воспринимается и оценивается сегодня едва ли не всякий политический акт и позиция политических субъектов. Положение русских за рубежами России и на территориях автономных республик определяется как

положение меньшинств. Однако, в Бурятии, Калмыкии, Мари, Мордовии, Удмуртии, Якутии и многих др. этот термин оказывается не точным, поскольку русские не составляют здесь меньшинства ни по численности, ни по (если ориентироваться на сегодня) положению в системе властных отношений. В настоящее время в России живет более 120 млн. русских, которые составляют 81,5% ее населения. Таким образом, Российская Федерация принадлежит к числу мононациональных стран (среди

республик бывшего СССР лишь Армения и Азербайджан имеют в своем населении более высокую долю лиц основной национальности). Сейчас русское население республик и автономий находится в неопределенном положении. Его статус будет зависеть от соотношения между двумя противоречивыми тенденциями. Имеется в виду, с одной стороны, укрепление суверенитета России как единого целого, а с другой суверенизация национальных республик.

Выраженность этого противоречия очевидна на Северном Кавказе, особенно в Чечне, а также в Татарии, Туве и Якутии. Весьма вероятно, что в ближайшем будущем в этих бывших автономных республиках остро встанет проблема защиты прав русских как национального меньшинства. Сегодня национально-культурная автономия выглядит практически единственным способом решения тяжёлых

межнациональных противоречий, накопившихся в российском обществе. Связано это с тем, что существуют национальные меньшинства, не имеющие национально-территориальных образований. В России к этой группе меньшинств относятся ногайцы (73,7 тыс. чел.), абазины (33,0 тыс.; Карачаево-Черкессия), таты (19,4 тыс.; Дагестан); шорцы (16,7 тыс.; Кемеровская обл Республика Хакасия и, отчасти, Алтайский край); вепсы (12,1 тыс.;

Ленинградская область, республика Карелия и Вологодская обл а также незначительное число - около 300 человек - на юге Кемеровской обл.); горские евреи (11,3 тыс.; Дагестан); ижорцы (0,8 тыс.; Ленинградская обл.) (по данным переписи населения 1989 года). Эта категория меньшинств крайне разнородна. Отсутствие территориальной автономии, а значит, даже минимума национально-культурных институтов ставит все эти народы в неблагоприятные условия.

Народы этой группы имеют компактное расселение (одним или несколькими этническими массивами). Некоторые из них сумели сохранить свою самобытность лишь в силу относительной географической изоляции (например, шорцы, расселенные в горной местности). В критической ситуации для сохранения культуры находятся в настоящее время вепсы и ижорцы, живущие на территории Ленинградской области. Эти народы подверглись значительной ассимиляции: почти утрачена способность

говорить на родном языке, стерто этническое самосознание, идет отток населения с этнических территорий (что равнозначно переселению из сел в города), национальная культура практически исчерпывается некоторыми бытовыми особенностями. Вместе с тем, стоит отметить, что несмотря на прогнозы специалистов о полной ассимиляции (в отношении вепсов они делались еще в прошлом веке), численность этого народа остается стабильной на протяжении века, колеблясь в пределах двенадцати - шестнадцати тысяч человек.

Представляется, что остановить исчезновение этнических культур этих народов можно лишь путем создания культурно-территориальных автономий (хотя бы в форме национальных районов). В Карельской республике 1 декабря 1993 г. совместная сессия Шелтозерского, Шокшинского и Рыборецкого сельских советов приняла решение об их объединении и образовании самоуправляющейся территории - Вепсской национальной волости.

Постановлением Верховного Совета республики 20 января 1994 г. эта волость была создана как самоуправляющаяся территория, равная в правах с другими территориальными образованиями, том числе с правом избирать главу и представительные органы местного самоуправления, формировать свой бюджет. В состав волости вошло 14 населенных пунктов с общей численностью населения около 4 тыс. чел. Примерно половина жителей волости - вепсы. Территория

Вепсской волости до ее образования входила в состав Прионежского района. Этнические территории некоторых народов этой группы оказались рассеченными административными, а после распада СССР и политическими границами. Так, ногайцы в настоящее время расселены в Дагестане (28,3 тыс.), где являются одним из "титульных" народов, в Ставропольском крае (28,6 тыс из них 13 тыс. живет в

Карачаево-Черкесии, 6,9 тыс. чел. -в Чечне и Ингушетии); таты и горские евреи живут не только в России, но и в Азербайджане (соответственно, 10,2 и 5,5 тыс. чел.). Это затрудняет создание культурно-территориальных автономий и ставит в повестку дня вопрос о развитии экстерриториальных форм культурной автономии, перекрывающих административные и государственные границы. Также необходимо отметить положение диаспоры народов бывших союзных республик

СССР. К этой категории меньшинств принадлежат такие многочисленные группы, как украинцы (4362,9 тыс. чел.), белорусы (1206,2 тыс.), казахи (635,9 тыс.), армяне (532,4 тыс.), азербайджанцы (335,9 тыс.), молдаване (172,7 тыс.), грузины (130,7 тыс.), узбеки (126,9 тыс.), литовцы (70,4 тыс.), латыши (46,8 тыс.), эстонцы (46,4 тыс.), киргизы (41,7 тыс.), туркмены (39,7 тыс.), таджики (38,2 тыс.), а также крымские татары (21,3 тыс.), гагаузы (10,1 тыс.), абхазы (7,2 тыс.).

Следует отметить, что в районах Российской Федерации, пограничных с республиками Прибалтики, Белоруссией, Украиной, республиками Закавказья, а также Казахстаном, соответствующие этнические группы могут составлять также коренное (исконное) население. Наиболее крупные из этих меньшинств - украинцы и белорусы -имеют много общего в характере расселения. Они сосредоточены в основном вдоль границ России с соответствующими республиками, а также в так называемой

главной полосе расселения русского народа, простирающейся в широтном направлении от центра Европейской России по югу Сибири и Дальнего Востока до тихоокеанского побережья. Большая часть российских украинцев и белорусов живет в городах, но есть и относительно компактные группы сельского населения. В целом для них характерна далеко зашедшая языково-культурная ассимиляция, однако многие украинцы и белорусы сохранили если и не родной язык, то этническое самосознание.

Казахское меньшинство расселено главным образом в соседних с Казахстаном регионах России (Оренбургская обл 111,5 тыс. чел Омская обл. 75,0 тыс Алтайский край, главным образом, на территории Республики Алтай, т.е. бывшей Горно-Алтайской автономной обл 21,7 тыс.), а также в Нижнем Поволжье (Астраханская обл 126,5 тыс Волгоградская обл 41,5 тыс

Саратовская обл 73,4 тыс.). Армяне - один из народов городской диаспоры - издавна живут на Северном Кавказе (Краснодарский край - 182,2 тыс Ставропольский край - 72,5 тыс Ростовская обл 62,6 тыс.), а также в крупных городах по всей России, в том числе в Москве (44,0 тыс.) и Санкт-Петербурге (12,1 тыс.). С момента переписи населения 1989 г. численность армянского меньшинства в

России возросла за счет беженцев из Азербайджана. Азербайджанцы дисперсно расселены по всей России небольшими городскими группами, если не считать сопредельного с Азербайджаном Дагестана, где их насчитывается 75,5 тыс. человек. Широкое дисперсное расселение характерно и для остальных меньшинств данной категории. Политико-правовая специфика этой группы российских меньшинств состоит в том, что их положение является

важным аспектом межгосударственных отношений России с другими странами СНГ, а также с государствами Балтии. Очевидна необходимость взаимных двусторонних и многосторонних гарантий прав меньшинств в рамках СНГ с возможным участием других стран, ранее входивших в состав СССР. В этой связи заметим, что создание эффективной системы защиты меньшинств в России требуется не только как важная составная часть процесса построения правового государства и интеграции

в цивилизованное мировое сообщество, но и как мощное средство поддержки российских меньшинств в таких бывших советских республиках, как Украина, Латвия, Эстония, Молдова, Казахстан и др. Не вызывает сомнения, что все меньшинства этого типа должны иметь право на культурно-национальную автономию (печать, образование, культурные учреждения на родном языке, ассоциации, клубы, землячества и т.п.), которая может развиваться при содействии со стороны соответствующих

государств. В районах компактного расселения таких меньшинств могут создаваться и территориальные автономии низшего уровня (национальные районы). Предварительным условием гарантий прав меньшинств должно быть прояснение спорных вопросов гражданства во вновь образованных государствах. Очевидны преимущества института двойного гражданства, оно позволило бы сохранять семейные, родственные и национально-культурные связи между российским меньшинством и соответствующим народом (страной).

Институт двойного гражданства обеспечивает дополнительные гарантии защиты прав меньшинств. Следует предположить, что часть меньшинств этой категории предпочтет российскому гражданству гражданство "своих" республик. Эти граждане, разумеется, должны обладать всеми правами культурной автономии. В настоящее время в России зарегистрировано девять федеральных национально - культурных автономий, более 100 региональных и свыше 170 местных национально - культурных автономий.

Создан Консультативный совет по делам национально - культурных автономий при Правительстве Российской Федерации, аналогичные органы существуют во многих субъектах РФ. Низовым органом национально - культурной автономии является общее собрание, более крупные автономии (региональные, федеральные) созывают конференции или съезды представителей. Они образуют руководящие и контрольные органы (советы, комитеты и др.).

Национально - культурным автономиям предоставлены широкие права по сохранению самобытности, языка, развития образования и культуры народов России. Со стороны органов государственной власти и органов местного самоуправления они вправе получать поддержку, необходимую для сохранения национальной самобытности, развития национального (родного) языка и национальной культуры; обращаться в органы законодательной (представительной) и исполнительной власти, органы местного самоуправления, представляя свои национально

- культурные интересы; создавать средства массовой информации, получать и распространять информацию на национальном (родном) языке; иметь свободный доступ к национальным культурным ценностям, сохранять и обогащать историческое и культурное наследие; следовать национальным традициям и обычаям, возрождать и развивать художественные и народные промыслы и ремесла; создавать образовательные и научные учреждения, учреждения культуры и обеспечивать их функционирование; участвовать через своих полномочных представителей

в деятельности международных неправительственных организаций; устанавливать и поддерживать без какой-либо дискриминации гуманитарные контакты с гражданами, общественными организациями иностранных государств. Таким образом, речь идет о мощном инструменте проведения национальной политики. Определяя феномен национально - культурной автономии, необходимо ответить на сущностный вопрос: представляет ли она собой вид общественного объединения или самостоятельный общественный институт.

Чем отличается национально - культурная автономия от обычной общественной организации? По действующему закону местные национально - культурные автономии создаются общественными объединениями. А сохраняются ли эти объединения на следующем этапе, когда местные национально - культурные объединения создают региональную автономию? И каковы правовые основы их участия в национально - культурной автономии регионального и федерального уровня? Эти вопросы остаются неясными.

Национально - культурная автономия не относится ни к одной из организационно - правовых форм общественных объединений, перечисленных в ст. 7 Федерального закона "Об общественных объединениях". Однако с учетом его положений и практики учреждения национально - культурных автономий их следует рассматривать как особый вид общественных организаций. Доказательством тому выступают имеющиеся особенности национально - культурной автономии.

Первой отличительной особенностью национально - культурной автономии является ее субъект - граждане Российской Федерации, относящие себя к определенной этнической общности. Известно, что субъектом (членом, участником) общественного объединения может быть любое физическое лицо, в том числе иностранные граждане и лица без гражданства, достигшие 18 лет, а для молодежных и детских общественных объединений - достигшие соответственно 14 и 8 лет.

Закон "О национально - культурной автономии" не устанавливает для членства в таком объединении возрастного критерия, между тем государственная финансовая поддержка проектов и программ национально - культурного развития должна предоставляться в зависимости от числа его участников или численности граждан, на удовлетворение проблем которых направляются выделенные средства. Кроме того, практика показывает, что в развитии и сохранении языка - пожалуй, самого важного элемента

национально - культурного развития, который финансируется государством более всего нуждаются несовершеннолетние (не достигшие 18-летнего возраста), которые не могут стать членами национально - культурной автономии из-за указанных упущений Закона. Поэтому представляется очень важным пересмотреть данное положение путем установления соответствующего возрастного ценза для членов национально - культурной автономии либо изменения порядка оказания национально - культурной автономии государственной финансовой поддержки, предусмотрев,

что финансирование осуществляется в зависимости от численности лиц, нуждающихся в удовлетворении запросов национально - культурного развития, либо членов национально - культурной автономии и их семей. Другой отличительной особенностью национально - культурной автономии является ее цель - самостоятельное решение вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры. В отличие от норм Закона об общественных объединениях в рассматриваемом

Законе установлены конкретные цели, ради решения которых может создаваться национально - культурная автономия. При этом необходимо отметить, что и другие общественные объединения могут ставить перед собой такие же цели, указав на это в уставе, но в отличие от них у национально - культурной автономии иной цели быть не может. Именно для ее решения государство оказывает национально - культурной автономии финансовую поддержку, что является третьей важной особенностью национально - культурной автономии, отличающей ее

от других видов общественного объединения. В отличие от других видов общественных объединений, в том числе имеющих аналогичные цели (национальные общественные объединения), оказание национально - культурной автономии финансовой поддержки является обязанностью государства и местного самоуправления (гл. V Закона). И наконец, здесь существуют особые организационные связи с государственными органами и органами местного самоуправления - Консультативный совет по делам национально - культурной автономии при

Правительстве РФ, советы при органах исполнительной власти субъектов РФ и органах местного самоуправления. Практика применения Закона выявила и ряд его существенных недостатков. Поэтому Правительством был разработан и внесен на рассмотрение Государственной Думы проект Федерального закона "

О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О национально - культурной автономии" от 17 июня 1996 года" (27 июня 2001 года проект данного Закона был принят в первом чтении. Ввиду того, что национально - культурная автономия действующим Законом определяется как форма национально - культурного самоопределения, объединения граждан, относящих себя к определенным этническим общностям, образование национально - культурных автономий - прерогатива

граждан России, относящих себя к определенным этническим общностям (ст. 26 Конституции РФ). Оно возможно только при условии добровольного объединения граждан и постановки целей решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры. Это индивидуальное право граждан, но вместе с тем речь идет об этносах. Таким образом, проблемы национально - культурной автономии - сплав, соединение индивидуальных и коллективных

прав, и, следовательно, они нуждаются в особых механизмах, специфических подходах правового регулирования. Действующий Закон, делая упор на индивидуальных правах, упускает в проблеме субъекта национально - культурной автономии и другой аспект, лежащий в плоскости реализации коллективных прав, не давая ответа на вопрос, все ли без исключения конкретные этнические общности есть субъекты национально - культурной автономии. В то же время вполне очевидно, что учреждение национально - культурной автономии актуально

прежде всего для этнических групп, находящихся за пределами территории проживания "материнских этносов", для народов Севера - аборигенов, большая часть которых не имеет своих автономных образований. А это - одна из главных идей Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств Совета Европы. Отсутствие в Федеральном законе четкого определения субъекта права на национально - культурную автономию способствовало тому, что в ряде субъектов

Российской Федерации, где представители, в частности, русского народа составляют абсолютное большинство населения, учреждаются региональные национально - культурные автономии русских (Курганская область, Владимирская область, г. Калининград, Свердловская область и др.). Представителями русского населения этих регионов была образована Федеральная национально - культурная автономия (ФНКА), в регистрации которой

Министерство юстиции России отказало. Это решение было обжаловано в суд, который удовлетворил жалобу представителей Русской ФНКА. Национально - культурные автономии организуются и представителями так называемых титульных наций в республиках - субъектах Российской Федерации, где созданы условия для решения вопросов сохранения языка, культуры без образования национально - культурной автономии (в большинстве из них установлены свои государственные языки, работают

СМИ, имеется широкий спектр образовательных учреждений и т.д.). Анализ показывает, что одним из главных стимулов преобразования общественных объединений национального характера в национально - культурные автономии является стремление получить финансовую поддержку государства. Но государство вправе и обязано использовать этот дополнительный рычаг проведения национальной политики в отношении представителей прежде всего тех народов, которые более всего нуждаются в национально - культурной

автономии. Особого внимания заслуживает тема государственной поддержки национально - культурных автономий, прежде всего - финансовой. Согласно ст. 16 гл. 5 Закона финансирование деятельности, связанной с реализацией прав национально - культурной автономии, осуществляется за счет средств федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов. Для обеспечения нужд национально - культурных автономий федеральные органы законодательной и исполнительной

власти, в соответствии со ст. 19 гл. 5, предусматривают в федеральном бюджете, а также в бюджетах субъектов Российской Федерации ассигнования для оказания поддержки национально - культурным автономиям, предоставляют национально - культурным автономиям льготы по налогам, сборам и кредитам. В настоящее время действует только одна Федеральная целевая программа "Культура России", где предусмотрена поддержка национально - культурных автономий.

Наибольший объем финансирования идет через бюджеты субъектов РФ. К сожалению, законодатель не определяет принципов распределения бюджетных средств. Очевидно, что выбор программ и проектов, финансируемых из федерального бюджета прерогатива федеральных органов исполнительной власти. Хотелось бы обратить внимание на то, как национально-культурные автономии работают в нашем регионе. В послевоенное время в Калининградскую область ехали люди из самых разных

уголков Советского Союза, чтобы поселиться здесь навсегда. В постперестроечное время анклав на Балтике стал новым домом для переселенцев второй волны. Теперь Калининградская область - один из самых многонациональных субъектов Российской Федерации. В нашей области живут представители более 140 национальностей. Численность этнических групп колеблется от сотни тысяч белорусов до двух десятков ассирийцев.

Национально-культурные автономии действительно могут быть подспорьем региональной власти в адаптации новых переселенцев. Например, так происходит с выходцами из Средней Азии. В Калининграде есть таджикская национально-культурная автономия. Таджики, узбеки, туркмены обращаются сюда за помощью в трудоустройстве, в получении гражданства, регистрации, за юридической поддержкой. Они идут "к своим".

А это совсем не то, что идти в официальные кабинеты. Правда, и такая позитивная, на первый взгляд, роль НКА может оказаться чреватой самоизоляцией. Как бы близкие по духу мигранты не замкнулись в своем кругу. Поэтому важную роль в концепции должны сыграть вопросы взаимодействия культур. Для нашей области, не имеющей общих границ со своей страной, такое взаимодействие особенно актуально.

На сегодняшний день в области действуют 78 зарегистрированных национально-культурных общественных автономий и организаций. Всего же действующих национально-культурных сообществ - 99. Они объединяют 18 этносов. В 2005 году был принят Федеральный закон «Об общественных объединениях». С этого времени в России началось формирование институтов гражданского общества, в том числе и национально-культурных

сообществ. Землячества не были зарегистрированы и не имели тех прав, что имеют сегодня общественные объединения. Поэтому к формированию автономий имелись предпосылки. Федеральный закон о национально-культурных автономиях определил принципы их деятельности, в том числе и механизм взаимодействия с органами государственной власти. Вот некоторые из национально-культурных автономий нашей области: местная национально-культурная автономии

ассирийцев «Ашшур» (сегодня в области проживает 19 ассирийцев (5 семей); Федеральная национально-культурная автономия российских немцев; Армянская региональная национально-культурная автономия Калининградской области; Региональная национально-культурная автономия литовцев Калининградской области и Федеральная национально-культурная автономия литовцев

России; Региональная национально-культурная автономия азербайджанцев в Калининградской области «Азербайджан»; Таджикская местная национально-культурная автономия; местная польская национально-культурная автономия «Полония»; Региональная национально-культурная автономия «Калининградское землячество Белорусов» ; украинская национально-культурная автономия «Батькивщина".

Национально-культурные автономии и объединения получают государственную поддержку и виде грантов для реализации своих социально значимых проектов программ. Они имеют право открывать классы с этническим компонентом, создавать воскресные школы, издавать свои газеты. С 2002 года в соответствии с областным Законом «О взаимодействии органов государственной власти Калининградской области и общественных объединений» были установлены гранты в сумме до 50 тысяч рублей.

С 2006 года их ставка увеличена до 100 тысяч рублей. Эти средства из областного бюджета выделяются на безвозмездной основе. Для национально-культурных автономий проблема финансирования очень важна. Внутренние противоречия Федерального закона "О национально-культурной автономии" создают преграды к финансированию национально-культурных автономий.

Сейчас такие автономии могут претендовать только на деньги из "общего котла", откуда финансируются все общественные организации в целом. А это значит, что средства они могут получить на конкурсной основе. Но как по тендеру определить, чьи мероприятия нужнее? Поправки к закону, предложенные группой депутатов Госдумы, устраняют эти противоречия и восстанавливают возможность финансирования

НКА из федерального и местного бюджетов. Национальное многообразие нашей области - ее особенность и ее богатство, поэтому национальной политике так важно уделять большое внимание для обеспечения необходимой стабильности в сфере межнациональных отношений. 4. Заключение Наиболее эффективным институтом реализации национальных вопросов стала национально - культурная автономия, которая представляет собой экстерриториальную форму национальной самоорганизации.

Несмотря на острую политическую актуальность названной проблемы, уровень ее исследования пока весьма незначителен. Хотя сам термин "национально - культурная автономия" появился в конце XIX века, теоретическая разработка этой проблемы практически не велась. В советский период она была табуирована как проявление "буржуазного национализма". В зарубежных странах, за исключением непродолжительного периода первой трети

XX века, этот сюжет освещался отрывочно в рамках более широких исследований о судьбах национальных меньшинств. Роль национально - культурной автономии нельзя переоценить, ведь она является важным средством выявления и удовлетворения этнокультурных запросов граждан в многонациональной стране, способствует достижению межнациональной стабильности, предупреждению конфликтов на национальной почве. Что касается нашей страны, утвердившиеся принципы внутригосударственного устройства не решают проблемы

всех народов России, поэтому особую значимость приобретает такая принципиально важная для нашей страны форма самоопределения, как национально-культурная автономия. Безусловно, национально-культурные автономии следует рассматривать как механизм сохранения целостности и развития внутреннего этнического многообразия любой из стран. Важная роль в становлении и развитии национально-культурной автономии принадлежит органам местного

самоуправления, которые призваны непосредственно выражать интересы граждан. 5. Библиографический список: 1. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Учебник. В 4-х томах. Т.2. Отв.ред. Страшун Б.А М.: Издательство БЕК, 1995. 448 с. 2. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для юридических вузов и факультетов.

Изд.2-е, изм. и доп М.: Издательская группа НОРМА-Инфра М, 1999 776 с. 3. Соколовский С.В. Права меньшинств: антропологические, социологические и международно-правовые аспекты М.: Московский общественно научный центр, 1997 с.217 4. Хабриева Т.Я. Национально-культурная автономия: современные проблемы правового регулирования М.: "Журнал российского права", N 2, 2002. 6.

Сайт национально-культурных автономий в Калининграде http://duma.kaliningrad.org/ru/structure /sovety/national/nka.htm



Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный реферат Вы можете использовать для подготовки курсовых проектов.

Доработать Узнать цену написания по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме:

Пишем реферат самостоятельно:
! Как писать рефераты
Практические рекомендации по написанию студенческих рефератов.
! План реферата Краткий список разделов, отражающий структура и порядок работы над будующим рефератом.
! Введение реферата Вводная часть работы, в которой отражается цель и обозначается список задач.
! Заключение реферата В заключении подводятся итоги, описывается была ли достигнута поставленная цель, каковы результаты.
! Оформление рефератов Методические рекомендации по грамотному оформлению работы по ГОСТ.

Читайте также:
Виды рефератов Какими бывают рефераты по своему назначению и структуре.