Реферат по предмету "Психология"

Узнать цену реферата по вашей теме


Акцентуации характера у осужденных

Содержание. Введение. Глава I. Характер как индивидуальная характеристика личности. 1. Понятие характера. История исследований акцептуаций характера. 2. Классификация акцептуаций характера у осужденного по Е. Личко. Глава II. Акцентуация характера у осужденного. Бани строительство домов из клееного бруса под ключ баня из клееного бруса под ключ.
1. Особенности структуры характера у осужденных. 2. Типы характера у осужденных. Заключение Список литературы Приложения Введение Условия мест лишения свободы не могут не влиять на характер осужденного и способствуют возникновению и развитию пограничных форм нервно-психической патологии, что выводит вопросы психогигиены и психопрофилактики в ряд важнейших задач охраны психического здоровья человека. Решение этих проблем связано, прежде всего, с необходимостью с ранней диагностики субклинических проявлений такого рода состояний, в частности, невротизации, психопатизации и предрасположенности к ним. Немаловажную роль играет и диагностика акцентуаций характера, которые под воздействием психотравмирующих факторов способны переходить в патологическое состояние. Психологи, занимающиеся проблемой характера, считают, что менее 40% взрослых людей имеют сбалансированный характер – гибкий, устойчивый к стрессам, с невысокой чувствительностью и умеренной тревожностью. Здесь надо исходить из того факта, что в нерезко выраженной форме те или другие психопатические особенности присущи почти всем и "нормальным" людям. Как правило, чем резче выражена индивидуальность, тем ярче становятся и свойственные ей акцентуированные черты. Немудрено, что среди людей высокоодаренных, с богато развитой эмоциональной жизнью и легко возбудимой фантазией количество несомненных психопатов оказывается довольно значительным. Попытки построения типологии характеров неоднократно предпринимались на протяжении всей истории психологии. Одной из наиболее известных и ранних из них явилась та, которая еще в начале нашего века была предложена немецким психиатром и психологом Э.Кречмером, а также нашим соотечественником В.М. Бехтеревым. Несколько позже аналогичную попытку предприняли психологи П.Б. Ганнушкин, М. Фрамер, О.В. Кербиков, У. Шелдон, а в наши дни — Э. Фромм, К. Леонгард, Г.К. Ушаков, А. Е. Личко и ряд других ученых. Все типологии человеческих характеров исходили из ряда идей. Основные из них следующие: 1. Характер человека формируется довольно рано в онтогенезе и на протяжении остальной его жизни проявляет себя как более или менее устойчивый. 2. Те сочетания личностных черт, которые входят в характер человека, не являются случайными. Они образуют четко различимые, позволяющие выявлять и строить типологию характеров. 3. Большая часть людей в соответствии с этой типологией может быть разделена на группы. Психолого-педагогическое влияние на осужденных не возможно оказывать без знания их психологии. Точная ориентация в психологии личности осужденных помогает определить наиболее целесообразный путь их позитивного изменения, выбрать оптимальные методы воздействия, обеспечить дифференцированный и индивидуальный подход. Изучать личность осужденного необходимо в целях профилактики правонарушений с его стороны в дальнейшем. Исправление и перевоспитание характера осужденного подчинено общим закономерностям перевоспитания его личности. Отсюда вытекает педагогическое правило: для формирования цельного высоконравственного характера у осужденных необходимо стремиться к всестороннему развитию личности, исправлению не только отдельных его черт, а их совокупности. Поскольку основную подструктуру характера составляют качества направленности, постольку важнейшим условием перевоспитания характера у осужденных становится изменение их направленности, формирование установки на исправление. Глава I. Характер как индивидуальная характеристика личности. Характер (от лат. «character») — это совокупность устойчивых черт личности, определяющих отношение человека к людям, к выполняемой работе. Характер проявляется в деятельности и общении (как и темперамент) и включает в себя то, что придает поведению человека специфический, характерный для него оттенок (отсюда название “характер”). Характер человека — это то, что определяет его значимые поступки, а не случайные реакции на те или иные стимулы или сложившиеся обстоятельства. Поступок человека с характером почти всегда сознателен и обдуман, может быть объяснен и оправдан, по крайней мере с позиций действующего лица. Говоря о характере, мы обычно вкладываем в представление о нем способность вести себя самостоятельно, последовательно, независимо от обстоятельств, проявляя свою волю и настойчивость, целеустремленность и упорство. Бесхарактерный человек в этом смысле — тот, кто не проявляет подобные качества ни в деятельности, ни в общении, плывет по течению, зависим от обстоятельств и управляется ими. Людей отличают друг от друга не только врожденные индивидуальные черты, но также и разница в развитии, связанная с течением их жизни. Поведение человека зависит от того, в какой семье он вырос, в какой школе учился, кто он по профессии, в каком кругу вращается. Два человека с натурами первоначально сходными, могут впоследствии иметь весьма мало общего между собой, а с другой стороны, сходство жизненных обстоятельств может выработать сходные черты, реакции у людей в корне различных. Люди отличаются друг от друга независимо от того, каким путем такое отличие возникает. Точно так же как по внешности один человек отличается от другого, так и психика каждого человека отлична от психики других людей. Однако индивидуальных черт не так много, как кажется. Черты, определяющие индивидуальность человека, могут быть отнесены к различным психическим сферам: 1) сфера направленности интересов и склонностей, 2) чувств и воли, и 3) ассоциативно-интеллектуальная сфера. Чтобы понять сущность человека, необходимо пристально присмотреться к свойственным ему различным чертам названных сфер. Не всегда легко провести четкую грань между чертами, формирующими акцентуированную личность и чертами, определяющими вариации индивидуальности человека. Еще на заре учения об акцентуациях возникла проблема отграничения их от крайних вариантов нормы. В. М. Бехтерев (1886) упоминал о "переходных состояниях между психопатией и нормальным состоянием" . П. Б. Ганнушкин (1933) подобные случаи обозначал как "латентную психопатию", М. Framer (1949) и О. В. Кербиков (1961) – как "предпсихопатию", Г. К. Ушаков (1973) – как "крайние варианты нормального характера". Наибольшую известность получил термин Карла Леонгарда, немецкого психиатра и психолога, профессора неврологической клиники Берлинского университета (1968) – "акцентуированная личность". Однако правильнее говорить об "акцентуациях характера" (Личко; 1977). Личность – понятие гораздо более сложное, чем характер. Она включает интеллект, способности, наклонности, мировоззрение и т. д. В описаниях К. Леонгарда речь идет именно о типах характера .
В работах К. Леонгарда используется как сочетание "акцентуированная личность", так и "акцентуированные черты характера". К. Леонгард заменил термин "психопат" на термин "акцентуированная личность". Акцентуация характера, по Леонгарду, это нечто промежуточное между психопатией и нормой. По его мнению акцентуированные личности – это не больные люди, это здоровые индивиды со своими индивидуальными особенностями. На вопрос, где же границы, отделяющие акцентуантов, с одной стороны, от психопатов, а с другой – от неакцентуантов, К. Леонгард не дает четкого ответа.
Акцентуированные характеры зависят не от природно-биологических свойств, а от факторов внешней среды, которые накладывают отпечаток на образ жизни данного человека. Акцентуация всегда в общем предполагает усиление степени определенной черты. Эта черта личности, таким образом, становится акцентуированной. Акцентуированные черты далеко не так многочисленны, как варьирующие индивидуальные. Акцентуация – это, в сущности, те же индивидуальные черты, но обладающие тенденцией к переходу в патологическое состояние. При большей выраженности они накладывают отпечаток на личность как таковую и, наконец, могут приобретать патологический характер, разрушая структуру личности. В нашей стране получила распространение иная классификация акцентуаций, которая была предложена известным детским психиатром профессором А. Е. Личко. Он полагает, что акцентуации характера имеют сходство с психопатиями. Главное их отличие от психопатий заключается в отсутствии признака социальной дезадаптации. Они не являются основными причинами патологического формирования личности, но могут стать одним из факторов в развитии пограничных состояний. По мнению А. Е. Личко акцентуацию можно определить как дисгармоничность развития характера, гипертрофированную выраженность отдельных его черт, что обуславливает повышенную уязвимость личности в отношении определенного рода воздействий и затрудняет её адаптацию в некоторых специфичных ситуациях. При этом важно отметить, что избирательная уязвимость в отношении определенного рода воздействий, имеющая место при той или иной акцентуации, может сочетаться с хорошей или даже повышенной устойчивостью к другим воздействиям. Точно так же, затруднения с адаптацией личности в некоторых специфичных ситуациях (сопряженных с данной акцентуацией) может сочетаться с хорошими или даже повышенными способностями к социальной адаптации в других ситуациях. При этом эти «другие» ситуации сами по себе могут быть объективно и более сложными, но не сопряженными с данной акцентуацией, не референтны ей. Все акцентуации Личко рассматриваются как временные изменения характера, сглаживающиеся при повзрослении. В то же время многие из них переходят в психические заболевания или же сохраняются на всю жизнь. Акцентуации представляют собой хотя и крайние, но варианты нормы. Поэтому "акцентуация характера" не может быть психиатрическим диагнозом. По исследованиям А. Е. Личко пато-характерологические реакции, выступающие на фоне акцентуаций, как правило, почти 80% из них с возрастом сглаживаются, смягчаются и можно наблюдать удовлетворительную социальную адаптацию. Будет прогноз хороший или плохой зависит от степени и вида акцентуаций – скрытая она или явная, а также от социальных условий. Явная акцентуация – эта степень относится к крайним вариантам нормы. Однако выраженность черт определенного типа обычно не препятствует социальной адаптации. Занимаемое положение, как правило, соответствует способностям и возможностям. С возрастом особенности характера либо остаются достаточно выраженными, но компенсируются и не мешают адаптации, либо настолько сглаживаются, что явная акцентуация переходит в скрытую. Скрытая акцентуация – эта степень относится не к крайним, а к обычным вариантам нормы. В обыденных, привычных условиях черты какого-либо типа характера выражены слабо или не проявляются совсем. Даже при продолжительном наблюдении, при разносторонних контактах и детальном знакомстве трудно бывает составить представление об определенном типе. Однако, черты этого типа могут неожиданно и ярко проявиться под влиянием тех ситуаций и психических травм, которые адресованы к месту наименьшего сопротивления. Наиболее благоприятный прогноз наблюдается при гипертимической акцентуации, наихудший прогноз – при явной неустойчивой акцентуации. Различают несколько видов относительно стойких изменений: - переход явной акцентуации в скрытую, когда с возрастом акцентуированные черты стираются или компенсируются, т. е. заменяются другими и только под влиянием некоторых факторов, адресованных уязвимому месту, черты этого типа уже скрытого, замаскированного, вдруг проявятся неожиданно, внезапно в полной силе; - формирование на почве акцентуаций психопатических развитий, роль играет среда и в результате может наблюдаться предболезненное состояние, а иногда заболевание; - трансформация видов акцентуаций характера, присоединение к основному типу близких, совместимых с этим типом других акцентуаций. В некоторых случаях, черты вновь приобретенных акцентуаций могут даже доминировать над основной, иногда черты одной акцентуации могут «вытеснить», «заслонить» черты других акцентуаций. Одной из распространенных практических ошибок является трактовка акцентуации как установленной патологии. Однако это не так. В работах К. Леонгарда специально подчеркивалось, что акцентуированные люди не являются ненормальными. В противном случае нормой следовало бы считать только среднюю посредственность, а любое отклонение от неё рассматривать как патологию. К. Леонгард даже полагал, что человек без намека на акцентуацию, конечно, не склонен развиваться в неблагоприятную сторону, но столь же маловероятно, что он как-нибудь отличается в положительную сторону. Акцентуированным личностям, напротив, присуща готовность к особенному, т. е. как к социально положительному, так и социально отрицательному развитию. Обобщая всё сказанное, очевидно, можно заключить, что акцентуация является не патологией, а крайним вариантом нормы. Известно два подхода к индивидуальным различиям человека. Один – так называемая теория черт – описывает индивидуальность как мозаику, слагающуюся из различных элементов. Он признаёт уникальность человека, неповторимость и множественность составляющих его характеристик, черт, но при этом страдает эклектичностью и отсутствием целостности. Другой подход – теория типов – предлагает цельное непротиворечивое и узнаваемое описание типа характера. Разумеется, количество типов ограничено, что даёт возможность узнать себя в одной из классификаций или увидеть отдельные стороны своего характера. Один из мастеров подростковой психотерапии Андрей Личко описал 11 простых и 20 смешанных типов характеров, но при этом мы можем говорить о том, что разнообразие людей вовсе не исчерпывается 31 типом характера. Акцентуация – усиление характера в какой-то степени делает его предсказуемым. При определённом наборе условий, подростки одного типа характера всегда проявляют сугубо специфическое поведение. Формы протеста у подростков с разными характерами разные.
По мнению ряда исследователей, примерно у 40% людей акцентуации как бы ослабевают, прячутся к 30-35 годам. Но когда компромисс между характером и личностью вроде бы найден, акцентуация может вернуться. Как правило в стрессовой ситуации личность вновь стоит перед подростковой дилеммой: «Я и мой характер, кто кого?» Психологи не случайно говорят, что в 40 лет вряд ли можно оценивать человека по его характеру. На первый план выступают другие более высокие уровни функционирования личности: ценности, цели, моральные аспекты, определяющие выбор линии поведения личности.
Акцентуации характера – это крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим . Существуют две классификации типов акцентуаций характера. Первая предложена Карлом Леонгардом (1968) и вторая – А. Е. Личко (1977). Приводим сопоставление этих классификаций, сделанное В. В. Юстицким (1977). Тип акцентуированной личности, по К. Леонгарду Тип акцентуации характера, по А. Е. Личко Лабильный Лабильный циклоид Сверхподвижный Эмотивный Лабильный Демонстративный Истероидный Сверхпунктуальный Психастенический Ригидно-аффективный Неуправляемый Эпилептоидный Интравертный Шизоидный Боязливый Сенситивный Неконцентрированный или неврастенический Астено-невротический Экстравертный Конформный Слабовольный Неустойчивый Гипертимный Циклоидный Классификация акцентуаций характера по А.Е. Личко: ГИПЕРТИМНЫЙ ТИП С детства гипертимные люди отличаются большой подвижностью, общительностью, болтливостью, чрезмерной самостоятельностью, склонностью к озорству, недостатком чувства дистанции в отношениях. С первых лет жизни они везде вносят много шума, любят компании сверстников и стремятся командовать ими. Воспитатели детских учреждений жалуются на их неугомонность . Первые трудности могут выявиться при поступлении в школу. При хороших способностях, живом уме, умении все схватывать на лету обнаруживается неусидчивость, отвлекаемость, недисциплинированность. Главная черта гипертимных людей – почти всегда очень хорошее, даже приподнятое настроение. Лишь изредка и ненадолго эта солнечность омрачается вспышками раздражения, гнева, агрессии. Хорошее настроение гипертимных людей гармонично сочетается с хорошим самочувствием, высоким жизненным тонусом, нередко цветущим внешним видом. У них всегда хороший аппетит и здоровый сон . Реакция эмансипации бывает особенно отчетливой. В силу этого с родителями, педагогами, воспитателями легко возникают конфликты. К ним ведут мелочный контроль, повседневная опека, наставления и нравоучения, "проработка" в семье и на публичных собраниях. Все это обычно вызывает только усиление "борьбы за самостоятельность", непослушание, нарочитое нарушение правил и порядков. Стараясь вырваться из-под опеки семьи, гипертимные люди охотно уезжают в лагеря, уходят в туристские походы и т.п., но и там вскоре приходят в столкновение с установленным режимом и дисциплиной. Как правило, обнаруживается склонность к самовольным отлучкам, иногда продолжительным. Истинные побеги из дому у гипертимов встречаются нечасто . Реакция группирования проходит не только под знаком постоянного тяготения к компаниям сверстников, но и стремления к лидерству в этих компаниях . Неудержимый интерес ко всему вокруг делает гипертимных.людей неразборчивыми в выборе знакомств. Контакт со случайными встречными не представляет для них проблемы. Устремляясь туда, где "кипит жизнь", они порой могут оказаться в неблагоприятной среде, попасть в асоциальную группу. Всюду они быстро осваиваются, перенимают манеры, обычаи, поведение, одежду, модные "хобби" . Аккуратность отнюдь не составляет их отличительной черты ни в занятиях, ни в выполнении обещаний, ни, что особенно бросается в глаза, в денежных делах. Рассчитывать они не умеют и не хотят, охотно берут в долг, отодвигая в сторону неприятную мысль о последующей расплате . Всегда хорошее настроение и высокий жизненный тонус создают благоприятные условия для переоценки своих способностей и возможностей. Избыточная уверенность в своих силах побуждает "показать себя", предстать перед окружающими в выгодном свете, прихвастнуть. Но им присуща искренность задора, действительная уверенность в собственных силах, а не натужное стремление "показать себя больше, чем есть на самом деле", как у настоящих истероидов. Лживость не является их характерной чертой, она может быть обусловлена необходимостью извернуться в трудной ситуации Самооценка гипертимных людей отличается достаточной искренностью . ЦИКЛОИДНЫЙ ТИП Поведенческие реакции у циклоидов, как типичных, так и лабильных, обычно выражены умеренно. Эмансипационные устремления и реакции группирования со сверстниками усиливаются в период подъема. Увлечения отличаются нестойкостью – в субдепрессивные периоды их забрасывают, в период подъема находят новые или возвращаются к прежним заброшенным. Заметного снижения сексуального влечения в субдепрессивной фазе сам человек обычно не отмечает, хотя, по наблюдению близких, сексуальные интересы в "плохие дни" гаснут. Выраженные нарушения поведения (делинквентность, побеги из дому, знакомство с наркотиками) мало свойственны циклоидам. К алкоголизации в компаниях они обнаруживают склонность в периоды подъема. Суицидальное поведение в виде аффективных (но не демонстративных) попыток или истинных покушений возможно в субдепрессивной фазе. Самооценка характера у циклоидов формируется постепенно, по мере того, как накапливается опыт "хороших" и "плохих" периодов. ЛАБИЛЬНЫЙ ТИП Главная черта лабильного типа – крайняя изменчивость настроения . Можно говорить о намечающемся формировании лабильного типа в случаях, когда настроение меняется слишком часто и чрезмерно круто, а поводы для этих коренных перемен бывают ничтожными. Кем-то нелестно сказанное слово, неприветливый взгляд случайного собеседника, некстати пошедший дождь, оторвавшаяся от костюма пуговица способны погрузить в унылое и мрачное расположение духа при отсутствии каких-либо серьезных неприятностей и неудач. В то же время какая-нибудь приятная беседа, интересная новость, мимолетный комплимент, удачно к случаю одетый костюм, услышанные от кого-либо, хотя и малореальные, но заманчивые перспективы могут поднять настроение, даже отвлечь от действительных неприятностей, пока они снова не напомнят чем-либо о себе. При психиатрическом осмотре во время откровенных и волнующих бесед, когда приходится касаться самых разных сторон жизни, на протяжении получаса можно видеть не раз готовые навернуться слезы и вскоре радостную улыбку.
Настроению присущи не только частые и резкие перемены, но и значительная их глубина. От настроения данного момента зависят и самочувствие, и аппетит, и сон, и трудоспособность, и желание побыть одному или только вместе с близким человеком или же устремиться в шумное общество, в компанию, на люди. Соответственно настроению и будущее то расцвечивается радужными красками, то представляется серым и унылым, и прошлое предстает то как цепь приятных воспоминаний, то кажется сплошь состоящим из неудач, ошибок и несправедливостей. Одни и те же люди, одно и то же окружение кажутся то милым, интересным и привлекательным, то надоевшим, скучным и безобразным, наделенным всяческими недостатками.
Маломотивированная смена настроения иногда создает впечатление о поверхностности и легкомыслии. Но это суждение не соответствует истине. Представители лабильного типа способны на глубокие чувства, на большую и искреннюю привязанность. Это прежде всего сказывается в их отношении к родным и близким, но лишь к тем, от кого они сами чувствуют любовь, заботу и участие. К ним привязанность сохраняется несмотря на легкость и частоту мимолетных ссор. В друге они стихийно ищут психотерапевта. Они предпочитают дружить с тем, кто в минуты грусти и недовольства способен отвлечь, утешить рассказать что-нибудь интересное, приободрить, убедить, что "все не так страшно", но и в то же время в минуты эмоционального подъема легко откликнуться на радость и веселье, удовлетворить потребность сопереживания. Лабильные люди весьма чутки ко всякого рода знакам внимания, благодарности, похвалам и поощрениям – все это доставляет им искреннюю радость, но вовсе не побуждает к заносчивости или самомнению. Порицания, осуждения, выговоры, нотации глубоко переживаются и способны вторгнуть в беспросветное уныние. Действительные неприятности, утраты, несчастья лабильные люди переносят чрезвычайно тяжело, обнаруживая склонность к реактивным депрессиям, тяжелым невротическим срывам. Самооценка отличается искренностью. Лабильные люди хорошо знают особенности своего характера, знают, что они – "люди настроения" и что от настроения у них все зависит. Отдавая отчет в слабых сторонах своей натуры, они не пытаются что-либо скрыть или затушевать, а как бы предлагают окружающим принимать их такими, какие они есть. В том, как относятся к ним окружающие, они обнаруживают удивительно хорошую интуицию – сразу, при первом контакте чувствуя, кто к ним расположен, кто безразличен, а в ком таится хоть капля недоброжелательности или неприязни. Ответное отношение возникает незамедлительно и без попыток его утаить . АСТЕНО-НЕВРОТИЧЕСКИЙ ТИП Главными чертами астено-невротической акцентуации являются повышенная утомляемость, раздражительность и склонность к ипохондричности. Утомляемость особенно проявляется в умственных занятиях. Умеренные физические нагрузки переносятся лучше, однако физические напряжения, например обстановка спортивных соревнований, оказываются невыносимыми. Раздражительность неврастеников существенно отличается от гневности эпилептоидов и вспыльчивости гипертимов и более всего сходна с аффективными вспышками у людей лабильного типа. Раздражение, нередко по ничтожному поводу, легко изливается на окружающих, порой случайно попавших под горячую руку, и столь же легко сменяется раскаянием и даже слезами. Склонность к ипохондризации является особенно типичной чертой. Такие люди внимательно прислушиваются к своим телесным ощущениям, крайне подвержены ятрогении, охотно лечатся, укладываются в постель, подвергаются осмотрам. Делинквентность, побеги из дому, алкоголизация и другие нарушения поведения людям астено-невротического типа не свойственны. Сексуальная активность обычно ограничивается короткими и быстро истощающимися вспышками. К сверстникам тянутся, скучают без их компании, но быстро от них устают и ищут отдыха, одиночества или общества с близким другом. Самооценка астено-невротических людей обычно отражает их ипохондрические установки. Они отмечают зависимость плохого настроения от дурного самочувствия, плохой сон ночью и сонливость днем, разбитость по утрам. В мыслях о будущем центральное место занимают заботы о собственном здоровье. Они сознают также. что утомляемость и раздражительность глушат их интерес к новому, делают непереносимыми критику и возражения, стесняющие их правила. Однако далеко не все особенности отношений подмечаются достаточно хорошо . СЕНСИТИВНЫЙ ТИП Рано формируется чувство долга, ответственности, высоких моральных и этических требований и к окружающим, и к самому себе. Такие люди ужасают грубостью, жестокостью, циничностью. В себе же видится множество недостатков, особенно в области качеств морально-этических и волевых. Источником угрызений у осужденных мужского пола зачастую служит столь частый в этом возрасте онанизм. Возникают самообвинения в "гнусности" и "распутстве", жестокие укоры себя в неспособности удержаться от пагубной привычки. Онанизму приписываются также собственное слабоволие во всех областях, робость и застенчивость, неудачи в учебе вследствие якобы слабеющей памяти или свойственная иногда периоду роста худоба, диспропорциональность телосложения и т. п. Чувство собственной неполноценности у сенситивных людей делает особенно выраженной реакцию гиперкомпенсации. Они ищут самоутверждения не в стороне от слабых мест своей натуры, не в областях, где могут раскрыться их способности, а именно там, где особенно чувствуют свою неполноценность. Но как только ситуация неожиданно для них требует смелой решительности, они тотчас же пасуют. Если удается установить с ними доверительный контакт и они чувствуют от собеседника симпатию и поддержку, то за спавшей маской "все нипочем" оказываются жизнь, полная укоров и самобичевания, тонкая чувствительность и непомерно высокие требования к самому себе. Нежданное участие и сочувствие могут сменить заносчивость и браваду на бурно хлынувшие слезы. В отличие от шизоидов сенситивные люди не отгораживаются от товарищей, не живут в воображаемых фантастических группах и не способны быть "белой вороной" в обычной для них среде. Они разборчивы в выборе приятелей, предпочитают близкого друга большой компании, очень привязчивы в дружбе. Некоторые из них любят иметь более старших по возрасту друзей. Обычная группа ужасает их господствующими там шумом, развязностью, грубостью . Самооценка сенситивных людей отличается довольно высоким уровнем объективности. Они подчеркивают, что не склонны ни легко ссориться, ни быстро мириться. У многих из них имеются проблемы, к которым они не могут определить своего отношения или не хотят сделать это. Чаще всего этими проблемами являются отношение к друзьям, к своему окружению, к критике в свой адрес, к деньгам, к спиртным напиткам. Видимо, все это бывает связано с окрашенными эмоциями, затаенными переживаниями. Питая отвращение ко лжи и маскировке, сенситивные люди отказ предпочитают неправде. Слабым звеном сенситивных личностей является отношение к ним окружающих. Непереносимой для них оказывается ситуация, где они становятся объектом насмешек или подозрения в неблаговидных поступках, когда на их репутацию падает малейшая тень или когда они подвергаются несправедливым обвинениям .
ПСИХАСТЕНИЧЕСКИЙ ТИП Главными чертами психастенического типа являются нерешительность и склонность к рассуждательству, тревожная мнительность и любовь к самоанализу и, наконец, легкость образования обсессий – навязчивых страхов, опасений, действий, ритуалов, мыслей, представлений.
Тревожная мнительность психастенической личности отличается от сходных черт астено-невротического и сенситивного типов. Опасения психастеника целиком адресуются к возможному, даже к маловероятному в будущем (футуристическая направленность). Опасности реальные и невзгоды, уже случившиеся, пугают куда меньше. Защитой от постоянной тревоги за будущее становятся специально выдуманные приметы и ритуалы. Другой защитой становится специально выработанный педантизм и формализм . Склонность к самоанализу более всего распространяется на размышления по поводу мотивов своих поступков и действий, проявляется в компании в своих ощущениях и переживаниях. Самооценка, несмотря на склонность к самоанализу, далеко не всегда бывает правильной. Часто выступает тенденция находить у себя самые разнообразные черты характера, включая совершенно несвойственные (например, истероидные) . ШИЗОИДНЫЙ ТИП Наиболее существенной чертой данного типа считается замкнутость, отгороженность от окружающего, неспособность или нежелание устанавливать контакты, снижение потребности в общении . Замкнутость, отгороженность от других людей бросаются в глаза. Иногда духовное одиночество даже не тяготит шизоидную личность, которая живет в своем мире, своими необычными для других интересами и увлечениями, относясь со снисходительным пренебрежением или явной неприязнью ко всему. Но чаще же шизоиды страдают сами от своей замкнутости, одиночества, неспособности к общению, невозможности найти себе друга по душе. Неудачные попытки завязать приятельские отношения, мимозоподобная чувствительность в моменты их поиска, быстрая истощаемость в контакте ("не знаю о чем еще говорить") нередко побуждают к еще большему уходу в себя. Недостаток интуиции проявляется отсутствием "непосредственного чутья действительности", неумением проникнуть в чужие переживания, угадать желания других, догадаться о неприязненном отношении к себе или, наоборот, о симпатии и расположении, уловить тот момент, когда не следует навязывать свое присутствие и когда, наоборот, надо выслушать, посочувствовать, не оставлять собеседника с самим собой. К дефициту интуиции следует добавить тесно с ним связанный недостаток сопереживания – неумение разделять радость и печаль другого, понять обиду, прочувствовать чужое волнение и беспокойство. Иногда это обозначают как слабость эмоционального резонанса. Недостаток интуиции и сопереживания обусловливает, вероятно, то, что называют холодностью шизоидов. Их поступки могут быть жестокими, что скорее связано с неспособностью вчувствоваться в страдания других, чем желанием получить садистическое наслаждение. К гамме шизоидных особенностей можно добавить неумение убеждать своими словами других. Внутренний мир почти всегда закрыт от посторонних взоров. Лишь перед немногими избранными занавес может внезапно приподняться, но никогда не до конца, и столь же нежданно вновь упасть. Шизоид нередко раскрывается перед людьми малознакомыми, даже случайными, но чем-то импонирующими его прихотливому выбору. Но он может навсегда остаться скрытой, непонятной вещью в себе для близких или тех, кто знает его много лет. Недоступность внутреннего мира и сдержанность в проявлении чувств делают непонятными и неожиданными для окружения многие поступки шизоидов, ибо все, что им предшествовало, – весь ход переживаний и мотивов – осталось скрытым. Некоторые выходки носят характер чудачества, но, в отличие от истероидов, они не служат цели привлечь в себе всеобщее внимание. Реакция эмансипации нередко проявляется весьма своеобразно. Вместе с тем эмансипационные устремления легко могут оборачиваться социальной нонконформностью – негодованием по поводу существующих правил и порядков, насмешками над распространенными вокруг идеалами, духовными ценностями, интересами, злопыхательством по поводу "отсутствия свободы". Подобного рода суждения могут долго и скрытно вынашиваться и неожиданно для окружающих реализоваться в публичных выступлениях или решительных действиях. Зачастую поражает прямолинейная критика других лиц без учета ее последствий для себя. Реакция увлечения у шизоидов выступает обычно ярче, чем все другие специфические поведенческие реакции своего возраста. Увлечения нередко отличаются необычностью, силой и устойчивостью. Чаще всего приходится встречать интеллектуально-эстетические хобби. Большинство шизоидов любит книги, поглощают их запоем, чтению предпочитают все другие развлечения. Выбор для чтения может быть строго избирательным – только определенная эпоха из истории, только определенный жанр литературы, определенное течение в философии и т. п. Вообще в интеллектуально-эстетических хобби поражает прихотливость выбора предмета. Все это никогда не делается напоказ, а только для себя. Увлечениями делятся, если встречают искренний интерес. Часто таят их, боясь непонимания и насмешек. При менее высоком уровне интеллекта и эстетических притязаний дело может ограничиться менее изысканными, но не менее странными предметами увлечений . На втором месте стоят хобби мануально-телесного типа. Неуклюжесть, неловкость, негармоничность моторики, нередко приписываемая шизоидам, встречается далеко не всегда, а упорное стремление к телесному совершенствованию может сгладить эти недостатки. Систематические занятия гимнастикой, плавание, велосипед, упражнения йогов сочетаются обычно с отсутствием интереса к коллективным спортивным играм. Место увлечений могут занимать одинокие многочасовые пешие или велосипедные прогулки. Некоторым шизоидам хорошо даются тонкие ручные навыки – игра на музыкальных инструментах, прикладное искусство – все это также может составить предмет увлечений . Самооценка шизоидов отличается констатацией того, что связано с замкнутостью, одиночеством, трудностью контактов, непониманием со стороны окружающих. Отношение к другим проблемам оценивается гораздо хуже. Противоречивости своего поведения они обычно не замечают или не придают ей значения. Любят подчеркивать свою независимость и самостоятельность . ЭПИЛЕПТОИДНЫЙ ТИП Главными чертами эпилептоидного типа являются склонность к дисфориям, и тесно связанная с ними аффективная взрывчатость, напряженное состояние инстинктивной сферы, иногда достигающее аномалии влечений, а также вязкость, тугоподвижность, тяжеловесность, инертность, откладывающие отпечаток на всей психике, – от моторики и эмоциональности до мышления и личностных ценностей. Дисфории, длящиеся часами и днями, отличают злобно-тоскливая окраска настроения, накипающее раздражение, поиск объекта, на котором можно сорвать зло. Аффективные разряды эпилептоида лишь при первом впечатлении кажутся внезапными. Их можно сравнить с разрывом парового котла, который прежде долго и постепенно закипает. Повод для взрыва может быть случайным, сыграть роль последней капли. Аффекты не только очень сильны, но и продолжительны – эпилептоид долго не может остыть . Повод для гнева может быть мал и ничтожен, но он всегда сопряжен хотя бы с незначительным ущемлением интересов. В аффекте выступает безудержная ярость – циничная брань, жестокие побои, безразличие к слабости и беспомощности противника и неспособность учесть его превосходящую силу. Эпилептоидный человек в ярости способен наотмашь по лицу ударить престарелую бабку, столкнуть с лестницы показавшего ему язык малыша, броситься с кулаками на заведомо более сильного обидчика. В драке обнаруживается стремление бить противника по гениталиям.
Эпилептоидам свойственна повышенная забота о своем здоровье, "страх заразы" до поры до времени сдерживают случайные связи, заставляют отдать предпочтение более или менее постоянным партнерам. Любовь у представителей этого типа почти всегда бывает окрашена мрачными тонами ревности. Измен как действительных, так и мнимых, они никогда не прощают. Невинный флирт трактуется как тяжкое предательство .
В группе такие личности хотят установить свои порядки, выгодные для них самих. Симпатиями они не пользуются, и их власть держится на страхе перед ними. Они чувствуют себя нередко на высоте в условиях жесткого дисциплинарного режима, где умеют угодить начальству, добиться определенных преимуществ, завладеть формальными постами, дающими в их руки определенную власть, установить диктат над другими и использовать сбое положение к собственной выгоде. Реакция увлечения обычно бывает выражена достаточно ярко. Почти все эпилептоиды отдают дань азартным играм. В них пробуждается почти инстинктивная тяга к обогащению. Коллекционирование их привлекает также прежде всего материальной ценностью собранного. В спорте заманчивым кажется то, что позволяет развить физическую силу. Подвижные коллективные игры даются им плохо. Совершенствование ручных навыков, особенно если это сулит определенные материальные блага (прикладное искусство, ювелирная работа и т. п.), также может оказаться в сфере увлечений. Многие из них любят музыку и пение. В отличие от истероидов охотно занимаются ими наедине, получая от своих упражнений какое-то особое чувственное удовольствие . Самооценка эпилептоидов носит однобокий характер. Как правило, они отмечают склонность к мрачному расположению духа, свои соматические особенности – крепкий сон и трудность пробуждений, любовь сытно и вкусно поесть, силу и напряженность сексуального влечения, отсутствие застенчивости и даже свою склонность к ревности. Они подмечают свою осторожность к незнакомому, приверженность к правилам, аккуратности и порядку, нелюбовь пустых мечтаний и предпочтение жить реальной жизнью. В остальном, в особенности во взаимоотношениях с окружающими, они представляют себя значительно более конформными, чем это есть на самом деле . ИСТЕРОИДНЫЙ ТИП Его главная черта – беспредельный эгоцентризм, ненасытная жажда постоянного внимания к своей особе, восхищения, удивления, почитания, сочувствия. На худой конец предпочитается даже негодование или ненависть, направленные в свой адрес, но только не безразличие и равнодушие – только не перспектива остаться незамеченным. Все остальные качества истероида питаются этой чертой. Внушаемость, которую нередко выдвигают на первый план, отличается избирательностью: от нее ничего не остается, если обстановка внушения или само внушение не льют воду на мельницу эгоцентризма. Лживость и фантазирование целиком направлены на приукрашение своей персоны. Кажущаяся эмоциональность в действительности оборачивается отсутствием глубоких искренних чувств при большой экспрессии эмоций, театральности, склонности к рисовке и позерству. Среди поведенческих проявлений истероидности на первое место следует поставить суицидальность. Речь идет о несерьезных попытках, демонстрациях, "псевдосуицидах", "суицидал. Нередко причиной, толкнувшей истероида на "суицид", называется неудачная любовь. Однако часто удается выяснить, что это лишь романтическая завеса или просто выдумка. Действительной причиной обычно служат уязвленное самолюбие, утрата ценного для данного подростка внимания, страх упасть в глазах окружающих, особенно сверстников, лишиться ореола "избранника". Сама же суицидальная демонстрация с переживаниями окружающих, суетой, скорой помощью, любопытством случайных свидетелей дает немалое удовлетворение истероидному эгоцентризму . Свойственное истероидам "бегство в болезнь", изображение необычных таинственных заболеваний. Для достижения этой цели используется разыгрывание роли наркомана, суицидальные угрозы и, наконец, жалобы, почерпнутые из учебников психиатрии, причем разного рода деперсонализационно-дереализационные симптомы и циклические колебания настроения пользуются особой популярностью. Реакция эмансипации может иметь бурные внешние проявления: побеги из дому, конфликты с родными и старшими, громогласные требования свободы и самостоятельности и т. п. Однако по сути дела настоящая потребность свободы и самостоятельности вовсе не свойственна людям этого типа – от внимания и забот близких они совсем не жаждут избавиться. Не обладая ни достаточной стеничностью, ни бестрепетной готовностью в любой момент силой утвердить свою командную роль, подчинить себе других, истероид рвется к лидерству доступными для него путями. Обладая хорошим интуитивным чутьем настроения группы, еще назревающих в ней порой неосознанных желаний и стремлений, истероиды могут быть их первыми выразителями, выступать в роли зачинщиков и зажигателей. В порыве, в экстазе, воодушевленные обращенными на них взглядами, они могут повести за собой других, даже проявить безрассудную смелость. Но они всегда оказываются вожаками на час – перед неожиданными трудностями пасуют, друзей легко предают, лишенные восхищенных взоров, сразу теряют весь задор. Главное, группа вскоре распознает за внешними эффектами их внутреннюю пустоту. Это осуществляется особенно быстро, когда истероидные подростки добиваются лидерской позиции, "пуская пыль в глаза" историями о своих былых удачах и приключениях. НЕУСТОЙЧИВЫЙ ТИП Их безволие отчетливо выступает, когда дело касается учебы, труда, исполнения обязанностей и долга, достижения целей, которые ставят перед ними родные, старшие, общество. Однако в поиске развлечений представители этого типа также не обнаруживают напористости, а скорее плывут по течению КОНФОРМНЫЙ ТИП Некоторые черты этого типа – постоянную готовность подчиниться голосу большинства, шаблонность, банальность, склонность к ходячей морали, благонравию, консерватизму, однако он неудачно связал данный тип с низким интеллектом. В действительности дело вовсе не в интеллектуальном уровне. Подобные субъекты нередко хорошо учатся, получают высшее образование, при определенных условиях с успехом работают. Главная черта характера этого типа – постоянная и чрезмерная конформность к своему непосредственному привычному окружению . Этим личностям свойственны недоверие и настороженное отношение к незнакомцам. В разных условиях каждый субъект обнаруживает ту или иную степень конформности. Однако при конформной акцентуации характера это свойство постоянно выявляется, будучи самой устойчивой чертой. Представители конформного типа – это люди своей среды. Их главное качество, главное жизненное правило – думать "как все", поступать "как все", стараться, чтобы все у них было "как у всех" – от одежды и домашней обстановки до мировоззрения и суждений по животрепещущим вопросам. Под "всеми" подразумевается обычное непосредственное окружение. От него они не хотят ни в чем отстать, но и не любят выделяться, забегать вперед. В жизни они любят руководствоваться сентенциями и в трудных ситуациях склонны в них искать утешение ("утраченного – не воротишь" и т. п.). Стремясь всегда быть в соответствии со своим окружением, они совершенно не могут ему противостоять. Поэтому конформная личность – полностью продукт своей микросреды. В хорошем окружении – это неплохие люди и неплохие работники. Но, попав в дурную среду, они со временем усваивают все ее обычаи и привычки, манеры и правила поведения, как бы все это ни противоречило предыдущим и как бы пагубным ни было. Хотя адаптация у них первое время происходит довольно тяжело, но когда она осуществилась, новая среда становится таким же диктатором поведения, как раньше была прежняя. Поэтому конформные люди "за компанию" легко спиваются, могут быть втянуты в групповые правонарушения.
Конформность сочетается с поразительной некритичностью. Все, что говорит привычное для них окружение, все, что они узнают через привычный для них канал информации, – это для них и есть истина. И если через этот же канал начинают поступать сведения, явно не соответствующие действительности, они по-прежнему их принимают за чистую монету.
Ко всему этому конформные субъекты – консерваторы по натуре. Они не любят новое, потому что не могут к нему быстро приспособиться, трудно осваиваются в новой ситуации . От еще одного качества зависит их профессиональный успех. Они – неинициативны. Очень хорошие результаты могут достигаться на любой ступени социальной лестницы, лишь бы работа, занимаемая должность не требовали бы постоянной личной инициативы. Если именно этого от них требует ситуация, они дают срыв на любой, самой незначительной должности, выдерживая гораздо более высококвалифицированную и даже напряженную работу, если она четко регламентирована. СМЕШАННЫЕ ТИПЫ Эти типы составляют почти половину случаев явных акцентуаций. Их особенности нетрудно представить на основании предыдущих описаний. Встречающиеся сочетания не случайны. Они подчиняются определенным закономерностям. Черты одних типов сочетаются друг с другом довольно часто, а других – практически никогда. Существуют два рода сочетаний. Промежуточные типы обусловлены эндогенными закономерностями, прежде всего генетическими факторами, а также, возможно, особенностями развития в раннем детстве. К ним относятся уже описанные лабильно-циклоидный и конформно-гипертимный типы, а также сочетания лабильного типа с астено-невротическим и сенситивным, астено-невротического с сенситивным и психастеническим. Сюда же могут быть отнесены такие промежуточные типы, как шизоидо-сенситивный, шизоидо-психастенический, шизоидо-эпилептоидный, шизоидо-истероидный, истероидно-эпилептоидный. В силу же эндогенных закономерностей возможна трансформация гипертимного типа в циклоидный. Амальгамные типы – это тоже смешанные типы, но иного рода. Они формируются как следствие напластования черт одного типа на эндогенное ядро другого в силу неправильного воспитания или иных хронически действующих психогенных факторов. Здесь также возможны далеко не все, а лишь некоторые наслоения одного типа на другой. Подробнее эти явления рассматриваются в главе о психопатических развитиях. Здесь же следует отметить, что гипертимно-неустойчивый и гипертимно-истероидный типы представляют собой присоединение неустойчивых или истероидных черт к гипертимной основе. Лабильно-истероидный тип обычно бывает следствием наслоения и истероидности на эмоциональную лабильность, а шизоидо-неустойчивый и эпилептоидо-неустойчивый – неустойчивости на шизоидную или эпилептоидную основу. Последнее сочетание отличается повышенной криминогенной опасностью. При истероидно-неустойчивом типе неустойчивость является лишь формой выражения истероидных черт. Конформно-неустойчивый тип возникает как следствие воспитания конформного подростка в асоциальном окружении. Развитие эпилептоидных черт на основе конформности возможно, когда подросток вырастает в условиях жестких взаимоотношений. Другие сочетания практически не встречаются.
Глава II. Акцентуации характера у осужденных.

1. Особенности структуры характера у осужденных.
Каждый человек имеет ин­дивидуальные психологические особенности. Одни из них про­являются кратковременно и быстро проходят (слабо развитые вкусовые ощущения, невысокая скорость запоминания, слабая переключаемость внимания), другие — устойчивы и в совокупности опреде­ляют свойственный данному человеку образ действий и отношений к окружающему миру, другим людям, самому себе (общительность, мол­чаливость, недоверчивость, требовательность, целеустремленность, ре­шительность и т. д.). Совокупность наиболее ус­тойчивых индивидуальных осо­бенностей личности, в которых отчетливо выражается своеоб­разие человека как личности, принято называть характером. Он выражается в поступках и действиях, мимике и пантомимике осужденного. Характер накладыва­ет отпечаток на внешний облик человека. Так, высокомерные люди наклоняют корпус назад, выпячивают грудь и отбрасывают голову на­зад. Скромные, напротив, пытаются быть незаметными, сутулятся, на­клоняют голову вниз, втягивают и слегка приподнимают плечи. Опре­деленные выводы о характере можно сделать по походке. Однако оп­ределить характер человека по внешним признакам очень сложно, по­скольку многие осужденные пытаются замаскировать содержание своего характера. В конфликтных же ситуациях человек раскрывает свое истинное лицо, поэтому для получения объективных сведений о характере необходимо длительное наблюдение за человеком в различ­ных условиях, сопоставление его слов и поступков. Характер влияет на деятельность осужденного. Человек с твердым и решительным характером может преодолеть многие трудности и препят­ствия и добиться осуществления своих целей. Отдельные черты характе­ра человека зависят друг от друга, взаимосвязаны. Они образуют цело­стную организацию, которая называется структурой характера. Зная одно или несколько свойств (черт) характера конкретного осужденного, можно предсказать другие черты. Так, если известно, что осужденный высокомерен и тщеславен, то можно предположить, что он недоброжелателен к людям; если он скромен, то, значит, уступчив. Структура характера определяется такими его свойствами, как: а) степень глубины черт характера. Различают черты более глубокие и более поверхностные. Более глубокими являются такие черты, кото­рые определяются центральными отношениями личности к окружаю­щему; б) активность или сила характера, которые определяются сте­пенью побуждающей силы черт, степенью противодействия внешним обстоятельствам. В этом отношении различают людей с сильным и слабым характером; в) степень устойчивости или изменчивости харак­тера. У одних людей пластичный, изменчивый характер, у других устойчивый, малоизменяющийся. В структуре характера выделяют две подструктуры черт. К первой подструктуре относятся черты характера, аккумулирующие в себе ос­новные особенности направленности личности, которые определяют систему отношений к окружающей действительности. Та или иная на­правленность отношений выражается комплексом нравственных черт, находящих выражение в волевых, интеллектуальных и эмоциональных, регуляционных особенностях. Отношение осужденных к другим людям определяется такими чер­тами, как: альтруизм, чуткость, терпеливость, доверительность, общительность, тактичность, взаимопомощь, доброта, эгоизм, черствость, грубость и др. Отношение к другим людям определяется содержанием группового общения осужденных (официальные и неофициальные объединения). В условиях пенитенциарного учреждения усиливается интенсивность влияния среды на личность, что обусловлено замкнуто­стью среды, ограниченностью сферы общения, а также общим соци­альным статусом осужденных. Отношение к нормам права выражается в установках осужденного к режиму, нормативным актам, регламентирующим их правовое по­ложение, сотрудникам правоохранительных органов, в частности, к персоналу пенитенциарных учреждений, и во многом определяет по­ведение и деятельность: Оно выражается в справедливости, совестли­вости, порядочности, законопослушности, ответственности, наглости, цинизме и других чертах.
Отношение осужденного к деятельности проявляется в ответст­венности, за порученное дело, трудолюбии, целеустремленности, лено­сти, неорганизованности и др. В этой связи различают характеры дея­тельные и бездеятельные. Деятельный характер считается целеустрем­ленным, если осужденный подчиняет свой труд и учебу определенной цели, вносит в них строгую организацию.
Отношение к вещам, материальному благополучию, продуктам че­ловеческого труда выражается в аккуратности, бережливости, хозяй­ственности, расточительности, небрежности, халатности. По отноше­нию к вещам, личной и общественной собственности выделяют осуж­денных: а) сочетающих бережливость к личной собственности с ува­жением труда других людей; б) неумышленно небережливых, расточи­тельных, бесхозяйственных, которые становятся преступниками в результате халатности и небрежности; в) имеющих черты стяжательства, корысти, расхитительства, для которых характерно расточительное отношение к чужой собственности. Отношение к преступлению и наказанию выражается в принципи­альности, самокритичности, честности, ответственности, беспринципно­сти, бессовестности и других чертах. Оно характеризует уровень право­вого и нравственного сознания осужденных, их представления об основ­ных этических категориях и моральных требованиях общества, предо­пределяет степень самооценки личности, ее потребности и интересы. Отношение осужденных к исправлению и ресоциализации, в том числе к общественно полезному труду, образовательному обучению и профессиональной подготовке, участию в самодеятельных организа­циях, характеризуется ответственностью, правдивостью, целеустрем­ленностью, самокритичностью, самостоятельностью, трудолюбием, не­честностью, леностью. Среди лиц, связывающих лишение свободы с исправлением и ресоциализацией, больше поощренных во время от­бывания наказания. Отношение осужденного к обществу, микросреде, отдельным лю­дям выражается в таких чертах, как; чуткость, гуманность, альтруизм, агрессивность, эгоизм и др. Отношение осужденного к самому себе проявляется через само­оценку. Адекватную самооценку характеризуют самокритичность, скромность, принципиальность и другие качества. При адекватной са­мооценке оценка и самооценка личности совпадают, при неадекватной — расходятся. Таким образом, самооценка связана с интеллектуальными, эмоциональными и волевыми чертами. Критическое отношение осуж­денного к себе ставит его перед необходимостью мобилизовать волевые усилия на изменение самого себя. При неадекватной самооценке волевые усилия оказываются недостаточными. Вторую подструктуру характера составляют качества, в которых за­крепились особенности психических процессов и состояний. К ним относятся интеллектуальные, волевые и эмоциональные качества. Направленность интеллектуальной дея­тельности (продуктивность ума, оригиналь­ность, любознательность, рассудительность, вдумчивость) осужденного на нарушение режима, симуляцию и аггравацию, подготовку к побегу, захвату заложников, организацию групповых и массовых беспорядков, различ­ного рода ухищрений, обман сотрудников, проносы и изготовление запрещенных пред­метов свидетельствует о ее трансформации в криминальную ухищ­ренность. Такой осужденный требует особого подхода, который со­стоит в переключении его умственной активности на позитивную дея­тельность. Следует отметить, что значительное число осужденных имеют отклонения в интеллектуальном развитии. Волевые качества характера (целенаправленность, самостоятельность, решительность, настойчивость, организован­ность, дисциплинированность и др.) определяют его силу или слабость. У осужденного с сильной волей, решительного, целеустремленного, настойчи­вого и характер считается сильным, а слабовольного — слабым. Це­леустремленность, настойчивость осужденного, готовящегося реализо­вать свои преступные намерения, и целеустремленность и настойчи­вость осужденного, стремящегося покончить с преступным прошлым, встать на путь исправления, имеют неодинаковую направленность и по-разному проявляются в их поведении и деятельности. Эмоциональные качества характера (отзывчивость, впечатлитель­ность, жизнерадостность и противоположные им) формируются на основе эмоциональных процессов и состояний. В зависимости от преобладания тех или иных эмоциональных качеств можно выделить осужденных с аффективными чертами характера, оптимистов или пессимистов, апатичных и др. У осужденных часто снижена способ­ность к сопереживанию, поэтому бессердечие и жестокость, эмоциональная тупость проявляются и при отбывании уголовного наказания. Одни и те же качества характера у разных людей проявляются своеобразно в зависимости от типа нервной деятельности — темперамента, возраста. При изучении психологии характера осужденного необходимо обратить внимание на непатологические аномалии личности. Они могут проявляться в повышенной возбудимости, эмоциональной неустойчивости, импульсив­ности и в социально-психологических комплексах, предрасположенности к рассудочной деятельности или экспансивности, преобладании волевой или эмоциональной стороны, импульсивности. Черты характера могут со­четаться по-разному: положи­тельные нравственные с поло­жительными волевыми, эмо­циональными и интеллектуаль­ными; отрицательные нравст­венные с отрицательными волевыми, эмоциональными и интеллектуальны­ми чертами; взаимосвязь между ними носит противоречивый характер. Существует взаимосвязь между чертами характера и видом пре­ступления. Например, у корыстного преступника (кражи, хищения) в характере проявляются тяга к спиртному, слабо­волие, жадность и корысть, неадекватное восприятие действительно­сти, бедность интеллектуальных интересов, неуважение к людям. У насильственных преступников (грабежи, бандитизм, разбойные напа­дения, хулиганство, убийства, нанесение тяжких телесных поврежде­ний) — озлобленность, агрессивность, жестокость, мстительность, аффективность, неумение контролировать свои поступки. В заключение отметим, что особенности интеллектуальных, воле­вых и эмоциональных качеств характера осужденных во многом опре­деляют способ адаптации их к условиям пенитенциарного учреждения, установки на исправление и ресоциализацию.

2. Типы характеров осужденных. Попытки разработать типологии характеров осужденных предпри­нимали А.Ф. Лазурский (1921), С.В. Познышев (1926), Г.М. Миньковский (1971), Г.Г. Бочкарева (1968), А.Г. Ковалев (1968), В.Ф. Пирожков (1975), В.Г. Деев (1981), К.Е. Игошев (1974), Ю.М. Антонян (1989), Е.Г. Самовичев (1991), Ю.А. Алферов (1992), М.И. Еникеев (1996) и др. Однако до сих пор отсутствует приемлемая научная классификация характеров в отечественной и зарубежной юридической психологии. В характерах осужденных мож­но выделить общее (что их роднит), особенное (что отличает одну кате­горию от другой), единичное (что отличает одного осужденного от другого). Характеры большинства осужденных объединяет степень криминальной зараженности. Особенное в характерах осужденных связано со спецификой их пре­ступной деятельности. Так, для лиц, совершивших насильственные пре­ступления, характерны жестокость, бессердечие, цинизм, эмоциональная тупость, совершивших корыстные преступления — жадность, стремле­ние к наживе любыми способами, зависть, паразитизм.
В характере осужденных часто ярко выражено их положение в среде осужденных («авторитеты», «отверженные» и др.). Единичное в характерах проявляется в индивидуальных отличиях одного осужденного от другого, хотя они в среде осужденных из-за однообразия значительно нивелируются, если не носят пограничных или патологических черт.
В.Ф. Пирожков выделяет следующие подтипы акцентуированных характеров осужденных: 1) отказчики от общественно полезного труда, у которых преобладают паразитические тенденции; 2) притесните­ли и вымогатели, отличающиеся агрессивным корыстным поведением, направленным на других; 3) дезорганизаторы деятельности учрежде­ния; 4) склонные к сутяжничеству. М.И. Еникеев различает четыре типа акцентуированных характеров у преступников (Приложение 1). Акцентуации характера граничат с соответствующими видами пси­хопатических расстройств, поэтому их типология базируется на де­тально разработанной в психиатрии классификации психопатий, от­ражая, однако, и свойства характера психически здорового человека (К. Леонгард, 1968). Акцентуации характера необходимо учитывать при определении индивидуального подхода в исправлении и ресоциализации осужденных. Психодиагностика ти­пов и степени выраженности акцентуаций характера осужденных осуществляется как при помощи специально созданных для этой цели методик (Паторактерологический диагностический опросник А.Е. Личко, Н.Я. Иванова), так и путем исполь­зования универсальных личностных опросников, например, MMPI, шкалы которого включают зоны нормальных, акцентуированных и палогических проявлений свойств характера. В отличие от психопатий акцентуации характера не обусловливают общую социальную дезадапцию личности. (Приложение 2). Чаще всего у осужденных встречаются акцентуации сме­шанного типа. Гипертимно-неустойчивый и гипертимно-истероидный типы представляют собой присоединение некоторых неустойчивых или истероидных черт к гипертимной основе. Сочетание гипертимности и циклоидности диагностируется обычно у циклоидов в период подъема. Сочетание циклоидности и лабильности (лабильный циклоид) представляет собой промежуточный тип, отличающийся короткими и неглубокими фазами. Эпилептоидно-неустойчивый тип осужденных отличается повышенной криминогенной опасностью. Е.В.Самовичев (1991) выделил десять типов акцентуированных ха­рактеров у преступников: гипертивный, дистимичный, циклотимичный, демонстративный, педантичный, застревающий, тип возбудимой личности, экзальтированный, тревожно-мнительный, эмотивный. Отклонения от нормы в характере осужденных могут быть как па­тологическими, так и непатологическими. Рассмотрим примеры психо­логических портретов. Психологический портрет преступника-психастеника: в подростко­вом возрасте представитель сплоченной компании, отличается нару­шениями речи, памяти. Честолюбивый, эгоистичный, упрямый, вызы­вающий, беспечный, рискованный до бесстрашия. Отношение к жиз­ни рваческое. Психологический портрет преступника-шизофреника: в детстве совершал мелкие кражи, родители были излишне строгими с ним. Ему свойственны отключение памяти, изменение голоса, затруднения при ходьбе, временами — звон в ушах, жар. Характерны подавленность, обостренность чувств, напряженность, беспокойство, возбужденность, раздражительность, отчужденность, язвительность, скрытность, иногда садизм, мания преследования, рискованность. Отношение к жизни ин­дифферентное, к людям — недоброжелательное. Акцентуации характера осужденных коррелируют с видом совер­шенного преступления: · преступления, совершенные по неосторожности, больше связаны с интеллектуальными дефектами; · насильственные преступления в основном совершают агрессив­ные лица безудержного, взрывного типа; · к хулиганству как извращенной форме самоутверждения прибе­гает человек, стремящийся выделиться во что бы то ни стало; · среди убийц больше всего психопатов, хронических алкоголиков, лиц, склонных к аффективным вспышкам; · изнасилования совершают прежде всего олигофрены (в связи с гипертрофией влечений и ограниченной возможностью удовлетворе­ния половых потребностей непреступным способом); · кражи, грабежи, разбои совершают преимущественно лица, от­личающиеся эмоциональной тупостью, рассудочностью мышления, аг­рессивностью, достаточно высоким уровнем саморегуляции. Одни отклонения от нормы в характерах осужденных могут быть органичными с нормой (истерические черты, аффективная безу­держность). Чрезмерная сексуальная возбудимость в сочетании с неуважительным отношением к женщинам составляет субъективную готовность к изнасилованию, гомосексуализму. Другие отклонения в характере (жадность, неуважение к личности, цинизм в сочетании с развязностью и грубостью) могут выступать предпосылкой совершения криминальных действий. Повышенная импульсивность в единстве с легкомысленностью и отсутствием волевых тормозов приводит к хулиганским действиям. Внушаемость и несамостоятельность нередко становятся причиной вовлечения человека в группы, образующиеся для совершения преступления. Психолого-психиатрическое исследование осужденных за убийство в местах лишения свободы показало, что более половины злостных нарушителей режима составляют лица с психическими аномалиями. Нарушения режима такими лицами обусловлены их повышенной конфликтностью. Как правило, меры административного воздействия в данном случае неэффективны, поскольку часто применяются без учета личностных особенностей этой категории осужденных.
Заключение.
В развитии нравственных черт, характеризующих сис­тему доминирующих отношений осужденного (к нормам права, себе и другим, преступлению и наказанию, режиму, общественно полезному труду, образовательному обучению и профессиональной подготовке), наблюдается значительная деформация. Кроме того, специфика отбывания наказания и организации про­цесса исправления мало способствует формированию мотивационной готовности и развитию нравственных, интеллектуальных, эмоциональ­ных и волевых качеств осужденных. Среда осужденных стимулирует психологическую защиту, связанную с уверенностью в несправедли­вости наказания, обусловливает взаимное криминальное заражение, формирует эмоциональные и смысловые барьеры к требованиям ре жима отбывания наказания и основным средствам исправления. В то же время люди стремят­ся к совершенствованию своего характера, полагаясь при этом на собственные усилия. Необходи­мым условием перевоспитания характера является самовоспита­ние. Его эффективность во мно­гом зависит от самооценки характера, знания причин и условий своих достоинств и недостатков, желания и потребности в самосовершенствовании, выбора средств, методов самоизменения. Осуществление текуще­го и итогового самоотчета, самоконтроля позволит внести необходимые коррективы в работу над собой. Решающее значение в самовоспитании характера осужденного име­ют самопознание, самооценка и самоуправление (С.Л. Рубинштейн, А.Г. Ковалев, И.С. Кон, С.М. Ковалев, Л.И. Рувинский), которые связаны с интеллектуальными качествами характера и мотивационно-регулятивной стороной самосознания. В их основе лежит процесс поэтапного установ­ления и углубления в сознании осужденного связей между качествами характера, поведением и деятельностью.
Помощь осужденному в изменении характера может оказать пер­сонал пенитенциарного учреждения, используя для этого: поощрение его усилий на позитивное изменение и преодоление отрицательных качеств характера (объявление благодарности, предоставление отпус­ка, перевод на более легкий режим, условно-досрочное освобожде­ние); требование, представляющее собой призыв к обязательному дей­ствию. Не случайно одним из принципов педагогики является положе­ние А. С.Макаренко: «Как можно больше уважения к человеку и как можно больше требований к нему»; наказание (словесное осуждение, ограничение, порицание, выговор, лишение определенных материаль­ных благ, перемещение на более строгий вид режима).
В процессе ресоциализации осужденного необходимо учитывать тип характера и его акцентуацию. Например, такие типичные для них свойства, как: несдержанность психопатов, внушаемость олигофренов, утомляемость и аффективность, взрывчатость лиц с остаточными явлениями органического поражения мозга, повышенная чувствительность лиц, страдающих неврозами, могут обусловливать склонность к процессам, некритичное отношение к воздействию со стороны непосредственного окружения, снижение прогностических возможностей мышления и ослабление волевого регулирования поведения. При акцентуации характера предварительным условием воспитатель­ной работы является проведение коррекционной работы, направленной на получение знаний, развитие умений и навыков, нужных для самокор­рекции. Коррекционная работа может состоять из трех этапов: создание предпосылок для психокоррекционной работы; специализированная ра­бота с акцентуантами; закрепление сформированных качеств. Следует подчеркнуть, что формирование положительных качеств характера и разрушение отрицательных зависит: от осознания осуж­денными своих качеств и типа акцентуации характера; формирования установки на самовоспитание; упражнений в правильном поведениия. Основными направлениями работы сотрудников по изменению от­рицательных качеств характеров у осужденных являются отбор, за­крепление социально и психологически ценных мотивов поведения путем их генерализации (обобщения), перевод их в привычки, устой­чивые и фиксированные способы поведения.
Список литературы.
1. В. Л. Васильев. Юридическая психология. – Сиб., 1997. 2. В. Г. Деев, А. И. Ушатиков, О. Г. Ковалев, Е. Н. Козаков. Психодиагностика осужденных. – Рязань, 2000. 3. М. П. Еникеев. Основы общей и юридической психологии. – М., 1996. 4. О. Г. Ковалев, А. И. Ушатиков, В. Г. Деев. Криминальная психология. – Рязань, 1997. 5. К. Леопард. Акцентирование личности. – М., 1982. 6. Н. Д. Левичов. Психология характера. – М., 1969. 7. А. Е. Личко. Психопатии и акцентирование характера. 8. А. И. Ушатиков, Б. Б. Козак. Основы пенитенциарной психологии. – Рязань, 2001. 9. К. К. Платонова, А. Д. Глоточкин, К. Е. Игошев. Исправительно-трудовая психология. – Рязань, 1998. 10. Я. Стреляу. Роль темперамента в психическом развитии. – М., 1982. 11. Л. Д. Столяренко. Основы психологии. – Ростов-на-Д., 1997.


Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный реферат Вы можете использовать для подготовки курсовых проектов.

Доработать Узнать цену написания по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме:

Пишем реферат самостоятельно:
! Как писать рефераты
Практические рекомендации по написанию студенческих рефератов.
! План реферата Краткий список разделов, отражающий структура и порядок работы над будующим рефератом.
! Введение реферата Вводная часть работы, в которой отражается цель и обозначается список задач.
! Заключение реферата В заключении подводятся итоги, описывается была ли достигнута поставленная цель, каковы результаты.
! Оформление рефератов Методические рекомендации по грамотному оформлению работы по ГОСТ.

Читайте также:
Виды рефератов Какими бывают рефераты по своему назначению и структуре.