Реферат по предмету "Религия"

Узнать цену реферата по вашей теме


Христианский опыт этики любви к ближнему

ХРИСТИАНСКИЙ ОПЫТ ЭТИКИ ЛЮБВИ К БЛИЖНЕМУ РАЗМЫШЛЕНИЯ И ЦИТАТЫ О РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКИХ ДУХОВНЫХ ОСНОВАХ МИЛОСЕРДИЯ И БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ CC-BY-SA Creative Commons Attribution Share-Alike - license http creativecommons.org licenses by-sa 3.0 разрешается заимствование воспроизведение распространение в любой форме и целиком или фрагментарное - на таких же свободных условиях и с сохранением указанных прав авторства на включенные авторские тексты цитаты КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ Очерк излагает и анализирует реальные факты и типичные явления социальной проблематики общественной жизни, в сопровождении прямого истолкования их автором с христианских позиций. В котором, на метафорических собирательно-образных примерах, показывается соотношение отвлеченно-теоретического пуританского, обмирщенного, ханжеского и ригористичного морализаторства , с его догматизмом стандартов в которые насильно втискивается и подстраивается человек, - с реальной практикой уважительного благоговения перед самобытностью, своеобразием и удивительно-многогранным разнообразием живой действительности. В данной работе приводится критическое сравнение обобщенно-светского отношения к конкретным острым социальным проблемам конфликтам общества и человеческим страданиям вообще - и религиозно-христианского мировосприятия воспитывающего сострадательно-милосердное отношение к окружающему а также оценивается риск возникновения крайних форм нетерпимости и розни - как негативное последствие отхода секулярного общества от любых норм морали. Многие доводы подкрепляются соответствующими богословскими и философскими цитатами разных авторов, классиков и современников. Весь текст проникнут главной темой что в итоге сам человек изберет для себя, по какой морали будет он ориентироваться в своей жизни Сумеет ли он правильно отличить подлинно-истинные Ценности - от ложных соблазнительных кумиров Какую правду о человеке и о делах милосердия открывает христианство В чем гуманистические идеалы смогут найти себе твердое духовно-нравственное основание, способное придать всей жизни незыблемую ценность, вечный смысл и раскрыть её предназначение ОГЛАВЛЕНИЕ 1. ВВОДНАЯ ЧАСТЬ.

ПРОЛЕГОМЕНЫ. ЗАБОТА ОБ ОБЩЕСТВЕННОЙ НРАВСТВЕННОСТИ - ПЕРВЫЙ ШАГ НА ПУТИ ПРОФИЛАКТИКИ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ. Глава I. Христианская этика - воплощенное в реальной жизни святых нравственное свидетельство миру о существовании высших ценностей Правды Божьей, в которых она торжествует и прославляется совершенствование духовно-нравственной природы человека, на основе христианских ценностей - как средство преобразования общественной жизни, побуждение к смягчению нравов чтобы вылечить больное общество - нужно духовно исцелить и облагообразить его душу Глава II. Созидательный подвиг веры, плодотворный пример жизни во Христе и миролюбивого смирения, показавший, что добро реально возможно! - и противоположный героизму разрушительно-анархическому свято призвание человека - чтобы на благородном примере своей праведной жизни показать торжество высшей Правды Божьей если жить - то жить только исходя из любви ко всем без исключения, а если же придется умирать - то также из любви за други своя! смысл в том, чтобы жить и, если придется то и умереть, на благо всех тех, кого любим кто нуждается в нашей любви , и чтобы, благодаря нашему положительному примеру, все люди так же возжелали бескорыстно жить ради счастья друг друга в самом недостойном грешнике суметь разглядеть и пробудить образ человека - вот это действительно подвиг! мера нашей дружбы определяется нашей готовностью пострадать ради спасения любимого нами человека помогая другим, мы трудимся не на общество которое часто равнодушно к нашим стараниям , а помогаем прежде всего самим себе - стать чуточку чище и добрее, мы не в силах весь мир очистить - но в наших силах сделать чуть светлее обстановку вокруг самих себя, мы можем разочароваться в окружающем нас жестоком обществе - но пусть нуждающиеся средь этого общества не разочаруются в нас, пусть всегда они смогут в нас обрести себе опору, поддержку, защиту! Глава III. Постоянство и упражнение в добродетели - действенное милосердие если даже вокруг нас нет любви - мы должны жить так будто она есть, пусть через нас она явлена будет! Глава IV. О стремлении к счастью - как истинно-реальному осуществимому идеалу, некоей тоске по бессмертному миру всеобщей любви, нескончаемой радости и всеблаженного веселия, как отголоску уже существующей высшей реальности, и неотъемлемому упованию в надежде обретения подлинного своего бытия - в обоженности Ищите же прежде Царства Божия и Правды его, и это все приложится вам Мф.

6,33 о вселенски-безмерной скуке одинокого человечка, заброшенного неизвестно откуда и зачем в этот жестокий мир, лежащий во зле 1 Иоан. 5,19-20 , здесь зарождаются и растут на страдание и горе, земля - это место мучающего удовольствия, тяжелого счастья, - и счастливы блаженные лишь те, кто смог отрешиться от суеты всего него доброта и теплота душевная потеряли ценность в жестоком мире, многие стремятся к славе, богатству, силе, власти - но мало кто возжаждет устремиться к безусловной любви хотя мир жесток, обманчив и во власти лжи - но нам дана свобода поступать против его диких правил , бороться с пороком, жизнью своей утверждать добро, жить по Правде Божьей, и нам оставлена лишь возможность покаяния и надежда на прощение творя другим добро, мы вносим его частицу в этот мир и этот первичный заряд её положительной энергии никуда потом не растворяется и не исчезает, - тем самым, мы делаем должником духовный закон доброты, которая когда-нибудь сторицей возвратится нам обратно, через иных добрых людей личное счастье индивида - зависит от соборного блага других, неотъемлемо от него, и служит необходимым условием его достижения, через любовь к Богу и к ближнему всё социально взаимосвязано каким станет завтрашнее будущее нашей собственной жизни - зависит от сегодняшней нашей заботы о ближних и любое доброе слово имеет вес, а каждый добродетельный поступок - последствия по пословице как аукнется, так и откликнется! , но самое драгоценное - это доверительные отношения, ведь именно такие отношения с Богом и людьми способны изменить к лучшему любого человека 2. НЕ ЖДАТЬ ЛУЧШИХ ВРЕМЕН , А САМИМ СОДЕЙСТВОВАТЬ ИХ СОЗИДАНИЮ, ВЕДЬ ЧАСТО НЕДОСТАТОК ДОБРЫХ ЧУВСТВ И ДЕЛАЕТ ВРЕМЕНА ТЯЖЕЛЫМИ. Глава V. Кумиротворчество ложных утопичных земных идеалов, закабаляющих, поощряющих и потакающих нашей гордыне и тщеславию, сеющих непримиримую вражду и рознь, и маниакально-болезненная одержимая зависимость от таких навязчивых сверхценных идей порой, мы выбираем легкие пути ценой тяжкого греха ошибки многих - пытаться навязать свою систему ценностей, забывая, что все люди разные о секулярной религиофобии клерикофобия - боязнь клерикализации , навязчивая мания видеть в любом действии, активной социальной позиции Церкви, - её ползучие проявления неуступчивость - подобна камню тянущему на дно только любовь способна умиротворить, а жестокость - лишь разрушает у нас есть силы на месть, а сил для снисходительного примирения и тем паче человеколюбивого сострадания - увы не осталось легко служить мертвым идеям и земным богам, они намного проще, чем живые люди посл. Глава VI. О соборных общинах - в них образец подлинных межличностных отношений, проникнутых чувством семейности, семейного единения, соучастия, братской взаимоподдержки, ибо семейное счастье - всегда соборно, подобная соборность - это симфония праведных душ, сопричастных равноангельскому образу, через неосуждение умением в ближнем - различать и увидеть отражение чистоты собственной души т. е. нам открыты в других людях лишь те качества их характера, которые присутствуют и в нас самих, если мы замечаем в ближних только одни их недостатки и пороки, то настолько мы сами утратили способность созерцать прекрасное в нас напрочь отсутствует сплочающее чувство всечеловеческого братства , ведь если даже собак ласково называем братьями нашими меньшими , то почему же в этом любезном человеческом отношении отказываем бездомным собратьям нашим ближним, попавшим в беду? - признав в них не всеми отверженных негодных слабаков , а - сродни своим заблудшим друзьям или оступившимся собратьям! Глава VII. Нравственность и ответственность - два аспекта личной свободы, как необходимого условия их осуществления душа человеческая достойна нечто большего, нежели пребывать в пленении у звериных инстинктов Глава VIII.

Иерархичность мира воспринимаемых ценностей и требуемая адекватность нашего нравственно-должного ответа на значимость каждой в этом мире нет ничего важнее бескорыстной любви - нравственного критерия жизни разум обретает ценность лишь тогда, когда он служит любви Глава IX. Личный долг адекватного ценностного ответа на высший призыв подлинных ценностей, как наша жизненная сверхзадача могут существовать ценности более важные и замечательные, доселе неизвестные нам, превышающие всё то с чем мы прежде сталкивались на собственном мещански-обывательском опыте, предлагающие и помогающие нам стать добрее, отзывчивее, любвиобильнее, и дарующие оправдание доброй совести, надежду грядущего вознаграждения добродетельным, придающие внутреннее основание и укоренение смыслу нашей жизни в неколебимой вечности 3. ЖИЗНЬ ИЗМЕРЯЕТСЯ НЕ ТОЛЬКО ДЛИНОЮ ПРОЖИТЫХ ЛЕТ, А ЕЩЁ И ПОЛЬЗОЙ И ДУШЕВНЫМ ТЕПЛОМ, ОТДАННЫХ ЛЮДЯМ. Глава X. Зло - это как воинствующая немощь, моральная ущербность и поврежденность, сама бессильная творить созидательное добро, лишь паразитирующая на беспомощности слабых запугивая, унижая, оскорбляя, причиняя им боль, лишь сама будучи малодушно слабой - самоутверждается за счет слабых, будучи само уродливо оно стремится и всех изуродовать, сделать подобными себе ибо в духовно здоровом и крепком высокой моралью обществе - подленькому злу не нашлось бы места, оно бы просто вымерло подобно крысам из-за отсутствия питательной среды в жестоком мире выжить трудно зато выживают подлейшие , а умереть - запросто, вдобавок ещё и помогут ! - но с чистой совестью даже умирать не страшно, ибо праведная смерть - свята, и не является чем-то страшным, чего следует бояться или избегать, зато жизнь - мертва без любви но на самом деле в условиях повсеместного равнодушия и цинизма, здесь вообще никто реально подолгу не выживает, а лишь всеми силами пытается отсрочивать неотвратимо-неизбежное ты умри сегодня, а я завтра , - многие пытаются просто закрыть глаза на происходящее и будто не замечать, покуда их самих это вскоре ни коснется, что рано или поздно всеобщим кризисом застигнет врасплох всех если вы неспособны кого-то полюбить от всего сердца такими какими они есть - в первую очередь, тем хуже для вас самих, ведь они не обязаны перед нами чего-то там доказывать или по-рабски пресмыкательски подлизываться перед вами, пытаясь заслужить вашу барскую милость -подачку, но это больно ударит негативными последствиями отразится на судьбах каждых из нас, избравших путь вражды , а не примирения пред чьим-то уничижительным ненавистничеством - все мы слабаки , немало желающих видеть в нас слабаков , как бы ни извивались ужом, доказывая обратное что ты не верблюд , и даже сумевшие добиться признания мнящие себя сильными - по-прежнему те же подлизчивые рабы, только у ещё более вышестоящих кукловодов , и когда вся обстановка направлена на полное лишение нас человеческого достоинства, превращение в безгласного скота , - наша задача, наоборот, внутренне противостав сему, наше достоинство любой ценой сохранить быть равнодушными ко злу и греху, не поддаваясь их отчаянью, - и быть готовыми, отзывчивыми, скорыми на всякое доброе дело сопротивление злу - возможно лишь чрез созидание положительного блага, ибо свет не борется, но рассеивает тьму, заполняя её пустоту своим жизнеутверждающим содержанием быть добрым в жестоком мире стыдно, человеком быть трудно, немало тех кто, потеряв чувство совести, предпочли звериный облик, - ибо не может человек не сострадать несчастному, но может подавить в себе это сострадание ибо чтобы делать зло, необязательно быть злым, но чтобы делать добро - самим иметь доброе сердце обязательно Глава XI. Всякий изоляционизм в любых сферах - есть проекция эгоцентризма любовь - это обращенность к другому, жизнь для Бога и для близких, а мы думаем, наоборот, что все должны служить нам чтобы увидеть ближнего - нужно умереть для гордого себялюбия и восстать в любви добровольно-бескорыстно жертвуя собой, мы показываем, что наша любовь и желание заботы о ближних - сильнее эгоистичной привязанности даже к самим себе помогать другим, сострадая им и не боясь страданий, жертвенная любовь - возможна лишь в сораспятии со Христом Гал. 2 19 4. УЧАСТЬ БЕЗДОМНОГО. ТОЛЬКО СОСТРАДАНИЕ СПОСОБНО РАСТОПИТЬ ОТЧАЯНЬЕ.

НЕОБХОДИМО УВАЖЕНИЕ К ЛИЧНОСТИ ЛЮБОГО ЧЕЛОВЕКА, БЕЗ ЧЕГО НЕВОЗМОЖНО ЧУВСТВО СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА. МИЛОСЕРДИЕ СБЛИЖАЕТ СИЛЬНЕЕ КРОВНОГО РОДСТВА И ДРУЖБЫ, ТОЛЬКО УЗЫ ВЗАИМОПОМОЩИ И ЛЮБВИ ДЕЛАЮТ ВСЕХ НАС БРАТЬЯМИ И СЕСТРАМИ. ВО ГЛАВУ УГЛА НАДО СТАВИТЬ НЕ ПРАГМАТИЧЕСКУЮ РАЦИОНАЛЬНОСТЬ , А - СПОСОБНОСТЬ К ГУМАННО-ЧЕЛОВЕКОЛЮБИВОМУ СОСТРАДАНИЮ. Глава XII. Благотворить обязан каждый - и богатый, и бедный, - если ты беден, то всегда найдется тот, кто беднее тебя, помоги ему, не обязательно иметь много д е н е г, главное - чтобы в глубине самого сердца был преизбыток л ю б в и, а формы благотворения могут быть самые разные, всё зависит от нашего воображения и силы хотения, и даже если по собственной скудности мы не можем пожертвовать излишек каких-либо материальных средств, то нам оставлена молитва друг за друга, молиться за ближнего в беде - к этому призван каждый! доброта - помогает обществу выжить, без милосердия человечество бы погибло милосердие - та форма взаимоотношений, к которой мы все стремимся абсолютно чужих людей не бывает - в каждом можно увидеть ближнего, привязаться к нему сродни родственным чувствам, принять за брата или сестру , отца или мать требуют терпеливо заботливого понимания и снисхождения, в любви нуждаются не только свои ближние сродники, сограждане, соотечественники и т.п. , но также и чужие дальние иноплеменные, иноверцы и т.д. , но однако если мы ещё даже не научились по настоящему полно любить самых близких единокровных нам людей, то сумеем ли тем паче полюбить и дальних и чуждых ? человек понимает д р у г и х настолько глубоко, насколько глубоко он понимает с е б я не бесплодно осуждать или презирать кого бы то ни было за его отличие от нас или инаковость, - а испытывать уважение и благоговение перед индивидуальным уникальным своеобразием каждого отдельного человека, и быть готовым каждому в беде соучастливо помочь и оказать радушную заботу за суетой мы упускаем из виду нужды тех, кто у нас под ногами они умирают без нашей любви и тепла, всеми брошенные и забытые, в одиночестве, без надежды и в отчаянии то, что они никому не нужны - это, на самом деле, наша проблема, а не их, это мы недружелюбны, озлоблены и замкнуты, исполнены кичливой надменностью над слабым собратом, это вина нашего с вами немилосердия возможно, они бедны за гранью нищеты - не потому, что неудачники или лодыри , а они нищи потому, что у тех, кто болен неуемной алчностью, видимо, нет совести делиться с другими насколько они безнадежны и пропащие , - настолько больше им необходимо требуется нашей терпеливой любви и чуткой заботы, ибо перед подлинно любящим взглядом - неперспективных не бывает и всем доступна надежда, ибо их внешняя непривлекательность не подчеркивает их ненужности, а наоборот - подтверждает необходимость именно этому человеку оказать особое внимание, и даже если он сам поставил крест на себе , но пока он среди нас - нужно быть с ним всегда рядом и в помощи этим обездоленным - сокрыта надежда на наше собственное спасение, очищение и изменение души к лучшему! нам хочется им помогать вовсе не потому что они какие-то многообещающе- перспективные или ожидаем какую-то выгоду взамен от них получить, - а потому что просто из бескорыстной любви к ним, их жизнь ценна сама по себе, независимо от внешних условий Глава XIII. Идол гордыни - ревнующей счастью ближнего и требующей себе чужих жертв, тешащих свое себялюбие что важней - любовь или карьера? в погоне за материальной выгодой - упускаем духовную пользу у нас утилитарно-потребительский подход к людям - хуже даже, чем к скоту на мясобойне, ведь человек - не животное, чтобы цену его жизни измерять количеством приносимой им прибыли, порой даже материальные вещи для нас - дороже чем ценность жизни самого человека, мы готовы за пристрастие к вещам - убить кого-угодно причем, ценность чужой жизни, зависит от смысла нашей собственной бедность - это жажда богатства, называющие себя богатыми - нищи духовно, бедны добродетелями с атрофией чувств милосердия, ущербно лишив сами себя сострадания, но истинное нетленное богатство - в стяжании душевной любвиобильно-всещедрой доброты и теплоты, которыми способны поделиться с окружающими, доброта - делает нашу жизнь ярче, светлее, удивительно разнообразнее, богаче, очистительно преображая её изнутри, благотворно влияя и помогая нам оставаться культурно-цивилизованными даже в самых тяжелых бесчеловечных обстоятельствах, это залог подлинного счастья, сие вожделеннее золота и даже множества золота чистого, слаще меда и капель сота Пс.

18 11 не найти средь гордецов единой правды - ибо каждый из них мнит себя пупом земли и судит других свысока надмеваясь собственным самомнением надменно возвышающие сами себя - морально жалки и низки, слабы в неумении сдерживать страсти и нежелании прощать чем ты сильнее, тем справедливее было бы тебе поддерживать слабого жизнь так скоротечна - надо ли её растрачивать на бессмысленную соперническую ненависть друг ко другу? маммона - выгодо-деньгоцентрична и эгоцентрична вся жизнь вращается вокруг корыстных сиюмоментных шкурных интересов, чей девиз живи в своё удовольствие! , а человеколюбие - человеко-центрично, личностно-центрично и альтруистично всецело направлено на служение ближнему , по принципу жить ради счастья любимого и ради общего блага! 5. БЕСПОЩАДНОЕ ПРАВОСУДИЕ, СПРАВЕДЛИВОСТЬ БЕЗ МИЛОСЕРДИЯ? ИЛИ МИЛОСЕРДНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ ? - ТОЛЬКО ЛЮБОВЬ СПОСОБНА ЧЕЛОВЕКА ПЕРЕРОДИТЬ. Глава XIV. Всякий раз, когда второпях осуждаем невиновного - распинаем Христа ибо кто не умеет прощать, - тот не имеет право и судить, даже справедливо кто не в силах даровать надежду - тот не властен бесповоротно приговаривать и обрекать Если бы вы знали, что значит милости хочу, а не жертвы, то не осудили бы невиновных Мф 12 7 ведь трудно прощать грешников, если мы сами бываем грешны в том же порой, по хамской невоспитанности, мы в лицо незнакомому человеку дерзко злоречиво бросаем те слова осуждения - которые благовоспитанно-культурные люди из уважения к нам скромно умалчивают про нас самих осуждая, мы агрессивно выискиваем всё только негативно-отрицательное в другом человеке, предвзято подозревая его в чем-то плохом и злом - вместо того, чтобы акцентировать внимание на положительных сторонах его личности, наша собственная слепая ненависть создает ложный карикатурный образ, затмевая вид на подлинную его душу, тем самым мы злонамеренно его очерняем , не давая шанса проявлению в нем добрых качеств, надо верить в доброе в людях порой, за неказисто-оборванным неопрятно-неряшливым внешним видом людей, - мы не замечаем того главного, что сокрыто в их сердце, то глубокое достоинство образа Божьего неотъемлемо-присущее в каждом из людей, даже его скверно-дурной испорченный характер это лишь часть души человека, но ещё не весь сам подлинный человек, словно налипшая короста, закрывающая его от нас, ибо характер привычек со временем меняется, а сущность остается всегда неизменной, вот которую-то нам и следовало бы всецело полюбить! осуждая других, мы склонны предвзято приписывать оппонентам то, чего в них нет, пытаемся выставить их в неблаговидном свете, навесить зловредный ярлык , ехидно высмеять их, по-хамски насмеяться над недостатками ближнего, подчеркнуть неприглядные слабые стороны, и в основе сего подхода лежит желание оклеветать, очернить, опорочить, заложить, осудить, опозорить соперника любой ценой, - со своекорыстно-злобным отрицанием всякого благожелательства и терпимых чувств по отношению к нему мы скоры выражать брезгливое презрение или слепое осуждение, но нерешительны в деле утешения и медлительны на добрые дела! в подлинной любви нет и малейшей капли т. н. оправданной ненависти даже по отношению к грешным людям личным врагам ибо в личном плане, нельзя кого-то одного выборочно жалостливо любить, а иного презрительно ненавидеть, - мы либо готовы бескорыстно любить всех ближних без исключения, либо преисполнены надменной гордыней и тенденциозной предвзятостью к окружающим нас, а третьего компромиссного варианта не дано осуждая других - мы сами деградируем, черствеем, омертвеваем душой от недостатка в ней любви, преизбытка презрения к инаковости других людей и культивируемого брезгливого равнодушия, портя жизнь и себе и ближним но, научившись со-участливо реагировать, со-переживать мыслям, чувствам, настроениям других людей, поставив себя на их место и войдя в положение осуждаемых, - помочь им самим заметить свои недостатки и дать шанс исправиться если человек различен, инаков или чем-то отличен от нас - ещё не значит, что на него допустимо вешать уничижительный ярлык плохой негодный , второсортный , неприкасаемый , никчемный , пропащий , неполноценный и как бы позже впоследствии - самим ни стать такими же, кого мы сегодня так осуждаем и ни ощутить на собственной шкуре брезгливое презрение к нам окружающих когда в нас отсутствует сочувствующая жалость ко ближнему, - место её занимает слепое осуждение, но кого же осуждать - эту грешную тростинку ли ветром клонимую и хрупкую, жизнь которой поддерживается лишь состраданием и которая рассыплется во прах если все от неё отвернутся? ибо все мы грешны, слабы и смертны, жизнь наша скоротечна - так спешите же успеть полюбить друг друга, пока есть ещё время! Глава XV. Вдумайтесь, кто дал право судить - необразованным, продажным, равнодушным? разве может оказаться адекватным и справедливым суд тех, кто тебя даже за человека не считает, а относится к тебе хуже чем к животному ? покарать и посадить проще, но оказать социальное сопровождение, попытаться понять, дать шанс исправиться и разобраться в причинах преступления - эффективнее!

6. ЛИШНИЕ В ЭТОМ МИРЕ. ЧЕРЕЗ НАШЕ САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ ВЫЖИВЕТ СРЕДИ ЛЮДЕЙ ЛЮБОВЬ. Глава XVI. Избавляясь от лицезрения пребывающих рядом неугодных нам слабейших, - мы пытаемся избавиться от угрызений совести, изнутри гложущих за наше нежелание им помочь привыкшие к стерильному обществу , свободному от лицезрения больных, калек и убогих, - брезгливое соседство с которыми вызывает в нас неловкий дискомфорт, - мы отстраняемся от реальности, прячемся от суровой действительности в самообмане, теряем способность сопереживать и сочувствовать чужую боль, но наоборот, скорее стремимся избавиться от необходимости заботиться о ком-то, мы ведь считаем, что лучше закрыть таких от нас подальше в специнтернатах и навсегда забыть про их существование, и никогда не навещать, ведь нам чужда мысль о какой бы то ни было инклюзивности и социальном сопровождении , о полноценной включенности их в нашу социально-активную жизнь штампы- диагнозы - мы все любим вешать друг на друга, а чтобы обеспечить должный уход, лечение, заботу о действительно нуждающихся - у нас на это никогда не хватает средств в первую очередь душевных нередко, даже казенная опека - это циничный доходный бизнес на сиротских слезах Глава XVII. В защиту жизни каждая жизнь в любой из форм имеет значение рождение новой жизни - это брошенный вызов смерти, поэтому и рождение ребенка на свет Божий - это естественный героический подвиг, на который, к сожалению, решаются немногие - отказываясь по малодушию и идя на аборт сродни дезертирству , но совершить который призваны в большинстве все! подлинная чадолюбивая любовь родителя - всегда ставит незыблемо-вечную ценность жизни любимого нерожденного малыша, выше временных тяжелых житейских обстоятельств какой-либо нужды или страдания, не теряет надежды исправить всё к лучшему - будет героически бороться за максимально-возможное земное счастье для ребенка до конца независимо от гнета внешних неблагоприятных условий и каких сил на это потребуется , хотя его жизнь зависит от нас - но убивать её по прихоти нашего произвола мы не вправе, мы не палачи, а творцы его подзависимость - не оправдывает нашего деспотизма , и не бывает детоубийства по любви , ради его же блага , чтоб напрасно не мучился в будущем - мы не вправе за него делать роковой выбор, самовольно принимая необратимо-гибельное решение и за себя и за него, предавая его потенциальные любовь и доверие к нам, возложенную на нас ответственность за чужую жизнь должно ограничивать лишь благоговением перед нею, подобно благоразумному распорядителю - которому была на время дарственно вверена Богом забота о священной жизни ребенка, как о чудесном царственном сокровище, которое должно оберегать и сохранить невредимым, а не святотатственно-дерзновенно внедряться в неисповедимые судьбы промысла Божьего о нем! правом на жизнь, любовь и заботу обладает каждый человек, независимо от возраста, от уровня развития и от наличия у него тех или иных врожденных заболеваний выявление же неизлечимого или трудноизлечимого генетического заболевания не может служить побуждением к прерыванию зародившейся жизни - всякое страдание послужит лишь проверкой нашей любви на прочность принуждать к аборту - взваливать на себя более большую ответственность, нежели чем отговаривать от него оказывая медвежью услугу подобными советами - мы никогда не сможем понять послеабортное душевное состояние несостоявшейся мамы, её глубоко личные переживания, сомнения, разрушенные надежды, невысказанную боль и возможное сожаление о совершенном легкомысленном поступке убийство родного беззащитного человечка - это не простое решение всех проблем , но наоборот их затяжное усугубление от нежелания их реально-действенно решать и с ними положительными методами бороться аборт - это убийство нашего будущего счастья, ибо любовь начинается с дома, будущее человечества начинается в семье! нам повезло родиться и выжить - потому что кому-то не повезло оказаться абортированным чем наша жизнь более перспективна и лучше - несостоявшейся жизни абортированного младенца? чем мы лучше тех, кого убиваем? насколько наша жизнь полна смысла , отказывая в этой надежде для жизни других- неполноценных ? кто дал нам право решать - чья судьба будет лучше ? в аборте чья-то нежеланная жизнь приносится в кровавую невинную жертву - ради счастья кого-то более желанного как мы сами можем беззаботно наслаждаться и радоваться жизнью - когда цинично желаем кому-то не рождаться на свет? мы все сами для себя хотим любви, признания, доверия и прочих приятных вещей, но которые отнюдь не справедливы по отношению к тем, кого мы не нашли в себе сил так же полюбить, кому не смогли поверить в возможное будущее счастье его жизни многодетная семья - это благословение Божие! Глава XVIII. Заботиться должно не только о внешнем этикете, манерах и наружном блеске, но более - о совершенстве внутреннего образа человека, той нравственной красоты, высоты и чистоты, заложенной в него от Бога доброта облагораживает душу изнутри, являя словно отпечаток вечной её первозданной Красоты Глава XIX. Хранить благочестие - нравственная обязанность и ответственность родителей за своих чад при одних и тех же обстоятельствах одни, слабым помогают и поддерживают их чем могут иные же - напротив, слабых добивают не оставляя надежды - чей путь лично мы изберем?

Глава XX. Быть самим благодарными и добродетельными в каждом миге нашей жизни - это наш долг ради тех кто всего этого лишен 7. ГЛУБИНА ПЕРЕНОСИМЫХ КЕМ-ТО СКОРБЕЙ, СПОСОБНА В НАС ОТКРЫТЬ ГЛУБИНУ УТЕШАЮЩЕЙ ЛЮБВИ И ЗАБОТЛИВОГО ДОЛГОТЕРПЕНИЯ О СКОРБЯЩЕМ. Глава XXI. Смысл жизни - зависит от ответа на вопрос о бессмысленности страданий как Христос спустился в самый ад, взыскуя человека так и мы, исполняя завещанное и подражая, должны снизойти, спуститься во мрак их бездомности, одиночества, боли и отчаяния, - принести им туда свет надежды и когда страдают любимые, - Господь с нами незримо по-отечески со-присутствует и со-участвует в наших скорбях, Бог нисходит во ад наших страданий, взыскуя нас из плена глубины одиночества и отчаяния, среди которых мы обретаем Его помощь и защиту, оживляющей и воскрешающей силой Любви ЧАСТЬ 1-АЯ ВВОДНАЯ. ПРОЛЕГОМЕНЫ. ЗАБОТА ОБ ОБЩЕСТВЕННОЙ НРАВСТВЕННОСТИ - ПЕРВЫЙ ШАГ НА ПУТИ ПРОФИЛАКТИКИ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ. I ХРИСТИАНСКАЯ ЭТИКА - ВОПЛОЩЕННОЕ В РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ СВЯТЫХ НРАВСТВЕННОЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО МИРУ О СУЩЕСТВОВАНИИ ВЫСШИХ ЦЕННОСТЕЙ ПРАВДЫ БОЖЬЕЙ, В КОТОРЫХ ОНА ТОРЖЕСТВУЕТ И ПРОСЛАВЛЯЕТСЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЙ ПРИРОДЫ ЧЕЛОВЕКА, НА ОСНОВЕ ХРИСТИАНСКИХ ЦЕННОСТЕЙ, - КАК СРЕДСТВО ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ, ПОБУЖДЕНИЕ К СМЯГЧЕНИЮ НРАВОВ ЧТОБЫ ВЫЛЕЧИТЬ БОЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО - НУЖНО ДУХОВНО ИСЦЕЛИТЬ И ОБЛАГООБРАЗИТЬ ЕГО ДУШУ Для опыта христианской гносеологии познание, никогда не было функцией только ума, как некоей последней основой, рациональным фундаментом жизни так сказать, результативность познавательной деятельности человека, его состояние и способности к познанию зависела не только от силы его интеллекта, - но, прежде всего, от состояния его с е р д ц а разум, по выражению Отцов Церкви, лишь стоит в сердце , т. е. являясь функцией не только ума, но прежде всего сердца, средоточия внутреннего духовного опыта человека и, в конце концов, состояния всего его существа . Бога нельзя искать - как какую-либо вещь , где-то в пределах этого или потустороннего мира, на небе или на земле Бог - обретается там, где сокрыта моя истинная сущность, и именно там происходит таинственно-мистическая в с т р е ч а с Ним, это в конечном счёте подлинные основы моего существования, в которых осуществляется причастность к Вечности здесь и теперь .

Поэтому познание Истины означает не определенную сумму знаний , но, используя антропологический подход, - определенный с п о с о б человеческого существования образ жизни , заключающийся в единении человека с Богом, в стяжании истинного непосредственно-удостоверяющего опыта Богообщения, и с другими людьми - жизнью во Христе Основа веры в Бога есть встреча с Богом говоря языком богословия, есть самооткровeниe Божие Бог Сам говорит душе, Сам открывается ей, прикасается к ней. Это и есть мистический опыт, который есть корень религии непосредственная встреча с Богом в глубинах души. Все остальное, все земное, все тварное, отступает тогда на задний план, и только Бог один предстоит тогда душе. Такие решающие встречи бывали у некоторых святых и праведников и особенно мистически одаренных людей. Характерной чертой их является превозмогающее чувство Реальности, иной, высшей, все-покоряющей Реальности, врывающееся с победной, непреодолимой силой в обычную сферу психической жизни человека, - эта Реальность есть вместе с тем и Все-превозмогающая Любовь Кто я, Господи, и кто - Ты?

И Ты снисходишь ко мне , так чувствуют христианские мистики и святые. Не я, а Он не мои переживания, плохие или хорошие или даже умилительные, а Он, Который выше всех моих переживаний, - Он предстоит мне, покоренному, захваченному, в благоговейном страхе и трепете, малому и ничтожному, предстоит мне в Своем величии и мощи, и мне остается только смиренно склониться перед Ним, почтительно пасть перед Ним, как говорится об благодарном исцеленном слепорожденном в Евангелии от Иоанна. Я - ничто перед Ним, но Он Милостиво снисходит ко мне, возвращая прежнее моё величие, придавая моей жизни новый высший смысл и первозданную ценность достоинства человеческого, освященного в Боге По словам Николая Арсеньева . По словам свят. Иоанна Златоуста как благовонное миро не удерживает благоухания в себе самом, но разливает его далеко и, растворяя им воздух, услаждает чувства близ стоящих, так точно благородные и досточтимые мужи не могут скрыть своих доблестей в себе самих, но чрез распространяющуюся о них славу многим приносят пользу, делая их лучшими. Христианская э т и к а, этико-эстетическим идеалом жизнеутверждающим и жизнеоправдательным, придающим человеческому бытию подлинный высший смысл и цель предназначения без укорененности в которой человек как бы становится безосновным, лишенным того неколебимого начала, придающего его бытию неизменную цену как высшего земного блага и источник освящения в свете своего вечного предназначения, теряет свою изначально-первостепенную значимость и ценность, десакрализуется и дегуманизируется , - явившая собой совершенно экстраординарно новый дивный пример потрясающего Свидетельства Откровением в человеческой истории и через историю в Священном Предании , вечно действующим источником и движущей силой опирающаяся верой не на абстрактно-условную кем-то принятую и навязываемую остальным мораль, - а на оцениваемую живую практическую реальность духовно-мистического непосредственного о п ы т а Богообщения нечто большего, чем просто интуиция или просветленное озарение, в этом случае инициатива исходит от Самого Творца, а не от грешного человека, каким бы праведным он ни был нашедший выражение в т. н. аксиомах религиозного опыта , в существовании и действенности которого многие убедились на личной практике, при соприкосновении с духовными законами - это в зерне своём есть не отвлеченная теория доктринерство , а реальная жизнь, разумея её не столько со стороны действий и чувств, не номиналистически, сколько со стороны метафизической почвы, имеющая совершенно осязательные истоки и свидетельство веры, переживание божественного, религиозного действительного плодотворного опыта, т. н. эмпирия обретенной Надежды , это огромный и преобразующий опыт метафизической Любви и трансцендентной Свободы, хотя которого с незапамятных времен самыми разнообразными и часто уродливыми и нечестивыми путями домогались также прочие лже- мистики , но лишь одному христианству было суждено облечь все эти прежние беспорядочные мистические искания во святые одежды таинств Церкви, в конкретно-исторической жизни святых своих пророков, праведников и подвижников, видевших в самой гуще жизни деяния Бога и соучаствующих в них, их личном предстоянии перед своим Богом, встречи с Ним лицом к лицу, открывшимся им в Откровении именно так и не иначе, их человеческих действий, мотивов и фраз, начиная с отдельных образов, героев и сюжетов, о которых повествует библейская Священная История красной нитью проходя сквозь ключевые вехи, через т. н. духовную преемственность Ср.

Не читали ли вы реченного вам Богом Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова? Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы Мф. 22 32 , - начиная с самых первозданных людей, хранящих Его заповеди, через которых Он заключил Завет со всеми людьми, и далее через историю жизни и гостеприимства ветхозаветного патриарха Авраама, таинственно принявшим у себя в доме троих Святых Странников, посещение Которых было посещением Божиим, и служение пророка Моисея Боговидца, получившего на горе Синай десять заповедей Закона Божьего, и мужество верности царя и псалмопевца Давида, в годы испытаний, с особым рассуждением вникая в пути Промысла, он изливал перед Богом глубокую скорбь свою и просил Его помощи, и всегда находил её, исполняясь всецело-вседушного упования и надежды на Господа, и уже при времени пришествия Христа, во славе явившего Свою преображенную божественность на горе Фавор трем ученикам Петру, Иакову и Иоанну, и также призыв некогда бывшему гонителю христиан Савлу, обратившемуся после чудесной встречи на пути с Ним и ставшим Апостолом Павлом, - и продолжаясь и по сию пору Воскресший Господь Иисус Христос говорит Фоме Подай перст твой сюда и посмотри руки Мои подай руку твою и вложи в ребра Мои и не будь неверующим, но верующим Ин. 20 27 , - все эти свидетельства стали решающим моментом, достоверно-реальным свершившимся фактом, живым примером и основой всего религиозного опыта незабываемой встречи с Господом в жизни каждого из них, во всей его непосредственности, во всем его решающем радикальном творчески-перерождающем значении, и притом с совершенно исключительной конкретностью, концентрацией и силой Но в христианстве это - не только внутреннее переживание, это - исторический факт. В христианстве мистическая в с т р е ч а исторически обоснована Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, чтобы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную Ин.

3 16 То, что было от начала, что мы слышали, что мы видели, что рассматривали нашими глазами, и что руки наши осязали Ин. 1 2 , что было Слово Жизни , Вечная Жизнь ! Здесь, в этом Иисусе, Которого мы видели и могли трогать нашими руками, раскрылось нам присутствие Божественного - таков был опыт учеников Николай Арсеньев . Пробудившая и раскрывшая во всей поразительной полноте в людях искренний пламенный энтузиазм беспримерной, прежде никем недосягаемой, возвышенной, непорочной и нескверной, нелицемерной, безукоризненно-чистейшей, нежнейшей, сладчайшей, духовно преизобильно-питающей, плодотворящей, преисполняющей, всеобильнейшей и всещедрой, бескорыстной, животворящей и благотворящей, вожделеннейшей, всерасточающей, но всегда остающейся неистощимой, неиссякающей и неичерпаемой, безмерной, бесконечной, всеобъемлющей, безграничной и беспредельной, всепроникающей, всепреодолевающей и всепобеждающей, воссиявшей в совершенной славе, безусловной Любви, - положенной краеугольным камнем всей христианской морали, благодаря которой жизнь преизбыточествует и источник которой неиссякаем и не оскудеет рука её дающего, явившей мерило праведности, образ подлинности человека, и как замерзшие путники холодной ночью отогреваются собравшись вкруг у костра, так и наши очерствевшие грешные души оттаивают и пробуждаются от тепла негасимого пламени сей светлой Любви. Любовь высшая, обусловленная ясным сознанием братства всех людей, как призванных детей единого Бога в том числе и грешных-заблудших , - вытекающая из откровенно нового взгляда на мир, в духе собственного личного смирения и братски-соборного единения с другими людьми. Во Христе раскрывается не поврежденный грехом образ Божий, тогда как в человеке он искажен нами, ибо мы, человеки, его изменили в образ, подобный тленному человеку Рим.

1 23 , - и в этом есть обретение подлинного образа богоподобия , открытие и откровение о подлинном Человеке, т. е. о таком, каким он должен быть, но не стал. Только исходя из веры в абсолютный и подразумевающий в основе всего лежащий закон Любви, правящей миром, - и исходя из неё, можно утверждать Л ю б о в ь в качестве движущей силы и высшей формы п о з н а н и я, способной максимально всецело охватить и безболезненно для прочих весь мир, без какого бы то ни было разделяющего исключения создавшая весь этот мир, переполняющая вселенную, и которую не может вместить бескрайнее пространство космоса, которая придает всему освящающий смысл, наполняя всё своим положительно жизнеутверждающим содержанием, - в каждом мгновеньи времени, в каждой точке пространства, в каждом атоме вещества, в каждой живой клетке, в каждом существе, является основой бытия. Но такая живая вера в совершенную Любовь - не есть плод человеческих усилий и вымысла, а носит благодатный характер, обретаемый в Христианстве. Это взаимообусловленная т р о и ч н о с т ь совокупных качеств присущих совершенной Любви, невыразимой онтологической полноты её бытия 1 Истина, своей сферой абсолютного всеобъемлющая и всепокрывающая 2 также соприсутствующая ей животворящая, содействующая, всенаполняющая милостью и правдой Доброта 3 и находящая своё видимое воплощение в явленной и грядущей во всей славе миру Красоте. Или же выражаясь иным образом По моему разумению, вера подобна лучу, надежда - свету, а любовь - кругу солнца.

Все же они составляют одно сияние и одну светлость. Вера все может творить и созидать надежду милость Божия ограждает и делает непостыдной а любовь не дает опочить уязвленному ее блаженным упоением Преп. Иоанн Лествичник . Ибо вера, прочно зиждущая истину, есть основа того, что следует за ней, - я имею в виду надежду и любовь. Надежда же, будучи силой, скрепляющей любовь и веру, являет собой то, во что должно верить и что должно любить, и научает, как должно через нее совершать путь к этому. А любовь есть исполнение их всею собою охватывая весь предельный предмет желания и прекращая их движение к нему, она вместо веры в его бытие и надежды на его будущее осуществление дарует собою вкушение его в настоящем Преп.

Максим Исповедник . Эти т р и начала - составляют краеугольный камень подлинного нравственного Закона, его внутреннего достоинства, идеальной всеобщности и необходимости, - ибо нравственное добро, определяемое не личным произволом, а всеобщим разумом и совестью, есть по необходимости одно и то же д л я в с е х без исключения , тогда как под благополучием всякий имеет право понимать все, что ему угодно. По Вл.С. Соловьеву, это три самоочевидные, первичноданные основы начала нравственности, присущие человеческой природе, исчерпывающие собой все видоизменения сферы возможных нравственных отношений добродетелей человека такие как аскетическое господство человека над материальной чувственностью, как альтруистичная солидарность с живыми существами и как внутреннее подчинение трансцендентно-религиозному началу. Х р и с т и а н с к а я э т и к а кульминационно завершает собой, увенчивает и дополняет естественную этику как прелюдию к первой, в ней обретающей свой подлинный смысл и приподнимаясь на новый уровень - как две стороны единого целого. Христианская нравственность, предполагающая существование Бога, - как неоспоримая реальность, ставшая исторической д а н н о с т ь ю свидетельством нашего опыта, духовно-культурной частью этого мира, обогатившей мораль, мысль и чувство, культуру и искусство человечества качественно новыми возвышенными совершенными ценностями, заставляя заново взглянуть просветленным взором на неизменную ценность человека как образа Божьего , переосмыслив и приподняв его достоинство и предназначение на значительно доселе невиданный новый уровень чад Божиих Я уже не называю вас рабами. Но я называю вас - друзьями см. Ин. 15,14 - говорит Господь наш Иисус Христос .

И в изумительной сверхъестественной нравственности святых-подвижников, через христианское обновление и духовное воскресение, - дивно восстанавливающее нас к жизни от душевной смерти, одаривающей внутренней свободой превосходства над самими собой, над своей гордыней и чувственностью, над равнодушием и черствостью, и разрушающей стены самодостатка , в которых запираем себя сами, поставляя на первое место Благо общее, взамен эгоцентричного индивидуализма, размягчая ожесточенное сердце - и обращая, открывая тому, что способно наполнить душу безграничной любовью ко всем людям, приобщить к высочайшему Добру В этом явственно открывается совершенно обновленный этос, естественные добродетели которого преображаются и пронизываются новым измерением качества и преисполняются необыкновенной сокровенной глубиной смирения их внутренней несказанной чистейшей красоты, свободолюбивой от привязанности земному кротости, как сердцевины добродетелей, - несравнимые ни с какими иными подвигами прочих портретов исторических языческих героев и великих деятелей. И не только повсюду привнося в нашу жизнь несравненно новые более высокие ценности, превосходя и расширяя границы прежней нравственности, но и придавая радикально-новый характер всей её сфере - ранее неизвестный и недоступный без Христа, вне явленного человечеству Откровения, без которого само возникновение таких великих сверхъестественных добродетелей таких как, любовь к нашим личным врагам - было бы немыслимо однако, даже это кажущееся превышеестественным - на деле оборачивается возвращением к самому себе, к подлинному одухотворенному естеству самого себя, некогда утраченному при изгнании из Рая . И так во всем, как хотите, чтобы с вами поступали, так поступайте и вы с ними Мф. 7 12 Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви Рим. 13 8 . В смирении заключено нечто удивительное - то, что возвышает душу, а в гордыне то, что её унижает кажется противоречием то, что высокомерие ведет вниз, а смирение - вверх однако благочестивое смирение возвышает потому, что подчиняет нас более высокому духовному Источнику - Прим.

Авт. , и нет ничего выше Бога Блаж. Августин Ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится Мф. 23 12 . Всеблагой Господь всегда близ пребывает с сокрушенными и смиренными духом, чтобы оживлять дух смиренных и оживлять сердца сокрушенных ср. Ис. 57 15 , научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим Мф. 11 29 . В смирении, преддверии Неба в сердцах праведных, неповторимым образом отражается таинство преображения во Христе, которое Господь облек в следующие слова Если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно а если умрет, то принесет много плода Ин. 12,24 . Например, молитва Св. Стефана Первомученика за своих убийц дышит бесконечной, всепрощающей, везде и во всем присутствующей, всепокрывающей добротой любви Господи, не вмени им это во грех!

Деян. 7 60 , ей же вторят слова Спасителя со Креста Отче! прости им, ибо не знают, что делают Лк. 23 34 Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас Мф. 5,44 всё пронизано светом милосердия и смиренномудрия, осознанием Божьей милости и упования на неё Остави нам долги наши, как в той мере, в какой и мы прощаем должникам нашим Мф. 6,12 , Милости хочу, а не жертвы Мф. 9,13 всё проникнуто духом, выраженным в притче о возвращении к Отцу блудного сына см. далее Лк. 15,11-32 и притче о жестоком рабе Государь призывает его и говорит весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?

Так и Отец Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его ср. Мф. 18 32-35 . Ибо невежественных следует наставлять, а не карать слепца не бьют, но берут за руку и ведут за собой. Не здоровые имеют нужду во враче, но больные Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию Мк. 2,17 , - говорит Господь. - Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее Мф. 18 11 . Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений Ос.

6 6 . Не по беззакониям нашим сотворил нам, и не по грехам нашим воздал нам ибо как высоко небо над землею, так велика милость Господа к боящимся Его Пс. 102 10,11 . Как малейшая капля воды в сравнении с океаном, так и грехи твои в сравнении с непостижимой Христовой благодатью Свят. Тихон Задонский . Как одна песчинка не равна по весу множеству золота, так и обращенное к Богу требование справедливости несравнимо с его состраданием. Прегрешения всякой плоти подобны горсти песка в сравнении с безмерным морем провидения и милосердия Божия. Как преизобильный источник нельзя заградить горстью праха, так сострадание Творца не может быть побеждено лукавством тварей Преп.

Исаак Сирин . Потому что для каждого, кто от всего сердца к Богу обращается, стоят двери отверстыми и втройне радостно Отец принимает сына, истинно исправившегося. Ибо Он же ведь говорит, что для Отца и Его Ангелов небесных бывает великим и ни с чем несравнимым торжеством, если хотя один грешник обращается и исправляется Лк. 15 7 . Потому и взывал Он если бы вы знали, что значит милости хочу, а не жертвы, то не осудили бы невиновных Мф. 12 7 . Не хочу смерти грешника, но исправления его Иез. 18 23 . И если бы ваши грехи были как шерсть, окрашенная в пурпур, наподобие снега убелю их и если бы они черны были как ночь, вымою их как белую волну Ис.

1 18 . Потому что только Бог может оставлять грехи и преступлений не засчитывать, почему и нам Господь заповедует ежедневно прощать раскаявшимся нашим братьям Мф. 6 14 Таково-то было во время Апостолов благочестие христиан, что никто из них не называл собственного дома своим, никто ничего не присвоял себе, но, по праву братства, все у них было общее, как говорит святой Лука и ни един же что от имений своих глаголаше свое быти, но бяху им вся обща Деян. 4,32 . Ибо мужи благочестивые считали преступлением не делать участником в своем имуществе того, кто участвовал с ними в благодати а посему они, как братья, всем пользовались вместе. Посему-то не было между ними ни одного бедного. Итак блажен тот народ, который, имея много богатых во Христе, не имел ни одного бедного в настоящем веке, и который, помышляя о богатстве вечном, освобождал братию свою от временной нищеты. Я разумею здесь богатого не столько имением, сколько делами, ибо Апостол сказал да будут богаты добрыми делами 1 Тим.

6,18 хотя в домах многие богаты золотом, но в церкви они бедны благотворительностью, ибо когда они помогают бедным не столько, сколько могут, то и приносимое ими бывает неприятно Богу, и сберегаемое не насыщает их. Ибо продавали, как говорит Писание, поместья и дома свои и цену проданного полагали к ногам Апостолов, чтобы доставлять каждому, в чем кто имел нужду Деян. 4,34-35 . Ибо не заботились, чтобы самим не быть голодными, но заботились, чтобы не алкал другой Итак братство во Христе, лучше братства по плоти. Братья по плоти иногда бывают во вражде друг с другом а братья во Христе постоянно мирны между собою. Те иногда с завистью разделяют между собою общее достояние сии всегда с радостию жертвуют друг другу и своею собственностью.

Первые нередко презирают в обществе и родного а последние часто принимают к себе и чужого Свят. Амвросий Медиоланский . В христианском идеале которого, а б с о л ю т н о е Благо - непосредственно совпадает с благом о т д е л ь н о взятой конкретной личности-индивида в разительном отличии от прочих крайне-вульгарных коллективных форм ответственности, где слабое меньшинство, из-за соображений утилитарной целесообразности и меркантильной выгоды, принуждено жертвовать своим личным счастьем, ради отвлеченно-абстрактного блага и выживания некоей избранной элитарной группы часто преследующей свои цели радикально-противоположные интересам первой группы , нагляднее всего это проявляется - в виде рабского труда на благо господ , когда малое или слабое - приносится в жертву сильных мира сего и чьих-то грандиозных планов. Например, своим учением, путем воздействия на убеждения и нравы римского общества христианство исподволь подготовляло последнее к отмене рабства, послужив благотворному влиянию, оздоровлению и смягчению диких привычек античного общества, духовно-нравственно преобразив его изнутри и повлияв на личную жизнь людей разных каст-слоев-классов - возведя достоинство к а ж д о г о человека без исключения на дотоле неведомо-недосягаемую высоту величия его призвания, придав его жизни - высший смысл также христианство вело борьбу с ростовщичеством - одним из основных грязных способов закабаления должника и превращения его в раба, приведши в итоге к отмене массового рабства и также способствуя искоренению прочего надменно-гордого самовозвеличивания одних- избранных и уничижение других- неприкасаемых, опущенных - провозглашая равенство раба со свободным в лоне Церкви рабу, наравне со свободным, открыт был доступ к таинствам крещения и причащения и ко всем богослужебным собраниям брак раба, подобно браку свободного человека, освящается благословением Церкви и объявляется неприкосновенным, и его семейная жизнь требует должной защиты ее от преступных покушений со стороны развращенных господ существовало вменение в обязанность христианам выкупать на свободу рабов, чистоте веры и нравственности которых грозила опасность со стороны их господ, и пленных, попадавших в рабство во время гонений рабы, вместе со свободными, венчаются одним и тем же венцом мученичества, причем рабы называются мучениками не только за веру, но - и за целомудрие, не позволив надругательства над собою и хранение собственной чести также рабы погребаются рядом со свободными, на общих кладбищах Нет уже Иудея, ни язычника нет раба, ни свободного нет мужеского пола, ни женского ибо все вы одно во Христе Иисусе Гал. 3 28 Рабом ли ты призван, не смущайся но если и можешь сделаться свободным, то лучшим воспользуйся. Ибо раб, призванный в Господе, есть свободный Господа равно и призванный свободным есть раб Христов.

Вы куплены дорогою ценою не делайтесь рабами человеков 1 Кор. 7 20-24 , ибо каждый получит от Господа по мере добра, которое он сделал, раб ли, или свободный Еф. 6 8 Те, которые имеют господами верных, не должны обращаться с ними небрежно, потому что они б р а т ь я но тем более должны служить им, что они верные и возлюбленные и благодетельствуют им 1 Тим. 6 1-2 , не как уже раба, но выше раба, б р а т а возлюбленного, особенно мне, а тем больше тебе, и по плоти и в Господе Флм. 1 16 К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу Гал.

5 13 , Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства Гал. 5 1 - в своей квинтэссенции, конечной кульминации, увенчавшись раскрытием церковными писателями темы учения о рабстве плоти и о свободе духа, о рабстве греху, как о наитягчайшем рабстве, даже по сравнению с гражданским рабством, и об истинной свободе, свободе во Иисусе Христе Христианство, будучи поклонением Богу, есть одновременно религия Богочеловека и Богочеловечности и эта религия любви вытекает из усмотрения вездесущия Бога и укорененности бытия в Боге т. е. причиняя несправедливые обиды ближнему-человеку, - мы тем самым наносим прямое оскорбление, дерзко выступаем против его Творца - Прим. Авт. . Любовь в христианском смысле этого понятия означает преодоление всякой групповой замкнутости в ней все люди, как таковые, признаются братьями , членами единой всеобъемлющей вселенской семьи, детьми единого Отца Все различия классов, национальностей, рас и культур - сколь бы естественны они ни были в порядке природного или чисто человеческого бытия - становятся несущественными, только относительными, превозмогаются универсально-объединяющей силой любви над всеми прочими дискриминирующими различиями , утверждающей единство в Боге всего человеческого рода. Где человек облекся в нового человека, который обновляется в познании по образу создавшего его - т. е где силою любви человек проникает до самого существа личности, как образа Божия - там нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного но все и во всем Христос Кол. 3,10-11 . Но завет любви к людям не есть моральное предписание он есть попытка помочь душе открыться, расшириться, внутренне расцвести, просветлеть свобода образует здесь само существо душевного акта.

Это есть попытка открыть глаза души, помочь ей увидать что-то, что ее притягивает к отдельному, избранному человеческому существу и делает его любимым , - фактически присутствует, наличествует в какой-либо форме и менее явно для естественного взора души во всяком человеке и потому может и должно оказывать такое же действие на нашу душу. Это есть попытка воспитать внимание и зоркость души к истинной реальности всего конкретно-сущего, научить ее воспринимать в нем его ценность и притягательную силу, благодаря чему любовь, как субъективное чувство, любовь-предпочтение, прикованная к одному или немногим избранным существам, превращается в универсальную любовь, - в любовь как общую жизненную установку. И наше отношение к ближнему, ко всякому человеческому существу и в пределе ко всякому живому существу вообще, совпадает с нашим отношением к Богу то и другое есть единый, великий, просветленный акт преклонения перед Святыней, благоговейного видения исконной красоты, исконного Величия и Блага как первоосновы и сущности всяческой жизни. Любовь и вера здесь совпадают между собой. И в этом - сила, открывающая душу и дающая ей сознавать себя не как монаду без окон , а как исконный и неотрывный член всеобъемлющего единства, помогающая ей усматривать в любовной солидарности со всем сущим основу ее собственной жизни. И прежде всего и в особенности христианство видит образ Бога в человеке, ощущает, что корень и существо личности находится в Боге и есть проявление несказанно драгоценного Божиего существа С.

Л. Франк . Христианские добродетели могут проявиться лишь в преображенном и перерожденном новом человеке , в котором мы созерцаем воистину ч у д о в моменте покаяния, очищения и обновления его души. Однако, мораль вполне поддается подмене, имитации и даже хуже того, в этом плане она более уязвима, чем другие проявления культуры, - злоупотребляя и извращая в вопиющей форме первично христианские идеи добра. Все эти возвещаемые высокие нравственные качества - могут быть реализованы только как ответы на существование христианского Откровения, - вне же его, в секулярном мире светского гуманизма они теряют свою скрепляющую и спаяющую духовную опору, лишаются наполненности подлинным глубоким сакральным смыслом, переиначиваются, выводятся из-под своих первичнообразующих и исходноданных религиозно-нравственных богословских основ и подменяются, превратно искажаются вплоть до неузнаваемости, ущербно-обедняются, профанируются, выхолащиваются, рафинируются, нивелируются, стираются четкие грани, дезавуируются, опошляются, отускляются, обесцвечиваются, утрачивается суть, даже их значение нередко подменяется диаметрально-противоположным вырывая мысль вне изначального оригинального контекста, преднамеренно искажаемого первичного понимания восприятия какой-либо их идеи, заведомо неверно перетолковываемой, и т.д Светская этика, даже исходящая из точек зрения антагонистичных христианским, в основном лишь заимствует то, что уже есть в религиозной этике, не отдавая взамен и не привнося ничего нового, но зато ассимилируя, адаптируя, перекраивая, спекулируя фразами, видоизменяя и нередко извращая на свой лад - в угоду сиюминутной конъюнктуре современной моды и переменчивым прихотям толпы, зато гордо и огульно объявляя всё остальное якобы отжившим , устарелым , ретроградством , неактуальным , немодным , непрестижным , малоэффективным , отрешенным от современной действительности и т.п По пословице, выплескивая вместе с водою из купели и самого ребенка, отбрасывая христианство, отрывая от сердца его лучшую часть, попирая под ногами все те наиблагороднейшие одухотворяющие свойства человеческой души! Любые идеологии, защищающие те или иные по существу партикулярные в н е м о р а л ь н ы е ценности, мимикрируют под общечеловеческую мораль, ищут в ней обоснование и оправдание своим ценностным идеям, а если не находят, то искусственно подстраивают псевдоморальный фундамент под эти идеи и тем самым завоевывают себе сторонников, уверенных в моральной правоте принятого ими учения. Идеология ассимилирует социально-психологические и логические механизмы морального сознания, формы его духовного бытия чувство долга, объективность, необходимость, универсальность и пр. , только наполняет эти формы внеморальным содержанием.

Факт всеобщей хотя нередко и ханжеской апелляции разнородных ценностных учений к одной и той же авторитетной моральной инстанции, - факт, легко удостоверяемый даже самым поверхностным анализом структуры идеологических учений, - подтверждает мысль о том, что моральные ценности действительно занимают высшую ступень в естественной исторически сложившейся в массовом сознании иерархии ценностей, и в случае возникновения межценностных конфликтов именно общечеловеческая мораль дает универсальные критерии их правильного разрешения Л.В. Максимов . Вырождаясь в тоталитарный культ языческого кумиротворства, вот пример из истории типичного политически-ангажированного идеологически-сектантского образца поведения, руководимого гордой самостью обезьяноподобное имитирование и подражание современные безбожники, отрицая религию, борясь с нею, не могут все-таки остаться совсем без религии, так как преклонение перед Высшим вложено в природу человека, и они невольно создают жалкую имитацию религии - поклонение идолам вождей, вождизм святые даже их праху мощи религиозное преклонение перед своим учением Евангелие а также присутствует своя невежественно-темная опримитивленная сектантская аскетика , в её наиболее изуверских формах насильственного принуждения к отречению от родственников и проклятию памяти предков, рисуя воплощение всемирного зла в некоем абстрактном образе классового расового проч. врага , - по-дикарски нечестиво подражая монашескому идеалу затворничества или бегства от мира изоляция от прочего мира за железным занавесом - как за монастырской стеной наличествует своя диктатура избранных - образ заимствованный из библейской истории утреннее молитвенное правило - заменяется ежедневной обязанностью славословия в адрес земных вождей и многочасовые идеологические допросы с пристрастием, ангажированные ко всякому инакомыслию и к отличным от заданных убеждениям как таковым, а не только к поступкам на их основе, - извращенный аналог церковного обряда исповеди также вера в некое необычайное и светлое будущее безбожного рая на земле - словно искаженное отражение эсхатологических чаяний Церкви - хотя при всем внешнем их сходстве, в нём по существу нет никакого внутреннего тождества, их духовные векторы совершенно противоположно разнонаправлены, т. е. подменяют вечное и прекрасное своим временным и бездарным, но идущим от той же потребности, которую они заглушить в себе не могут, ибо подмена истинной религии ложной приводит их в духовный тупик - т. к. их религия духа не питает, а религиозная потребность внешне, как будто, удовлетворена. Т. е. материалистическая обесчеловечивающая, душевно опустошающая и опускающая псевдорелигия человекобожия или же некоего сверхчеловечества избранных , заключающаяся по сути в эгоистическом поклонении самодовлеющему в самом себе ипостазированному идолу я и сопровождающаяся порожденными им эксцессами безудержного анархизма и произвола, - пытается роковым образом подменить собой истинную религию Богочеловечества, освященного верой в возвышающие душу одухотворяющие вечные ценности, очищающую и возводящую человека от темной тварной стихии до светлого Богообщения и Богопознания, от зверочеловечества к Богочеловечеству направляя все усилия к подмене живого, личного и близкого Бога - безличными схемами самодовлеющей титанической гордыней и обожествленной диктатуры тирании избранной части человечества удушающе-мертвящий, словно железными тисками со стадной моралью, формальный коллективизм - стремится подавить церковно соборное внутренне личностно-свободное живое единство во множественности, благотворно пронизывающее собой, своим преображающим воздействием, сознанием и настроением, всю светскую культуру и общественные отношения, и которое есть не только оголтелое отрицание всего индивидуального , не разрушение, но подлинное его действительное преодоление в духовной общности Церкви, не в полноте власти, а в полноте любви Всякая этика является п л о д о м, вырастающим из какого-либо древа философской и д е о л о г и и или религиозного сознания её носителей и зависимым от с п е ц и ф и к и их учения правила этики, отрешенные от догматов, автономия морали - так или иначе приводит к релятивизму, и к неудаче попытки подыскать для обязательности следования общечеловеческим ценностям объективное основание в природе человеческого разума поиск непосредственного источника долженствования . Добро, свободно принимаемое или отвергаемое человеком, бесконечно возвышается в своей ценности, когда вместо неопределенного порыва к сострадательному чувству, представляется ему стройной системой истин, от небесного престола Божия обнимающих собою весь космос и все века, через объективное раскрытие его космического значения или, что то же - чрез христианское учение, но этим нисколько не наносится ущерба нравственной автономии, так как принять или отвергнуть это добро зависит от человека мы совершенно свободно можем согласиться или не согласиться сделать их нравственную ценность нравственно ценною для нашего собственного сознания. Нравственное начало субъективно по выбору своего направления, но не цели.

Самая автономическая, самая независимая мораль рационалиста не обходится без эмпиризма мораль, как сказано, автономична по избранному направлению воли, по самой способности человека к нравственным ощущениям, но не по объекту своих стремлений, который т. е. Бог и все сознательные существа должны открыться человеку эмпирически. Из этого факта явствует, что наше нравственное сознание для своего полного раскрытия нуждается в объективном подтверждении, в объективном разъяснении своих стремлений. Необходимо эмпирическое знание объективного нравственного миропорядка, - соотношение с объектом которого и признание этической ценности за этим последним. A priori мы можем искать Бога и человека, требовать их бытия, но иметь у в е р е н н о с т ь в бытии их мы можем только при помощи О т к р о в е н и я, жизненного и ученого опыта.

В Откровении наше нравственное сознание встречает искомое a priori содержание и утверждает его не только как объективно существующее, но и как бесконечно ценное для него именно, как руководительное начало нравственной жизни. Вера есть выражение согласия воли следовать нравственному сознанию, нашедшему объективное утверждение своих постулатов в Откровении кто хочет творить волю Его Божию , тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от себя говорю Ин. 7, 17 . Пр. Исаак Сирин раскрывает эту мысль есть ведение, предшествующее вере и есть ведение, порождаемое верой. Есть ведение естественное, различающее добро от зла, и оно именуется естественною рассудительностию, которою мы естественно б е з науки распознаем добро и зло . Сию рассудительность Бог вложил в разумную природу при помощи же науки она получает приращение и дополнение.

Сею рассудительностию можно нам обретать путь Божий. Сим приобретаем познание, чтобы различить добро и зло и приять веру Митр. Антоний Храповицкий . Вера как д о в е р и е вечным ценностям Откровения как наш нравственно-возрождающий одушевляющий Идеал , зависит первостепенно не только от познания исторических фактов, их критики и апологетики зависящее от количества познаний и эмпирических способностей исследователя , но более - от нашего личного нравственного с о с т о я н и я, внутреннего п р е д у г о т о в л е н и я и духовного н а с т р о я, облика и вектора души, общей жизненной установке, свободного стремления следованию им, - и в этом заключается её свобода. Именно в этой способности людей принять и напротив отвергнуть такое бесконечно великое, ясное и доступное для непосредственной оценки нравственное совершенство и красоту, сказывается вся сила свободной воли людей, могущей даже объективную нравственную ценность сделать или не сделать бесконечно ценною для себя, ценною субъективно Митр. Антоний Храповицкий . Она либо неожиданно потрясает душу, либо подготовляется в ней медленным процессом просветления.

Ее нельзя никаким образом общеобязательно обосновать для того, кто сам ее еще не испытал, чья душа к ней не подготовлена, ее самое нельзя даже описать С.Л. Франк . Человек - это осознающая себя жизнь, для которой невыносимо переживание отчужденности от природы, от других людей. Поэтому глубочайшей, стержневой потребностью человека является стремление покинуть тюрьму своего одиночества, стремление обрести единение с другими людьми. История религии и философии есть история поисков ответов на этот вопрос Любовь плодотворная это не обязательно отношение к определенному человеку это у с т а н о в к а, ориентация характера, которая задает благоговейные и возвышенные отношения человека к м и р у вообще, а не только к одному объекту любви. Если человек любит только какого-то одного человека и безразличен к остальным ближним, его любовь это не любовь, а симбиотическая зависимость или преувеличенный эгоизм.

Большинство людей все же уверены, что любовь зависит от объекта, а не способности. Они даже уверены, что это доказывает силу их любви, раз они не любят никого, кроме любимого человека. Здесь то же заблуждение, о котором уже упоминалось выше. Поскольку они не понимают, что безоговорочная и безусловная любовь это активность, сила духа, они думают, что главное - это найти правильный объект, а дальше все пойдет само собой. Эту установку можно сравнивать с установкой человека, который хочет рисовать, но вместо того, чтобы учиться живописи, твердит, что он просто должен дождаться правильного объекта и когда найдет его, то будет рисовать великолепно.

Но если я действительно люблю какого-то человека, я люблю в с е х людей, я люблю весь м и р, я люблю целиком всю ж и з н ь. Если я могу сказать кому-то я люблю тебя , я должен быть способен сказать я люблю в тебе все , я люблю благодаря тебе весь мир, я люблю в тебе самого себя Эрих Фромм . Светской морали также обращенной к личности, совести и душе человеческой - прежде всего присуща имперсональность, попытка теоретически выстроить систему этики , исходя лишь из одного отвлеченно-безличностного принципа-начала, так и не объективируемого до конца, с безличным характером его морального требования например, идея автономии морали с презумпцией безличности нравственного закона . Нравственный идеал невозможен без л и ч н о с т и, лежащей в его основании ибо только личности можно приписывать какие бы то ни было нравственные предикаты - Прим. Авт. , - такой личности, которая была бы и святая, а следовательно и внешняя мне, и в то же время не этерономистическая, а следовательно как бы входящая в меня, такой личности нам не дано в субъективном сознании нашем в виде факта, но дана она в виде постулата в ее реальности нас убеждает х р и с т и а н с к а я и с т о р и я, которая дает нам о б р а з действительного, исторического Ч е л о в е к а, Который действительно свят, но не чужд и мне грешному, Он становится моим идеалом не всмысле внешнего примера для подражания, но в смысле идеала автономического, в смысле живительного элемента моего собственного нравственного сознания, Которого я могу сделать достоянием моей личной внутренней жизни и говорить с Апостолом живу ктому не аз, но живет во мне Христос.

Мне еже жити Христос, смерть приобретение и т.п Меня любит Христос и я люблю Его взаимно, вхожу в единение с Ним, а чрез него и со всем человечеством, которое Он любит, к которому Он стучится в сердце. Вооружить человека против его собственных страстей, которым он издавна служил, восторжествовать над миром и его соблазнами, озарить сердце его любовию к отягощавшим его ближним, примирить со смертью и дать надежду на увенчание по смерти - не может искусственно выдуманный тип совершенства. Святая л и ч н о с т ь как реальный связующий узел, тот новый Адам, который служил бы удостоверением реальности моего идеала , а не отвлеченная идея - вот что дает мне возможность вопреки ежедневному опыту надеется на мою собственную победу над грехом эта святая личность в своей божественной правде для меня во первых, вдохновляющий пример, а во вторых, и что важнее того, она становится для моего сознания как-бы частию моего я, или точнее, я сам становлюсь частью этой личности, участником, или, употребляя церковный термин, причастником ее внутренней жизни. Я, прививаясь ко Христу, как ветвь к лозе Ин. 15,8 или дикая маслина к плодовитой Рим. 11,24 , почерпаю в Его существе источник воодушевляющих нравственных сил и любви, устремленной к единству, победоносно упраздняющей греховную разобщенность личностей, оживляющих во мне обновленного возрожденного человека и умерщвляющих ветхого со страстьми и похотьми, истребляемыми злыми наклонностями и привычками, - две друг друга исключающие симпатии.

В дружбе порочного человека с беспорочным другом мы видим слабое подобие такой прививки нравственных сил живя жизнию своего сострадательного друга, такой человек находит в себе силу побеждать неодолимые дотоле привычки в справедливом убеждении, что делает это не для себя только, но и для него вместо одной в нем теперь две. В христианине тоже две силы вместо одной, и насколько Христос лучше всякого земного друга, настолько и силы Его превосходнее, чем в приведенном примере Митр. Антоний Храповицкий . Х р и с т и а н с к а я н р а в с т в е н н о с т ь - как ж и в а я с и л а и как разумный путь и правило жизни, живой источник осмысленной и понятной нам морали, необходимый ради нашего спасения, ради сохранения нашей жизни, в котором открывается сфера духовных основ жизни. Для которой немыслимо лицемерие, роковое деление жизни на официально-показную и интимно-подлинную нравственную жизнь ведь дело идет о личном спасении, об удовлетворении самой глубокой и истинной потребности души, и здесь нет ущербного обеднения, оскудевания и иссушения души, а есть ее безмерное обогащение и расцветание. Эта живая религиозная мораль глубоко отлична по внутреннему своему строю от мертвой морали долга и нравственного идеала .

Ибо вся она проникнута живым ощущением присутствия реального источника жизни и вместе с тем сознанием несовершенства и слабости природного существа человека и вся она есть излучение любви, стремления к спасению. Поэтому в ней ненависть ко злу никогда не вырождается в ненависть к самому существу жизни и к отдельным конкретным людям. Религиозный аскетизм есть благостный аскетизм спасения, а не исступленно-жестокий аскетизм морального фанатизма. В этом умонастроении человек старается быть строгим к самому себе, ибо хочет действительно переродиться и боится утерять великое сокровище, которое ему доверено но, ощущая свою собственную греховность, он не будет строго судить других и будет стараться быть не их судьей, а их помощником. Ибо он живет не моралью суда, а моралью спасения Здесь непосредственно очевидно, что нарастание добра есть не механический результат истребления зла и тем менее - истребления злых людей, а плод органического гармоничного внутреннего взращивания самого добра в себе и других есть исход лишь в духовном возрождении, в нарастании внутренне осмысленного, проникнутого любовью отношения к жизни.

Ибо зло есть небытие, пустота, выдающая себя за полноту оно исчезает, лишь вытесняемое полнотой, существенностью, глубинной реальностью добра. И только лишь религиозному духу дается это сочетание твердой верности правде с полной духовной широтой и свободой, с чутким, непредвзятым отношением к реальному складу жизни и ее нуждам, готовности мученичества во имя живой вечной Правды - с терпимостью к людям, со склонностью, не боясь загрязниться, вступать с ними в живое общение среди всего царящего зла, осененному благодатным покровом её высшего смысла. С одинаковым отрицанием всякой неправды , но и с одинаковой терпимой любовью к заблуждающейся человеческой душе относимся мы и к неверующим, и к идолопоклонникам и идем своим собственным путем С.Л. Франк . И это никакое не консервативное ретроградство и не оголтелый ура-модернизм , это не жить прошлым и не погоня за модой дня сегодняшнего, - но почитание неизменно-вечных ценностей, общих и близких каждому благородному сердцу. В с о в е с т и, как врожденной способности морального суждения и реальности нравственного сознания, имеющей сложно-иерархическую комплексную структуру с динамичностью и многогранностью ее проявлений, формирующейся и развивающейся под воздействием наследственности, социальной среды и личного нравственного опыта, - нашел содержательное выражение д у х о в н о - н р а в с т в е н н ы й о п ы т н а ш и х п о к о л е н и й, культурно-исторического развития всего предшествующего человечества, как общечеловеческий нравственно-охранительный инстинкт рода, - поиск гармонии общественных отношений через приспособление к общезначимым внешним и внутренним духовно-экзистенциальным потребностям человека и обнаружение подлинного достоинства и прав друг друга, - лежащий в основе естественных нравственных норм, носящих категорический, безусловный и абсолютный характер, в свете которых человек способен постичь требования высшей Правды Божьей, знание добра которых имеет внутренне обязывающую силу, являющихся общим достоянием всех людей, - и необходимо включающих в себя освящающую веру в высшую и вечную справедливую Правду, предположительно-интуитивное знание о существовании незыблемого истинного трансцендентного источника Святости - Бога но несмотря на заложенную в нас возможность познания Которого, мы вольны отвергнуть это естественное знание о Нем даже внерелигиозная светски-автономная мораль не обходится без заимствований из сферы духовных ценностей религии, но отказавшись от абсолютизма , относительность норм приводит к относительности и отсутствию четких доказательств обязательности их исполнения, в итоге каждый руководствуется своим субъективным житейским опытом в такой ответственной сфере нравственного долга, лишается ясных критериев различения добра и зла .

Всякая новая мораль так или иначе базируется, отталкивается и исходит из этого наследия, как универсального начала общечеловеческой нравственности и всеобщего фундаментального этического принципа ограждающего бытие от нравственного растления и распада , - порождая разветвления на большое разнообразие кодексов морали, правил и предписаний, характерных для нравственных культур различных древних и новых обществ, облекаясь в те или иные конкретные формы порой паразитически искажающих его изначальность до неузнаваемости, перетолковывая на свой лад . Например, добродетель терпимости реальная объективная ценность, обязывающая уважать свободу каждого иметь своё мнение - возможна лишь при осознании ошибочности иных взглядов, иных убеждений и иного поведения другого человека, - что ведет к отрицанию нормативного релятивизма отрицающего четкие объективные критерии ценностей добра и зла каждый прав по-своему . Идею т. н. всечеловеческого нравственного прогресса , эволюционной морали - н е л ь з я ошибочно увязывать с глобальным материально-техническим процессом совершенствования или какой-либо революцией в человеческой цивилизации, материальным накоплением богатств, ростом потребления, распространением плюралистической массовой культуры т. е. таким образом, якобы постепенное и непрерывное нравственное и умственное совершенствование всего человечества как некоего безлично-автоматического механизма неизбежно-беспрерывного процесса, якобы независящего от свободы личной воли и сознания отдельных индивидов в нем участвующих , - неразрывно л о ж н о связывая с таким же совершенствованием его материальной и правовой жизни различие и даже противоположность между глубиной и интенсивностью самой духовной жизни, с одной стороны, и экстенсивной распространенностью ее внешних результатов и плодов - с другой, между истинной просвещенностью и блеском внешней образованности, между внутренними нравственными основами жизни и официально возвещаемыми лозунгами, между культурой духа и культурой тела мысли о различии между культурой и цивилизацией , между духовным творчеством и накоплением внешнего могущества и мертвых орудий и средств внешнего устроения жизни - отвечают какой-то основной правде культура есть производное отложение, осадок духовной жизни человечества, - того, чего люди ищут и ценят человечество вообще - вовсе не беспрерывно духовно совершенствуется а скорее приспосабливается к новым веяниям эпохи - Прим. Авт. , не идет неуклонно по какому-то ровному и прямому пути к осуществлению добра и правды напротив, оно блуждает без предуказанного пути, подымаясь на высоты и снова падая с них в бездны, и каждая эпоха живет какой-то верой, ложность или односторонность которой потом изобличается жизнь есть п р о т и в о б о р с т в о разнородных начал, и мы должны знать, что в ней хорошо и что - дурно, что - ценно и что - ничтожно, нужно искать вехи, цель и опору своего пути не на земле, где плывешь в безграничном океане, по которому бессмысленно движутся волны и сталкиваются разные течения, - нужно искать, на свой страх и риск, путеводной звезды в каких-то духовных небесах и идти к ней независимо от всяких течений и, может быть, вопреки им С.Л. Франк . Теперь мы хорошо видим, чего стоили все эти радужные предсказания и до какого прогресса и рая на земле пришлось нам дожить!

Прогресс в технике и разных научных открытиях и изобретениях, конечно, есть, но ведь все эти аэропланы, радио, телевизоры, а наряду с этим - атомные и водородные бомбы и т.п. прелести и достижения нашего века, разве это то, что может дать небывалое благоденствие , благополучие и счастье людям? А вместо обещанного мира всего мира и прекращения войн и междоусобиц, - действительно еще небывалые в истории человечества две страшные мировые войны, кровавые революционные междоусобицы, поглотившие миллионы жертв и нависшая сейчас угроза еще, более страшной третьей мировой войны! Все это - следствие более и более прогрессирующего греха Арх. Аверкий Таушев . Е с т е с т в е н н о иметь сердце милосердное к другим - слабым, несчастным и неприспособленным вот кто же тогда воспитал в нас такое агрессивное отношение к нуждающемуся ближнему разве мы сами с ним родились, разве младенец имеет гордость и презрение к себе подобному, разве видя слабого, он ещё более обижает его, срывая на нем свою злость, злорадствуя его бедам, разве в его сознании присутствует социальная расслоенность на статус меня достойных и маргинализируемых изгоев я - лучше других другие хуже меня что с другой стороны обернется ответной враждебностью против себя самого Совесть можно назвать иррациональной она алогична или, еще точнее, дологична. Ведь подобно тому, как существует донаучное и онтологически предшествующее ему дологическое познание бытия, так существует и доморальное постижение ценности, которое принципиально предшествует любой эксплицитной морали, - это некая духовная антиципация, или духовное предвосхищение проявляется в том, что называют интуицией она осуществляется в акте созерцания, - таким образом, совесть предстает как интуитивная по своей сущности функция чтобы антиципировать то, что должно быть осуществлено, совесть сначала должна его интуитивно постичь Виктор Франкл .

С о в е с т ь, как часть от образа Божьего, просвещающая искра и побудительный голос Бога в человеке выражающаяся в чувстве покаянного стыда, человеколюбивой жалости сострадания и уважительном благоговении перед первостепенной значимостью и достоинством, осознание значимой ценности другого человека совесть включает в себя также чувство эмпатии - сопреживание боли того, кому её причиняем, вызывающее жалость это ценностно-ответный центр, конститутивный элемент целостной личности - жизненного центра самовосприятия, личной самоцензуры, чистое зерцало наших поступков и неподкупный судья, легитимный центр в нас и светоч разума души, этот в о в с е х людей без исключения вложенный, врожденный альтруизм, как нравственный инстинкт, нравственная интуиция, прирожденная правда, в различной степени развития внутреннее предощущение долженствуемого - чувство меры и золотой середины , ограничивающее и набрасывающее узду на любое наше желание произвола как фундаментально-всеобщая, реальная, диктующая, категоричная, побуждающе-повелительная установка долженствования императив , укорененная в структурно более глубоком слое личности, по отношению к ценностям морали формирующая единство нравственных основ, коренную внутреннюю связь всего доброго, первооснову морали - из которой выводятся все остальные её понятия сердцевина человеческого нравственного сознания, в которой формируется окончательное принципиальное отношение к окружающему миру и ему присущим ценностям, осуществляется решающий выбор позиции основной ж и з н е н н о й о р и е н т а ц и и - в пользу добра или зла, сознательного восприятия нравственных идеалов, оснований добродетелей - или их отрицания, игнорирования, слепоты к их содержательной красоте, глухоты к их призыву Совесть, актуализируемая в чувстве стыда, как голос Божий в человеке Услышали голос Превечного Бога, и скрылись человек и жена его от лица Превечного Бога среди деревьев сада. И воззвал Превечный Бог к человеку и сказал ему где ты? - И сказал человек голос твой услышал я в саду и убоялся, ибо наг я, и скрылся. - И сказал Бог кто возвестил тебе, что ты наг? ср. Быт. 3,7-11 . В момент грехопадения в глубине человеческой души раздается высший голос, спрашивающий где ты? где твое нравственное достоинство? Человек, владыка природы и образ Божий, существуешь ли ты еще? - И тут же дается ответ я услышал божественный голос, я убоялся возбуждения и обнаружения своей низшей природы я с т ы ж у с ь, следовательно, существую, не физически только существую, но и нравственно, - я стыжусь своей животности, следовательно, я еще с у щ е с т в у ю как человек Вл.С. Соловьев . Совесть - это помимо прочего, долг человека перед собственным Я , нарушение которого унижает и попирает достоинство в самом себе, приводит к нечестности перед самим собой в компромиссе со злом, пытаясь совместить несовместимые ценности, сгладить перед судом совести их фундаментальные противоречия - и одновременно послужить Богу и маммоне , к лицемерию в отношении внутреннего чувства справедливости, в отношении того, что сознается и почитается им в качестве истинного, ценного, дорогого для него самого, составляющего неотъемлемую часть идеала и смысла всей его жизни.

Никто не может служить двум господам ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне Мф. 6 24 . Совесть, это врожденный д е т о в о д и т е л ь к Миру подлинных высших ценностей , - ограничиваясь лишь детоводной и воспитательной р о л ь ю, призванной сформировать в нас первоначальное моральное сознание, дать общие понятия, научить умению правильно пользоваться вверенной свободой - но всё-таки ещё недостаточной во взрослой самостоятельной жизни, ибо то что помогает развитию ребенка, для взрослого - служит тормозом, откатывает назад превращаясь в навязчиво-излишнее бесплодно-псевдоблагочестивое морализаторство подобное самоограничение не способно стать И с т о ч н и к о м высшего Смысла - как средство не может встать на место цели, относительное - на место абсолютного, производное - стать первопричиной, второстепенное с первостепенным поменяться местами. Фундаментальность нравственного принципа основанного на онтологически осознаваемой ценности всего сущего, жизни, подлинного бытия как такового , подтверждается наличием, ощущаемым большинством людей иначе никто бы не спорил об этом, не возникла сама этика , глубинной естественно-необходимой потребности в нем, подобно пище для души и духа, без которой бытие теряет свою самозначимость ведь нельзя желать и стремиться к тому, о чем не имели бы первоначально-интуитивного представления как требуемой предпосылки и который не подменишь никакими временными социальными соглашениями производных, имеющих источником и целью всё те же базовые основы и идеи морали , далее имея эталоном совесть внутреннее чувство справедливости , помогающей оценить и выявить, что справедливо , а что - нет. Как мелодия или пение бывает по качеству гармоничным и восхитительно прекрасным само по себе, служа воплощением внутреннего настроя, таланта, вдохновенья поющего так и волевой нравственный акт совести, долга, подвига любви к ближнему, - по свойству и характеру поступка, благороден и значим не только в оценках взглядов окружающих, нередко противоречивых, спорных, непостоянных, изменчивых в зависимости от эпохи, культуры, менталитета, строя, или негативных, считающих его бессмысленным , вредным , излишним и т.п но все обесценивающие мнения не способны отнять реальной непреложной пользы и приносимого блага другим, получаемые на личном опыте живущими в соответствии с этими высшими нравственными данностями . Также как и восхищение чем-то прекрасным при первой встрече с ним - является внутренним ответом на его соответствие глубинному стремлению души к гармонии и совершенству, заложенному в нашей природе, подтверждающему изначальную естественную убежденность в существовании добра.

Человеку естественно п р и с у щ е подсознательное тайное предчувствие, как некая предзадано-предзаложенная п о т р е б н о с т ь, отражающая действительное бытие реального, первичное металогически-интуитивное знание и в глубине от природы знаемое понимание н е о б х о д и м о с т и и обязательности существования неких законов нравственного миропорядка , - которым он п р и з в а н следовать чтобы иначе не скатиться к дикому скотскому образу жизни, не утратить моральный человеческий облик некий внутренне ощущаемый диктующий голос совести , переживание нравственной обязанности Категорическое принятие каких-либо обязанностей и требований, для своего окончательного обоснования, незыблемо-устойчивой укорененности в твердой духовной почве, положения метафизического фундамента и придания содержательной наполненности подлинного вечного смысла, - необходимо предполагает понятие об абсолютной р е а л ь н о с т и некоего мира над нами запредельного, трансцендентного, божественного , - являющегося бесконечной Справедливостью и Добром, в котором мы обретем окончательное высшее увенчание и награду, святые дары вечных Ценностей, благодатно освящающие душу и приносящие в ней свой благой плод, - иначе зачем призывать жертвовать собой во имя какого-то абстрактного умозрительного идеала Добра , если за порогом смерти ничего нет и не будет никакого воздаяния как получаемой пользы и блага нам от этого, кому нужно пустое геройство ради самого себя Заповеди и ценности - это н р а в с т в е н н ы е о р и е н т и р ы как лестница, держась ступеней которой, возведет к чаемому блаженству как фонарь в свете которого видим иные пути - там, где есть освещение, чтобы не споткнуться в темноте как яркая звезда, влекущая к себе наш корабль по бушующим волнам моря житейского, помогая обходить его подводные рифы , к тихой гавани Эти ценности учат нас, что очень важно людям благополучным помнить, что рядом с ними - есть люди неблагополучные, что эти неблагополучные люди, может быть, раньше были тоже преуспевающими, а сегодня таковыми не стали а испытание может выпасть на долю любого человека - самого сильного, самого благополучного, в одночасье, в мгновение ока , этому учит нас библейская книга Иова - замечательный образ богатого человека, который в одночасье оказался на помойке - израненный, изничтоженный, всеми брошенный, умирающий от болезней Пока благополучно плаваешь, простирай руку потерпевшему крушение. Одно для всех море, одни мятущиеся волны, подводные камни, утесы, скалы и прочие опасности житейского мореплавания одинаково страшат плавателей. Пока ты не страдаешь, пока безопасно переплываешь море жизни, не проходи немилосердно мимо потерпевшего крушение. Кто порукою тебе в постоянстве благополучного плавания? Ты не достиг еще пристани упокоения. Твоя жизнь еще не дошла до берега, ты еще носишься по морю жизни.

Каким проявишь себя к потерпевшему несчастье, такими будут и спутники твоего плавания Свят. Григорий Нисский . Эти ценности выходят за рамки мультикультурной относительности и национальных различий, - применимы ко в с е м людям и ко всем социальным системам. В качестве отправной точки, подразумевают, что среди сферы определенных субъективных вещей существуют 1 более предпочтительные лучшие в нравственном плане ценности 2 и такие, которые можно назвать недостойными , дикими , бесчеловечными . Нет, правда, такой мерзости, которая не признавалась бы где-нибудь и когда-нибудь за добро но вместе с тем нет и не было такого людского племени, которое не придавало бы своему понятию добра каково бы оно ни было значения постоянной и всеобщей нормы и идеала Вл.С. Соловьев . Закрепленные на духовно-нравственном опыте человечества, на деле доказав свою состоятельность, и выраженные в основных заповедях, предписаниях, законах к примеру, говорящие, что убийство из-за корыстных мотивов и в мирное время - делает человека морально преступником и перед совестью он не перестанет таковым быть, даже если кто-то сверху формально идеологически оправдает поступки всех злодеев, грабителей, насильников, разбойников и т.п т. е. возведет грех в добродетель , санкционирует использование аморальных средств ради якобы благих целей .

Итак, прежде Моисеева Закона, написанного на каменных скрижалях, я утверждаю, существовал неписаный закон, который обыкновенно понимался естественным образом и соблюдался предками Тертуллиан . Во всех общностях в качестве объединяющего начала выступают определенные ценности, - отражающие ключевые соборные ценности народа, служащие ему вехами издревле на всём его культурно-историческом пути. Нельзя не признавать существования традиционной системы объективных нравственных ценностей, выработанных культурным опытом веков, показавшим превосходство их возвышенных этических идеалов, возвещающих достоинство и равноправие каждого человека, - над прочими установками отсталой и непросвещенной варварской морали диких племен и народов. Ведь то, что не все придерживаются одинаково-согласного мнения на счет чьих-то прав, ещё не может быть достаточным поводом для отрицания объективной ценности равенства и справедливости как таковых различие в нравственном поведении отдельных народов и личностей не означает отсутствия о б щ е к у л ь т у р н ы х ц е н н о с т е й, как общечеловеческого нравственного опыта и как опыта народа разнообразие культур и различие практик в них, ещё не говорит о различии ценностей Когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую Рим. 2, 14-15 Предлагает всему роду человеческому то, что всегда и везде благо и справедливо, и всякий народ знает, что супружеская измена, блуд, человекоубийство и все прочие тому подобные дела - зло.

И хотя все это делают, однако они не чужды с о з н а н и я, что они согрешают, когда так поступают, исключая только тех, которые от влияния нечистого духа или вследствие испорченности от воспитания, худых обычаев и нечестивых законов потеряли естественные понятия или лучше погасили и подавили их. Впрочем можно видеть, что и такие люди не желают терпеть то, что они делают другим, и во враждебной совести попрекают друг друга тем, что сами они делают Св. Иустин Философ . Ап. Павел говорит, что во всяком народе человек, поступающий по правде, приятен Господу Деян. 10,34-35 , и мы можем надеяться, что любые добрые дела не пропадут даром и не будут забыты у Бога Милосердие - та форма взаимоотношений, к которой мы все стремимся. Мы будем судимы по тому, как мы любили на последнем всеобщем Страшном Суде все люди даже не христиане будут судиться Богом только по их делам милосердия к прежде окружавшим их нуждавшимся ближним, или по отсутствию у них добрых дел см.

Мф. 25 31-46 . Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во-первых, Иудея, потом и Еллина! Напротив, слава и честь и мир всякому, делающему доброе, во-первых, Иудею, потом и Еллину! Ибо нет лицеприятия у Бога Рим. 2 9-16 . Эти слова апостола Павла весьма созвучны с тем, что сказал апостол Петр сотнику Корнилию Бог нелицеприятен, но во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему Деян. 10 34-35 . Люди, которые не имея Писаного Закона Библии , в сердце своем имеют неписаный нравственный закон, получают, в его лице, руководителя, ведущего их ко Христу Закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою Гал. 3 24 . По мысли Б.П. Вышеславцева см. статью Этика сублимации, как преодоление морализма Этика естественного закона, этика всеобщего закона добра есть самая возвышенная форма этики.

Это признает и апостол Павел. Он подчеркивает, что у иудеев, у римлян и у эллинов в сущности одни и те же принципы добра и зла Рим. 1 и 2 главы . Если у иудеев есть закон Моисеев, то у народов есть закон, написанный в сердцах их, закон естественный. И закон Моисеев есть лишь полное выражение естественного Закона. Тем и другим одинаково вменяется в заслугу, если они делают то, что признается добрым по их закону Почему же нельзя довольствоваться такой праведностью? Почему нужна благодать и искупление? Почему только Христос есть Спаситель?

Ответ очень прост, и его даёт 3-я глава послания к Римлянам Закон указывает, что есть грех и запрещает грех, но он бессилен бороться с грехом. Об этом бессилии свидетельствует вековой опыт И иудеи, и эллины - все под грехом Рим. 3 9 . Закон не может любить грешника, а Христос может . ЧАСТЬ 2-ая. КОГДА ПОВСЕМЕСТНО ПРОЦВЕТАЕТ ОБМАН И НАСИЛИЕ, ПУСТЬ ЧЕРЕЗ ПРИМЕР НАШЕГО САМОПОЖЕРТВОВАНИЯ ВЫЖИВЕТ СРЕДИ ЛЮДЕЙ ЛЮБОВЬ II СОЗИДАТЕЛЬНЫЙ ПОДВИГ ВЕРЫ, ПЛОДОТВОРНЫЙ ПРИМЕР ЖИЗНИ ВО ХРИСТЕ И МИРОЛЮБИВОГО СМИРЕНИЯ, ПОКАЗАВШИЙ, ЧТО ДОБРО РЕАЛЬНО ВОЗМОЖНО! - И ПРОТИВОПОЛОЖНЫЙ ГЕРОИЗМУ РАЗРУШИТЕЛЬНО-АНАРХИЧЕСКОМУ СВЯТО ПРИЗВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА - ЧТОБЫ НА БЛАГОРОДНОМ ПРИМЕРЕ СВОЕЙ ПРАВЕДНОЙ ЖИЗНИ ПОКАЗАТЬ ТОРЖЕСТВО ВЫСШЕЙ ПРАВДЫ БОЖЬЕЙ ЕСЛИ ЖИТЬ - ТО ЖИТЬ ТОЛЬКО ИСХОДЯ ИЗ ЛЮБВИ КО ВСЕМ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ, А ЕСЛИ ЖЕ ПРИДЕТСЯ УМИРАТЬ - ТО ТАКЖЕ ИЗ ЛЮБВИ ЗА ДРУГИ СВОЯ! СМЫСЛ В ТОМ, ЧТОБЫ ЖИТЬ И, ЕСЛИ ПРИДЕТСЯ ТО И УМЕРЕТЬ, НА БЛАГО ВСЕХ ТЕХ, КОГО ЛЮБИМ КТО НУЖДАЕТСЯ В НАШЕЙ ЛЮБВИ , И ЧТОБЫ, БЛАГОДАРЯ НАШЕМУ ПОЛОЖИТЕЛЬНОМУ ПРИМЕРУ, ВСЕ ЛЮДИ ТАК ЖЕ ВОЗЖЕЛАЛИ БЕСКОРЫСТНО ЖИТЬ РАДИ СЧАСТЬЯ ДРУГ ДРУГА В САМОМ НЕДОСТОЙНОМ ГРЕШНИКЕ СУМЕТЬ РАЗГЛЯДЕТЬ И ПРОБУДИТЬ ОБРАЗ ЧЕЛОВЕКА - ВОТ ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПОДВИГ!

МЕРА НАШЕЙ ДРУЖБЫ ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ НАШЕЙ ГОТОВНОСТЬЮ ПОСТРАДАТЬ РАДИ СПАСЕНИЯ ЛЮБИМОГО НАМИ ЧЕЛОВЕКА ПОМОГАЯ ДРУГИМ, МЫ ТРУДИМСЯ НЕ НА ОБЩЕСТВО КОТОРОЕ ЧАСТО РАВНОДУШНО К НАШИМ СТАРАНИЯМ , А ПОМОГАЕМ ПРЕЖДЕ ВСЕГО САМИМ СЕБЕ - СТАТЬ ЧУТОЧКУ ЧИЩЕ И ДОБРЕЕ, МЫ НЕ В СИЛАХ ВЕСЬ МИР ОЧИСТИТЬ - НО В НАШИХ СИЛАХ СДЕЛАТЬ ЧУТЬ СВЕТЛЕЕ ОБСТАНОВКУ ВОКРУГ САМИХ СЕБЯ, МЫ МОЖЕМ РАЗОЧАРОВАТЬСЯ В ОКРУЖАЮЩЕМ НАС ЖЕСТОКОМ ОБЩЕСТВЕ - НО ПУСТЬ НУЖДАЮЩИЕСЯ СРЕДЬ ЭТОГО ОБЩЕСТВА НЕ РАЗОЧАРУЮТСЯ В НАС, ПУСТЬ ВСЕГДА ОНИ СМОГУТ В НАС ОБРЕСТИ СЕБЕ ОПОРУ, ПОДДЕРЖКУ, ЗАЩИТУ! Истинная добродетель состоит в победе себя самого, в желании делать не то, что хочет тленное естество, но чего хочет святая воля Божия, побеждать благим злое, побеждать смирением гордость, кротостью и терпением - гнев, любовью - ненависть. Это есть христианская победа, более славная, чем победа над народами. Этого требует от нас Бог Не будь побежден злом, но побеждай зло добром Рим. 12,21 Свят. Тихон Задонский . Знаешь ли, дитя мое, отчего народ, побеждающий врагов, терпит поражение от собственных раздоров и ест хлеб, горький от слез и злобы?

Оттого, что, победив врагов внешних, не победил их в себе. Знаешь ли, отчего люди стали морально уродливы и лишились красоты предков своих? Оттого, что презрели образ Божий, что изнутри, в душе, творит красоту лица, и личину земную предпочли. Знаешь ли, отчего люди воюют за землю, не стыдясь уподобления кротам? Оттого, что земля проросла в сердцах и оттого, что грех сделал их слишком немощными для борьбы за Небо.

Жизнь есть победа, дети мои, и воины жизни - воины победы. Жизнь против смерти поднимите, и смерть растает, как тень от света солнечного. Если за жизнь воюете, от жизни венца славы ожидайте. Всем ради жизни жертвуйте и всего от жизни ожидайте. Завоевавший жизнь, воистину, богатейший из городов завоевал.

Что вам пользы, если мир завоюете, а мир завоюет ваши души? Душа дороже мира, посему не за мир - за душу бейтесь. Душа - союзник, вернее мира с душой союз заключайте. Душа богаче мира в ней собирайте сокровища свои. Душа сильнее мира из нее сделайте крепость себе. Душа здоровее мира в ней здоровья ищите. Душа прекраснее мира ее в невесты возьмите.

Нива души плодороднее нив мирских ее возделывайте Свят. Николай Сербский . Истина как часть нравственной сферы которая экзистенциальна, направлена на раскрытие ценности нашего Я , служит пользе и развитию души , то что имеет общезначимую ценность, вопреки жестоким законам мира, далеким от справедливости и правды, являющихся той объективной внешней стороной, конфликтующей с жизнеутверждающими идеалами добра, внутренними чаяниями и потребностями творческого духа, в соприкосновении и антагонистичном противоборстве с которыми пороками, страстями за всю историю и вырабатывалась ценностная иерархия, помогающая выживать и не сломиться. Даже само наше рождение - чей-то положительный опыт победы сохранения и заботы о жизни перед всеразрушающим злом, жизненной силы и реальности его нравственных установок, наследованных в свою очередь от мудрых предков, вдохновляемых ими на созидание всего полезного и прекрасного, чем ныне пользуемся и восхищаемся мы. Благодаря их стойкости и мужеству, то, что призвано всячески унижать, разрушать человеческую личность и достоинство, освящается подвигом и нашим единством в преодолевающей все тяготы любви перед лицом неминуемого конца, внутреннего сокровища духа, благородства, торжества храбрости и доблестной отваги чем сильнее была злоба угнетателей, тем ярче виднелось достоинство морально не сдавшихся. Творчески-вдохновляющие силы, нравственные искания и открытия, вера в незыблемую ценность тех духовных добрых начал, со временем приобретающих всё более значимый вес для ищущих опору и ответов на вопросы выдвигаемые эпохой, новыми вызовами времени, помогавшим и укреплявшим на историческом пути, органически присущих наследию всякой народной культуры запечатленные в истории народа как духовных памятников, итогов его вековой жизни, примера внутренней крепости, культурного становления и процветания, передавшего сей дар, сбереженный в традициях, грядущим поколениям своих восприемников.

Ещё при жизни многие из нас вялы и безжизненны, но вечно жив и доныне актуален из бессмертной памяти прошлого звучащий подвигов прежних героев пламенный призыв, которого светлые чаяния и стремления не пропали даром, не поддались духовной слабости, выжженной пустоте безразличия, рабскому непротивлению унылому злу равного самоуничтожению , - обретя новую жизнь и значимость отныне и в нашем сердце Христианское самопожертвование есть плод нравственного преизбытка, неограниченной свободы, в этом предел самоисчерпания, жертвенное самоприношение, это крайний расцвет личности, он добровольно жертвует собою не как раб, но как бог. Нельзя прожить без подвига, хоть даже в чем-то малом и неприметном поначалу, человек всегда вынужден переносить какие-либо лишения, себе отказывать в чем-то не необходимом или даже делясь последним куском хлеба, - идя на внутренний личный бескорыстный жертвенный подвиг, чтобы выжили все остальные, ради тех кого он любит Моя любовь к своим основана на том, что я готов отдать за них свою кровь, подобно тому как любовь матери основана на том, что она отдает свое молоко. В этом и заключается тайна. Чтобы положить основание любви, надо начать с жертвы. Потом любовь может вдохновить на новые жертвы, и они приведут к новым победам. Человек всегда должен сделать первый шаг Антуан де Сент-Экзюпери .

Мы нередко расчетливо преклоняемся перед успехом, сулящим нам удобство, еду и покой, любим сытость, комфорт и довольство, легко раздражительны по разному поводу и капризны по любым мелочам, но трусливы и неблагодарны - по отношению к положившим и доныне полагающим на невидимых фронтах свою жизнь за нас, ради того чтобы спокойно жили в мире мы и наши жены, мужья, дети, внуки, правнуки, родные, близкие, любимые, или не ценим стольких трудов вложенных в нас, ибо служить другим - это кровь свою проливать, как в прямом донорство , так и в переносном смысле и не только о воинском героизме здесь ведем речь, ещё подвиг - это ухаживать за тяжелобольным страждущим, терпеливо и мужественно сносить его слабости характера и капризы, но и упомянем - о родительском подвиге и долге заботы и воспитания, а также о всяком прочем служении на благо людям-согражданам, и разумеется также - любой д у х о в н ы й п о д в и г это стойкое терпеливое перенесение разных скорбей, неприятностей, испытаний по многотревожной жизни, озлоблений общества против нас, и в особенности тяжелых смертельных но гораздо страшней оттого что кажущихся нередко непосильно мучительных болезней без малейшего продыха, отрады и утешения, когда ничего не остается кроме наплыва всенаполняюще-всеохватывающей непрестанной боли и инстинктивно-обессиленного отчаяния как бы разрывающей лопающей сознание изнутри, к которой и не привыкнуть, и не освободиться куда-нибудь - тем не менее неся свой крест до конца . Мы совсем утратили способность благоговеть перед ж е р т в е н н ы м п о д в и г о м, хотя бы кажущимся сперва бесплодным и напрасным , но когда даже личное страдание может, вместо желаемого врагом униженного позора , - явить поучающий пример благородства и доблести в его мужественном претерпевании Порой бывают моменты, когда мы способны на это, моменты, когда мы вырастаем в меру требований ситуации, потому что эта ситуация, это событие представляется великим - и мы на мгновение сами вырастаем до величия сострадания и жертвенности Митр. Антоний Сурожский . Так, значит, и в обычной жизни на каждом почти шагу мы можем видеть, что любовь и свобода осмысливают страдания, дают им иной характер и высшую цену мало того, эти самые страдания, как подвиг свободы и любви, переходят в историю, делаются достоянием человечества и предметом или просто удивления или даже преклонения Арх. Феодор Поздеевский . Возможность пострадать за любимых, этими страданиями помогая очиститься своим ближним, опомниться, задуматься о смысле жизни, на которые идут самоотверженные люди, полагая свою жизнь за других, или отдавая свою кровь, свои здоровые органы, чтобы спасти пострадавшего, жертвуют, даже не спрашивая, виновен ли пострадавший в своем несчастье или нет и справедливо ли страдать за него, - любовь не знает подобных вопросов, ёе цель одна - с п а с т и человека. Этим открывается глубокий смысл всех человеческих бед, нравственное величие страданий д р у г з а д р у г а.

Агафон сказал Желал бы я найти прокаженного и ему отдать свое тело, а себе взять его. Вот совершенная любовь. Достигших же совершенства признак таков если десятикратно в день преданы будут на сожжение за любовь к людям, не удовлетворятся сим Преп. Исаак Сирин . Милосердие есть плод любви, присущий ей, как теплота неразлучна с огнем. Кто хочет быть милосердным, тот должен быть братом. Большое добро делает человек, подающий милостыню, жертвующий своими излишками, но это ещё не милосердие.

Так ли поступают брат с братом? Мы должны делиться с ближним не только излишками, но и последним куском хлеба, больше того, на нас лежит долг подчас лишать себя любимого, привычного и отдавать это в пользу брата или сестры Сщмч. Серафим Чичагов . Мы бедны добрыми делами не оттого, что не можем, а оттого, что не хотим, и ясным доказательством этому служит то, что многие из подобных нам по природе людей сияют добродетелями Свят. Иоанн Златоуст . И даже среди трудного, тяжелого, сложного и трагически противоречивого времени, всегда оставались - героические люди, глубоко верные своему долгу и чести, деятели могучего духа и пламенной веры. На поле битвы человек часто бывает героем от кипения в нем крови в переворотах жизни можно быть героем только от в е л и ч и я д у ш и Свят. Игнатий Брянчанинов . При крайних обстоятельствах, где требуется мужество самоотвержения 1 одни - безразличны к скорбям ближних и сами мучают других, лишь бы получить себе удовольствие, причем порой считают совершенное ими преступление чем-то малозначимым или даже благодеянием 2 а есть и иные, имеющие братскую любовь к людям, и также всегда были те, находившие в себе силы в отчаянии не отчаиваться, даже упавшие, находящие силы восставать, духом воспрять вновь и вновь, но вопреки окружающему безумству, продолжавшие бесстрашно творить добро, смело и отважно глядя в лицо любым обстоятельствам, не боясь испытаний, жертвуя всем своим на благо и спасение ближнего, - предпочитают пожертвовать собственной радостью ради доставления счастья другому, избирают самими быть мучимыми и убитыми ради того, чтобы не мучили или не убивали других - и этим спасают многих, из-за нескольких таких героев выживают все остальные они видят нуждающегося и, пусть он даже им незнаком, оказывают ему помощь увидев какую-то опасность, бегут предупредить зло, защитить другого, спешат погибнуть сами, чтобы другие остались в живых, торопятся раздать другим свое имущество о себе такие люди не думают они выбрасывают из себя свое я и, когда они выбрасывают его вон, в них бросается Христос Паисий Святогорец .

В человеческой истории зло всегда стремилось показать, погружая нахлынувшим порывом в бездну отчаяния, откуда кажется всё безысходным , безнадежным , пропащим , - насильно пытаясь заставить разум признать его мнимое всемогущество , согласиться с обязанностью жить по его якобы неотменимым бесчеловечным правилам , ибо возможность безнаказанно истязать человека оказывается привлекательной для многих Но также всегда, явленный жертвенный подвиг добра, вспыхнув подобно лучезарной звезде, воссиявшей во мраке, рассеивающей ночи мглу, разрушал призрачные тени выстроенных им миражей Зло не перечеркивает, но наоборот ещё более подчеркивает красоту самоотверженного и мужественного Добра. Любое проявление зла - это кровь, грязь, жестокость и смерть, но соприкасаясь с жертвенностью святых подвижников, говорят в итоге не о мнимом всесилии смерти, а - о жизненной борьбе жизни и любви, дружбе и верности, долге и чести. Чем глубже сгущалась ночная тьма, тем ближе был рассвет, и тем более яростнее, злобнее, отчаяннее и свирепее были силы зла в своей агонии, - но тем была крепче в е р н о с т ь их хотя не все из них дожили и своими глазами увидели новый день долгожданной победы, но оставили в наследие возможность увидеть его нам с вами . И даже когда унылая смерть пыталась затмить цветущую красу жизни, - то вопреки являла иную трагическую красу мученического подвига, святой жертвы, в апофеозе жизни торжествующей в своём умирании. Среди грязи, подделок, сделок, криводушия, клеветы показавшие, что ещё есть в е ч н ы е ц е н н о с т и, которые отдавать и предавать нельзя к примеру, право оставаться духовно свободным человеком, а не безгласным скотом , - даже, если потребуется, и ценой собственной жизни бескорыстно жертвовавшие собой, а не чужим счастьем, - ради пользы ближних, а не выгоды своей рисковали своим временем, силами, деньгами, иногда здоровьем и жизнью, чтобы помочь другим, - и в этом открывается потрясающее величие, торжество и сила неугасающего и несокрушимого человеческого духа.

И это уже высшая Победа личности, наконец обретшей подлинно-родную свою Божью Правду - её высоких качеств, милосердной человечности, человеколюбия в нас Торжество п о б е д ы д у х а, стяжавшего в себе бессмертные сокровища терпения, стойкости, мужества, нерушимого упования, богатые нетленными сокровищами духовных благ - смирения, милосердия, воздержания, щедрости, бескорыстия и проч. Собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляет, и где воры не подкапывают, и не крадут. Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше Мф. 6,19-21 . Нравственные поступки обогащают мир, в них реализуется добро как таковое, в них оно торжествует и прославляется. Творящий человек должен научиться созерцать сердцем, видеть любовью уходить из своей малой личной оболочки в светлые пространства Божии, находить в них Великое - сродное - со-принадлежащее, вчувствоваться в него и создавать новое из древнего и невиданное из предвечного.

Надо выбирать отказываться от очень многого ради сравнительно немногого это немногое надо привлекать, беречь, ценить, копить, растить и совершенствовать. И этим строить свою личность. Выбирающая же сила есть любовь это она предпочитает, приемлет, прилепляется, ценит, бережет, домогается и блюдет верность Иван Ильин . Бог утверждает бытие как жизнь вечную и не есть Бог мертвых, но живых Мф. 22 32 . А это означает, что богословие, в отличие от философии, предлагает онтологию, преодолевающую трагическую сторону смерти без принятия в конечном счете самой смерти, являющейся последним врагом 1 Кор. 15 26 существования, в качестве онтологической реальности Митр.

Иоанн Зизиулас . Трансцендентное могущество Добра может реализовать свое превосходство над эмпирическим могуществом зла только благодаря нравственной активности человека, через излияние в мир благодатной силы человеческой любви. Здесь, таким образом, происходит метафизически обретаемая личностью посмертная онтология вне времени - ответ на вопрос для чего мы живём? , кроется в нашем отношении для чего умираем? При положительном ответе на который, живя и посвятив себя всецело для Бога, мы тем самым становимся соработниками Ему, и только через посредство нас самих Добро распространяется и находит своё воплощение в этом реальном мире, в котором мы призваны стать орудиями в руках Божественной Любви, и только в самоотверженном служении этой Любви - простой смертный человек обретает свою подлинную вечную ценность и осознает своё высшее неотъемлемое достоинство, и даже идя на жертвенный подвиг - в нём Правда торжествует и прославляется, а наш пример обретает бессмертное вечное значение и смысл В жертвенном Подвиге заключена Любовь, которая силой превосходит смерть Крепка как смерть любовь Песн. 8,6 . О пламенеющая любовь, которую не только многая вода, но и сама кровь угасить не может! Две силы, сражаясь во Христе Спасителе, вызвали у Него кровавый пот средь ночи перед Распятием , - это боязнь и любовь.

Боязнь поражает Его сердце тревогой, стеснением и принуждает просить Отца об отдалении чаши, которую показывает Ему явившийся Ангел Отче Мой! Да минует Меня чаша сия Мф. 26,39 . Любовь производит в сердце желание, повелевает немедленно принять рукой сию чашу, исполнить волю Отеческую Если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя Мф. 26,42 Из поучений Свят. Димитрия Ростовского . Каторга там, где удары кирки лишены смысла, где труд не соединяет человека с человеком. Когда мы осмыслим свою роль на земле, пусть самую скромную и незаметную, тогда лишь мы будем счастливы. Тогда лишь мы сможем жить и умирать спокойно, ибо то, что дает смысл жизни, дает и смысл смерти.

Нужно, чтобы то, ради чего умираешь, стоило самой смерти. Умирают только за то, ради чего стоит жить и бороться! По мыслям Антуана де Сент-Экзюпери . Живя и умирая на благо и ради всех тех, кого любим обретя в этом желании смысл и цель нашего бытия надо всегда жить глубоким осознанием необходимости заботы о них и соучастия в их бедах и нуждах обездоленных, исходя из жертвенно-бескорыстной любви к ним, и если придется нам самоотверженно умирать - то только ради таких как они Умереть для себя, чтобы начать подлинно ж и т ь р а д и д р у г и х и в этом обрести своё в е ч н о е п р и з в а н и е человека Которые мученически умерли ради долга своего, все испытания претерпев ради Правды, - чтобы не изменить своему призванию, остались верными ей до конца, став примером вдохновляющим высоким напряжением жертвенного служения высшим целям, с сияющим взором, с неугасающей надеждой, с неколебимой любовью, с несказанной радостью в сердцах претерпевшие до конца, не убоявшиеся и не отклонившие от себя ни единого удара от неотвратимо-настигающего зла, испив до дна свою чашу скорбей и пусть они в земной выгоде чего-то упустили, тем самым показав, что существуют гораздо более высокие ценности - ради которых можно и нужно пожертвовать чем-то второстепенным, временным и скоропреходящим, - но в перспективе вечности одаривающие несравненно большей духовной выгодой, неотнимаемой пользой и нетленными благами своей жизнью показали, что добро неуничтожимо в мире, ибо оно дано человеку изначально и он волен быть верным ему до конца, и что добро можно уничтожить только с самим человеком и мы поверим, что и эти искры света, которые воссияли в земной, темной истории, никогда не погаснут, что они зажглись и в наших сердцах, во вдохновляющем светлом образе их подвига, запечатленном в душах, и что мы их пронесем до конца Зло не властно окончательно разлучить, истребить память о любимом человеке - любовь крепче смерти, зло не властно над любовью, и она ценнее всего на свете, хотя хрупка и нежна, но бессмертная сила любви в её способности даровать нам единственно то, ради чего стоило бы жить и мученически умирать. И даже их смерть, то, что обычно разъединяет, разлучает, ввергает в безутешное горе, - объединяет, ибо верность даже во временной разлуке не оборвется, собирая всех, пробуждается новой жизнью, скрепляющей силой, продолжающей жить в светлой п а м я т и о них перед которой отваливается все лишнее, остается самое главное, замолкают все прочие наши мирские пустые амбиции, никчемные интересы, суетные увлечения, словно шипы выставленные вокруг себя пораняя ими ближних, - мы становимся смиренными, кроткими, молитвенными, доброжелательными и всепрощающими - е д и н ы м и и хотя многих героев подвиг остался неизвестен, безымянным, канул в забытье былых веков, но эта их безмолвная жертва - дороже многих излишне болтливых слов и пусть там где невинно пролилась их кровь, прорастут алые цветы жизни в вечную п а м я т ь о них и причастные к этой общей святой памяти - мы всегда будем вместе, как бы ни были далеки друг от друга Их жизнь была прославлением и утверждением вечных непреходящих ценностей Добра, проходила в постоянной борьбе против ему противоположных страстей и пороков, озаряла любовью жизни и других вокруг себя, а непорочная смерть - стала венчающим т о р ж е с т в о м ибо не иначе может кто-либо причинить скорбь супротивнику, как показав в себе такие признаки, которые бы служили свидетельством победы над ним , своей жизнью верной им до самого конца - утверждая и прославляя эти вечные ценности И именно они делают честь роду человеческому, светом своего героизма - перекрывают мрак постыднейшего позора своих же жестоких палачей, запятнавших невинной кровью человеческую историю, жаждавших убить в человеке всякое достоинство, - но столкнувшихся с непреодолимой стеной мужества храбрых, чтущих ревность по делу чести и долга - несравненно важнее собственной жизни даже геройская смерть которых показала подлинную великую ценность, наполненность вдохновлявшим и сподвигавшим смыслом, их жизни - прожитой не зря даже при таких, казалось бы, безнадежных условиях, пред глазами тех желающих её насильно обесценить и унизить Заступимся же, в подражании таковым, - против вероломного посягательства и оскорбления чьего-либо достоинства, не разделив бездушно-теплохладной позиции, позволившей впоследствии покрыть тенью забвения или оправдать чьи-то злодеяния не стоит напрасно рисковать, возвышая праведно-негодующий голос по таким пустякам и высовываться, пусть глумятся над другими, лишь бы нас не трогали, авось пронесет мимо стороной и следующими жертвами окажемся не мы предательски промолчим, как бы не заметим свершившихся кощунств и злодеяний, чтоб хуже не было, примиримся с учиняемой несправедливостью как неизбежно-неотвратимой нормой , - прагматическую выгоду предпочтя нравственным обязанностям. Но вместо трусости и предательства, изберем же принцип Обреченные смерти не боятся.

Если все равно погибать, так лучше погибать достойно - в бою! И что может быть прекрасней, сей жертвенности отважных? Ведь без борьбы - нет и победы, ибо борющегося нельзя сломить или унизить, его можно только подло убить, и никакая борьба не может оказаться безнадежной - иначе пришлось бы признать бессмысленной всю саму жизнь, но если боремся - значит ещё живы, самовольная смерть, прежде физической насильственной, - наступает когда сами по слабохарактерному малодушию перестаем сопротивляться, лучше продолжать наперекор всему надеется на казалось бы невозможное - чем добровольно поддавшись унынию согласиться с поражением Ибо только бесстрашие перед смертью - помогает полнее и острее ощутить вкус самой жизни, а также познать её подлинную цену, красоту и величие, исполниться мужественной готовностью, с чувством глубокого благодарения за всё ниспосылаемое, принять от неё любое как приятное, так и неприятное Кто благодушествует и мужается в опасности, тот, если и умирает, умирает доблестно, а если остается жив, делается славным. Поэтому если и смерть доблестна, и жизнь прославлена, то мужественный приобретает выгоды, равно как и малодушный получает себе в удел двоякое зло, потому что и смерть его позорна, и жизнь его бесславна Преп. Ефрем Сирин . Не желая малодушно терпеть, и тем самым зачастую попустительствовать споспешествуя, надругательство над чем-либо дорогим не только нашему сердцу, но и чувствам ближнего.

Когда видеть невинные бессильные слезы отчаяния - подобно раскаленным каплям олова, больнее даже горящих языков самого адского пламени обжигающих насквозь до корней совесть и душу, когда становится нельзя не предпринять чего-угодно, - иначе предадим себя несмываемому позору, когда преступно молчать и бездействовать, когда забываешь всего себя - и всецело отдаешься жертве ради спасения этих несчастных Когда совесть и человеческий долг - велит вступиться за честь собрата, оградить слабое и гонимое, пусть хотя бы и безымянную пылинку затерянную в круговороте жестокого мира, средь удушающей пустоты одиночества, в кромешной тьме безысходного отчаяния, безвестную каплю в океане всеобщего хаоса, разрушения и насилия, - во имя высшей Правды Божьей, чтобы даже посреди убийственной кровавой каши-бойни где цена одной жизни - грош , самому остаться Человеком, сберечь своё достоинство и в ближнем продолжать видеть знамение высокой ценности человека как образа Божьего, за которую необходимо самоотверженно вступиться в борьбу, которую надо броситься защищать, несмотря ни на что, ни на какие там внешние угрозы, прельщения сиюминутной земной выгодой и ссылок на обстоятельства и прочие соображения, отговорки, но - нам всем предназначенный долг соблюсти и исполнить свято, с предельным усилием безоглядно всецело-вседушно отдаться велению одного д о л г а из живой глубины отозвавшегося сердца, возмущенного попранием всего святого Исполнившись сознанием высшей и вечной человеколюбивой Правды - быть готовым даже жизнь свою за неё отдать, душу положить за други своя - столь велика драгоценность её, без которой уже и жить нельзя, всё теряет смысл Когда угрозу для жизни другого человека мы воспринимаем, настолько близко к сердцу, как по отношению и к самим себе, - тогда высота первостепенной значимости и жертвенная обязательность нравственного долга может стать даже подлинно для нас дороже и превыше собственной нашей жизни. И не так уж важно победим мы или же проиграем , и все равно, чем это кончится, мне важно только как л и ч н о я и близкие мне люди в этом участвуем, - ибо главное то, что не остались равнодушными, безвольными наблюдателями в стороне от чьей-то нагло поругаемой и оплевываемой чести на наших глазах, инфантильно-боязливыми встать на её защиту - тем самым косвенно соучаствуя в этом позорном злодействе, ведь предательство, моральное обесчеловечивание - страшнее смерти! Должно радоваться тому, что умираешь ты ради того, чтобы не умирали другие. От многой доброты, любви и самопожертвования рождается отвага. Смерть на войне способна весьма умилостивить Бога, потому что человек, павший смертью храбрых, жертвует собой, чтобы защитить других.

Те, кто от чистой любви жертвуют своей жизнью ради того, чтобы защитить со-человека, своего ближнего, подражают Христу. Эти люди - величайшие герои, их боится, трепещет и самая смерть, потому что от любви они презирают смерть и таким образом приобретают бессмертие, находя под могильной плитой ключ от вечности и без труда входя в вечное блаженство Паисий Святогорец . Сродни д о б р о в о л ь н о взятому на себя т. е. это не было их политическим долгом жертвенному подвигу вменишамя, яко овна на снедь святых страстотерпцев-мучеников благоверных князей Бориса и Глеба, скоропослушливых и блаженных причастников страстей Христовых, как ими принятому л и ч н о м у выбору-решению, на которое они безропотно пошли, зная, что погибнут, но - вместе с тем, исполняя требование своих чистых, смиренных и кротчайших сердец, чуждых мыслей отмщения. Кенотический характер Христовой любви воплотился в первых русских святых - Борисе и Глебе - как страстотерпцев и мучеников за веру, за Правду, то есть именно как кенотических подражателей смирению Христа. Кровь, пролитая святыми братьями ради предотвращения междоусобных княжеских распрей, явилась тем благодатным с е м е н е м, которое укрепляло единство на основе строгого соблюдения послушания между князьями, на котором зиждется духовная жизнь человека и вообще всякая жизнь в обществе все князья - братья, но старшие обязаны защищать младших и покровительствовать им, а младшие беззаветно покоряться старшим, согласно словам всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога Рим.

13 1 подчиняясь друг другу, облекитесь смиренномудрием, потому что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать 1 Петр. 5,5 . Которые были коварно замучены и убиты, закланы яко агнцы непорочные и невинные, не физической силой даже, а ненавистью, сражены человеческой лютой злобою, противопоставив им - смирение, молитву, кротость беззащитной чистоты т. е. для их принципов оказалось лучше быть убитыми, чем разделять такие низменные ценности, играть по подлым правилам, соучаствуя в чужом гнусном беззаконии, стать сообщником злодеяния, среди зачинщиков неправды, безжалостных кровопийц, лютых братоненавистников с душою свирепых зверей Это не малодушное отрицание противления злу силою, в котором земная победа может нам и изменить от прихоти случая, - но это иной путь его же, когда никаких надежд не осталось, - духовного противостояния смирением и миролюбием, чью неотмирную Победу никто уже никогда не отъемлет. Со стороны их смерть, не являвшаяся результатом борьбы, героического поступка, может показаться слабостью, но для святых Бориса и Глеба в ней воплощено предельное смирение и послушание перед р о д н ы м и - из мотива родового старшинства в послушании младших братьев старшему Святополку, св. Борис говорит дружине Не подниму руку на брата своего старшего, если и отец у меня умер, то пусть этот будет мне вместо отца - в ы т е к а е т и з л ю б в и Любите и слушайтесь друг друга , Кто говорит люблю Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец , т. е. имеет кенотическую ценность как подражание Христу, даже до мученической кончины По мысли В.В. Бибихина, они не хотели жить в мире, где преступление возможно среди братьев.

Если мир такой, если люди могут быть такими страшными и невозможно создать никакой альтернативы, то не надо вообще жить, - не надо уподобляться им и пытаться бороться с ними силой рук. Невыносимо видеть этот ад на земле. Святые благоверные князья не взяли такой власти, отшатнулись в ужасе, не вступили в физическую борьбу с жадным и одновременно жалким злом обретя уже в сфере духовной брани нетленную победу верности Добру. Внешне они сломлены, раздавлены злом, разрушены телом - но не д у х о м в летописи подчеркиваются человеческая слабость, жалостная беззащитность и трогательная беспомощность князей, их слезы и жалобы на свою участь завершаются словами прощающего непротивления и ты, брат и враг Святополк, и все вы, братья и дружина, пусть все спасутся! , - но также и подлинной духовной мощи над страданиями и злом - властью не от мира сего . Они презрели преходящую славу мира сего, уйдя от обольщения этой обманчивой жизни, - возжелав более вечной Правды, явив подлинно великое смирение и приобретя нетленные почести в небесных обителях Горнего мира. Два мира - дольний и горний, град земной и град Божий - лежат порознь, и вместе им никогда не бывать, здешний мир - юдоль скорби и печали, страна неправды, зверства и беды, обнажающих неизбывную печальную участь всякого смертного несчастного человека, лишенность последней надежды на что-либо земное тленное и скоропреходящее, - но в противоположность жизни ради чего-то Иного, что зовет и манит, что еще не было, но будет, ради надежды Неземной Языческому миру привыкшему к кровной мести - они п о к а з а л и, что за зло нельзя воздавать злом, даже под угрозой смерти, воплотив жизнью запечатленные сердцем слова уклонись от зла греха , сотвори благо добро , взыщи мира веры и смирения и пожени и усвой ее ср.

Пс. 33,15 показав, что лучше поступить не по неразумному чувству слепой мести, но б л а г о р о д н о - достойно светлой памяти предков, наверняка которые не пожелали бы видеть нас ставших звероподобными ! Образ кровной вражды из Библии И возненавидел Исав Иакова за благословение, которым благословил его отец его и сказал Исав в сердце своем приближаются дни плача по отце моем, и я убью Иакова, брата моего Быт. 27 41 , - но в итоге Иаков, вместо ответной вражды и мести, избрав путь кротости и смирения, добился примирения обоих сторон И побежал Исав к нему навстречу и обнял его, и пал на шею его и целовал его, и плакали оба Быт. 33 4 . Также сравни с великодушным поступком царя и псалмопевца Давида, скрывавшегося в горах от многолетнего беспощадного преследования его подозрительным и злокозненным Саулом, но не пролившего напрасно крови, сберегши себя от мщения и удержавшись от нанесения зла, дважды отказывавшегося от представившейся возможности его умертвить Узнай и убедись, что нет в руке моей зла, ни коварства, и я не согрешил против тебя а ты ищешь души моей, чтоб отнять ее. Да рассудит Господь между мною и тобою, и да отмстит тебе Господь за меня но рука моя не будет на тебе, как говорит древняя притча от беззаконных исходит беззаконие.

А рука моя не будет на тебе 1 Цар. 24 12-14 Но Давид сказал не убивай его ибо кто, подняв руку на помазанника Господня, останется ненаказанным? жив Господь! пусть поразит его Господь, или придет день его, и он умрет, или пойдет на войну и погибнет меня же да не попустит Господь поднять руку мою на помазанника Господня 1 Цар. 26 9-11 . Если пойду в дом отца своего, то многие люди станут уговаривать меня прогнать брата, как поступал, ради славы и княжения в мире этом, отец мой до святого крещения. А ведь все это преходяще и непрочно, как паутина Что приобрели братья отца моего или отец мой? Где их жизнь и слава мира сего, и багряницы, и пиры, серебро и золото, вина и меды, яства обильные, и резвые кони, и хоромы изукрашенные и великие, и богатства многие, и дани и почести бесчисленные, и похвальба боярами своими? Всего этого будто и не было все с ним исчезло Так и Соломон, все испытав, все видев, всем овладев и все собрав, говорил обо всем суета сует - все суета, спасение только в добрых делах, в истинной вере и в нелицемерной любви .

В создавшейся обстановке, предпочтя лучше подчиниться неправедно захваченной власти, - чем, имея на то все возможности, самим поступать путем жестокого насилия, хоть отчасти и оправданно-справедливого, нарушив родственные узы, прежние обещания и клятвы верности - п е р в ы м и развязав братоубийственную вражду или же приняв и мстительно ответив на её подстрекательский вызов . И в них восторжествовало желание п р и м и р е н и я - над слепой жаждой скорейшей расправы над некогда любимым с о б р а т о м, даже независимо враг он отныне им или ещё нет. Не захотев стать причиной сеяния новой кровавой междоусобной смуты, под прикрытием свершения справедливого возмездия. Итог, совершенная Любовь - п р е в ы ш е всякой земной власти и насильственной кровавой и мстительной борьбы ради удержания её. Они не были в л а с т о л ю б и в ы и к о р ы с т о л ю б и в ы, не склонны прибегать к какому-либо коварству, сплетая сети заговоров и интриг против своих л и ч н ы х соперников в этом случае, в отличие от борьбы - с внешними врагами Отечества, печенегами , в отличие от их вероломного братоубийцы Святополка Окаянного они отказались от пути какой бы то ни было вооруженной борьбы ради з е м н о г о гордо-властолюбивого превосходства над своими собратьями, противостояния, кровавом хаосе всякого бунта, - ибо низменным, грубым, бесчеловечным насилием не может утверждаться святая Правда И вовсе не потому что слабы и боязливы, но - п р е д п о ч л и более высшую д о б р о д е т е л ь через желание взаимопримирения и всепрощения смирение и непамятозлобие - духовные ценности для них стали превыше собственного материального достатка и самоутверждения, стяжали настоящую победу духа в служении вечному вневременному Добру, верности промыслительно-надмирной Правде Божьей, в подражании Христу и Его повиновению Своему Отцу, Который был умален и смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной Флп.

2,8 . Смирение, это когда при несопоставимости превосходящих сил противника и нежелании жить по подлым принципам, мы готовы мужественно пожертвовать собою, нежели согласиться на морально неприемлемые условия выживания св. князья отказываются от сопротивления, чтобы не быть причиной гибели дружины Уне есть мне единому умрети, - говорит св. Борис, - нежели столику душ , и св. Глеб - уняше един за вся умрети и сего ради отпусти я Глеб, как перед этим Борис, тоже убедил дружину не поднимать гражданской войны, оставить его одного. Если бы была в них хоть малая крупица доли властолюбия, зависти и честолюбия, желание м е с т и - то, наверное, возмутившись дерзостью, они оказали бы отпор без пощады если бы слабость и трусливость руководила ими - то, возможно, попытались бы убежать и скрыться под чью-либо защиту-покровительство - но ничего из подобных страстей н е б ы л о в них, они не пожелали участвовать в кровавой борьбе за власть между единокровными и единоверными родственниками предпочли следование заповедям Господним - сохранению собственной власти и спасению жизни, не хотели нарушать святости родовых отношений не противлюсь я, не перечу и, имев под своей рукой всех воинов отца моего и всех, кого любил отец мой, ничего не замышлял против брата моего если бы враг поносил меня - это я стерпел бы если бы ненавистник мой клеветал на меня, - укрылся бы я от него . Их отчаянно-горькая мольба о пощаде - не была по слабости сиюминутной трусостью, но последней попыткой оградить брата от смертного греха братоубийства Дух вольного страдания - по крайней мере, в образе непротивления - торжествует в них над человеческой слабостью и враждой, они осознанно, решительно и мужественно, бесповоротно и безропотно приняли невинные страдания, никого не осудив и не предав, верные принципу и долгу, пронесли свой мученический крест тяжелого выбора до конца блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное Мф. 5,10 не держа ни на кого зла и обиды, за всех молясь и очень хотели сами быть прощенными и помилованными, пожертвовав собой, чтобы первыми не развязать братоубийственную междоусобную ссору дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте 1 Тим.

2,2 не желая верить в склонность на злодейство брата, тепля надежду на благополучно-примирительный исход, не веря в жестокий замысел Святополка Окаянного, даже уже завидев ладьи убийц - целования чаяше от них прияти , но всё же добившись результата после своей кончины - с того времени, - пишет летописец, - затихла на Руси крамола любовь долготерпелива, всему верит, не завидует и не превозносится они до последнего вздоха сами слезно умоляя просили простить их и пощадить, укротить неправедный гнев и озлобление, предотвратить и не допустить разгореться конфликту, развязаться междоусобице, не дать свершиться непоправимому, оградить душу будущих своих убийц от греха блаженны плачущие, ибо они утешатся Мф. 5,4 ибо до самого последнего мига их чистые, кротко-безропотные и мирно-незлобивые души блаженны кроткие, ибо они наследуют землю Мф. 5,5 - желали п р и м и р е н и я блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими Мф. 5,9 Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего, но люби ближнего твоего, как самого себя Лев. 19 18 Никому не воздавайте злом за зло, но пекитесь о добром перед всеми человеками.

Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми. Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь. Итак, если враг твой голоден, накорми его если жаждет, напой его ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья через отражение со стороны показав пред ним, в свете своего доброго примера, всю неблаговидность его проступков, подвигнув к раскаянию, осознанию вины, пробуждению в нем совести, усовестив его - Комм. Авт. . Не будь побежден злом, но побеждай зло добром Рим.

12 17-21 . Со слезами шли они на горькую смерть, благодаря Бога, что сподобил все престрадати любве ради словесе Твоего не восхоте противитися любве ради Христовой, - а коликы вой держа в руку своею . И нашедшие в себе силы, хотя и по-прежнему слезами облився , сказать палачам братие, приступивше скончайте службу вашу и буди мир брату моему и вам, братие . Христа ради остависта тленную славу земную. - Царство земное возненавидевше и чистоту возлюбивше и неправедное убийство претерпевше, никакоже противяшеся заколяющему вы брату Крест, символ всех страстотерпцев, из орудия позорной смерти становится знамением победы, непобедимым апотропеем против врагов. Чрез жития святых страстотерпцев, как чрез Евангелие, образ кроткого и страдающего Спасителя вошел в сердце самого народа - навеки, как самая заветная его святыня. В их лице народ в ужасе и презрении отшатывается от перспектив страшной власти, добытой нечестным незаконным путем насилия, легко отталкивает ее манящие высоты от себя как нечто нечистое , боясь замарать свою совесть и душу культивируемым гордым жестоким властолюбием в грязной борьбе за неё, как бы говоря не надо нам ничего, никаких привилегий и благ, даже всех богатств мира, от тех, чьи руки замараны невинной кровью , - и не хочет идти на противление злу, не держится за силу, не считает какие-либо безграничное н а с и л и е единственным средством и условием своей победы Берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему всё это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне т. е. если откажешься и отступишь от законного пути истины и правды - Комм.

Авт. . Тогда Иисус говорит ему отойди от Меня, сатана, ибо написано Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи см. Мф. 4 8-10 . И не потому что слаб и от трусости поддался страху перед насилием, как перед неким фатумом злого рока - и боится не силы рук, против которой одной как против медведя у него может быть нашлось бы мужество бороться, а - гадости и злобы, прикосновение которых хуже чумы, прилипчивее заразы, оттого что предпочел ослепнуть от о т в р а щ е н и я пред соблазном магнетически-притягательного обаяния черным блеском зла царящего в мире, безразлично-равнодушно отвернуться от него, не признавать его влияния над своей разумной волей, угрозы которого, прощупывающие почву пределов нашей слабости, нерешительности и страха, и нашему им потаканию, наблюдая за нашей ответной реакцией, насколько мы без сопротивления и без борьбы трусливо позволяем ему заполучить безграничную власть над нашими душами, - воспринимая за ничто , пустое место , ничего не значащее через страх смерти - зло пытается управлять людьми, заставляя пытками, запугиванием, угрозами греховно потворствовать себе, но следует бояться более осуждения собственной совести и иметь страх Божий В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви 1 Ин. 4,18 И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить, а бойтесь лучше могущего и душу и тело погубить в геенне Мф. 10,28 Но если и страдаете за правду, то вы блаженны а страха их не бойтесь и не смущайтесь 1 Петр. 3 14-15 Ибо что за похвала, если вы терпите, когда вас бьют за проступки?

1 Петр. 2 19-20 . Даже в обычной жизни - как на войне, нужно быть готовым лично жертвовать всем своим ради спасения самого дорогого! Тут надо насмерть стоять, быть готовым умереть ради любви. А иначе зачем всё? Ему отвратительно вступать в прения с властью, если она такая, словно боясь невольно замараться её душепагубным влиянием, что для них оказалось хуже самой смерти если нельзя, по отсутствию условий чисто, благочестно и праведно жить, если отсутствует надежда и не отыскать ничего доброго - то такая жизнь и не нужна вовсе даже задаром, м и р б е з л ю б в и - с у щ и й а д. Здесь тоже мужество, но для особого сражения, без попытки устроиться так, чтобы по возможности отгородиться от зла пусть оно потеснится за стены хорошо отлаженного порядка , - но здесь слава проявляется в кротости с м и р е н и я, а не физическом героизме только. Здесь ощущение, что если не мы то кто же что больше некому п р и н я т ь нездешний удар на себя, первым встать грудью перед неумолимым напором, и в этом - доблесть и молчаливый вызов ревностной веры, верности высшей Правде, брошенный силам зла.

По-сути, этот вольно взятый на себя жертвенной подвиг говорит следующее если вам так уж хочется насильственной и грязной власти над нашими т е л а м и - берите её сами, м ы же не желаем разделять с в а м и такого низкого господства над нашими собратьями, ибо самовольно добиваться себе власти для спокойствия и безопасности, значит взбираться на вулкан, для того чтобы укрыться от бури Ф. Петрарка , пусть ваше зло слепо мнит себя победителями , делает что угодно, - главное оно не сумело привлечь нас на свою сторону, завоевать наши души, сохранившие неколебимую принципиальную твердость в стоянии ради своей вечной Правды, не будем марать руки в невинной крови, даже если к этому п р и н у д я т, мы же - пойдем с в о и м жертвенным Путем. Зло на свою погибель может размахнуться как нигде, не видя понятных ему противников и поэтому до времени не замечая, что его власть здесь уже давно и тайно отменена. Страна до краев полна невидимым присутствием погибших, молча ушедших. Они давно и неслышно стали главной частью нас самих - и в этом обретается сакральная победа всякого Добра и невинной Жертвы - Прим.

Авт. В.В. Бибихин . И была принесена жертва Господу чистая и благоуханная, и восприняли оба венец небесный, к которому стремились, и возрадовались радостью великой и неизреченной, которую получили . Сколь бы зло ни изощрялось самоутвердить и доказать себя в качестве нововнедренной правды , - сердце человеческое всегда будет потаенно жаждать Правды настоящей, вневременной, неизменной, незаменимой ничем подложно-второсортным, хотя и многими попираемой, поругаемой, оскверненной и гонимой, непопулярной, хулимой, высмеиваемой и презренной средь жестокосердых мира сего, невинно страдающей и мучимой, но зато близко р о д н о й, - за которую умереть не страшно и которую никто не в силах истребить З а к о н н ы е наследники правителя Борис и Глеб, не боровшиеся за власть, власть никому не дарили, не вручали, не завещали власть у них не была отнята, вырвана, отвоевана, ведь н е л ь з я о т н я т ь то, за что не держатся если это заложено в самой сути, в призвании, в самой их крови - Прим. Авт. . И так само собой получается, что хотя многие хватали власть , жадные от вида того как она валяется на дороге, п о д л и н н а я власть духа остается все время по-настоящему одна власть молодых Бориса и Глеба, никуда от них не ушедшая, им ни для какой корысти не нужная, только им одним принадлежащая по праву, по П р а в д е, по замыслу страны В.В. Бибихин . Святополк Окаянный пошел л и ч н о й местью против св. благоверных братьев-князей Бориса и Глеба, которые в общественно-политическом уже признали законной его власть и не посмели ей официально враждовать и мстить з а с е б я, поэтому теперь их подвиг жертвенного смирения - это добровольно взятый л и ч н ы й подвиг лежащий вне каких-либо государственных интересов, и в отличие от желания встать на защиту чести других и своего Отечества, по словам положить душу за други своя , ради защиты которых не грех и взяться за оружие, как например те же князья поступили в отношении печенегов! . Любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас Лк.

6 27-36 Не мсти и не имей злобы низости, подлости, обмана, лести, лукавства и проч. порочных страстей - Комм. Авт. на сынов народа твоего, но люби ближнего твоего, как самого себя Лев. 19 18 Не говори как он поступил со мною, так и я поступлю с ним, воздам человеку по делам его Притч. 24 29 Никому не воздавайте злом за зло грехом за грех - Комм. Авт. , но пекитесь о добром перед всеми человеками.

Не будь побежден злом греховными страстями завладевшими душою - Комм. Авт. , но побеждай зло добром духовным отношением к происходящему, активным добрым примером благочестивой жизни во Христе - Комм. Авт. Рим. 12 17 Ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей 1 Петр. 2 15 Не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую Мф. 5 39 , - т. е. не поддаваться на провокации, но мужественно, сдержанно и с достоинством претерпеть обстоятельства пытающиеся в нас раззадорить дурные страсти, не быть поспешным на злопамятное отмщение за себя, не начиная первым ссору, быть готовым к примирению, нежели к насилию, даже когда предлежат двое из зол, необходимо иметь мужество выбрать наименьшее из них, чтобы избежать большего и избавить от него других, всегда лучше предпочесть путь любви и прощения, верности Богу и принятия на себя страдания, если от этого не будут страдать все другие согласно другому-обратному пояснению этих слов Спасителя, подставлением второй щеки - при справедливом обличении его личных пороков со стороны - человек проявляет смирение, покорность и покаяние за совершенный неблаговидный поступок, переборов в себе надуто-гордое самомнение - первым признает свою возможную вину, не хочет терять дружелюбного отношения с ближними враждуя напрасно по пустякам, будучи уступчивым в деле миротворения, не пытается гордо самооправдаться, а кротко признает свою реальную вину, умеет прощать других и готов попросить прощения если сам огорчил кого-то, и этим действием воздерживается от озлобления, раздражительности и вреда, подставление щеки аллегорически может символизировать первый шаг покорности и согласия, направленный на дальнейшее примирение двух враждующих сторон, ведь для того, чтобы прервать враждебные взаимные действия, одна из сторон должна первой отказаться от причинения вреда и благоразумно ответить добром на зло что бы мы не отвечали на хулиганское оскорбление - подобной же дракой, не нарываясь на ещё больший скандал, а использовали бы более мирные и цивилизованные способы разрешения личных конфликтов основная духовная цель христианства - спасение и обновление личности - предполагает борьбу с причиной всех зол болезнью, нравственным повреждением души , а не с симптомами зла внешней агрессией , заповедь Христа - не противься злому - предполагает борьбу с причиной болезни, потому что не противиться злому можно только одним способом - противопоставив ему добро, наполнив им свое сердце по пословице свято место пусто не бывает , если там нет добра, то царствует зло , потому что равнодушием победить зло невозможно По мнению Рудольфа Бультмана, Он не учит совершенно никакой безжизненно-застывшей в сухих формах схем, таблиц и изречений морали наподобие некоего объемистого талмудического свода предписаний на все случаи жизни вплоть до скабрезных мелочей , но каждую минуту требует от человека принятия фундаментальных экзистенциальных решений в согласии с христианской совестью, диктуемых моментом конкретной жизненной ситуации, не давая ему возможности опереться на некую отвлеченно-общую ущербно-скупую формально-теоретически-рационализированную мораль, которая сняла бы с него личную ответственность за его решение ибо к подвигу насильно принудить или внешне-формально призвать нельзя, подлинно-живой самоотверженный подвиг - рождается подобно плоду в результате исключительно личных нравственных достоинств, приобретенного мужества и внутреннего благочестивого настроя, глубоко сознательного выбора перед совестью скорее каждый момент личного решения принципиально нов человек не встречает кризис решения, вооруженный готовым стандартом он стоит не на твердой почве - но зато имеет, восприняв через Веру, в сердце нравственно-возвышенные ориентиры, заповеди эти записаны не на бумаге только, но запечатлены на скрижалях сердца, и не мертвой формулой, а живым действием, дающим правильное направление мыслям, душе, служащие катализатором добрым стремлениям, - и зовущие его подняться вместе с ними на новую духовную высоту и проникнуть к их доселе неведомой глубине, приобщиться к их неотмирной чистоте, осуществившись в личном подвиге Любви Стяжавшие блаженную душевную чистоту, свободную от примеси всякого соблазна, во внутренней чудесной гармонии всех душевных состояний и невозмутимом страстями безмолвном покое, обретаемом в кротком м и р о л ю б и в о м смирении, во всем хранящее святую меру, источник благоразумия, в которое душа погружается словно в глубины моря и находит там драгоценные жемчужины ниспосылаемые душе смиренной вечности достойные духовные дары плодов добродетелей Само понятие смирение нельзя определить однозначно как термин оно есть что-то или же апофатически определяя исходя из противоположности самолюбию, гордости, тщеславию и т.п выражающееся во внешних каких-либо особенных признаках добродетелей.

Кто хотел бы словом изъяснить ощущение и действие, сердечное извещение и кто думает просветить и научить невкусивших сего самым делом тот делает нечто подобное человеку, вознамерившемуся словами и примерами дать понятие о сладости меда тем, которые никогда его не вкушали. Одно же дарование не может быть познано, потому что оно сокровенно в его сердце и для других невидимо смирение имеет особенные признаки свойства , суть видимые знамения сего сокровища духовного, испытав которые с благим рассуждением, всякий может видеть, что они доказывают чудное богатство души. Смиренномудрие есть безымянная благодать души, имя которой тем только известно, кои познали её собственным опытом оно есть Божие именование ибо Господь говорит научитеся не от Ангела, не от человека, не от книги, но от Мене, т. е. от Моего в вас вселения и осияния и действия Преп. Иоанн Лествичник . Ибо это состояние не омертвело-статичное, но неослабевающее и неоскудевающее - динамически ж и з н е н н о е, подобно содержащимся силам движения во спокойствии животворящего духа, требующее непрестанной напряженной душевной р а б о т ы над собой, и совсем противоположно - теплохладности, отрешенному равнодушию, безразличию, окаменелому бесчувствию, застойности, окостенелости, не имея ничего с ними общего но пребывая в постоянном поиске в общей устремленности к совершенству таким образом получая от него какую-то часть, как бы согреваясь предходя в лучах его солнца , одновременно являясь ему сопутствующим плодом, равно как и действенная любовь, как результат очищенного от соблазнов сокрушенного и смиренного сердца, - движимое тщанием исполнения заповеди любить Бога и ближнего см. Мф. 22 33 , - и в этом являя залог нашего счастья, в умении смиряться и прощать - обретается подлинная красота и в е л и ч и е д у ш и человека, вырастание в полную меру человеческого предназначения.

Порой смирение в том, чтобы сознавая свою гордыню - вовсе не кичиться этим, но самосокрушенно оплакивать её, и исходя из этого всегдашнего покаянного состояния-чувства, быть во всем осторожным, обходительным и аккуратным в искренних отношениях с окружающими людьми, боясь ненароком кого-то даже случайно по амбициям или соперничеству обидеть, уязвить, задеть, предпочитая себялюбию - человеколюбие, желанию своего - жажду жертвенного самоотречения на пользу ближних! Смиренный сердцем высшим оказывает послушание, равных и низших себя не презирает в их нуждах и требованиях, но со всеми обходится, как с братьями, даже если и более достоин чести и большие имеет дарования, чем они где истинное терпение чужих немощей - Прим. Авт. , там и смирение, которое ко всем склоняется, как и любовь. Ибо смотрит не на дарования, но на нищету свою и познает, что он - только вместилище, а не господин их, а нищета и ничтожество - его собственные, как и у всех людей. Ибо всякий человек сам по себе беден и грешен Свят.

Тихон Задонский . Так ветви, когда на них много плодов, плодами же склоняются вниз, а ветвь, на которой нет плодов, поднимается вверх и растет прямо. Есть некоторые деревья, которые не дают плода, пока их ветки растут вверх, если же подвесить камень к ветке и нагнуть ее, тогда она даст плод. Так и душа когда смиряется, приносит плод, и чем более приносит плода, тем более смиряется. Так и святые чем более приближаются к Богу, тем более грешными себя видят Авва Дорофей . В смиренном предстоянии мы добровольно самооткрываем себя Богу и одновременно самим себе, в Его свете зрим свои прегрешения, обнажаем сокровенные недра души пред собою.

Но здесь нет даже и малейшего намека на уныние и отчаяние в самоуничиженности, ибо чем более смиряется, тем более обретает благодать у Бога, Который смиренным дает благодать 1 Пет. 5,5 милость и прощение - Прим. Авт. Свят. Тихон Задонский . И тем больше вместе со смирением разрастается в нем надежда, как цветок внутри сердца его, и он достоверно узнает, что будет спасен Преп. Симеон Новый Богослов . Смирение всегда прекрасно. Оно освобождает людей от всех мучительных забот. Плоды его изобильны, вожделенны.

Смирение есть знак и выражение доброты и благочестия. Любящие добродетель сию получают чрез нее дары многочисленные. В смиренных открывается милосердие. Смирение есть жилище святости. Смиренные бывают опытны, и уста их изливают мудрость. Смирение даст смысл и разум, и сердце наполняет восторгом.

Хочешь ли научиться воздержанию и терпению? Ищи образца для сего в смиренных Зло не может сопротивляться добру мрак бежит, когда является свет сладость прогоняет горечь кротость побеждает притворство молчаливость уничтожает споры. Мрак не воюет с темнотою, ненависть не восстает против неприязни зависть не противится отвращению, желчь не может ненавидеть горечи но злые преследуют добрых, нечестивые - праведных гордые превозносятся над смиренными лжецы посмеиваются над правдивыми безумные презирают мудрых, и тот, в ком нет никакой искренности, повсюду издевается над чистосердечием. Гордому смиренный столько же ненавистен, как человекоубийца. Чьи руки привыкли к злодеянию, тот не может без зависти смотреть на человека праведника пытаясь в чем-то его очернить, придраться, найти упрёк, изъян, лживо обвинить в лицемерии, якобы разоблачить фальшь . Чьи уста исполнены лжи, для того откровенность противна и несносна И обратное добрые не завидуют злым, но злые добрым.

Видно ли когда, чтобы богатые завидовали бедным, благочестивые нечестивым, праведники грешникам, чада созидания развратителям, правдолюбцы обманщикам, благонравные распутным, честные обидчикам? Посему достигай смирения, которое побеждает зависть и изгоняет вражду присовокупи к нему молчание и терпение, могущие предостеречь от разврата. Смиренные далеки от всякой зависти, злого соперничества и беспокойного искательства. Величавость гордости для них отвратительна, упорное непослушание им чуждо. Удаляя от себя ложь, они непричастны злословия. Как сыны мира и согласия, ненавидят и изгоняют вражду как неусыпные ревнители доброго имени, чуждаются всякого легкомыслия.

Они не знают лукавства, любят искренность и чистосердечие. Они спокойны, ибо живут надеждою успокоения. Они берут сребро и делают надлежащее употребление из своих талантов, дабы получить область над десятью градов Лук. 19,16-17 охотно открывают и расточают свое имущество, никогда не оставляют в сокровищнице и не скрывают сребра своего. В мире живут как странники, непрестанно ожидая возвращения в Небесное свое Отечество. Смиренный не смущается, если здесь встретится ему какая-нибудь неприятность ибо он привык быть довольным своим состоянием.

Но как тяжело бывает надменному, не умеющему смирять себя, когда случится с ним какое-нибудь несчастие! Плоды смирения вожделенны ибо оно производит спокойствие и скромность, образует характер любезный и безмятежный. Смиренные бывают простодушны, терпеливы, любезны, невинны, искренни, учены, мудры, предусмотрительны, благоразумны, миролюбивы, милосерды, любообщительны, снисходительны их ум проникает глубины мудрости, их сердце наслаждается спокойствием, их душа сияет красотою. Смиренный любезен во всем слова его сладки, на лице написана веселость. Во всем находит он радость. Смиренных украшает любовь ибо они умеют ходить во свете её.

Кроткие и смиренные сохраняют себя от всякого зла и также заботятся о пользе и спасении других, в обхождении с которыми всегда предупредительны и любезны , и благость сердца отражается на светлом лице их. Говорят ли они? все слова их пристойны. Смеются ли? смех их не слышен. Смиренный боится презирать других, ибо презрение есть порождение ненависти. Ежели он слышит злословие клевету, напраслину или осуждение в адрес ближних , то затыкает слух свой, дабы такие слова не вошли в его сердце. Мысль смиренного устремляется ко всему благому, а тщательность духа спешит осуществить благое.

Смиренный поставляет себя ниже других, но сердце его обитает в вышних, и мысли носятся там, где хранятся его сокровища. Он смотрит в землю, но взор ума его устремлен выспрь, на красоту неба. Он всегда опасается, чтобы как-нибудь не слетело с языка мстительное слово в порицание кого-нибудь. Он радуется о счастии ближнего своего, и заботится об нем, как о себе самом. Встречается ли он с гордым? его кротость пленяет и связывает дух надменного.

Смирение разрушает укрепленные замки, смягчает ярость, обезоруживает злобу Свят. Иаков Низибийский, с авт. прибавл. . Утро приходит к нам как голос Божий, говорящий Выйди, вернись из сна, но уже не тем человеком, которым ты был, когда засыпал вечером вернись к сознанию нового дня так и мы, погружаясь в это состояние как некую г л у б и н у, - которая о с в я щ а е т и з н у т р и всю нашу внешне-повседневную жизнь смирение - помогает нам замечать других людей, в отличие от гордыни - нагло, дерзко и вызывающе противопоставляющей себя - всем прочим, подминая под себя вот так и мы можем восходить, если только оторвемся от видимого, чтобы через молчание дать проявиться невидимому это состояние подобно внутренней т и ш и н е, в глубине которой ощущаем больше, чем просто тишину, ощущаем - п р и с у т с т в и е, и которая является предельным безмолвием, но безмолвием, полным жизни, способным дать жизнь подобно тому внутреннему молчанию, которое позволяет вслушаться во внешние прежде неразличимые доносящиеся звуки и голоса окружающего мира, ранее заглушаемые, прерываемые и перекрикиваемые нашей собственной речью-многословием, и в которой нам дается умение с л ы ш а т ь не только прежние голоса своих страстей самоутверждения, гордо выпяченных интересов нашего эго- я , но - пробившиеся сквозь стену нашей собственной глухоты и непонимания голоса чужих мнений, интересов, потребностей и нужд Д р у г о г о-ближнего человека и тогда пустых якобы напрасных встреч не было бы, и жизнь вокруг нас стала бы глубокой и богатой содержанием, мы стали бы замечать и понимать жизнь людей вокруг нас имели бы направленность не эгоцентрично на самих себя , а - любовью и милосердием и з л у ч а я с ь вовне , мы могли бы стать перед своей совестью и покаяться да, я растратил такие-то возможности, я прошел мимо таких-то людей, я себя потерял в такие-то моменты мы так рассматривали бы каждую встречу, каждое событие, если мы ставили бы перед собой вопрос о том, что я могу дать тому человеку, который передо мной, и что я могу от него принять, получить, - как внимательно мы относились бы друг к другу Мы молчать не умеем это одно из существенных качеств с м и р е н и я - Прим. Авт. . Мы не умеем молчать ни когда мы друг с другом говорим, ни даже когда мы одни. Вы, наверное, все замечали, как мы ведем постоянный диалог с самим собой, как мы постоянно сами с собой разговариваем. Нам надо от этого отучаться. И отучаться мы можем во-первых, тем, чтобы научиться слушать другого человека, когда он с нами говорит.

Вам может показаться странным такое предложение, однако подумайте как часто, как постоянно бывает, что человек с нами говорит, мы следим за его речью, но одновременно в нас идет комментарий на эту речь, мы готовим ответ на то, что он говорит, мы не слушаем его, мы слушаем его на фоне собственных мыслей. Надо научится внутренне молчать и слушать. Слушать не только слова, - слова мы можем слушать и так, как я только что описывал, ведя постоянный комментарий, готовя себя к ответу. И вот если мы научимся слушать слова без комментариев, за словами прислушиваться к голосу, вглядываться во взор, в глаза этого человека, воспринимать его, насколько мы способны, всецело, то сколько-нибудь научимся тому внутреннему молчанию, которое постепенно нас может привести к слушанию собственных наших глубин. Мы должны научиться слушать по-иному. Подобно в о с п р и я т и ю мелодии в музыке. Но за этими звуками стоит композитор с его опытом не музыки, а жизни, самого себя, с опытом красоты и безобразия, с опытом радости и горя, с опытом надежды и отчаяния, с опытом всей глубины человеческой жизни, и своей и чужой а за этим еще лежит весь простор жизни, из которой этот композитор уловил только некоторые звуки, целое море, то море звуков, о котором Лермонтов писал и за этим - тайны жизни.

Так и з а с л о в а м и есть звук голоса, за звуком голоса есть целая человеческая с у д ь б а. Ведь как часто бывает нам человек говорит одно я не хочу сказать лжет нам, а говорит нам ровно столько, сколько, он думает, мы способны принять и понести на себе , а на самом деле за тем малым, что он нам говорит - целое море боли, горя, нужды, надежды на нашу о т з ы в ч и в о с т ь. Как прекрасно сказано Мало слов, а горя реченька, горя реченька бездонная . И как часто за словами мы внутренним нашим слухом не слышим к р и к а д у ш и чаще всего - намеренно, со страхом, как бы не услышать чего-нибудь, что нарушит наш покой, что перед нами поставит неумолимое требование раз ты это услышал, раз ты это понял - ты дальше не можешь жить, мыслить, чувствовать, желать так, как раньше и с осторожностью - как бы не услышать того, чего мы не хотим слышать , пытаясь спастись от нужды сострадать, принять человека в сердце навсегда, потому что услышать этот крик значит душой отозваться, значит взять на себя риск принять горе, нужду этого человека в свое сердце и уже никогда от этого горя не оторваться, никогда не избежать, никогда не убежать от него. Это значит связаться навсегда и жизненно, потому что этот крик требует от нас активного внимания или, если жизнь нас разведет с этим человеком, требует молитвенно никогда не забыть этого крика, который мы один раз услышали от этого человека Митр.

Антоний Сурожский . Взирая на всплывающие из истории светлые образы героев, павших, но не сломленных, за нашу честь и за высшую Правду, нашедшей в них своё олицетворение их тяжелые раны, пролитая кровь, испытанная боль и слезы - это тоже часть общей их с л а в ы, печать самоотвержения в упорной борьбе, несмотря на пережитые муки и лишения - оставшиеся верными долгу до конца их п р и м е р показывает и одновременно с этим доказывает, свидетельствуя о продолжающем живительно гореть в сердцах - чистом неумирающем идеале святой любви и доброй правды, высокого напряжения жертвенного служения высшим целям, и который не умрёт, покуда ещё пребудут на свете такие славные и отважные герои Положившие свою личную жертву в залог нашей будущей выстраданной неодолимой надежды - ради грядущих поколений потомков подвигом любви порождая то, за что сами себя всецело отдали. Любовь восторжествовала в них над гордыней и чувственностью, преобразила их сущность и стала принципом их существования и бытия. Любовь не может быть побеждена смертью, чтобы никогда никто не смел говорить мы друг друга любили , а только мы друг друга любим во веки веков . И вы можете врасти в эту вечность тем, чтобы в вас любовь не только не умирала, но углублялась, утончалась, делалась более светлой. Смерть - не последнее слово если вы сумеете любить д о к о н ц а, то ваша любовь не умрет Митр.

Антоний Сурожский . Посеяв неотвратимую р е ш и м о с т ь в душах прочих также последовать образу своей отваги если семя не умрет, то не оживет и не принесет много плода ср. Ин. 12,24 1 Кор. 15,35 , - любовь сама себя распространяет друг от друга подобно возгоревшейся искре огня, сеет и взращает чистые ростки окропленные своей кровью их верность и героизм - не ушел напрасно, он был, и не забыт и не исчез вникуда, они проложили, проторили нам путь к вожделеннейшей неистребимой Божьей Правде, зажегшие и в нас стремление следовать за собою - ради бескорыстного и щедрого человеколюбия, во имя человека-брата, на помощь всем сирым, убогим, обездоленным каждая их малая личная добродетель - как искра и огонек в океане разлитого Света - Смысла жизни, оправдывающего наше человеческое существование, вопреки попыткам прочих погрузить во тьму хаоса ненависти, вражды и взаимоистребления тем самым п о к а з а в, продемонстрировав на ободряющем примере своей жизни, что нельзя даже насилием и страхом неисчислимых угроз - отнять, вытравить, оторвать из глубин сердца народного - то нетленное доброе и вечное, из достояния веков накрепко с ним связанное и искони, незыблемо-устойчиво укорененное в нем - веру в Бога и в человека, в неизбежную победу Добра, - составлявших саму его суть, впитавшихся в его кровь и душу и эту правду можно попрать и распять - лишь со-распяв вместе с нею и самого человека и в этой жертве, казалось, Правда умирала - но впитанная и сохраненная до поры сокровенно-подспудно в недрах вечной памяти и в исполненности самой нашей жизнью, блюдящей оставленные наследием её святые Заповеди и Заветы, продолженные и пронесенные через испытания потрясений, запечатленные и сбереженные в тайниках души и народного сердца, продолжающие освящая и вдохновляя жить в нас животворным идеалом её святыни, - через всё это она всегда воскресает вновь, - в нашей собственной благочестной жизни, соотнесенной с её древними, непреложными, неустаревающими и вечноюными идеалами и поверяемой ими, чтобы каждым поступком возвещать ту единственную и безграничную любовь, которая возвышает человека от раба до друга Божия, - идущие к взыскуемой цели вечноблаженного счастья, являющейся не только увенчивающим концом, наградой и завершением прежнего многострадального пути, - но и началом нечто изумительно нового, ещё пока неведомого недостигшими его И доныне звучат живые голоса, призывающие жить по Правде, по-Божьи Подумаем о себе, и о каждом человеке, который вокруг нас находится, о самых близких - и о случайных встречах подумаем о хрупкости человеческой, о том, как легко поскользнуться и упасть и в момент поражения останемся верными до конца, любящим сердцем не изменим, и из страха - не отвернемся. И тогда действительно, понеся друг друга тяготы, мы исполним закон Христов тогда мы войдем в сонм тех, соединимся и останемся с теми, кто в течение всей истории жизни человечества не стыдился пораженных, не отворачивался от падших, был Божией любовью и Божиим промыслом Митр. Антоний Сурожский . Нам жизнь дана, чтобы любить, Любить без меры, без предела, И всем страдальцам посвятить Свой разум, кровь свою и тело, Нам жизнь дана, чтоб утешать Униженных и оскорбленных, И согревать и насыщать Нуждой и скорбью угнетенных. Нам жизнь дана, чтоб до конца Бороться со страстями, с ложью И насаждать в свои сердца Одну святую Правду Божью.

А правда в том, чтобы любить, Любить без меры, без предела И всем страдальцам посвятить Свой разум, кровь свою и тело Схиигумен Савва Остапенко III ПОСТОЯНСТВО И УПРАЖНЕНИЕ В ДОБРОДЕТЕЛИ - ДЕЙСТВЕННОЕ МИЛОСЕРДИЕ ЕСЛИ ДАЖЕ ВОКРУГ НАС НЕТ ЛЮБВИ - МЫ ДОЛЖНЫ ЖИТЬ ТАК БУДТО ОНА ЕСТЬ, ПУСТЬ ЧЕРЕЗ НАС ОНА ЯВЛЕНА БУДЕТ! Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь н и к о г д а н е п е р е с т а е т 1 Кор. 13 4-8 . Как только выходим за порог эгоизма, мы сталкиваемся с реальностью нуждающихся людей, требующих о себе п о с т о я н н о й заботы, попечения и ухода, непрестанной плодотворной работы и напряжения духа. Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать 1 Кор 8 2 .

Здесь уместно приложим императив Сократа, когда мы мыслим себя достигшими каких-либо добродетелей, мы теряем в них смирение когда же признаем собственное недостоинство в совершаемых нами благих поступках, не лишенных примеси самомнения и тщеславия ибо кто почитает себя чем-нибудь, будучи ничто, тот обольщает сам себя Гал. 6 3 , - то открываем себе пути дальнейшего совершенствования не потому, чтобы я уже достиг, или усовершился но стремлюсь, не достигну ли я Флп. 3,12 . Что мы оставим после себя, подобно семенам, в душах людей - горы мусора или же частицу прекрасного? Как повлияет наша жизнь на окружающих, каковы будут её плоды? Как земледелец упорно трудится и ждет драгоценного плода от земли и для него терпит долго так и постоянные и частые, терпеливо совершаемые, хотя и малые, подобно упорным волнам, со временем шлифующим делая гладким камень, добрые дела, приятные мелочи, теплые мгновения, подаренные нами другим - составят впоследствии большой неоценимый вклад.

Доброта, подаренная им когда-то однажды, никуда не исчезнет, сохранится в потаенных глубинах тронутого нежностью, согретого заботливой теплотою сердца, пронесенная сквозь жизнь, рано или поздно пробудится, прорастет подобно ростку сквозь каменистую почву огрубелых чувств, поможет не ослабнуть духом в трудный час. Давайте, и дастся вам мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам Лк. 6 38 . Подобно тому, как хлеб от долгого лежания покрывается плесенью и портится, так и нереализованное добро подобно притче о закопанных талантах см. Мф. 25,14-30 , т. е. данных нам возможностях в жизни проявить человеколюбие, стать в свою меру добрее - наносит душе вред и приводит к духовному застою . Часть любви, которую оставляешь себе, ты отнимаешь от всецелой и безграничной любви, которую необходимо иметь к другим.

Насколько возможно, исключи своё я из того, что ты делаешь, посели в своё сердце других. То, что ты желаешь для себя, отдавай другим. Чем больше будешь отдавать, тем больше будешь получать Чем дольше человек сидит без дела, тем больше расслабляется, а чем больше работает, тем сильнее становится хотя в работе и вынужденно сопряжены с усталостью, потом, измождением и т.п но зато укрепляясь умением, искусностью, терпеливым прилежанием, также служа прокормлением для себя и семьи - Прим. Авт. . Помимо того что работой он отгоняет от себя печаль, ещё и помогает себе духовно. Когда ты даешь благословение другому, то берешь благословение сам. Благословение рождает благословение Паисий Святогорец .

Н е т л е н н о е б о г а т с т в о, неоскудеваемое имущество нашей души - это запас милосердия в сердце, накопляемый трудом любви по-отношнению к ближним чем больше так трудимся , терпеливо понуждаем себя, превозмогая усталость - тем полнее радость и более результатов мы добиваемся, ибо Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его Мф. 11 12 и Царствие Божие внутрь вас есть Лк. 17 21 . Когда мы говорим сердце , то имеем в виду расположение к жертвенности, благородную любовь. Сердце словно аккумуляторная батарея, которая постоянно подзаряжается. Оно не устаёт и не стареет, его сила не исчерпывается никогда.

Но над сердцем надо работать. Чем больше любви сеешь, тем больше она растёт. Но если он будет держать семена в пакетике и не посеет их, то в них заведутся черви. То же самое происходит и с любовью. Чтобы любовь возрастала, нужно её отдавать. Человек, который не отдаёт даже ту немногую любовь, что у него есть, словно держит в руке горсть семян и не хочет их посеять Паисий Святогорец . Слабохарактерная привычка к непостоянству и легкомысленной ветрености во всем, в итоге вырождается в т. н. синдром выгорания когда поначалу импульсивные-необстоятельные люди легко загораются первым энтузиазмом, воодушевлением, - но потом быстро остывают, охладевают, это дело приедается , становится скучным, хочется чего-то новенького, другого, более занимательного, развлекательного, интересного, в погоне за новыми впечатлениями мечутся, хотят сами не зная чего, при первом столкновении с малейшими неприятными трудностями, у таковых быстро опускаются руки и они легко впадают в уныние, и нет уже желания делать то, что раньше приносило нам удовлетворение, порой не хочется вообще ничего делать, трудно собраться, бывает какая-то усталость, разочарование, уныние, прострация, депрессия, человек ломается, не выдерживает моральных и эмоциональных перегрузок, бывает, что человек продолжает делать свое дело, но делает его как бы по инерции, дело теряет свое существо, свою цель и смысл.

И, на самом деле, постоянно делать доброе дело легко, радостно, не принуждая себя, без устали и без отдыха, - невозможно и одного простого желания недостаточно мало, - нужна ещё твердая решительная готовность к жертвенному подвигу самоотречения во имя любви ибо приносить добро людям - это всегда тяжелый труд, сопряженный со многими рисками, в котором нельзя достичь опытной мудрости без несения креста, нельзя пытаться овладеть добродетелями без усилий, но не должно бояться каких-либо трудностей или лишений, ибо без непроизвольного искушения которое не от нас зависит , неожиданного и внезапного, - мы не сможем научиться духовному восприятию жизни Как замечательно указывает на то свят. Климент Александрийский Но что с атлетом бывает, - да позволено мне будет великое и непреходящее сравнить с малым и слабым, - то же пусть применяет к себе и тот, кто в этом мире богат. Как из атлетов который от надежды победить и получить победную награду отказался, не признается на арену выходившим тот же, который проникся в духе сей надеждой, но о трудах, соответственном питании себя и упражнениях, к сей цели ведущих, не заботился, обыкновенно без победного венка остается и в самой надежде обманывается. Так и тот, кто располагает обилием земных благ, не может считать себя ни устраненным от получения победной награды, обетованной Спасителем, если только он остается верующим и обращает взоры на величие человеколюбия Божия, ни надеяться не может, если он не упражняется и не борется, что украсит себя неувядающим победным венком, не запылившись и не вспотевши В добродетели заключено деятельное начало - огонь любви не опаляющий, но животворящий добродетель как и любовь, подобна терпкому вину, со временем всё более укрепляясь и приобретая новые глубокие качества, с годами лучше и острее научаясь, позволяя примечать прежде скрытое особые добрые стороны души любимого нами, сострадательное понимание чужих проблем, воспринимая их почти как за свои, пропитываясь его окружением, начиная жить его интересами отстаивая и защищая права, постоять за честь близких и любимых и становясь ему как бы родным В этой настойчивости и долготерпении, подражая и уподобляясь Христу, Который с любовью подходит к отворачивающимся от Него убеждает их, заклинает не презирать Его любви, а если они высказывают в ответ лишь недовольство и остаются глухими к Его призывам, Сам делается их защитником Св. Дионисий Ареопагит . Милостивый весьма блажен, потому что плод милости делается собственным достоянием милующего Свят.

Григорий Нисский . Человек милостивый - врач своей души, потому что как бы сильным ветром изгоняет он из нее омрачение страстей Преп. Исаак Сирин . Не стоит торопиться поспешно обессиленно опускать руки как невзрачное сморщенное сухое семя, если за ним терпеливо ухаживать и поливать, рано или поздно даст свежий всход так и добрые слова и ласка подобны тому семени, мало-помалу растапливающие огрубелые сердца, возвращающие некогда забытое и утраченное. Это как первый шаг по тропе добродетелей, пока ещё первое посеянное зерно, но со временем зерно вырастает, станет деревом и принесет благодатно обильные плоды сторицею - тогда их испробовавший узнает, что такое радость настоящей любви. Известно, что насытить сладострастную похоть человек не в силах, что страсть разгорается тем сильнее, чем больше усилий мы тратим на ее удовлетворение подобное же переложимо и в обратном направлении чтобы любовь в сердце не угасла подобно стагнации , исчезновению и остановке в нем любого динамически-творческого импульса , требуется поддерживать неуклонное и неослабевающее постоянство в добрых делах, динамизм, развитие, усердный труд души, подобно подкидыванию хвороста в её пламень. Усердное постоянство добрых дел но хотя они могут совершаться и по расчету, лицемерно, и по тщеславию и гордыне , как подбрасываемого хвороста в пламень любви - всё более разгорающейся и стремящейся каждому помочь упражнением и преуспеванием в доброделании, мы сами всё более и более положительно утверждаемся, укореняемся и упрочняемся в добре не можем обойтись без него снова и снова, подобно вожделенному ежедневно-постоянному принятию пищи, утоляющей наш душевный голод, обеспечивающей нравственный рост, и без которой мы духовно мертвеем.

Душа милосердная, сердце милующее, как бы привыкает к постоянному, настойчивому доброделанию, такая привычка носит полезный характер услужливой подмоги, союзником в деле следования по уже некогда избранному пути, поддерживающей и закрепляющей в нас то хорошее, те добрые намерения, которые прежде приобрели, подобно благовоспитанности, приученностью к доброделанию, выработанной упражнением в добродетели легкости навыка, умения, - повторение хороших поступков для добродетельной жизни играет решающую роль, время камень точит посл. требование с нашей стороны постоянства и непрестанно прилагаемых усилий - необходимо в деле спасения ближнего, создающее для этого благоприятное окружение, благотворно воздействующее на него, но без сопутствующего им спонтанного автоматизма, - сохранив качества сознательного свободного поступка, как результата преизбытка любви, доброжелательной установки, и уже не мыслит свою жизнь без него, - испытывает п о т р е б н о с т ь в нем, выражающую её нравственность, следование гуманным ценностям её мотивирующим, внутреннюю её широту, щедрость и желание дарить добро, приносить радость, как основной принцип её существования и бытия. Нужно как бы всегда ж и т ь этой любовью постоянной и ежедневной - присутствующей в нашем отношении ко всему окружающему. Эта л ю б о в ь - н е ч у в с т в о, не какая-то сентиментальная эмоция - это степень жизни, жизненная установка, полнота, которая способна отдаваться бесстрашно, - ибо любовь не есть просто субъективное чувство, не любовь-предпочтение, в силу которого то, что мы любим, нравится нам, доставляет нам радость или удовольствие, предмет любви часто, напротив, доставляет нам огорчения и страдания в предмете любви многое может нам не нравиться, сознаваться как недостаток - от этого мы не перестаем его любить, и забота о благе любимого связана со многими страданиями и волнениями С.Л. Франк . Вырабатывается особый благожелательный настрой, тяготение, душевное качество, мотивирующая склонность, тенденция, позитивное состояние личной благорасположенности по отношению к окружающим людям, пред взором которой каждый обретает свою подлинную ценность и достоинство где важен даже не внешний результат, а само благое желание, стремление к добру, по Иоанну Златоусту Господь, и намерение целует настойчивость и долготерпение нас воспитывает, упражняет, приучает, принуждает любить, возделывает почву, и в итоге произращает расцветая в цветущий благоуханный райский сад души - вертоград добродетелей из наших добрых чувств милосердия, любви и человеколюбивого сострадания - благодатных цветов жизни вечной Добродетели нет предела совершенству как семя дает росток, когда пойдет дождь, так расцветает сердце при добрых делах Преп. Ефрем Сирин . Только утвердившаяся в нас забота о добродетели есть нечто постоянное.

Ибо кто преуспел в чем-либо высоком, тот при возрастании в них имеет не мимолетное и не неустойчивое, но непоколебимое, длящееся всю жизнь удовлетворение. Кто желает добродетели, тот приобретает то, чего возжелал. Потому - блажен взалкавший целомудрия, ибо исполнится чистоты. Насыщение ею производит не отвращение, но усиленное желание и насыщение и желание взаимно возрастают в равной степени. Ибо за желанием добродетели следует приобретение желаемого, и приобретенное благо приносит в душу непрекращающуюся радость.

Таково свойство этого блага, что не только в настоящем, но на все времена доставляет действительную радость. Преуспевающего в добре радует и воспоминание о жизни, проведенной правильно, и сама жизнь в настоящем, и ожидание воздаяния, которое вижу не в чем ином, как в той же добродетели, так как она и есть дело преуспевающего и дается как награда за преуспеяние Свят. Григорий Нисский . Всякое расположение любви остается вписанным в жизни. Ибо истинная добродетель - награда сама по себе. Где истинная добродетель, там и любовь где любовь, там добрая и спокойная совесть, где спокойная совесть, там мир и покой, где мир и покой, там утешение и радость Свят. Тихон Задонский . Будем же упражняться в добродетели, в ней великое богатство и великое чудо - она доставляет истинную свободу Свят.

Иоанн Златоуст . Доброделание не должно являться скорее исключением изредка, по случаю , а - всегдашним и необходимым для жизни п р а в и л о м. Что пользы человеку от вчерашней сытости, если он голоден сегодня? Так и душе не в пользу вчерашнее доброе дело, если сегодня оставлено исполнение правды Свят. Василий Великий . Добродетели эти требуют не только неоднократного проявления, они должны всегда пребывать в нас, быть присущими нам, укорененными в нас. И они не должны оставаться на одном уровне, но все более и более умножаться преуспевать и возрастать в силе и плодотворности Еп.

Феофан Затворник . Мелкие хорошие поступки - это вода на цветок личности человека. Совсем не надо человеку голодному или давно голодавшему съесть полпуда хлеба - достаточно съесть полфунта, и уже его организм воспрянет. Жизнь сама дает удивительные подобия и образы важности маленьких дел. Чтобы всквасить бочку с тестом, совсем не надо ее смешивать с бочкой дрожжей. Достаточно положить совсем немного дрожжей - и вся бочка вскиснет.

То же и доброе самое малое может произвести огромное действие. Вот почему не надо пренебрегать мелочами в добре и говорить себе Большое добро не могу сделать - не буду заботиться и ни о каком добре . Большое добро есть лишь крыша, возведенная на стенах - кирпичиках - малого добра. Так спасается человек от малого происходит великое. Верный в малом оказывается верным в великом Архим.

Иоанн Крестьянкин . Душа каждого из нас подобна лампаде, делание добра - елею, любовь - фитиль. Когда же недостает елея, то есть доброделания, то любовь иссякает и свет гаснет Свят. Григорий Палама . Как идущий со светильником светит тем, которые вместе с ним, так светит и добродетель, которая всегда носит с собою славу Свят. Иоанн Златоуст . IV О СТРЕМЛЕНИИ К СЧАСТЬЮ - КАК ИСТИННО-РЕАЛЬНОМУ ОСУЩЕСТВИМОМУ ИДЕАЛУ, НЕКОЕЙ ТОСКЕ ПО БЕССМЕРТНОМУ МИРУ ВСЕОБЩЕЙ ЛЮБВИ, НЕСКОНЧАЕМОЙ РАДОСТИ И ВСЕБЛАЖЕННОГО ВЕСЕЛИЯ, КАК ОТГОЛОСКУ УЖЕ СУЩЕСТВУЮЩЕЙ ВЫСШЕЙ РЕАЛЬНОСТИ, И НЕОТЪЕМЛЕМОМУ УПОВАНИЮ В НАДЕЖДЕ ОБРЕТЕНИЯ ПОДЛИННОГО СВОЕГО БЫТИЯ - В ОБОЖЕННОСТИ ИЩИТЕ ЖЕ ПРЕЖДЕ ЦАРСТВА БОЖИЯ И ПРАВДЫ ЕГО, И ЭТО ВСЕ ПРИЛОЖИТСЯ ВАМ МФ. 6,33 О ВСЕЛЕНСКИ-БЕЗМЕРНОЙ СКУКЕ ОДИНОКОГО ЧЕЛОВЕЧКА, ЗАБРОШЕННОГО НЕИЗВЕСТНО ОТКУДА И ЗАЧЕМ В ЭТОТ ЖЕСТОКИЙ МИР, ЛЕЖАЩИЙ ВО ЗЛЕ 1 ИОАН.

5,19-20 , ЗДЕСЬ ЗАРОЖДАЮТСЯ И РАСТУТ НА СТРАДАНИЕ И ГОРЕ, ЗЕМЛЯ - ЭТО МЕСТО МУЧАЮЩЕГО УДОВОЛЬСТВИЯ, ТЯЖЕЛОГО СЧАСТЬЯ, - И СЧАСТЛИВЫ БЛАЖЕННЫЕ ЛИШЬ ТЕ, КТО СМОГ ОТРЕШИТЬСЯ ОТ СУЕТЫ ВСЕГО НЕГО ДОБРОТА И ТЕПЛОТА ДУШЕВНАЯ ПОТЕРЯЛИ ЦЕННОСТЬ В ЖЕСТОКОМ МИРЕ, МНОГИЕ СТРЕМЯТСЯ К СЛАВЕ, БОГАТСТВУ, СИЛЕ, ВЛАСТИ, - НО МАЛО КТО ВОЗЖАЖДЕТ УСТРЕМИТЬСЯ К БЕЗУСЛОВНОЙ ЛЮБВИ ХОТЯ МИР ЖЕСТОК, ОБМАНЧИВ И ВО ВЛАСТИ ЛЖИ - НО НАМ ДАНА СВОБОДА ПОСТУПАТЬ ПРОТИВ ЕГО ДИКИХ ПРАВИЛ , БОРОТЬСЯ С ПОРОКОМ, ЖИЗНЬЮ СВОЕЙ УТВЕРЖДАТЬ ДОБРО, ЖИТЬ ПО ПРАВДЕ БОЖЬЕЙ, И НАМ ОСТАВЛЕНА ЛИШЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОКАЯНИЯ И НАДЕЖДА НА ПРОЩЕНИЕ ТВОРЯ ДРУГИМ ДОБРО, МЫ ВНОСИМ ЕГО ЧАСТИЦУ В ЭТОТ МИР И ЭТОТ ПЕРВИЧНЫЙ ЗАРЯД ЕЁ ПОЛОЖИТЕЛЬНОЙ ЭНЕРГИИ НИКУДА ПОТОМ НЕ РАСТВОРЯЕТСЯ И НЕ ИСЧЕЗАЕТ, - ТЕМ САМЫМ, МЫ ДЕЛАЕМ ДОЛЖНИКОМ ДУХОВНЫЙ ЗАКОН ДОБРОТЫ, КОТОРАЯ КОГДА-НИБУДЬ СТОРИЦЕЙ ВОЗВРАТИТСЯ НАМ ОБРАТНО, ЧЕРЕЗ ИНЫХ ДОБРЫХ ЛЮДЕЙ ЛИЧНОЕ СЧАСТЬЕ ИНДИВИДА - ЗАВИСИТ ОТ СОБОРНОГО БЛАГА ДРУГИХ, НЕОТЪЕМЛЕМО ОТ НЕГО, И СЛУЖИТ НЕОБХОДИМЫМ УСЛОВИЕМ ЕГО ДОСТИЖЕНИЯ, ЧЕРЕЗ ЛЮБОВЬ К БОГУ И К БЛИЖНЕМУ ВСЁ СОЦИАЛЬНО ВЗАИМОСВЯЗАНО КАКИМ СТАНЕТ ЗАВТРАШНЕЕ БУДУЩЕЕ НАШЕЙ СОБСТВЕННОЙ ЖИЗНИ - ЗАВИСИТ ОТ СЕГОДНЯШНЕЙ НАШЕЙ ЗАБОТЫ О БЛИЖНИХ И ЛЮБОЕ ДОБРОЕ СЛОВО ИМЕЕТ ВЕС, А КАЖДЫЙ ДОБРОДЕТЕЛЬНЫЙ ПОСТУПОК - ПОСЛЕДСТВИЯ ПО ПОСЛОВИЦЕ КАК АУКНЕТСЯ, ТАК И ОТКЛИКНЕТСЯ! , НО САМОЕ ДРАГОЦЕННОЕ - ЭТО ДОВЕРИТЕЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, ВЕДЬ ИМЕННО ТАКИЕ ОТНОШЕНИЯ С БОГОМ И ЛЮДЬМИ СПОСОБНЫ ИЗМЕНИТЬ К ЛУЧШЕМУ ЛЮБОГО ЧЕЛОВЕКА Все мы внутренне остро чувствуем словно предвечерней тоской о чем-то и осознаем неистощимо-доминирующую п о т р е б н о с т ь в каком-то смысле жизни, оправдывающем это тяжело-скорбное земное бытие человека, подающем силы продолжать дальше жить ради и во имя чего-то, в незыблемой духовной опоре и вере, и непрестанно ищем, исходя из собственных приглушенных, ограниченных, смутных, расплывчатых, невнятно-неопределенных предощущений, порывов затаенно-дремлющих в нас, представлений и понятий о нем, и когда не находим его, поспешно говорим себе, что будто его и вовсе нет Словами блаж. Августина как могли бы мы искать Его, если бы у нас Его не было? Ибо Ты создал нас для Себя, и не знает покоя сердце наше, пока не успокоится в Тебе Блаж. Августин Только в Боге успокаивается душа моя от Него спасение мое Пс. 61 2 Не смирял ли я и не успокаивал ли души моей, как дитяти, отнятого от груди матери? душа моя была во мне, как дитя, отнятое от груди Пс.

130 2 . Ведь искание, не находящее себе удовлетворения ни в каких благах и ценностях мира, предполагает смутное видение и чаяние чего-то иного, совершенной, всеобъемлющей и вечной жизни. Ибо тот вечный источник жизни и света, которого мы ищем, - он-то сам и есть та сила, которая гонит нас на поиски его С.Л. Франк . По крайней мере, всегда есть смысл - искать смысл жизни , ибо сам творческий процесс поиска актуализирует в человеке духовную составляющую но это не значит, что мы вечно обречены скитаться в этих поисках смысла , так никогда его и не обретя, ибо начав сами эти поиски - мы отчасти уже обрели его, прикоснувшись к нему, смысл есть уже внутри нас, воплощенный в этом самом зове , во вложенной кем-то в нас духовной жажде совершенства, в самой радости предвкушения встречи и в побуждении отозваться радостно двинуться навстречу как можно из сих слов догадаться, полностью удовлетворяющий это подспудное человеческое желание смысл жизни - тождественен абсолютному Бытию, нескончаемому Блаженству и неувядаемой Красоте - возможных только в Боге Эта эминентная врожденная н а п р а в л е н н о с т ь, заложенная в нашей природе устремленность к поиску и познанию какого-либо добра, счастья, истины и красоты - как вторичное репрезентативно-производное, пробуждаемое более совершенной Первопричиной, оборачивающейся её первичной манифестацией существующей объективной реальности подлинного высшего её Смысла. Взыскуемой высшей Цели человеческого призвания, абсолютного Добра, пока ещё во внешнем мире несамоочевидной, неосязаемой, во всей полноте замысла нераскрытой, невнятно-неуловимой, смутно-неясной, трудно-различимой в тумане, как бы предрассветной, но в глубине интуитивно чуемо-знаемой душею н е о б х о д и м о с т ь ю в её существовании, сродни ожиданию наступления рассвета нового дня или же как посреди студеной вьюжной зимы в свежих еле-уловимых порывах ветра уже предчувствуется скорое приближение весенней оттепели, её первое дыхание Библия выражает образно и символически-иносказательно смысл этих чаяний, говоря об этом следующее Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан 1 Кор. 13 12 Мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда 2 Петр.

3 13 И прежние уже не будут воспоминаемы и не придут на сердце Ис. 65 17 Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их. И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою на гнездо змеи. Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей Ис. 11 6-9 . Вся з е м н а я ж и з н ь - это переходный процесс постоянного стремления к счастью или чему-либо иному , поиска истины и жажды самоосмысления, это н а д е ж д а - с целью лежащей в н е пределов здешнего земного странствия, оправдание которой познаётся лишь п о с л е его завершения именно эта надежда - движет миром, руководит прогресс человечества, заставляет людей продолжать верить, искать и стремиться к чему-то неведомому лучшему, заставляет находить силу смысл сегодняшнего дня, потенциал ожиданий от завтрашнего и видеть очертания чаемого и предполагаемого грядущего Надежда есть обогащение невидимым богатством надежда есть несомненное владение сокровищем еще прежде получения сокровища.

Надежда есть упокоение в трудах она - дверь любви, она убивает отчаяние, она - залог будущих благ. Оскудение надежды есть истребление любви с надеждою связаны наши труды на ней зиждутся подвиги ее милость Божия окружает Преп. Иоанн Лествичник . Надежда - в которой действительное не побеждает окончательно, не являясь чем-то предопределенным, но п р о ц е с с о м постоянного развития, становления, составляющем собою наше настоящее , самим творчески свободно порождающем новые реалии того что может стать Настоящее - это стремительное изменение всего в мире человек не успеет оглянуться, как он уже вынужден вспомнить о прошлом, если он в этот момент не уповает на будущее Блаж. Августин её имманентно в ней заложенное стремление к ожиданию блага - само направлено на его приближение, ибо служит творчески предвосхищающим стимулом, мотивацией в настоящем, понуждает подготавливать и создавать все условия для осуществления грядущего всегда есть время сказать ещё не вечер , ещё не поздно всё изменить, начать заново всему отрицательно-злому, страху как её антиподу, плоду отчаяния - противопоставляя л у ч ш е е, положительно-доброе, показавшее ему, что ещё рано оно празднует свою победу . Надежда - как внутренний голод , интенциональная п о т р е б н о с т ь души, сопутствует всякому развитию и жизнедеятельности, подобно растению тянущемуся на солнечный свет, подобно новорожденному младенцу открывающему для себя мир новых возможностей, подобно уверенности, что после долгой кромешной ночи увидим рассвет нового дня надежда - сопровождает веру, как искреннее доверие её Объекту оправдания наших чаяний и упований, основываясь на ней и все они - находят осуществление в воскрешающем акте любви, человеколюбивого сострадания, отзывчивости, сопереживания, пробуждая от духовной смерти, спячки, из пут алчности, эгоизма, равнодушия, уныния, лености, порока - творя из нас нового человека , наделенного милосердным сердцем и только любви присуща категория вечной ценности, которая, даже когда всё пройдет, - останется с нами пением ликующего сердца и частью души Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится 1 Кор.

13 8 Человек ищет правды Любви прежде каких-либо иных рационалистически нейтральных истин в которой триада понятий Истины, Добра и Красоты - сведена воедино и взаимообусловлена для его сердца - 1 любовь есть неотъемлемое, аксиологически-обоснованно присущее качество И с т и н ы абсолютного Логоса, Смысла мира, высшей Премудрости - воспринимаемой благом для себя и для всего живого, способной дать окончательный ответ на все его недоумения и страдания, а значит, обладать свойством р а з у м н о с т и если же ему будет предложен в виде абсолютного идеала - 2 источник человеконенавистничества или даже просто какой-то механически-случайный принцип, на место главного закона вселенной первопричины , безразличный к страданиям существ в ней, - сердце естественно воспротивится, восстанет, начнет бороться против сего В этом мы явственно ощущаем какую-то тоску и томление нашего свободного духа, в котором воплощена в о л я к Ж и з н и - н е о т м и р н о й, но интуитивно предчувствуемой, превышающей всё прежде привычно виденное нами на земле, пытаясь её заглушить средь шумных удовольствий и развлечений - но всё же не способных нас удовлетворить окончательно, и наполненной богатством подлинного и вечного содержания, как абсолютному экзистенциальному благу, в котором личность обретает подлинно саму себя, и также - это поиск души своего конечного п р е д н а з н а ч е н и я т. е. которую мир не способен всецело вместить, которая чище и святее всего существующего в грехопадшем мире сем, основанной на абсолютных законах премудрой высшей Правды и всемилосердного Добра следует оговорить, что земная жизнь - является приуготовлением к этому вечному Бытию, где всё временно-земное подобно аллегории - метафизическому образу некоей почвы , в которую посевается семя -душа наша рождается, чтобы впоследствии по смерти - благодатно-духовно прорасти в Вечность, либо прогнить, увясть и засохнуть, - встречающую нас, состоящую и наполненную из бесчисленного сонма и мириад точно таких же душ как и мы, ибо будучи один раз рождено - никуда ничто не исчезает бесследно, это все те люди - с кем нам приходилось сталкиваться по жизни, и к которым мы прежде в оставленной прошлой земной жизни относились либо как к друзьям , либо как к врагам , - ныне же они все предстанут в своем подлинном обличии, и если мы, по заповеди, возлюбили даже личных врагов своих , - тогда и мы сами будем прощены теми кого несправедливо и невинно считали прежде своими врагами , однако при этом всё равно продолжая их любить Мы жаждем жизни и жаждем не своими мыслью или пониманием. Также и не своею волей. Мы жаждем ее своими телом и душой. Стремление к жизни, посеянное в нашей природе, орошает каждую малейшую складку нашего бытия. И это стремление к связи, к со-сущию неумолимо оно требует, чтобы мы стали одним целым с пред-лежащей сущностью мира, одним целым с красотой земли, безграничностью моря, сладостью плодов, благоуханием цветов. Одним телом с Другим. Другой есть единственная возможность к тому, чтобы наша связь с миром имела взаимность.

Он есть лицо мира. Логос каждой пред-лежащей сущности. Логос, который обращается ко мне и призывает меня к соборному со-сущию. Он обещает мне мир жизни, изумительное украшение всецелости. В одной лишь связи Путь к жизни проходит через Другого. Присутствие Другого - возможность связи, то есть жизни - есть место , в котором показывается первый знак, слово желания.

Слово, которое образует субъект - носитель желания. Наше бытие по-прежнему желает оставаться в первородной бесхитростности. Оно упорно продолжает облекать в любовь желание жизни, жизни непрекращающейся, неограниченной. Желание, чтобы наша личностная уникальность пребывала нерушимой, свободной от всякого вымеривания или ограничивания. И каждый истинный любовный опыт удостоверяет путь нерушимого бытия.

Любовь удостоверяет бессмертие - неужели после этого она есть всего лишь обманчивое чувство? Христос Яннарас . Ибо способность полноценно любить и надеяться дана только свободной личности как неразумным животным несвойственно верить в чудо, подсознательно знать и ожидать перемен, превосходить над ситуацией, а не безвольно соглашаться с чередой негативных роковых обстоятельств, и принимать их за должное , фатальное , которое уже никак не изменишь , иметь внутренний настрой и готовность, не опуская рук, продолжать бороться за счастье, хотя которое для многих неизвестное, неясное, смутное, никогда ими не виденное, не пережитое, не испытанное, но от этого не менее притягательное и манящее, желанное, - ибо чувствует сердце человеческое своё окончательное призвание к более в ы с ш е м у, чем предлагаемое ему миром усредненной нормы Но не зло определяет жизнь человека, способное лишь временно вогнать в ступор, подавить, навести уныние, печаль, мрак на душу, помутить рассудок, духовно дезориентировать, ввергнуть в замешательство и растерянность а - только Л ю б о в ь - животворная, созидательная, возрождающая, воскрешающая, обновляющая, ободряющая, вдохновляюще-чудодейственная, способная пробудить в сердце веру и надежду, подобно ощущаемой нами ласкающей теплоте от лучей Солнца, заставляющая всей душей возжелать, воспарить и в предельном уповании всецело-вседушно устремиться к её познанию Откуда в сердце нашем это промыслительно-благостно дарованное, инстинктивно врожденно-заложенное и тем самым бессмертное стремление к поиску-взысканию чудодейственно-животворящего высокого идеала доброй Правды, в которой видим источник своих сил и великую цель своего удела-предназначения и служения ей? Нет, так не должно быть не может жизнь стоять на такой неправде, узурпировавшей место по-праву отведенное добру, - где-то есть Божья Правда, зовущая к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на Небесах для нас см. 1 Петр. 1 4 , воздающая справедливо каждому по заслугам, оправдание и увенчивающая награда добродетельным праведникам и вечный позор сожженным в совести нечестивым беззаконникам, - вот её-то и надо всем сердцем искать, всей душею устремиться к её беспредельной, неизреченной и всеблаженной полноте счастья, несмотря на то, что видимая действительность зачастую говорит об обратном , - неосознанно говорит возмущенный голос внутри нас. Для чего нужна вера? - ни для чего. Если б я сказал, что она нужна, чтобы быть хорошим человеком, чтобы помогать людям, чтобы познавать Бога, чтобы спасти свою душу - все это означало бы корыстное и эгоистическое отношение к вере.

Мы верим не для чего-то, а потому что - мы любим Бога, потому что Бог есть для нас в своем явлении на земле в качестве Богочеловека-Христа - совокупность всего самого светлого, чистого, бесконечно прекрасного, короче - всего самого желанного. Любовь к Богу ведет за собой веру в Бога. Когда Вы ищете истины среди противоречивых философских систем, это потому, что Вы любите Истину если всякая земная красота только томит Ваше сердце и никогда его не насыщает - это потому, что мы успокоимся только на Вечной Нетленной Красоте. Если Вы мучаетесь нечистотой Вашего сердца, - это потому, что, сами того не зная, Вы жаждете абсолютной чистоты и святости Свящ. Александр Ельчанинов . Душа грустит о небесах, она нездешних нив жилица Сергей Есенин . Истина частично, подобно отражению на глади вод, - заложена в самом о б р а з е человека, отображаясь на совести как п р е д ч у в с т в и е существования идеального мира абсолютных ценностей, заставляющая и побуждающая душу его устремляться к своему Первообразу.

В поэтическом образе печальной красоты с грустными глазами, с чистой ранимой душой Ангела томящейся и тяготящейся всем земным суетным, словно в задумчивом ожидании тоскующей по чудному краю нездешнему Так и мы, словно нищие духом, алчущие и жаждущие правды Христовой, благодаря отчасти неосознанному, затаенному, но неистребимому упованию - пребывающему и живущему в нас Является ли это стремление к нему всеобщим обманом нашей природы, преследованием теней или оно имеет р е а л ь н о существующий идеал? Заставляющее не ограничивать свою жизнь удовлетворением лишь эгоистичных потребностей и животных инстинктов, а печалиться и желать чего-то более Высокого иного, - кардинально отличного, чем то пошлое, грязное, жестокое, грубое, низменное, суетное, что нередко нам предлагает окружающий нас мир в качестве якобы приемлемой нормы , - но явственно выражаемое через наблюдаемую к р а с о т у в твореньях, вокруг разлитую во всей природе, возвышающую нашу душу и силы до со-переживающего понимания всего бесконечно прекрасного, заставляющую наслаждаться трепетом пробужденного ею в нашем сердце со-чувствия и таким образом прекрасно преображая собою и перерождая нас изнутри. Счастье имеет основание - заложенное верой, возведенное надеждой, созиждимая из кирпичиков святой любви Любовь, коренится - мы ясно это чувствуем - в какой-то иной, более глубокой и всеобъемлющей вере, без которой она немыслима, в которой мы должны еще укрепиться, которую мы должны с непререкаемой и незыблемой очевидностью обрести в своей душе. Хотя любовь сама по себе не нуждается ни в каком обосновании, но без этой веры она все же лишена какой-то последней прочности, какого-то глубочайшего оправдания без веры в что-то первичное, основное, незыблемое, без последней, глубочайшей твердыни, на которую мог бы опереться наш дух, никакие земные влечения и увлечения, никакая любовь и привязанность не могут спасти нас С.Л. Франк . Л ю б о в ь - к а к в о з д у х н е о б х о д и м а, человек нуждается в любви - как грудное дитя в молоке матери, ибо только она делает его по-настоящему счастливым Ты думаешь, что можно прожить без любви сильною волею, благою целью, справедливостью и гневной борьбой с вредителями?

Воля без любви пуста, черства, жестка, насильственна и, главное, безразлична к добру и злу. Она быстро превратит жизнь в каторжную дисциплину под командой порочных людей. Нельзя человеку прожить без любви, потому что самое главное и драгоценное в его жизни открывается именно сердцу. Чем заполнить страшную пустоту, образующуюся при ее отсутствии? Ты хочешь служить благой цели. Но как ты увидишь свою цель, если не сердечным созерцанием?

Как ты узнаешь ее, если не совестью своего сердца? Как соблюдешь ей верность, если не любовью? Ты хочешь справедливости, и мы все должны ее искать. Но она требует от нас художественной индивидуализации в восприятии людей а к этому способна только любовь Иван Ильин . Блага настоящей жизни весьма чужды для человека, человеческая д о б р о д е т е л ь - вот что одно составляет жизнь Свят. Григорий Богослов . Добродетельная жизнь сама составляет величайшую честь и счастье, даже если бы мы терпели за нее наказание.

Для человека, искренне любящего Бога, - доброделание вожделеннее Царства, потому что истинное Царство состоит в том, чтобы доброй жизнью приобрести благоволение и милость Господа Свят. Иоанн Златоуст . В человеке изначально внутрь заложена метафизическая у с т р е м л е н н о с т ь к совершенному счастью, абсолютному Благу - Богу а также ориентация на царство сферы нравственно-релевантных ценностей и обязательства по отношению к ним, при этом не являясь какой-либо надстройкой хотя и не лишенной отчасти элемента искусственности - над базисом чистой животной природы человека чуждым всякого понятия о нравственности , о добре и зле , разрушающим целостность его личности, выбрасывающим из внимания потребности его моральной души, а не только физиологии тела . Подобная установка, одновременно предполагает и стремление к добродетелям, - счастье невозможно вне нравственного совершенства, ибо только глупцы могут вечно мечтать о скором светлом будущем в своём понимании , при этом творя лишь насилие, сея смерть и разрушение вокруг себя, фанатично не признавая никаких иных представлений о таком счастье , отличных от понимаемого ими самими, враждебно игнорируя все прочие интересы, мнения и советы других людей. Ибо счастье приходит - когда к а ж д ы й начинает бескорыстно желать блага д л я б л и ж н е г о, а не своего стремиться к его счастью как своему собственному, - и в этом обретает ещё на земле высшую радость Укорененная в природе личности человека о р и е н т а ц и я на поиск истины и добра как основа мотивации развития всякого познания и образования , призвание и п р е д р а с п о л о ж е н и е к восприятию трансцендентных духовных ценностей говорящих о наличии духовной природы в человеке, выраженной через его п о т р е б н о с т и , врожденно-заложенная с п о с о б н о с т ь свободно и осознанно откликнуться сердцем на их призыв в отличие от остальных объектов животного и неодушевленного мира , - с необходимостью подразумевает и личное стремление к собственному духовно-нравственному совершенству благородству , предъявление к себе нравственных требований, желание приносить пользу и радость для ближних, не добывая корыстного собственного счастья из несчастий ближних, но, напротив, считая других людей б о л е е достойными благополучия, н е ж е л и мы сами, стремиться к счастью, любви и добру, не только для самих себя, но и желать того же для в с е х других, - и которое подобно царству взаимной любви, взаимной солидарности, человеколюбивого сострадания друг другу, ибо оно неполноценно без тех, кого мы любим Слухом услышите - и не уразумеете, и очами смотреть будете - и не увидите. Ибо огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся Ис.

6 9-10 Почему вы не понимаете речи Моей? Потому что не можете слышать слова Моего Ин. 8 43 Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно 1 Кор. 2 14 . Ибо извращенное похотьми и неочищенное с е р д ц е - соответственно искаженно и мыслит и не может пожелать п о д л и н н о г о счастья для себя и для ближних, ибо живущие по плоти о плотском помышляют, а живущие по духу - о духовном Рим. 8 5 , как в затуманенном опьяненном сознании не возникнет умной мысли или как алчный не мыслит своего счастья без утопания в преизбытке и роскошестве в ущерб остальным нищим людям Как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста. Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое Мф.

12 34-35 , Течет ли из одного отверстия источника сладкая и горькая вода? Не может, братия мои, смоковница приносить маслины или виноградная лоза смоквы. Также и один источник не может изливать соленую и сладкую воду Иак. 3 10-12 , Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено кто узнает его? Иер. 17 9 . Хотя смысл и сущность, объективное предназначение, ориентация человеческого существования состоит в том, чтобы б ы т ь с ч а с т л и в ы м, определяется имманентно присущей ему тенденцией в реализации своей конечной цели - обретение совершенного счастья не только своего, но и для в с е х других - но, благодаря частой неопределенности тоски по которому, ничего не говорящей нам о том, что оно из себя истинно представляет, ведь не каждый субъективно желает одного и того же счастья .

Да печется всякий не о том одном, что ему собственно полезно, но и о том, что полезно всем живущим вместе с ним Преп. Симеон Новый Богослов . Все блага заключены в любви и все вместе в ней содержатся, и стражем сокровищницы их является любовь Преп. Ефрем Сирин . Так как всем людям врожденно некоторое естественное отношение к благу, и к нему обращен всякий свободный выбор, полагающий достижение блага целью всех забот в жизни, то посему неразумение того, в чем состоит подлинное благо, обыкновенно бывает причиною большей части погрешностей так что если бы для всех было ясным истинное благо, то мы никогда бы не уклонялись от того, в чем благо составляет самую природу, и не стремились бы добровольно, опытом изведать зло, если бы только не прикрывались вещи некоторою обманчивою видимостью блага Свят. Григорий Нисский . С нравственной точки зрения здесь решающим вопросом будет узнать двоякую разнонаправленность его стремления 1 либо к желанию подлинного, бескорыстного счастья не только для себя, но и для максимально возможного большинства других людей воспринимаемого как благодатный дар, плод высоких ценностей, к которым мы волей, сердцем и разумом добровольно приобщаемся и которые, как мы верим, способны нам его дать, являясь Источником всякого блага - наравне со всеми другими, удовлетворяющего главные духовные глубинные интересы не только нашего Я , но и прочих ближних, тем самым нас всех собою братски и соборно объединяя. Либо, напротив - 2 тяга к своекорыстному, эгоцентричному счастью себяугождение во вред прочим крайний, тупой, упертый, махровый эгоцентризм - наиболее явно выражен в акте самоубийства, в котором вместо борьбы до конца, имеет место добровольный отказ от жизни и заведомое признание самого себя никчемным-побежденным, в котором мы как бы от обиды гордо отворачиваемся от всех, малодушно брезгуем дарованной жизнью какой бы сложной она ни была, по причине необоснованного страха быть непонятыми никем из окружающих или стыдливой боязни искать себе помощи-опоры - закрываемся в скорлупе своего одиночества и невысказанно-скрываемой глубокой боли неразрешенных душевных проблем, лелея и уходя вглубь своего депрессивного отчаяния, и плюем в лицо своих любящих близких, плюем на всех родственников, безразлично забывая про тех кому мы нужны и дороги, кто помнит о нас и пытается чем-то помочь, даже средь тех кто нам незнаком, ведь помимо отпетых подонков - добродушных и отзывчивых на чужое горе людей на земле тоже немало, всегда можно обрести верных друзей средь тех от кого не ожидаем и ведь даже за суицидальными мыслями уйти в ничто - скрывается жажда обрести в нем покой измученной душе и утешение, убежать от гнетущей реальности, найти убежище, где можно быть самим собой, - но выбирая для этого роковой-ошибочный путь отрицания самой жизни как таковой, вместо упорного решительного ревностного противостояния тому, что в ней является злом, пороком, причиняет боль, не сдаться в борьбе до любого конца самоубийцы тоже невольно свидетельствуют о смысле жизни, так как их отчаяние в ней происходит оттого, что она не исполняет их произвольных и противоречивых требований, исполнение которых, однако, было бы возможно только при бессмысленности жизни, - и, следовательно, неисполнение говорит за присутствие в жизни смысла некоего высшего Закона , которого эти люди не хотят знать по собственному неразумию по Вл.

С. Соловьеву Что такое земная правда ? Правда - это ещё не видимая о д н о с т о р о н н я я грязь жестокой фактической действительности , лишь н а к а п л и в а ю щ е й в себе и произвольно отображающей как на экране вброшенное в неё и худое и хорошее, мерзкие плоды действий негодяев и самоотверженность борющихся с ними. Но настоящая правда всегда неразрывно связана и сопряжена с той субъективной стороной реальности, непосредственно динамично-творчески влияющей напрямую и на само объективное трансформируя саму действительность когда каждый отдельный человек, подобен х у д о ж н и к у, прилагающему свой в к л а д к общей коллективной картине м и р о з д а н и я, делающему свой малый мазок на холсте окружающей действительности, прикладывая и пришивая кусочек к живой ткани жизни, тем самым её преображая, добавляя к ней частицу от своего сердца подобен швее, вплетающей нить маленькой судьбы своей жизни в вышитое обширное полотно общего узора земной истории - взаимозависимого взаимопереплетенья многих и многих судеб всего человечества, становясь действующим её лицом вписывая и вклеивая свою страницу личной истории в общую книгу времен. Связана с личным подвигом, ибо искать и жаждать чаемой высшей Правды Божьей - свойство не бездушного, а разумного, наделенного личностью, существа, - в том героизме, во внутренней победе духа над немощью плоти, торжестве любви средь хаоса и разрушения. Правда - это к чему мы стремимся, чего вожделеваем и за что готовы всё отдать но есть правда частная у каждого - своя в которых истина демагогически раздирается на частные мнения , причем многие мечты - оказывались часто ложными, ибо основывались не на подлинных ценностях, стремились лишь к земному-временному наслаждению и удовольствию , а есть абсолютная Правда - всеобщая, придающая оправданность и вечный смысл всего самого существования человечества и жизни каждого человека в отдельности, и к Которой мы должны приобщиться. Истинная Правда - не от падшего временного мира сего , подверженного переменам и тлению, и ничего общего не имеющего с Нею идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего Ин.

14 30 , - сказал Господь. Любящий становится способным к глубокому созерцанию всех ценностей и вступает с ними в новые, более глубокие отношения перед любящим открываются врата в новый мир Добра и Красоты в акте любви он проходит через них и отвечает и на этот новый свет, он как бы прозревает и начинает созерцать недоступный ему раньше аспект мира, новое измерение красоты универсума. Любовь, воспламеняющаяся от целостной красоты индивидуальности другого человека, открывает нам глаза на то, как в сущности прекрасен весь мир Дитрих фон Гильдебранд . Восприятие окружающего мира через установление с ним форм понятного обоюдного Диалога , осознание личной соотнесенности с другими окружающими нас людьми, необходимо обратиться к самой герменевтике человеческой жизни , к пониманию соотношения конкретных людей и общей истории человечества в отличие от привычки рассматривать явления только как продукт социальных и культурных обстоятельств, порождение исторической эпохи , чуждой нашему живому сознанию . Каждый отдельный человек в противоположность - глубоко-фундаментальной вечности божественной - прежде всего и с т о р и ч е н и с о ц и а л е н, в относительно-косвенной взаимосоотнесенности меж собою как неотъемлемым способом его временного бытия на земле и как частью общечеловеческого исторического пути , - со своей бытийствующей личной реальностью, единственной, уникальной и неповторимой в своем роде, которую нельзя просто так изъять, избавиться, навсегда стереть о нем память, нельзя никем заменить, им пренебречь как мимолетной несчастной песчинкой, нечаянно заброшенной в этот наш безумно-жестокий мир на бесцельное выживание , - он был рожден, есть и будет как с о - б ы т и е для всего остального мира, совершившийся неотменимый факт, сдвиг в бытии , и наши судьбы взаимозависимо влияют друг на друга, словно взаимосвязано-взаимопереплетены меж собой, сплетаясь в тайнописный узор общих судеб они же не приснились нам растворившись в забытье далекого прошлого, не исчезли вникуда, они же жили и продолжают жить в светлой памяти и делах оставленных после них, их жизнь не некая мимолетная случайность и ошибка, но незаменима и бесконечно бесценно дорога, уравнена совокупной цене всего человечества, покушаясь на беззащитную жизнь одного м а л о г о - бросаем вызов ценностям и в с е г о общества в целом вселенная имеет столько центров, сколько в ней живых существ, в каждом человеке - заключен целый мир-в-себе, ибо нет человека, которого можно было бы просто так изъять из человечества, избавиться бесследно, будто его вовсе никогда и не было, будто он никогда не рождался на свет, без того чтобы само человечество не оказалось бы лишенным чего-то абсолютно неповторимого, расколотым, из которого изъяли существенный кусок, когда маленькая жизнь отдельного человечка - неразрывно составляет структурную часть в общей грандиозной нераздельной истории человечества и мироздания. И одновременно, человек - это прежде всего нечто глубоко личное, некая данность, существующая лишь сама для себя, и, это значит мы не можем досконально знать все его нужды пока он сам не захочет открыто рассказать нам о них, и также значит увидеть и понять ее можно только изнутри - через добровольно-доверительное раскрытие поведание нам тайн своей души, через со-бытие вместе с ним, инклюзивной включенностью через соучастие в его судьбе, разделением его бед, взяв на себя часть от его тяжелой ноши, бескорыстной помощью в разрешении его жизненных проблем например, данный подход присутствует в форме совместного обучения здоровых детей и детей с ограниченными возможностями здоровья - через положительное взаимовлияние друг на друга , т. е. здесь сильный - должен сносить немощи бессильных, поддерживать и защищать более слабого а не отгораживаться и не отчуждаться от инаковых -непонятных нам людей ведь его нередко трагическая судьба не только сплошная цепочка случайных событий, следующих одно за другим без какой-либо видимой взаимосвязи, высшего смысла и цели, словно трансцендентно безразличная для интереса всех прочих окружающих людей и даже будто бы никак не связанная с ними, но она - неизбежно перекликается с жизнями окружающих её тысяч таких же людей, вплетается в общую ткань человеческих судеб мироздания, она - сугубо персональная Драма, Поэма, Роман, включающий и нас с вами в свой уникальный Сюжет как его вторичных героев исполняющих отведенные им роли и неотделимый от своеобразия личности самого главного героя-автора, и чей Сюжет - развитие личности, способ ее самореализации, что зовется призванием, в котором без исключения мы все п р е д н а з н а ч е н ы с т а т ь к е м - т о д р у г д л я д р у г а, через взаимопомощь передавая живительное тепло от сердца к сердцу, обоюдно согревающее и оживляющее всех, взаимообогащая и взаимоподдерживая друг друга в этом нечто универсальное отвлеченное-трансцендентное - становится частью сферы нашего интенционального, частного и конкретно-личностного таким образом, пытаясь безвозвратно вычеркнуть кого-то одного неудобного нам человека из этого взаимосвязанного Сюжета, который мы не вольны заново переписать подчистую и в котором эта общая живая человеческая история как бы находит свою объективизацию и реальное воплощение в одной отдельно взятой судьбе конкретного субъекта-личности каждого из нас, - мы тем самым перечеркиваем и всю нашу мировую историю человечества в целом, как бы выкидывая вместе с вырванной страницей весь Роман-книгу целиком в мусорную корзину, - ибо земная жизнь, хотя со внешне-присущими ей интерактивными формами коммуникации, в совокупности это не постоянно исправляемый глобально-перекраиваемый виртуальный Черновик в своей онтологически-исторической бытийственно-фундаментальной основе, не учитывающий ещё фактор Бога , где одного неугодного человека можно с легкой руки самовольным росчерком пера как-то навсегда изъять или стереть, без того чтобы и вся наша жизнь невосстановимо лишилась чего-то очень важного и дорого, без которого она выглядит неполноценной, кощунственно опустошенной и испорченной, но также это непостижимая и неизменная над-историчная Книга Судеб, которая целиком в неизменной власти Бога, а не простых смертных людей, дерзающих гордо властвовать друг над другом иными словами от рождения данная нам онтологическая мера естественной власти ограничена нашей собственной личной судьбой, выходя за пределы которой мы нередко без должного благоговения и смирения вторгаемся в некое тайнодействие священных Судеб Божиих в жизнях других людей Остается лишь вспомнить крылатые строки поэта-метафизика Джона Донна Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе, каждый человек есть часть Материка, часть Суши и если волной снесёт в море береговой Утёс, меньше станет Европа, и так же, если смоет край мыса или разрушит Замок твой или друга твоего смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай, по ком звонит колокол он звонит по Тебе .

В то же время, совершенное одним человеком прегрешение, даже если оно не затрагивает, казалось бы, других людей, по своим последствиям имеет характер всеобщий, вот как об этом пишет поэт Леон Блуа От нашей свободы зависит равновесие мира Всякий человек, совершающий действие, проецирует свою личность в бесконечность. Данная бедняку от недоброго сердца медная монета прожигает руку бедняка, упав, проходит сквозь землю, проткнув солнце, пересекает небосвод и наносит ущерб вселенной. Нечистый поступок человека покрывает мраком миллионы сердец людей, ему незнакомых, но таинственно с ним связанных и так же нуждающихся в том, чтоб этот человек стал чист, как умирающий от жажды путник нуждается в чаше воды из Евангельского источника. С другой стороны, акт великодушия, движение искреннего сочувствия являются песней во славу Божию. От Адама до конца времен им исцеляют больных, успокаивают отчаявшихся, утишают бури, освобождают плененных, неверующих обращают в верных, защищают род человеческий.

Вся христианская философия подчеркивает исключительную важность свободного человеческого действия и всеохватывающей, неуничтожимой взаимной ответственности . По словам Антуана де Сент-Экзюпери, быть человеком - это и значит чувствовать, что ты за все в ответе. Сгорать от стыда за нищету, хоть она как будто существует и не по твоей вине. Гордиться победой, которую одержали товарищи. И знать, что, укладывая камень, помогаешь строить мир Человек, особенно если он слаб, беззащитен и не может за себя постоять - вовсе не средство для удовлетворения наших прихотей, и не игрушка , обязанная поступать только так, как хочется этого нам, а прочих не удовлетворяющих таким параметрам , легко списать в утиль , избавиться, истребить для воспринимающих человека через искаженную призму расчетливой выгоды, выдвинутой на первый план как сухая единица статистики, расходный материал , капитал , дешевая рабсила , неисчерпаемо-самовоспроизводимый используемый человеческий биоресурс , - забывая, что за этими мертвыми цифрами и фактами, стоят реальные ж и в ы е люди, индивидуальные с у д ь б ы, их существование важно для нас, существование которых имеет ценность, потому что без них будет серая, скучная и однообразная пустота, которую не заполнить ничем, связанные между собой социальными отношениями как тонкими нитями, каждый - с каждым, наделенные уникальным своеобразием личности, способной одарить ответным богатством своего жизненного опыта, поделиться им, отдать его этому миру, наполнить светом окружающее, без которого мир многого бы лишился с рождением человека в мир приходит новая в о з м о ж н о с т ь и о б е щ а н и е - своей добродетельной жизнью принести миру то, что не успели дать ему мы, стать полезным тем, чем мы не сумели. Мы как бы распространяем себя через добрые скверные поступки, в которых образ наш продолжает отпечатлеваться даже после нашей смерти, служа вдохновением для жизни последующих поколений - на подвиг новых свершений, созиданий и молитв таким образом, благо о д н о г о человека - находит своё продолжение в благе д р у г о г о при общей предустановленной гармоничной взаимосоотнесенности внутри сообщества людей.

Хотелось бы выразить буквами тот психологический закон, по которому ни одно слово, произнесенное человеком, ни один поступок не забываются, не пропадают в мире, но производят непременно какое-либо действие - так что ответственность соединена с каждым словом, с каждым по-видимому незначащим поступком, с каждым движением души человека В.Ф. Одоевский . По Н.А. Бердяеву, Свобода не должна стать снятием о т в е т с т в е н н о с т и за ближних. Жалость, сострадание напоминают об этом свободе . Человек как микрокосм ответственен за весь строй природы что совершается в человеке, запечатлевается на всей природе. Таким образом, жалость, сострадание, ответственность характеризуют естественное и полноценное существование личности, понимающей свободу не как индивидуализм, самозамыкание и изоляцию , а как размыкание и творчество, путь раскрытия универсума . Вообще данная в опыте и разуме естественная связь всех существ, как частей одного целого, достаточно объясняет свое психологическое выражение в жалости, которая таким образом вполне соответствует явному с м ы с л у вселенной, согласна с разумом, или рациональна Вл.

С. Соловьев . И не думай, что нуждаться в помощи другого есть что-то позорное это дело неизреченной мудрости Божией. Если все м ы н у ж д а е м с я д р у г в д р у г е и даже эта необходимость взаимной помощи не соединяет нас узами дружбы, то, если бы мы сами могли удовлетворять своим нуждам, не сделались ли бы мы неукротимыми зверями? Силою и необходимостью покорил нас Бог друг другу, и мы ежедневно сталкиваемся друг с другом. Если бы Бог снял эту узду, кто бы стал искать дружбы ближнего? Потому-то Бог и дал нам одно жилище - этот мир, возжег всем один светильник - солнце, простер над нами один кров - небо, и предоставил один стол - землю.

Богатому Он не дал чего-либо большего и более ценного, а бедному - меньшего и малоценного, чтобы между нами было полное и неразрывное единение, и чтобы никто не мог сказать такой-то мне ни друг, ни родственник, ни ближний, и у меня нет с ним ничего общего, - как же я пойду к нему, как буду говорить с ним? Связь между нами должна быть даже теснее, чем та близость, какую обнаруживают между собой друзья она должна быть связью члена с членом. И подобно тому, как ты не мог бы сказать откуда мне родство и близость с ним? - потому что это было бы смешно, - так точно и о брате ты не мог бы уже сказать этого. Пусть он и не родственник твой, и не друг но он человек, имеющий одинаковую с тобой природу, одного и того же Владыку, и живущий в одном и том же мире. В рассуждении денег мы хвалим тех, кто ничего не должен в рассуждении же любви мы восхваляем и почитаем тех, кто остается всегда должником Для того ведь и милостыня установлена Богом.

Так как мы обычно любим тех, кому оказываем благодеяния, а получающие благодеяние бывают дружественнее расположены к благодетелям, то, устрояя союз дружбы, Бог и постановил такой закон. И предположим, что любит не один, а все одинаково, - тогда увидишь силу любви, и помыслим, какие бы произошли блага, если бы она всюду была в изобилии ведь тогда не было бы нужды ни в законах, ни в судилищах, ни в наказаниях, ни в казнях, ни в чем другом подобном, в самом деле, если бы все любили и были любимы, то никто ничем не обидел бы другого убийства, брани, войны, возмущения, хищения, корысти, и все пороки совершенно исчезли бы, и зло было бы известно только по имени, этого не могут сделать и чудеса напротив, людей неосторожных они приводят даже к тщеславно и высокомерию, - любовь же свободна от всякой такой пагубы, потому что никто никогда не возгордится над любимым, такой человек будет обитать на земле как бы на небе, всюду наслаждаясь спокойствием и сплетая себе бесчисленные венцы, такой человек будет соблюдать душу свою чистой и от зависти, и от гнева, и от клеветы, и от гордости, и от тщеславия, и от худого пожелания, и от всякой непристойной любви, и от всякого порока. Подобно тому, как себе никто не сделает никакого зла, так и этот человек - своему ближнему. Утвердимся же в этой истине и соединимся друг с другом и если кто захочет отпасть, ты сам не отпадай, и не говори этих холодных слов если любит меня, люблю его если же не любит меня правый глаз, то вырываю его. Напротив, когда он не хочет любить, тогда покажи еще большую любовь, чтобы привлечь его - ведь он член.

Когда в силу какой-нибудь необходимости член отделяется от остального тела, то мы делаем все, чтобы опять соединить его с телом, и обнаруживаем особенную заботливость о нем. И награда тебе будет больше, когда ты привлечешь нежелающего любить. Вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем 1 Фес. 5 14 . Не делай же того, что должно быть причиной заботливости, причиной беспечности, и не говори так как он болен, то я пренебрегаю им болезнь эта - охлаждение любви согрей же охлажденное. Пламенеющее сердце должно любить так, чтобы казалось, что не любимый тобою должник твой, а сам ты должник ему за то, что имеешь его должником.

Любящий хочет лучше давать, чем принимать, желает лучше иметь друга должником, чем сам быть должным ему. Любящий и хочет оказывать благодеяния любимому, и не хочет показаться благодетельствующим, хочет быть виновником благодеяния, и в то же время не хочет показаться виновником благодеяния. Такова сила любви она не только объемлет, соединяет и связывает присутствующих, находящихся вблизи нас и на наших глазах, но и далеко отстоящих от нас и ни продолжительность времени, ни дальность дорог, ни другое что подобное не может разорвать и расторгнуть душевной дружбы. Любящему нужно так любить, что, если бы у него попросили душу и возможно было отдать ее, он не отказывался бы, - потому что нет ничего равного искреннему другу Свят. Иоанн Златоуст . И в этом видении, обнаруживается и переживается глубокое сродство, природное единство между нами - и каждым отдельным человеком в целом человечестве, осознается ответственность друг за друга как в большой семье , временный дом для которой - планета Земля Как мы относимся к другим, таким и будет взаимообусловлено наше окружение к примеру, если мы сами недальновидны, трусливы и предатели, алчны и жестокосерды, то не стоит удивляться, когда в трудный для нас момент не только не найдем утешения, но увидим лишь злорадство вокруг, никто не придет на помощь, все отвернутся от нас видя наше поражение, а большинство некогда казавшихся верными друзей коварно предадут, подло всадив нож в спину, все эти т. н. друзья - имеют свойство бесследно испаряться именно тогда, когда их помощь особенно необходима, вторя изречению - пока ты был богат и здоров всем был нужен, а как стал беден и болен - с тобой никто не хочет знаться в час процветания друзьям богача несть числа, но в час испытания с трудом отыщется хотя бы один и в обратном отношении - худые сообщества развращают добрые нравы 1 Кор.

15 33 , дурной пример заразителен посл. эгоизм и черствость создают бедность и бездомность все мы, какими бы ничтожно-малыми и недостойными ни были, принимаем посильное участие, вносим каждый свой в к л а д, в созидание общей Реальности исторического плана, контекста, социального климата современного времени и эпохи , руководствуясь правилом помогли тебе - помоги и ты другому . Как отдельный лист на дереве не может зеленеть, когда засыхает и гниет все дерево, ибо все дерево в целом связано общностью жизни, так и в общечеловеческой жизни господствует внутренняя солидарность, которая не может быть безнаказанно нарушена. Отсюда вытекает основное внутреннее правило любви к людям и солидарности с ними во имя нашего собственного спасения С.Л. Франк . Милосердие - это огромная сила, связывающая и объединяющая людей. Милосердие сближает сильней кровного родства и дружбы.

Только милосердие может искренне восхищаться каждым живым существом только потому, что оно - дело рук Создателя Мать Тереза Агнес Бояджиу . Нравственный д о л г, требование справедливости - ценностно значимы сами по себе, являются условием и средством достижения счастья для тех, на кого они направлены, но одновременно - и спокойная совесть, радость на сердце, приносимая творением добрых дел, - также являются для нас внутренним нравственным благом и пользой душе, в которых общее счастье других людей и наше блаженство становятся взаимозависимы. Предпочитая другого, ты отдаешь честь самому себе, делаясь достойным большей чести будем же всегда уступать первенство другим. Тогда-то ты более всего и будешь заботиться о собственной пользе, когда будешь искать ее в том, что полезно для ближнего . - Равно как и обратное значение Как обижающий не другим причиняет обиду, а самому себе, так точно и строящий козни ближнему губит себя самого Свят. Иоанн Златоуст . Таким образом, помогая другим - ощущаем единопричастность общей человеческой природе-естеству, помогая другим, помогаем и себе, отдавая, получим ответное добро если бы и встретили неблагодарность, то она ничуть не снизила бы значимость наших усилий, пользы от доброго произволения и оптимистично-положительного, жизнерадостного настроя, распространяемого на окружающих, - такое отрадное счастье доставлять радость другим и видеть в ответ искреннюю благодарность!

Некогда, не побрезговав отталкивающим видом чужой беды, а разделив страдание с ближним, мы наследуем и часть обретенного ими вновь счастья со-радованием вместе когда их радости станут долей и нашей радости, приложив столько совместно вложенного труда и сил, ради пользы и спасения наших ближних, желая им благополучия не только на словах, а непосредственно приняв прямое со-участие в его нелегком созидании, помогая чем можем мы открыты и доступны для других, радушно принимаем других людей, не видим для себя завистливой опасности в том, что другие талантливы и добры, поскольку мы твёрдо уверены в себе, понимая, что являемся частью большего целого - в нас присутствует вера во вселенские узы общности, связывающие всё человечество, и, наоборот, мы угнетены, когда других оскорбляют или унижают, пытают или угнетают, независимо от преград или расстояний, как далеко те находятся от нас, не существует абсолютно чужих нам людей, все люди для нас близки как братья . Помогая другим, мы стремимся решить для себя проблему общего страдания - в меру своих сил, чем можем, проявив твердую сознательную позицию, на отведенном малом участке нашей жизни, в сфере нашей личной ответственности. Если мы видим, что кому-то помогли, уменьшили чью-то скорбь, то мы видим преодоление страдания в мире с нашим добрым поступком - мир стал чуточку светлее. В этом отношении присутствует осознание тесной в з а и м о с в я з а н н о с т и всего живого, рассматривая как целостную социальную систему изменение в одной ее точке может серьезно отозваться в других оно убеждает нас думать о последствиях наших действий и для тех, кто еще не родился, моральных обязательствах перед будущими поколениями, и для других живых существ. Такое ц е л о с т н о е восприятие места нашей личности в мире - среди других подобных единородных нам людей, без ущемления чьих-то прав, без ущерба ни для кого даже самого малого из них, - предпосылка для стабильности всего общества, и, следовательно, других гуманистических ценностей.

Помощь никогда не бывает односторонней, а всегда благодатно и взаимообусловленно отражается на судьбах всех включенных в неё, и благодетеля и облагодетельствуемого, такая в з а и м о п о м о щ ь - есть благодеяние для процветания всего общества. Живя по принципу Меня это не касается! , ты даже не подозреваешь, ты даже представить себе не можешь, что однажды кто-то другой скажет именно в твой адрес, унизительное Бомж! Ведь люди на планете - это единый духовно взаимосообщающийся организм. Нет, никто не застрахован от участи оказаться на всеобщей человеческой свалке, - опущенными бомжами никогда не становятся по собственному желанию. И у вас окажется единственный выход - в Небо! Говоря словами одной замечательной поэтессы Но как бы не испытывала меня жизнь, я всё равно буду верить, что однажды мой человек из солнцепада спокойно уснёт под кореньями закатного древа.

На хрустальной горе аист совьёт гнездо из радуги. Лёгкий солнечный ветер сорвёт лохмотья с бездомных и нищих бродяг. Он укроет их оголённые плечи плащами цветов. А ночью могущественный Волшебник зажжёт гигантскую свечу на Городской Площади. И мы войдём в этот сияющий Город по воздушным мостам. В честь нашего возвращения будет звенеть хрусталь и будут петь флейты. Перед каждым беспомощным и слабым остановится сильный и справедливый.

И тогда, пройдя по лестнице мгновений, каждый щёлкнет выключателем в своей Комнате. С книжных полок на нас будут смотреть любимые книги. Весь труд Души, накопленный за жизнь, вернётся. Семья соберётся в Зеркальной Гостиной. И кто-то невидимый, из глубины старого зеркала, вдруг попросит у нас прощения за страшный сон о бомжах и ночлежках Когда хоть один обессилевший бродяга ляжет умирать в сухую порыжевшую траву, в стране отменят праздники, в каждом городе, как набат, зазвонят колокола. Человек остался без дома! Человек, живущий среди нас!

Такого не может, не должно быть! Люди отменят пиршества, застолья, важные дела. Никто не позволит себе смеяться, пока в стране есть хоть один бездомный. Никто не позволит себе развлекаться и радоваться, пока всей человеческой общиной бездомному не построят дом Вера Линькова Архипелаг бездомных . Кто даст однозначный ответ на извечные вопросы в чем сокровенная тайна смертности человеческой, подобно рождению для вечности, имеющему свою метафизически завершенную цель. Вы обидели бедных, чтобы безмерно расширить свою недвижимость, а вам остаются только четыре аршина земли, чтобы вырыть могилу.

Где же слава, где власть, где нега и услада прошлой жизни? По выражению Григория Богослова Сон неустойчивый, видение, которого нельзя запомнить, след птицы летящей, судно на море, не оставляющее следа, цветок, на время появляющийся и вскоре тлеющий . Одно только имя остается, имя редко хорошее, а по большей части - худое имя, которое поносят обиженные бедняки, обманутые друзья Свят. Илия Минятий Отчего несправедливые страдания ближних заставляют волноваться многие души, будто они тождественно внутренне близки нам и родны, хотя не должна беспокоить чужая судьба посторонних, затерянная и неповторимая словно песчинка в мировом океане подобных, - может это нечто большее отвлеченных эмоций? Уметь видеть в других - частицу самих себя, ибо имеем одинаковую для всех природу человека и предназначение абсолютно чужими делает людей наше отношение к ним, условности и правила общности, а не что-то необратимо изначальное, позволяя им обрести в нас доверие, надежду на поддержку и взаимность, когда слово ближний вызовет такие же искренние чувства как и родной .

Ведь Евангелие отменило то метафизическое понимание ближнего, согласно которому ближний есть кровный родственник, соплеменник и т.д и установило геометрически более расширенное понимание ближнего ближний есть тот, кто близко, под-боком, всякий единоприродный с нами человек, с кем столкнулся, с кем случилось быть близко - о том и заботься, а бросил одного - что ручается тогда за твою верность всякому другому? В притче о милосердном самаритянине отчетливо показано это преображение понятия ближнего ближним оказывается не соплеменник, не единоверец, а, напротив, иноплеменник, инаковерующий, но проявивший сострадание, милосердие, любовь любовь обнаруживается здесь как сила, превозмогающая естественное человеку, как природному существу, различение между своим и чужим , другом и врагом . Торжество высшей Правды - открывается через жертвенность, которая есть высшее выражение внутренней свободы личности и является неотъемлемым условием подлинной любви в многотревожной жизни нельзя прожить без хотя бы малого того, что привычно называем подвигом . Благотворение сопряжено с жертвенностью, и не зависит от количества богатств, - а от желания отдать что-то дорогое от своего время, силы, средства, иногда даже саму жизнь тем, кто без этой помощи не выжил бы, поэтому и бедняк может позаботиться о таком же неимущем, как и он сам. Мало помалу, помогая ближнему, ты дойдешь до того, что станешь желать и пользы его, как своей собственной, и его успеха, как своего собственного.

Это и значит возлюбить ближнего как самого себя Авва Дорофей . Если мы кого любим, то любим и того, кого любит любимый нами. Бог же, без сомнения, человека любит поэтому любящий Бога любит и человека. Именно по любви к ближнему познается любовь к Богу, по словам аще кто речет, яко люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть 1 Ин. 4, 16 Свят. Тихон Задонский Каждый пытается кого-то проучить , перевоспитать на свой лад, - в итоге причиняя лишь лишнюю боль друг другу, разжигая распри и ненависть меж собою, нужна профилактика и поддержка в кризисных ситуациях, а не взаимоосуждение.

Вместо попыток насильно переделать их под себя, под соответствие своим взглядам, лучше самим изменить своё отношение к ним с брезгливо-раздражительного на благожелательное, проявить терпение и снисходительность к их немощам, как и нас самих терпят другие. Сколько требуется мужества, стойкости воли, выдержки, настойчивости, решительности, чтобы не побояться смело проявить какую-то одну добродетель,продолжая руководствоваться в дальнейшем стремлением к её высоким идеалам. Неспособностью найти силы для попечения о них, показываем собственную слабость, отсутствие в нас любви и стойкости, формализм используя как подпорку нашей бездуховности, прикрывающую её. Мнимое отсутствие совести не избавляет от чувства внутренней ответственности за содеянное, сердце не обманешь, если предавая других, предаем и себя, то помогая другим, помогаем и себе - и обратное, не думая о других, ты прежде всего не думаешь о себе. Человек не властен над своим счастьем, ничтожны его попытки положиться на мимолетность полноты земного благополучия в пределах слабых человеческих усилий - которое так же временно, изменчиво, непостоянно, нельзя надолго удержать и остановить его чудных мгновений, хрупко, неустойчиво, недолговечно, частично и может показаться, что выпадает на долю человека чисто случайно , зависит от произвола прихоти капризной судьбы , как повезет , и неминуемо со временем ослабевает, подобно империям в истории достигающим некогда точки высоты величия могущества, преизобилия скопленных богатств, расцвета господства и достатка, а после костенеющие, постепенно оскудевающие, теряющие прежний блеск и славу, начинающие меркнуть и угасать, подобно солнцу при закате, в конце концов приходящие ко времени упадка, уступая место чему-то более свежему, энергичному и молодому в своем творческом развитии, неизбежно разрушаясь под натиском каких-нибудь варваров или внутриусобных раздоров, разлагающего гниения испорченности нравов когда подтачивающие изнутри внутренние неурядицы гораздо опаснее явных внешних врагов .

Люди суетно капризно поглощены сиюминутными-одномоментными мелочными заботами, похотью плоти, похотью очей и гордостью житейской см. 1 Ин. 2 16 , - однако над всеми ними неумолимо нависает мрачно-зловещая тень неизбежной безотрадной смерти, словно разверстая пасть дракона жаждет нас всех поглотить в своё ненасытное чрево, и которая положит раз навсегда конец всем нашим прекрасным начинаниям и мечтам какими бы грандиозными они ни были, и чья суровая действительность сокрушит, рассыпет во прах, все наши наивные надежды - с высоты своей посмеивающаяся над человеческой междоусобной мелочной грызней, клубком бесконечных ссор, тщедушных препирательств по пустякам, взаимными распрями, подлым сутяжничеством, и над людьми интровертно зацикленных лишь на одних самих себе, самозабвенно погруженных в свои страсти и безразличных ко всему происходящему вокруг, самоупоенно вращающиеся лишь в кругу своего самоутвержденного эгоцентризма, за пределами которого их ничего более не интересует - но что наши мелкие частные неприятности и мелкотравчатые интересы, по сравнению с глобальными страданиями окружающих нас людей, нужды которых мы упорно не желаем замечать - человечество подобно агрессивной стае крыс, раздраженно грызущихся меж собою за очередной аппетитный кусок свежего мяса, в дырявом ветхом хрупком трюме тонущего корабля, не ведающих что в любой момент он может столкнуться с рифами и пойти со всеми ними на борту на дно Наши одинокие безвестные судьбы разметаемы, подобно песку или мусору, нещадным вихрем времен, - кто вспомнит о живших прежде нас В этом мире Бога нет - вовсе не от того, что Бог отвернулся от нас, но оттого, что мы по грехопадению отвернулись от нашего Творца. Человечество ощущает вселенскую скорбь и мрак богооставленности разве случайно или напрасно мы родились, вброшенные неизвестно откуда и зачем мыкающимися пришельцами на время в этот холодный и неуютный, непонятный и жестокий суматошный мир, полный боли и невинных слез, в котором мы словно чужие и где мы никому как живые личности не нужны - но все хотят поиметь корыстную выгоду от нас, ощущая себя никому не нужными посторонними во вселенной живущей отдельной судьбой, словно рожденные на вечные муки и слезы, без отрады и без надежды на счастье, лишь бы повезло отхватить любой ценой от него хоть малый кусочек, чтобы обреченно гоняться за наивными неизбывными мечтами ускользающими и рассыпающимися подобно недостижимым иллюзиям во прах, хотим вырваться из цепких липких пут нищеты и разрухи, чтобы вскоре бессмысленно в муках умереть так и не обретя долгожданного счастья, чтобы подобно глупой наивной мухе в затягивающих сетях паутины бессмысленно-судорожно биться, звать на помощь, плакать, кричать о своих правах, - в результате всё равно никто не поможет, никому до нашего горя нет дела, мир глух к чужим бедам, все обстоятельства будут против нас чтобы обессиленно и часто безуспешно барахтаться в бушующих его волнах - в кипучем море страстей, океане суеты забот и засасываясь всё глубже в это болото безысходности и безнадеги, неумолимо обступающих со всех сторон, как головастики в водоеме наивно резвящиеся перед тем как кто-нибудь их слопает, не чуя под собою дна без какой-либо духовной опоры и укрепляющей поддержки рядом, пребывая в неопределенно-подвешенном состоянии встречаясь с ранящими противоречиями мира, каждое мгновение нашего бытия в этом мире наполнено ощущением неизбежной всеобщей смертности, каждую секунду где-то кого-то убивают, насилуют, мучают - и так без конца в бешеном круговороте, или кого-то смерть внезапно настигает множеством нелепых случайностей, несчастным стечением обстоятельств - как обрести уверенность, сохранить твердую решимость продолжать дальше надеяться и бороться, мужественное спокойствие духа и суметь выжить среди безумия окружающего хаоса несправедливостей, и сохранить человечность и веру в доброе, интересное и прекрасное в людях в глухую пустоту миллионы раз повторяя вопрос за что? - и не получая ответа, ибо нет ответа там, где все безответно, равнодушно и безапелляционно, все монотонно, циклично и повторяемо постоянно искать себе счастья - подобно миллиардам прежде жившим до нас, в итоге павших неминуемой смертью так и не обретя желаемого пытаясь отчаянно выжить, мучительно бороться за каждый день, отрывая из лап подползающей скорой смерти, куда-то выплыть средь мрака окружающей грязи и лжи, лелея обманчивые смутные надежды на что-то, хватаясь за них как за соломинку, но в итоге приносящих одно разочарование какие-то наши жалкие попытки что-то сделать на мизерном уровне, похожи на суматошную беготню по двору курицы с отрубленной головой безнадежно извиваясь как червяк на крючке даже при неизбежно худшем сценарии, мы всегда продолжаем совершать отчаянные в своей бесполезности и интенсивности действия, мечемся как рыба в сетях , но все равно бессмысленно, заставляя смиряться с этим как с непреодолимой неизбежностью, суровой обреченностью, втайне наивно надеясь на лучший благополучный исход, что всё плохое когда-нибудь минуется, как говорит пословица перед смертью не надышишься следуя по кем-то навязываемо диктуемым жёстким правилам игры на вымирание, средь попыток сбросить непосильный груз повседневных проблем, нарастающих снежным комом, висящий давящим камнем на шее, тянущий всё глубже ко дну в разверзшуюся бездонную пропасть, а в конце концов, отмучившись, чтобы всё равно неизбежно умереть с глазами полными ужаса - или всё абсолютно бессмысленно, превратный злой рок глумливо забавляется над всеми нами, зло ухмыляясь над простыми смертными, от которого не убежишь, не спрячешься, и после смерти уйдем неизвестно куда? и для чего это всё, каков смысл всех этих страданий, треволнений, горячих слез и отчаянных молитв, напрасных мук, если всё в конце концов исчезнет навеки бесследно? Ибо неизменный с м ы с л жизни - может быть только в самой ж и з н и, но не той земной печальной юдоли быстро-скоропреходящей и ускользающей, - а в неумирающей Жизни Вечной, наполненной нескончаемой Любовью, - и само чаяние которой уже здесь освещает преображает свыше эту земную жизнь! Ведь мир без Любви, в котором распяли Христа, - никому не нужен вовсе!

Или зачем вообще нужна-то любовь , если она предательски не вечна Иначе где же увидеть охранительный отсвет Маяка, кто же подаст надежду - бросит спасательный круг, удерживающий наш маленький кораблик над пропастью морской пучины средь житейских бед и тревог, кому спасти наши беспризорные заблудшие души, ищущие в жизни духовный якорь и причал, кто научит как можно жить по-иному, откроет нам, что оказывается где-то есть иной лучший, более чистый мир - исполненный света и тепла, пребывающий благоговейно хранимый и обитающий в благочестивых и добродетельных душах всех умеющих любить ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе Рим. 14 17 , мир оставляю вам, мир Мой даю вам да не смущается сердце ваше и да не устрашается Ин. 14 27 , мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердца ваши и помышления ваши Флп. 4 7 , - и учащий и нас поступать в согласии с Божьей Правдой. Голгофа - постоянный, длящийся факт нашей действительности, ибо нет той минуты, когда бы не совершалась эта борьба смысла с бессмыслицей, когда бы мир не распинал Бога и когда бы Бог не распинался за мир.

А потому имеющий очи видеть всегда разглядит в мире эту безбожную сущность, отрицающую смысл и распинающую Бога, а с нею вместе - и всю мировую разруху, - распавшиеся камни, потухшие огни и адский вихрь, в котором все кружится и все смешивается в хаос. Продумаем до конца эту картину мировой бессмыслицы, представим себе, что она одна выражает подлинную сущность вселенной. Тогда весь праздник света нашего солнечного круга разом меркнет, а с ним вместе исчезают и все живые, радужные краски. Если нет смысла в жизни, если Бог умер и не воскреснет, то все в мире - подделка и обман. Фальшиво наше солнце, ибо его свет и тепло - источник призрачной, мнимой жизни фальшива всякая наша радость и песнь фальшива и любовь, потому что, под покровом мнимой радости, она увековечивает дурную и недостойную жизнь фальшива и самая мысль, увлекающая нас обманчивым подобием смысла.

И оттого, что все фальшиво, колеблется у нас и самая почва под ногами. Вот непреходящий смысл Евангельского рассказа о тьме, окутавшей распятие, о сотрясении земли и о распавшихся камнях Но есть и то, что прозревает Вечное во временном и потому самому привносит в созерцание временного настроение покоя вечности . В этом предвосхищении разрешительного аккорда, уже прозвучавшего в вечности и имеющего прозвучать в конце времен, заключается разрешение нашей мучительной тревоги. Наше жизнечувствие становится вновь радостным. И этой радости никто и ничто у нас не отнимет - ни болезнь, ни страдание, ни крушение земных надежд, ни надвигающиеся бури, ни даже полное разрушение всего мирского благополучия и порядка. Ибо там, в вечной нашей Родине мы видим собранной и воскресшей ту земную хижину нашу, которая здесь страдает, распадается, а может быть, и приближается к гибели.

И раз мы верим в ту Родину, мы никогда, ни при каких условиях не отчаемся и в этой. Мы верим в просветляющий Смысл ее страданий. Мы верим в ту Красоту, которая из них родится и заставит забыть скорбь этих предродовых мук Вы печальны будете, но печаль ваша обратится в радость. Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ее но, когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир Ин. XVI,20-21 . Как бы ни была ужасна и мучительна наблюдаемая нами картина бессмыслицы, будем помнить, - перед судом вечной Истины бессмыслица - только исчезающая тень Смысла. Будем же верить не в тень, а в свет, о котором сказано И свет во тьме светит, и тьма не объяла его Ин.

I,5 . Мы остаемся один на один со возникающей перед нашим внутренним взором картиной всего зла, царящего в мире, и нашего собственного нравственного падения, и одновременно с верой, вместе с тем, в Свет, что во тьме светит - и которого зло не может победить. Мы спасаемся не только изначальным укоренением нашим в Боге, мы спасаемся прорывом, в историю и в жизнь отдающей - отдавшей Себя раз навсегда - Любви Евгений Трубецкой . И пусть, наша жизнь проходит мимолетно словно сон - незаметно умрем и навсегда забудем про который, но неугасимая Любовь некогда поселившаяся в наших сердцах останется с нами до конца последнего издыхания, пронесется нами с собою в Вечность! Ночи подобен м и р, и все события его - сонная греза но душа погрязает в них и вводится в обман обольщающими призраками и видениями. Как сновидение обманывает ночью, так мир обманывает своими обещаниями.

Но миновалась ночь, сон рассеялся и исчез, ты опять бодрствуешь, - все сии видения, какие представлялись тебе во сне, стали - чистая ложь, они проходят и обращаются в ничто Преп. Ефрем Сирин, аллегорическое сопоставление потустороннего мира горнего-вечного, метафоры божественного, и тленного земного-преходящего . Добро и любовь - это составная часть самой жизни, подлинная р е а л ь н о с т ь, без которой она немыслима, пока мы любим - мы живы а внезапно ворвавшиеся страдание и смерть - её уродующее и с к а ж е н и е, её антиномичный предел противоречивый самой её сути, направленной на поддержание бытия и приносимое счастье , а не нечто неотъемлемое и обязательное Человек, с прирожденно-заложенным в него стремлением ко всё более совершенному, - никогда не смирится с существующим н е с о в е р ш е н с т в о м мира, с его жестокой действительностью, от которой душа кричит и вопиет что так быть не должно, будто мир сошёл с ума, впадает в некую отрешенность, когда кажется что всё это происходит не с нами, а с кем-то другим-чужим, невозможное то чего мы подсознательно страшились становится полноправным настоящим, кажущаяся нереальность поражающе-невообразимой иррациональной чудовищности происходящего, нередко воспринимается как дурной кошмарный противоестественный сон наяву, кажущийся вечным без конца, не прекратившемся никогда, мы никак не можем избавиться от бессознательного ощущения какого-то дурного сна или черного сюрреализма происходящего с нами, - и остается одно желание, исчезнуть из этого, надуманного, нереального жуткого мира, раствориться, стать невидимым и неслышимым, и от которого хочется проснуться в нормальный, чистый и светлый мир, оставленный где-то в прошлом Всё суета сует, обманчивая привлекательность и кажущаяся легкой доступность мирских благ, заманчиво разбросанных и расставленных повсюду подобно уловляющим сетям-силкам охотничьего капкана, наивно погонишься за которыми - и получишь отлуп, вернешься ни с чем, коли жив сам останешься, всё уже до нас кем-то цепко схвачено в когти, поделено, разодрано на части и сферы влияния, за чье богатство идет свирепая, кровавая, отчаянная, безжалостная борьба, безумная гонка и взаимоистребительное соперничество, все стремятся добыть их силой или хитростью, понятия дара и милости - здесь неуместны, никто бескорыстно ничего не отдаст и с тобой не поделится добычей, в битве бизонов которой слабых не терпят и не щадят, будешь вертеться как белка в колесе, а мир вокруг нас - крутится и мелькает подобно карусели, так незаметно и пролетит к концу наша короткая земная юдоля. Замечаешь иногда, что вся жизнь проходит как в тумане, поглощенная какой-то неестественной суетой, уныло-серой волокитой, тяжелой и скучной словно сон, - а хочется иного, более чистого, нелживого, светлого и главное п о д л и н н о г о, чтобы всё считавшееся наивно-чудесным - воплотилось и стало жизнью настоящей и реальной мы подобны странникам пилигримам в этом странном, страшном и неуютном мире среди таких же странных и непонятных людей, с душами взыскующими бесконечно прекрасного, тоскующие по небесной Отчизне, ходящие темными тернистыми тропами, на каждом шагу которых подстерегают, словно дикие звери, неизведанные опасности - как не сбиться с прямой дороги, кому наставить нас на пути истинные, стези правды, кому зажечь пред нами путеводный фонарь Смертным все трудно все здешнее - смех, пух, тень, призрак, роса, дуновение, перо, пар, сон, волна, поток, след корабля, ветер, прах, круг, вечно кружащийся, возобновляющий все, подобное прежнему, и неподвижный и вертящийся, и разрушающийся и непременный - во временах года, днях, ночах, трудах, смертях, заботах, забавах, болезнях, падениях, успехах Свят. Григорий Богослов всеобщая тленность, прах и разрушение, или образно говоря эти камни и пыль под ногами у нас, были когда-то очами пленительных глаз Омар Хайям .

Мы вступаем в мимоходящую, непрочную жизнь для того, чтобы вырасти в неколебимую Жизнь Вечную. Призванные из небытия творческим словом Божиим, мы вступаем во время, но внутри времени можем обрести вечность, потому что вечность это не просто бесконечный поток времени. Вечность не есть нечто, она - Некто. Вечность это Сам Бог, Которого мы можем встретить в преходящем течении времени и через эту встречу благодаря общению в благодати и любви, которое Бог предлагает нам во взаимной свободе, мы можем также вступить в вечность и разделить собственную Божию жизнь, стать, по смелому слову апостола Павла, причастниками Божеского естества Однако, тварь не уничтожается приобщенностью к Божеству Божество не питается, как бы, тварностью для Своего существования, когда Бог входит в мир. Вспомните образ неопалимой купины она горит и не сгорает. Всякий вещественный, земной огонь питается своим веществом, он сжигает и испепеляет то, что горит.

Бог сообщает горение, но не питается веществом Он приобщает Своей пламенности - и сохраняет цельность того, что горит в этом пламени Митр. Антоний Сурожский . Свщ. Писание говорит, что мир после грехопадения лежит во зле см. 1 Ин. 5,19 , однако, сам мир не является злом, поскольку всякое т в о р е н и е по природе своей б л а г о т. е. не есть лучший из миров в смысле самодовлеющей самодостаточности в намертво-фиксированной инфантильно-меланхоличной самоудовлетворенности существующим положением вещей, застревание и блуждание на месте, стагнация всех живых порывов духа, бесперспективная узость и приземленность сознания, чуждая всякому творческому прогрессу и совершенствованию, застывшая в энтропии, вырождении и разложении , но и окончательно не оставленный надеждой, открыт возможностью спасения - Христианское миросозерцание считает, что наилучший мир, обоженый мир, еще только созидается и будет завершен только в конце концов, в конце веков. В противоположность земной временной хрупкой жизни, тленной и скоропреходящей, ускользающей словно песок сквозь пальцы, эфемерной и исчезающей, подобно пару или чему-то иллюзорному непостоянством и непрочностью всего того на что смертный человек возлагает обманчивые надежды, - подлинно полноценно существовать и б ы т ь это значит быть богом обожиться , приобщенному бессмертной вечности, без этой связи соотнесенности человек оказывается безосновательным и безродным, неполным Дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы через них соделались причастниками Божеского естества, удалившись от господствующего в мире растления похотью 2 Петр. 1 4 подобно однажды зажженному лучу отпущенному в бесконечность, так и настоящая наша жизнь как раз только и начинается в присутствии с Богом всё благое в себя вмещающее и в себе содержащее чисто Бытийственное, тождественное совершенной полноте блаженства и Божественное - онтологически есть равнозначно одно и то же, следовательно, благочестиво проводить д о б р о д е т е л ь н у ю жизнь - значит привнести в неё настоящий высший смысл и причаститься источника божественного Бытия, через освящение ниспосылаемой благодатью Жизни Вечной.

Порой, может показаться, что вся земная жизнь целиком - это некое преддверие ада , но в отличие от последнего, в ней зло всё-таки не так окончательно, этому миру была дана Надежда Как таковое смертное и скорбное земное бытие - при соотнесенности лишь ущербно-слабое, при немощи и недостоинстве человека в его поврежденном грехопадшем состоянии как таковом, как бы недоговоренное, несовершенное, недовершенное, неполноценное, опустошенное, оскудевшее, истощившееся, временно-преходящее, недолговечное, отдалившееся и оторванное от Первоначального, невполне-состоятельное о т р а ж е н и е полноты истинного Бытия, Жизни Вечной но всё-таки также ещё и не несерьезно-мнимое, не какое-то эфемерно-иллюзорное, не полушуточно-невсамделишное, где грех якобы ещё не грех, а момент какой-то космической игры -каприза случая, не нечто фиктивно-неопределенное, - но наши действия и поступки в этом мире имеют свою особую определяющую наше настоящее и будущее бытие существенную важность, последственность и значимый вес т. е. воссоединив себя с Источником вечных благ и непреходящих ценностей как некогда с Древом Жизни Она Премудрость-София - древо жизни для тех, которые приобретают ее и блаженны, которые сохраняют ее! ср. Притч. 3 18 , Я хлеб живый, сшедший с небес ядущий хлеб сей будет жить вовек Ин. 6 51 , - сказал Христос. - Кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную Ин. 4 14 . Напитав и наполнив свою душу их сакральной преображающей чистотой, животворящей силой и укрепляющей духовной мощью, причастившись совершенной гармонии их небесной святости, привнеся в обитель сердца обретаемый тишайший благодатный мир, блаженный покой и светлую утешающую надежду неземного упования. Тварное бытие п р и о б щ а е т с я Бытию божественному - о б о ж и в а е т с я при этом испорченное и поврежденное грехопадением ограниченно-тварное т. е. сотворенная душа и сотворенное тело в совокупной связи, имеющие на себе отпечаток грехопадения - как таковое не преодолевается, не отбрасывается вникуда как нечто нечистое , профанное , скверное или излишнее , но переплавляется, преображается и обоживается.

Земной мир предназначен к новой, высшей форме жизни, Откровение учит о замене этого состояния мира некогда лучшим и совершеннейшим, когда будут новое небо и новая земля 2 Петр. 3 13 и когда сама тварь освободится от рабства тлению Рим. 8 21 - Се, творю все новое Откр. 21,5 . Так, есть царство вечного света, вечной жизни, вечной любви, вечной правды, вечного мира, вечной красоты, вечного, нескончаемого и невообразимого блаженства для приготовивших себя к будущему веку. Это - истина непреложная. Но также несомненная истина есть и то, что к этому царству мира, правды и любви мы должны здесь приготовиться. Мы должны обучить себя здесь правой вере и всем христианским добродетелям любви, простосердечию, кротости, смирению, благости и милосердию, непамятозлобию, воздержанию и началу и концу всякой добродетели - молитве всегдашней Св.

Прав. Иоанн Сергиев Кронштадский . Н.С. Арсеньев пишет Есть глубины, которых издалека изредка касается человек, они его влекут вместе с тем, он знает, он чувствует, что есть какая-то основа, какой-то задний фон , - более того, что-то подлинно существующее, что не преходит. Он не знанием знает, что это есть, но потому, что вся его жизнь опирается на это, поддерживается этим, пронизана бесчисленными встречами с этим. Радость и духовная соль , т. е. смысл жизни, дается именно этими встречами. Ими определяется ценность жизни . И далее Чем чаще ты встречаешься в глубинах своей души с этой превозмогающей Основой, тем чище, богаче и радостнее твое существо Кто верует в Меня, у того из чрева потекут реки воды живой Ин. 14 14 , т. е. он становится чистым, не засоренным каналом, руслом, через которое текут бьющие из глубины воды Жизни Человек прикасается внутри своего Я к Источнику, который отнюдь не тождествен с его существом, а вытекает из иных - дивных, неисследованных глубин по ту сторону нашего Я и всего нашего существования.

От этого внутреннего питания души зависит вся ее судьба. Подлинная религиозная жизнь связана с Глубинами Жизни, тянется к ним. Душа захвачена, покорена Превозмогающим - Тем, что превосходит ее. Она чувствует вместе с тем, как все внешнее временно отходит, теряет в ценности, как раскрываются безмерные сокровища Подлинной Жизни . По своему внутреннему расположению человек тянется к божественному.

Само это тяготение есть признак божественного в душе, образ Божий. Более того, богоподобие предполагает внутреннее сродство - божественная благодать, приходящая к человеку, прилагается к сродному. Человек приобретает утраченное, возвращается к потерянному. Совершается восстановление, спасение образа Свят. Григорий Нисский . Личность, находящая свое удовлетворение, свою полноту и свою радость только в раскрытии своего первообраза, совершенного образа того, что она есть, образа, который освобождается, расцветает, открывается - то есть все больше обнаруживается т. е. подлинно самореализуется во всей полноте, просиявает, просвещается, приходит к себе и обретает самого себя, свою состоятельность, через богоусыновление в богочеловечестве Христа - как высшем обожествленном предназначении человека - Прим.

Авт. Митр. Антоний Сурожский . С глубочайшим уважением воздаём мы каждому его истинное достоинство - как имеющему наследовать обожение, взирая на него как на образ Божий, а не как на предмет, который можно использовать. Пока мы не выйдем из эгоцентричной ограниченности своего я , мы лишь индивидуумы - не полноценные личности т. е. потерявшие грехопадением чего-то очень жизненно важное, навлекшее омрачение, повреждение и изъязвление на образ наш, в опустошенной-истощенности, ущербной-остаточности как некие оставшиеся жалкие тени от прежнего величия славы, от предназначенного замысла о нас, от тех, кем мы прежде первозданно призваны были быть, словно фантомная боль в месте ампутации, напоминающая о прежнем, или точнее как опустело-порожние ветхие сосуды, лишенные наполненности несоизмеримо-подлинной Бытийственной действительностью истинно-сущего, Бог сказал Моисею Я есмь Сущий Исх. 3,14 , когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится 1 Кор. 13 10 и даже более того, как наделенный царственным достоинством образа и подобия Божия, занимающий центральное положение в мироздании, его смысл и средоточие, человек - сверхкосмичен, в соотнесенности напрямую со своим надмирным Творцом, принадлежит к обеим мирам, видимому и невидимому, земному и горнему, временному и вечному, в котором сходятся неотмирная и земная реальности, небесный ангельский лик и земной человеческий, ещё присутствуя на земле человек может испытать и причаститься вечной святости и одухотворенного блаженства Бог сотворил первозданного человека непричастным злу, прямым, добродетельным, беспечальным, свободным от забот, украшенным всякою добродетелью, изобилующим всякими благами, как бы некоторый вторый мир малый в великом, - другого Ангела, смешанного почитателя, плотского и духовного, земного и небесного, преходящего и бессмертного, зрителя видимого творения и посвященного в таинства умопостигаемого творения Преп. Иоанн Дамаскин - Прим. Авт. . Когда мы пойдём по пути обожения т. е благодатного спасения из грехопадшего состояния и богоусыновления Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими 1 Ин 3,1 Я уже не называю вас рабами, но друзьями ср.

Ин. 15,15 Возлюбленные! мы теперь дети Божии но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему 1 Ин. 3 2 Посему ты уже не раб, но сын а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа Гал. 4 7 Вы приняли Духа усыновления, Которым взываем Авва, Отче! Этот самый Дух свидетельствует нашему духу, что мы - дети Божьи.

А если дети, то и наследники, наследники Божьи, сонаследники же Христу ср. Рим. 8,15-17 Тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые от Бога родились ср. Ин. 1 12,13 Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего ибо Он благ и к неблагодарным и злым Лк. 6,35 - Прим. Авт. - с помощью Благодати, содействуя Ей и своими усилиями - в тот момент, когда мы вырвемся из замкнутости своего индивидуального бытия и начнём любить, всё больше отдавая себя Богу и ближним, тогда рождается целостная л и ч н о с т ь - которой свойственен принцип полного гармоничного единства всех душевных состояний в уникальной нерасчленимой, неразложимой и неразделимой целостности нашего Я индивида, наделенного и просвещенного светом логоса-разума - Прим. Авт. . Другими словами, мы обретаем самих себя там, где наше я встречает Ты Бога и ты ближнего - потому что именно в общении обожения, ради которого мы и созданы, мы только и можем раскрыться полностью, открыться и насладиться друг другом чисто, не эгоистично, подлинно становимся личностями, делаемся собственно человеками т. е. о ч е л о в е ч и в а н и е достижимо только через путь обожения, к нам возвращается первозданная реальность, исключительная самобытность человека укореняется и восполняется, положительно подтверждается и оправдывается лишь в обращенности и пребывании в Боге - Прим.

Авт. . Именно для этого Господь стал Человеком и умер на Кресте чтобы воссиять как Солнце среди многих солнц, как Бог посреди богов в лице людей - Прим. Авт. Архим. Георгий Афонский . Обожение, как смысл человеческой жизни и её нравственное увенчание, есть непрестанное действие, устремление человека к Богу, нравственное уподобление Ему Будьте святы, потому что Я свят 1 Пет. 1 16 . Обожение теозис, обожествление - не одиночный, а социальный процесс. Человек любить Бога не может, если не любит брата своего 1 Ин. 4 20 . Таким образом, в обожении нет ничего эгоистического, ибо человек может прийти к обожению, только л ю б я б л и ж н е г о.

От ближнего наша жизнь и от ближнего смерть, - говорил Антоний Египетский. - Если мы приобретаем ближнего, то приобретаем Бога если же по нашей вине претыкается ближний, то мы грешны перед Христом. Человеческие существа, созданные по образу Троицы, могут реализовать божественное подобие лишь тогда, когда они живут общей жизнью, как живет Пресвятая Троица как три Лица Троицы пребывают одно в другом, так и мы должны пребывать в наших братьях, живя не для себя, но в других и для других. Один из богомудрых и богоносных отцов-пустынников говорил Если бы я мог найти прокаженного и дать ему свое тело, а себе взять его, я бы с радостью это сделал. Ибо это и есть совершенная любовь, претворимая в действие Еп. Каллист Уэр . ЧАСТЬ 2-АЯ. НЕ ЖДАТЬ ЛУЧШИХ ВРЕМЕН , А САМИМ СОДЕЙСТВОВАТЬ ИХ СОЗИДАНИЮ, ВЕДЬ ЧАСТО НЕДОСТАТОК ДОБРЫХ ЧУВСТВ И ДЕЛАЕТ ВРЕМЕНА ТЯЖЕЛЫМИ.

V КУМИРОТВОРЧЕСТВО ЛОЖНЫХ УТОПИЧНЫХ ЗЕМНЫХ ИДЕАЛОВ, ЗАКАБАЛЯЮЩИХ, ПООЩРЯЮЩИХ И ПОТАКАЮЩИХ НАШЕЙ ГОРДЫНЕ И ТЩЕСЛАВИЮ, СЕЮЩИХ НЕПРИМИРИМУЮ ВРАЖДУ И РОЗНЬ, И МАНИАКАЛЬНО-БОЛЕЗНЕННАЯ ОДЕРЖИМАЯ ЗАВИСИМОСТЬ ОТ ТАКИХ НАВЯЗЧИВЫХ СВЕРХЦЕННЫХ ИДЕЙ ПОРОЙ, МЫ ВЫБИРАЕМ ЛЕГКИЕ ПУТИ ЦЕНОЙ ТЯЖКОГО ГРЕХА ОШИБКИ МНОГИХ - ПЫТАТЬСЯ НАВЯЗАТЬ СВОЮ СИСТЕМУ ЦЕННОСТЕЙ, ЗАБЫВАЯ, ЧТО ВСЕ ЛЮДИ РАЗНЫЕ О СЕКУЛЯРНОЙ РЕЛИГИОФОБИИ КЛЕРИКОФОБИЯ - БОЯЗНЬ КЛЕРИКАЛИЗАЦИИ , НАВЯЗЧИВАЯ МАНИЯ ВИДЕТЬ В ЛЮБОМ ДЕЙСТВИИ, АКТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЗИЦИИ ЦЕРКВИ, - ЕЁ ПОЛЗУЧИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ НЕУСТУПЧИВОСТЬ - ПОДОБНА КАМНЮ ТЯНУЩЕМУ НА ДНО ТОЛЬКО ЛЮБОВЬ СПОСОБНА УМИРОТВОРИТЬ, А ЖЕСТОКОСТЬ - ЛИШЬ РАЗРУШАЕТ У НАС ЕСТЬ СИЛЫ НА МЕСТЬ, А СИЛ ДЛЯ СНИСХОДИТЕЛЬНОГО ПРИМИРЕНИЯ И ТЕМ ПАЧЕ ЧЕЛОВЕКОЛЮБИВОГО СОСТРАДАНИЯ - УВЫ НЕ ОСТАЛОСЬ ЛЕГКО СЛУЖИТЬ МЕРТВЫМ ИДЕЯМ И ЗЕМНЫМ БОГАМ, ОНИ НАМНОГО ПРОЩЕ, ЧЕМ ЖИВЫЕ ЛЮДИ ПОСЛ. Дети! Храните себя от идолов 1 Ин. 5,21 И устроили высоты Тофета в долине сыновей Енномовых, чтобы сожигать сыновей своих и дочерей своих в огне, чего Я не повелевал и что Мне на сердце не приходило Иер. 7 31 Служили истуканам их, которые были для них сетью, и приносили сыновей своих и дочерей своих в жертву бесам проливали кровь невинную, кровь сыновей своих и дочерей своих, которых приносили в жертву идолам Ханаанским, - и осквернилась земля кровью Пс. 105 36-38 . Итак, умертвите земные члены ваши блуд, нечистоту, страсть, злую похоть и любостяжание, которое есть идолослужение Кол. 3 5 . Нам важно осознать, когда мы пытаемся вести сегодня благочестивую жизнь, что мир, который создал наше избалованное время, предъявляет душе совершенно противоположные требования - которые надо признать тоталитарными.

Это легко разглядеть в получивших за последние годы столь широкую известность уродующих душу культах, которые требуют подчинения самозваному святому но это столь же очевидно и в мирской жизни, когда человек сталкивается не с отдельным искушением здесь или там, а с постоянным состоянием искушения в виде средств массового информационного воздействия-контроля над общественным сознанием, - часто становящихся тайным домоправителем, диктующим современные ценности, мнения, вкусы, пытаясь завоевать как можно больше наивно-доверчивых душ. Если у вас есть маленькие дети, вы знаете, насколько это верно если они видели что-либо по телевизору, очень трудно бывает потом бороться с этим новым мнением, которое дано телевидением как авторитетное. Смысл этого всеохватывающего искушения, нападающего сегодня на людей - вполне открыто в его мирской форме, а в религиозных -сектантских формах обычно более скрыто, заключается в следующем живи сегодняшним днем, наслаждайся, расслабься, чувствуй себя хорошо, полностью участвуй в прихотях безумного, самообольщающегося поколения, избравших себе рай дураков , - в качестве символа нашего беззаботного, гоняющегося за развлечениями, самообманчивого времени. За этим смыслом слышен другой, более мрачный обертон, который открыто звучит забудь о Боге и любой другой жизни, кроме настоящей, изгони из души всякий страх Божий и почитание святынь, смотри на тех, кто еще верит в Бога в старомодном смысле , как на врагов, которых надо уничтожать Свящ. Серафим Роуз . В современном идолопоклонстве почитаются за мертвых богов-истуканов не только камни, деревья, животные, планеты, скульптуры, но и люди, и герои, и духи добра и зла , и открытия, и идеи, и страсти, и культуры, и политика, и наука, и философии, и искусства, и все, что противопоставляется и замещается по собственной прихоти идолопоклонников истинному Живому Богу и Господу.

Такой кумир, абсолютный земной доминирующий и д е а л, с его служителями в слепом максимализме мнящими себя непогрешимыми , регламентирующий всю человеческую жизнь, в виде земных благ богатства, успеха и славы , как идеологически-сакральная субстанция, за которую - точнее, за веру в неё - можно легко убить человека, или заставить других насильно приносить самих себя ему в жертву, имеющему сотни и тысячи недобровольных жертв, гонимых на служение и гибель бичом морально-общественного мнения, подвергаемых жесточайшим преследованиям и прессингу, беспощадному моральному бойкоту за нарушение мнения прогрессивно-передовой общественности это те идолы, которые требуют бесчисленных человеческих жертвоприношений, берут наш свободный дух в плен своих идей, требующие от нас самоубиения, самоумаления и извращения нашей жизни во имя их, во имя которых расстреливают людей, калечат традиционно-самобытную народную жизнь, издеваются над истинной религией, над сакральными святынями веры исповедуемой большинством, или коренными устоявшимися обычаями народов Во имя торжества разума творилось дикое безумие, где во имя свободы, равенства и братства воцарился чудовищный деспотизм, всеобщий раздор и панический ужас, бессмысленное истребление людей и разрушение хозяйственной жизни, разнуздались садические инстинкты мести ненависти и жестокости. Такие герои , которые, горя самоотверженной жаждой облагодетельствовать людей, исправить их и воцарить на земле добро и правду , подлежащее немедленному осуществлению, - становятся дикими извергами, разрушающими жизнь, творящими величайшую неправду, губящими живых людей и водворяющими все ужасы анархии или бесчеловеческого деспотизма, которые мечом и разрушением пытались насаждать в личной и общественной жизни чистое пуританское благочестие и лилась эта кровь всегда во имя принудительного насаждения какой-то правды , и плакал человек, которого какие-то самоотверженные благодетели, во имя его собственного спасения, истязали и насиловали. Но когда эти бескомпромиссные провозвестники из роли мечтателей, обличителей и борцов за правду плоскую, узкую, костную, однобокую, удаленную от реальной жизни - подобно отвлеченному призрачно-мертвому постулату , застывшей схеме-формуле, претендующей исчерпать собой всю разноплановость и многогранность жизни, а не живой творческой силе, при столкновении которого с жизнью он не обогащает ее, а ущербно обедняет и разрушает переходят в роль осуществителей этой правды , реальных распорядителей и властителей жизни, они возбуждают ненависть своей тиранией, невниманием к конкретно-сложным нуждам жизни, к многообразию человеческих потребностей и слабости человеческой природы. Чем пламеннее их исступленно-фанатичная вера в определенный идеал, чем более незыблем авторитет этого идеала, тем более слепо и жестоко они калечат и разрушают жизнь. Ибо ненависть ко злу превращается в ненависть ко всей живой жизни человеконенавистничеству , которую не удается втиснуть в жестко-приемлемые рамки доминирующего идеала С.

Л. Франк . В данном случае, безрассудная ненависть без меры ко греху - переходит и на самого грешника однако, ради общего мира и блага, допустимо лучше примириться с самим человеком, но не обязательно разделять его личных ложных взглядов христианин всегда ставит Бога между собой и другими и посредством Бога решает все проблемы и регулирует все отношения с другими людьми, поэтому христианин всегда молится о всех своих ближних, пусть и даже самых дальних с точки зрения идей, верований, образа мыслей и дел ибо все святые пронизаны любовью и молитвой - да, любовь рождается от молитвы, но и молитва питается и растет посредством любви вместе с прочими совершенствами, это подвиг любви, которому нет конца, - это молитва о ближних, исходящая из любви к ближним, таким образом все мы сотрудничаем в деле спасения и все спасаемся с помощью друг друга, вся жизнь наша состоит в этом соборном жительстве, в общей любви и общей молитве. Соблазны, воспламеняющие огонь ненасытного вожделения, разожженные неукротимые низменные страсти, ради скорейшего достижения и удовлетворения которых многие не остановятся ни перед чем, любой ценой, без стыда и без совести, обольщенные злым наваждением, пойдут на любое жестокое беззаконие, совершат какое-угодно подлое злодеяние, лишь бы поскорее себе успеть отхватить самый сочный кусок побольше, а все прочие соперники остались бы ни с чем - таким образом, разврат и насилие, идут рука об руку, под одними лозунгами . Ссылаясь на всеобщее оскудение нравов , когда насилие, оскорбления, унижения к одним , обманом поскорее отхватить свой кусок , нажиться на их доверчивой слабости и моральная распущенность развращенная вседозволенность других - шествуют рядом с их лозунгом правда - в силе и только хищник имеет право , война - стимул прогресса , но разве праведно примыкать к тем кто постоянно жаждет и творит насилие, выгода от которого всегда относительна, а бедственные последствия жестокости объективны и абсолютны? , - безвольно соглашаемся с этим как неизбежным , которое нельзя изменить. Вливаясь в общие ряды равнодушных, принимая их правила игры , созданной теми, для которых нет ничего святого, приспособившись под их низкие привычки и нормы , в основе которых лежит гордыня себеугождения и лицемерное презрение ко всем отличным по образу жизни принятое как правильное в одном сообществе, может оказаться уродливым и аморальным в другом . Нет такого безобразия, которое бы не верило в свою красоту.

Апология постоянно сопровождает безобразие, особенно душевное. Свят. Николай Сербский К гибели других безразличны и не ценящие свою жизнь как чистый дар, который к её концу надо постараться вернуть насколько возможно нравственно незапятнанным, неопороченным, жертвуя чем-то своим ради сохранения добра на земле Получивший пять талантов пошел, употребил их в дело и приобрел на них еще пять талантов. Точно так же и получивший два таланта приобрел на них другие два. Получивший же один талант не захотел трудиться, пошел, и закопал его в землю, и скрыл серебро господина своего. Мф. 25 14-30 . Поступая недостойно звания человека, привыкши к немилосердно-жестоким и коварным волчьим законам и понятиям , осуждая не желающих мириться с их подлостью - а чем вы лучше нас? , хотя и знаем, что были те, кто не посягая на глобальное переустройство целого мира, всё-таки изменил мир вокруг самого себя к лучшему, наполнив его теплотой и добротой собственного сердца ко всем живущим рядом ведь часто не ценим, не храним тех кто рядом с нами, пытаемся выискать чего-то идеального где-то вдалеке .

За ценностью как доминирующим идеалом может по-значению стоять как 1 нечто имеющее объективно положительные и благородные черты, так и 2 нечто недостойное, негативное, пошлое, низменное, разрушительное. 1 Плоды первого подлинно-д о б р о г о Идеала, будут всегда мотивировать к п р и м и р е н и ю враждующих когда общий мир несравнимо превыше и важнее непрестанной кровавой борьбы за часто ложно понимаемую справедливость , уважению к свободе каждого иметь свое мнение и взгляды, заботе о сохранении и поддержании нравственности, призывая подражать таким добродетелям и на собственном поучительном примере, пониманию что г л о б а л ь н о е общее благо , рост общих богатств, - в конечном счете вытекает и основывается на ч а с т н о м благополучии, обеспеченности, довольстве, состоящем из личного счастья отдельных людских с у д е б, на благоговейном отношении к жизни конкретно к а ж д о г о человека, не желая своими чрезмерными амбициями причинить кому-то напрасную боль и беспечно наслаждаться собственным благом и роскошью, когда рядом по твоей вине невинно страдают другие иначе это будет преступная радость за счет слез обиженных нами, когда даже одна история невинно оскорбленного единственного человека, как одна малая слезинка в море из многих слез, накопленных за годы общей трагедии народного горя . 2 Плоды второго же гибельного идеала, ядовитого и отравленного лживым содержанием - начнут склонять к лютой м е с т и, живодерству под маской справедливости , разжигать социальную р о з н ь, местечковую ксенофобию, разделяя и сталкивая одних с другими, деля весь мир на - непогрешимых достойных , и - недостойных изгоев которым нет прощенья и пощады, обреченных на безжалостное истребление жаждой принести в жертву своему ложному кумиру , если надо, то хоть и целый мир, имея безразличие к морали, считая себя выше её, руководствуясь принципом цель оправдывает любые средства , - но, однако, многие намеренно забывают, что т. н. постоянная вынужденность прибегать к использованию нечистых средств - как раз часто свидетельствует и о такой же скверной и ложной самой их цели . Благородные средства - свидетельствуют о благородной цели так и наоборот худые методы - говорят о ложных намерениях. Средства должны быть соразмерны цели и соответствовать ей, поскольку они являют собой путь к цели и, так сказать, саму цель в процессе ее рождения - путь разрушения сулит бесконечное падение в бездонную пропасть Каков характер ценностей , стоящих за нашей нравственностью?

Каково достоинство и внутреннее качество того кумира , возводимого на место прежних религиозных ценностей для того, чтобы поставить перед глазами человечества хоть какой-нибудь оправдательный идеал , возвышающийся над чересчур приземленно-материалистическим горизонтом всеобщего благополучия ? Каковы нравственно-метафизические частнейшие свойства и аспекты этого умозримо-измышленного идеала? Если же говорить о действительно великих трагедиях , то нельзя не заметить объединяющую их черту искренне принятые крупными человеческими общностями в качестве высших ценностей разнообразные оказавшиеся впоследствии ложными групповые цели, проекты, идеи - революционные, национальные, государственные, религиозные, обычно подкрепляемые теорией и пропагандой, - подминали под себя традиционные моральные ценности, уступившие указанным идеям во всяком случае, временно и локально абсолютное первенство даже в абстрактно-духовной ценностной иерархии, - в дополнение к обычным, но не столь далеко идущим уступкам в повседневной социальной практике. Вместе с тем мысль Бердяева о демоническом морализме , о том, что люди часто из морального рвения истребляют целый ряд ценностей бытия , имеет определенные основания больше того, эта мысль в ее общем виде, без уточнения условий ее истинности, может показаться совершенно очевидной, подтверждаемой обыденным опытом. В самом деле, можно говорить, например, о чрезмерном моральном рвении в случае несоразмерно суровой моральной санкции за незначительные отступления от требований морали в особенности если за негативной моральной оценкой следуют вполне реальные репрессии Л.

В. Максимов . П о д м е н а абсолютных религиозных ценностей, основанных на божественном авторитете, - светски-секулярными моральными нормами, в качестве обязательного долга, - неизбежно приводит к закабалению и рабству перед непредсказуемым произволом и своевольной деспотией человеческого авторитета группы лиц или одного уполномоченного лица эти нормы устанавливающих, насильственно насаждающих и навязывающих, тем самым вторгаясь в пределы той глубоко-таинственной свободы личности, на которую может претендовать только Господь. Если индивид не обладает твердыми убеждениями по поводу того что правильно, а что нет, если он не верит в Бога или в абсолютные моральные ценности, если он больше не питает уважения к своим обязанностям, и, наконец, если его поиски удовольствий и чувственных ценностей являются наиважнейшими в жизни, что может вести и контролировать его поведение по отношению к другим людям? Ничего, кроме желаний и вожделения. В таких условиях человек теряет всякий моральный или рациональный контроль и даже просто здравый смысл. Что может удержать его от нарушения прав, интересов и благосостояния других людей? Ничего, кроме физической силы. Как далеко зайдет его ненасытная жажда чувственного счастья?

Она зайдет ровно настолько далеко, насколько позволяет противопоставленная ей грубая сила других. Вся проблема поведения индивида определяется соотношением между его силой и силой, находящейся в руках других. Физическая власть заменяет справедливость т. е. перевертывается наоборот смысл фразы сила - в Правде , теперь правда подчинена грубой силе дикарей - Прим. Авт. . В обществе или ряде обществ, состоящих из таких индивидов, неизбежным следствием будет умножение конфликтов, жестокая борьба, в которую оказываются вовлечены как локальные группы и классы, так и нации, и взрыв кровавых революций и еще более кровавых войн. Нет и надежды на прекращение дегуманизации, деморализации и ожесточения, на прогрессивную замену закона физической силы на все моральные, религиозные и социальные ценности Питирим Сорокин .

Итогом станет, крайняя степень морально-общественного рационализма, мечта о подчинении всей жизни без изъятия, включая сюда даже всю сферу телесных нужд человека и их хозяйственного удовлетворения, строгим общим, отвлеченно выраженным, единообразным принципам моральной справедливости. Втискивание же нашей личности в какую-то частную, заранее, без внимания к ее своеобразию заготовленную форму мы неизбежно ощущаем как насилие и калечение, которому мы не хотим подчиниться, - более того, которому мы не можем подчиниться, даже если бы, того хотели. Ибо мы сознаем наш самобытный дух во всей его полноте и цельности как нечто абсолютно ценное, что мы и не вправе отдавать в рабство иначе будем испытывать стыд самопрезрения - Прим. Авт. С.Л. Франк . Мы способны безгранично и всецело осознанно душевно отдать себя на свободное жертвенное служение лишь одному живому Богу-Личности, - а не бездушному кумиру нравственного идеализма , абсолютно авторитарному диктату коллективного и деспотичного по-характеру законнического псевдоблагочестивого морализаторства одних запретов, гнета господствующего массово-общественного мнения над рядовой индивидуальной личностью, подавляющего и порабощающего всякую личную творческую инициативу и безрелигиозной волюнтаристской морали слепого долга с его зачастую беспощадно принудительно-приказными внутренне самодовлеющими, авторитарными требованиями и обязанностями, своим смыслом до конца остающимися нам непонятными, не самоочевидными - навязываемых, подобно юридическим нормам, как ограничивающая и давящая нас сила, приводящих к тирании их господства над нашей душой, морально насилующей личность без учета индивидуальных особенностей её характера и неповторимого призвания, ломающей, калечащей, перековывающей и принуждающей к чему она была не склонна, угнетающей подлинно-свободную духовную жизнь, подобно данникам, пленникам, подъяремным рабам отсутствие благоговейной любви живых отношений с которым, мертвость, бессердечную холодность голой рациональности, условность и призрачность которого мы ясно ощущаем. Происходит ничем неостановимая и ничему неподконтрольная хаотичная б о р ь б а к о н ф л и к т у ю щ и х м а т е р и а л и с т и ч е с к и х ц е н н о с т е й В рамках общества она принимает в дополнение к другим конфликтам форму роста преступности и жестокости наказаний, особенно взрыва бунтов, восстаний и революций.

В мир моральных ценностей вошел безграничный р е л я т и в и з м, своеволие которого вызвало конфликты и борьбу. Они в свою очередь породили ненависть и ненависть привела к применению грубой силы и кровопролитию. В хаосе противоборствующих норм моральные ценности всё более и более втаптываются в пыль они стремительно потеряли свою объединяющую мощь и уступили место грубому, деспотическому п р о и з в о л у. Наблюдается тенденция вытеснения сострадательной Христианской л ю б в и ненавистью - ненавистью человека к человеку, класса к классу, нации к нации, государства к государству, расы к расе. В результате нормой стало воздействие при помощи силы.

Bellum omnium contra omnes война всех против всех подняла свою уродливую голову. Именно с такими условиями мы сегодня столкнулись Питирим Сорокин . Самые крупные неудачи и жесточайшие разочарования происходят от чрезмерной самоуверенности и бесконтрольного воображения, закрывшись наглухо в скорлупе своей воображаемой действительности, не имеющей ничего общего с реальностью и не замечая происходящих вокруг катастрофических последствий наших чрезмерно-неуемных амбиций. Витающие во многоглаголящем словоблудии, отстраненном от реальной тяжелой жизни, действительность которой не всегда соответствует нашим утопически-мечтательным умопостроениям. В итоге суровая реальность оказывается банально унылой, кровавой и грязной, беспощадной и лишенной всякой жалости к проигравшим, бесконечно далекой, безгранично разведенной от того романтизированного, приукрашенного розового лубка, бутафорией-муляжом, щитами фееричных декораций, вскружающих голову от захватывающе-манящих перспектив, ранее выстроенного нашими самообманчивыми фантомными иллюзиями, умозрительными спекуляциями бреда воспаленного воображения и сладкими мечтами радужных пленительных грез, подобно шорам скрывающими от наших глаз детали подлинной картины событий, в плену истерически охватившей эйфории, неестественной экзальтированности, в болезненном возбуждении от прельстивших идей, - призывая оголтело всех бездумно идти под каток очередной бредовой великой идеи , делая народ заложником своих идиотских амбиций, подзависимым от её кормушки , и истребляя всех прочих не согласившихся исступленно верить их утопической м е ч т е, фееричной химере, плоду больной фантазии, злому обману авантюристов, игре на инстинктах, спекуляции на реальных социальных уродствах и противоречиях, намеренным преувеличением из мухи делая слона, злоречиво клевеща и очерняя других, - чтоб самим выглядеть белыми и пушистыми , отвести толпе глаза от собственной порочности, поэтизируемому и восхваляемому пути вражды и мести, - приводящего к взаимоистреблению и человеконенавистничеству, - вещей абсолютно чудовищных по нравственной сути.

Разжигая огонь обоюдной ненависти и мести, стравливая междоусобно народ сталкивая друг друга лбами, - и преследуя свои меркантильно-корыстные мелкотравчатые интересы, далекие от лозунгов борьбы как первой, так и противоположной из противоборствующих сторон. Навязывая свою злую и развратную волю, прикрываясь пафосом громких высокопарных речей и напыщенных декламаций для внешне-благопристойного вида, набросив блестящий покров мнимого добра и правды на тайну крайнего беззакония, сбивающим с толку обманом, устрашением и потаканием примитивно-низменным бессознательным инстинктам толпы, - загоняя в тиски под своё позорнейшее ярмо. Сии сладкие обещания подобны чарующим звукам волшебной флейты крысолова, уводящей за собой людей в своё крысиное царство. Например, подкупая льстивыми обещаниями-посулами и лукавым соблазнительным обманом, тонким циничным расчетом, навязывая наивно-доверчивым массам искаженное чувство скорого достижения светлого будущего умозримо-воображаемого в ложном идеале какого-либо предвкушаемого идола идеологического или материального характера - власти, денег, богатства , - цинично используя его в качестве идейной мотивации, ради удовлетворения собственных корыстных целей все их честные жертвы и труды ради счастья будущих поколений во что они искренно наивно поверили - перенаправляя в собственный карман . Или же, иначе, вместо явного насилия, через прикрытие обманом соблазнительно-заманчивых обещаний, пафосных речей, - заставить добровольно проглотить наживку и загнать под рабское иго чьего-либо диктата, поверив в его якобы неотложную необходимость - как в диалектическом споре индивидуальной свободы и институционального единства, о мере между свободой и безопасностью , в своих крайностях не дающие ни того, ни другого т. е. либо прельщая легкодоступной вседозволенностью, либо притупляя легкомысленностью бдительность когда будут говорить мир и безопасность, - тогда внезапно постигнет их пагуба 1 Фес.

5,3 . Они, наивно доверившись нам, пожертвовали всем своим самым дорогим, а в итоге - сами остались ни с чем, да ещё оказались чем-то обязаны и должны нам, впав в долговую кабалу, а мы от этого - мошеннически-обманным путем нажили себе огромное состояние на чужом горе, спекуляцией на народном бедствии Мы объелись идеологией, мы так все привыкли лакировать и объяснять, лгать и приукрашивать действительность, когда кругом форменная нищета, разруха и голод, миллионам усталых отчаявшихся людей льстиво говорить, что якобы все прекрасно и мы победили , мы потеряли чувство живых фактов жизни - стали нечуткими к обычному виду простого человеческого горя, глухи к искренним слезам скорбящего народа. Ради подлых попыток их самооправдания, самообеления, - погрязают в гнусных преступлениях, продолжающихся грязных злодеяниях, приданием им оттенка необходимого и правого дела , - не желая отвечать за всё то большое горе причиненное без зазрения совести многим даже случайно попавшимся под руку невинным людям! в найденном для себя новом кумире которого видят универсальный посыл, короткий и емкий лозунг, гениальную отмашку, магическую индульгенцию на совершение любой дряни, изворотливое оправдание какой-нибудь мерзости под тем или иным высоким предлогом, и впоследствии упорно слагая с себя ответственность за все сотворенное зло, ведь зло рядится в маску добра , зло никогда не выдаст самого себя, не назовет себя открыто - злом. Или они смеют наивно надеяться, занимаясь самообелением, что их прошлые злодеяния со временем забудутся, словно наступит амнезия исторической памяти, но вряд ли возможно вырвать с корнем эту связь, ведь не заставишь всех в муках забывать своё больное прошлое, вытеснять его в дальний темный угол своей души, а просить прощения у собственного народа за это прошлое им стыдно и зазорно, или они по малодушию на это не способны и не хотят Зачищающие до основанья место от лишних людей под грандиозные стройки нового порядка , требующие бесчисленных жертв масс и якобы обещавшие стать залогом их грядущего счастья , во имя этого фантастического будущего умея создавать человечеству лишь отталкивающее кровавое настоящее, загоняя палками и железной рукой в демагогически-рисуемое светлое будущее - волшебное завтра , за благозвучием которого легко угадывается злая ирония фразы, её зловещий подтекст, ложный оптимизм, некий подвох, ехидный намек, наивно соблазненные этими ложными кумирами-идеалами, опьяненные ими аналогично тому, как на пьяную голову совершать злодейства легче и смелее, чтоб от хмельного дурмана собственные грехи такими страшными не казались , - особенно если, по своей слепо-фанатичной ревности, им в каждом мерещится потенциальный враг , одержимые шпиономанией, не останавливающиеся ни перед чем, даже самые грязные-мерзкие средства и варварские способы добиться вожделенно-страстно желаемого - идут в ход, для таких приемлемы и хороши искусственно-лихорадочно затушевывая неприглядные стороны видимого - выдавая желаемое за действительное, притягивая за уши к якобы чаемому и должному в идеале когда малою правдою - лукаво прикрыта великая неправда, совершенно неприкрытая ложь, дезинформация, сдобренная для пущей убедительности некоторым количеством то ли достоверностей, то ли сфабрикованных подделок игнорируя фактическое положение вещей, способные оправдать для себя любое своё злодеяние, но со стороны возмущения и обвинения в бесчеловечии - напрочь упорно игнорирующие, некритичные к самим себе, не терпящие обличений, во всем верящие в собственную безошибочность , не желая слушать сторонних советов, неблагодарны за наставление, они сами себя считают героями , а героев - не судят Надменно считающие, что лишь им одним открыта абсолютная истина , презрительно взирая сверху вниз - на всех прочих недостойных себя профанов , в гордом ослеплении равняющие себя с богами , дерзко повелевающие чужими судьбами, однако на деле лишь невозвратимо калеча их, самовольно наделяющие сами себя безмерными полномочиями и бесконтрольной вседозволенностью, сеющие повсюду вокруг себя только одну смерть и разрушение, - а невинно отнятые жизни не способные обратно вернуть! Считающие себя бесподобно-несравнимыми ни с кем по мудрости , силе и величию - но всё величие таковых в одних преступлениях и безудержной страсти, исполненные лжи и лицемерия, создавая миф о своей непогрешимости , мнящие себя провозвестниками неких спасительных идей , первопроходцами каких-либо очередных мировых революций , единственными носителями истины - готовыми ради которой свернуть весь мир, прогнуть всё окружающее под себя, под свои мелко-частные амбиции раздутые с небывалым доселе размахом до глобальных масштабов, самозваными вершителями людских судеб всех прочих подобно возомнившим сами себя неким гордым титанам-сверхчеловекам - которые уже не способные породить ничего родное человеческое, замкнувшись в своём человеконенавистничестве, они самонадеянно хотят стать сверхчеловеками - но так и не научившись ещё просто быть человечными людьми, а в итоге превращаются в звероподобных-нелюдей с нечеловеческой злобою, забывшим в прельщенном ослеплении, что они такие же земные смертные люди, подобные всем остальным без исключения, способные так же ошибаться, быть неправыми и так же нуждающиеся в снисхождении Призрачный химерный и д о л, дающий желанную возможность безнаказанно ради него убивать, ради кровавой жатвы бесчисленных жертв людей кем-то посчитанных за вышедших из оборота , пущенных стать дешевым средством для чьих-то неуемных амбиций и корыстных планов, вписанных в расход , где уникальное Я личности игнорируется, как если бы её вовсе не было не желая признавать, что недопустимы, нравственно преступны эксперименты над человеком и обществом, даже если экспериментаторы движимы самыми вроде бы добрыми побуждениями , ибо даже добро, породнившееся с насилием, неминуемо перерождается во зло - и тем более опасное, что оно-то по-прежнему считает себя якобы добром , потому что практика - критерий истины, по созидательно-благотворным или разрушительно-кровавым последствиям - можно судить и о высоком качестве или ущербной гнилости самой теории, стоящей за ней и её вдохновляющей. Мечты - на то они и мечты, чтоб никогда не быть осуществленными, в своей априорной оторванности от действительности, искусительно отвлекающие от реально полезных дел - всё ищем легких путей для каких-то туманно-далеких соблазнительных идеалов , убегая от разрешения насущных трудностей и дел реальной действительности а если что-то частично и осуществимо - то уже по своим законам, а не как нам бы того хотелось и тогда из мечтателей творцов-художников - сами превращаемся в персонажей-участников, ибо разбуженный зверь любой революции - пожирает собственных детей, мы сами становимся первыми жертвами собственного стадного коллективно-м а с с о в о г о ф а н а т и з м а, внедренной идеократической мании, глупости и безумства, завертевшись в неподконтрольном хаосе выпущенных на волю собственных шальных страстей, в общей неразберихе страшной волной необузданного насилия сметающей со своего пути нас самих, гонимые безумным вихрем соблазнов, увлекающей в засасывающую воронку необратимой бездны, погружающей в пучину в которой исчезает всякий дальнейший смысл ибо остановить паровоз, мчащийся к пропасти, может, увы, только крушение - хотя чаще тривиально вырождаясь в революцию над разумом , приводящую к полнейшему отсутствию утрате здравого смысла и господству стихийных беспощадных звериных инстинктов с какой-то тупой упертостью, хищническим азартом и настырной остервенелостью - стремительно-отчаянно бегущие в гордо-самонадеянном ослеплении - прямо в уготованный для них отверстый капкан-западню, сплетенную из собственных хитрых и коварных планов, теперь запутываясь в расползающихся сетях своих же начатых интриг, сами обманутые собственным же лукавством, попадая в яму, вырытую ими же самими, или, по-пословице, с упертой-обреченностью самоупоенным рвением пилят срубая под собою сук на котором сами сидят С высоты надменной гордыни, в самом своём низшем вырождении, хищничестве, властолюбии, самомнении и всяческом самоутверждении, - слепые к собственным недостаткам, зато ярые к осуждению всех прочих окружающих, не признающие за собой никаких ошибок - не желающие прощать другим их ошибки, зато закрывающие глаза на собственные изъяны, глухие к укорам собственной совести и к разумным доводам со стороны, критику в свой адрес - возбужденно воспринимающие за клевету и раздраженно мстящие за неё.

Они считают, что уничтожив, убив или ещё как-то иначе устранив врага -человека, будто можно тем самым раз и навсегда решить все свои собственные л и ч н ы е проблемы и комплексы, предпочитая выискивать и бороться с внешними личными врагами , чем интроспективно взглянуть внутрь себя, в свою душу полную грехов и страстей Они желают господствовать над другими, в то же время сами порабощены собственными пороками Блаж. Августин . Они долго ухитряются скрывать истину во лжи, но наконец, увлекшись своим настоящим нравом , обличаются делами Преп. Марк Подвижник . Жизнью своею лжет тот, кто, будучи блудником, притворяется воздержным или, будучи корыстолюбив, говорит о милостыне и хвалит милосердие или, будучи надменен, дивится смиренномудрию Авва Дорофей . Делатель правды человеческой исполнен самомнения, высокоумия, самообольщения ненавистью и мщением платит тем, которые осмелились бы отворить уста для самого основательного и благонамеренного противоречия его правде признает себя достойным и предостойным наград земных и небесных Свят. Игнатий Брянчанинов . Без любви добра не бывает Свят.

Тихон Задонский . Пока человек делает зло, он не может делать добра, но может делать лишь зло п о д л и ч и н о й добра Авва Исаия . По М.М. Бахтину, в о ц е н к е характера поступка выделяются две стороны аналогично соотношению цели-средствам 1 сам факт его свершения - экзистенциальный, бытийственный его аспект, делающий поступок моментом жизни, и 2 мотивирующая цель поступка, его смысл, его творческий результат, соответствующий создаваемой поступком ценности соединяет же полюса поступка связующая идея о т в е т с т в е н н о с т и - если взять поступок изнутри, то ответственность поступка есть учет в нем всех факторов 1 и смысловой значимости в абстрактно-отвлеченной теории , и 2 ф а к т и ч е с к о г о свершения на действительно-реальной жизненной практике . Лишь интенционально-внутренние с т и м у л ы действий из помышлений, чувств и стремлений - имеют нравственную цену, не прикрытые фальшивой маской лицемерия и 1 внешние поступки дела , и 2 внутренние побуждения настрой души , - имея о б о ю д н у ю моральную ценность, должны с о г л а с о в ы в а т ь с я и взаимосвязно соотноситься друг с другом. Следовательно, можно сказать, что какими бы нам в самообольщенном ослеплении ни казались умозримые высокими, справедливыми, мудрыми, чистыми и прекрасными соблазняюще-заворожительные идеалы , - но кровавый путь устланный следами невинных слез ради их достижения, полностью в нравственном плане п е р е ч е р к и в а е т, омрачает, сводит на нет все прочие мнимые материальные преимущества и былые успехи , патетично агитируемые и превозносимые пропагандой, сопровождаемые взвинченным пафосом, азартными и пылкими декламациями с пеной у рта, с приземленно-меркантильными и эгоистическими мотивами, беспечностью и шапкозакидательством, погоней за утилитарными целями, правда ещё не гарантирующими их достижимость, - в итоге оборачиваясь унылой тривиальностью, повторением прошлых ошибок и созданием новых гораздо более сложных проблем, реальность окажется во сто крат страшнее и ужаснее всяких предрасчетов уместно вспомнить опустошительные гражданские войны, развязываемые под лозунгом Мир - народам! , истребление крестьянства после провозглашения лозунга Землю - крестьянам! и установление свирепейшей номенклатурно-однополярной диктатуры под лозунгом Вся власть Советам! , - подобные лозунги и всякие возвышенные пустопорожние демагогические речи могут иметь мало отношения к реальной политике. Красиво всё в официозных отчетах, а как копнёшь - грязь, несправедливость, двурушничество, коррупция, порука, кумовство, на судьбы самих людей им плевать, лишь себе бы потолще карман набить, да в пафосных отчётах завуалированно красочно с апломбом об этом написать, об очередных успехах для проформы доложить, изливая дифирамбы на собственную бизнес-мельницу В этом мире з л о выглядит более явно, дерзко вызывающе-самоуверенно, скандально-эпатажно, пафосно, сногсшибательно-ошеломляюще, пользуясь орудием лжи, клеветы, хвастовства, тщеславия, болтливости, чуждо серьезности и объективности, будучи до предела тенденциозным, пытается впечатлить, пустить пыль в глаза, напыщенно-к р и к л и в о, запальчиво-раздраженно, нетерпимо, демагогично в попытках доказать своё значение и неизбежность, всевластность, крутость, силу и всемогущество, шокировать, парализовать нашу волю для сопротивления ему, ужаснуть и себя навязать - создавая некий пленительно-таинственный ореол владения чем-то недоступным простым смертным и антураж некоей элитарности вокруг себя, нагло и гордо самоутвердить само себя - вопреки мнениям и интересам прочих, лукавее, хитрее и изворотливее в методах пропаганды, запутывая и переворачивая всё с ног на голову, заметнее своей неприглядностью, уродством гротескных форм.

А д о б р о - часто непревозносимо, неуловимо, не кичится собой, с к р о м н о, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая Мф. 6 3 , но от этого - не менее полезно и приносит великие благодеяния а л ю б о в ь - тиха и неприметна, хранимая в глубине и освящающая всю нашу жизнь изнутри, к ней допустимо применить как динамические, так и статические характеристики, она точно также покоится, как и творит в движении направленном к Возлюбленному ею, как и наоборот, это движение настолько плавно, мягко, нежно, что лишь выявляет глубочайший покой её гармонии, она подобна блаженной тишине, в своей самодостаточной цельности как бы пребывающей и парящей в себе самой, как воздух едва движется в воздухе, как жизнь жительствует, ощущая свободу в самой себе как свое бытие, это как когда очень-очень слабые и отдаленные звуки делают тишину ещё тише, точнее говоря, и делают тишину тишиной, она ведь тишина не сама по себе, а д л я к о г о - т о, невозможной без присутствия в ней Другого - её воспринимающего и слышащего тихость притихшего , это состояние ожидающее наполняющего прихода в неё Другого , чтобы из первоначального созерцательного безмолвия при этой встрече сказать ему своё утвердительное - да , обнаруживающее полноту единства с ним И пусть когда слово нашего ума смиренно умолкает, не в силах выразить и рационально описать всё то, что порядком глубже и выше его самого, это молчание как пустота, в тайне покрова которой острее ощущается наполненность незримым присутствием Другого ближнего нам человека это переход от формы слов к осознанному прочувствованию их главного живого смысла, - и тогда в преисполненном благоговейной тишиной сердце, в моменте изумительной в с т р е ч и с человеком, прежде бывшее безразлично чужим - станет близким и родным в какой-то момент даже мимолетной возможно провиденциальной встречи мы стали частью их жизни, а она - нашей и возлюбив ближнего, как самих себя, ощутим правду слов Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? И если взаймы даёте тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность?

Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд ср. Лк. 6 31 . В любви недостойных не бывает ибо любовь является более высшим идеалом, обращенным к фундаментальному достоинству личности человека, покрывающим всепрощающим милосердием недостатки, немощи и несовершенства любимого ею , но - прощение ч у ж и х проступков и осознание достоинства других проистекает из познания слабостей, недостатков и греховной бездны с а м о г о с е б я, только во взаимной любви и прощении каждый обретает подлинную ценность, становится достойным в глазах другого Прогресс любой ценой - нередко на деле оказывается шагом впереди планеты всей по беспримерной кровожадности созданного режима. Видя внешние перемены, восхищаясь быстрыми темпами прогресса , многие не задумываются о п о с л е д с т в и я х, о цене этого прогресса , а она измеряется не только в жертвах, исчисляемых миллионами загубленных человеческих жизней, сломанных судеб, бедами и несчастиями народов, но и, что гораздо важней, потерей людьми своего нравственного человеческого облика как бы взахлеб они ни доказывали обратное, гордо возомнившие сами себя якобы ставшие человечнее всех человеков - словно кровожадный вампир, проглотивший потоки невинной человеческой крови, жадно глотая ее пастью, и насытившись раздобрев заговоривший о своей якобы гуманности обещают мир во всем мире, - но не хотят из сострадания помочь даже близким. Любители громких, пустых, пафосно-напыщенных агитационных обещаний , но сами - требующие непосильно многое от других для самих себя, одержимые постоянной борьбой и не важно с чем или кем, будучи сами по себе мелкими жалкими прогнившими душонками, неудачниками, подавшимися в продажную политику не сумев найти себе применение в ином более полезном деле, завистниками, болезненно озлобленными и ненавидящими всех и вся, обиженными на всех и руководимые разрушительной жаждой мести а кто может дать эту борьбу - только жажда власти, потому что лидеры сами не могут себя представить в роли жертвы, они всегда представляются себе только в роли кому приносят жертвы, в итоге - бесконечное взаимоистребление, ревностно включаясь в борьбу самих с собой, с собственным народом.

Всё это порождает хронические трения между официальными - и неофициальными моментами, постоянное несоответствие между постановлениями - и их исполнением, между планами - и реальной действительностью многое пафосно обещая - но не охотно и крайне медленно это реализуя в головокружении от успеха ради выполнения и перевыполнения плана - даже ценой чудовищно-бесчеловечных жертв. Происходит как бы фанатичное опьянение этими навязчивыми фикс-идеями , человек теряет адекватность в оценке реальности и не замечает интересы окружающих его других людей, но наоборот нетерпим к чужому инакомыслию и пуще разгорячается гневом ко всему несоответствующему его представлению , что сопровождается хаотическим планированием и безалаберностью в выполнении любой работы, принимая произвольно-безрассудные волевые решения, стремясь любой ценой перевыполнить план очередных великих строек , невзирая на качество, на соответствие применяемых средств моральным нормам, с крайне низкой культурой производства, по-холуйски поспешной халатностью, возмутительной безответственностью поддакивающих приспешников. Спровоцировав массовый голодомор, непосильное измождение и стремительное вымирание обнищавшего народа, когда матери едят своих детей, братья - сестёр, от голода выкрадывают трупы прямо из гробов и поедают, когда горсть пшеницы дороже человека, человечина - дешевле баранины, и душа давно дешевле мяса, они готовы ближнего сгубить, друга оклеветав заложить, брата родного сгноить, иначе им или их семье грозили репрессии - даже детей агитировали заставляя публично клятвенными обещаниями по расово классово ксено проч. признакам принуждали отречься от отца, от всего того что нам дорого и любимо, в угоду сиюмоментным политическим или идеологическим амбициям, осквернить светлую и добрую память родных предков, традиционную веру, мать родную предать, душу свою продать Свобода, равенство и братство - лозунги, по существу своему, такие идеальные, красивые но при проведении их в жизнь они, в лучшем случае, обращаются в ничто, над ними же высится неотъемлемая принадлежность революции - кровавая гильотина, ножом которой действительно свободно, равно и по братски рубились головы всем не желавшим, а часто просто не умевшим во время поклониться кровожадному революционному Молоху Николай Тальберг . Кумир, без служения которому, простой смертный профан - ничто, пыль, неодушевленный объект ради него - считают прочих несоответствующих его узким рамкам - недочеловеками , отрекаются от бывших друзей как недостойных нашего величия и неблагонадежных в деле скорого в кратчайший срок достижения узко-понимаемого нами совершенного земного рая , предпочитают вражду вместо примирения соблазненные и поднявшие меч в ослеплении брат на брата, сыны восстают на отцов, отцы - на своих детей, ненависть и месть - становятся самоцелью превыше жалости и прощения, мы желаем только самим себе - спасения в светлом будущем , а всем остальным, неразделившим наших чаяний - устроить вечный земной ад, если бы имели на то возможность однако, бывает так, что круги ада и обители Царства Небесного - на земле они отделены расстоянием от злосчастного убийцы до невинно убиенного, и жизнь первых гораздо горше, блаженного мученичества последних в своём фанатичном осуждении, пытаясь дерзко встать на место Бога, они мечтают приготовить ещё на этой земле для всех несогласных - некое пожизненное преддверие ада сродни уклончиво-двоедушным двое-стандартным речам политикана-оппозиционера Смертная казнь нужна. Но не сейчас. И не для нас ! Нарочито избегая бесконфликтных ситуаций и отрицая саму возможность примирения, но напротив вызывающе провоцируя и сея рознь, действуя исключительно только кровавым насилием и террором с использованием мер чрезвычайно-карательного характера.

Беспримерная массовость не останавливает их, ради фанатичного азарта самоутверждения собственных тщеславных идей , призрачных пленительно-страстных наваждений, рожденных воспаленным воображением амбициозных проектов-планов, требующих для себя всё больше и больше новых жертв для безжалостно-бесчеловечных расправ и не взирая на разливающиеся вокруг себя бурные реки страданий, безбрежное море стенаний совокупно-общего горя народного, сверх краев переполненного смешавшимися бессчетными слезами и кровью невинно задетых, случайно попавших под горячую руку, где уже не различить виновных от невинных - когда пострадало от ихнего безрассудства б о л ь ш и н с т в о простого народа, и чья слепая свирепая ярость затронула прямо или косвенно в с е х Никто другой столько не обманывает себя, как псевдогуманист - человекопоклонник себепоклонник всякого рода Аще речем, яко греха не имамы, себе прельщаем, и истины несть в нас 1 Иоан. 1 8 псевдогуманизм таковых, возводит человека до такой высокомерной самонадеянности и гордого самоослепления, что он отрицает и само наличие в себе греха нет греха! - и это одно из основных нравственных величайших падений, обожествляющих человека в делах его, которые по причине греха являются нечистыми, малыми и пошлыми творениями, любое мерзостно-человеконенавистническое кровопролитие и братоубийственная рознь гражданской войны - находит своё якобы нравственное оправдание в якобы священных революционных и бунтовщических целях Но человекоубийца является априори всегда и безбожным богоубийцей по-определению, тот, кто отрицает Бога и бессмертие души, и тот, кто не признает в людях ничего Божественного и бессмертного достоинства, поскольку для него не существует ни вечной души, ни вечного Бога Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей 1 Иоан. 3 15 - однако, только любовь благоухает бессмертием, поскольку благоухает от Бога , хочешь почувствовать себя бессмертным в этом мире, - люби своих братьев, люби людей как братьев, в этом заключается истинная радость жизни, радость, которую никто не может забрать от человека ни в этом, ни в том мире и радости вашея никтоже возмет от вас Ин. 16 22 ! В основе разобщающей и сеющей социально-классовую рознь идеологии - положена нетерпимая н е н а в и с т ь к какому-либо образу врага , вся жизнь вращается вокруг постоянной борьбы с явными и неявными врагами и завязана на маниакально-параноидальном выискивании себе новых внутренних или внешних врагов , вместо стремления любви желать блага для всех и для каждого, помочь ему найти себе достойное применение и дать надежду обрести счастье каждому, даже бывшему врагу , а не только нещадно карать и порабощать неугодных, без права помилования любая ненависть - разрушительна, созидает - лишь миролюбие! Месть, по безудержу или по зависти, приносит облегчение на какое-то короткое время, но потом, удивительным образом, появляются все новые и новые болевые синдромы, и жажда мести становится уже постоянным допингом практически, чувство ненависти - это наркотик, распаляющий изнутри, человек становится его заложником и попадает в зависимость от необходимости постоянно кого-то ненавидеть и совершать кому-то подлости.

И чем дальше, тем большая их доза требуется. Необузданная ненависть ослепляет, пьянит, вскружает голову, делает нас несамокритичными, без чувства меры, нередко по собственной жестокости мы сами становимся хуже тех, кого так яро ненавидим! В о п л о щ е н и е некогда прельстивших нас кажущихся заманчивых высоких доминирующих идеалов в расстановке действительности превращается в безостановочно-безудержную безразборную массовую резню, кровавую вакханалию террора, сеяние смерти и разрушения когда перегибы и перекосы, оступки и ошибки - превращаются в правило и норму проводимые в жизнь гордыми, самовлюбленными, грубыми, наглыми, нахальными, бессовестными, беззастенчивыми, циничными и дерзкими исполнителями, лицемерно в слепом максимализме мнящими себя непогрешимыми , опьяненными манией величия озверевшими карателями, наряду с поразительной жестокостью проявляя такую же поразительную лживость, цинизм и лицемерие, чей скорый суд - более похож на свирепую расправу дикарей над побежденным заклейменным врагом , при наделенной опасной вседозволенностью, безграничным правом грабить и притеснять - под благовидными предлогами кто оценит степень допустимого ? , пытаясь завуалировать свои злые и корыстные страсти под якобы благими посылами, готовые оправдать любую собственную мерзость, пользующиеся для решения всех проблем - массовыми убийствами, нацеленные преодолевать ими же спровоцированный кризис - исключительно репрессивно-силовыми мерами, движимые одной разрушительной местью безостановочной и беспощадной, с какой-то фатальной обреченностью и при этом всё равно упертостью во зле, их ненависть ненасытно домогается всё большего и большего, прилагая беззакония к беззакониям, с ничем не ограничиваемой безмерно-безудержной неукротимо-ошалелой неимоверной жестокостью, перехлестывающей через край, взбешенные до исступления, очумевшие от собственной безнаказанности и неподотчетности ибо виновный и невиновный - одинаково беззащитен перед вашей системой, ровно настолько, насколько вы безнаказанны! , наивно и недальновидно, безоглядно и безответственно, и в невероятно бешеном неистовстве, словно это коллективная ярость запойной толпы ошалевшей от угарного перепоя, свирепы аки звери лютые, в отчаянно самозабвенном, остервенело-исступленном, невежественно-узколобом, угрюмо-злобствующем истеричном фанатизме, сыгравшем роковую роль, со звероподобным рвением, и в отупело-беспощадном, разъяренно-варварском, кровожадно-зверином человеконенавистничестве Которым свойственна воинствующая материалистическая безбожно-кровавая идеология - выдаваемая за якобы непреложную и обязательную для всех истину , подносимую на штыках и вдалбливаемую в сознание граждан-рабов прикладами для чьего цинизма бессмысленные страдания окружающих людей никогда не были главным обстоятельством, способным их фанатизм остановить и образумить, они не привыкли жалеть и прощать других, мнимое величие собственных корыстных целей всегда стояло на первом месте, для скорейшего достижения которых, они готовы были пожертвовать и послать на гибель миллионы своих сограждан - агитируя и призывая и всех прочих подражать своему безумию, выставляя эту свою безбожную ненависть в качестве кровавого священного чувства ! Как писал Иван Ильин, в отношении кризиса безбожной политики Цивилизованноечеловечество наших дней оскуделодухом и любовью и ожесточилось. Бог есть Любовь - иоткрывается только живому, любящемусердцу. А вы, отрицатели Бога, презираете начало любви как проявление сентиментальности и рабства и провозглашаете классовую ненависть и подобную ей как единственно верный путь и кровавую, мстительную революцию разрушительную смуту как единственное спасение человечества .

Если человек верит в завистливое равенство, в насилие, в беспощадную ненависть и борьбу как самоцель , то он неизбежно станет и сам профессиональным завистником и ненавистником, и в глазах его выразится свирепость и кровожадность. Уставившись на мир и на людей сердцем, полным страха, зависти и злобы, вы обращаетесь тем же самымактом к Богу - и начинаете ненавидеть и поносить и Его как существо злобное и угнетающее , и стремитесь навязать те же чувства и то же воззрение и нам . Они о б р е ч е н ы н а п о с т о я н н у ю н е н а в и с т ь к ближнему - потому что если они вдруг начнут любить всех без исключения, то им вольно-невольно придется отказаться также и от своего нетерпимого мировоззрения, утилитарного подхода и потребительского отношения к жизни, а они это делать никак не хотят! - ибо для живой любви не существует непреодолимых раздражающих преград, с которыми надо безжалостно кроваво расправляться или беспощадно люто уничтожать , ибо все, что мешает любви, может исходить только от недостатка собственной любви в нас самих, не способных непредвзято полюбить ближних стоящих перед нами - и от этого всячески искаженно представляя их во образе непримиримых врагов , помолиться о вразумлении которых мы не находим в себе ни сил, ни терпения. Во время варварской охоты за этими мнимыми земными сокровищами , человек считающий самого себя просвещенным или прогрессивным - на самом деле превращается в самого худшего из дикарей-вандалов, безвозвратно разрушая то, что действительно ценно, то, что он не в состоянии понять, которым хрупким и тонким надо бережно дорожить, ради призрачной сиюминутной выгоды и лживых идеалов - совершенно забывая про подлинное сокровище духовное, единое на потребу, обозначающее нашу жизнь как путь, как восхождение во святое святых к открытию высшей истины, доступной душе каждого человека, это стяжение нетленной любви в сердце ко всем без исключения какими бы они ни были людям-собратьям - внемля словам Спасителя Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам Матф. 6 33 Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в Жизнь вечную Иоан.

6 27 . По Гюставу Лебону, основные свойства и влияния присущие психологии масс падает ответственность, самостоятельность, критичность, исчезает личность как таковая, что приводит к потере у отдельных индивидов способности принимать самостоятельные решения и самостоятельно ориентироваться в новых и непривычных условиях вне указаний, директив, команд, действий и инструкций управляемой кем-то толпы мнение одного бесследно утопает в общей стихийности и увлеченности, разучившись рассуждать, анализировать и размышлять, словно лишенные кем-то разума, толпа мигом превращается в обезумевшее стадо - нередко несущееся прямиком к пропасти, став подавленно-покорным бессловесным и безмолвным стадом, всегда постоянно куда-то торопимым и кем-то подгоняемым будто в пропасть, увлекаемым ветром всяких лжеучений сектантских, политических, наукообразных и бездумно ведомым на заклание ради идолов своих новых кумиров ложными вождями- лжепастырями наличествует мнимая безнаказанность, импульсивность, раздражительность, резко бросающаяся в глаза её стихийность, слепая увлекаемость без должной рассудочно-критической реакции и вдумчивых оценок, доходящая вплоть до коллективного умопомешательства или массового неадекватного безумства неспособность обдумывать, отсутствие рассуждения и критики, риторические формулы облеченные в слова избавляют толпу от необходимости думать Хлеба и зрелищ! , что создаёт условия и предпосылки для осуществления массовой травли - впадение в коллективное умопомрачение, так как индивидуальные участники таких акций часто не в состоянии подвергнуть сомнению их целесообразность или соответствие общечеловеческим моральным принципам впадение в крайности, при которых любое подозрение может превратиться в якобы неоспоримую очевидность преувеличенная чувствительность, заразительность распространенными ложными слухами, мифами и привычными клише-стереотипами повышенная увлекаемость и внушаемость, самые ужасные вещи облеченные благозвучно-сглаживающими политкорректными наименованиями принимаются с благоговением и доверием, что превращается в питательную среду для всякого рода предрассудков и предубеждений против меньшинств рассуждения толпы примитивны и основаны только на ассоциациях, заставляя видеть даже то, чего нет на самом деле, толпа направляется не к тем, кто дает ей очевидность, а к тем, кто дает ей прельщающую ее иллюзию воинствующая посредственность масс уважает только силу толпе необходим вожак пахан , который не обязательно умен, так как ум рождает сомнения, он деятелен, энергичен, фанатичен, только слепо верящий в свою идею вожак может заразить верой других толпе присуще жадное стремление немедленно-нахраписто без разбора средств претворить свои идеи в жизнь Общеизвестно, человек - агрессивное существо, толпа жаждет адреналина, острых ощущений и хорошо за это платит, и если порицаема массово-публичная вивисекция и измывательство над себе подобными людьми, то ищут иную подходящую замену для индустрии грубых кровавых развлечений нагляден тому, печальный процесс дрессировки маленьких животных, к которому прибегают работники цирка, применяя бессмысленную жестокость ради утех и забав любознательной толпы, и какими страшными методами бедных животных учат этим противоестественным для них трюкам, - чтобы показать как велики возможности господства человека над укрощением природы, - но тем самым, люди, которые мучают животных, показывают, как велика человеческая жестокость, мы не хотели ждать милостей от природы после всего, что мы с ней сделали и теперь не можем ждать от нее пощады, это ведь так сладко укротить зверя, проявить власть над слабейшим тебя, но прежде не пожелав укротить зверя в себе самом Так и в мире людей, порой устраиваем подобный же балаган , измываясь над собратьями, пытаясь всех выдрессировать вымуштровать на свой лад. Взятый в единичной отдельности сам по себе субъект, согласно тоталитарному сознанию, есть ничто, безликость, и может представлять собой нечто и ощущать себя чем-то значимым, пребывая только в рядах , массе отделённый же от массы единичный субъект - неминуемо погибает, тем самым выявляя своё бессилие но если субъект послушен, безгласен и управляем сильной рукой , центром, то он ценен как винтик . Тоталитарное сознание воспринимает единичного субъекта, отделённого от множества подобных ему и не управляемого сильной рукой , - абстрактным - и поступает с ним, как с чистой абстракцией, - безжалостно уничтожает тоталитарное сознание видит ценность личности растворенной в массе только в ее годности для войны и труда, ибо такая толпа - безлика, как бы ни была многочисленна, и размышляющих и думающих в толпе - быть не должно, иначе они будут тормозить всех остальных встав на пути у общего стадного чувства Египетский фараон так и говорит про Иудеев Дать им больше работы, чтоб они работали и не занимались пустыми речами Исх. 5 9 отсутствие этой пригодности диктатор расценивает как интеллектуальную инвалидность , достойную уничтожения за всеми субъектами признается только право на бытие для иного, то есть для вождя, земного центра, человеко-бога , - тем самым самовольно-дерзко пытающемуся присвоить себе узурпировать исключительное право и место Бога, - и полностью отвергается их право на самобытно-свободное бытие в себе и для себя. Значение для общества и его внутренней спаянности, незамкнутости, доступности для непосредственного личного опыта всех его государственных инстанций - доступности начальства, устности и гласности судопроизводства, примирительных камер в спорах между рабочими и предпринимателями, участия представителей общества в функциях государственных органов и т.п т. е. полнокровно живая л и ч н а я с в я з ь между человеком и человеком, сознание человечности всех общественных инстанций, их представленности и воплощенности в конкретных личностях, - есть как бы то непрестанное кровообращение, через посредство которого сохраняется и поддерживается жизненное единство общественного целого.

Близость человека к человеку, взаимное знакомство и непосредственное уважение друг к другу и вообще непосредственное ощущение членов общества как живых людей, наличие человеческих токов в обществе есть некий живительный сок, присутствие которого одно только гарантирует подлинно устойчивое и прочное единство общественно-социального бытия. Безумной и кощунственной была бы мечта, что человек ради планомерности и упорядоченности своего хозяйства и справедливого распределения хозяйственных благ - способен отказаться от своей личной свободы, от своего Я и стать целиком и без остатка винтиком тоталитарной общественной машины, безличной средой действия общих сил, в которой каждый человек сам по себе - никто , зато бездушная система - претендует на всё. Человек есть именно образ и подобие Божие и не может быть превращен в вещь или в механическую силу, действующую только под ударом или давлением извне, - т. е. желая заменить целиком индивидуальную волю, волей коллективной, как бы отменить самое бытие индивидуальной личности, поставить на его место бытие коллектива , общественного целого , как бы слепить или склеить монады в одно сплошное тесто массы . Фактически он не может привести ни к чему иному, кроме разнузданного самодурства деспотической власти и отупелой пассивности или звериного бунта подданных. Ибо человек, который лишается человеческого образа, не может быть членом и участником общества он может быть только строптивым зверем или прирученно-укрощенным домашним животным, и, поскольку вообще мыслима такая потеря человеческого образа, общества быть не может остается только фактическое господство диких зверей хищников над стадом домашних животных скотом С.

Л. Франк . Причем, всякая личная бескорыстно-благотворительная добровольная помощь одних граждан другим гражданам наносит ущерб государству с тоталитарной экономикой противопоставляющему и противополагающему себя простому народу, пытаясь подменить своим бюрократическим аппаратом любую сферу живой человеческой деятельности, пропуская её сквозь свою коррумпированную систему. По словам Л.А. Тихомирова о подобной тотальной бюрократизации Контроль частных граждан и общественных учреждений за действием бюрократических учреждений постоянно суживается. Контроль бюрократии за каждым малейшим действием личности и общественных слоев непрерывно растет. Эта беспрерывно и бесконечно возрастающая административно бюрократическая опека, превзошедшая все примеры, бывшие дотоле, приводит общественные силы к расслаблению. Они почти отрицаются, если не в теории, то на факте.

Все за всех должен делать чиновник и подлежащая власть, сфера которой разрастается более и более. Силы национальные не только не развивают и не укрепляют своей организованности, но постоянно расслабляются бесконечной опекой, указкой, воспрещением и приказом. Нация приучается все меньше делать что-либо собственными силами и удовлетворения всякой своей потребности ждет от начальства . Это истинное политическое развращение взрослых людей, превращаемых в детей, сопровождается отсутствием возможности их контроля за действиями опекателей - чиновников, порождая в общественном мнении вместо разумного обсуждения действий администрации царство сплетни, в которой уже и разумному человеку невозможно отличить фантастических или злостных выдумок от действительных злоупотреблений. Само собой, что так воспитываемая нация не может не терять постепенно политического смысла и должна превращаться все более в стадную толпу .

Для таковых, народ - как оседланная упрямая кобыла, которую чтоб не брыкалась, надо как следует зажать хомутом и уздою - Прим. Авт. . Они оправдывают своё отношение к народу, как ко скоту можно любить свой народ, но когда настанет момент, то можно его и зарезать скажем, когда вы откармливаете боровка, ведь вы любите его и так его ласкаете, гладите хрюшка, хрюшка , или теленочка - но это не мешает потом употребить его в своих интересах ибо тогда зачем же народ и кормить - если потом не принести его в жертву высшим интересам ? и режут-то их не потому, что их ненавидят, а потому, что так нужно В этом кроется опасность служения сугубо узко-односторонним однополярным интересам какой-либо диктатуры господствующей группы- касты номенклатурной элиты- избранных обусловлено-детерминированной меркантильно-своекорыстными интересами своей классовой соцгруппы , и отчужденно замкнувшейся и эгоистично заключенной лишь в самой себе и для себя, и крайне агрессивно-враждебной всему остальному непонятному ей миру. Поскольку целью является не союз личностей , а одна из крайне-радикальных форм властолюбивого желания о б л а д а н и я человеком как безличным объектом , подобно древним римлянам, некогда отрицавшим личность раба и рассматривавшим его как res человек-товар , с которым можно эксплуататорски обращаться как с неодушевленным предметом , простой безгласной и бесправной вещью , расчеловечив превратив в подобие бессловесного животного , чьей жизнью не дорожат , в которой граждане считаются пожизненной с о б с т в е н н о с т ь ю , всецело принадлежащей какой-либо т о т а л и т а р н о организованной системе огромной секретности, внутри которой - просто напыщенная пустота, глупость и грязные махинации, свойственной закрыто-изолированным типам слаборазвитых или деградировавших сообществ и субкультур, паразитирующих на невежестве масс и задушенной гласности, прозрачности, публичности, отсутствующей искренности и доверительности между людьми, служащих питательной средой для всякого рода мошенников-шарлатанов, не могущих состряпать свои грязные мерзопакостные делишки при свете общества, или иной криминализированной группе преступного сообщества, или деструктивному типу оккультных сектантских сборищ, позволяющей безнаказанно издеваться над людьми как вздумается, члены которых фанатично отрекались от семьи, детей и имущества ради священной борьбы - не с собственными страстями и пороками, а - в слепом порыве осуждения с подобными же себе единоприродными людьми-собратьями, желая насильно их переделать под себя , под соответствие своим идейным убеждениям и стандартам заклейменными обидными ярлыками и выставленными в виде неких чудовищ - ненавидеть бездушную маску легче, нежели живой образ-личность другого человека В резком, существенном и радикальном отличие от Евангельского пребывания божественной полноты личностного всяческого во всех см. 1 Кор. 15,28 , - здесь же, характерным признаком, всяческое без следа исчезает, растворившись в воедино принудительно хлыстом согнанной т о л п е людей и под намертво-жестко спаянном всепроникающим к о л л е к т и в н о м д и к т а т е Это такая система- надстройка , основанная на насилии и подавлении личности, для которой ценен лишь политически или идеологически выдержанный товар , а не живой человек со своим личным мнением, собственным убеждением и самостоятельными взглядами, но где частная инициатива - подавляется и наказуема, самоволка - преследуется, индивидуум растворяется в безличной массе - его личность лишенная естественной возможности свободного творчества деградирует, право на инициативу принадлежит исключительно этой её коллективной диктатуре, - поглощающей, отускляющей, обесцвечивающей, угнетающей, подавляющей, разрушающей на корню всякое творческое жизненное своеобразие, полностью монополизируя собою по своим жестким подцензурным стандартам всю сферу общественно-творческой жизни, - применяя незаслуженные репрессии ко всем тем, кто имел хотя бы небольшую смелость сметь свое суждение иметь или просто не понравился , и только вздумает такой закрепощенный, закомплексованный, забитый, закабаленный человек голову поднять, голос возвысить - как тотчас же слышит властный окрик и получает удар чем-нибудь по башке лежи, не двигайся, не высовывайся! Превращая в овец безгласных и покорных чей даже бессильный плач, рыдания угнетенных и притесненных жертв - был приравнен к злостной агитации, воспринимаются как строптивое выражение формы недовольства существующим порядком, уныло-единообразным как на кладбище мертвых, средь гробового молчания которого удобнее слышать лишь свой собственный голос, а мнение всех прочих живых - не в счет.

Где отдельные личности разрушаются, умаляются, устраняются, прямо-таки утопают в однородной о б е з л и ч е н н о й толпе-стаде - молчаливом, безгласном и на всё согласном большинстве , - как в болоте, будучи всецело ею поглощены, намертво сливаясь, аннигилируясь, пожираясь без остатка, теряя собственную волю и сознание, право на самоопределение и на интимную жизнь, право на собственное мнение и инициативу, грубо у р а в н и в а я с ь по навязанному общему с т а н д а р т у, - здесь уместна аналогия с мертвой шаблонно-трафаретной формой и живой глиной , сродни человеческому материалу, которую пытаются всячески калеча, переминая, сжимая, втиснуть, подогнать под соответствие жестким рамкам первой, чтобы на выходе получить готовый обработанный обездушенный кирпич - оквадраченный и приземленный. Вынуждая постоянно находиться под давлением и прессом остального коллектива, которому характерно групповое сознание, завязанное на совместное решение чаще всего групповых трудностей самой системы, но меньше уделяя внимания личным вещам, пренебрегая частными душевными потребностями живых индивидуумов, - и доведенное до раздуто-гротескных форм тоталитарной системы , встраивающей вновь прибывшего в свои жесткие рамки заковыристых регламентов, обучая человека новым неудобоисполнимым правилам, зачастую противоестественным и ломающим его психику, давая понять, что ему дозволено, а что нет, однако человек нигде не может оставаться самим собой, но каждый прибывший проходит через несколько таких навязанных ему условных ролей , превращается в манекен, тряпичную куклу -марионетку за нитки которой деспотично дергают закулисные кукловоды , - и такая подавленная и загнанная вовнутрь личность искусственно подменяется абстрактной строго номенклатурной р о л ь ю, с навязанной моделью поведения и натянутой маской шаблонного соответствия требуемым от неё новым нормам , пляша под дудку новых кукловодов , становясь жалкими безмозглыми марионетками в большой игре . Человек как личность растворяется и бесследно исчезает в довлеющем коллективе, в его наикрайнейше-радикальной, гротескной, изощренной и злокачественной форме, стирая грани между приватным и публичным, переходя, обратившись друг в друга, вплоть до степени предельно слитной неразличимости, в которой лицо неразличимо и неузнаваемо - все как на подбор на один лад, будто сверху надели немую и бесчувственную фиксированную железную маску. Подобно массовой шизофрении , расплывается и единство нашего Я , превращаясь в какую-то смутную неопределенно-бесформенную точку - человека-массы , человека-толпу , и теперь ощущающего себя как некое отвлеченное коллективное мы - безлико-туманное множество- массу , авторитарно управляемое кем-то извне. Смешиваясь, рассеиваясь, словно увлекаемые потоком ураганного вихря, лишаясь при нарушении межличностных связей самоопределяющей опоры в себе и в других, в оценке и поддержке окружающих, теряя самих себя - своё индивидуально-свободное Я , намертво слитые в уныло-серую угрюмую однообразную массу монолитно-сплоченную общим пороком и завистливой ненавистью ко всему инаковому от неё, цементно сплоченные в железных т и с к а х коллективной надличностной воли даже не дружеское Мы , а некое - абстрактное оно , им , они - множественное число, третье лицо, лицо безымянное, особые приметы отсутствуют, обобщенно-сведенное множество к одному неразличимому с п л о ш н о м у р я д у - под одну гребенку обезличивающему общеобязательно-навязываемому стандарту , для удобства с которым в дальнейшем только и имеют дело, забыв и отбросив конкретно-адресный индивидуальный подход взаимоотношений с каждым лицом по-отдельности, с учетом личных особенностей и частной специфики, ведь рабами легче управлять чем свободными , меньше забот и ответственности перед первыми, а с интересами последних - были бы вынуждены считаться .

Мы , сложенное из самодовлеющих Я , вообще не есть Мы , ибо Мы есть единство Я и Ты , т. е предполагает некое самопреодоление Я , выхождение его за свои собственные пределы, внутреннее самоотречение в любви друг к другу но и мы , ради своего осуществления загубившее Я - тоже не есть истинное Мы , а есть мертвая порабощенная масса и, с другой стороны, Я есть одновременное и первичное, в себе утвержденное начало - ибо только такое, из глубины бытия идущее спонтанное самообнаружение мы и называем свободным Я , живой личностью, полнокровным человеком, и существо, которое только и мыслимо в составе добровольно организованного Мы . И где мы и я стремятся утвердить свою собственную власть, свое самодовлеющее бытие, они находятся, как указано, в безвыходной коллизии между собой но где каждое из них есть лишь путь и форма служения правде, общей заботе ради блага друг друга, борьба заменяется мирным сотрудничеством. Ибо только в этом случае сознание святости и абсолютности этих начал не ведет к притязанию на единодержавие каждого из них в ущерб другого сознавая свою святость, как проводников и служителей правды и любви, каждое из этих начал сознает свое внутреннее сродство с другим, ему противостоящим и его дополняющим Я и Мы , которое уже не есть просто человеческое мы , а единство людей в служении друг другу, находит также внутри себя каждое отдельное Я , как органически сопринадлежащего к нему соучастника-собрата По словам С.Л. Франка . Словно скованные одной цепью, где каждый принадлежит не самому себе, а всецело зависим от тотальной глобальной централизованной с и с т е м ы, как в гигантском муравейнике или как паук высасывающий кровь из своих пленников, попавших в его всепроникающие всеопутывающие сети , - грубое опримитивление разнообразия социальной жизни, низведение до уподобления животному уровню организации с полным распадом прежних естественных общественных связей, распадаясь, разлагаясь, раскалываясь, обесцениваясь, расщепляясь в личностной самобытности, субъект разрушительно теряет свой уникальный образ и индивидуальные черты, не позволяя им состояться, - т. е. он становится о б е з о б р а ж е н н ы м, обезличенным, обездушенным, словно насильно из него вытянули и выпотрошили живую, творческую и свободную душу, обезбожили, оболванили, зазомбировали, превратив в инфантильно-обезволенных, готовых выполнить любое самое безумное действие, перепрограммировали, заштамповали сознание внедренными навязчивыми мыслями-идеями, охмурили, заморочили, подвергли идеологической обработке-внушению, точно гипнозу, перемололи и промыли мозги - т. н. исправление мышления , ментальное изнасилование или манипуляция сознанием , мечтая применить навроде электрошока мозга , насильно выправить мысли людей в удобное им нужное русло, с использованием различных интенсивных физических методов-приемов изощренных пыток, через создание чувства ложной вины и общей дезориентации, садистски-извращенного насилия и устрашения, лоботомировали, лишили чувства совести, оскотинили, обесчеловечили, устранили Человека в человеке. Не допускают того, чтобы отдельные люди и народы самостоятельно решали свою судьбу, искусственно создавая им с этой целью различные кризисные ситуации с последующим управлением этими кризисами, это ослабит и деморализует население до такой степени, что массы загнанных людей просто впадут в апатию - и будут готовы внимать сладким медовым речам любого проходимца- спасителя .

Лишили воли, принуждая задаром работать на кого-то чужого-постороннего, кормя себя бесплодными несбыточными иллюзорными мечтами и лукаво-наивными пустыми сладкими обещаниями о якобы скором светлом будущем - но, разумеется, не для них самих, а - для избранной кучки из числа их лукаво-самозваных господ кому же охото искренне заботиться о действительном благе простого народа- быдло намеренно держа его в постоянной крайней нищете, насаждаемом диком невежестве нравов и удушающем страхе, культивируя всеобщую апатию, отчаяние и дезориентацию, чтобы таким образом духовно сломленные люди воспринимали лживые слова любого проходимца-обманщика - якобы за откровение нового спасителя , ведь чем мы растеряннее и подавленнее - тем неадекватнее воспримем что-либо неожиданное, застигшее врасплох и ради острастки - изредка бросая оставшиеся огрызки с барского стола , выдаваемые якобы за проявление щедрой заботы ? . Насильно изменив природу и сознание людей, переформатировав их, превратив их в янычар системы, превратили каждого человека в манкурта , не помнящего ни имени, ни рода, ни племени, ни самого себя, а всего лишь став бесчувственной частью, кирпичиком из которых складывается его будущая тюрьма , для однородно-бесправной массы заключенных как на рабской каторге, попав в эти круги-жернова адовы, люди превращались в анонимов, теряющих даже право на свое прирожденное имя, утрачивающих облик человеческий, становясь несмысленным стадом, согнанные и запряженные под одно ярмо , и как раз именно живой человек - является расходуемым материалом этой монструозной машины, дармовым пушечным мясом для неё, безымянным винтиком в кибернетическом механизме управления и планирования некоего закрыто-самоотчужденного общества-инкубатора, выводящего, выращивающего и штампующего клоноподобных особей , вы им нужны, не как личность с правами и свободами, а лишь как биоресурс - и из которого можно скроить то, что им нужно, выплавить болванку, соответствующую их стандартам, или низводя до общества-стада дрессированных обезьян, с порядковым номером, как в некоем конвейере, где незаменимых нет, со ржавой-скрипучей бюрократичной неповоротливостью, скрежеща, лязгая и клацая зубьями-шестеренками, механически, безжалостно и неутомимо перемалывающем судьбы миллионов людей, не знающем ни благоговейно и пристойно-почтительного стыда, ни снисходительной жалости, ни соучастливо-человеколюбивого сострадания к чужим слезам, - обстановочкой уподобляясь перерабатывающему мясокомбинату , выращивая в инкубаторах уже рафинировано готовое, евгенически отобранное и стандартизированное для будущей идеологической переработки живое сырье . В итоге запирая всех в культурном и информационном вакууме, морально дичая и вырождаясь, становясь похожим более на автомат-биоробот, запрограммированным на слепое-бездумное исполнение чьих-то безумных команд и произвольных распоряжений сверху - без понятия о рамках совести, превратив в идиотски бездумную машину, заводную куклу-болванчика, повторяющего как попугай словно заведенная шарманка то что ему приказали делать и думать другие, а не на прежнего самостоятельно мыслящего человека, создав у него чувство непреодолимой з а в и с и м о с т и от системы вне соблюдения установленных идиотских правил которой, якобы уже и нормально жить нельзя . Человек всю жизнь чувствует себя собакой с намертво одетым ошейником на поводке хозяина , став автоматом, идентичным с миллионами других автоматов вокруг него, навсегда п о т е р я в свою первичноданную с в о б о д у, субъект полностью поглощается, заглатывается, всасывается чей-то управляющей им чужой надволей, безальтернативно навязанной ему - в качестве якобы единственно возможной объективности хотя очень сложно бывает углядеть что-то по-настоящему правдивое в этом навязанном извне реализме , ирреальном в своей сути, когда разница внедренной в сознание чуждой матрицы и действительно реальной жизни всем очевидна . Оторвав от прежних традиционных ценностей, особенностей национальной культуры, упразднив реальное значение привязанности к более тесным социальным контактам, например, со своей семьей, заглушив патриотические чувства любви к родимому Отечеству и лишив веры в Бога - такими легко манипулировать, превратив в безродно-космополитичного раба, подменяя верой в материалистические идеологии-утопии, - ибо человек без прошлого лишен и будущего , им уже нечего терять , они отчаянны и фанатичны в своей бесшабашной преданности новым ложным земным кумирам Немо ли для нас культурно-историческое прошлое или есть живая связь, живая преемственность духовной жизни и духовного творчества?

Вот вопрос решающего значения. Решающего оттого, что не может поток течь вперед, если он отрезан от своих истоков, и не может расти ввысь дерево, лишенное корней, - пишет Н.С. Арсеньев. - Без живой связи с прошлым прекращается творчески-поступательная жизнь народа. Ибо жизнь есть одно органическое нераздельное целое нельзя его разрезать на куски и удовольствоваться отрезком настоящего, ибо получится кусок трупа. Можно ли отказаться от всего своего прошлого, от того, что его вдохновляло к жизни и творчеству не отказавшись от собственного Я ? Не должен ли он бережно чтить и любить те духовные питающие ценности, которыми он жил, те основы, из которых выросло лучшее, что он создал.

Ибо только то, что укоренено в почве, истинно динамично и жизненно Такое структурное насилие - имеет место, когда сама социальная система эксплуатирует некоторое большинство народа для выгоды избранного привилегированного меньшинства, паразитируя на энтузиазме поверивших в его соблазнительные идеалы массах, на их готовности к жертвам, на благих намерениях , создавая социальную несправедливость, под благовидным предлогом общего равенства как среди лагерных заключенных с номерами вместо имен . Подобно проиллюстрированному в культуре аллегорически гротескному образу мифического водного чудища-дракона Левиафана перед которым всякий человек абсолютно беспомощен и пожирающем его в своё чрево, в котором он переваривается, насильно обрабатывается, перерабатывается, перековывается во всесогласно-послушного безгласного и безымянного раба Где личность всецело подзависима, обусловлена и д е т е р м и н и р о в а н а под гнетом довлеющего могущества деспотично-авторитарного некоего строя-союза людей культового идола коллективизма , общества-монстра, нуждающегося в постоянных невиданных жертвах для своего утверждения и функционирования, с его волюнтаристски-авторитарной моралью волчьей с т а и . Где материальные успехи затмевают духовные ценности, пристрастие вещественным благам становится дороже в ущерб человеческой жизни, - превращая всех людей в подзависимых рабов, принужденных неоплатно-задаром трудиться и жертвовать собой исключительно ради чьей-то ч у ж о й меркантильной выгоды и материальных ценностей поставленных во главу угла, за какую-то безделушную вещь - могут запросто и убить, теперь ценность жизни ничего не значит, убийство - стало каждодневной рутиной. Где форма погребает под собою смысл, организованный коллектив - личность индивида. Т. е. эгоизм - наоборот, в котором крайний индивидуализм - никуда не исчезает, но мимикрирует проецируясь на более общественный уровень, вырождаясь в тотальный-идолопоклоннический к о л л е к т и в н ы й э г о и з м например, требующий себе всё новых жертв и выражающийся в крайней форме воинствующего национализма, либо радикально-вытесняющим и лишенным уважительного отношения к любым культурным формам всего национального - безродном космополитизме.

Всем этим типам свойственен махровый изоляционистский широкомасштабный эгоцентризм в рамках самой глобальной системы , в некоей вычурно-доведенной до крайности форме корпоративной солидарности и преступной поруки, своекорыстно заботящейся лишь о своем шкурном выживании и номенклатурно противопоставляющей себя подлинному благу народа. Черты такого нездорового эгоцентричного общества заимствуются и похожи так же как и в частном случае, нездоровый эгоизм поглощает в себя свободную личность самого эгоиста без остатка, подменяет и растворяет её собой, он ослеплен самим собой, отчужденно-самоизолированно закрыт от других и мучим комплексами, неуверенностью и страхами изнутри, ради иллюзии самоуспокоения льстит самому себе, хвастливо и самопревознесенно пред самим собой строит из себя того кем не является на самом деле, не замечает интересов никого из окружающих и сам зависим от собственных страстей или навязчивых идей, погружен в них с головой, управляем ими, фанатично служит им и жаждет чтоб и все остальные так же исступленно им служили, его страсти - это он сам , второе эго-я , определяют весь его облик, образ жизни, мотивируют и подчиняют себе всё мышление, он стал безволен им воспротивиться, уже за ними прежнего человека не видно, от его былой самобытности и своеобразия ничего не осталось. Когда мы обладаем всеми свойствами несвободных людей сбиваемся в кучки и стайки, деля мир на своих и чужих, маниакально подозреваем всех и каждого в скверном отношении к нам, проявляя к чужим нетерпимость и злобу мы не гостеприимны к чужим, добры, щедры и открыты только к своим и уверены, что весь мир относится к нам точно так же ограждаясь от других, как за железным занавесом , мы делаем хуже только самим себе, загоняя под колючую проволоку эгоизма. Превращающего всех в вымуштрованную и послушно-обезволенную однородно-серую м а с с у тюремно-казарменного типа, где каждый ощущает себя обездушенным инструментом-марионеткой в чьих-то невидимых руках, превращается в некий самовоспроизводимый неисчерпаемый дешевый ресурс-материал, как руда для металлистов, для безграничного использования себя на благо паразитирующей системы, влекомую сплошным инстинктом или доминирующей идеей. И сколько мечтающих и дерзновенно возлагающих на себя узурпированное право насильно идеологически переделывать, перемолотить и перековывать человеческий материал , словно пропустить народ через чудовищный железный тяжелый молот-пресс и раскаленную наковальню, напрочь игнорируя нужды немощной и страдающей и вопиющей о своих страданиях человеческой плоти!

Средь общества всецело мотивированного, проникнутого и спаянного инстинктом общего специально нагнетаемого страха, базируясь на искусственно подогретом энтузиазме масс и где бьющий в глаза противоестественностью и бессмысленностью творимый бесшабашно-жесточайший террор - подобен агонии взбешенного зверя, цепляющегося за ускользающую власть, и неотъемлемое средство его внутренней политики, применяемое как повседневная рутинная процедура, оказать на население устрашающе подавляющее моральное давление, оставляющее неизгладимо-тяжелую реакцию в народном сознании, доведенном до полного отупения, одичания, до идиотизма, скованного сильнейшим чисто животным страхом, с каким-то недоверием глубоко скрытой затаенной злобы, а бессознательный сковывающий подкожный ужас перед произволом, необоснованными репрессиями - один из важнейших гарантов его стабильности, параноидально-слепой подозрительностью, превращенной в истерическую охоту за людьми, когда, как известно, за одно неосторожно сказанное слово ведут на эшафот, причем чаще невинно оклеветанных, повсюду видящей заговор, следящей и доносительствующей друг на друга - но никогда не способной заступиться, лишенной мужества встать на защиту попираемой чести и достоинства друг друга! - и суеверным пресмыкательским низкопоклонством перед новым соблазнительным идолом, в котором воля одного является принудительно обязательной для всех, за счет насильственного попрания и отказа от признания естественных прав за прочими людьми. Т. е. такое о б щ е е служит не способствующим залогом раскрытия и развития, а - подавляющим подчинением сферы свободы ч а с т н о г о, превалированием б е з л и ч н о г о - над личным, преобладанием коллективной ф о р м ы - над сущностью индивидуального, доминирующей ролью над личными потребностями, частная инициатива наказуема и пресекается на корню, противодействуя творчески индивидуально-личностному самораскрытию и совершенствованию, человек нигде и никогда не находится у себя caмого, лишается своей естественной внутренней независимости, личной точки зрения и критически-неангажированного взгляда на вещи, что приводит к поглощению, угнетению, подавлению, разрушению и уничтожению на корню всякой автономии индивида и его творчески-жизненного своеобразия, полностью монополизируя собой всю сферу общественно-творческой жизни, все области-аспекты человеческой жизнедеятельности хозяйственной, общественной, семейной и личностной - оказываются всеобще подконтрольными Ложь социального реализма, по которому те или другие общественные учреждения и интересы имеют верховное, решающее значение сами по себе, - но вопреки им человек не есть только общественное животное. Никакой человек, ни при каких условиях и ни по какой причине не может рассматриваться как только средство или орудие - ни для блага другого лица, ни для блага известной группы лиц, ни для так называемого общего блага это общее благо или общая польза имеет право не на человека, как лицо, а на его деятельность, или труд, в той мере, в какой этот труд, служа на пользу общества, вместе с тем обеспечивает трудящемуся достойное существование право лица, как такого, основанное на присущем ему и неотъемлемом от него человеческом достоинстве, на формальной бесконечности разума во всяком человеке, на том, что каждое лицо есть нечто особенное и незаменимое и, следовательно, должно быть самоцелью, а не средством или орудием только, - это право лица по существу своему безусловно, тогда как права общества на лицо, напротив, обусловлены признанием личного права. Общее благо или общая польза , чтобы иметь значение нравственного принципа, должны быть в полном смысле общими, - т. е. относиться не ко многим только или большинству, а к о в с е м б е з и с к л ю ч е н и я. То, что есть действительно благо всех, тем самым есть и благо каждого, - никто не исключен, и, следовательно, служа такому общественному благу как цели, каждое лицо не становится через это только средством или орудием чего-то внешнего и чуждого истинное общество, признающее безусловное право каждого лица, не есть для него отрицательная граница, а - положительное восполнение служа ему с самоотвержением, лицо не теряет, а осуществляет свое безусловное достоинство и значение Вл.

С. Соловьев . Причем это уважение ко взглядам и свободе другого - основывается прежде всего на животворном чувстве м и л о с е р д и я, позволяющем снисходительно и простительно относиться даже к ложным чужим убеждениям и ошибочным или даже вредным проступкам, это кредит любви и великодушного терпения, дающий неограниченный шанс на исправление - в потенциале вечности, - где как таковая подлинная ц е н н о с т ь ж и з н и человека определяется не только его хорошими дурным поведением, а по существу стоит выше и глубже, неизменна, неотчуждаема в праве и непреложна, - в отличие от рационально-бездушной механической справедливости , нещадно карающей за любое малейшее инакомыслие, неудовлетворенность, за отступление на шаг от генеральной линии, за отклонение от некоего контрольного плана, в угоду отвлеченного фетиша необходимой кровавой чистки ради сплоченности своих избранных рядов от лишних -чуждых элементов - как неких ставших ненужными-испорченными бесхозных вещей , тем самым такое жестокое моральное судилище коллектива общественной группы или учреждения - пытается п о д м е н и т ь собою роль Бога, в самовольном неограниченно всевластном распоряжении судьбами других людей Чья естественно уникальная и своеобразная жизнь ещё до их рождения - уже заранее кем-то из власть имущих людей предрешена, распланирована, рассортирована, вписана в особый распорядок и стандарты -предписания, жестоко заглушая всякую личную самобытность и самоидентичность на корню, т. е. здесь, не сдерживаемая ничем и не ограничиваемая никакими заповедями , в о л я ч е л о в е ч е с к а я в лице либо какой-то авторитарной диктатуры, либо коллектива - нагло, гордо и дерзко святотатственно противопоставляется воле божественной , пытается вероломно занять её место, исполнять её роль, самозванно присваивает себе неограниченные её права и абсолютную власть над душами например, также в случае принудительного аборта, применяющегося в качестве насильственного планирования чужих судеб ещё нерожденных беззащитных людей, - если младенец был желанным , то якобы он теперь обязан во всем соответствовать нашим корыстным планам о нем, а если оказался вдруг по чьей-то прихоти нежеланным - то будет неумолимо абортирован, утилизован как лишний, п о д м е н я я упование на Промысел Божий, перед Которым к а ж д а я зачатая и начатая жизнь - имеет свою священную цену и предназначенный высший замысел о ней. Третьи завладели этими бессильными камнями людей, превращенных в по-рабски обезличенную вещь - Прим. Авт. и из суммы их создали тоталитарное Государство. Такое Государство тоже не возвышает людей. Оно тоже лишь выражение суммы. Оно есть власть коллектива, переданная в руки личности диктатора .

Оно есть господство камня, который по видимости отождествляет себя с другими камнями, над совокупностью камней. Это государство откровенно проповедует мораль Коллектива, которую мы пока отрицаем, но к которой сами же постепенно идем, потому что мы забыли о Человеке - а ведь только он может оправдать наш отказ. Что могли бы мы противопоставить культу Государства или культу Массы? Во что превратился наш величественный образ Человека, порожденного Богом? Я понимаю глубокий смысл Смирения, которого требовали от личности.

Смирение не принижало личность. Оно возвышало ее. Оно раскрывало личности ее роль Посланца. Требуя от нее почитания Бога через ближнего, оно в то же время требовало, чтобы она почитала Его в самой себе, сознавая себя вестником Бога, идущим по пути, начертанному Богом. Смирение предписывало ей забывать о себе, тем самым возвышая себя, ибо если личность станет преувеличивать свое собственное значение, путь ее сразу же упрется в стену. Любовь к Богу возложила на людей ответственность друг за друга и предписала им Надежду как добродетель. Ведь каждого человека она превращала в Посланца того же самого Бога, в руки каждого отдавала спасение всех.

И никто не имел права отчаиваться, потому что каждый был вестником кого-то более великого, чем он сам. Отчаяние было равносильно отрицанию Бога в самом себе. Только каждый в отдельности отвечает за всех. Я впервые постигаю одну из тайн религии, породившей духовную культуру, которую я считаю своей Принять на себя бремя грехов человеческих . И каждый принимает на себя бремя всех грехов всех людей. Пока моя духовная культура опиралась на Бога, она могла спасти понятие добровольной жертвы, которое создавало Бога в сердце человека чтобы поведение каждого по отношению к самому себе и другим не было слепым подчинением законам муравейника, а стало свободным проявлением любви.

Долг врача состоял в том, чтобы, рискуя жизнью, лечить зачумленного, кем бы он ни был. Врач служил Богу. Его не унижала бессонная ночь, проведенная у изголовья мошенника. Незаметно у нас появилась мораль Коллектива, которая пренебрегает Человеком. Эта мораль может объяснить и принудить, почему индивидуум должен жертвовать собой ради Общества. Но она не может объяснить, не прибегая к словесным ухищрениям, почему Общность должна жертвовать собой ради одного человека.

Почему справедливо, чтобы тысячи людей приняли смерть ради спасения одного осужденного невинно. Фанатичные приверженцы этой новой религии не допустят, чтобы несколько шахтеров рисковали жизнью ради спасения одного засыпанного в шахте товарища. Потому что это нанесло бы ущерб груде камней. Они прикончат раненого, если он задерживает продвижение армии. Подобная тактика применяется также при расстреле собственных солдат попавших в позорный плен , вместо попыток их освобождения или выкупа, люди просто списываются со счетов - Прим. Авт. О благе Общности они станут судить с помощью арифметики, и арифметика будет руководить ими.

Им невыгодно возвыситься до более великого, чем они сами. Следовательно, они возненавидят все то, что отличается от них, потому что над собой они не найдут ничего, с чем они могли бы слиться. Всякий чужой обычай, иная раса, иная мысль неизбежно станут для них оскорблением. Они не будут обладать способностью приобщать к себе, ибо, чтобы обратить Человека в свою веру, нужно не отсечь его, а объяснить ему его роль, указать цель для его устремлений и предоставить ему сферу приложения сил. Обратить в свою веру всегда значит освободить. Собор отсюда и соборность - Прим.

Авт. может приобщать к себе камни, и они обретают в нем освящающий одухотворенный смысл. Собор есть нечто совсем иное, нежели просто нагромождение камней. Собор - это геометрия и архитектура. Не камни определяют Собор, а, напротив, Собор обогащает камни своим особым смыслом. Его камни облагорожены тем, что они - камни Собора. Самые разнообразные камни служат его единству. Даже уродливые каменные чудовища и те участвуют в общем гимне Собора.

О Соборе нельзя сказать ничего существенного, если говорить только о камнях о Человеке нельзя сказать ничего существенного, если пытаться определить его только свойствами людей. Мы рискуем подменить наш Собор соборность суммой камней. Но груда камней ничего к себе не приобщает, и, не обладая такой способностью, она давит насилием и террором По словам Антуана де Сент-Экзюпери . Материальная святыня превращается в бездушный языческий идол-истукан тогда, когда мы, под благовидным предлогом, совсем перестаем чтить уважительно-благоговейно относясь также и к самим поклоняющимся им живым людям, не бережем и не ценим их как одушевленных личностей, не дорожим их отношениями, мы отстраняемся от живого человека небережным и даже небрежным, нелюбовным отношением к нему, а напротив принуждаем его поклонению очередному бездушному кумиру. Святыня подлинная - это место встречи Духа Святого с душой человеческой, Жениха с невестой избранной, какова каждая душа, пришедшая на эту встречу.

Так и в каждом лице человеческом наша задача - увидеть Лик Господень. По мысли Н.А. Бердяева, - тайна личности, ее достоинства и тайна свободы тождественны Бытие личности в подлинном смысле слова, только и возможно при раскрытии в ней духовных начал, выводящих ее из замкнутого состояния. Личность есть Божья идея, замысел и задача . Поэтому личности нет, если есть духовное рабство. Самое драматичное здесь, состоит в том, что источником самого страшного, внутреннего рабства в человеке является он сам, - одержимый страхами, маниями, поклонением идолам, им же созданных. Несвободный человек - это человек раздробленный, расщеплённый на части, подавленный эмоционально и интеллектуально, это человек, разобщенный с первоисточником жизни, с другими людьми.

К примеру, где нет личности - не возникнет и подлинной л ю б в и в отличие от вожделения - как к неодушевленным предметам, насыщающим наш животный голод и удовлетворяющим инстинктивную страсть , в этом случае отвлеченно-абстрактное благо коллектива - неизбежно идет в с е г д а в р а з р е з с персональным благом частного лица, и лишь только в озаряющем свете любви лиц друг ко другу - л и ч н о с т и полно обнаруживают себя, раскрывают себя для другого, и этот её источник живительного идеала, положенный в основании любого сообщества, - образует собой соборное б р а т с к о е единство любящих, в котором сохраняется саморазличие, каждый неразрушимо остается с а м и м с о б о й, творчески самореализуется. Роль т р а д и ц и и в определении абсолютных норм морали - отвергается, вместо этого безосновательно-гибкая релятивистская модель этики рассматривается с чисто рациональных, утилитарных, относительных, ангажировано псевдонаучных позиций, угодливых современным веяниям и чаяниям, - может свободно трактоваться в зависимости от ситуации, от политического момента, в целях соответствия и оправдания любых произвольно-непредсказуемых действий системы, нравственность подчиняется узко-нацеленным поставленным кем-то высшим целям и задачам. Если у п р а з д н я е т с я в с ё л и ч н о е , то следующим производным - стирается, выхолащивается и высушивается всё моральное и естественное с личностью связанное, олицетворяющее духовное начало, перестает существовать вера, молитва, любовь, сознание, честь, совесть, свобода, личность, семья, право - все это отвергается, нивелируется в сфере современных ценностей , выбрасывается, разрушается, ликвидируется. Исчезает-разрушается традиционный институт семьи и брака, ведь семейная автономия - наипервейший конкурент для тоталитарной системы, калеча и уничтожая людские семьи, тем самым выбрасывая на улицы массу никчемных детей, ставших вынужденно бездомными, большинство из которых умирает в первые годы от голода, от лишений и побоев. И вообще, всякие родственные связи - становятся нежелательным опасным объектом под подозрением, за который можно всегда поплатиться головой, т. к. благочестивые традиции семейного воспитания противопоставляются навязываемой лживой официальной пропаганде сын за приговоренного отца - будет отвечать сродни сыну или дочери раба, как некогда в прежних диких-отсталых культурах, где практиковался процесс выращивания рабов с детства - медленный, дорогой, требующий достаточно большого контингента рабов- производителей , но зато не привередливых и быстро размножающихся подобно крысам и привыкнувших проживать в соответствующих подобных крысиным грязных условиях, таким образом рабство, источник дармовой рабсилы, самовоспроизводилось и самоокупалось - человек с детства приученный к рабству, вряд ли поймет-догадается о существовании ещё и свободной жизни, для него быть рабом это норма , и ведь, со стороны одурманивателей масс насаждающих агрессивную идеологию сеющую рознь и смуту, - лучше , если бы люди на свете забыли про любую взаимопомощь, про любые близкие-личностные отношения, доверительно-искренние чувства меж собою, зато всячески подозревали, сутяжничали и доносили друг на друга - в каждом видя себе потенциального врага , боялись бы и были бы взаимоотчуждены друг от друга, где предательство друзей - возведено в почёт, где лютая нетерпимая ненависть к чужой непонятной инаковости - поощряется, а любое сострадание - наказуемо, вплоть до полного истребления милосердно-терпимых чувств из жизни ведь раб и конформист имеют лишь видимость социальной благотворности, задушенная внутренняя свобода рождает синдром деструктивного насилия - враждебности к самому себе и необоснованной агрессии по отношению ко внешним врагам .

Цель всякого террора - атомизация населения и разобщенное отчуждение людей друг от друга, истребление чувства солидарности, потеря прежних скрепляющих уз любви, верности, дружбы, семьи и проч. Когда люди агрессивно настроены против ближних, против друг друга и самих себя, - беспощадность к недостатками ближнего входит в моду, становится нормой, жалость - нещадно подавляется и высмеивается, прощение - крайне скупо, объявляется постыдной слабостью и чем-то нежелательным, а нетерпимая ненависть к чьей-либо даже незначительной провинности, всякой мельчайшей инаковости или несознательной оплошности - раздувается до невероятно-масштабных размеров. Зато поощряются беспорядочные половые связи, прелюбодеяние, блуд, проституция, полигамия - многоженство и многобрачие, входят в норму супружеская неверность и измена а верность - напротив, грубо высмеивается, воспринимаясь за непрогрессивное ретроградство ! - наподобие безразборно-случайному процессу спаривания в животно-скотском мире, мода на массовые аборты - как удобнейший и искусительно-наилегчайший быстрый способ избавиться от побочных продуктов нашего скотского греха блудного сожительства, свальных групповых оргий - всё сводится к чисто-утилитарному интересу и грубому механистическому удовлетворению примитивных животных инстинктов, и на этом любовный контакт человека с человеком исчерпан, можно отдаться и продаться - кому угодно, быть с кем попало - считается нормой , человек превращается в абстрактный объект чьего-то корыстного использования - не более того, вся сфера интимных отношений - коммерциализируется, сводится к низменному опошлению. Легализуются и делаются максимально доступными наркотики, спиртное, раздаются в больших дозах и бесплатно, - делается всё возможное, чтобы одурманенные люди забыли самих себя, своё человеческое достоинство, впали в апатию, потеряли стимул быть самими собой, споить и накачать народ - чтобы не соображая поверил любому бреду чьих-то пылких увлекающих декламаций, - спаивая народ, детей отбирая в интернаты, всякая связь с прошлой жизнью обрывалась, обрывалась и нить религиозной веры, родовой традиции. Всё бывшее прежде сакральным, интимным и внутриличностным делом - переходит в общее пользование т. е. переходит из-под власти частного контроля - под коллективный надзор довлеющей системы - прикрываясь лукавыми лозунгами всеобщей раскрепощенности и свободы нравов , избавления от чувств комплекса вины и стыда , провозглашения релятивистской всеобщей относительности любых ценностей - тем самым открывающих сознание для доступа внедрению чужих идей и установок, влияющих на навязываемый образ нашему поведению, воспитывая из нас космополитично массового человека - чуждого понятия о какой-либо родной культуре и морали, через средства массмедиа, формирующих общественный менталитет человека, принижая его достоинство и вырождая общество.

Происходит десакрализация, разрушение любых более-менее прочных и глубоких межличностных связей, дегуманизация, духовное значение личности - отбрасывается как нечто излишнее, малополезное, ненужное, цена человека - зависит от сугубо утилитарной соотнесенности насколько он может удовлетворять наши узкие инстинкты и грязные страсти, вне чего - его как бы и не существует, т. е. здесь каждый человек, телесно и душевно, - якобы принадлежит не самому себе, а - всем , насильно подчинен чьей-то доминирующей надволе системы, коллектива, организации и т.п. , всецело без права на что-либо личное и частное - жестоко преследуемое, наказуемое и караемое, - но в итоге, всё равно ничего не достанется никому, простой наивно-доверчивый народ останется несправедливо обделенным, а в выгоде - окажется опять-таки только сама система и те кто стоят за ней, как за ширмой показного спектакля для обмана легко-внушаемых масс, т. е. все оказались как бы заложниками - у отвлеченных засекреченных своекорыстных целей этой системы. Аморальность и бесстыдство входят в норму, проституция, супружеская неверность внебрачные связи и блуд не только негласно втайне поощряются, легализуются, а ещё и становятся принудительно-обязательными для всех, - но при этом ничто не дозволяется без санкции на то откуда-то сверху и по команде. Насильственное подавление личности, подминаясь могучим разросшимся коллективно-бюрократическим аппаратом и в своей кульминационно-крайней форме, - парадоксально приводит к крайней эгоистично-обособленной исключительно в частных интересах индивидуализации, атомизации, инфантильной несамостоятельности, безынициативности, разобщенности, отчужденности, огражденной самозамкнутости как в твердой скорлупе людей друг от друга, когда частные эгоизм-гордыня трансформируются, но никуда насовсем не исчезают, они как бы заново встраиваются и приспосабливаются к новым изменившимся условиям, и порой даже ещё более ужесточаются, огрубевают, дичают и радикализируются, ведь дружба, товарищество, братство - опасны и невыгодны там, где царит всеобщая подозрительность, тщедушие, шкурный страх, подхалимство, скрытое лицемерие, подставы и доносительство ради продвижения по службе карьере ставшего для некоторых вторым смыслом жизни , вошедшие в привычку слежка за поведением соседа и подсматривание, осуждение людей, соперничество возведено в почет, а предательство и коварство являются неотменными спутниками которого, и где запрещено обращать внимание на нужды-потребности окружающих людей, где нельзя отвлекаться на подобные мелочи , где нельзя себе позволить роскошь бескорыстия, доверия, доброжелательности, искренности, без боязни быть обманутыми. Одновременно с разрушением личности пропагандируется прогрессирующий индивидуализм, культ бессемейного человека-одиночки - карьериста и потребителя, или попросту - универсального раба и не только своих соблазнов-страстей , - ведь человек в своей эгоистически-замкнутой единичной индивидуальности всегда будет для механистического удобства системы скорее восприниматься за некое средство -винтик и так же он сам будет потребительски относиться к окружающим его людям, в противовес личностному подходу учитывающему уникальное своеобразие каждого. Активизируется пропаганда экономической самостоятельности , одновременно со строжайшим запретом на социальную взаимопомощь и высмеиванием альтруизма, культивируемый эгоизм раздувается до невероятных масштабов и э г о ц е н т р и з м жизни в своё удовольствие ибо через разжигание и потакание порочным страстям-склонностям в человеке - легче завладеть и управлять его душей, он как бы подсаживается на их наркотик , - причем само удовольствие обусловливается жесткими рамками соответствия установленным критериям и заданным предписаниям, загоняется в специально выстроенную монолитно-статичную форму шаблонного поведения, даже радоваться непринужденно искренне нельзя, а так как прикажут, все термины переворачиваются с ног на голову, максимальный и абсолютный верх счастья индивида - видится исключительно в служении на утилитарное благо эксплуатирующей монструозной системы не путать с положительной коллективной взаимовыручкой, ведь такое благо - часто бывает идет даже вразрез с интересами большинства, а преследует исключительно меркантильные цели самовыживания самой паразитирующей системы-надстройки! , т. е. ч е л о в е к д л я с и с т е м ы, а не система - ради благополучия, безопасности и поддержания комфорта человека, это как если лишить разума - то человек будет постоянно счастлив и всегда улыбчив .

В этом обществе гордый, себялюбивый и самодовольно-успешный сверхчеловек - обладает преимущественным правом, и более того, призывает к поражению в правах и уничтожению низших и неполноценных , вытесненных на бесправную периферию. Разворачивается пропаганда, направленная против семьи, против уважения к считающейся бесполезной старости, поощряя эвтаназию, к высмеиваемой бедности - якобы уделе слабаков, неудачников и нищебродов-голодранцев, к считающейся отмершим мракобесием р е л и г и и, экстремистски призывая к борьбе против неё, неистово пытаясь утопить ее в потоке издевательств, клеветы и насилия, вместе с плюралистической терпимостью к пороку, к сексуальным излишествам, непристойностям, своеволию и беззаконию, т. е. прививая аморальную форму толерантности всему тому что открыто идет вразрез с религиозными заповедями и ценностями традиции, причем потакая исключительно лишь антирелигиозным настроениям масс и оскорбительно лишая подобного же уважения к религиозным ценностям верующих, применяя двойные стандарты. Если упраздняется всё личное , то и личная свобода совести становится излишней допустима лишь широкая свобода для порока - приносящего грязную прибыль, быстрое обогащение и поддерживаемого масс-медиа, повсеместно навязывающего развратное поведение столь удобное для общества потребления порабощенного погоней за удовлетворением неисчислимых буйных страстей, в отличие от призывающей к бескорыстию добродетельности, и для пропаганды исключительно тех идей кто эту свободу контролирует, ибо кто управляет искусственно трансформируемыми потребностями людей - тот управляет целым миром. При легализации и популяризации, агрессивном лоббировании всего того что что в традиционном обществе считалось прежде пороком , и с одновременно воинствующей нетерпимой враждой, религиофобией, безбожным открытым нетерпимым богоборчеством, высмеиванием и объявлением мракобесием - ко всем добродетелям прошлого, напрочь отвергаемым, под предлогом как бы говоря мы разрушим прежние культурные устои и подменим их лишь такими, оправдывающими наше поклонение выпущенным из-под узды звериным страстям, свергнем какими бы они ни были даже самые наисвятейшие, наичистейшие и наичестнейшие ценности - в угоду возведенному на пьедестал кумиру! в библейско-апокалиптическом образе всескверно-беззаконной вавилонской блудницы - т. е. хаоса всесмешения всех культур, языков и народов в некоем глобальном синкретическом культурном синтезе, с разрушением национально-самобытного самосознания и достоинства, с выхолощенной отсутствующей прежней глубиной духовных особенностей, уникальности и колоритного своеобразия составляющих его основу компонентов, и упраздняющем все традиционные и национальные обычаи, отражающие коренную историческую идентичность отдельных малых народов, и при отсутствии определенно-четких моральных границ, извне повсеместно насаждаемых нечестивых и растленных нравов, продажности и пошлости, где напрочь отсутствует малейший намек на бескорыстие и человеколюбивое сострадание . Став причиной деструкции всего комплекса духовной культуры частного этнографического континуума, разорвав сложившиеся веками производственные, экологические, социально-бытовые и родственные связи, разрушив весь культурный микрокосмос некогда компактной этнографической группы, что неизбежно ведет к ее рассеиванию, смешению и ассимиляции в новой нетрадиционной среде, к утрате специфических обрядов, фольклора, языка, лишившись закалки прежней системы мировосприятия, сломившись перед агрессивным натиском чуждых псевдоценностей.

Воинствующее безбожие в грубой форме, сопряженное с аморальной пропагандой воинствующего бесстыдства, ярое насаждение дурновкусия, безудержный разгул и развращение нравов, упоенно-экстатичное самолюбование, подмена за обманчиво-привлекательной внешней формой своих дурных душевных качеств, выпяченное хвастовство раззадоренными бурными животно-низменными инстинктами и презрение к духовным вещам, вся жизнь теперь завязана исключительно вокруг удовлетворения пищевых и половых инстинктов - духовная сторона их абсолютно не интересует, чем экстравагантнее и неприличнее тем забавнее, гордость пороками и демонстрация друг перед другом кто кого превзойдет в ещё большем непотребстве! Сдирается завеса с сокровенно-искренних межличностных отношений между людьми, бесстыдно оголяется, опошляется, расхищается и разворовывается варварски уподобившимися вандалам-мародерам одичалыми стаями новоявленных проходимцев-шакалов - для таковых нет долга ответственной заботы о отеческой Родине и родных, о близких, первостепенно для них лишь фанатичное служение идолу глобалистских ценностей , ради которых они готовы и отчизну продать, и память завещанных культурных традиций подобно духовной кормилице вскормивших своим чистейшим млеком, нравственно сформировавших и благовоспитавших народное самосознание на протяжении долгого его исторического пути, и даже родственную связь с родным народом принести в кровавую жертву космополитизму , без должного воспитания, без благоговейного восприятия наследия родной культуры, без исторической памяти, разбазаривших наследованные достояния собственных предков, оторванные без связи с национально-языковыми корнями своего рода и племени, - т. е. к людям относятся как к каким-то неким животным-скотам, возвеличивая их низменные страсти и инстинкты, навязывая массовому сознанию бесстыдство, пошлость, насаждая оголтелый разврат и дурновкусие, потворствуя темным зверино-жестоким началам в человеке, дегуманизацию и одичание, скатывание к превозношению, восхвалению и превращению в смысл жизни самых наипримитивнейших низменных звериных инстинктов, оскотинивание, обращение в бескультурных хамов , принижая духовную составляющую сторону человеческой жизни, растлевая благородные нравы, вместе с подобным развратом - идет обесценивание самой жизни человека, лишенного былого осознания своего неизменного высокого достоинства, т. е. выгодно видеть лишь такую молодежь, которую удалось бы оторвать от родной земли, семьи, церкви, религиозных корней, расшатать её культурно-этнические устои, лишить подрастающее поколение своей национально-культурной идентичности. Чтобы ранее родственные друг другу люди рассеялись и смешались ассимилировавшись в чуждых народах, растворившись бесследно утеряв свою национально-культурную идентичность в глобальном человейнике , начисто позабыв прежние родовые, этнокультурные, традиционные связи, превратившись в безродных космополитов -манкуртов без памяти и без благоговейного уважения к историческому прошлому своей нации и отчизны. Идущий на поводу у инстинктов ослабевший разум таковых, как бы в зачаточном виде существующий, как ненужный придаток, оправдывающий и потакающий любой прихоти и страсти. Но одно или два поколения разврата теперь необходимо, разврата неслыханного, подленького, когда человек обращается в гадкую, трусливую, жестокую, себялюбивую мразь Учитель, смеющийся с детьми над их Богом и над их колыбелью, уже наш.

Жажда образования есть уже жажда аристократическая. Чуть-чуть семейство или любовь, вот уже и желание собственности. Мы уморим желание мы пустим пьянство, сплетни, донос мы пустим неслыханный разврат мы всякого гения потушим в младенчестве Ф.М. Достоевский, из романа Бесы . Кажется, что нужно нам опять учиться любить свою родную культуру, родной язык, переступить от безродного звероподобного состояния к осознанию своей кровной единой связи с духовной преемственностью родимой Отчизны, вспомнить свои культурные корни, доставшиеся нам историческим наследием вековых традиций предков, послуживших для них колыбелью-родиной, впитанных ими с материнским млеком-заветами, научиться быть самоидентичным народом , а не ассимилировавшимся в однородную массу населением , необходима борьба за души тех, кто себя еще считает народом, сохранившим общинную нравственность, иначе такой народ будет рассеян - как население, потому что население не имеет своей территории, его можно передвигать, переселять. Согласно Ивану Ильину, мы должны научиться чтить и любить и строить наш семейный очаг - это первое естественное гнездо любви, веры, свободы и совести, эту необходимую священную ячейку Родины, национальной жизни мы должны научиться духовному патриотизму, научиться обретению Родины, и это умение мы должны передать всем другим людям, людям своей и другой национальности единую Родину мы должны построить силою любви и веры, а не вражды, ибо воинственное стремление поработить другие народы совершенно чуждо такому патриотизму настоящий патриотизм не может развиваться в отрыве от совести как система агрессивности, кровожадности и хищности предательски-безродный космополитизм и шовинистически-нетерпимый ксенофобский национализм - две крайние формы, Сцилла и Харибда, противоположные стороны одной и той же медали , способные привести на их основе к тоталитарной тирании, ибо все они агрессивно претендуют на единолично-однополярное силовое господство над миром своих радикальных идеологий В радикальной, глобалистски тоталитарно-однополярной форме беспочвенно-безродного к о с м о п о л и т и ч е с к о г о п р е в о с х о д с т в а интернационального над национальным - ставшим новым кумиром-эталоном времени эпохи одномерного и однополярного г л о б а л и з м а, разрушительной тотальной в л а с т и м а м м о н ы, - осуществившейся в т. н. повсеместно навязываемом технократичном обществе потребления Отрицающему необходимость всестороннего умственного, нравственного и духовного развития человека, игнорирующему духовные ценности, если они вне сферы рыночных отношений, вековую духовную культуру подменяя массовой модой, незыблемые нормы морали - ограничивая относительными правилами лицемерного приличия, вместо сострадательности - внедряя расчетливо-потребительский утилитарный подход к человеку, нивелируя неизменную ценность человеческой жизни - циничной оценкой приносимой ею пользы или её соответствия служению чьей-то целесообразности , искреннюю взаимно-жертвенную сердечную любовь - извращая эгоистичным расчетом в блудных сношениях, опошляя продажностью, огрубляя, деромантизируя, десакрализуя, упрощая до тупого примитива, низведя лишь до грубо физиологического животного удовлетворения, эксплуатируя и поощряя низменные страсти, эмоции, пороки - как средство грязного дохода, превращенные в товар, на спекуляции которыми можно зарабатывать, и которого примитивно-односторонние идеи потворствуют, посеивают и взращивают в людях злобу, низость и бесчеловечность.

Производящему и непосредственно влияющему на феномены массовой культуры, как наши эстетические вкусы, желания, ценности, нравственные нормы модели поведения и принципы, моду, интересы, формируя наш повседневный образ жизни по своим приземленным стандартам, - т. е. лукавый век потребительства агрессивно проталкивает навязывая что конкретно нам потреблять, ограничивая псевдо-свободный выбор узким кругом заранее кем-то отобранных разрекламированных вариантов , различающихся лишь по обертке. Происходит формирование массовых стандартных , ложных потребностей современного человека, при господстве одномерного мышления , - навязанных ему и экономически координируемых извне, что делает его рабом собственных потребностей, подзависимым от культивируемых страстей, внедряемых массовой культурой причем всё подчинено некоей центральной сверхструктуре-надстройке, вне всепроникающего тотального контроля которой человек не может самостоятельно ничего ни купить, ни продать, ни легально обменять, т. е. становится как бы заложником и рабом, подзависимым от прихотей, наглого открытого вымогательства, деспотизма, случайностей, произвола, капризов и самодурства такой монопольной экономической системы перераспределения благ, захватившей абсолютный контроль над жизненно-важными ресурсами, и этим злостно спекулирующей и назначающей свои особые условия за право доступа, лишая доступа к ним ей в чем-то неугодных - куда им деваться ведь сила всегда на стороне того, в чьих руках рубильник , а главный профит всегда получает не тот, что может что-то дать , а тот, кто может что-то отнять . Продовольственная диктатура - установлением монополии на еду, насильственное изъятие продуктов через грабежи-продразверстку, провоцирование голодомора, сопровождаемое введением аналога хлебных карточек - как гильотина для удержания власти, ради подчинения народных масс, хлебная монополия, хлебная карточка, всеобщая рабская повинность являются самым могучим средством тотального учета и контроля, в чьей руке хлеб, в той и власть, и сила, ведь если умирающим от голода людям просто нечего кушать, обессиленные и не способные к сопротивлению - они будут согласны исполнить что-угодно, лишь бы их накормили досыта, и кто не работает на хозяина , тот не должен есть - и весь сказ. Ибо, кто сумел манипулировать и культивировать страстями народной толпы - тот получил над её сознанием почти неограниченную власть! Террор-глобализм , это также в частности теракты, финансируемые с целью дестабилизации в том или ином регионе теневая поддержка локальных очагов войн и конфликтов сговор с элитами, подкуп элит формирование подрывных общественных движений и др. - в качестве рычагов нового мирового порядка управления человечеством в странах мировой периферии.

Теоретическое обоснование маммонопоклонничеству подводится в разнообразных материалистических учениях, пропагандирующих культ маммоны - когда вся жизнь измеряется в деньгах, желании легкой наживы на всём чем угодно, каждое наше действие, самая малая услуга, соотносится с определенной суммой, которую за неё можно извлечь, истребовать от других, тех кому её оказали, - причем даже не рассматривается во внимание вероятность любой бескорыстно-безвозмездной взаимопомощи из простого, живого, искреннего чувства человеколюбивого сострадания как морально отжившего . Отрицание воспитывающего с младенчества богатства духовного культурного наследия, благих плодов религиозной морали, постоянных правил нравственности, сопровождаемое навязчиво-агрессивной пропагандой секуляризма и нетерпимого к инакомыслию безбожного атеизма, лишенных четких моральных границ сдерживающих от вседозволенности, - рано или поздно приведет обращением к единственному средству воздействия на человека - к жесточайшему н а с и л и ю, подготовляет всякую неправду и притеснения бедных людей со стороны сильных и богатых. Когда бесчеловечная жестокость и безнравственно-пошлая разнузданность - идут вместе рядом, шагают под одним лозунгом, две стороны одной медали . Если упраздняется всё личное - то милосердие как таковое становится излишне-ненужным, жалость - под запретом и приравнена преступлению , объявлена самовольным неэкономным растрачиванием, теперь жестокость одобряема, поощряема, вменена в обязанность, а всякая снисходительность - беспощадно карается, теперь за узаконенное насилие над личностью - не судят, а за милосердие - осуждают на эшафот, благодетельствовать - это теперь забота не человека, а всеобслуживающей машины-системы, - которая и думает з а н е г о, и на которую возлагаются обязанности быть милосердной з а н е г о. Но ведь система, сколь ни были бы совершенны и справедливы её законы, - не умеет прощать, а уж сострадать - тем паче.

Все человеческие взаимоотношения упорядочиваются, организуются и планируются кем-то извне, вплоть до мельчайших интимных деталей, частная многогранная жизнь каждого жестко регламентируется и всецело контролируется по навязываемым безальтернативным стандартам - абсолютно чуждым ему и противоречащим его природе, складу характера, личным особенностям, душевному складу, и автоматизируется , поставляется на конвейерный поток , неповоротливая система подминает под собой человека. Все традиционные ценности нивелируются, если перестают отвечать сугубо утилитарным задачам м а с с о в о с т и и всеобщей уравненной одинаковости идол массового человека . Также любые родственные связи становятся лишней обузой, разрушается прежнее скрепляющее доверие, каждый душевными контактами отстраняется, отделяется, отдаляется, отрывается и о т ч у ж д а е т с я от каждого, становится нелюдим, подозрителен и замкнут, семейные ценности отмирают, провозглашается антисемейный лозунг семья ничто, карьера всё! - по словам Элвина Тоффлера этот уход в физическом смысле - лишь малая часть процесса тотального расставания, который должен испытать мобильный человек, он оставляет и людей, и места, часто бывает забыта и церковь, к которой он принадлежал по рождению, и клубы, и окружение его семьи и его юности, но самое важное, что он должен до какой-то степени оставить и своего отца, мать, братьев и сестер, так же как все другие человеческие привязанности своего прошлого, постепенно разрывая связи со своими старыми друзьями и подчиненными, любая взаимность - осуждаема, человек отходит от своих прежних друзей, должны быть навсегда забыты друзья его ранних лет жизни, ибо знакомства прошлого, в котором его статус был низким, несовместимы с его настоящим привилегированным статусом преуспевающего человека . Вслед за поголовно-массовым вмешательством во внутрисемейную частную жизнь, прерогатива идеологического-мировоззренческого воспитания отдается целиком системе, а не прежнему влиянию родительских традиций, даже формирование молодого поколения детей - целиком добровольно-принудительно переходит в руки исключительно гигантски-разросшихся детдомов-интернатов, будто инкубаторов , в которых с чистого листа выводится и формируется сознание молодого поколения, где им сызмальства насильно прививается коллективное поведение, под надзором всерегламентирующей централизованной системы, и где они проводят всё своё детство будучи насильно оторваны-разлучены от своих родителей - изредка или почти никогда их не навещающих, дабы повысить общую эффективность и производительность эксплуатирующей системы, - не отвлекаясь грузом сентиментальных семейных забот от головокружительной погони за карьерой, теперь дети своим родителям по-прежнему естественному праву не принадлежат, родители воспринимаются лишь как временно-исполняющие работу няньки , ухаживающие за детьми-собственностью исключительно этой системы, заполучившей над ними абсолютную безраздельную власть вообще родители выставляются дилетантами , которым противопоставляется профессионализм системы , у таких брошенных детей нет чувства привязанности к ближнему, нет понятия семьи, Родины и вообще они просто не понимают устройства традиционного быта, не понимают, что такое родительская любовь, бескорыстная забота, что такое отчий дом, напрочь нет чувства уважения, естественной привязанности и любви к родным, к близким, они не приучены к искреннему доверию, у них не было понятий отец , мать , братья , сестры - однако, для тоталитарного общества, данный тип человека весьма привлекателен и удобен для манипуляции его ущербно-обедненным легко внушаемым сознанием. Происходит насильственный отрыв детей и молодежи от родителей - с ложным перевоспитанием , заключающимся в навязывании другим своих пороков, и созданием на этой почве нового человека , системное государственное воспитание - противопоставляется традициям семейного воспитания, часто идущее вразрез внутрисемейному укладу и личным убеждениям, принудительно внедряя и навязывая новую идеологию вопреки личному согласию - сурово карая за нежелание, без предоставления альтернатив, через все это пропагандистское образование молодым вдалбливалась новая мораль , преследуя задачу оторвать от идеологического влияния семьи, разложить семью, подорвать её традиции и устои изнутри, принудить детей скрывать свои истинные родственные живые чувства, подчиняясь силе и общему ослеплению, чтобы воспитать ребенка в новом космополитическом духе и развить в детях политически-ангажированную ненависть ко всем заклейменным врагам , в числе первой из которых записана сама ячейка семьи - стоящая естественной помехой и серьезным конкурентом на пути противоестественно-навязываемой тоталитарной массовости , у нового сверхчеловека - не может быть ни семьи, ни Родины.

Зажиточная семейственность и многодетность - невыгодна, низкоприбыльна, не приносит сиюминутного дохода ведь некогда ждать в долгосрочной перспективе , и объявляется вредной брак - отжившее понятие . Общество приучается к неполной семье, не говоря уже про повсеместно-пропагандируемые, широко распространяемые аборты и эвтаназию - кому нужны нежеланные дети, плодящие нищету и беспризорность, и обременительные инвалиды и обеспомощенные одряхлевшие старики - в успешном обществе для избранных. Где карьеризм становится кумиром жизни , прививая дух соревновательности, научая идти к цели по головам друг друга, выпячиванием, тщеславной крикливостью, гонкой достижений и напыщенным самохвальством результатами друг перед другом, подталкиваясь завистью и соперничеством, - в итоге оборачиваясь мерянием кто превзойдет в степени своего неимоверного цинизма и в невиданном бесчеловечии Александр Панарин писал Адепты новейшей глобалистской теории ополчились не только на патерналистское государство, но и на культуру, религию, мораль, на все то, что способно создать препятствие естественному рыночному отбору, целью которого является выведение новой расы, создавая гордыню нового сверхчеловека, одновременно насаждая психологию опустившихся недочеловеков, лишенных какой бы то ни было памяти о христианской традиции, социальной солидарности и сострадательности. Создается впечатление, что цена, которую предстоит уплатить миру за новый однополярный порядок, беспрецедентно высока требуется не только демонтировать все действительно самостоятельные государства и режимы, способные сопротивляться глобалистическому гегемонизму, но демонтировать их традиционную культуру, коренные обычаи народов и мораль, духовное измерение вообще. Нынешняя варваризация и архаизация мира, эта новая манкуртизация людей, является подлинной трагедией, - особенно когда сами жертвы этой всемирной экспроприации пока ещё не замечают масштабы этих потерь, с отбитой у них памятью о культурном прошлом .

Завистливый к чужим независимым жизненным системам тотальный глобализм подтачивает сегодня все межэтнонациональные границы, упраздняет национальности и традиции, этнокультурную идентичность, пытается подорвать систему былых жизнеутверждающих ценностей и общественную мораль, основанную на милосердии и любви, и извратить, прежде всего, вековечную общечеловеческую традиционную нравственность, базирующуюся на сакральных установках мировых религий, чьи духовные понятия и смыслы - подменяются на заказные суррогаты, искажаются, корежатся и выворачиваются наизнанку. Тоталитаризм происходит в самых разных областях человеческой жизни и всегда начинается с вульгарных упрощений и кардинальных переосмыслений понятий, на которых держится традиционный духовный мир людей. Для создания такого айтматовского манкурта необходимо обесценить все традиционные понятия нравственности, черпавшие силы от Бога, и заменить их на ломаные и извращенные понятийные гибриды, морально оправдывающие и идейно освящающие уничтожение отжившего мироустройства. При этом выхолащиваются глубинные смыслы его нравственных императив, ставятся во главу угла узкая прагматика и зоологическая дарвинистская целесообразность. Религиозные конфессии низводятся до уровня примитивных политических союзов и группировок, ликвидируется их священный надмирный смысл.

Заповеди любви, доброй нравственности и запрет не убий становятся для тоталитаристов ненавистным атавизмом , который необходимо срочно преодолеть, размазать , чтобы развязать себе руки и узурпировать власть Прот. Михаил Ходанов . Материалистическая идеология подобной глобальной политической системы - становится как бы идолом новой религии , носящей не добровольный, а принудительный характер, утопичная идеология смешивается с жесточайшей политикой - образуя взрывоопасную революционную смесь, чей деспотичный авторитаризм - обожествляется , возводится во культ , создаётся соответствующий духу эпохи церемониал и обрядовость , вербуя себе толпу многочисленных фанатичных адептов для очередного оболванивания наивно-невежественных масс, п а р а з и т и р у я на жажде человека абстрактно верить в некое светлое будущее , на естественном религиозном чувстве населения, по пословице свято место пусто не бывает , стремясь монополизировать и подмять под себя всю духовную сферу общества, и более того, пытаясь подменить собою и вытеснить прежнюю традиционную веру, нетерпимо конкурируя с прежней доминирующей религией, борясь за власть над совестью и душами людей простого народа например, по Ивану Ильину принудительное безбожие по самому существу своему ведет не к безверию, а к вере в систему земных, ничтожных, пошлых и не заслуживающих веры содержаний гонение во всех случаях и при всех положениях ведет к подрыву и ослаблению самой преследующей власти, ибо оно закаляет непокорных, делая их врагами, и деморализует покорных, делая их рабами нелепо строить чего бы то ни было на врагах и на рабах погибельно утверждаться на враждебном и на рабьем правосознании ибо враг есть вечный вредитель, а раб есть готовый предатель . Причем ничем не ограничивая себя в глубине бесстыдного, бесцеремонного, самоуправного, святотатственного, дерзкого и кощунственного внедрения в интимную жизнь человека, против его желания, бесцеремонно вторгаясь, нагло вмешиваясь в личное сокровенное пространство человека, покушаясь на святая-святых, жаждущих всецело подчинить себе нашу волю, разум и душу, сломать и переделать под себя , установить всеобъемлющий контроль над разумом или третируя принудительно в чем-то убедить, нередко подменяя своей доминирующей идеологией даже саму совесть, став как бы новой верой наивно-доверчивых масс, основанной на произвольных распоряжениях и угрожающе-приказных внушениях и внедренных командах сверху, под чьим давлением мы становимся полностью покорными, готовыми к любой лжи и безнравственности, заставляя идти на компромисс с совестью, - готовыми выполнить что угодно и согласными на любое унижение, предательство, сродни тому, как если требуется массово дешевая рабсила и если нечем честно людям платить за их тяжелый труд, а наша ненасытная алчность велика и наши амбициозные проекты неотложны, или народ упорно невосприимчив к нашим слащавым лозунгам, - то легче насильно превратить его в раба, или более мягким хитрым способом идеологически зашорить сделав более лояльным его сознание, искусственно создать безысходные условия, чтобы он готов был даже душу свою кому угодно продать ради жалкой миски чечевичной похлебки - лишь бы не оказаться перед этим лицемерным и беспощадным судилищем сборищем лицемеров , чье законнически-псевдоблагочестивое морализаторство жестко бьет будто пропускает сквозь строй , но даже подобный коллективный суд не волен подменить собой место полномочий бога . Ибо монастырь без Бога - превращается в концлагерь, светское безбожное морализаторство - в беспощадное лицемерное судилище! Прививая конформистское стремление п е р е с т а т ь быть в согласии с собой, а не с навязанной моделью, тенденция отказаться от личной независимости, слить свое Я с кем-нибудь или чем-нибудь внешним, где человек полностью усваивает шаблонный тип, навязано-предлагаемый ему общепринятыми условными стандартами, и становится таким, - каким его хотят видеть остальные однако настоящие ценности являются достоянием живой л и ч н о с т и, а не какой-либо формально-организованной системы-механизма или аппарата конторы , и временами вступая в противоречие с целями и планами этой конторы .

В итоге, практикой данных методов, состоящих в преобразовании индивидуума в правильно мыслящего члена нового общественного устройства коллектива организации секты , - таким образом достигнув всемерно-безоговорочного управления чужой волей и сознанием индивида, а также устойчивых глубоких дегенеративных изменений в поведенческой психике разрушенной индивидуальности человека, моральной деградации и деформации, попранного достоинства и нравственных ценностей его личности, низведение до скотоподобного уровня, чтобы подавить личную волю поступать иначе по-своему, - вне принудительно-навязываемых убеждений, желаний и прихотей внешней тоталитарной воли психологическим преследованием и прессингом, внушением вины , групповым социальным давлением, - заставив свои сломившиеся жертвы поверить в свой якобы неоплатный долг перед палачами и почувствовать себя виновными в том чего не совершали, а испытанные истязания - считать теперь за будто бы оправданное наказание , заставив поверить, что дважды два на самом деле не четыре, а - уже двадцать два , и что лишь наши истязатели во всем безошибочны и безгрешны, и только наши глаза - врут, и что они творят не беззаконный грех, а - якобы заботятся о нашем благе , чтобы мы закрыли глаза и заткнули рот, глядя на их злодеяния, и самостоятельно выдавили бы сквозь зубы из себя - чувство всепреданнейшей благодарности к своим мучителям, признали бы себя за якобы ими облагодетельствованными - в любви жертвы к палачу, который, конечно же, её рано или поздно убьет делать вид, что согласны с тем, с чем несогласны и верить в то, во что не верим одновременно под давлением принуждая испытывать собачье-пресмыкательское обожание к тем беззаконникам, кто достойны по своим злодеяниям лишь общей ненависти, отвращения и презрения Сродни палачам, распаляемым сатанинским духом, толкающим их к тому, чтобы перед кончиной принудить свои жертвы отречься от всего самого святого, от своего нравственного достоинства и признать самые немыслимые обвинения, которые изощренно навязывали им истязатели. А если всего этого мы, будучи несогласными, не исполним, не удовлетворим их низменным, мстительным, злобным желаниям, - то взбешенный кровавый палач по-детски покраснеет, насупится, обидится и губки надует, после чего последует его по-дикарски отстало-примитивная безжалостная отупелая звериная месть Им очевидно, недостаточно мало одних только внешних форм лояльности, т. е. им мало признания их власти как факта и силы, - их спесивому честолюбию ничем не угодишь они требуют еще от других и внутреннего приятия себя, сродни язычески-религиозному поклонению земным кумирам человекобожия, безусловного подчинения и всецелого отдания им нашей совести, разума и души, т. е. тщедушно-угодливого унизительного приспособленчества целиком путем полного отказа от прежней чести, достоинства и совести, безоговорочного признания себя и своей людоедской власти за истину и добро в последней инстанции - абсолютного подчинения чужих душ своему порабощающему игу. Какая издевательски злая сатанинская насмешка во фразе победителей не судят - будто к ним неприложима моральная историческая оценка их злодеяний, которую дадут впоследствии потомки, будто лишь наглые насильники всегда правы , а их слабые и беззащитные жертвы сами во всём виноваты ! они приказывают униженно-обреченной толпе побежденных, скованной ощутимым ужасом перед неумолимой волей торжествующих злодеев, подавленных горем и бессилием своего отчаянно-безвыходного положения, напоказ лицемерно изображать на лице скорбь или петь хвалебные гимны - в отношении своих же кровавых палачей-карателей, которые их же прежде нещадно зверски мучили, пытали, избивали, насиловали, расстреливали и убивали не смея думать о своих умерщвленных товарищах, погибших от кровавых рук нынешних поработителей, подавляя искреннее слезы родственной боли по ним принуждая поклоняться и почитать своих же угнетателей, слушать лицемерные агитационные речи-пропаганды и беспрекословно со всем в них соглашаться от бывших своих же титулованных палачей-ораторов - и не могли сказать хоть слово в защиту попранной чести, в память о безвременно погибших и оплакать безвинно умученных своих реальных собратьях Как следствие, со временем, сломившиеся начинают испытывать некую гордость таким своим положением на коленях , раболепное благоговение перед истязателем, извиваться и лебезить, лишь бы не лишиться объекта своих извращенных страстей, сохранить такое своё подзависимое положение в греховном плену извне навязываемых удовольствий и благ, подобно как и пес боится остаться без барского куска со стола жестокого хозяина боится и ненавидит, но также невольно вынужден человекоугодливо по-холуйски подлизываться и пресмыкательствовать, изображать внешним видом, чрез силу выдавливать из себя - покорнейшую преданность и любовь , вознося льстивые панегирики , рассчитывая взамен получить похвалу и поощрение - ведь как удобно иметь под рукой у себя такое бесправное существо, которое полностью от тебя зависит и в благодарность беспрекословно исполняет любые даже самые бессовестные распоряжения своего хозяина! Ср. пленившие нас требовали от нас слов песней, и притеснители наши - веселья Пс. 136 3 . Но кому нужно подобное несвоевременное проявление такой хозяйской щедрости под лицемерной маской великодушия - подобно временно подобревшему -разжиревшему от огромного числа пожранных жертв вечно голодному зверю Ибо слишком дорогой ценой было куплено это разрешение , кровью родственников и друзей было оно писано, кровью тысяч неправедно умученных и репрессированных пахнет такая опоздавшая милость .

Испытывая ностальгию по временам своего ига, подобно Евреям в пустыне увидевшим в Моисее врага именно потому, что он освободил их от рабства Исх. 16,2-3 , мы тоже видим врага в каждом, кто напоминает нам о том, что мы призваны к свободе Гал. 5,13 , причем только по той причине, что к несвободе мы просто привыкли, она нам психологически ближе, сравни ропот Иудеев в пустыне, исходящих из фараонова Египетского рабства, духовного плена Мы помним рыбу, которую в Египте мы ели даром, огурцы и дыни, и лук, и репчатый лук и чеснок Числ. 11 4-5 О, если бы мы умерли от руки Господней в земле Египетской, когда мы сидели у котлов с мясом, когда мы ели хлеб досыта! Исх. 16 3 И сказали Моисею что это ты сделал с нами, выведя нас из Египта?

Ибо лучше быть нам в рабстве у Египтян Исх. 14 11-12 - предпочли пожертвовать своей свободой, взамен на дармовую еду и хотели компромиссно поступиться духовными ценностями, взамен материальных благ оставившему злой обычай не должно возвращаться к нему, как псу на свою блевотину, и вымытой свинье идущей валяться в грязи см. 2 Пет. 2,22 но, забывая заднее и простираясь вперед см. Флп. 3,13 , вспоминая жену Лотову см. Лк. 17,32 , которая, во время бегства от огня, нисшедшего на пять городов, обернувшись вспять, то есть к Содому, из которого вышла, стала соляным столпом см. Быт. 19,26 . Когда сама жизнь изобличила всю дешевую безжизненность подобного и громко вопиет о их роковом заблуждении, о ложности, мерзкости и гибельности этой веры в такие гнусные идеалы, продолжают судорожно за нее цепляться, ибо боятся, утеряв ее, утерять прежний привычный смысл жизни - кумир, мертвый истукан, пожирающий чужие жизни молох , которому до сих пор фанатики или бессовестные лицемеры вынуждают еще поклоняться. И сделали в те дни тельца, и принесли жертву идолу, и веселились перед делом рук своих Деян.

7 41 , - золотой телец стал символом власти денег, богатства, алчности Когда вся наша земная бравада и мощь, авторитет - ничто, будущий прах и пыль, пускаемая в глаза самолюбия для истории, перед слезами невинно оскорбленных нами а подобные ошибки, к сожалению, неизбежны . Только благотворительность позволяет смягчить и покрыть социальный контраст между богатыми и бедными. В кризисных случаях, можно пойти либо путем благотворительного сострадания, либо путем репрессивной жестокости, - иного сочетающего или чередующего первое со вторым компромисса не получится. То, что естественно по диким принципам более низшего животного мира, будучи слепо некритически перенесенным в человеческое общежитие может способствовать энтропии и распаду социальных связей его сдерживающих, их мораль - в максимальной выгоде для самих себя и выживании , даже если ради этого придется отплатить страданиями тысяч других, обрекая общество на хаос постоянных конфликтов. И никакими высокими, воспитательными и прочими целями или намеренным обеспечением невозможных, невыгодных условий вне социума не оправдать причинения той непомерной боли и издевательств к заведомо безответным и более слабым, при собственном преизбытке отказывая в просьбах о самом необходимом малом, взращивая в себе безразличие к будущим последствиям сегодняшних циничных избирательно-разобщающих решений, лицеприятных одним и немилосердных другим, поспешно осудить легко, а разобраться и простить трудно, проще оскорбить, чем понять, - и каждому предстоит сделать наиболее правильный выбор, за который будем лично ответственны.

Неизменность нравственных норм зависит от личного этического выбора, а не внешних обстоятельств, наши зверства нельзя оправдать ссылкой на вынужденность стать бесчеловечным в бесчеловечных условиях . В нашем понимании, внешние формальные правила и условности должны быть подчинены основному смыслу превосходящего долга обеспечения добра и блага всякой другой жизни без обособляющего исключения , чтобы не возникало соблазна вершить бесчеловечные жестокости с отговоркой это был мой долг , будто отменяющий личную моральную ответственность за свои дела. Применяя ответную агрессию за пределами допустимой обороны и возмездия , мы не только приумножаем общие страдания, но также подыгрываем на руку и самому врагу, воплощая на деле его исполненные жестокости планы, под видом справедливой мести , воздаянием ещё большим злом на первоначальное зло. Есть высшие ценности, которые дороже собственного эгоизма, то бесконечно важное для души, с чем хочется вечно оставаться, на фоне чего все прочие испытания и опасности более не кажутся непреодолимыми и такими страшными, - и ради которых стоит продолжать жить, только благодаря этой любви смогла сохраниться сама жизнь. Само бытие и смысл человеческого общества оправдывается существованием в нем добрых людей которых всё-таки б о л ь ш и н с т в о, иначе бы мы друг друга давно изничтожили , препятствующих его окончательному разложению не-разбитые окна подсчитать и увидеть куда сложнее, чем разбитые - так будем же уповать на то, что много людей борется со злом, просто борьба эта, результатом которой становятся не-разбитые окна, неприметнее скандального зла, звона разлетающегося стекла и зияющей дыры Окружающие катастрофы и несчастья вовсе не разрушают все прежние сакральные ценности, делая ничтожной и саму жизнь, но наоборот выявляют то, последнее самое ценное и дорогое, за что следует бороться и оберегать, тем самым проверяя на прочность личные моральные качества в жизни каждого человека, иерархически расставляя по местам.

Никто иной, как мы сами создаем злодеяниями себе и другим ад ещё на земле, а если бы была любовь, то боялись бы причинить столько напрасного горя и клеветнических обвинений. Одаривая агрессией, вместо подарков обездоленным, рассчитывая на безответность слабых, наживая себе врагов среди беспомощных, насмехаясь и глумясь над их бесправностью , лишенных нами всего и сами себя отгораживая от прочего народа, тревожимые совестью ожиданием его возмездия , ведь без любви погибает и сама ценность земной жизни, заменяясь торжеством зла и общего разрушения взаимоистребления , у которого нет будущего. Обоюдная боязнь и ненависть, вместо того, чтобы протянуть руку дружбы. Взаимное отторжение сперва кажется легким выходом, покуда не принесет за собой обоюдного горя, чьи невинные слезы нельзя будет заглушить оплатив даже всеми драгоценностями мира, а только испросив у них искреннего прощенья, когда мы все виноваты, что не нашли в себе духовных сил в какой-то момент уступить, помириться, прекратить эскалацию конфликта и напряженности, и когда станет гораздо сложней найти пути к примирению. Надо возвыситься над барьерами идеологических, национальных и прочих преград, научиться возводить не стены , а - мосты через бездны взаимонедопонимания, окрыляющей любовью переносящей чрез любые барьеры, стараться искать всего того, что нас объединяет, а не разобщает, того что сближает, обнаруживает схожие черты подобия друг другу, братски сплочает ведь не с луны же мы свалились, словно не имеем общей единой со всеми человеческой природы и разума, а примитивно-варварски отчуждены и враждебно настроены будто инопланетяне какие-то!

Чтобы понять человека, его нужды и стремления, постичь самую его сущность, не надо противопоставлять друг другу ваши очевидные истины раздираемые на мнения - Прим. Авт. . Да, вы правы . Все вы правы . Логически можно доказать все что угодно. Прав даже тот, кто во всех несчастьях человечества вздумает обвинить горбатых. Довольно объявить войну горбатым - и мы сразу воспылаем ненавистью к ним. Мы начнем жестоко мстить горбунам за все их преступления.

А среди горбунов, конечно, тоже есть преступники. Увлекшись политическими разногласиями, я рискую забыть, что политика лишь тогда имеет смысл, когда она помогает раскрыть духовную сущность человека. В счастливые наши часы мы изведали чудо подлинно человеческих отношений - и в них наша истина. Какими бы насущно необходимыми ни казались нам наши действия, мы не вправе забывать, во имя чего действуем, иначе действия наши останутся бесплодными. Мы хотим утвердить уважение к человеку. Мы в одном стане - зачем же нам ненавидеть друг друга? Никто из нас не вправе себе одному приписать чистоту помыслов.

Во имя пути, который я избрал, я могу отвергнуть путь, избранный другим. Я могу оспаривать ход его мысли. Ход мысли не всегда верен. Но если человек стремится к той же звезде, мой долг - его уважать, ибо мы братья по Духу. Уважение к Человеку Вот он, пробный камень! Если в сердцах людей заложено уважение к человеку, люди в конце концов создадут такой общественный, политический или экономический строй, который вознесет это уважение превыше всего. Основа всякой культуры прежде всего - в самом человеке.

Прежде всего это присущая человеку слепая, неодолимая жажда тепла. А затем, ошибаясь снова и снова, человек находит дорогу к огню. Если человек уважает лишь себе подобных , а значит, он уважает только самого себя. Он отвергает противоречия - основу созидания, а стало быть, разрушает всякую надежду на движение к совершенству и взамен человека на тысячу лет утверждает муравейник роботов. Порядок ради порядка оскопляет человека, отнимает у него важнейший дар - преображать и мир, и самого себя.

Порядок создается жизнью, но сам он жизни не создает. Сегодня уважение к человеку - условие, без которого нет для нас движения вперед. И движение наше к совершенству еще не закончено, завтрашняя истина питается вчерашними ошибками и преодоление противоречий - единственно плодородная почва, на которой возможен наш рост. Мы признаем своими и тех, кто с нами несхож. Но какое это своеобразное родство! Его основа - не прошлое, но Будущее. Не происхождение, но Цель.

Друг для друга мы - паломники и долгими, разными и трудными путями стремимся к месту встречи. Моя духовная культура, наследуя Богу, создала уважение к Человеку независимо от свойств его личности плохих или хороших, ни от ценности одного и ни от посредственности другого . Я понимаю происхождение братства между людьми. Люди были братьями в Боге. Братьями можно быть только в чем-то. Если нет узла, связывающего людей воедино, они будут поставлены рядом друг с другом, а не связаны между собой. Созерцание Бога служило основой равенства людей в силу их равенства в Боге.

И смысл этого равенства был ясен. Потому что равными можно быть только в чем-то. Солдат и командир равны в своем народе. Выражая Бога, они были равны в своих правах. Служа Богу, они были равны в своих обязанностях. И разве эта совсем особенная радость - не самый драгоценный плод нашей культуры? Работая только ради материальных благ, мы сами себе строим тюрьму материальные наши нужды могла бы удовлетворить и тоталитарная тирания, но мы не скот, который надо откармливать, нас не насытишь благополучием и комфортом, и запираемся в одиночестве, и все наши богатства - прах и пепел, они бессильны доставить нам то, ради чего стоит жить. Воспитанные в духе уважения к человеку, мы превыше всего ценим простые встречи, что превращаются порой в чудесные празднества По словам Антуана де Сент-Экзюпери .

Кто теснит бедного, тот хулит Творца его чтущий же Его благотворит нуждающемуся. Притч. 14 31 Будем стараться оставить миру после себя созидательные доброту и любовь, заботу и утешение, а не разрушительные последствия негативных поступков, оберегая всё живое, дорогое и родное в этом мире, всех тех кого любим и тех кто нас любит, кто свободно благо творит. Вместо сотрудничества и взаимоподдержки, мы - самоизолированы, разобщены от части обездоленных и голодных нашего народа как от недостойных внимания , огорождены нежеланием делиться куском хлеба с ними зачем подкармливать нищету? таким отношением лишь ещё более разжигая меж нами вражду и неприязнь, - страдать от чего будут о б е стороны нередко, начинаясь с окрашенной борьбой за справедливость , ставшей впоследствии самой причиной и началом многих новых жестокостей, ужасающих несправедливостей ложно понимаемой, эгоистичной только р а д и с е б я, с позиции выгоды своих частных интересов, в ущерб о б щ и м, - уподобляясь и творя такое же живодерство, ничем не отличаясь по количеству насилия от того превентивно вымышленного образа страшного врага , зачастую существующего лишь в умах самих этих борцов за справедливость , с которыми они борются таким образом нередко мы сами наживаем и делаем себе врагов - из тех кого м о г л и б ы п о л ю б и т ь и жить мирно . Тогда мы потеряем несравненно гораздо более того, чего могли бы приобрести для о б щ е г о блага в случае п р и м и р е н и я. К сожалению, как часто бывает, вдумчиво-конструктивная дискуссия с оппонентами представляется малоперспективной, ввиду полного нежелания этих людей вступать в доброжелательный диалог и слышать кого-либо, кроме самих себя, они лишь упрямо гнут свою линию - в ослеплении не замечая никого вокруг, не признавая собственных ошибок, не желая открывать глаза на причиняемые ими всенародные страдания, на несмываемые кровавые следы, оставляемые за собой.

Разжигая воинствующую неправду и несправедливость, состоящую из враждующих частей непримиримых позиций отдельных наших частных малых правд , жаждущих принудительно-насильственным путем абсолютного преобладания друг над другом, принося лишь о б щ и е беды и разруху, вражду взаимоистребления, своим угаром затуманивающим наш взор, чтобы не могли увидеть подлинные пути праведного п р о щ е н ь я, примирения, терпимости, уважения к свободе другого иметь независимые убеждения хотя которые сами можем и не разделять и благожелательства Из всего, чем люди домогаются наслаждаться в жизни, есть ли что сладостнее мирной жизни? Всё, что бы ты ни называл приятным в жизни, приятно бывает только тогда, когда соединено с миром. Пусть будет всё, что ценится в жизни богатство, жена, дети, дом, родные, друзья пусть будут прекрасные сады, места для веселых пиршеств, и все изобретения удовольствий Пусть всё сие будет, но не будет мира, - что пользы в том? Что за жизнь тех, которые враждуют между собой и подозревают друг друга? Свят. Григорий Нисский . Разве может о б щ е е счастье основываться на насилии и ненависти к кому бы то ни было?

Как говорит Жан Ванье, достаточно даже одно самое простое о б о ю д н о е ж е л а н и е примирения, жажды единства, поиска единства - так оно важно, ибо всё прощённое прошлое уже никогда обратно не возвращается на крыльях слепой мести. Худой мир, шаткое перемирие, лучше доброй войны Цицерон . В великодушном и всемилосердном акте прощения - ближнему дается ш а н с, он как бы обретает н о в у ю ж и з н ь пред нашим взором подобно тому, как прощение согрешившего человека Богом и его оправдание во Христе есть дар не меньший, чем дар бытия. И это примирение у ж е есть, когда мы вместе и щ е м его. Тогда это не структурное единство, но единство в н а м е р е н и и, единство желания и общения, пока ещё не для всех явное, но в потенциале и возможности осознаваемое и чаемое, подобно общему ожиданию неизбежного рассвета, которому будем рады все мы вместе и видению первых его лучей с горной высоты, - где мы любим и ценим друг друга и где мы можем стремиться быть такими, какими хотел бы нас видеть Господь.

Будем т е р п и м е е друг ко другу. Терпением сохраняется любовь и согласие между властями и подвластными, между родителями и детьми, между господами и рабами, между братьями, между друзьями, между соседями, так что без терпения никакого добра быть не может. Ибо где терпение, там нет ссоры и брани. О, блаженны те дома, города, веси, села и общества, в которых терпение обитает ибо оно более сохраняет общество, нежели оружие, более защищает город, нежели стены! О, любезное видение и слышание терпения - пристанище обуреваемых, источник мира, крепость, дружество, забрало и хранилище добродетелей, венец благочестия, известный признак веры, причина истинной радости, плод смирения, покой совести, торжество над самим собой Победить свой гнев и негодование - нет большей победы. Муж долготерпеливый лучше храброго, удерживающий же гнев лучше того, кто берет город Притч. 16 32 . Где истинная добродетель, там любовь где любовь, там добрая и спокойная совесть где спокойная совесть, там мир и покой где мир и покой, там утешение, радость, веселие и сладость Свят.

Тихон Задонский . Война всегда т р а г е д и я - ибо посягает на ценность жизни! Война для любого нормального сознания аморальна, - а защита Отечества, которая несомненно является достойным и славным деянием, хороша не как самодостаточное явление, от которого возможно получать садистическое удовольствие само по себе, а лишь как вынужденная мера, необходимая для того, чтобы пресечь зло убийство при любых обстоятельствах, даже вынужденно-необходимых - штука поганая, и любящие убивать, хоть животных, хоть людей, руководимые не желанием поиска пропитания, а исключительно ради наслаждения самим актом убийства и видом мучений , - могут лишь люди ? с больной психикой . Подобно ошибочным методам, априорно приводящим к ложным результатам, так и всякая жестокость, разжигание конфликтов, в действительности никогда не может служить средством для благой цели , а всегда является горьким и трагичным но порой вынужденно-необходимым результатом эскалации прежней напряженности где неважно кто первым спровоцировал, но важно каким образом мы на это среагировали , от чего в итоге пострадают все и на устранение беды которого потребуется, в противовес, приложить много дипломатических и примирительных общих усилий, которыми и умощается дорога к благоденствию. Истинная добродетель состоит в победе себя самого, в желании делать не то, что хочет тленное естество, но чего хочет святая воля Божия, покорять свою волю воле Божией и побеждать благим - злое, побеждать смирением - гордость, кротостью и терпением - гнев, любовью - ненависть. Это есть христианская победа, более славная, чем победа над народами.

Этого требует от нас Бог Не будь побежден злом, но побеждай зло добром Рим. 12 21 Свят. Тихон Задонский . Вынужденное применение легализованного насилия без жалости и меры - делает нас сознательными палачами, не стараясь всемерно избежать накала, но наоборот поощряя как единственно-верный метод добиться чего-то, переставая видеть в ближнем оступившегося подобного нам собрата, а лишь безличного врага некогда жившие в мире, а ныне ставшие враз непримиримыми чужаками и смертельными соперниками. Качество нашей доброты проверяется отношением к самым слабым и недостойным. Ущербно-ограниченное мировосприятие, исключающее всё его многообразие, выгораживающее всех больных , слабых , как недостойных нашего прогрессивного общества здоровых, богатых и успешных часто за счет отнятия прав доступа к получению равных возможностей у первых , не беспокоящегося ни о чем ином, кроме их соответствия расчетливым интересам собственного экономического и материального благополучия как мерила всего, ради которого можно поступиться любыми нормами морали, основанной на духовных корнях достижений человеческой культуры, векового нравственного опыта поколений . Отстраненно-обезличенна к другим лишь своекорыстная выгода, справедливость же всегда личностна, сообразуясь с потребностями каждого, перед которой нет никаких чужих , инородцев, низших , которых можно безнаказанно унижать, - ведь самопревозношение разобщает, часто сами себе выискиваем мнимых врагов среди первых попавшихся кто более слаб, будучи неспособными вникнуть во все причины, сопровождать и разбираться в тонкостях проблем.

Неспособность принять и полюбить обычных людей с их недостатками, чтобы жить в добрососедстве, порождает мысли о всяком гордом разделении и превосходстве одних избранных над остальными неполноценными доказывая свою успешность и силу в борьбе с ними . Не будем спешить именовать врагами тех, кто пока непонятен нам, чтобы первыми не стать агрессорами по отношению к беззащитным, сможем ли тогда чисто радоваться, созерцая плоды своих зверств над побежденными? За надуманными клеветой ярлыками порой скрываются самые обыкновенные человеческие лица, на месте их положения могли быть и мы когда из тех, кто обычно, пока у нас был достаток, обходились с нами внешне услужливо, - в минуту трудную никого не окажется рядом, а после будет слишком поздно , либо кто-то из наших родных, над которыми позволено издеваться, а жалеть нельзя, - в отличие от наших требований любезного снисхождения к собственным немощам, ведь терпеть и жалеть других сложнее, чем самих себя. Мы легко оправдываем многие малые или большие свои злодеяния насущной необходимостью по пословице ничего личного - это всего лишь бизнес! , а можем ли также просто и открыто испросить прощенья у всех тех, кто косвенно или прямо пострадал от наших дел можно лечением вернуть им подорванное здоровье, компенсировать вещевой ущерб, а как возвратить жизнь брошенных нами без своевременной помощи, зная что иных способов выбраться, кроме нашей поддержки со стороны общества, у них уже не было? Зависть приводит людей к взаимной ненависти, к культивированию жестокости, к насилию и пролитию крови.

Руководствуясь завистью, можно лишь что-то украсть, хитростью присвоить, насилием или доносом отнять, чем-то, изловчась, завладеть, поживиться за счет обмана. От зависти возникли все расистские теории национального превосходства, доктрины первой и второй свежести, поделившие народы земли на сверхлюдей и недочеловеков. От зависти - переделы мира и войны, гнет капитала. От зависти - стравливание народов и издевательство над патриотизмом, развал семьи и массовое совращение подрастающего поколения. Однако, не строится храм на крови и народное счастье - на коррупции и убийстве Прот.

Михаил Ходанов . Нельзя построить о б щ е е счастье, основываясь исключительно только на непримиримой вражде, социальной борьбе и нетерпимой ненависти к какой-либо дискриминируемой социально-классовой группе лиц как таковой даже уголовно-криминальному типу, ибо и там встречаются ещё живые души, способные к покаянию и все мы можем оказаться на их месте , что зачастую превращается в бесконечную внутриобщественную гражданскую кровавую бойню с с а м и м и с о б о й, безразборному взаимоистреблению, без четко-установленных пределов и границ виновных от невинных , где каждая из сторон не лишена себе присущих недостатков, - и далекую от искоренения самих п р и ч и н, побудивших к началу этого раздора. В общем отношении, корнем следует избрать надежно-эффективное с о л и д а р и з и р у ю щ е е н а ч а л о благоговейное ко всякой жизни и жизнеутверждающее , - заключающееся в источнике жертвенно-бескорыстной любви друг ко другу, наделенной сопутствующими высокими качествами терпимостью, умением прощать, не раздражаться по пустякам, не быть скорым на гнев, всегда открытым к перемирию, не превозноситься высокомерно гордо друг над другом, и всё это наиболее полно нашло своё выражение в п р и н ц и п а х х р и с т и а н с т в а, которое и способно стать таким духовным началом общечеловеческого единства, - открытое к доверительному созидательному сотрудничеству, совместной ответственности и готовое к уступчивому взаимодействию в целях установления контактов терпимого взаимопонимания, умения поступиться своей алчностью - ради пользы остальных, вычленения точек соприкосновения и достижимого единодушного согласия, взятия на себя договорной и обязательной ответственности за о б щ е е благополучие, устраивающее максимально всех, векторно направленное на поддержание и сбережение у ж е с у щ е с т в у ю щ е й гармонии и благосостояния как высшей ценности и нормы общественной жизни, соразмерному консенсусу общих взаимовключающих всесторонних интересов и блага, без исключения каких-либо дискриминированных социально-классовых слоев или групп, не идя на поводу разобщенности, не допуская расчленения и междоусобных разделений, без резких лавинообразных скачков массовых социальных потрясений Кто любит людей, тот не завидует даже более богатым чем он сам и не ревнует тем кому лучше чем ему живется, но довольствуется достигнутой мерой и компромиссом, без всякого нагнетания нетерпимости, непримиримого чувства мести к какому-либо классу или слою с навязанной ему виной за наши собственные несчастья или неудачи между прочим, злые паразитически процветают благодаря долготерпению и скромному смирению, благодушной покорности, немстительности слабых , миролюбиво снисходящих к недостаткам первых, до последнего не оставляющих надежд на шанс примирения, - иначе безостановочно велась бы кровавая война всех против всех . Таким образом, великий нравственный принцип любви к ближнему, хотя бы лишь в ослабленной, умаленной форме простого усмотрения в другом человеке ближнего , себе подобного , интуитивного восприятия его как ты , т. е. тождественного мне существа по-человеческой природе , с участью которого связана моя собственная участь, сочувственного сопереживания - различного по степени интенсивности, но тождественного по качественному существу - его, как личности, как близкого мне по своей природе носителя духовной жизни, - этот принцип есть незыблемая и в е ч н а я о с н о в а, без которой немыслимо никакое общество. И всяческий новейший индивидуализм, всякие учения о необходимости соперничества и борьбы в человеческом обществе, что бы они ни проповедовали и сколько бы относительной истины в них ни заключалось, не могут устранить или отменить этого основного начала общественной связи. Если я могу сказать Мы про узкое единство моей семьи, партии, группы, то я могу вместе с тем сказать Мы, Люди или даже Мы, Тварные Существа .

Мы есть, следовательно, некая первичная категория личного человеческого, а потому и социального бытия. Сколь бы существенно ни было для этого бытия разделение на индивидуальные сознания я и ты или на я и они , это разделение само возможно лишь на основе высшего, объемлющего его единства Мы - оно есть некое столь же непосредственное и неразложимое единство, как и само я , такой же первичный онтологический корень нашего бытия, как и наше я . И то же самое применимо ко всякой борьбе внутри общественного единства и даже к международной борьбе, которая также совершается на почве международного сотрудничества и солидарности и смягчается им и даже когда я сознаю полную чуждость мне какого-нибудь человека или стою в отношении разъединения и вражды к нему, я сознаю, что мы с ним - чужие или враги, т. е. я утверждаю свое, нераздельное исконное е д и н с т в о, с ним в самом разделении, в самой враждебности война в буквальном и переносном смысле есть всегда лишь краткий эпизод в международных сношениях - ибо в противном случае народы давно уже перестали бы существовать даже война знает, хотя бы в принципе, правила международного права, которым она должна подчиняться и в которых обнаруживается, хотя бы в слабой форме, с о з н а н и е н е п р е к р а щ а ю щ е й с я с о л и д а р н о с т и С.Л. Франк . Не существует - абсолютно ч у ж д ы х нам людей разделение никогда не бывает до конца ограничиваясь преследованием внешне-корыстных целей - и онтологически мы всегда остаемся едины, всегда остается возможность восстановить утраченное былое дружественное единство даже наша сегодняшняя вражда - служит выражением глубокого осознания достоинства и интуитивное признание силы того, против кого мы враждуем, иначе он не был бы нам так интересен и мы не воевали бы с ним на равных . Надо всем нам искать мира и любви, а не вражды. Как говорит Пауль Тиллих Любовь есть побуждение к единению разделенного.

Воссоединению предшествует разделенность того, что по сути гармонирует друг с другом. Следовательно, ошибочно приписывать разделению такую же онтологическую первичность, как и воссоединению. Всякая разделенность предполагает изначальное единство. Единство включает в себя и разделенность, точно также, как бытие охватывает самое себя и небытие. Не объединить того, что по сути своей раздельно. Объединение двух вещей невозможно представить себе без их изначальной общности Абсолютно чуждое не станет частью общности.

Но отчужденное стремится к воссоединению. В моем чувстве любви к другому присутствует также радость от осознания того, что этот другой, становясь все более совершенным, испытывает ту же радость любви. Абсолютно чуждое не в состоянии ничего добавить к моему совершенствованию соприкоснувшись со сферой моего бытия, оно может только уничтожить меня. Любовь следует рассматривать не как единение чуждых, но как воссоединение отчужденных. Отчуждение предполагает изначальное единство . Мы все такие р а з н ы е - так легко начать выискивать чьи-то недостатки, категорично осуждать, так легко разжечь растревожить пробудить пламя обоюдной ненависти - но останется ли в нас сил потом его потушить, так легко начать презирать, подозревать, делить на своих и чужих , рассчитать на мое-твое , стать жестоким и нетерпимым в обращении с кем-то - и так трудно, требует большого душевного напряжения и усилий, замечать то что нас всех объединяет, стараться быть со всеми дружелюбными, миролюбивыми, уважать право других быть самими собой, такими какие они есть, и ведь так проще простого испортить хрупкие отношения, и так сложно их опять восстановить, потратить столько сил на примирение, перебороть свои обиды и кровожадное желание лютой мести - простить своего личного обидчика. Прощение животворит, беспощадность - убивает! Ибо главное для него видеть всех в м е р у счастливыми, а общество - стабильно процветающим и благополучным, при этом сознавая, что основываясь на всяком разжигаемом взаимоистреблении, нестроениях и смуте - ничего хорошего не построишь и что устроить что-либо совершенное на земле - утопично, будучи сами несовершенными проводниками в жизнь своих идеалов ради чего можно поступиться и своими гордыми амбициями и тщеславными глобальными планами мирового кардинального переустройства.

Это подобно тому, как колонизаторы или экспериментаторы относятся к туземному населению на захваченных ими в безграничную власть территориях, не имея ни благоговения и ни уважения к местным верованиям, обычаям и порядкам, деспотично наскоком навязывая людям то что их культуре искони не свойственно, насильно под угрозами заставляя привыкать к противоестественному для них и вызывающему отторжение, внося чуждые народному духу ценности , и дерзновенно внедряясь, беспардонно вмешиваясь в непонятную жизнь чужого народа, ломая веками сложившиеся устои и традиционный быт, бездумными инновациями и своевольно не учитывающими специфику рывками нарушая неспешный органичный ход его исторического развития, перекраивая всё на свой узко-однобокопонимаемый лад. Постоянно попадается какой-то не тот народ - который надо всячески переработать, произвести в нём кровавую чистку железной метлой , переделать, перестроить мозги у народа, перекроить на свой лад , более удобный новым экспериментаторам, - таким образом вести народную массу за собой, но не душевной привязанностью или убежденностью, а зацепив крепкой веревкой, как барана за рога, который покорно пойдет за нами как на убой, делая это из страха, потеряв всякую надежду на спасение. Пытаясь н а с и л ь н о привести в с е х к счастью, понимаемому по-своему - став жесточайшими деспотами-экспериментаторами, принося наивно-доверчивый молчаливо-покорный народ в невинную жертву своих социальных утопий, как системе насаждаемой определенным меньшинством - массовому большинству прочего народа, железной рукой подогнать всех под мерку своего узко-одностороннего стандарта, причем ирония в том, что они всегда лучше знают , что этому народу якобы нужно, не спрашивая согласия самих людей хотят ли они себе такого счастья и не принимая во внимание их пожеланий, потребностей, интересов, взглядов, мнений, не давая каждому возможности высказаться на сей счет с надеждою быть услышанным и правильно понятым, и выразить свободный выбор самому построить такое личное счастье, какое с а м с е б е пожелает, с учетом права и всех остальных также быть счастливыми без исключения, без дискриминации по слоям, классам, статусам, рангам, сословиям. Они считают народ - за глупого младенца, якобы не понимающего, что для него лучше , и будто бы нуждающегося для него в няньке со стороны, как бы тоталитарным опекуном, действуя его именем для юридической правомочности решений и для его же пользы , и если этот народ теперь не имеет прямой пользы, так он ее будет иметь когда-то . Прикрываясь цинично ссылкой на лишения и нужды самых беднейших людей, имеющихся в каждом обществе, ради реализации своих потаенных целей, авантюрных умыслов, лживых подтасовок, грубых фальсификаций и подверстывания к политическим моментам, призывов к антиобщественным действиям Но, вопреки сему, краеугольным камнем всего, прежде должно положить с о с т р а д а н и е и личное активное содействие широкому распространению б л а г о т в о р е н и я в обществе, собственное посильное живое соучастие в судьбах о т д е л ь н ы х социальных групп обездоленных через адресную помощь им и поддержку.

Ибо нет доверия тому, кто ни разу не благодетельствовал никому Чем больше я люблю человечество вообще т. е. страдая навязчивыми всечеловеческими идеями - Прим. Авт. , тем меньше я люблю людей в частности, то-есть порознь, как отдельных лиц. В мечтах я нередко доходил до страстных помыслов о служении человечеству, а между тем я двух дней не в состоянии прожить ни с кем в одной комнате, о чем знаю из опыта. Чуть он близко от меня, и вот уж его личность давит мое самолюбие и стесняет мою свободу. В одни сутки я могу даже лучшего человека возненавидеть.

Чем более я ненавидел людей в частности, тем пламеннее становилась любовь моя к человечеству вообще из Братьев Карамазовых Ф.М. Достоевского . Нередко жаждем помочь абстрактно всем в глобальном плане , - а тех реальных ближних, кто с е й ч а с рядом с нами, вовсе не замечаем. За этими великими идеями , как за высокой глухой непробиваемой стеной - не видно самого простого живого маленького человека с его неприметными личными бедами, до которых никому нет дела. Одна человеческая жизнь - словно букашка-козявка, чуть ковырни - и нет её, мешающаяся под ногами тех, кто мыслит широкими-отвлеченными глобальными категориями , дерзновенно претендует единолично распоряжаться тысячами и миллионами человеческих судеб, и с высоты которого - так лень, брезгливо и неохота нисходить, испытывать эмпатии жалости и уважения к какой-то неприметно-маленькой трагической судьбе одинокого человечка - безымянной циферке затерянной среди бесчисленных рядов таких же подобных себе сухих цифр отчетной статистики . Мы превращаемся в бескомпромиссно-нетерпимых служителей агрессивно-навязчивых фикс-идей , развращенных жаждой власти, политически озабоченных и беспринципных, и которым присущ цинично-бездушный ф а н а т и з м, также горделивая самонадеянность, эгоцентричность, чрезмерно-напыщенная уверенность в себе, поспешная импульсивность и горячительность, вместо снисходительно-мягкой любви, непременно требующий от других того, чего сам не способен им дать, на самом деле б е з ж а л о с т н ы й к людям, видящий в них только средство-ресурс утилитарно расходуемый ради скорейшего приближения и реализации лишь эгоистически-своей конечной цели , в качестве поленьев нещадно бросаемых в разжигаемое пламя своих утопично-фантасмагоричных общественных идей, поклоняясь им как некоему идолу и не останавливаясь ни перед чем, разжигая сепаратистские настроения, враждебную рознь междоусобной братоубийственной брани, нагнетая атмосферу раскола, потворствуя пропаганде нетерпимости ради чьей-то исключительности, превосходства или травли из-за неполноценности по признаку его социальной, классовой, расовой, религиозной, национальной принадлежности и происхождения, через усиление социальной стратификации и неравноправного положения, а также способствуя сеянию межклассовой, междоусобно-гражданской и межнациональной смуты Преп.

Амвросий Оптинский говорил Желание трудиться на благо человечества - дело весьма благовидное, но поставлено не на своём месте. Св. Давид говорит сперва уклонись от зла, а потом уже сотвори благо см. Пс. 33 . У нынешних же людей выходит навыворот. Все хотят, на словах, трудиться на благо ближним, нисколько, или весьма мало заботясь о том, что наперёд нужно самим уклониться от зла, а потом уже заботиться о пользе ближних. Широкие затеи молодого поколения о великой деятельности на пользу всего человечества похожи на то, как если бы кто, не зная жизни, не имея знаний, много мечтал о себе, что он мог бы быть профессором и великим наставником в университете. Но с другой стороны, думать, что если мы не можем двинуть вперёд всего человечества, то вовсе не стоит трудиться, это опять другая крайность .

Преп. Серафим Саровский также говорил своему любимому ученику Радость моя! Стяжи дух мирен, тогда около тебя многие спасутся . Ф.М. Достоевский на тему о христианской любви пишет Смирись, гордый человек, и прежде всего сломи свою гордость! Любовь, по его мнению, - всё в нашей жизни, без неё никакие внешние реформы, никакие государственные и мировые перевороты не сделают человека счастливым. Ту же мысль находим у Еп. Антония Христианство говорит заботься о целостном достижении нравственного совершенства, т. е. любви, смиряйся и будь чист душою - тогда вокруг тебя будет разрастаться общее благо .

Нередко позиция филантропа всеобщей любви к человеку - является следствием абстрактно-вымышленного гуманистического идеала и не имеет ничего общего с теплотой, присущей благожелательности от природы доброго сердца. Она еще дальше от любви. В этом случае интерес к другому человеку - это интерес не к индивидууму, а к биологическому экземпляру человеческого вида это интерес не к полноценной личности, а, скорее, к объекту реализации нашего филантропического идеала. Здесь отсутствует подлинная трансценденция, подлинный интерес к Другому . Человек остается в себе самом и своем абстрактном идеале, а благожелательные поступки имеют почти профессиональный характер. Как говорит Достоевский, абстрактная любовь к человеку - это почти всегда любовь к самому себе себялюбие Дитрих фон Гильдебранд .

Любящая мать любит каждого своего ребенка в отдельности, никогда не смешает одного с другим, не потеряет из виду отличительные особенности каждого она знает, ценит, любит то, что есть особого, единственного, несравнимого в каждом из ее детей. Поэтому универсальная, всеобъемлющая любовь не есть ни любовь к бессмертному человечеству как к некому сплошному целому, ни любовь к абстрактному понятию человека вообще она есть любовь ко всем людям во всей конкретности и единичности индивидуального образа каждого из них. Любить можно только индивидуальное личностное , ибо любовь есть не абстрактное отношение, а сама жизнь, а жизнь есть жизнь индивидуальности. Как нельзя в подлинном смысле слова любить человека вообще , а можно любить только д а н н о г о человека - хотя бы, при всеобъемлющей идеальной любви, каждый человек оказывался таким данным, отдельным, конкретным объектом любви, - так нельзя любить просто всякий народ или все человечество , как однородную массу всех людей вообще. Обычный светский гуманитаризм подменяет здесь живое чувство и конкретную внутреннюю связь бессильным абстрактным принципом.

Человечество может в пределе стать объектом любви и, следовательно, подлинно конкретным соборным единством либо для того, кто в состоянии конкретно воспринять и любить все народы - каждый в отдельности, - его составляющие, либо же в том религиозном плане всеединства, для которого несть ни эллина, ни иудея , а есть единый соборный организм Богочеловечества нашедший своё воплощение в Церковном сознании и миропонимании ибо подобная сверхъестественная любовь во всей полноте доступна лишь причастникам Божественной силы, т. е. даже осознавая что мы, по грехам своим, на такую не способны, но зато знаем, твердо верим и надеемся - что Господь всех помнит и обо всех заботливо промышляет, и через эту нашу обращенность ко Всевышнему, мы и сами по вере сердечно приобщаемся к Его любви ко всем без исключения - Прим. Авт. С.Л. Франк . Не потому-ли приходится переносить свои идеалы в туманную даль, что осуществление действительно христианской любви не к дальнему , а к ближнему чересчур трудно? Любить отвлеченно дальнего легко и красиво, а вот ближнего-то, подчас так трудно, что только здесь постигаешь всю недосягаемую высоту второй Христовой заповеди! Когда мы говорим о любви к ближнему , мы одновременно подразумеваем и непризрачно-нелицемерную любовь к дальнему , на основе первой, - на первом месте непременно должна предшествовать любовь к ближнему , только тогда станет реально возможной искренняя любовь к дальнему т. е. ко всему бессмертному человечеству вообще Мы хотим любить людей где-то в отдалении от их реальных бед, заставляющих нас соучаствовать в их тяжелой судьбе, - и ведь так неохота разделять сердцем чьи-то страдания, - брезгливо-презрительно отворачиваясь от гнойных ран-ссадин бездомного, от грязно-оборванного вида нищего-калеки, морщим и воротим нос при столкновении с попрошайками под ногами, спешим поскорее пройти мимо, самоуспокаивая себя самообманчивой мечтой о любви к дальнему , а те кто сейчас рядом с нами страдают - нас ничуть не волнуют Но, таким образом, мы никогда не сможем понять чувства и мысли любимых нами людей, пока отвлеченно-абстрактная обобщенная любовь к дальнему сродни безжизненной любви к фантомным призракам нашего воображения, а не к конкретно живым людям - не станет любовью к подлинно духовно Ближнему, увиденному в том всяком дальнем человеке , когда вне зависимости от социальных преград и расстояний - к а ж д ы й человек на Земле станет нам сердечно-духовно словно Близкий и Родной Прикрывая агрессией душевную пустоту и бессилие отсутствие положительных творческих инициатив , которое может только уродовать уже созданное другими, неспособность дать людям и обществу ничего, кроме причинения боли и слез ради своего бесцельного выживания , вреда другим используя их беспомощность с пользой для себя, наживаясь на их горе философия подлецов . Души как бы очерствели, свыклись с повседневной жестокостью, стали безразличны им страдания и нужды рядом живущих, как будто так и должно быть всегда, и даже увеличение числа таких уже не задевает наши сердца, а только отмечается сухой статистикой.

Создавая своими руками и отношением беспощадный жестокий мир вокруг себя, как бы самим вскоре не пасть его жертвами. Таким образом, большинство испытаний и бед, выпадающих на нашу долю, происходит от рук подобного же нам человека, от жестких рамок бесчеловечных условий, созданных им же, когда даже самые совершенные правила без осторожного и человечного к ним подхода, могут обернуться против всякого несовершенного по естеству человека. Собственные страсти закладывая в основу личного поведения, считая что мораль лишь для обуздания невежественной толпы, а мы - выше её , пренебрегая непреходящими нравственными ценностями, вдохновлявшими творить добро, несмотря на окружающее беззаконие, ради верности которым наши предки сражались и умирали, но именно они не допустили абсолютного порабощения злу. Наше стремление к вершинам или прогрессу чего-угодно, вне этических идеалов как путеводных огней- маяков , может оказаться на деле падением в пропасть. Предав забвенью прошлое, с его опытом поколений, нравственными устоями и традициями, помогавшими народу выстоять в трудные времена, нельзя создать и счастливое будущее.

Акцентируя внимание лишь на социально-экономических успехах, забывая о культурных традициях, скрепляющих народ, которые позволяют удержать от распада результаты достижений первого, тем самым естественной моралью, выработанной за всю историю народа его культурой, мыслью, духовным наследием, а не только методами насильственного принуждения, ограждая общество от внутренних конфликтов, что положительно скажется на общей стабильности. Действительно ли то добро , что оправдывает сегодняшние жертвы и слезы брошенных из-за нецелесообразности , пусть и повинных или неугодных в чем-то, предательски отвергая их мольбы с последней надеждой на нашу помощь и защиту, ради будущих более высших интересов, которые могут в итоге и не осуществиться? Нужны ли такие цели и ценности , для которых чувства доброты - помеха с которой надо бороться, воспитывая в себе лишь черствость и расчетливость, и преследуя свои цели учитываются ли интересы других? Такая цель в итоге не будет отличаться от используемых средств для её достижения и формирования. Чаще всего средства подменяют собою саму цель будто бы все средства хороши - лишь бы была достигнута цель , - таким образом, незаметно для себя, оказываемся в состоянии человека уже упустившего саму цель из виду первоначально поставленную правильно , и подменившему ее суррогатом насилие ради самого насилия, упоение собственным превосходством, борясь со злом в некоем отвлеченно-расплывчатом образе врага , как бы самим ни стать беспощадным тираном-деспотом В жестоком мире без насилия даже в качестве обороны, защищая от поругания то, что нам дорого зачастую не обойтись, но от этого только усиливается необходимость призывать милосердие и нисхождение к павшим.

Для помощи им нам не хватает не материальных ресурсов, а в первую очередь душевных и духовных сил, для которых качество жизни заключается прежде не в количестве материальных благ, а в развитии сострадательного отношения между людьми, готовности не оставить в беде упавшего, желании счастья не только себе, но и ближнему. Конечно, вторя опасениям, связанным с перспективой претворения в жизнь, можно предположить о голой и слепой вере в эти идеалы без украшения их добрыми делами на практике, о добрых, но дурно исполненных намерениях, приведших к противоположному результату, можно с натяжкою допустить, что по наивности или недалекости кто-то мечтал достичь абстрактно-отвлеченного счастья избрав кровавый путь повсеместного сеяния слез, несчастий, горя и беспримерно жестокого садизма, ступая по кровавым следам к своему призрачному кумиру всеобщего блаженства , ради скорейшего достижения утопичной доброй цели используя методы в которых как раз этой самой доброты ни капли и не было, и что борясь со злом сложно не проникнуться его методами, и что якобы эта исходная, и по-сути благая, точка и цель нравственного пути в практике заслонялась и оттеснялась на задний план доминирующими эмоциями беспощадной ярости, человеконенавистничества, массового насилия террора и бунтующего разрушения, будто бы необходимыми для её скорейшего осуществления, т. е. по пословице хотели как казалось лучше , получилось как всегда , - но более всего вероятно, что подобная благая цель на самом деле служила для обмана несведующих масс о т в л е к а ю щ и м маневром, прикрывающей ширмой для реальных грязных и кровавых тайных целей, организации законспирированных планов, расчетов, амбиций, интересов и интриг шайки злодеев закулисья - честолюбивых, властолюбивых и высокомерных духовных трупов уподобляясь привлекательной обертке с отравленной начинкой , которые готовы сделать все, чтобы удовлетворить свою ненасытную страсть к власти, навлекающих на человечество лавину бедствий. Искусственно разобщая народ, разделяя на нетерпимые категории, которые предумышленно натравливали друг на друга - по древнему методу разделяй и властвуй! , используя ненависть люмпенизированной части населения, пропагандисты в своих подпольных целях породили накаленную обстановку междоусобной вражды. Разве может настоящая любовь - быть кровожадной, разобщающей и истребляющей по отношению к своим же соплеменникам разве желая подлинного блага своему народу - можно его терроризировать? Вряд ли, все хотят добра , - во всяком случае, если и добра, то, видимо, себе в первую очередь.

Им-то по-любому кажется, что они правы , и они вполне могут себя оправдать самыми разными способами, может это просто их эгоизм, от которого все страдают ради фанатичного проведения в жизнь своих собственных тщеславных идей, тайных авантюрных планов и корыстных утопически-недостижимых целей возможно, у них с восприятием проблемы тоталитарно мыслят - сейчас сделаем кому-то больно массовым кровопролитием , зато потом будет хорошо вот только кому? они любят сравнения типа - хирург режет, делает больно, чтобы пациент был здоров, - тем самым эгоистично ставя себя в более привилегированное положение над кем-то, кто дал нам дерзновенное право мнить себя хирургом чужих судеб И ещё, волшебную фразу всё это делается в интересах человека! , - никто не отменял а то, что от этого - будут страдать другие, так это - не их забота Каков наш образ жизни, таковы наши и идеалы. Призывающие оголтело, бездумно и безмозгло гоняться за любым заманчивым миражом, с жаждой поскорее ценой любых жертв заполучить что-то, заставляющие поверить чьим-то сладким речам-агитациям, ошалело кидаться очертя голову в полымя рискованной крайности, ради каких-то неясных призрачных целей, сулящих сиюминутным успехом, со свирепым желанием растерзать в клочья и растоптать в пыль любого, кто осмелится сказать что-то несогласное или недовольное против, каленым железом и творимыми садистскими жестокостями утверждая повсюду такое своё извращенное представление о гуманности , - но нельзя основываясь на войне и принципиальном лютом насилии возводить идол нового гуманизма , ибо сама по себе война - всегда антигуманна и бесчеловечна, и горе тем, кто п е р в ы м бунтарчески спровоцировал и развязал её смуту. В таких случаях виноват тот, кто первым открыл ящик Пандоры , тот, кто сделал первый шаг на пути к конфликту, и неважно, провоцировали ли его на это, или нет, а дальше, конечно, справедливости уже невозможно найти, в междоусобной гражданской войне не бывает справедливости. В неизбежных зверствах войны, присущих любой из сторон в кровавом месиве беспощадной междоусобицы, - виновен б о л ь ш е тот, кто п е р в ы м начал и не смог вовремя остановиться в своём разрушительном продолжении, развязав сие массовое безостановочное кровопролитие Мы все так хорошо ради самоутверждения умеем воевать, враждовать и бесконечно мстить, - но так и не научены взаимотерпению, взаимопониманию и не привыкли уступать, не хотим снисходительно прислушиваться к нуждам и интересам других, будь то заклейменных нами в образе врагов или обычных более слабых соседей, не желаем перед ними смирять свой неуемный горячительный пыл ради долгожданного перемирия с ближними, не видим за собой возможности признания собственной неправоты, резкой поспешности или оплошности, несамокритичны в поступках. Но, увы, без контроля и без меры исторгаемая свирепая злоба и лютая месть - не творит, а лишь разрушает, принося неисчислимые беды о б е и м сторонам, вызывая ответную враждебность, накаляя до предела общую напряженность, неся в себе лишь смерть, ненависть приостанавливает созидательный процесс жизни, не может возродить её дух и творческую энергию, зависть пытается держаться за то, что имеется в наличии, но не способна создавать что-нибудь новое они презирают жалостливые сентиментальности, их язык привык к словам безжалостно! и беспощадно! некогда было сказано око за око, - а мы тысячу очей вырвем за одно око человека, без пощады и прощения пусть в итоге останемся либо мы - либо вообще никто, пусть тогда весь мир катится в тартарары! - безжалостно-люто истребляя самых обыкновенных простых живых несовершенных людей, во имя этого абстрактно-идеализированного и д о л а человека , подобно призраку на кладбище из невинных реальных жертв, нами напрасно загубленных ради него гордо декларируя пусть погибнет мир, да совершится наше мстительное правосудие! - но кто нам дал право надменно-самопревознесенно с высока судить весь мир, не будучи самими его создателями, а всего лишь таким же его порожденным творением наравне с прочими людьми? с присущей раздутой своей исключительностью в наивно-отсталом делении на своих-чужих мы поголовно вырежем всех, кто не с нами - и на их костях построим собственный новый мир изобилия и благоденствия! им свойственен максимализм, приблизительно в такой общей форме пусть девяносто процентов такого-то собственного народа погибнет, лишь бы десять процентов дожили до какого-либо идола-кумира ожидаемого события мировой величины !

Это соблазнительная смесь правды с ложью , справедливые идеалы замешаны на крови беспринципной жажды скорейшего их насильственного достижения как в любой хорошо сделанной пропаганде, две трети правды и треть лжи, а ложь, смазанная таким количеством правды, легко проскальзывает в наивно-доверчивую душу. Если прочие люди не хотят или не могут соответствовать нашим условно-писаным окостенелым стандартам , выражающим неограниченное опирающееся на силу желание властвовать и подчинять себе других, пытающимся переделать их под себя , - мы избавляемся от самих этих людей, вместо того чтобы задуматься над правильностью с а м и х и д е й, владеющих нашими умами и которым мы в упоении экстатически-самозабвенно и нередко бездумно-зачарованно служим. Очень часто борьба между кем-то - во имя каких-то ценностей, во имя какой-то любви к человечеству , а на самом деле - проповедь к ненависти давая возможность нашему самомнению представить себя сверхчеловеком , и стремясь им стать, презирая жизнь других, топча и терзая судьбы Ведь такая заманчивая идея - все великие стройки созидать на костях репрессированных людей любых возрастов, пола и сословий, не взирая на слабость, малолетство или старость, тяжелые болезни однако, какой в этом кроется подвох, как принудить кого-то по-рабски гнуть спину на нас самих - так сразу исчезают всякие ограничения, мы готовы плетями гнать на дармовой каторжный труд всех без исключения, а как самим облагодетельствовать кого-нибудь - начинаем лицеприятно-избирательно выискивать достойных и недостойных , потому что никто ничего не хочет сам делать, но пытается другого заставить делать всю грязную работу за себя, а разрушать все конечно проще всего! И вот на костях этого маленького скелетика, миллионов таких скелетиков, будет строиться наш рай . Нет, ежели бы нам и удалось построить этот рай , на этих скелетиках, я такого рая не хочу.

Нужен ли нам великолепный дворец - если его будут строить сотни закованных в кандалы рабов? - не гуманнее ли отказаться от такой роскоши, достающейся такой бесчеловечной ценой нужно ли благополучие избранных - поддерживающееся за счет злополучия и слез всех прочих обделенных? нужно ли нам такое светлое будущее - если путь к нему устлан кровавыми следами, и если на его алтарь будут насильно беззастенчиво положены миллионы невинных обманутых жертв? разве наше счастье - сможет построиться на костях и крови невинно умученных? Они предпочитают всё крушить да ломать, гоняясь за некими неопределенными химерами, - вместо того чтобы научиться благоустраивать уже имеющееся. Увлеченные призрачными, туманными всполохами неясных прельстительно-честолюбивых целей далеко-манящих горизонтов, заманчиво-пленительных обманчивых миражей-идеалов, в багрово-кровавом мареве разожженного пожара тщеславных разгоряченно-распаляемых амбиций, - с желанием положить на алтарь своих кумиров во имя якобы грядущего светлого будущего - с е г о д н я ш н е е счастье наших ближних, такое хрупкое и уязвимое, которое как раз и надо более всего хранить и о б е р е г а т ь как зеницу ока, ибо раз навсегда утратив и разрушив его, обратно восстановить и вернуть - трудно, практически невозможно, ибо уже некому и поздно, время потеряно, самих людей уже с нами больше нет, и сколько людей единогласно скажут не надо нам земного рая, верните тех кого мы любили и которых теперь нет в живых, без них нам жизнь не мила! - загубив маленькое счастье отдельных людей, мы погубим и нечто целое, составленное из них и вмещающее их, в обществе. Некогда, Ф.М. Достоевский поставил вопрос а найдется ли оправдание такому миру, нашему счастью , всеобщему благоденствию , если во имя этого, будет пролита хотя бы одна слезинка невинного ребенка? И сам ответил - слезинка эта не оправдает ни один прогресс, ни одну войну.

Она всегда перевесит. И компромисса тут быть не может. И это трагедия - то, что руководители всегда считают, что, оправдываясь мыслью лес рубят - щепки летят невинные всегда будут задеты невозможно обойтись без жертв , - даже когда невинных окажется преобладающее большинство, причем мы сами предпочтем быть не в их числе, и ни один из нас не желает представить себя в роли этих щепок , надеясь успеть для себя уютное местечко в вертухаях достать, щепки, винтики - вот кто они для всех нас, никак не ж и в ы е л ю д и! Люди как щепки, солома, хворост - бросаемый в разожженный безумный огонь в жертву чьих-то непомерных политических амбиций. Все равно, что радоваться тому, что попавшему под поезд человеку ногу не целиком отрезало, а только до колена однако ногу-то обратно не пришьешь, а машинисту, сидящему в кабине этого абстрактного поезда вообще откровенно наплевать на тех, по кому он проехался, у него впереди широкий путь к чаемому светлому будущему ! И дико наблюдать, как это многие лихо рассуждают об исторической необходимости якобы , а когда бы их, рассуждающих под это колесо? - никто на себя не примеряет, и любят вовсе отвлечёнными категориями мыслить, а не живых людей представлять, их судьбы искалеченные.

Страдания других людей для них являются мелочью, не заслуживающей внимания - лишь бы в итоге выгоды получить себе побольше. Для нас чужие слезы - оказываются пустячным моментом, посторонней м е л о ч ь ю на которую даже не стоит отвлекаться на пути к вечноманящей и вечнонедостижимой цели если каждый человек в обществе, перед любым своим шагом или действием, прежде заглянет в свою душу, осознает собственную ответственность друг перед другом, сверится с голосом совести, начнет руководствоваться не только расчетом и выгодой, но и м и л о с т и в ы м сердцем, ищущим выгоды не для себя, но как лучше удобнее будет другим VI О СОБОРНЫХ ОБЩИНАХ - В НИХ ОБРАЗЕЦ ПОДЛИННЫХ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ, ПРОНИКНУТЫХ ЧУВСТВОМ СЕМЕЙНОСТИ, СЕМЕЙНОГО ЕДИНЕНИЯ, СОУЧАСТИЯ, БРАТСКОЙ ВЗАИМОПОДДЕРЖКИ, ИБО СЕМЕЙНОЕ СЧАСТЬЕ - ВСЕГДА СОБОРНО, ПОДОБНАЯ СОБОРНОСТЬ - ЭТО СИМФОНИЯ ПРАВЕДНЫХ ДУШ, СОПРИЧАСТНЫХ РАВНОАНГЕЛЬСКОМУ ОБРАЗУ, ЧЕРЕЗ НЕОСУЖДЕНИЕ УМЕНИЕМ В БЛИЖНЕМ - РАЗЛИЧАТЬ И УВИДЕТЬ ОТРАЖЕНИЕ ЧИСТОТЫ СОБСТВЕННОЙ ДУШИ Т. Е. НАМ ОТКРЫТЫ В ДРУГИХ ЛЮДЯХ ЛИШЬ ТЕ КАЧЕСТВА ИХ ХАРАКТЕРА, КОТОРЫЕ ПРИСУТСТВУЮТ И В НАС САМИХ, ЕСЛИ МЫ ЗАМЕЧАЕМ В БЛИЖНИХ ТОЛЬКО ОДНИ ИХ НЕДОСТАТКИ И ПОРОКИ, ТО НАСТОЛЬКО МЫ САМИ УТРАТИЛИ СПОСОБНОСТЬ СОЗЕРЦАТЬ ПРЕКРАСНОЕ В НАС НАПРОЧЬ ОТСУТСТВУЕТ СПЛОЧАЮЩЕЕ ЧУВСТВО ВСЕЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БРАТСТВА , ВЕДЬ ЕСЛИ ДАЖЕ СОБАК ЛАСКОВО НАЗЫВАЕМ БРАТЬЯМИ НАШИМИ МЕНЬШИМИ , ТО ПОЧЕМУ ЖЕ В ЭТОМ ЛЮБЕЗНОМ ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ОТНОШЕНИИ ОТКАЗЫВАЕМ БЕЗДОМНЫМ СОБРАТЬЯМ НАШИМ БЛИЖНИМ, ПОПАВШИМ В БЕДУ? - ПРИЗНАВ В НИХ НЕ ВСЕМИ ОТВЕРЖЕННЫХ НЕГОДНЫХ СЛАБАКОВ , А - СРОДНИ СВОИМ ЗАБЛУДШИМ ДРУЗЬЯМ ИЛИ ОСТУПИВШИМСЯ СОБРАТЬЯМ! Счастье - всегда с о б о р н о, как результат плода обоюдно свободного взаимоотречения к а ж д о г о ради блага ближнего, он любит - будучи сам кем-то любим где неотчужденная самодостаточность каждого достигается только через причастность благу о б щ н о с т и, где о б щ е е благо - тождественно благу с о б с т в е н н о м у в безусловном и довершенном блаженстве любящих и любимых. Когда и х благо - воспринимаем за н а ш е совокупное благо тоже мы сами преисполняемся чистой независтливой радостью - видя других радостными, счастливыми и благополучными и лишь поскольку мы интенциональны, постольку мы и экзистенциальны лишь в той мере, в какой человек духовно соприсутствует чему-то или кому-то, духовной или иной сущности, лишь в меру такого соприсутствия человек соприсутствует самому себе Виктор Франкл .

Познание ближнего неотделимо от позиции отказа от обладания, это не похоже и на взаимовыгодную кооперацию или технически расчетливое сотрудничество, не сугубо утилитарной взаимовыгодностью, но бескорыстной в з а и м н о й самоотдачей. Чистейшая любовь c a r i t a s - есть в духе п о з н а н и е возлюбленного нами, осуществляемое во взаимовосприятии образа личности и её бытия как такового, вмещая во всей полноте, покрывая всю целиком, безусловно и непосредственно без изъятия, в этом взаимопроникающем взгляде полнота любви нерастворимо вмещает и сберегает в себе полноту образа другого, в которой благожелать счастья ближнему - равносильно желанию его для самих себя т. е. не завидовать, а благословлять и со-радоваться чужому счастью, если оно заслуженное или даже саму жизнь ближнего - ценить гораздо более нежели свою собственную жизнь преисполненная доброты, как бы льющейся чрез край ради заинтересованности во благе ближнего - любви свойственен некий п р е и з б ы т о к, неиссякаемый источник, бьющий через край в порыве самоотвержения, как следствие её внутреннего духовного богатства, преизобильного великодушия, которым она жаждет поделиться со всеми другими, наполнить содержанием, всегда шире разливаясь и всё объемля В котором некогда обособленные, отделенные и отчужденные любящие обретают совместно довершенную п о л н о т у, через любовь-сродство, соделывающей некогда чужого-постороннего человека - б л и з к и м и р о д н ы м, подобно единокровному брату, направленной открытостью к другому, присутствующему в качестве образа в памяти нашего сердца и где каждый - словно ж и в е т д р у г и м, наполнен им, охватывает и покрывает его любовью, видит в заботе о нем содержание и смысл своей жизни где любящие любят не что-то друг в друге, не за те или иные свойства, качества, черты, проявления, а именно личности людей как таковых где они отдают себя друг другу, взаимно одаривают собою, бескорыстно отрекаются от себя в пользу другого, и тем самым - о б р е т а ю т себя в другом, состоятся как р а с к р ы в ш и е с я личности подобно некогда изолированно-отчужденно разведенным меж собою половинкам, с присущим им своеобразием сохраненной самобытной полноты, по двум полюсам полушарий или долькам - если во множестве , и воссоединяющихся вновь восстанавливая нарушенную совершенную гармонию в целое сферы-шара для взаимовключающего духовного единства каждого из любящих, и потому - с в о б о д н ы х назовем это духовным пространством, чем-то неизмеримо большим, чем они сами, где они ощущая себя едиными друг с другом обретают личностно-экзистенциальную свободу . Бог создал нас, чтобы мы любили Его и друг друга. Один из главных ключей к счастью - любить других и заботиться о них. Любовь дает чувство удовлетворения и самореализации, а человек, который не любит, не будет доволен жизнью любовь помогает прожить жизнь, наполненную смыслом, и обогатить жизнь людей вокруг нас. Наиболее фундаментальный вид любви, составляющий основу всех типов любви, это братская любовь - безоговорочная и безусловная.

Под ней я разумею ответственность, заботу, уважение, знание какого-либо другого человеческого существа, желание продлить его жизнь. Об этом виде любви идет речь в Библии, когда говорится возлюби ближнего своего, как самого себя . Братская любовь это любовь ко всем человеческим существам ее характеризует полное отсутствие предпочтения. Если я развил в себе способность любви, я не могу не любить своих братьев. В братской любви наличествует переживание единства со всеми людьми, человеческой солидарности, человеческого единения.

Братская любовь основывается на чувстве, что все мы - одно. Различия в талантах, образовании, знании не принимаются в расчет, главное здесь - идентичность человеческой сущности, общей всем людям. Чтобы испытать чувство идентичности, необходимо проникнуть вглубь - от периферии к центру. Если я постиг другого человека лишь поверхностно, я постиг только различия, которые разделяют нас. Если я проник в суть, я постиг нашу идентичность, факт нашего братства.

Братская любовь это любовь между равными но даже равные не всегда равны . Как люди, все мы нуждаемся в помощи. Сегодня я, завтра ты. Но потребность в помощи не означает, что одни беспомощен, а другой всесилен. Беспомощность это временное состояние способность обходиться собственными силами это постоянное и общее состояние. И все же любовь к беспомощному человеку, любовь к бедному и чужому это начало братской любви.

Нет достижения в том, чтобы любить человека одной с тобой крови. Животные любят своих детенышей и заботятся о них. Беспомощный любит своего господина, так как от того зависит его жизнь, ребенок любит своих родителей, так как он нуждается в них. Любовь, безоговорочная и безусловная, начинает проявляться, только когда мы любим тех, кого не можем использовать в своих целях. Примечательно, что в Ветхом Завете центральный объект человеческой любви - бедняк, чужак, вдова и сирота, и в конце концов национальный враг - египтянин и эдомитянин. Испытывая сострадание к беспомощному существу, человек учится любить и своего брата любя себя самого, он также любит того, кто нуждается в помощи, слабое, незащищенное человеческое существо.

Сострадание включает элемент знания и идентификации. Вы знаете душу чужого, - говорится в Ветхом Завете, - потому что сами были чужаками в земле Египта поэтому любите чужого! Эрих Фромм . Нас согревает тепло наших связей - поэтому мы победители. Наша общность для нас уже ощутима. Чтобы сплотиться в ней, нам, разумеется, предстоит найти для нее словесное выражение. Но это уже потребует усилий сознания и языка. Однако, чтобы сохранить в неприкосновенности основу нашей общности, мы должны быть глухи к шантажу, к полемике, к то и дело меняющимся словесным ловушкам.

И прежде всего мы не должны отрекаться от того, что неотделимо от нас Антуан де Сент-Экзюпери . Как пишет свящ. Павел Флоренский с прибавл. Быть любимым значит быть ценимым самому чрез себя, т. е. быть ценимым не по каким-нибудь внешним для самого любимого причинам, а именно из-за него самого таким образом филия есть склонность, глубже поверхностно моральной оценки, непосредственно соединенная с самим любимым лицом и вызванная близкой совместной жизнью и единством, а не с какими-то со стороны взвешиваемыми, оцениваемыми или рассчитываемыми его признаками, качествами и свойствами, которые несколько безличны и абстрактны филия относится к внутренней проникновенности, раскрытию души другого и близости, а не к аффективной, чувственной и патологической . В филии , в таинстве завета Дружбы , можно отметить следующие черты 1 непосредственность происхождения, основанного на личном соприкосновении и обхождении, но не обусловленного одними лишь органическими связями, - естественность и искренность 2 проникновенность в самого человека, а не только сухая оценка его внешних качеств 3 тихий, задушевный, не рассудочный характер чувства, сострадательное отдание себя для и ради него, но в то же время и не страстный, не импульсивный, не безудержный, не слепой и не бурный, - не как непостоянно-случайный порыв, но как определение принципа всей жизненной деятельности в целом, пронизанной этой жертвенностью 4 личная близость и, при том, внутренняя, тесно-неразрывная духовная связь, внутреннее признание, личное прозрение, приязнь. Дружба дает человеку самопознание, она открывает где и как надо работать над собою. Но эта прозрачность Я для себя самого достигается лишь в жизненном взаимодействии любящих личностей.

Вместе дружбы - источник её силы. Этим скрепом бывает восприятие друг друга в свете идеи о целом обществе, и тогда уже не единичный индивидуум, сам по себе, а всё общество, проецируемое на личность, является объектом любви т. е. от поддержания заботы об одном человеке - тем самым зависит благополучие и всего общества в совокупном целом, - Прим. Авт. . Даже об общинной жизни св. Игнатий Богоносец, указывал на таинственную, чудотворную силу, получаемую христианами от жизни вместе со-трудитесь друг другу, со-старайтесь, со-бегите, со-страдайте, со-отдыхайте, со-бодрствуйте, как Божьи домоправители и гости и слуги. Надо жить общею жизнью, надо будничную жизнь просветить и пронизать близостью, даже внешнею, телесною выражением милости . И такое крупно-житие Церковью считалось и считается столь непреложно-необходимым, столь существенно связанным с лучшим в жизни, что даже над усопшим мы слышим Ея голос Се что добро, что красно еже жити братии вкупе. Даже тогда, когда покончены все счеты с жизнью, даже тогда вспоминается, - со жгучим желанием, - о совместной жизни, об идеале дружбы.

Нет ничего уже, - нет самой жизни! Но, все же, остается тоска по дружескому общению. Не следует ли отсюда, что дружба-то и составляет последнее слово собственно-человеческой стихии христианства, вершину человечности? Пока человек остается человеком, он ищет дружбы. Идеал дружбы - не врожден человеку, а априорен для него это - конститутивный элемент его естества. Одиночество - страшное слово быть без друга таинственным образом соприкасается с быть вне Бога , тут - предел скорби, тут - какой-то нравственный обморок. Лишение друга - это род смерти, как вопиет душа св. царя-пророка Давида Господи, Боже спасения моего!

Душа моя насытилась бедствиями, и жизнь моя приблизилась к преисподней. Я сравнялся с нисходящими в могилу я стал, как человек без силы между мертвыми брошенный, как убитые, лежащие во гробе. Ты положил меня в ров преисподний, во мрак, в бездну Ты удалил от меня друга и искренняго знакомых моих не видно! См. Пс. 87 Иоанн Златоуст даже истолковывает всю христианскую любовь, как таинство дружбы. Дружба - дело жизни и её призвание каждому из нас, а не нечто мимолетное или случайное.

В самопожертвовании ап. Павла, в готовности его и в геенну броситься ради любимых, он видит пламенную любовь дружбы. В отсутствии такой дружбы он усматривает грех человечества и источник всех бедствий и даже ересей. Св. Климент Александрийский говорит Господь не сказал дай или доставь и только, без сверх того , или благодетельствуй, или помоги и на этом остановись , нет, - но сделайся другом, потому что дружба выражается не в одном даянии, но в полном самопожертвовании и продолжительном сожительстве, ибо друга себе приобрести можно не единовременной щедротой, а долговременным общением Вот это истинные воины и стражи верные друзья ни один из них для нас не лишний, ни один не бесполезен. Один тебе здоровье может испросить у Бога, другой тебя утешать во время страданий, третий сострадательно плакать и о тебе вздыхать к Господу всего, четвертый вещам спасительным тебя научит, пятый прямодушно тебе напомянуть, иной от благорасположенности посоветовать, а все могут тебя поистине бесхитростно, бесстрашно, нелицемерно, без лести и притворства любить. О сладкое служение людей, состоящих истинными другим друзьями!

О, сколь счастливы своими расположениями те, кои уверенность питают! Сколь чиста верность тех, кои Бога одного страшатся! Какой истинностью проникнуты слова тех, кто лгать не может! Какая красота в действиях тех, кои уверены, что Богу служат, что Бога умилостивляют. Богу угождают, не плотскому человеку служат, проникаясь нечистою к нему любовью, а внутреннему духовному человеку, живущему в них Царю вечности!

Быть вместе, со-пребывать требуется в общинной, приходской жизни Где двое или трое собраны во Имя Мое, - там Я есмь посреди них! См. Мф. 18 19 , - Он посреди них, как душа посреди каждого члена одушевляемого ею тела, двое или трое есть нечто по существу более многознаменательное и могучее, победу самости и единодушие в симфонии двух , есть нечто качественно-высшее, нежели один , хотя именно христианство же создало идею абсолютной ценности отдельной личности абсолютно-ценною полноценною личность может быть не иначе как в абсолютно-ценном общении, хотя нельзя сказать, чтобы личность была первее общения, или общение - первее личности. Но тем более это со- относится к дружеской жизни, где конкретная близость имеет особую силу, и тут это со- получает гносеологическое значение. Это со- разумеемое как каждодневное взаимное несение тягостей друг друга Гал. 6,2 , как взаимное послушание, со-прощение и со-служение смиривших себя друг перед другом, есть и жизненный нерв дружбы и крест её.

Каждый из друзей безропотно смиряется пред своим спутником жизни, как слуга перед господином тут вполне оправдывается пословица у кого спутник, у того - и господин . В этом-то и лежит послушание дружбы, несение креста Друга своего. Выражается эта беспредельность дружбы, по преимуществу, - в ношении немощей друга своего, - до беспредельности во взаимном терпении, во взаимном прощении. Друг - верный товарищ, верный до конца и во всем, истинный друг познается лишь в несчастии, поэтому испытывать друзей есть знак недоверия и недостатка дружбы ибо другу должно принадлежать высшее доверие и высшее прощение, - высшее доверие, какое можно оказать человеку, это, несмотря на худые суждения о нем, несмотря на явные факты, свидетельствующие против него, несмотря на всю действительность, говорящую против него, всё же верить в него, т. е. принимать на вид лишь суждение его собственной совести, его собственные слова, - а высшее прощение в том, чтобы и это приняв, вести себя так, как если бы не было ничего, забыть о происшедшем. Ап. Петр вопрошает Господа Сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семижды ли?

Мф. 12 21 , т. е. желает знать норму и границу прощения. Но это до семижды , этот предел прощения именно и указывал бы на плотскую ограниченность прощающего грех против него, на отсутствие в нем истинной духовной любви, - было бы лишь видоизменением самости. Вот почему Господь отвечает апостолу Не говорю тебе До семижды, но - до семижды семидесяти раз Мф. 18 22 , т. е. без какой-либо ограничительности, без конца, всецелостно и всемилостиво. Таким образом, чтобы осудить человека за грех против судящего, необходимо встать на высоту не человеческую, а божескую, необходимо ведать тайны Божии осуждение заключалось бы в исполнении воли Божией, но ведать тайны Царства можно лишь в полной любви, доходящей у друзей в братском содружестве до симфонии во всем эта симфония теперь не может быть осуществлена человеческими усилиями, но лишь осуществляется, - в бесконечном смирении пред другом своим, в прощении греха против себя до семижды семидесяти раз .

В области простого со-работничества, простого товарищества Друг делается величиною большею по своей ценности, нежели последняя того эмпирически стоит. Помощь Друга приобретает таинственный и любезный сердцу оттенок выгода от него делается святынею. Эмпирическое дружбы перерастает себя, упирается в небо и врастает корнями в земные, ниже-эмпирические недра. Таковы антиномичные двоицы агапэ-филия Благой Вести равномерная любовь ко всем и к каждому в их единстве - сосредоточенная в один фокус любовь к некоторым, даже к одному в его выделении из общего единства явность пред всеми, открытость со всеми - сокровенная личная тайна некоторых величайший демократизм - строжайший аристократизм безусловно все - избранные и из избранных избраннейшие все равны в христианской общине, и, в то же время, вся филически-дружественная структура братской агапической общины иерархична и филархична, иерархия же основана на взаимном уважении и благоговейном почтении, на со-служении друг другу, если хочешь быть первым - будь последним, стань для всех слугою Мк. 10 43 , ибо многие же будут первые последними, и последние первыми Мк.

10 31 и т.д. проповедуйте Евангелие всей твари Мк. 16 15, ср. Кол. 1 23 - не давайте святыни псам и не мечите бисера перед свиньями Мф. 7 6 . Однако, для христианина всякий человек - ближний, но вовсе не всякий - друг и враг, и ненавистник, и клеветник - всё же ближний, но даже и любящий - не всегда друг, ибо отношения дружбы глубоко индивидуальны и исключительны, хотя это и не отрицает дружелюбного, благожелательного, любезного отношения ко всем. Чем ярче и красочнее раскрывшийся цветок души , тем очевиднее, тем бесспорнее антиномичность двух сторон любви, их двойственная сопряженность личного и общественного чтобы жить в среде братии ближних , надо иметь Друга, хотя бы далекого чтобы иметь Друга, надо жить в среде братии ближних , по крайней мере быть с ними духом, помнить и молиться о них. В самом деле, чтобы ко всем относиться, как к самому себе, надо хоть в одном видеть себя, осязать самого себя, необходимо воспринимать в этом одном уже осуществленную хотя бы и частично победу над самостью.

Таким одним и является Друг, глубочайше агапическая любовь к которому есть следствие, побуждение и источник филической филантропической любви ко всем братьям ближним . Продолжение далее словами свят. Иоанна Златоуста Бог повелел нам это со своей стороны, мы вас столько любим, что, если бы нужно было, отдали бы вам даже свои души. Так-то должен любить истинно любящий. Он не откажет даже в своей душе, если бы у него потребовали ее и если бы это было возможно. Но что я говорю потребовали? Он сам вызовется на такое пожертвование. Ничего, подлинно ничего не может быть сладостнее такой любви.

Для нее ничто не представляется прискорбным. Верный друг поистине - услада жизни. Верный друг поистине - твердый покров. Чего, в самом деле, не сделал бы искренний друг? Какого не доставил бы он удовольствия? Какой пользы? Какой безопасности? Укажи ты на бесчисленные сокровища, и все это - ничто в сравнении с искренним другом. Но скажем прежде, сколько удовольствия заключает дружба в себе самой.

Взирающий на друга просветляется от радости, тает от удовольствия и соединяется с ним по душе каким-то особенным союзом, заключающим в себе неизъяснимое наслаждение. Он оживает духом и окрыляется даже при одном только воспоминании о нем. Я говорю о друзьях искренних, единодушных, готовых умереть друг за друга, горячо любящих друг друга. Не думайте опровергнуть мои слова, воображая себе обыкновенных приятелей, сообщников застольных, друзей по одному имени. Кто имеет такого друга, о каком говорю я, тот поймет мои слова.

Хотя бы он видел его каждый день, он не пресытится он желает ему того же, чего и себе самому. Я знал одного человека, который, призывая в молитве за друга святых Божиих мужей, молил их предстательствовать прежде за него, а потом уже за себя. Друг так мил, что даже места и времена становятся любезны от него. Как светлые тела разливают свет на окружающие предметы, так и друзья самим местам, в которых случалось им бывать, сообщают свою приятность. И часто бывает, что, посетив эти места без друзей, мы плачем, вспоминая о тех днях, в которые были здесь вместе, и рыдаем От друга можно без зазрения и просить услуги, и принимать услугу.

Когда они приказывают нам, мы им благодарны, - и скорбим, когда они стесняются. У нас нет ничего, что не принадлежало бы им. Часто, презирая все здешнее, мы однако не хотим расстаться с здешнею жизнью только ради них. Они вожделеннее нам самого света. Я говорю о друге искреннем. И не дивись этому. В самом деле, лучше для нас, чтобы солнце померкло, чем лишиться друзей лучше проводить жизнь во тьме, нежели жить без друзей. И я скажу, почему это. Многие, взирающие на солнце, находятся во тьме, а богатые друзьями никогда не бывают скорбны.

Я говорю о друзьях духовных, ничего не предпочитающих дружбе. Укажи даже на сладость меда, но и мед делается приторным а друг никогда, пока остается другом, напротив - любовь к нему более и более возрастает, между тем проистекающее из нее удовольствие никогда не производит пресыщения. Друг милее этой временной жизни. Потому-то многие по кончине друзей не желали более жить. С другом иной с удовольствием может жить и в ссылке а без друга и дома жить не захотел бы. С другом и бедность не тяжела, а без него в тягость и здоровье и богатство.

Имеющий друга имеет другого себя. Вот что значит дружба для этой жизни. А у Бога уготована ей такая великая награда, что и выразить нельзя. Он дает нам награду для того, чтобы мы любили друг друга Не говори мне о друзьях нынешних, потому что вместе со многим другим утрачено ныне и это благо но вспомни, что при Апостолах, - не говорю о первостоятелях, а о самих даже веровавших, - у всех, как сказано было одно сердце и одна душа и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее и каждому давалось, в чем кто имел нужду Деян. 4 32,35 . Тогда не было моего и твоего. Вот дружба, когда кто не почитает своего своим, но принадлежащим ближнему, а собственность ближнего считает чуждой для себя, - когда один так бережет жизнь другого, как свою собственную, а тот платит ему взаимно таким же расположением Любящий не желает ни повелевать, ни начальствовать но рад лучше сам находиться под начальством и принимать приказания. Он желает лучше благодетельствовать, нежели принимать благодеяния, потому что он любит и, следовательно, всегда находится в состоянии человека, как бы не удовлетворившего своему желанию.

Он не столько радуется, принимая благодеяние, сколько делая благодеяние, потому что желает лучше обязать другого, нежели быть обязанным ему, лучше же сказать - хочет и быть обязанным ему и его иметь своим должником взаимной доброты . Он и хочет благодетельствовать и не хочет показать, что благодетельствует, но представляет себя как бы должником другого. Он хочет и начать благодеяние и не казаться начинающим, а только как бы платящим за одолжение. Так и Бог поступил с людьми, когда Он восхотел даровать за нас Сына Своего По А.С. Хомякову - л ю б о в ь и только она, определяет собой настоящую общинную соборность в этом общении любви, человек находит самого себя, но себя не в бессилии своего духовного одиночества, а в силе своего духовного, искреннего единения со своими братьями но эта соборность, должна быть свободной, тождество единства и свободы, проявляемое в законе духовной любви как совпадение религиозного, нравственного и социального начал е д и н с т в о которой обнаруживается в раскрытии п о л и ф о н и и ж и з н и вселенной, во всём м н о г о о б р а з и и и уникальном своеобразии составляющих ее индивидов, при сохранении благоговейных и почтительно-икономичных отношений иерархично-организованной подчиненности и соподчиненности, с уважением достоинства к а ж д о г о, бескорыстно восполняя один - нужды другого, что приводит к совершенному братолюбию в завершении т. е. снисходя к немощам, прощая прегрешения ближних ради соборной пользы в согласии любви и истины, имеющей цель спасать человека, а не отталкивать если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших Мф.

6 15 . Открытый мир - это радуга, оркестр, а не казарма как и в оркестре - люди разных национальностей, и если бы дирижер взялся бы решать, какая национальность выше, музыкальнее, талантливее - это тут же уничтожило бы оркестр. Настоящая красота - во радужно-пестром разнообразии и своеобразии, а не уныло-серой однотипности форм, и в которой каждый неповторим и по-своему прекрасен, ибо все без исключения достойны любви, чтобы любить и быть любимыми. Соборное единство образует жизненное содержание самой личности. Оно не есть для нее внешняя среда, предметно воспринимаемая и стоящая в отношении внешнего взаимодействия с личностью оно не есть объект отвлеченно-предметного познания и утилитарно-практического отношения, а - как бы духовное питание, которым внутренне живет личность, ее богатство, ее личное достояние. Всякое умаление действия соборности, всякий отрыв от нее испытывается личностью как умаление, обеднение ее самой, как лишение.

Идет ли речь об одиночном заключении, физически отрывающем личность от общения с ближними, или о разрыве с другом или любимым человеком, или об отверженности отлученного от Церкви, от семьи, от национального союза, или об одиночестве мыслителя и провозвестника новых идей и идеалов - всюду отрешенность от соборного единства испытывается как тягостное умаление полноты личной жизни, именно ее внутреннего содержания, от богатства которого зависят расцвет и полнота самой жизни личности. В конце концов, она лучше всего выражается в одном простом слове личность и целое, как и отдельные личности, связаны между собой о т н о ш е н и е м л ю б в и. Любовь есть именно название для той связи, в которой объект отношения, будучи вне нас, есть вместе с тем наше достояние, в которой отдающий себя внутренне обогащает самого себя По словам С.Л. Франка . Нельзя быть эгоистически самоизолированно счастливыми в одиночку ведь даже алкоголикам нужна компания или игрокам - партия, команда , не бывает полноты счастья без и вне тех, кого мы можем любить, преизбыток нашего счастья - требует присутствия рядом и других людей, с кеми можно бескорыстно и щедро поделиться чем-то полезным и хорошим когда ты любим и взаимно любишь, и когда любящие друг друга рядом когда желаем поделиться с ними преисполняющей нас радостью счастье - когда к а ж д ы й желает блага каждому, где все со-радуются друг за друга и вместе за всё благодарят когда мы можем со-участливо разделить, стать частью его благости со всеми остальными, с теми, кто рядом с нами малое л и ч н о е счастье - обретается в с о б о р н о с т и подобно общей семье , состоящей из множества кусочков-частей взаимной любви и близких доверительных отношений, разделенных в единении сердец с другими с о б р а т ь я м и, со-членами, подобно реалиям взаимоопределяемым друг через друга в согласии и единстве, где к а ж д ы й помогает раскрыться личности д р у г о г о во всю меру роста см. Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них Мф.

18 20 . Любовь - это отдавать другим часть своего сердца, это потребность в дарах другого, радостное принятие этого человека таким к а к о в о н е с т ь и благодарность ему. Но такое реалистичное принятие непохожих на нас и любовь к другому иногда ужасно болезненны со всеми их недостатками и несовершенствами - Прим. Авт. . Бедный может быть полон тревоги, злобы и депрессии. Бедный зовет нас измениться и любить, а мы этого не всегда хотим. Часто бедный - это умственно отсталый человек, но, может быть, и кто-то из родителей или друзей.

Любой из нас в какой-то момент беден, слаб и терпит боль. Мы боимся этого из-за нашего эгоизма. Мы боимся быть связанными со слабым, дружить с ним, боимся взаимной зависимости - лучше мы будем свободными . Мы боимся верности и связи. Нам страшно позволить людям стать ближе к нам. Мы боимся боли и страданий, которые приносит любовь Жан Ванье . Общины собраны не по возрастному, интеллектуальному, профессиональному, национальному и проч. признаку, а только по тому, что нас вместе призвал Господь в любви служить Ему и друг другу.

Это глубинное духовное единение, в котором стираются социальные границы и нет больше различия между ученым и невеждой, господином и слугой, мужчиной и женщиной, государем и подданным, рабовладельцем и рабом, - позволяет разглядеть за навязанными обществом условностями социального статуса, неравного положения, физических и интеллектуальных различий и формальными масками - ж и в у ю д у ш у каждого человека, нечто человечески-доброе со всеми нас объединяющее, чему высшим подтверждением, реальным выражением совершенного идеала, могут служить следующие слова нет уже Иудея, ни язычника нет раба, ни свободного нет мужеского пола, ни женского ибо все вы одно во Христе Иисусе Гал. 3 28 . Соборность - есть свободное общение в любви, как образное единство многочисленных ч л е н о в в совокупном живом организме т е л а, в единении духа, в котором личность каждого входящего не только не умаляется, но ещё больше в полной мере раскрывается и очеловечивается, о б р е т а е т с а м у с е б я, причем не поодиночке, не в замкнутом на себя самоотчуждении, а через общение в дружестве любви - с другими себе подобными с о б р а т ь я м и, знакомство с другими служит наилучшим условием и средством знакомства с самим собой со своими дотоле скрытыми и неявными качествами, теневыми сторонами души, неожиданными проявлениями характера , не превозносясь и не уничижая других, в котором нет ненужных, лишних частей, но каждому отведено своё место и назначение, и где каждому можно быть таким каким он был послан в мир с определенной целью и предназначением - единственным и конкретным лишь для себя одного в гармонии содружества с другими, и где к а ж д ы й - заботится сам о себе и о каждом, - и где главное, это чтобы в нашем сердце нашлось достаточно места и широты великодушия для снисходительного понимания к нуждам и потребностям каждого, для взаимного прощения и приятия. Тут важно обратить внимание на два сопряженных момента только в соборном организме обретается возможность для свободного раскрытия подлинной личности человека, и одновременно соборность - необходимо подразумевает в себе единство живых л и ч н о с т е й соборность утверждается как подлинное всеединство личностей , совершенное равновесие и тождество личного и общецерковного начал, Церковь соборна в каждом из своих членов в полноте церковного общения исполняется соборное преображение личности последнее означает, что личное сознание возводится в план соборности и личность получает силу и способность выражать жизнь и сознание целого в творческом действии соборность есть телос конечная цель и смысл - Прим. Авт. личного сознания, который осуществляется в творческом развитии по Г.В. Флоровскому . Члены тела соборности - в мистическом отношении присущ ряд важных свойств и неких существенных черт живого духовного организма - Прим.

Авт. , которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее, и которые нам кажутся наименее благородными в теле, о тех более прилагаем попечения и неблагообразные наши более благовидно покрываются, а благообразные наши не имеют в том нужды. Но Бог так соразмерил тело, внушив о менее совершенном большее попечение, чтобы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге. Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены славится ли один член, с ним радуются все члены. И вы - тело Христово, а порознь - члены 1 Кор. 12 22-27 Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов Гал. 6 2 Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать.

Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию Рим. 15 1-2 Никто не ищи своего, но каждый пользы другого 1 Кор. 10 24 . Чудное бывает здесь явление единство во множестве и множество в единстве. Это - священнейшая трапеза. Или как в игре на гуслях, хотя звуки различны, но симфония одна, один и музыкант играющий на гуслях, так и здесь гусли, это - любовь звуки, это - происходящие от любви дружеские речи, производящие все вместе одну и ту же гармонию и симфонию музыкант, это - сила любви она издает сладостное пение. Я хотел бы, - если это возможно, - ввести тебя в такой город, где была бы одна душа ты увидел бы, какое там согласие, сладостнейшее всяких гуслей и всякой свирели, не издающее ни одного нестройного звука.

Это согласие не только укрощает страсти, но не попускает и восставать им, и производит великое молчание. Как на зрелище все в молчании слушают хор играющих, и не производят ни малейшего шума, так и у любящих друг друга, когда любовь поет песнь свою, все страсти усмиряются и успокаиваются, как звери обузданные и укрощенные а где вражда, там все напротив. Скажешь ли что-нибудь опрометчиво, никто не осуждает, но все извиняют сделаешь ли что-нибудь, никто не имеет подозрения, но оказывает великое снисхождение. Все готовы подать падающему руку помощи, все охотно стараются поднять его Свят. Иоанн Златоуст . Видение мира - это поиск могущества, величия, известности, повышения в должности, это стремление к значительности, к победе в общественном соревновании.

Вот почему в мире так много споров, соревнований и войн, так много страха, зависти, отвержения, агрессии и подавления все, каждая группа, хотят быть первыми, лучшими, самыми почетными. Напротив, духовность общин - это главным образом сострадание. Это призыв не идти вверх по лестнице успеха, а спуститься вниз и быть близко к тем, кто занимает последнее место. Это полная противоположность тому, чтобы стремиться к власти. Это служить и открывать блаженство умывать ноги людям, становиться слугами друг для друга, путем смиренного самоумаления становиться меньше, ближе к самым малым и слабым Жан Ванье .

Проф. В.И. Экземплярский пишет, что право частной собственности , отнюдь не священное в религиозном ключе, но лишь по-светски неприкосновенное , как оно осуществляется в испорченной грехопадением жизни людей, связанной с насилием к слабым и корыстной наживой, принципиально противоречит началу всеобъемлющей христианской любви, не знающей границ моего для другого право собственности возникает, поэтому, не на основе христианского братства людей, но на основе недостатка такого братолюбия, когда человек противополагает себя и свое другим. Христианская любовь, разрушающая эгоистические перегородки жизни, ставит идеалом своим не отобрание чужого, но свободное отдание своего на общую пользу. Ясно само по себе, что при таком отношении к началу личной собственности, идеалом устроения материальной стороны жизни членов христианской Церкви должно явиться общение имуществ на основе свободной братской любви по примеру жизни первохристианской общины. Св. Иоанн Златоуст пишет Только тогда ты оправдаешься, когда ничего не будешь иметь, когда ничем не будешь владеть а пока ты что-нибудь имеешь, то хотя бы ты дал тысячам людей, а остаются еще другие алчущие, нет тебе никакого оправдания . То же говорит и св. Василий Великий Кто любит ближнего как самого себя, тот ничего не имеет у себя излишнего перед ближним .

Евангельская вдова отдала все, что имела Но давайте представим, что все эти требования выполнены, представим, что все отдали всем все. Тогда результатом будет - христианская община, подобная первохристианской Иерусалимской общине, где торжествует принцип общения имуществ. Именно там реализуются упомянутые все, всем и всё . Отсюда следует, что христианский идеал любви к ближнему , во всей совершенной полноте, возможен исключительно лишь в Общине, основанной на с о б о р н ы х началах Потому-то и св. Иоанн Златоуст так высоко и превозносит эту общину, что она возникла закономерно, как логическое завершение заповеди Христовой о милостыне.

Потому-то так высоко превозносит святитель милостыню, что она является подлинным путем к совершенству, причем не только личному, но и общественному! Путь к которому идет не через бунт или смуту революции, а по святоотеческим заветам - через личную милостыню и добровольное возрастание в любви В отличие от материалистических учений, основанных на бесплодной слепой звериной агрессии, сеянии социальной междоусобной розни, воинственном захвате, стремлении к физическому принуждению и уничтожению - с бесшабашно-кровавыми дикарскими методами экспроприации , раскулачивания и продразверстки , с элементом ресентимента, навязыванием своей железной воли и тотальным порабощением кого-то под диктатуру своей власти и контроля, экстремистским насилием и нетерпимостью к расплывчатому образу вредителя- буржуя , который якобы во всём ответственен за наши собственные промахи и неудачи. И часто в которых, под воздействием этически низменных импульсов, воплощен ресентимент затаенной обиды происходящей от завистливой неприязни и мстительности проистекающих у слабых и ординарных людей из чувства собственной неполноценности, бессильной ненависти к благородным и превосходным как чувство скрытого возмущения, огрызательства, типичной установкой слабого против сильного ленивого бедного по отношению к богатству трудолюбивого воинствующего невежества по отношению к просвещающему знанию плевок хамской грубости по отношению к воспитанности и культурности безобразного по отношению к красоте, ему недостижимой больного, вырождающегося и увядающего по отношению к здоровью и цветущей молодости злобная зависть ничтожного по отношению к великому желание очернить, опошлить возвышенное, мнимым превосходством за счет побежденных Но здесь, напротив, на первый план выходит д о б р о в о л ь н о е бескорыстное служение, как л и ч н ы й выбор и подвиг, личная самоотдача всего себя служению Богу через заботу о ближнем Христианство - это прежде всего любовь, источником же приумножения богатства является не любовь, а противоположное начало - эгоизм, преизбыток частного богатства - это экспансия эгоизма человека за пределы своей природы, деление на богатых и бедных есть следствие социального устроения, или - в святоотеческой терминологии - отсутствия любви между людьми, а собственность богачей часто приобретается путем захвата, корысти, обмана и другой неправды. Т. е. самый факт разделения людей на богатых и бедных - не есть Божеский закон, и корыстно нажитое богатство не есть Божий дар человеку. Но такое разделение есть результат недостатка братской любви среди людей и обиды слабейших более сильными Соборность - есть некоторая з о л о т а я с е р е д и н а между обеими к р а й н о с т я м и 1 сплошного уравнивания по-стандарту , где утрачивается всякое индивидуальное своеобразие и 2 пропаганды нетерпимого превозношения, напыщенно-экстравагантной кичливости гордого превосходства одних над прочими, подчеркивающее, выпячивающее различия и недостатки, акцентируя негативные стороны, выискивая всюду опорочивающие и срамные места, очерняющие моменты, вплоть до клеветнического измышления ложных наветов, обособляющее и разъединяющее всех от каждого.

Ценность слов доверие , любовь , милосердие здесь переживаешь совсем по-другому, тут их глубина открывается по-настоящему в мире развивается индивидуализм, а здесь - соборность, общинность, когда все поддерживают друг друга и корабль плывет, и на этот корабль можно подбирать кого-то еще из убогих, обездоленных и несчастных Противоборство между я и мы свободой - как индивидуальной, так и коллективной свобода общественного самоопределения , или между деспотичным началом необузданной свободы и началом крайне-радикализованной солидарности , т. е. между 1 безграничной анархией, уничтожающей общественный порядок и вместе с ним и всякое личное человеческое бытие соотносительной лжи отвлеченного индивидуализма , - и 2 безграничным деспотизмом общественного единства , уничтожающим личность - а тем самым и общество ложь отвлеченного коллективизма , - существует постольку, поскольку между ними идет борьба за власть, за собственное бытие каждого из них оно сменяется согласованностью и гармоническим сотрудничеством, когда каждое из них воспринимает свое бытие как с л у ж е н и е, когда каждое творит не свою, а высшую волю т. е. начинает жить не эгоистически ради себя , но - ради блага Другого , взаимоподдержкой друг для друга - Прим. Авт. . Разрешение этой антиномии лежит, как мы уже знаем, ближайшим образом в начале соборности, как первичном единстве я и Мы , где оба начала не противостоят друг другу как независимые внешние инстанции, а как бы пронизывают друг друга и испытываются как внутренние, взаимно питающие друг друга силы. Единство Мы не противостоит здесь, как внешнее, трансцендентное начало, множественности, а имманентно присутствует в нем и изнутри ее объединяет, а это значит не только отдельный член единства, будучи неотделим от другого, тем самым неотделим от целого, не только я немыслимо вне объемлющего его единства Мы , но и наоборот единство Мы внутренне присутствует в каждом я , есть внутренняя основа его собственной жизни. Целое не только неразрывно объединяет части, но наличествует в каждой из своих частей. Поэтому эти две инстанции, единство целого и самостоятельность каждой его части, не конкурируют здесь между собой, не стесняют и не ограничивают одна другую.

В отличие от внешнего общественного единства, где власть целого нормирует и ограничивает свободу отдельных членов и где единство осуществляется в форме внешнего порядка, разграничения компетенций, прав и обязанностей отдельных частей, единство соборности есть свободная жизнь, как бы духовный капитал, питающий и обогащающий жизнь его членов, - тождественно подобная характеру действия Любви С.Л. Франк . Противостоящая замкнутому индивидуализму гордого я и также поголовному коллективизму толпы, утверждающему уравненное обезличенное мы в неотличимо-серой массе подневольно-порабощенного и всецело-поглощенного моральным диктатом внешнего авторитета будучи ни безличным, ни единоличным - но с о л и д а р н ы м, примирительным в обращении со всеми, милостиво снисходительным к немощам других, т. е. единодушным - в главных вопросах, а в вещах второстепенных - свободным по Блаж. Августину содружество и братство равноценных лиц, не умаляемых друг другом, умеющие видеть в каждом его особо подчеркнутую уникальность и своеобразие. Не только как согласие во мнениях и целях, общность интересов , не единение в отвлеченно-внешнем объекте, - но более того единение в субъекте, в ипостасности не согласие во взглядах на некие предметы и цели, а согласие в особой премирной и личной ипостасной природе своего собрания и себя самих, его членов надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные 1 Кор. 11 19 , стяжаемое личным духовным деланием во осуществление своей личной свободы при согласии и уважении личных свобод каждого, единое по духу, единое по корню своему, единое по своей мистической основе, испытываемое взаимной потребностью душ в нем - быть вместе рядом, служить укрепляющей опорой и поддержкой друг другу.

На уровне же человеческом, интеллектуальном, социальном - многообразное можно спорить, вразумлять и по-отечески обличать чужую неправду, но забывать о братстве, судить друг друга - нельзя . Только в ней преодолевается крайне-эгоцентричный индивидуализм, но вопреки надличностно-подавляющему принудительному коллективизму благоденствие системы которого - экспансивно, основано лишь на воле к власти , каждая личность не умаляется, а напротив - свободно раскрывается и возрастает до полноты своего бытия, реализации своего призвания самообретения - в онтологически-соборном единстве, осуществляемом в качестве универсального принципа на высшем, духовном уровне, на предельной целостной глубине исключающей всякое редукционистское обособление которого обретается совершенное взаимоединение, внутреннее взаимопонимание, связующее узами братской любви и духовного родства - со всеми прочими людьми как с о б р а т ь я м и в каждом человеке обнаруживая образ Божий . Узнать самого себя, это самое трудное и самое радостное, но самих себя своими силами мы не можем видеть поэтому, как при желании увидеть своё лицо мы смотримся в зеркало и видим его, так при желании познать самих себя мы можем познать себя, глядя на друга. Ведь друг, как мы говорим, - это второе я . Итак, если радостно знать самого себя, а знать себя невозможно без помощи друга, то самодовлеющий человек должен нуждаться в д р у ж б е, чтобы познать самого себя Аристотель . К этому соборному в о с п р и я т и ю пониманию жизни - можно лишь добровольно лично приобщиться, а не насильно навязать ибо как всё подлинно ж и в о е - неформализуемо и сверхрационально, его познание требует взгляда изнутри на собственном опыте, разделенном с опытом других людей, заключающем в себе с в и д е т е л ь с т в о перед лицом всего остального мира Вы - соль земли.

Вы - свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного Мф. 5 13-16 - о реальной возможности существования такой высоконравственной добродетельной жизни, извне же сущность останется неуловима и непостижима оно носит благодатный характер, единство по благодати Божией, а не по человеческому установлению А.С. Хомяков . Соборное целое, частью которого чувствует себя личность и которое вместе с тем образует жизненное содержание последней, должно быть столь же конкретно-индивидуально, как сама личность - т. е. быть напрямую связанным с Богом-Личностью, вне и без Которого оно не способно полноценно состояться - Прим. Авт. С.Л. Франк . Как вывод Ц е р к о в ь в сакральном прообразе Пресвятой Троицы , органически гармонично воплощающая и наиболее ярко выражающая всю полноту соборности, объединяет в себе свободу в Любви, и служит в качестве совершенного о б р а з ц а для всего остального общества, о п л о т у его нравственности как собирательное воплощение, объективация Добра, в духовном соборном разуме Церкви , - к примеру, брачно-семейное единство может выступать как малая церковь однако эмпирическая сфера социального бытия сама-по-себе не может быть описана посредством экклезиологического принципа соборности или проекцией какого-то его производного коррелата, - но она может устремляться и восходить к соборному бытию Церкви, и в своем восхождении благодатно ему причаствовать, пресуществляясь в нем и как с духовно-нравственным ориентиром и конститутивным содержанием, - с о о б р а з у я с ним всё своё наличное общественно-социальное устройство и формы, привнося в них принцип социальной гармонии, основанной на нравственных началах взаимной любви, взаимного принятия и ответственности, и обретая свой конечный смысл и завершающую цель, в этом реализуется п р и м а т д у х о в н о г о над всем прочим светским, в котором последнее освящается, преображается и облагораживается, наполняется новым возвышенным значением и смыслом.

Это не бегство от мира, а новый путь жизни в нем. В общине мы - сердцем к сердцу, мы интересны друг другу. Мы получаем и отдаем в каком-то смысле, мы - на равных. Мы ломаем наши барьеры, открываем наши сердца, мы служим друг другу. Мы действительно хотим понять друг друга. Наше общение основано на терпении, доброжелательности и взаимной терпимости, примирении, миротворчестве. Это - сострадание не осуждение, не оценивание, а прощение.

В общине мы зовем друг друга идти вперед. В общине мы открываем новое значение любви. Это не просто делать что-то для другого, это - открывать ему его ценность и красоту, его важность, драгоценность и уникальность. Мы все призваны к духовности гостеприимства и любви, которая признает нашу общность со всеми людьми необходимо принимать различия, признавать разные дары и нужды. Различия больше не могут угрожать нам, они - сокровище. Каждому члену общины нужно помогать расти соответственно с его особым призванием и служением, соответственно с дарами, данными ему и призванными служить всей общине.

Община - это почва, среда , в которой каждый может духовно расти и становиться более человечным. Она поддерживает людей и помогает им в их свободном личностном росте и основном выборе. Община - это место, где мы поддерживаем друг друга, делимся друг с другом, сопереживаем место праздника, боли и роста, место принадлежности и доверия друг другу, место, где мы постепенно открываем, что не страшно стать уязвимым, раскрыть свою душу место, где мы можем наконец быть самими собой, обрести второй родной кров. И только здесь мы открываем, как слабость, хрупкость и бессилие - становятся источником жизни для нас и наших друзей. Жизнь со слабыми открывает нам тайну общины, которая так не похожа на поиск могущества или главенства.

Бедные открывают нам новый мир любви, о котором мы, возможно, ничего не знали или отвергали его, считая пустой сентиментальностью и те кто был ранее презираем от мира, гоним, отвергнут, никому не нужен - заново обретает понимание своего подлинного достоинства пред любящим взором своих собратьев, находит исцеление застарелых ран своей души - Прим. Авт. Жан Ванье . Когда ты устраиваешь обед или ужин, не зови друзей твоих, ни братьев твоих, ни соседей богатых как бы и они тебя в ответ не позвали и не получил бы ты воздаяния. Но когда делаешь угощение, зови нищих, увечных, хромых, слепых и блажен будешь, что они не могут воздать тебе ибо воздастся тебе в воскресение праведных Лк. 14 12-14 . И даже ещё здесь, при этой земной жизни, идя путем проявления и раскрытия, развития заложенных в каждом человеке даров милосердной любви и добра, - мы получаем ответным благословением счастье ощутить тихое восхищение и окрыляющую нежную радость духовного возрождения, творческого перерождения и обновления нашей собственной души и души другого человека, переживание чистоты подлинной жертвенной любви и встречи сердцем к сердцу с Богом и с нашими ближними что позволяет сказать вместе такие слова и мы больше не пленники ни в мире неравенства, несправедливости, подавления, ненависти и войны, ни в мире депрессии можно вырваться из клетки страха, насилия, ненависти и разрушенных взаимоотношений, столь явных в нашем мире, - любовь возможна, община возможна Жан Ванье . Соборность - нашла своё практическое применение в общинной структуризации социума, на основе фундаментальных, базовых ценностей, как единственно возможной формы сохранения человеческой идентичности в условиях глобальной политической нестабильности и общественной атомизации, кроме того, общинность - это практическая деятельность, направленная на создание, развитие и укрепление колоритного своеобразия культурных и духовных традиций у различных народов, с элементами социальной, политической и экономической автономии, сплочения, самостоятельности и единства представителей различных народов, рас и культур, стремящихся к сохранению в чистоте своей этнокультурной идентичности, путём поддержания справедливости и нравственной чистоты, сохранением и передачей устоев и обычаев своих традиций, подобная национальная или монокультурная община семейного типа создает наиболее удобные условия для этого например, община коренных малочисленных народов выделенная как особый субъект права .

И более того, такая общинность, в соборном духе перерастает - любые национальные или классовые барьеры, являя собой совершенную форму толерантного мультикультуризма, с сохранением всех элементов автономных культур, включая их в себя, но не растворяя бесследно, наполняя и обогащая положительным взаимным влиянием друг на друга. Наглядный пример тому - сложившаяся религиозно-приходская община семей, независимо от пола, звания или возраста где нет ни Эллина, ни Иудея Кол. 3 11 , являющихся прихожанами одного и того же церковного храма или монастыря, и единых в молитвенном духе Неспособность человека утвердить в мире свою абсолютную идентичность достигает кульминации в смерти. Смерть становится трагической и неприемлемой только когда человек рассматривается как личность, и прежде всего - как ипостась и уникальная идентичность. Как событие биологическое смерть есть нечто естественное и желанное, поскольку только таким способом обеспечивается вечное продление жизни.

В природе личная идентичность обеспечивается деторождением, продолжением родителей в их детях. Но это не жизнь личностей, а жизнь видов, которую можно равным образом наблюдать и во всем животном мире, и которая направляется жесткими законами естественного отбора. Брак и деторождение, которые, как это только что было показано, лишь поставляют материал для смерти, не обеспечивают выживания личности в ее уникальной идентичности. Ведь если с их помощью бытие в конце концов и сохраняется как сущность или как вид человека, то для конкретной и уникальной идентичности - для личности здесь места не остается. В личности жизнь и любовь отождествляются, - личность не умирает только постольку, поскольку она любима и любит.

Вне общения любви личность теряет свою уникальность и становится существом, подобным другим существам, вещью без абсолютной идентичности , без имени , без лица. Умереть для личности - значит прекратить любить и быть любимой, утратить уникальность и неповторимость, в то время как жить - значит для нее сохранять уникальность своей ипостаси, которая на любви утверждается и ею поддерживается. Тайна личности как онтологического принципа или причины состоит в способности любви наделять нечто уникальностью, абсолютной идентичностью и именем. Этот смысл и несет в себе термин вечная жизнь , который по той же самой причине означает, что личность способна возвысить до личностной ценности и жизни даже неодушевленные объекты, превращая их в органичную часть отношений любви например, все творение может быть спасено благодаря его божественной рекапитуляции в отношениях любви Отца и Сына . И наоборот, осуждение на вечную смерть есть ни что иное как оставленность личности в ее превращении в вещь , в абсолютную безымянность, означаемые словами Христа не знаю вас Мф.

25 12 . Как раз против этого направляет свои усилия Церковь, когда поминает на Евхаристии имена Митр. Иоанн Зизиулас . Как выводимое следствие из вышеизложенного основополагающее онтологическое представление греческих Святых Отцов может быть кратко изложено следующим образом, - никакая сущность или природа не существуют без личности или ипостаси или способа существования никакая личность не существует без сущности или природы, но онтологическим началом или причиной бытия то есть тем, что делает предмет существующим является не сущность или природа, а личность или ипостась поэтому бытие коренится не в сущности, а в личности. И, например, если не существует Бога, не существует и личности и если человек сознательно отвергает личную веру в Бога - тем самым перестает верить в самобытную уникальность самого себя, сливаясь с общей безликой довлеющей массой , поэтому-то атеизм так удобно-популярен в тоталитарных сообществах конечно, хотя самоуверенность в своих физических силах и самонадеяние на земные цели остается, но при этом такой человек отказывает самому себе в надежде возможного существования более высшего-вечного для себя предназначения за пределом земной жизни Единственность, уникальность, присущие каждому человеку, определяют и смысл каждой отдельной жизни. Неповторим он сам, неповторимо то, что именно он может и должен сделать - в своем труде, в творчестве, в любви. Осознание такой незаменимости формирует чувство ответственности за свою жизнь, за то, чтобы прожить ее всю, до конца, высветить во всей полноте.

Человек, осознавший свою ответственность перед другим человеком или делом, именно на него возложенным, никогда не откажется от жизни. Он знает, зачем существует, и поэтому найдет в себе силы вытерпеть почти любое как Иными словами это способность понять человека в его сути, в его конкретности, в его уникальности и неповторимости, однако понять в нем не только его суть и конкретность, но и его ценность, его необходимость. Это и значит сказать ему да . И вновь оказывается, что абсолютно не правы те, кто утверждает, что любовь ослепляет не путать с ложным обольщением! - Прим. Авт. . Наоборот, истинная любовь дает зрение, она как раз делает человека зрячим. Ведь ценность другого человека, которую она позволяет увидеть и подчеркнуть, еще не является действительностью, а лишь простой возможностью тем, чего еще нет, но что находится лишь в становлении, что может стать и что должно стать.

Любви присуща когнитивная функция любовь интуитивна по своей сущности, ведь и она тоже усматривает то, чего еще нет, любовь видит и раскрывает возможную ценностную перспективу в любимом, она тоже своим духовным взором предвосхищает нечто, те еще не реализованные личностные возможности, которые кроются в любимом человеке Виктор Франкл . В резком, коренном и существенном отличие от случая бесследного растворения в подминающем под собой надличностном коллективе-толпе, где тотальная ценность коллективного угнетающе довлеет над сферой частно-личных ценностей здесь, в общинной или семейной жизни, напротив, каждый ближний настолько дорог и драгоценен в очах каждого, что все готовы совместными усилиями броситься и всё отдать ради спасения ближнего в беде ценность одного - совпадает и затрагивает интересы в с е х наша приобщенность к желанию того, являющегося объективным благом для ближнего, - тем самым как бы обнаруживает в нас и через нас с р о д с т в е н н у ю частицу, душевно сближающую и породняющую нас с теми кому мы помогаем не будет общего счастья, если хоть кто-то где-то несчастен, одинок и страдает, подобно заболевшему органу в едином теле Если бы у кого было сто овец, и одна из них заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдет ли искать заблудившуюся? и если случится найти её, то, истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о девяноста девяти незаблудившихся. Так, нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один из малых сих Мф. 18 12-14 . О б щ и н а подобна живительному райскому оазису в котором пребывает благорастворенный и радостотворный мир, где обретаем душевую тишину и отдохновение от шума мирской суеты в которой больше не нужно комплексовать из-за своей уязвимости, душевной чувствительной ранимости, и бояться что кто-нибудь нас злоумышленно глубоко оскорбит, заденет тонкие струны и ранит, - ибо мы как в родном доме окружены любящей и понимающей нас общинной с е м ь е й. Конкретным выражением соборного духа является братство.

Соборность снимает противопоставление коллектив - я . Всякое принужденное единство есть ложь, а принужденное послушание есть смерть. Такое единение может обуславливаться не каким-нибудь внешним принудительным законом, но исключительно внутренней природой существ, внутренним их, в желании и поиске взаимной гармонии-сообразованности интересов, - свободным влечением к Богу и друг ко другу, как обретаемое е д и н с т в о в реальности л ю б я щ и х, - а такое влечение и есть любовь. Чувство единства включает такие проявления, как взаимовыручка, человеколюбивое сострадание, общение, жертвенность, гостеприимство, ценность жизни каждого человека, в созвучном сонме любящих сердец, понимающих чувства, желания и потребности друг друга - с полуслова . Истинное, положительное всеединство такое, в котором единое существует не за счет всех или в ущерб им, а в пользу всех ложное, отрицательное единство подавляет или поглощает входящие в него элементы и само оказывается, таким образом, пустотою истинное единство сохраняет и усиливает свои элементы, осуществляясь в них как полнота бытия Вл.

С. Соловьев . По С.Л. Франку, это органически неразрывное единство Я и Ты , вырастающее из первичного глубинного единства Мы как в частной человеческой общине единой семьи , так и в более широком глобальном плане, - где каждый человек нам близок и дорог, единоприроден, в котором мы видим образ Божий , причем Мы не внешне я , а имманентно присутствует в каждом из них, т. е. соборное единство образует жизненное содержание самой каждой личности, входящей в него. Происходит как бы нерастворенно-неслиянная сближенность претворения друг во друге людей объединенных в любви, где каждый из них ощущает и относится к другому как к самому себе, сохраняя живую искренность, полнокровность, своё уникальное своеобразие самобытности, несводимой от одного человека к другому, являя глубинную красоту во всём её спектре многообразия подобно переливам красок радуги - различным в образах и в то же время неслиянно единым по-существу природе , качественно преображаясь в совершенном взаимодополняющем единстве, в котором каждому отведено своё особое место, согласно его призванию, склонностям и потребностям, неслиянная взаимообращенность указующая друг на друга, воспринимающая страдания и нужды другого человека как свои собственные претворяя в самом себе , жить освещаясь друг другом, в полноте общей взаимосоотнесенности, взаимооткрытости, взаимовосприятия, где каждое лицо устремлено обращено в самоотреченной любви, взаимоприятии и дружбе - навстречу к другому, принимает в себя чувства и интересы других личностей и - бескорыстно отдает, посвящает себя им такая любовь - бескорыстна, не требует возврата, если другому невмоготу, братски забывает о процентах здесь особо подчеркивается персональное и м я ведь важным условием вежливого общения с любимым - обращение к нему по имени, а не по номеру, кличке, по обобщенно-гендерной принадлежности или социально-классовой роли, и это не просто удобная формальность, дань обычаям, но - составляющее одну из существенных черт личности, определяющих её разумное бытие , данное средь множества похожих однородных людей именно каждому человеку, в самом его неповторимом и уникальном конкретном о б р а з е Тем дам Я в доме Моем и в стенах Моих место и имя лучшее дам им вечное имя, которое не истребится ср. Ис. 56,5 , и с тем, личность каждого неделима и неразложима по существу, существует сама по себе, для себя и соотнесенная в образах со множеством других себе подобных она не может быть объяснена чем-то внешним и внедуховным, может быть обусловлена чем-то, не будучи этим детерминированной, невмещаемая, непоглощаемая и необъемлемая ничем иным посторонним, несводимая ни к чему иному, личное своеобразие каждого индивида радикальным образом внепонятийно выше, превосходнее, полнее, тоньше и глубже окостенелых грубых чаще всего ограниченно-узких формул-схем, каких-либо неполных характеристик, пробующих обозначить и выразить её суть, предикатов лишь приблизительно очерчивающих и обрамляющих общий контур превосходящего внепонятийного, не проникая далее вглубь личной реальности, ускользающе-неуловимой от них, остающейся сокровенно-недоступной в сущностных недрах неопределимо-невыразимого, - все их этико-психологические понятия суть частичные и поверхностные аспекты, не всегда адекватные проработки, неполные по краткой односторонности ответы на этот главный по существу неисчерпаемый вопрос о ней нераспадаемая и нерастворимая в чем-либо, самобытная, самоценная, неуравниваемая ни с какой другой реальность, открывающая ему его новое значение в себе - что-то настолько неповторимое, чего не могут задеть ни возраст, ни дряхлость, ни старость со всей ее силой разрушения, эта ценность которая превосходит всё временное, это тот о б р а з остающийся в долгой памяти даже после их смерти и каждый в своём бытии-образе на свой лад единственен, незаменим, драгоценен, неисчерпаем, вселенски неповторим, в своей непохожести на кого-либо ещё, несравненен, каждый по-особому трогателен и мил, необыкновенен, определенен, различим и узнаваем, первый и последний, и не будет никогда на земле другого, способного заменить собой его своеобразную уникальность, идентичность в тождестве с самим собой и непохожести на других, выявляющую и отмечающую каждого из общего ряда себе подобных как цветы каждый прекрасен по-своему, или подобно рассыпанному бисеру сверкающих звезд, сияющих каждая по-особенному и разнящихся во славе , - вот это необходимое уважение к живому, индивидуальному, конкретному, к историческому лицу, с его погрешностями, но и с его правдой, с борением, страданием и счастьем Абсолютное воплощение соборности - сияет неизреченно в бесконечной предвечной красоте и безначально-всеблаженной совершенной славе созерцаемой во образе П р е с в я т о й Т р о и ц ы. Агапическая любовь открывает, что всякий человек - и прежде всего человек страдающий - есть таинство Христа, другой Христос , по слову Иоанна Златоуста. Человек - это экзистенция-в-отношении, по образу Божественного Три-Единства Оливье Клеман .

VII НРАВСТВЕННОСТЬ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ - ДВА АСПЕКТА ЛИЧНОЙ СВОБОДЫ, КАК НЕОБХОДИМОГО УСЛОВИЯ ИХ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ДУША ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ДОСТОЙНА НЕЧТО БОЛЬШЕГО, НЕЖЕЛИ ПРЕБЫВАТЬ В ПЛЕНЕНИИ У ЗВЕРИНЫХ ИНСТИНКТОВ Человек почтен разумом, украшен способностью выбора, сияет свободой воли, имеет рассудок, не рабствующий желаниям, и имеет господствующее положение. Ногами человек касается земли, а лицом обращен к небесному своду Василий Селевкийский . Одним из ярких свойств б о г о п о д о б и я ч е л о в е к а является с в о б о д а как онтологической черты самовластности, самопроизволения, самоутверждения, через которые происходит становление личности , - это по-настоящему духовное свойство, ибо оно не может принадлежать телесной детерминированной природе примат свободы заложен в его человеческой воле, но в отличие от произвола, хаотично-бессознательных сил, ничем не мотивированных, спонтанных, инстинктивных, бессознательных слепых влечений природы, лишенных рационального, духовного характера здесь присутствует физическая свобода произвола р а д и в ы г о д н ы х возможностей, - в противовес нравственной свободе о т з л а и страстей порока слишком грубо отождествленный драгоценный духовный дар человеческой свободы с простой звериной разнузданностью, с одним лишь безмерно-неукротимым своевольным простором страстей и вожделений низменного грязно-вульгарного распутства многие начинали с требований безграничной свободы для самих себя , кончили безграничным деспотизмом собственным по отношению ко всем прочим , - но это уже не свобода , а господство варварского произвола, хищнических инстинктов, примитивнейшего хаоса грубой силы и насилия, без всякой дисциплины, ограничивающей злоупотребление, безвластие и криминал, сопровождаемых самодурствами, непотребством, бесчинствами и безобразиями, такая свобода зла ведёт к истреблению самой подлинной свободы, к перерождению её в злую необходимость и приводит к порочной зависимости от неё , - настоящая свобода коренится в интенциональном осмысленном акте познания, диалоге между личностью и Мирозданием, Миром ценностей, Логосом бытия, выработке нашего личного отношения к происходящему, позволяющего нам последовать приглашению Объекта познания или отклонить его, совершить о к о н ч а т е л ь н ы й в ы б о р самообладание, самоопределение в сторону добра или зла . Свобода воли исконно свойственна человеку, наравне со способностью к познанию через свободу проявляется влияние нашего разума и сознания , это одна из величайших привилегий и существенных черт л и ч н о с т и, способствующих социальному и нравственному самоопределению, выделяющих его от остального животного мира неспособность реализовать свободу или невозможность де факто актуализировать её волевым актом например, у признанного недееспособным, ущемленного в правах инвалида, ожидающего эвтаназию, или же рассматривая абортируемого нерожденного ребенка , - мы однако не отрицаем у такого человека само существование личности как таковой, но имеем в виду и все качества личности ему присущие, но пока находящиеся в зачаточном или помраченном состоянии, и которые, как мы ожидаем, будут всё более реализовываться по мере развития его разума. Не являясь вторичным звеном причинно-следственной цепи, но способная сама творчески порождать, через вызванное волеизъявление, причинную цепь новых явлений, и имея своё достаточное основание в духовно-сознательной человеческой сущности т. е. трансцендентная предпосылка, условие, основание и самопричинный источник свободы в ней самой - т. е. в духе .

Добродетели возникают только в моральной борьбе настоящих решений мораль возможна и необходима лишь там, где есть свобода выбирать добро или зло. Творческая способность свободы порождать, самостоятельно осуществлять и онтологически создавать для себя условия реализации своих ценностей, новые возможности, формы, образы, способы своего выражения, не довольствуясь уже существующими в ней с а м о в л а с т н а я в о л я действует имплицитно органически как творческая сила, лежащая в основе, предшествующая всякому явлению, никакой внешней причиной не покрываемая, - но позволяющая производить оценку внешних фактов и мотивов, сознательно выбирая нужный именно ей это суверенная независимость от нашей натуры, двояко позволяющая 1 санкционировать одни положительные чувства, эмоции, поступки и 2 дезавуировать, отвергать все прочие дурные страсти, наклонности выражаемая в способности санкционировать и дезавуировать, регулировать собственные спонтанные порывы, негативные раздражительные эмоции, побуждения и чувства, не поддаваться их провоцирующему внушению волевое-одобрительное санкционирование нравственно безупречного, допустимого и дозволенного, содействовать, предаться им, или же - отвергнуть, воспротивиться, дезавуировать. Результатом которой, будет социальный волевой акт-ответ нашего выбора нравственно значимого р е ш е н и я через самоизъявление, самоактуализацию, между различными альтернативными благами, действием или бездействием, добром или злом и проч. повиноваться или отвергнуть, исполнить долг или предать, почтить или презреть, согрешить или воздержаться, - и даже в о п р е к и принуждению, мы вольны сказать окончательное да или нет в отношении призыва каких-либо ценностей и в этом страшное, ужасное и тяжелейшее решение, за которое может ожидать или величайшая награда или величайшее наказание, иной компромиссной альтернативы не дано - либо да , либо нет Человек обладает влечениями, однако влечения не владеют им. Влечения не исчерпывают его. Мы не отрицаем влечения как таковые, но я не могу подтверждать что-либо, если мне не дана предварительно свобода это отрицать. Признание влечений не только не противоречит свободе, но даже имеет свободу их отрицания своей предпосылкой.

В сущности, свобода - это как раз свобода по отношению к чему-либо свобода от чего-то и свобода для чего-то ведь и если мое поведение определяется не влечениями, а ценностями, я все равно свободен сказать нет и этическим требованиям я именно позволяю им определять мое поведение . Влечения всегда направляются, пронизываются и пропитываются личностью, они всегда персонифицированы Виктор Франкл . Эти три главных ключевых аспекта, существенных моментов свободы - неотъемлемой способности человека и основы достоинства, залога пути его самостоятельно-свободного развития, стать целостной и независимой, развивающейся и самореализующейся личностью 1 онтологическая свобода, оценивать ситуацию, принимать решения и выбирать одну из возможностей, действуя сознательно, целенаправленно на основе разума и воли 2 психологическая свобода, которая рассматривается как свобода от принуждения 3 практическая нравственная свобода, достигается самостоятельным воспитанием, самообладанием и самоконтролем в отношении своих потребностей, наклонностей, желаний и мотиваций. Сущность самих ценностей должна быть свободной, исходить из Источника, наделенного свободой и чем он чище, б л а г о р о д н е е и совершеннее, тем эти ценности всё более значимы, более фундаментальны, более в о з в ы ш е н н ы и абсолютны, - чтобы стал возможным акт выбора свободной воли по отношению к требованиям их долженствования как к чисто свободному, добровольному призыву, обращенному к нашей совести этому средоточию и зерцалу морали, ценностно-ответному центру . Онтологический и аксиологический аспекты свободы, определяют в свою очередь проблемы познания и этики.

Н р а в с т в е н н о с т ь, по очевидно необходимому условию и свойству своей сущности, фактически предполагает свободное личностное бытие и неотделима от свободы человека, за которую он несет полную о т в е т с т в е н н о с т ь, которая находится в его власти и которую может свободно выбрать или отвергнуть 1 даже судя других, мы предполагаем наличие у них свободной личной ответственности за свои проступки, переживания стыда и вины, сопровождающие принятие полной ответственности за свои действия, подконтрольные их воле, иначе какой прок негодовать по поводу падающего на нас бездушного камня или какого иного природного, необоримо-стихийного, независящего от воли людей несчастья 2 а также и обратное приложенное к нам самим - наличие свободы предполагает ответственность за неисполнение нравственных обязанностей по отношению к нашим ближним, к которым побуждает наша совесть, о чем говорит укор её. Нравственность подразумевает свободу имеющую источник - трансцендентный сфере детерминированной природы и личная свобода - как необходимое у с л о в и е осуществления н р а в с т в е н н о г о п о р я д к а. Духовность, свобода и ответственность - это три экзистенциала человеческого существования. Они не просто характеризуют человеческое бытие как бытие именно человека, скорее даже они конституируют его в этом качестве. В этом смысле духовность человека - это не просто его характеристика, а конституирующая особенность д у х о в н о е не просто присуще человеку, наряду с телесным и психическим, которые свойственны и животным.

Духовное - это то, что отличает человека, что присуще только ему, и ему одному можно рассматривать духовное в человеке как высшее измерение, в противоположность психофизическому уровню . Эта возможность и есть существование, а существовать - значит постоянно выходить за пределы самого себя, в преодолении уровня психофизически-организмической соматической данности. Только с о в е с т ь как принадлежащая к духовному уровню - может как бы согласовать вечный , всеобщий моральный закон с конкретной ситуацией конкретного человека. Жизнь по совести - это всегда абсолютно индивидуально личная жизнь в соответствии с абсолютно конкретной ситуацией, со всем тем, что может определять наше уникальное и неповторимое бытие. Совесть всегда учитывает конкретность моего личного бытия Виктор Франкл .

Эмпирическая свобода выбора, как акта своего самоутверждения и самооткрытия самого себя актуализация личного Я , служащая смыслу экзистенциально-этического самоопределения личности, её самоосуществления, самовыражения актуализация глубочайшей человеческой свободы - неразрывно связана с подлинной н р а в с т в е н н о й с о з н а т е л ь н о с т ь ю, ответственностью, приобщенностью к Логосу абсолютных, совершенных, истинно свободных ценностей. Без которой при полном детерминизме все ценности становятся относительными , теряют смысловую значимость понятия добро и зло , остается лишь фатальная неизбежность происходящего с нами, неисправимость положения, в какое попали, приводящая к мысли о безысходной невозможности изменить и повлиять на исход какой-либо ситуации. Нравственные идеалы обретают реальность, воплощаясь в творчески свободных социальных актах нашей воли, - так в человеческой истории было немало из достославных людей, считающих, что лучше претерпеть страдания, превозмочь трудности, чем стать душевно мертвым, каменносердым, остаться равнодушным, своей подвижнической жизнью утверждавших неотъемлемое достоинство чести, доброты, взаимовыручки, справедливости и показавших высоту и совершенство, плодотворность вечных подлинных ценностей, всего того, во что они искренно верили, способных наполнить нашу жизнь новым положительным смыслом, и даже чья, нередко мученическая, смерть стала не позорным бессилием перед злым роком , рушением всех прежних идеалов при столкновении с неизбежной страшной очевидностью , беспомощной покорностью добра перед неумолимым напором всемогущего зла , а - наоборот, подтверждением несломленности духа в борьбе со многими испытаниями, чистоты нравственных качеств их души, преисполненной мужественного терпения, стойкости и верности неотступному следованию высоким заповедям любви, избранными ими, на протяжении всей своей жизни до самого её конца добрыми наставлениями и поучениями, опытом и примером для подражания своего жертвенного человеколюбивого сострадания - я в и в ш и х всему прочему миру возможность победы Добрых Начал реализовав на конкретном примере в своей собственной жизни , даже когда окружающее бытие принуждало к противоположному. Человек - это такой способ бытия, для которого может быть поставлен вопрос о смысле этого бытия. Бытие в человеке, обладающее экзистенциальной сокровенной способностью в о п р о ш а т ь о бытии вообще.

Вопрос и разыскание - сестры и вместе дщери свободной воли. Наперед уже можно за верное положить, что вопрос о воле ставится свободной волей. Как скоро рождается в тебе вопрос о свободе, то спрашивается, к т о предлагает в тебе этот вопрос? От другого ли кого исходит вопрос или возникает по твоей воле - ты должен знать это, потому что происходит это внутри тебя. Если же не знаешь ты ни того, ни другого, то не знаешь и того, что существуешь!

Если кто-то сомневается в свободной воле и спрашивает, точно ли она есть, то тем самым оспаривает он сам себя. Из самого вопроса видим, что, по природе своей, он сам себе господин. То и другое, о чем идет спор, заключено внутри него. Там сокрыто решение. Если в твоей возможности - спрашивать, то значит, что спрашиваешь не по необходимости. Если бы лишен ты был способности задать вопрос, то был бы лишен и свободы.

Природа, скованная необходимостью, спрашивать не может. Вопрос - дело существа свободного Преп. Ефрем Сирин . Человек волен сам разумно-логически последовательно выводить и устанавливать собственную меру своего н е з н а н и я по Сократу , наделен способностью самопознания как способом своего бытия. Добродетель же происходит от произволения, а не от необходимости а произволение зависит от того, что в нас и что в нас, то свободно - в разумной природе, одаренной произволением и самодеятельностью. Человек, имея волю, волен в себе, то есть свободен в выборе предпочесть лучшее худшему, равно как и обратное имея разум, он сам себе судья, либо честный и не предвзятый пред собою, либо же склонный к неразумию, бессмыслию, самообману.

Ведь так просто и беззаботно жить неразумным животным - едят и размножаются, особо не заботясь о дне грядущем, - в отличие от человека, наделенного разумом и задающегося вопросом о смысле бренной жизни , и не находя удовлетворительный ответ на который многие впадают в депрессию или кончают самоубийством! Ведь даже неразумные животные не задаются подобными вопросами, не задумываются о смысле своего бытия, они удовлетворены тем инстинктивным образом жизни который ведут, но хотя даже и они умеют радоваться бытию здесь и сейчас, преисполнены естественной жаждой жизни кем-то бросаемый бездушный камень - не может вознегодовать на бросавшего его абсолютный взаимообусловленный детерминизм, внутри сущности себя самого - не предполагает возникновения разумных задатков и творчески самокритичных сомнений даже в нем хаос случайностей - несвободен, несознателен свобода предполагает осмысленность выбора, самоисследуемость в поисках смысла своего бытия в этом мире и занимаемого места в нем, самоизученность, стремление познать самих себя, как исключительный дар разумному человеку только свободное и разумное существо может осознать в полноте всей трагичности собственную смертность Мы потому и можем мыслить, что есть беспредельная мысль, как потому дышим, что есть беспредельность воздушного пространства. Вот отчего и называются вдохновением светлые мысли о каком-либо предмете. Мысль наша постоянно течет именно под условием существования беспредельно мыслящего Духа Св. Прав. Иоанн Сергиев Кронштадтский , - т. е. здесь чистое состояние нравственной свободы от греха есть дар б л а г о д а т и условие и причина , и где благодать не есть нечто внешнее, извне приданное человеческому естеству, она укоренена в самом акте сотворения человеческой природы в образе Божием в человеке , споспешествуя в реализации выбора, укрепляя человека в д о б р о м намерении, благодать и человеческая свобода проявляются одновременно и не мыслятся одна без другой Познайте истину, и истина сделает вас свободными Ин.

8,32 . Закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти Рим. 8,2 Где дух Господень, там свобода! 2 Кор. 3,17 . Иными словами, через причастие Божеству, через соединение с Богом, человек в свою меру приобщается к той свободе, которой обладает Бог, и сам обретает свободу, освобождаясь от власти греха и от природной необходимости. Любовь предполагает наличие признака духовной с в о б о д ы в нравственных о т н о ш е н и я х и только в дарственно бескорыстно-самоотверженной любви - с в о б о д а утверждает себя вне всякого опосредования необходимостью, какой-либо нуждой, т. е. непосредственно последняя же в неотрывной смысловой-логической связке с самим субъектами взаимоотношений любящий - любимый взаимопредполагает первую в качестве своей динамичной актуализации, свободы-в-действии . Любовь - глубже сентиментально-поверхностных эмоций её чувства лишь выражают скрытое, подспудно-хранимое на самом дне , но подобна выработанному постоянству, подсознательно-приобретенному с о с т о я н и ю нравственно добродетельной установке , благорасположенному настрою и тяготению, преднамеренной тенденции, душевной направленности, устремленности ко благу своего Объекта, сердечной г о т о в н о с т и ему бескорыстно послужить, душа как бы помнит выбранный путь, которое не может спонтанно пропасть и вновь возникнуть, храня себя где-то в непреложных тайниках под внешне-наносным слоем сознания и поверхностно-изменчивыми переживаниями, в глубинах милостивого сердца она наделена интенциональным с в о б о д н ы м характером, как проявление живого творческого разумного духа такой душевный настрой - можно назвать покаянным, т. е. - освобожденным от властного влияния прежних греховных страстей и привычек над нашей волей, в совершенном итоге приводящий к нашему внутреннему благодатному освящению, очищению и обновлению святости животные имеют лишь инстинкты привычки, привязанности и влечения, - но их нельзя назвать видом любви , подобной человеческой. Когда перед нами чье-то достоинство уже не определяется чем-то внешним унижающими обстоятельствами, предвзятыми стереотипами , мы видим его свободу быть тем, кем сам он захочет свобода и доброта не могут быть без друга в душе человека, заполняя доброжелательной искренностью и щедростью её глубину и широту.

Если бы природа его была гнусна, то как бы могло скрываться в нем покаяние, которое прекрасно? Через покаяние является человек прекрасным и благородным и избегает скверн, а потому красота сия, сокрытая в его внутренности, уличает его в том, что сам он виновен в своей нечистоте Преп. Ефрем Сирин . Если случается нам стать виновными перед ней Правдой , - умоляем ее не отмщать нам, а если случится человеку стать виновным перед нами, - требуем от нее не отвращать от него очей своих. Самого себя дает человек в залог за то, чего желает себе. Если желает, чтобы Бог милосерд был к нему самому, то не должен быть жесток к своему ближнему.

Если человек прибегает к ней Правде , прося оставления долгов, сама поспешает к нему и приводит его к должнику его. И кто простил должнику своему, тот и сам получит от нее отпущение долгов. Ближний его во всех отношениях однороден с ним. И милость, и правда - часто одна к другой приходят на помощь Преп. Ефрем Сирин . Аналогично, подневольный раб насильно полноценно любить того, что им владеет, н е м о ж е т, а только с покорной преданностью беспрекословно без рассуждений исполняет повеления господина исполняя неправедные приказы поработивших пороков, сладострастной похоти, нечистых страстей, инстинктов и под понуждающие ко греху и от которых он целиком зависит , и которые непозволительно оспаривать, сомневаться в них, размышлять над ними, запрещено думать и высказывать собственное мнение, но только слепо повиноваться и им верить, принужденно идя на непомерные жертвы и непосильные лишения не ради себя, а выгоды своего поработителя, все решения принимает не он сам, а з а н е г о, считая что без свободы жить легче , меньше ответственности, - иначе он выходит из роли безгласного раба и становится полноценным человеком, и тогда на кону ценность свободы уравнивается с ценой жизни, отданной в борьбе за неё ибо плох тот раб - кто не мечтает стать беглым, подобно вольной птице, предпочитающей умереть на воле, нежели пожизненно мучиться заключенной в клетке, лучше добровольная смерть в борьбе за свободу, нежели медленное неизбежное без всякой надежды умирание в мучительной неволе! . Что, как ни свободная воля в любви к истине, справедливости и добру, заставляет превозмогать страх и жертвовать собою ради воплощения их идеалов, избирая верность им превыше униженной жизни, порабощенной греху?

Т. е. может он всю жизнь и был рабом греха, потакал злочестивой воле, но в какой-то момент пробуждения совести, решил умереть для него, ощутив себя как свободный человек, - очистившись от страстей, стал мертв для греха, но приобщился жизни д о б р о д е т е л ь н о й, вечным ценностям, обретя в них своё б е с с м е р т и е. О н т о л о г и ч е с к а я свобода личности всегда пребывает в связке резонирует с н р а в с т в е н н о й её свободой от зла, - как противоположности рабству греху, упрямству в гордыне, замкнуто-самоизолированному отчуждению, себялюбию, чувственности и дурной привычке потакать страстям порока, и имеет опорой своего осуществления логос Мира ценностей. Насколько б е з н р а в с т в е н е н человек, настолько он н е с в о б о д е н, зависим от владеющих его сознанием л о ж н ы х и д е а л о в, кумиров, идолов, фетишей маммоны, богатства, власти, роскоши, успеха приносящих горькие плоды, разжигающие междоусобные раздоры, войны, плодящие своим молчаливым попустительным равнодушием сознательно допускающих такое, тем самым становящихся к нему причастными гибель от нищеты и унижений одних, и процветание их угнетателей, - ибо добрый идеал не может принести подобных гнилых п л о д о в, не может казуально служить вдохновением, изворотливым оправданием для подобных бесчеловечных жестокостей. Ибо всякое древо познается по плодам Не может, братия мои, смоковница приносить маслины или виноградная лоза смоквы. Также и один источник не может изливать соленую и сладкую воду Иак.

3 12 По плодам их узнаете их Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые Мф. 7 18 Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познается по плоду Мф. 12 33 Если, находясь в неразумном гневе и в бессмысленной похоти, желаем победить гнев и похоть, а между тем почти всегда бываем побеждены ими, то, очевидно, мы ими же и порабощены плен греха - подобен расставленным охотничьим силкам, уловляющим души, и иной раз чем более полагаемся выпутаться лишь своими усилиями, тем сильнее они нас затягивают. Свободен ли тот, кто без смысла и цели шатается из стороны в сторону, блуждая без пути, подгоняемый лишь вожделениями текущей минуты, бессмысленность которых он хорошо сознает? Свободен ли тот, кто не знает, куда деваться от духовного безделья и духовной нищеты?

С.Л. Франк . Согласно Ивану Ильину, есть внутренняя связь между свободой и верой веровать и молиться можно только тому, что по доброй воле и искренне идет из глубины человеческого существа, любить можно только самому - искренне, по доброй воле, из глубины свободной души. Положительная свобода - это свобода не от чего-то внешнего, а свобода, которая связана с мобилизацией внутренних сил человека. Свободен, пишет Ильин, не тот человек, который предоставлен сам себе, которому нет ни в чем никаких препятствий, так что он может делать все, что ему придет в голову. Свободен тот, кто приобрел внутреннюю способность созидать свой дух из материала страстей и талантов, а значит, прежде всего владеть собою, способность жить и творить в сфере духовного опыта, добровольно, искренне и целостно присутствовать в своей любви и в своей вере. Владей своими страстями - или они овладеют тобою. Кто свободен телом и несвободен душой, тот раб и, в свою очередь, кто связан телесно, но свободен духовно - свободен Эпиктет Ибо не понимаю, что делаю потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю.

Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. В членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного Рим. 7 15-23 Всякий делающий грех, есть раб греха Ин. 8,34 Св. апостол Павел, говоря об Искуплении от греха , использует образ раба, выкупленного на свободу дорогой ценой см. 1 Кор. 7,23 . Познаете истину, и истина сделает вас свободными. Всякий, делающий грех, есть раб греха. Но раб не пребывает в доме вечно сын пребывает вечно.

Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете ср. Ин. 8,31-36 К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовию служите друг другу. Я говорю поступайте по духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти, ибо плоть желает противного духу, а дух - противного плоти Гал. 5 13-17 . Когда слышишь, что Христос, сойдя в ад, избавил содержавшиеся там души - не считай этого далеким и от того, что совершается ныне, - чтобы нас, порабощенных, повинных и подчинившихся пороку, освободить и сделать победителями смерти и греха Преп. Макарий Египетский . Трансцендентная с в о б о д а о т г р е х а заключает в себе внутреннее освобождение от эгоцентризма, отход от ожесточения и прозрение на всю отталкивающую недостойность нашего прежнего поведения, великую победу и прорыв любви над нашей гордой самоизолированностью от других людей, коренное изменение собственного морального облика и ментальности в искреннем акте п о к а я н и я.

Покаяние - спасение, освобождение от греха, позитивная жажда дел добра, обращение к Любви. Только в искусстве Любви, равнозначном искусству Жить, - обретается подлинно настоящая позитивная Свобода и проявляется свободная независимость воли от принуждения греха гордыни и чувственности человек вновь получает в л а с т ь н а д с а м и м с о б о й, над своим эгоизмом, своими страстями, греховными чувствами, пожеланиями. VIII ИЕРАРХИЧНОСТЬ МИРА ВОСПРИНИМАЕМЫХ ЦЕННОСТЕЙ И ТРЕБУЕМАЯ АДЕКВАТНОСТЬ НАШЕГО НРАВСТВЕННО-ДОЛЖНОГО ОТВЕТА НА ЗНАЧИМОСТЬ КАЖДОЙ В ЭТОМ МИРЕ НЕТ НИЧЕГО ВАЖНЕЕ БЕСКОРЫСТНОЙ ЛЮБВИ - НРАВСТВЕННОГО КРИТЕРИЯ ЖИЗНИ РАЗУМ ОБРЕТАЕТ ЦЕННОСТЬ ЛИШЬ ТОГДА, КОГДА ОН СЛУЖИТ ЛЮБВИ Невозможно умозрительно выстроить совершенно стройное, теоретически непротиворечивое мировоззренье, сводимое к понятийно-категориальному аппарату в свою абстракцию реальности , пользуясь лишь старыми символами и образами модели такой автономной замкнутой системы экстраполяции нашего ограниченного субъективно-житейского опыта мещанина-обывателя , описать явления нового толка, выходящие за её пределы в рамках законов которой логически объяснялось и предугадывалось бы всё сущее, оправдывая возникающее в событиях жизни, - тем самым совершая попытку встать на место создавшего познаваемый нами мир. Но благодаря такому от природы неведению , те вещи бывшие ранее отдаленными или неактуальными, ныне же внутреннему взору предстают с иной стороны, приобретают новый смысл, становятся более близкими и реальными слова всепобеждающей веры и надежды, некогда сказанные и завещанные прошедшими через подобные же испытания, приобщая и нас к опыту упования их духовных носителей и в этом их таинственное интуитивно-ощущаемое метафизическое могущество . Благие плоды любви, мира и доверия, вклад в укрепление братской солидарности служат наглядным доказательством их правдивости, полезности К р а й н о с т ь чисто-механического рационализма ложная бесстрастность равнодушной отчужденности 1 отрицающая все живые человеческие чувства, 2 интенциональные ценностные ответы оценки значимости данных нам явлений и 3 эмоциональные переживания - любви, радости, жалости, сопереживания, утешения, благодарности, доверия, уважения, почтения и т.д. порожденные познанием, вызываемые как сердечный отклик, необходимые при межличностном общении, помогая понять друг друга , - как излишне слезливо-сентиментальные , несерьезные , отвлекающие от чисто сухих теоретических спекуляций и предостерегающе встающие на пути рискованной безграничности нашей дерзкой воли.

Тем самым усугубив рассогласованность, нарушая г а р м о н и ю в личности человека взаимообщающегося е д и н с т в а разума, чувств и воли, впадая в избирательную з а в и с и м о с т ь от преувеличено-переоцененной значимости одного из которых подразделяясь на 1 отвлеченное теоретизирование с преобладанием разума, ложно воспринимая жалость за сентиментальную слабость , уступчивое преобладание изнеженных чувств над беспристрастно-холодным рассудком , 2 экспрессивную чувственность с преобладанием поверхностных эмоций, чрезмерная впечатлительность, мнительность, доверчивость, падкость на всякие сплетни, слухи, басни, такого запросто обмануть, манипулировать его сознанием, невольно сделать переносчиком-распространителем чьей-то клеветы, чья добродетель непостоянна, неосновательна, переменчива, от случая к случаю, легко вначале увлекаема, но быстро вскоре остывает, зависит от ветра колебаний-погоды настроения и 3 бесконтрольный волюнтаризм с преобладанием необузданной импульсивной страстности, без учета чужих интересов поступаем по своей прихоти самоутверждать себя несмотря ни на что, иные мнения не беря в расчет, не нисходя любезно к их слабостям Лишь только речь заходит о человеке, о его личности, а не о человеческом обществе в целом и не об общем для всех людей анатомическом строении организма, тотчас же законы и обобщения отступают, а на первом плане появляется конкретность, индивидуальность, как таковая, самая сложная и неповторимая в пространстве и времени, и только через нее мы можем воспринимать нечто общее для всех нас. В сегодняшнем мире человек - прекрасно образован в области непозитивных знаний, то есть знаний, которые не связаны с человеком и природой. Он обладает огромной информацией о множестве вещей, но только не знаниями о самом себе. Его образование не образовало его. Можно подобно обезьяне имитировать, копировать и заимствовать всё нечто лучшее созданное достижениями других людей, но наше собственное воплощение на деле и внедрение их - без любви и уважения к тем людям, к которым применяются подобные эксперименты , - обратится напрасным трудом. Отказываясь от морали, мы закрываем себе путь и к трагическому искусству.

А для большинства людей нравственный подвиг есть единственный путь к Царству Божию. Мистическая жизнь, творческое участие в науке и искусстве доступны немногим. Пассивное усвоение научных и художественных ценностей, созданных другими, сциентизм и эстетизм разрушают душу. Но нравственный подвиг доступен для всякого. Каждый может, повторяя его, раскрывая в нем свою метафизическую глубину, достигнуть того, что стоит назвать этической гениальностью. Вот в этой-то всеобщности в смысле для всех данности, или заданности и лежит, думается, разгадка особой близости этой сферы к религии.

Вот почему в Евангелии Христос говорит так много о том, как относиться к б л и ж н е м у, и ничего не говорит, как писать стихи или заниматься математикой Г.П. Федотов . Философия же становится выражением несуществования всего, кроме чувственной действительности, системой негативного критицизма, агностицизма мы не можем познать любую объективную реальность если же и сможем, то никак не в силах ее выразить если бы нам удалось это сделать, то мы не можем передать это знание другим . Короче говоря, философия оказывается второстепенной чувственной утилитарной наукой, состоящей из эмпиризма, критицизма, агностицизма, скептицизма, инструментализма и операционализма, отмеченных теми же утилитарными и прагматическими чертами Питирим Сорокин . Тем самым в п о з н а н и и ограничиваясь о д н о б о к о й к р а й н о с т ь ю, сужая опыт только фокусируясь на научно-эмпирическом методе для исчерпания всех граней и глубин бытия, когда р е а л ь н а я жизнь сложнее любых искуственно-вымышленных схем, реальность подчиняя и встраивая в некий философский универсум-концепт, абстрактно-теоретический конструкт, доктрину, одной лишь ущербно-обедненной абстрактной рациональностью, утилитарным и схематически-ригидным мышлением, плодящим бесчисленное множество сухих застыло-омертвелых схем-формул, жестко фиксированно-окостенелых умопостроений, отвлеченно-теоретических гипотез и концепций, - с л е п о й верой и ссылкой на его величество случай , взятый за аксиому, будто беспричинно сам собой возникающий из ничего и ставший законом , - пытаясь скрыть собственное незнание или уклониться от разрешения трудного вопроса, объяснить необъяснимое, объять необъятное, т. е. для придания модного и наукообразного объяснения, действительное к желаемому подтянуть за уши видом правдоподобия , без реального понимания природы наблюдаемого явления например, оправдывать свой непомерно-неуемный эгоцентризм и жажду власти, сводя всё к ссылке лишь на заложенные в генах естественные животные инстинкты . Рационализм и материализм, отвергая религию, пытаясь научно объяснить все тайны мироздания, проявляют прежде всего научную же нечестность, т. к. по существу они ничего не объясняют, положительного ответа на многое не дают и не хотят признать эту свою несостоятельность.

Основная ош