Реферат по предмету "Иностранные языки"

Узнать цену реферата по вашей теме


Категория модальности и её особенности.

СЫКТЫВКАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Категория модальности и её особенности. Выполнил: Попов Сергей, студент 345 группы. Сыктывкар, 2011 Содержание Введение В настоящее время развитие языков народов и народностей планеты определяют не столько политические события, сколько революционные преобразования в науке и технике. В каждой сфере человеческой деятельности (массовые коммуникации, маркетинг, военная промышленность,


авиатранспорт и др.) появляются новые термины и слова, связанные с вхождением в обиход технических новинок, которые выполняют вспомогательные функции. Возникают целые отрасли науки и техники благодаря научным открытиям и техническим достижениям - кибернетика, генная инженерия, биомеханика и т.д. Однако помимо своего главного предназначения технические инновации и научные открытия изменяют характер, способы осуществления и смысл человеческих отношений.


Английский язык, как никакой другой язык, по праву является прародителем многих слов, наполнивших языковое пространство всего мира. Современные коммуникации стали возможны во многом благодаря международному статусу английского языка, ставшего синонимом передовых технологий, скоростных средств связи, инноваций и успешного бизнеса. Именно лидерские позиции американского народа в научно-техническом прогрессе способствовали тому, что мы, представители других наций и народов, заимствуем и адаптируем множество слов из английского


языка к своему родному языку. Мы употребляем их в офисах и домах, порой вставляем для "красного словечка" в обыденную и формальную речь, прибегаем к ним, когда пытаемся понять инструкции к телефонам, телевизорам и компьютерам. Адаптация языка к изменениям во внешней среде проходит ряд стадий, которые не всегда положительно отражаются на физиологическом уровне. Человеку, образ жизни которого сосредоточен на рутине, монотонном режиме, ограниченном общении и замкнутости


в узком кругу, сложно успевать за ритмами современной жизни. Новая реальность научно-технического развития изменяет модальность нашего бытия - язык, коммуникации, образ и стиль жизни, место человека в системе мироздания. Нет сомнений - язык и общество едины в своем развитии. Английский язык может стать нашим другом, помогая нам освоиться в быстро изменяющемся мире, адаптировать


нас к инновативной среде обитания (что становится частью нашей повседневной жизни), отслеживать тенденции в развитии человеческого знания и культуры, стать частью будущего всей планеты. В условиях экономических и политических преобразований в нашей стране складывается новая социальная ситуация, которая характеризуется усилением культурологизации различных общественных групп (объединений по признакам образования, вероисповедания, национальности и т.п.), возрастанием роли и значимости как


родного, так и иностранного языков. Известно, что родной язык является основным культурологическим компонентом в формировании индивида, а иностранный - фактором глобализации, информатизации и открытости любой общественной системы. Общими целями изучения языков являются развитие речевой культуры, совершенствование коммуникативных способностей, формирование готовности к сотрудничеству, созидательной деятельности, умение вести диалог, искать и находить содержательные компромиссы, формирование способности к социальной адаптации и социальной


мобильности в условиях постоянно меняющегося мира. Помимо естественного расширения мотивационного поля, связанного не только с общей открытостью границ и усилением общегражданских межгосударственных отношений, но и с ускорением и технологизацией информационного пространства, произошла радикальная трансформация внутренних мотивов в изучении и просто усвоении языков (родного, межнационального, иностранных). Всё это предполагает изменения в требованиях к уровню владения


родным и иностранным языками, определение новых подходов к отбору содержания и организации материала научных разработок. В настоящее время формирование антропоцентрической парадигмы привело к развороту лингвистической проблематики в сторону человека и его места в культуре, ибо в центре внимания культуры и культурной традиции стоит языковая личность. Поэтому, даже работая в традиционной системно-структурной парадигме, исследователь не может не считаться с антропоцентрической парадигмой, в лингвистике.


Следовательно, при таком подходе большой интерес представляет сопоставительное исследование языковых единиц, отражающих характерные для культуры народа явления. С научной точки зрения вызывает интерес категория модальности, которая в языкознании является малоизученной. Глагольные фразеологические единицы (ГФЕ) - это фразеологизмы, в состав которых входят глаголы. Вершиной ГФЕ с компонентом модальности является модальный глагол.


Под категорией модальности мы понимаем грамматическую категорию, обозначающую отношение содержания к действительности и выражающуюся формами наклонения глагола, интонацией, вводными словами. Актуальность данной проблемы объясняется её социальной значимостью, так как данная грамматико-семантическая категория, выражающая отношение говорящего к высказываемому, формирует активную языковую личность, способную через индивидуальную лексическую оценку выражать отношение сообщаемого к реальной действительности.


В современном языкознании наблюдается значительный интерес к проблемам фразеологической семантики в таких аспектах, как фразеологическая образность, национально-культурные коннотации. Знание национально- культурных коннотаций играет особую роль в полном понимании произведений художественной литературы на иностранном языке. Этимология фразеологических единиц с компонентом модальности в английском языке «Модальность определяется В.В.Виноградовым, как «конструктивный признак любого предложения, передающий


отнесенность (отношение) содержания речи к действительности». Исходя из этого определения, а также следуя греко-латинским традициям, сообщения, получающие свое претворение в виде предложений, рассматривались по модальности, в основном, по характеру установления коммуникативных целей и подразделялись на повествовательные, вопросительные, восклицательные и побудительные. Но модальность - это и то, что сообщение «может мыслиться говорящим, как реальное, наличное в прошлом


или настоящем, как реализующееся в будущем, как желательное, требуемое от кого-нибудь, как потенциальное, как недействительное и т.п.». С этих позиций модальность распадается на две противоположные части: объективную (реальную) и субъективную (ирреальную) или действительную и недействительную. На то, что речь может носить самый различный характер и, следовательно, может анализироваться и рассматриваться с разных позиций, обратили внимание уже философы Древней


Греции и Рима. ф Так, Диоген Лаэртский сообщает о том, что «Протагор первый разделил речь на четыре вида: просьбу, вопрос, ответ, приказ». Сам Диоген Лаэртский дает семичленное деление речи и включает такие виды речи, как: повествование, вопрос, ответ, приказ, сообщение, просьба, зов. Затем он приводит еще одно четырёхчленное деление, приписываемое ритору Алкидаманту (5-6 вв. до н. э.) и перечисляющее утверждение, отрицание, вопрос и обращение.


Аристотель находил шесть «видов словесного изложения»: приказ, мольбу, просьбу, повествование, угрозу, вопрос, ответ. Причем, по словам В.В.Каракулакова, Аристотель под «видами словесного изложения» понимал не отдельные слова или формы слов, а стилистически-синтаксические единицы - целые фразы, предложения как выражение - определенной модальности. Из более поздних риторических источников становится ясным, что к анализу и классификации предложения


стали подходить уже несколько иначе. Так, перипатетики различали пять видов речи: выражающий желание, повелевающий, вопрошающий, утверждающий, выражающий удивление, а стоики - шесть: вопрошающий, выражающий сомнение, выражающий восхищение (удивление), заверяющий, разъясняющий, предполагающий. При таком подходе уже намечается классификация предложения по объективности (реальности) - субъективности (ирреальности). О реальности-ирреальности сообщения говорилось лишь на уровне категорий наклонения.


Так, рассматривая категорию наклонения и формы наклонений, ученые Ф' писали, что изъявительное наклонение употребляется «для действия независимого и действительно совершающегося», для выражения действия, которое в представлении говорящего является «действием фактическим» и указывает на «реальность высказывания», выражает «бытие связей в виде действительности». Изъявительному наклонению как «наклонению фактов» противопоставлялись те, которые употребляются для


«выражения действия предполагаемого и только возможного» действия, которое «в предложении является лишь как представление о факте», для выражения действия, которое «существует только в мысли». На фоне изъявительного наклонения говорилось о наклонениях, которые выражают «предположительность, возможность, проблематичность», предположение, что можно обозначить обобщающим термином «нереальность / гипотетичность». Затем появились термины «идеальные 13 наклонения», «ирреальные наклонения», противопоставляемые


«наклонению фактов», т.е. изъявительному наклонению. Однако исследователи всегда осознавали, что передача отношении действия к действительности в плане установления объективности-субъективности связей между действительностью и высказываемым, далеко не ограничивается только формами наклонения и что аналитически выражаемых «оттенков или модальности того, как лицо говорящего относится к высказываемому им, чрезвычайно много, особенно в эмоциональной речи».


Все это означало, что категория наклонения является лишь частью какой-то более широкой категории. Эта категория и была определена В.В. Виноградовым как категория модальности. В.В.Виноградов раскрыл сущность данной категории, дал её определение и развил дальше выдвинутую А.А.Шахматовым проблему о том, что модальность может иметь разные морфологические, чисто синтаксические, лексические, фразеологические и комбинированные способы своего выражения.


Сам В.В.Виноградов писал о «прямой модальной категории реальности», передаваемой формами индикатива, с одной стороны, и о «гипотетической» модальности, с другой, имеющей самые разнообразные средства своего выражения. После появления в свет трудов В.В.Виноградова проблема модальности стала интенсивно рассматриваться и с позиций объективности-субъективности: в языковедческой литературе изъявительное наклонение начали характеризовать «амодальным», передающим «нулевое отношение к модальности», появились термины «модальность


реальности» , «модальность достоверности», с одной стороны, и «субъективная ф модальность», «модальность гипотетичности и ирреальности», «сомнительно-предположительная модальность», «потенциально-ирреальная модальность», с другой. В последнее время, когда термин «поле» был воспринят грамматикой из семасиологии наравне с другими «грамматическими» или «грамматико-лексическими полями», начали говорить о «модальном поле», подразделяющимся на «модальное поле действительности» и «модальное поле недействительности».


Актуальность работы Несмотря на уже имеющиеся фундаментальные работы (В.И.Шаховский, Н.А.Красавский, В.В.Жура), в этой области можно сделать ещё много интересных исследований и выделить новые особенности, которым, возможно, еще только предстоит проявить себя, ибо язык, как известно это явление живое, постоянно развивающееся. Целью настоящего исследования является выявление и описание особенностей категории модальности и её видов: субъективной и объективной модальностей.


Задачами исследования являются: - рассмотреть определение понятия модальность - проанализировать проблему дифференциации видов модальностей; - выявить особенности категории модальности при переводе с английского языка на русский; Объектом исследования является возможная модальность. Предметом исследования является категория модальности. Теоретическая значимость заключается в том, что результаты исследования могут быть использованы в лекционных


курсах по Теоретической грамматике. Практическая значимость состоит в том, что материал может быть использован в методике преподавания родного и иностранного языков при обучении чтению и интерпретации текстов с учетом реализации в них категории субъективной модальности. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, приложения и списка литературы. Глава 1. 1.1. Понятие модальности Модальность — одна из самых загадочных категорий языка и мышления.


Чаще всего модальность определяется «списочно», через перечисление самих модальностей, таких как «возможное» и «невозможное», «необходимое» и «случайное». Например, по словарю Вебстера, наиболее авторитетному в англоязычной лексикографии, модальность — это «квалификация логических суждений, согласно которой они различаются как утверждающие или отрицающие возможность, невозможность, случайность или необходимость своего содержания». [


Приложение 1, п. 1] [7, c. 286] Если обратиться к словарям и энциклопедиям, то станет очевидно, что все они дают крайне широкое и общее определение модальности: 1. «Способ (способы), каким нечто существует или происходит (онтологическая М.) или мыслится (гносеологическая и логическая М )». Философская энциклопедия [1] 2. «Способ существования к.л. объекта или протекания к.л. явления (онтологич.


М.) или же способ понимания суждения об объекте, явлении и событии (гносеологич или логич М.)». Философский энциклопедический словарь. [2] 3. «Вид и способ бытия или события». Краткая философская энциклопедия. [3] 4. «Способ, каким суждение (или утверждение) описывает свой предмет или прилагается к нему. Соответственно "модальность" относится к характеристике явлений или состояний, описываемых модальными суждениями». Кембриджский словарь философии. [4] [


Приложение 1, п. 2] 5. «Модальная значимость утверждения есть способ или "модус", согласно которому оно истинно или ложно » Оксфордский справочник по философии. [5] [ Приложение 1, п. 3] 6. «В логике, альтернативный выбор классифицирующих суждений в соответствии с их отношением к существованию. Три широко признанных модуса — возможность, действительность и необходимость». Уильям Риз. Словарь философии и религии. [6] [ Приложение 1, п.


4] Традиционная трактовка модальности развивалась под влиянием идей классической логики, связывающей различные модальные значения с выделяемыми в логике типами суждений. Это привело к ограничению диапазона модальности рамками суждения и форм её выражения глагольным наклонением. Результатом дальнейшего развития этого направления стало разграничение объективной и субъективной модальности. Например, Л. С. Ермолаева различает две основные модальности – «внутреннюю» и «внешнюю».


Под «внутренней» модальностью понимается отношение субъекта действия к совершаемому им действию; под «внешней» — отношение содержания предложения к действительности в плане реальности—нереальности (I тип) и степень уверенности говорящего в сообщаемых им фактах (II тип). В связи с вопросом о модальном значении нельзя не остановиться на определении категории модальности В.В. Виноградовым, поскольку оно оказало большое влияние на отношение многих советских лингвистов к


категории модальности. В своей статье «О категории модальности и модальных словах в русском языке», опубликованной в 1950 г он подверг критике Ф. Брюно за то, что он не отличает экспрессивных форм высказываний от категории модальности и «вслед за анализом способов выражения таких модальных оттенков, как возможность, уверенность, очевидность, сомнение, неправдоподобие или невероятность и т.п тут же рассматривает синтаксические и лексические формы выражения таких „модальностей чувства" как ожидание, надежда, беспокойство,


боязнь, изумление, согласие, одобрение, удовлетворение, безразличие, отказ, неудовольствие и т. п.» В. В. Виноградов указал на необходимость «проводить принципиальную четкую грань между разными эмоциональными формами реакций на действительность и модальной оценкой отношения высказывания к действительности», допуская при этом, что обе сферы речевых явлений находятся между собой в тесном взаимодействии. Однако в этой же статье В. В. Виноградов в значительной степени расширил понятие модальности за счет


включения слов и сочетаний слов эмоционально-экспрессивного характера в число средств, передающих модальные значения. Это можно видеть в формулировке В. В. Виноградовым того, что следует относить к категории модальности: «Любое целостное выражение мысли, чувства, побуждения, отражая действительность в той или иной форме высказывания, облекается в одну из существующих в данной системе языка интонационных схем предложений и выражающих одно из тех синтаксических значений, которые в своей совокупности образуют


категорию модальности». В западноевропейской лингвистике наибольшее распространение получила концепция модальности Ш. Балли. По его мнению, в любом высказывании можно выделить основное содержание (диктум) и его модальную часть (модус), в которой выражается интеллектуальное, эмоциональное или волевое суждение говорящего в отношении диктума. Модусы разделяются им на эксплицитные и имплицитные; при этом основной формой выражения эксплицитного модуса является главное предложение в составе сложноподчиненного с придаточным


дополнительным. [8, с. 147] Модальность трактуется Балли как синтаксическая категория, в выражении которой первостепенную роль играют модальные глаголы. В лингвистике наметилась тенденция к расширительному толкованию категории модальности, что привело к тому, что модальность как языковая категория стала терять определённость своих границ и превратилась во всеобъемлющую категорию. Часто она рассматривается как структура, связывающая субъект и его бытийный


признак. Обращение к категории логики сказалось продуктивным для лингвистической трактовки категории модальности, позволило систематизировать разнообразные модальные значения, выражаемые языковыми формами, выявить их универсально-понятийную основу и связать их с более общими категориями действительности и познания. Модальность является универсальной категорией языка и обязательным конституирующим признаком любого высказывания. Каждое высказывание имеет пропозициональное содержание, в основе которого лежит


акт предикации, т.е. соотнесения предмета мысли и его признака через утверждение или отрицание связи между ними, что в языке выражается категорией предикативности. Модальность является одним из способов актуализации пропозиции наряду с другими категориями, такими как время, лицо, вид и др. Модальность несомненно относится к разряду категорий, выражающих оценку говорящим отношения высказывания к действительности, средствами оценки – языковые единицы, принадлежащие к различным


уровням языка: морфологическому, лексическому, лексико-грамматическому, синтаксическому, просодическому, а также комбинации этих средств. Учитывая сложность плана содержания и разноуровневость плана выражения, наиболее адекватной моделью её описания может стать функционально-семантическая. Она основана на представлении о языке как о системе подсистем, служащей инструментом мысли и коммуникации. Методологическим преимуществом этого подхода к описанию языка является установка на изучение диалектического


взаимодействия как единиц одной подсистемы, так и самих подсистем. Модальность относится к разряду субъективно-объективных категорий, ибо представляет собой систему языковых средств выражения оценки отношений и связей объективной действительности с точки зрения их характера, степени познаваемости или желательности говорящим и тем самым объективирует способы выражения этой оценки любым говорящим субъектом в каждом конкретном речевом акте.


Субъективность модальной оценки действительности говорящим в речевом акте ограничена как объективно существующими отношениями, так и языковым набором типизированных средств выражения. 1.2. Виды модальностей Общепринято выделять две разновидности модальности: объективную и субъективную. Объективная модальность является обязательным признаком любого высказывания и формирует предикативную единицу (предложение). Объективная модальность выражает отношение высказывания к действительности в


плане реальности / ирреальности. Эта функция объективной модальности грамматикализована и представлена противопоставлением форм синтаксического изъявительного наклонения формам ирреальных синтаксических наклонений (сослагательного, условного, желательного, побудительного, долженствовательного). Категория изъявительного наклонения характеризуется временной определенностью, в то время как все ирреальные наклонения временной определенности не имеют. Поскольку объективно-модальные значения выявляются в грамматической


парадигме предложения и «встроены» в форму сказуемого, то некоторые ученые называют объективную модальность первичной модальностью. Субъективная модальность, то есть отношение говорящего к сообщаемому, не является обязательным признаком высказывания. Она образует в предложении второй модальный слой, и иногда называется вторичной модальностью. Ее семантический объем значительно шире семантического объема объективной модальности. Значения, составляющие содержание субъективной модальности, далеко не однородны.


Необходимо отметить, что в категории субъективной модальности заключено антропоцентрическое свойство языка, которое проявляется в противопоставлении концептуального начала нейтрально-информационной фону. Смысловой основой субъективной модальности является оценка в широком смысле слова (как рациональная, так и эмоциональная). ЛЭС [12] рассматривает лишь некоторые способы субъективной квалификации сообщаемого, такие как модальные слова, словосочетания и предложения, модальные частицы, междометия, интонационные


средства, словопорядок, специальные синтаксические конструкции. В.Н. Бондаренко дифференцирует модальность на объективную и субъективную, однако под второй понимает только степень достоверности содержания предложения с точки зрения говорящего, основываясь на логической теории модальности суждений. В.Г. Гак различает не два, а три плана модальности: - отношение содержания высказывания к действительности с точки зрения говорящего; - отношение говорящего к содержанию высказывания;


- отношение субъекта действия к действию – этот план модальности нам представляется важным, т.к. основное средство выражения этого аспекта модальности – модальные глаголы (Например: Он должен/ хочет/ может прийти). [14, с. 153]. Однако не все исследователи придерживаются дифференциации модальности на объективную и субъективную. Так, в «Словаре культуры XX века» модальность определяется как «тип отношения высказывания к реальности» и полностью отождествляется


с наклонениями: изъявительным, повелительным и сослагательным [15, с. 174]. Авторский коллектив «Теории функциональной грамматики» во главе с А.В. Бондарко определяет модальность как актуализационную категорию (переходную от языка к речи). В отличие от распространенных концепций, понимающих модальность в двух своих разновидностях: объективной и субъективной, авторы данного пособия такого деления не придерживаются,


А.В. Бондарко вводит в понятие «модальность» доминирующий признак – отношение реальности / ирреальности, а также основные типы модальных значений: - ¬актуальности / потенциальности (возможности, необходимости, гипотетичности и т.д.); - оценки достоверности; - коммуникативной установки высказывания - утверждения / отрицания - засвидельствованности (пересказывания / непересказывания) А.В. Бондарко считает, что оценочность лишь частично связана с семантикой модальности и предлагает рассматривать


ее как особую семантико-прагматическую сферу [16, с. 59-61]. Л.А. Черняховская подчеркивает личностный характер отношения содержания высказывания к действительности. Она определяет модальность как субъективную оценку говорящим того, о чем он говорит, с точки зрения степени реальности отображаемого в речи события, оценки степени уверенности говорящего в достоверности утверждаемого, оценки им желательности – нежелательности события [17, с.


125]. Подобный подход наблюдается у автора учебника “Современный русский язык” Н.С. Валгиной, которая понимает модальность как оценку говорящим своего высказывания с точки зрения отношения сообщаемого к действительности [18, с. 281]. Таким образом, две указанных концепции, в сущности, сливают объективную и субъективную модальности в одно целое. И.Р. Гальперин, говоря о категории модальности, обращал внимание на то, что современные


английские грамматики «вообще избегают давать определение этой категории, очевидно, рассматривая ее как данность, и ограничиваются лишь указанием форм, в которых заложена модальность (Джон Лайонз, Рэндольф Кверк)» [19, с. 113]. В американской научной литературе модальность отождествляется с наклонением глагола. Д. Лайонз по характеру модальности выделяет два класса предложений: повелительные (выражают приказ или предписание) и вопросительные (выражают дополнительные модальные признаки, на те


или иные ожидания говорящего). Д. Лайонз также находит в различных языках разнообразные способы грамматического выражения отношения говорящего к содержанию высказывания. По его мнению, релевантны, по крайней мере, три шкалы модальности: - шкала «желания и намерения». - шкала «необходимости и обязательности». - шкала «уверенности и возможности» [20, с. 326]. Из зарубежных авторов, наибольший вклад в теорию модальности внес


Ш. Балли. Он рассматривал предложения как наиболее простую возможную форму сообщения мысли. «Мыслить – значит реагировать на представление, констатируя его наличие, оценивая его или желая» [8, с. 43]. Суждение о факте относится к рассудку, о ценности факта – к чувству, проявление воли – к воле, которая завершается действием. Таким образом, Ш. Балли различал в существовании мысли (а значит, и предложения) представление и активную деятельность со стороны мыслящего субъекта.


Ту часть, которая «коррелятивна процессу, образующему представление», Ш. Балли, по примеру логиков, назвал «диктумом», а вторую часть, которая коррелятивна «операции, производимой мыслящим субъектом» – «модусом» [8, с.44]. Модус состоит из модального глагола (например, думать, радоваться, желать) и модального субъекта. Ученый считал, что модальность, как и мысль, образуется в результате активности говорящего и довольно категорично заявлял, что «нельзя придавать значение предложение высказыванию,


если в нем не обнаружено какое-либо выражение модальности» [8, с.44]. Французский грамматист, Ж. Може, различает 12 видов модальностей: утверждения, отрицания, восклицания, вопроса, сомнения, возможности, случайности, пожелания, сожаления, приказа, распоряжения, запрещения [21]. Ж. Милли выделяет три основных модальности динамических предикатов, такие как: 1) волеизъявления (le vouloir), 2) возможности (le pouvoir),


3) умения (le savoir). [22] Необходимо отметить, что, чем более изученной становится категория модальности, тем больше фиксируется средств ее актуализации. В.В. Виноградов придерживался мнения, что “формы и виды выражения категории модальности и модальных оттенков в современном русском языке многообразны по своей лексической природе и по своему синтаксическому существу” [11, с. 87] Основываясь на опыте своих предшественников,


В.В. Виноградов разработал классификацию способов выражения модальности в русском языке, которая до сих пор не теряет своей актуальности. Однако будем иметь в виду, что этот ученый не разделял значения модальности на объективные и субъективные. Различия в способах выражения модальности В.В. Виноградов видел в связи “с внутренними различиями в самих ее синтаксико-семантических функциях в ее функционально-синтаксическом существе” [11, с.58].


Что касается выражения категории модальности в английском языке, то, надо сказать, что английские грамматики описывают лишь модальные глаголы can, could, shall, should, will, would, may might, ought to, must, близкие к выше перечисленным модальные глаголы need, dare, used to, модальные фразы had better, had best, would rather, would sooner. Таким образом, модальность не рассматривается как языковая категория и имеет очень узкую трактовку. В зарубежной лингвистике были исследованы, также как и в советской /


русской, такие явления как вводные (парентетические) глаголы, вводные (парентетические) сочетания, но они не были выделены в особый разряд. Глава 3. Особенности модальности При общении мы не всегда хотим только лишь обменяться информацией, используя простые высказывания и задавая вопросы. Не редко нам требуется выразить свою просьбу, желание, предложение, приказ, намерение или же предположение. Наше желание быть вежливыми в одной ситуации, настойчивыми в другой, выразить


свое отношение к чему-либо в третьей, и, что особенно важно, способность корректно понять собеседника, поднимают важную проблему межкультурной коммуникации - адекватность восприятия и трактовки модальности иноязычного высказывания. Существуют причины, ведущие порой к коммуникационному сбою. И недооценка важности изучения вопроса интерпретации модальности является одной из них. Недооценка таких, на первый взгляд, незначительных разночтений модальности в английском и русских языках,


как выражение императивы ("Could you open the door, please " - "Откройте дверь, пожалуйста!") или, вызывающей особенную трудность при восприятии и переводе, комбинации модального глагола с перфектным инфинитивом ("You could have told me"), несущей разные оттенки невыполнённости действия, разочарования. С другой стороны, для обеспечения эффективности процесса коммуникации в английском языке, а также при


переводе на русский необходимо помнить, что выражая своё отношение к информации мы определяем степень нашей уверенности в её правдивости и корректности при переводе такой фразы, как "Mr Brown must be the oldest person in the village", имеющей однозначное отношение к ситуации (т.к. других пожилых людей вы просто там не знаете). Или "Mr Brown might be the oldest person in the village", определяющей возможность такого факта (т.к.


он очень стар), в русском языке возникает нейтральная ассоциация - предположение: "он, должно быть, очень стар". Также не маловажно выражение и отношение говорящего к намерениям. По мнению А. Н. Мнацаканьян, переводя английские фразы "I won't go without John" (сильное нежелание что-либо делать) и "I can't go without John" (то же нежелание, но тут определены его причины) или "


I couldn't go without John" (выражение нежелания ввиду аморальности данного действия), в русском языке возникает довольно узкая интерпретация: "Я не могу с ним пойти", требующая последующих разъяснений. Выражение отношения к людям является функцией, которая имеет множество модальных оттенков вежливости, социальных отношений, что в русском языке выражается другими языковыми средствами, чем модальность.


Эти разночтения необходимо учитывать для обеспечения межкультурной коммуникации. Лингвострановедческий аспект семантики играет также большую роль. Лексические значения в свете национально-культурной специфики отражают своеобразие национально-культурного лексического фона, который, как известно, значительно определяет развитие многозначности. «Структура многозначного слова является доказательством национального своеобразия семантики слова, т. к. в ней


отражаются разные смысловые связи между значениями, соотнесенными с явлениями действительности, что характеризует не самое мысль, но способ и образ мысли». [10] При сопоставлении многозначности в разных частях речи своеобразие смысловых ассоциаций, свойственных определенному языку, еще более усиливается. Специфика грамматического строя языка имеет особенное значение при рассмотрении разницы между двумя типами полисемии — предметно-понятийного и структурно-функционального


типа, соответствующего предикатной лексике. Глагол как важнейший и основной вид предикатной лексики играет особую роль в построении предложения и в свернутом виде содержит языковые структуры языка, то есть является, по-видимому, исходным пунктом лингвистического видения мира. Предикатная лексика, включает в качестве «семантического довеска» модальное значение. Рассмотрение некоторых англоязычных особенностей полисемии глагола, в значении которого устанавливается


модальный компонент, всегда интересовало исследователей. [9] Глаголы типа "be, do, get, go, have, keep, make, put, run, set, take" многозначны, употребляются во фра¬зеологизмах, их исходные значения относятся к наименованию важнейших процессов — бытие, обладание, действие, движение. Некоторые из этих глаголов выполняют важные структурные функции в языке. Go = to fail, break, or give way , go = (informal) to endure or tolerate , take = to set about or succeed


in getting over, take = (slang) to be able to resist or endure hardship. Мнацаканьян А. Н. утверждает, что функциональное сходство проявления грамматического и прагматического (модально-мотивированного) значения в широкозначном английском глаголе ставит перед исследователями ряд вопросов, и задается вопросами: можно ли считать прагматизацию (и, в частности, модализацию) показателем широкозначности глагола? Всегда ли прагматизация связана с грамматикализацией?


В чем сходство и различие этих процессов? Анализ английских глаголов с модальным и модально-мо-тивированным компонентом в значении показывает, что рассматриваемое производное значение присуще, как правило, широкозначным глаголам, а также единицам типа hold, pull, carry и другим, находящимся на пути широкозначности, поскольку эта категория имеет градуальный характер выражения и постепенно расширяется в системе английского языка по мере развития в нем аналитической тенденции. [9]


Одно из отличий модализации от грамматикализации, по словам Мнацаканьян А. Н зак¬лючается в том, что структурное значение глагола выражается каким-либо одним лексико-семантическим вариантом (например, be, keep, turn), в то время как приведенные выше модально-моти-вированные значения в глаголах go, take и других допускают плюрализацию модально-мотивированных и модальных сем. В разговорной речи «испытываются» различные варианты лексикосемантических инноваций.


Большая часть таковых инноваций исчезает и заменяется новыми вариантами, но модальные и модально-мотивированные значения широкозначных английских глаголов обнаруживают тенденцию регулярного воспроизведения в разговорной речи. Выбор разговорной речи как сильного средства проявления модального н модально-мотивированного значения связан с большим эмоционально-экспрессивным потенциалом разговорной речи по сравнению с кодифицированной нейтральной речью. Таким образом, англоязычная особенность модальности наиболее употребительных глаголов


состоит в том, что эти единицы развивают модальное или модально-мотивированное значение в разговорной речи в слэнге, употребляясь в единстве глагольной основы и приглагольного слова. Заключение Границы категории модальности размыты, само понятие модальности можно трактовать довольно широко. Ученые пытаются найти более узкое и точное определение, но со временем понятие категории модальности лишь еще больше расширяется. Чаще всего эту категорию рассматривают как структуру, связывающую субъект


и его бытийный признак. Модальность относится к разряду субъективно-объективных категорий, представляя собой систему языковых средств выражения оценки отношений и связей объективной действительности с точки зрения их характера, степени познаваемости или желательности говорящим и тем самым объективирует способы выражения этой оценки любым говорящим субъектом в каждом конкретном речевом акте. Что касается дифференциации субъективной и объективной модальности, то здесь тоже нет единого мнения.


Некоторые лингвисты говорят о двух видах модальности, которым мы и следуем, согласно академической Русской грамматике (1980 г.); некоторые говорят о трех видах; а современные английские лингвисты просто избегают давать определение этой категории, лишь указывая формы, в которых заложена модальность. Рассматривая особенности категории модальности, можно с уверенностью сказать, что вопрос, о важности изучения интерпретации английской модальности в русском языке и с грамматической и с межкультурной точки


зрения, является актуальным и требует к себе особого внимания, поскольку недооценка различий в национальной ментальности и в структуре языка может привести нас к недопониманиям при коммуникации. Список литературы: 1) Философская энциклопедия в 5 т. М.: Советская энциклопедия, 1964. Т. 3. С.478. 2) Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия,


1989. С. 373. 3) Краткая философская энциклопедия. М .: Прогресс , 1994. С . 273. 4) The Cambridge Dictionary of Philosophy, general editor Robert Audi, 2nd edition. Cambridge University Press, 1999. P. 574. 5) The Oxford Companion to Philosophy, ed. by Ted Honderich. Oxford,


New York: Oxford University Press, 1995. P. 581. 6) Reese W. L. Dictionary of Philosophy and Religion. Eastern and Western Thought. New Jersy , London : Humanity Press , 1999. P . 486. 7) Эпштейн М.Н Философия возможного - СПб Алетейя, 2001. C. 334 8) Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка,


М. 1955; С. 345 9) Мнацаканьян А. Н Особенности английской модальности 10) Степанова Г.В. "Введение в семасиологию русского языка" (http://lamp.semiotics.ru/step_ch3.htm) 11) Виноградов В. В. О категории модальности и модальных словах в русском языке // Труды института русского языка АН СССР. Т. 2. – М. – Ленинград, 1950. С. 38 – 79. 12) Лингвистический энциклопедический словарь. –


М.: Советская энциклопедия, 1990. – 685с. 13) Бондаренко В.Н. Виды модальных значений и их выражение в языке / Филол. науки, 1979 № 2. – С. 54-61. 14) Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. М 1989. – 288 с. 15) Руднев В. Словарь культуры XX века, М 1997. 16) Бондарко А.В.(ред.) Теория функциональной грамматики:


Темпоральность. Модальность. М 1990. 17) Черняховская Л. А. Перевод и смысловая структура. М 1976 – 264 с. 18) Валгина Н.С Розенталь Д.Э Фомина М.И. Современный русский язык. М 2002 - 528 с. 19) Гальперин И.Р. Стилистика английского языка. Учебник. М 1981. – 334 с. 20) Лайонз Д. Введение в теоретическую лингвистику.


М 1978. – 543 с. 21) Mauger G. Grammaire pratique du francais d`aujourd`hui. Lange parlee, lange ecrite. Paris, 1984. 22) Milly J. Poetique des textes. – Nathan Universite: Editions nathan, 1992. 23) Swan M. Practical English usage. M 1984 552 с. Приложение 1 Пункт 1. « That qualification of logical propositions according to which they are distinguished


as asserting or denying the possibility, impossibility, contingency or necessity of their content». Webster's Third New International Dictionary of the English Language Unabridged. Chicago et al .: Encyclopedia Britannica , Inc 1986. Vol . 2. P . 1451. Пункт 2. «The manner in which a proposition (or statement) describes or applies to its subject matter. Derivatively 'modality' refers to characteristics of entities


or states of affairs described by modal propositions». The Cambridge Dictionary of Philosophy, general editor Robert Audi, 2nd edition. Cambridge University Press, 1999. P. 574. Пункт 3. «The modal value of a statement is the way, or «mode», in which it is true or false ». The Oxford Companion to Philosophy, ed. by


Ted Honderich. Oxford, New York: Oxford University Press, 1995. P. 581. Пункт 4. «In logic, the alternatives for classifying propositions with respect to their relations to existence. The three widely recognized modes are those of possibility, actuality, and necessity». Reese W. L. Dictionary of Philosophy and Religion. Eastern and Western Thought. New Jersey ,


London : Humanity Press , 1999. P . 486.



Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный реферат Вы можете использовать для подготовки курсовых проектов.

Доработать Узнать цену написания по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем реферат самостоятельно:
! Как писать рефераты
Практические рекомендации по написанию студенческих рефератов.
! План реферата Краткий список разделов, отражающий структура и порядок работы над будующим рефератом.
! Введение реферата Вводная часть работы, в которой отражается цель и обозначается список задач.
! Заключение реферата В заключении подводятся итоги, описывается была ли достигнута поставленная цель, каковы результаты.
! Оформление рефератов Методические рекомендации по грамотному оформлению работы по ГОСТ.

Читайте также:
Виды рефератов Какими бывают рефераты по своему назначению и структуре.