Реферат по предмету "Иностранный язык"

Узнать цену реферата по вашей теме


Язык и общество. Социолингвистика

Министерство Образования и Науки Российской Федерации

Университет Российской Академии Образования (Челябинский Филиал)

Гуманитарный Факультет

Кафедра Иностранных Языков


КУРСОВАЯ РАБОТА


Язык и общество. Социолингвистика


Выполнил:

студент группы ЛП-218

Курепин Кирилл Валентинович

Научный руководитель:

Старший преподаватель,

Гизатулин Сергей Леонидович


Челябинск, 2010

СОДЕРЖАНИЕ:

Введение………………………………………………………...…………………3

Глава 1. Язык как социальный фактор……………………………..……………5

Своеобразие языка как общественного явления………………....………6

Зависимость развития языка от состояния общества…………….….…..9

Отражение в языке социальной организации……………….….. 9

1.2.1.1.Социальное и специальное использование языков………………………………………………………………...10

1.2.1.2. Создание специальных языков………..……………………13

1.2.1.3. Социальное и профессиональное дифференцирование общенародного языка…………..………………………………...….15

Отражение в языке демографических изменений…………...…17

Отражение в языке развития культуры………………………….19

Выводы по первой главе…………………………………………………...…....22

Глава 2. Социолингвистика как наука о языке в его социальном контексте..23

2.1. Истоки социолингвистики………………………………………………….23

2.2. Объект и задачи социолингвистики……………………………………….25

2.3. Национально-языковая политика………………………………………….29

2.3.1. Программно- теоретический комплекс………………………….30

2.3.2. Правовой статус языков…………………………………………..31

2.3.3. Экономические меры……………………………..………………32

2.4. Методы социолингвистических исследований…………………………..33

Выводы по второй главе………………………………...………………………36

Заключение……………………………………………………………………….37

Список использованной литературы………………………………………...…38


Введение

Язык возникает, развивается и существует как социальный феномен. Его основное назначение заключается в том, чтобы обслуживать нужды человеческого общества и прежде всего, обеспечить общение между членами определенного социального коллектива.

Понятие общества относится к одному из трудно определимых. Общество - это не просто множество человеческих индивидов, а система разнообразных отношений между людьми, принадлежащими к тем или иным социальным, профессиональным, половым и возрастным, этническим, этнографическим, конфессиональным группам, где каждый индивид занимает своё определённое место и в силу этого выступает носителем определённого общественного статуса, социальных функций и ролей. Индивид как член общества может быть идентифицирован на основе большого количества отношений, которые его связывают с другими индивидами. Особенности языкового поведения индивида и его поведения вообще оказываются в значительной мере обусловлены социальными факторами.

Проблема взаимоотношений языка и общества включает в себя многие аспекты, например, такие как: социальная сущность языка, варьирование языка в обществе, взаимодействие языков в многоэтническом обществе и т.п.

Исследованием подобных проблем занимается такая наука как социолингвистика (социальная лингвистика), возникшая на стыке языкознания и социологии.

Изучение процессов взаимодействия языка и общества имеет достаточно длинную традицию в современной науке. Однако многоаспектность данного явления, междисциплинарный характер социолингвистики как основной науки по изучению этой проблемы определяет важность систематизации научных знаний по данной теме, обуславливает актуальность и тему нашего исследования:


«Язык и общество. Социолингвистика».

Цель нашего исследования заключается в комплексной характеристике процесса взаимовлияния языка и общества с позиций современной социолингвистики.

Реализация поставленной цели требует решения ряда конкретных задач:

1. выявить основные сферы взаимодействия изучаемых явлений;

2. установить степень взаимосвязи языка и общества и определить общие факторы, влияющие на них;

3. определить роль социолингвистики как науке о языке в его социальном контексте.

Объектом исследования являются процессы, происходящие при взаимодействии языка и общества.

Предмет исследования составляет функционирование языка как общественного явления.

Основные методы исследования:

1. анализ и систематизация литературы по данной теме;

2. изучение и сопоставление различных научных точек зрения по исследуемой проблеме.


ГЛАВА 1. ЯЗЫК КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ФАКТОР

Вопрос о связи языка и общества до сих пор остается дискуссионным в науке. Согласно одной точке зрения, связь языка и общества отсутствуют, т.к. язык развивается и функционирует по своим законам (польский ученый Е. Курилович), согласно другой - это связь является односторонней, так как развитие и существование языка полностью определяется уровнем развития общества (американские ученые Э.Сепир, Б. Уорф). Однако наибольшее распространение получила точка зрения, согласно которой связь языка и общества является двусторонней.

В своей работе мы будем придерживаться того мнения, согласно которому язык и общество взаимовлияют друг на друга. Так, о влиянии языка на развитие общественных отношений свидетельствует, прежде всего, тот факт, что язык - один из определяющих факторов образования нации. Он является, с одной стороны, предпосылкой и условием ее возникновения, а с другой - результатом этого процесса. Кроме того, об этом свидетельствует и роль языка в воспитательной и образовательной деятельности общества, так как язык является орудием и средством передачи от поколения к поколению знаний, культурно- исторических и иных традиций. [Вендина 2001: 25]

Влияние общества на язык отражается, прежде всего, в социальной дифференциации языка. Ярким примером такой социальной дифференциации является изменения, которые произошли в русском языке после Октябрьской революции, когда в язык хлынуло огромное количество новых, социально окрашенных слов, произошло изменение традиций литературного языка, в частности, норм произношения. Другой пример, из современной действительности: изменение политической обстановки в стране вызвало к жизни такое слово, как перестройка, имевшее ранее совершенно иное значение. Влияние общества на язык проявляется и в дифференциации многих языков на территориальные и социальные диалекты (язык деревни противопоставляется языку города, языку рабочих, а также литературному языку). [Вендина 2001: 26]

О связи языка с обществом свидетельствует и факт стилистической дифференциации языка, зависимость использования языковых средств от социальной принадлежности носителей языка (их профессии, уровня образованности, возраста) и от потребностей общества в целом (об этом свидетельствует наличие различных функциональных стилей, представляющих язык науки, делопроизводства, массовой информации и так далее).

Для подробной характеристики языка как общественного явления и выявления его специфики именно в этом плане, необходимо рассмотреть язык в разных аспектах. Основной отправной посылкой является констатация зависимости языка от общества и признание специфики его основной функции - быть средством общения. В связи с вышеизложенным представляется целесообразным рассмотреть следующие вопросы: 1) специфика обслуживания языком общества, 2) зависимость развития языка от развития и состояния общества, 3) роль общества в создании и формировании языка.

Своеобразие языка как общественного явления

Язык, как общественное явление, занимает свое, особое место среди других общественных явлений и обладает своими специфическими чертами.

Общее у языка с другими общественными явлениями состоит в том, что язык – необходимое условие существования и развития человеческого общества и что, являясь элементом духовной культуры, язык, как и все другие общественные явления, немыслим в отрыве от материальности. [Реформатский 2001: 21]

Однако язык как общественное явление не просто своеобразен - по ряду существенных признаков он отличается от всех общественных явлений:

1. Язык, сознание и социальный характер трудовой деятельности изначально взаимосвязаны и составляют фундамент человеческого своеобразия.

2. Наличие языка есть необходимое условие существования общества на всем протяжении истории человечества. Любое социальное явление в своем существовании ограничено в хронологическом отношении: оно не изначально в человеческом обществе и не вечно. В отличие от неизначальных или преходящих явлений общественной жизни, язык изначален и будет существовать до тех пор, пока существует общество.

3. Наличие языка есть необходимое условие материального и духовного бытия во всех сферах социального пространства. Любое общественное явление в своем распространении ограничено определенным «местом», своим пространством. Язык - глобален, вездесущ. Сферы использования языка покрывают все мыслимое социальное пространство. Будучи важнейшим и основным средством общения, язык не отделим от всех и любых проявлений социального бытия человека.

4. Язык зависим и не зависим от общества. Глобальность языка, его включенность во все формы общественного бытия и общественного сознания порождают его надгрупповой и надклассовый характер. Однако надклассовость языка не означает его внесоциальности. Общество может быть разделенным на классы, но оно остается обществом, т. е. известным единством людей. В то время как развитие производства приводит к социальной дифференциации общества, язык выступает как его важнейший интегратор. Вместе с тем социальная структура общества и социолингвистическая дифференциация речевой практики говорящих находят известное отражение в языке. Общенародный язык социально неоднороден. Его социальная структура, т. е. состав и значимость социальных вариантов языка (профессиональная речь, жаргоны, просторечие, кастовые языки и т. п.), а также типы коммуникативных ситуация в данном обществе обусловлены социальной структурой общества. Однако, при всей возможной остроте классовых противоречий, социальные диалекты языка не становятся особыми языками.


5. Язык - это явление духовной культуры человечества, одна из форм общественного сознания (наряду с обыденным сознанием, моралью и правом, религиозным сознанием и искусством, идеологией, политикой, наукой). Своеобразие языка как формы общественного сознания состоит в том, что, во-первых, язык, наряду с психофизиологической способностью отражать мир, является предпосылкой общественного сознания; во-вторых, язык представляет собой семантический фундамент и универсальную оболочку разных форм общественного сознания. По своему содержанию семантическая система языка ближе всего к обыденному сознанию. Посредством языка осуществляется специфически человеческая форма передачи социального опыта (культурных норм и традиций, естественнонаучного и технологического знания).

6. Язык не относится к идеологическим или мировоззренческим формам общественного сознания (в отличие от права, морали, политики, философского, религиозного, художественного, обыденного сознания).

7. Язык сохраняет единство народа в его истории вопреки классовым барьерам и социальным катаклизмам.

8. Развитие языка в большей мере, чем развитие права, идеологии или искусства, независимое от социальной истории общества, хотя, в конечном счете, оно обусловлено и направлено именно социальной историей. Важно, однако, охарактеризовать меру этой независимости. Связь истории языка и истории общества очевидна: существуют особенности языка и языковых ситуаций, соответствующие определенным ступеням этнической и социальной истории. Так, можно говорить о своеобразии языков или языковых ситуаций в первобытных обществах, в средние века, в новое время. Вполне очевидны также языковые последствия таких социальных потрясений, как революции, гражданские войны: смещаются границы диалектных явлений, нарушается прежний нормативно-стилистический уклад языка, обновляется политическая лексика и фразеология. Однако в своей основе язык остается прежним, единым, что обеспечивает этническую и культурную непрерывность общества на всем протяжении его истории.


Своеобразие языка как общественного явления, по сути дела, коренится в его двух особенностях: во-первых, в универсальности языка как средства общения и, во-вторых, в том, что язык - это средство, а не содержание и не цель общения; семантическая оболочка общественного сознания, но не само содержание сознания. Язык по отношению к духовной культуре общества сопоставим со словарем по отношению ко всему разнообразию текстов, построенных на основе этого словаря. Один и тот же язык может быть средством выражения полярных идеологий, разноречивых философских концепций, бесчисленных вариантов житейской мудрости. [Мечковская 2001: 27]

Итак, язык выступает как универсальное средство общения народа. Он сохраняет единство народа в исторической смене поколений и общественных формаций, вопреки социальным барьерам, - тем самым объединяя народ во времени, в географическом и социальном пространстве.

Зависимость развития языка от состояния общества

При характеристике языка как общественного явления сле­дует также учитывать его зависимость от изменения состояния человеческого общества. Язык способен отражать изменение в жизни общества в более ши­роком плане, во всех его сферах, что существенным образом отли­чает его от всех других общественных явлений.

Отражение в языке социальной организации общества

Язык не может быть равнодушен к социальным в своей основе членениям, которые возникают внутри общества, обслуживаемого данным языком. «Там, где в структуре общества выделяются обособленные классы и группы,- пишет в этой связи Р. Шор,- служащие различным производственным целям, язык этого общества распадается на соответствующие социальные диалекты. Там, где только есть разделение труда (а подобное разделение наблюдается всюду, совпадая у народов примитивной культуры с дифференциацией полов, откуда возникновение особых «женских языков»), каждая отрасль производства принуждена создавать свой особый запас «технических терминов» - наименований орудий и процессов работы, связанных с ее ролью в производстве и непонятных для членов иной производственной группы». [Шор 1986: 100]

Языковые явления, порожденные социальной дифференциацией общества, естественнее всего подразделяются на три следующие группы:

социальное и специальное использование языков;

создание специальных «языков»;

социальная и профессиональная дифференциация общенародного языка.

Каждая из этих групп обладает своими особенностями и связывается со специфическими проблемами, почему и требует раздельного рассмотрения.

1.2.1.1. Социальное и специальное использование языков

Характерной чертой этой группы является то, что ее составляют самостоятельные языки, используемые в особых функциях наряду с каким-либо иным (чаще всего основным - общенародным) языком. Таким, например, было классовое использование французского языка норманнами-завоевателями в Англии.

Все исторические данные, которыми мы располагаем, свидетельствуют о том, что в условиях английского общества и английской государственности того времени (11-13 вв.) французский язык норманнских завоевателей был языком, который в известном смысле можно назвать классовым, и говорила на нем не незначительная верхушка английских феодалов, а поголовно все находившееся у власти дворянство по той простой причине, что первоначально среди дворян и особенно среди непосредственных вассалов короля вскоре не оказалось ни одного англичанина. Так, например, в 1072 г. из 12 графов только один был англичанином, но и тот был казнен в 1078 г. Позднее, когда англосаксонская аристократия начала постепенно сливаться со стоящими у власти норманнскими баронами, она перенимала и их язык и именно потому, что он был классовым. При английском дворе развилась даже довольно обширная литература, которая была французской только по языку, но английской по содержанию.

В иных исторических условиях такое же классовое использование немецкого языка имело место в Дании 17 и 18 вв. «Немецким языком,- свидетельствует по этому поводу Э. Вессен,- пользовались при датском дворе, особенно во второй половине 17 в. Он был широко распространен также в качестве разговорного языка в дворянских и бюргерских кругах». [Вессен 2007: 95]

По данным Габеленца, у яванцев вышестоящий по своему общественному положению обращается к нижестоящему на языке ньоко, а тот должен отвечать на языке кромо. Своеобразное отражение социального положения языков обнаруживается в древнеиндийской драме, где существовало правило, что мужчины говорят на санскрите, а женщины на пракритах (народных говорах). Но это различие в действительности носило глубокий социальный смысл. «Различие, - рассказывает об этом О. Есперсен, - покоится, однако, не на половой дифференциации, а на социальных рангах, так как санскрит,- это язык богов, королей, князей, брахманов, государственных деятелей, придворных, танцмейстеров и других мужчин высшего сословия, а также частично и женщин особого религиозного значения. На пракритах же, напротив того, говорили мужчины низших сословий - деловые люди, маленькие чиновники, банщики, рыбаки, полицейские и почти все женщины. Различие между двумя языками есть, следовательно, различие общественных классов или каст». В этом последнем случае различие полов перекрывается фактически различиями их социального положения. [Звегинцев www. gumer.info]

К этой же группе следует отнести специальные языки, которые используют отдельные общественные группы для определенных (не общих для всего народа) целей. В одном случае это языки, служащие целям международного общения для людей той или иной профессии. Таким языком была в средние века латынь - международный язык ученых. На Ближнем и Среднем Востоке подобную же функцию выполняли арабский и персидский языки. Языком пандитов, т. е. образованных людей в Индии, стал ныне мертвый язык- санскрит. Его судьбу в какой-то мере разделяет в арабских странах классический арабский, значительно отличающийся от живых арабских диалектов.

В другом случае это так называемые культовые языки, которые своим существованием обязаны религиозным традициям и стремлениям отграничить «священное» от «мирского». Культовыми обычно бывают мертвые языки. Таков язык католических богослужений - латынь, церковнославянский язык православной религии и грабар (древнеармянский) язык григорианской церкви. В качестве культовых языков используются также коптский, греческий, санскрит, арабский и пр. К культовым тесно примыкают специальные языки, созданные в мистических целях и имеющие особенно широкое распространение в первобытных обществах. Наконец, сюда же следует отнести и специальные языки, связанные с разделением полов. Само это разделение нередко при этом носит культовый характер.

А. Самойлович сообщает об особой женской лексике у алтайских турков, которая (затрагивая главным образом бытовой словарный фонд) строится параллельно мужской лексике. Например:

Женская лексика Мужская лексика

«Волк» Улучы Поро

«Дитя» Уран Бала

«Курица» Учар Куш

«Зубы» Азу Тиш

«Лошадь» Унаа Ат

[Самойлович 1989: 222]

Культовые, мистические и женские языки нередко создаются искусственным путем, и это подводит нас уже к следующей группе.


1.2.1.2. Создание специальных «языков»

«Языки» этой группы, как правило, создаются с целью отграничиться от людей общего языка. Такое отграничение нередко связывается со всякого рода «тайной», «секретной» или антиобщественной деятельностью. Сам язык используется в качестве своеобразного, покрывающего подобную деятельность, средства.

Среди таких «секретных» языков в современной лингвистике выделяют арго, жаргон, сленг. Эти термины часто употребляются как синонимы. Однако целесообразно разграничивать понятия, скрывающиеся этими названиями: арго- это, в отличие от жаргона, в той или иной степени тайный язык, создаваемый специально для того, чтобы сделать речь данной социальной группы непонятной для посторонних. Поэтому предпочтительнее словосочетания «воровское арго», «арго офеней»- бродячих торговцев в России 19в., нежели «воровской жаргон», «жаргон офеней». Как считают авторы современного словаря лингвистических терминов, «...в жаргоне преобладает выражение принадлежности к [данной] группе, в арго языковая маскировка содержания коммуникации».

Но такое противопоставление касается, прежде всего, истории формирования жаргонов и арго. Следует отметить, что «секретность» уголовного арго весьма относительна. Те, кто борется с преступностью, как правило, владеют этим языком вполне хорошо, а идея тайно договориться на арго в присутствии предполагаемой жертвы преступления выглядит вообще наивно. Для этой цели в рамках конкретных преступных сообществ создаются разовые коды того же типа. «Скрыт­ность» же языка уголовников чаще нарочитая, показная, рассчитанная в первую очередь на сохранение групповой идентичности, на противопоставление «своих» и «не сво­их». В арго существует множество слов, которые, в силу не­значительного отличия от нормативных, не могут претендо­вать на секретность (ср. больничка-больница, любое медицинское учреждение, поджениться - завести сожительницу), в других случаях внешне неотличимые от нормативных единицы имеют в арго лишь несущественные для рядового носителя языка отличия в семантике. Неслучайно в арго слово люди обозначает лишь тех, кто соблюдает воровской закон; если, входя в камеру, вор спрашивает: «Люди есть?», он имеет в виду принадлежащих к уголовному миру. Еще одна причина существования арго- потребность в удовлетворении экспрессии. В связи с этим многие словарные единицы заменяются в арго относительно часто, другие, эмоционально менее окрашенные, остаются неизменными на протяжении столетий. Д. С. Лихачев указывает на еще одну важную причину возникновения и существования арго: особенностью воровского мышления является наличие элементов магического отношения к миру. Первобытно-магическое восприятие сказывается и на отношении к языку: неудачно, не вовремя сказанное слово может навлечь несчастье, провалить начатое дело. В связи с этим в преступном мире обычные слова заменяются арготическими, существует также ряд табуированных тем, о которых не принято говорить даже на арго. В этом отношении уголовное арго напоминает жаргонную и профессиональную речь охотников, военных и лиц других, связанных с риском профессий. [Беликов 2001: 49]

Заимствования из арго могут заметно менять значения. Например, опустить (в арго - «придать максимально низкий социальный статус») в ре­чи современных журналистов и политиков означает «поста­вить на место, унизить»; гопник (первоначальный, с 19 в., смысл в арго- «оборванец», затем также «грабитель») в сов­ременном молодежном жаргоне приобретает в качестве ос­новного значение «малокультурный агрессивный подросток». При перенесении уголовной фразеологии в разговорный или жаргонизиро­ванный вариант общего языка часто утрачивается внутрен­няя форма, ср. дать на лапу - «дать взятку» (из уголовн. дать лапу, где само слово лапа имеет значение «взятка»).

Термин сленг более характерен для западной лингвис­тической традиции. Содержательно он близок к тому, что обозначается термином жаргон. [Беликов 2001: 52]

1.2.1.3.Социальная и профессиональная дифференциация общенародного языка

Социальная дифференциация общенародного языка всегда дает себя знать - в одних случаях с большей силой, в других- с меньшей; все зависит от конкретных исторических условий существования народа.

Сама социальная структура общества, большая или меньшая степень отграниченнности его социальных слоев друг от друга также оказывают прямое влияние на общенародный язык, способствуя его социальной дифференциации.

Социальная дифференциация языка, как правило, осуществляется за счет лексики, семантики, стилистики и фразеологии - и всегда на основе общенародного языка. Поэтому вполне правомерно говорить о социальных диалектах как об ответвлениях общенародного языка. Собственно лексические различия социальных диалектов имел в виду А. И. Герцен, когда писал: «Простой смертный носит рубашку, а барин — сорочку... один спит, а другой почивает, один пьет чай, а другой изволит его кушать». Применительно к английскому обществу об этом же говорит в романе «Айвенго» В. Скотт, указывая, что до тех пор, пока животные бегают на крестьянских полях, они именуются ox (бык), calf (теленок), sheep (баран), pig (свинья). Но стоит им попасть на господский стол, как они получают уже иные, французские в своей основе, названия: beef (говядина), veal (телятина), mutton (баранина), pork (свинина).

Выделение в обществе профессиональных групп способствует созданию так называемых «профессиональных языков». Так как в данном случае речь идет исключительно только о лексических особенностях, то правильнее говорить о профессиональной лексике. Профессиональная лексика обычно не знает локальных различий и ориентируется исключительно на профессиональные интересы. В значительной степени она комплектуется из терминов (имеющих часто международное хождение и охотно использующих иностранную лексику), но очень широко прибегает и к лексическим ресурсам общенародного языка, придавая отдельным лексическим элементам специальное значение. Ясно при этом, что само образование профессиональных «языков» связано с характером и значимостью той или иной профессиональной группы, ее большей или меньшей ограниченностью в пределах общества и т. д.

Само понятие профессионального языка (или профессиональной лексики) не имеет четкого определения. Сюда относят и цеховые «языки», и «языки» отдельных профессий, и различные научные и технические «языки», и «языки» таких групп, которые трудно подвести под какую-нибудь определенную категорию. Так, в насыщенной огромным и интересным материалом главе о специальных языках (Sondersprache) Г. Хирт в одном ряду рассматривает «языки» нянек, студентов, юристов, канцелярий, поэзии, земледельцев, охотников, шахтеров, типографщиков, нищих, купцов, солдат, моряков, различных наук — философии, математики, грамматики и т. д.

«Профессионализация» языка обычно осуществляется тремя путями: 1) посредством создания новых слов (также и через заимствования), 2) с помощью переосмысления слов общенародного языка, 3) сохранением архаических элементов.

Примеры первой группы слов приводит в своей книге Р. Шор. Типографские рабочие употребляют такие непонятные для непрофессионалов слова, как реглет, бабашка, шпон, шпация, тенакль, реал, кегль, гранка, цицеро, корпус и т. п. Коноводы в лошадином беге различают аллюр, грунцу, рысцу, нарысь, хлынцу, притруску, грунь, хлынь, рысь, развал, перевал, плавь, иноходь, перебой и пр. Птицеводы выделяют в соловьином пении двенадцать колен: пульканье, клыканье, дробь, раскат, пленканье, лешева дудка, кукушкин перелет, гусачок, юлиная стукотня, почин, оттолчка и т. д. [Шор 1986: 59]


Отражение в языке демографических изменений

Демографические изменения могут определенным образом отражаться в языке. Так, например, сильное увеличение городского населения в нашей стране по сравнению с дореволюционным периодом расширило сферу употребления городского койнэ, в известной мере способствовало расширению сферы употребления литературного языка и ограничило употребление диалектной речи. В то же время приток сельского населения в города в связи с развитием промышленности оказал известное влияние даже на литературный язык. Исследователи истории русского литературного языка отмечают, что в 50-60-е годы снова наблюдается некоторая раскованность в речевом использовании нелитературных слов и оборотов и, в частности, - элементов просторечия. Это проявляется в широком включении просторечных слов (и просторечных значений общеупотребительных слов) в различные жанры литературной речи - причем стилистическая инородность их в этом случае ясно ощущается. [Серебренников 1970: 439]

Население более пожилого возраста обычно легче сохраняет особенности диалекта, тогда как молодежь, побывавшая на стороне, всегда вносит различные инновации. Сокращение численности какой-нибудь этнической группы всегда ведет к сокращению сферы употребления языка и сокращению его функций.

На языковое состояние может оказывать влияние такой фактор, как многонациональный характер государства. Во всех многонациональных государствах, почти, как правило, выделяется какой-нибудь один язык, выступающий в роли главного средства общения. Примером может служить русский язык в нашей стране, индонезийский язык в Индонезии, английский и в известной мере хинди в Индии и т. д.

Движение населения, выражающееся в переселении на новые места, может способствовать смешению диалектов или усилению диалектной дробности. Известный исследователь русских диалектов П. С. Кузнецов отмечает, что граница русского и белорусского языков не может быть достаточно точно определена. На территории, занятой русским языком, прилегающей к территории белорусского языка, имеется большое количество говоров, содержащих известные белорусские черты и образующих как бы постепенный переход от русского языка к белорусскому. Это объясняется тем, что территория к западу от Москвы (например, Смоленская земля) постоянно служила предметом борьбы между Русским и Литовским княжеством. Эти земли неоднократно переходили из рук в руки, они входили в состав то Литовского княжества, то русского государства. Можно предполагать, что каждое завоевание этой территории влекло за собой приток русского или белорусского населения. В результате языкового смешения и возникла область переходных говоров.

Переселение населения в области, значительно отдаленные от основного этнического массива, создает условия изоляции, что приводит к созданию резко отличающихся диалектов и даже специальных языков. Различия между отдельными диалектами хантыйского языка порой настолько велики, что носители их совершенно не понимают друг друга. Особенно большие различия наблюдаются в восточнохантыйских диалектах, территориально изолированных от остальных диалектов.

Переселение древних норвежцев на остров Исландию способствовало возникновению особого исландского языка, в сущности представляющего законсервированную с некоторыми инновациями форму древненорвежского языка. Этот же фактор способствовал образованию специфического бразильского португальского языка, языка африкаанс и т. д. Интенсивная колонизация различных стран мира в значительной мере способствовала распространению таких языков, как английский и испанский.

Диалектологическое разнообразие Сибири - наличие в ней северновеликорусских и южновеликорусских говоров- тоже объясняется различием колонизационных потоков.

Вторжение больших масс завоевателей и захват территорий с иноязычным населением также может быть причиной языковых изменений. Очень показательной в этом отношении является история языка урду. Его возникновение теснейшим образом связано с подчинением Индии мусульманам. Основная масса мусульман, осевших в Северной Индии, говорила на персидском языке и его диалектах. Персидский язык был официальным языком мусульманских империй в Индии. Скрещение экономических, политических и административных интересов коренного населения северной Индии и осевших в северной ее части мусульман привело к тому, что в течение нескольких столетий - на основе говоров панджабского языка и хинди, с одной стороны, и персидского, с другой, - вырабатывается язык хиндустани (урду), в котором органически сочетались элементы индийских диалектов с персидскими. Из персидского языка, в свою очередь изобиловавшего уже в это время огромным количеством элементов арабского языка, в урду вошло весьма большое количество слов.

Массовое проникновение иноязычного населения на территорию, занятую другим народом, может привести к утрате языка аборигенов. История различных народов дает многочисленные примеры таких случаев, так, например, исчезновение галлов на территории Франции, кельтиберов на территории Испании, фракийцев, на территории Болгарии, обских угров на территории Коми АССР, скифов на территории Украины и т. д. [Серебренников 1970: 433]

Отражение в языке развития культуры

Развитие производительных сил общества, техники, науки и общей культуры обычно связано с возникновением большого количества новых понятий, требующих языкового выражения. Развитие культуры общества неизбежно создает в словарном составе каждого языка лакуны, которые говорящие на данном языке пытаются заполнить всеми доступными им способами. Создаются новые термины, некоторые старые термины получают новые значения, необычайно расширяется область специальной лексики, варьирующейся в зависимости от понятийного содержания каждой науки в отдельности. Приток новой терминологии вместе с тем сопровождается исчезновением или оттеснением к периферии некоторых терминов, уже не отражающих современного уровня развития наук.

Общий подъем культуры населения способствует расширению сферы употребления литературного языка, что одновременно сопровождается сужением сферы употребления территориальных диалектов и вызывает существенные изменения в состоянии социальных диалектов. «Вместе с быстрым подъемом массовой культуры, - замечает Ф. П. Филин, - разрушена база старого городского просторечия, представляющего собою своеобразный сплав профессионализмов, словарных стилистических и иных неологизмов с территориальными говорами. Термин «просторечие» стал теперь обозначать ненормативные и стилистически сниженные средства языка, которыми пользуются для определенных целей и в определенной ситуации». [Филин 1969: 14]

Общее повышение культурного уровня населения вызвало такое интересное явление, как расширение пласта нейтральной лексики. Расширение пласта нейтральной лексики в наше время происходит и за счет книжной и специальной лексики. Нейтрализация книжной лексики также может быть объяснена взаимопроникновением книжной и разговорной стихии в обиходно-деловом стиле речи. Поэтому в языке наших дней книжная лексика вычленяется уже не столько на базе ее противопоставления разговорной лексике, сколько на основе ее противопоставления нейтральной, общеупотребительной лексике языка газеты, постановлений, речей и выступлений. Процессу нейтрализации в первую очередь подвергаются многозначные слова. Из однозначных слов чаще всего нейтрализуются те слова, которые не имеют дублетов и нейтрально разговорных синонимов.

Рост культуры способствует увеличению функций литературного языка, одновременно сопровождающимся его более интенсивной стилистической дифференциацией, появлением новых разновидностей устной и письменной речи. Развитие письменной речи может заметным образом отразиться даже на структуре языка. Различными исследователями, например, доказано, что сложноподчиненные предложения во всех языках получают интенсивное развитие только вместе с возникновением и развитием письменной речи.

Роль необычайно мощных средств в распространении единого литературного языка выполняют средства массовой информации.

Расширение функций литературного языка и распространение его среди широких масс населения вызывает необходимость установления единых орфоэпических, орфографических и грамматических норм. Этот фактор имеет консервирующее действие. Целенаправленное влияние общества (и в частности, государства) на язык, призванное способствовать его эффективному функционированию в различных сферах, называется языковой политикой (чаще всего это выражается в создании алфавитов или усовершенствовании правил орфографии, специальной терминологии, кодификации и других видах деятельности).

Возникновение разветвленной системы языковых стилей и установление языковых норм способствует развитию так называемой языковой эстетики, выражающейся в ограждении языка или стиля от проникновения в него всего того, что нарушает стилистические или языковые нормы. [Вендина 2001: 27]

Развитие культуры естественно связано с усилением контактов с различными странами мира, имеющими своей целью обмен опытом в самых различных областях науки и техники. На этой базе возникает интернациональная терминология. Перевод технической и научной литературы неизбежно ведет к появлению в социальных сферах языка общих стилистических черт и особенностей. [Серебренников 1970: 439]


Выводы по первой главе

Вопрос о связи языка и общества до сих пор остается дискуссионным в науке. Однако наибольшее распространение получила точка зрения, согласно которой связь языка и общества является двусторонней.

Язык способен отражать изменение в жизни общества во всех его сферах, что существенным образом отли­чает его от всех других общественных явлений.

Для подробной характеристики языка как общественного явления и выявления его специфики именно в этом плане, необходимо рассматривать язык в следующих аспектах: 1) специфика обслуживания языком общества, 2) зависимость развития языка от развития и состояния общества, 3) роль общества в создании и формировании языка.

Язык не может быть равнодушен к социальным в своей основе членениям, которые возникают внутри общества, обслуживаемого данным языком.

Языковые явления, порожденные социальной дифференциацией общества подразделяются на три следующие группы:

социальное и специальное использование языков;

создание специальных «языков»;

социальная и профессиональная дифференциация общенародного языка.

Не следует недооценивать влияния общей культуры на развитие и функционирование языка. Развитие производительных сил общества, техники, науки и общей культуры обычно связано с возникновением большого количества новых понятий, требующих языкового выражения. Приток новой терминологии вместе с тем сопровождается исчезновением или оттеснением к периферии некоторых терминов, уже не отражающих современного уровня развития наук.


ГЛАВА 2. СОЦИОЛИНГВИСТИКА КАК НАУКА О ЯЗЫКЕ В ЕГО СОЦИАЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ

2.1. Истоки социолингвистики

То, что язык далеко не единообразен в социальном от­ношении, известно давно. Одно из первых письменно зафик­сированных наблюдений, свидетельствующих об этом, от­носится еще к началу 17 веке Гонсало де Корреас, препода­ватель Саламанкского университета в Испании, вполне четко разграничивал социальные разновидности языка: «Нуж­но отметить, что язык имеет кроме диалектов, бытующих в провинциях, некоторые разновидности, связанные с возрас­том, положением и имуществом жителей этих провинций: существует язык сельских жителей, простолюдинов, горожан, знатных господ и придворных, ученого- историка, старца, проповедника, женщин, мужчин и даже малых де­тей». [Степанов 1976: 22]

Термин «социолингвистика» ввел в научный оборот в 1952г. американский социолог Г. Карри. Однако лингвистические исследования, учитывающие обусло­вленность языковых явлений явлениями социальными, с большей или меньшей интенсивностью стали вестись уже в начале нынешнего века во Франции, России, Чехии. Иные, чем в США, научные традиции обусловили то положение, при котором изучение связей языка с общественными ин­ститутами, с эволюцией общества никогда принципиально не отделялось в этих странах от «чистой» лингвистики. «Так как язык возможен только в человеческом обществе,- пи­сал И. А. Бодуэн де Куртенэ, - то, кроме психической сто­роны, мы должны отмечать в нем всегда сторону социаль­ную. Основанием языковедения должна служить не только индивидуальная психология, но и социология». [Бодуэн де Куртенэ 1963: 15].

Таким выдающимся ученым первой половины 20 века, как И. А. Бодуэн де Куртенэ, Е. Д. Поливанов, Л. П. Якубинский, В. М. Жирмунский, Б. А. Ларин, А. М. Селищев, Г. О. Винокур в России, Ф. Брюно, А. Мейе, П. Лафарг, М. Коэн во Франции, Ш. Балли и А. Сешеэ в Швейцарии, Ж. Вандриес в Бельгии, Б. Гавранек, А. Матезиус в Чехо­словакии и другим, принадлежит ряд идей, без которых со­временная социолингвистика не могла бы существовать. Это, например, идея о том, что все средства языка распре­делены по сферам общения, а деление общения на сферы имеет в значительной мере социальную обусловленность (Ш. Балли); идея социальной дифференциации единого на­ционального языка в зависимости от социального статуса его носителей (работы русских и чешских языковедов); по­ложение, согласно которому темпы языковой эволюции за­висят от темпов развития общества, а в целом язык всегда отстает в совершающихся в нем изменениях от изменений социальных (Е. Д. Поливанов); распространение методов, применявшихся при изучении сельских диалектов, на ис­следование языка города (Б. А. Ларин); обоснование необ­ходимости социальной диалектологии, наряду с диалектоло­гией территориальной (Е. Д. Поливанов); важность изуче­ния жаргонов, арго и других некодифицированных сфер языка для понимания внутреннего устройства системы на­ционального языка (Б. А. Ларин, В. М. Жирмунский, Д. С. Лихачев) и др.

Характерная черта социолингвистики второй полови­ны 20 столетия- переход от работ общего плана к экспе­риментальной проверке выдвигаемых гипотез, математиче­ски выверенному описанию конкретных фактов. По мнению одного из представителей американской социолингви­стики Дж. Фишмана, на современном этапе изучение языка под социальным углом зрения характеризуется такими чер­тами, как системность, строгая направленность сбора данных, количественно-статистический анализ фактов, тесное переплетение лингвистического и социологического аспек­тов исследования. [Беликов 2001:16]


2.2. Объект и задачи социолингвистики

Один из основателей современной социолингвистики
американский исследователь Уильям Лабов определяет социолингвистику как науку, которая изучает «язык в его социальном контексте».

Если расшифровать это определение, то надо сказать, что внимание социолингвистов обращено не на собственно язык, не на его
внутреннее устройство, а на то, как пользуются языком лю­ди, составляющие то или иное общество. При этом учиты­ваются все факторы, могущие влиять на использование языка,- от различных характеристик самих говорящих (их возраста, пола, уровня образования и культуры, вида профессии и т. п.) до особенностей конкретного речевого акта. [Лабов 1975: 124]

«Тщательное и точное научное описание определенного языка, отмечал Р. Якобсон,- не может обойтись без грамматических и лексических правил, касающихся наличия или отсутствия различий между собеседниками с точки зрения их социального положения, пола или возраста; оп­ределение места таких правил в общем описании языка представляет собой сложную лингвистическую проблему». [Якобсон 1985: 382]

В отличие от порождающей лингвистики, представ­ленной, например, в работах Н. Хомского, социолингвистика имеет дело не с идеальным носителем языка, порождающим только правильные высказы­вания на данном языке, а с реальными людьми, которые в своей речи могут нарушать нормы, ошибаться, смешивать разные языковые стили и т. п. Важно понять, чем объясня­ются все подобные особенности реального использования языка. [Хомский 1972: 9]

Из этого следует, что при социолингвистическом под­ходе к языку объектом изучения является функциони­рование языка; его внутренняя структура принимается как некая данность и специальному исследованию не под­вергается.

Итак, объект социолингвистики - язык в его функци­онировании. А поскольку язык функционирует в обществе, обладающем определенной социальной структурой, по­стольку и можно говорить о социолингвистике как о науке, исследующей язык в социальном контексте.

Социолингвистика изучает различные воздействия социальной среды на язык и на речевое поведение людей. Общая лингвистика анализирует языковой знак сам по себе: его звуковую и письменную форму, его значение, сочетаемость с другими знаками, его изменения во времени. Социолингвистика делает упор на то, как используют языковой знак люди, -все одинаково или по-разному, в зависимости от своего возраста, пола, социального положения, уровня и характера образования, от уровня общей культуры и т. п.?

Возьмем для примера слово добыча. Описывая его с точки зрения общей лингвистики, надо указать следующее: существительное женского рода, I склонения, неодушевленное, в форме мно­жественного числа не употребляющееся, трехсложное, с ударением на втором слоге во всех падежных формах, обо­значает действие по глаголу добывать {добыча угля) или ре­зультат действия (Добыча составила тысячу тонн или, в дру­гом значении: Охотники вернулись с богатой добычей).

Социолингвист отметит еще такие свойства этого су­ществительного: в языке горняков оно имеет ударение на первом слоге: добыча и употребляется как в единственном, так и во множественном числе: несколько добыч.

Подобные различия могут обусловливаться не только профессией, но и, например, характером образования: одно дело- человек, окончивший технический ин­ститут, и другое - человек с гуманитарным образованием. У них разные языковые склонности, разные речевые пристрастия и навыки. В современном русском обществе, например, речь технической интеллигенции в большей сте­пени, чем речь интеллигенции гуманитарной, подвержена влиянию жаргона: в ней не редкость слова и выражения ти­па клёво, доходяга, лопухнуться, лажа, стоять на ушах, наез­жать на кого-либо, качать права и т. п. [Беликов 2001: 10]


Люди одной профессии или одного узкого круга обще­ния нередко образуют довольно замкнутые группы, которые вырабатывают свой язык. В старину был известен жаргон офеней - бродячих торговцев, которые своей непонятной непосвященным манерой речи как бы отгораживались от остального мира, сохраняя втайне секреты своего промысла. В наше время язык программистов и всех тех, кто профессионально имеет дело с компьютером, также превратился в своеобразный жаргон: монитор у них именуется глазом, диск - блинами, пользователь — юзером и т. п.

Элементы таких жаргонов - слова, обороты, синтаксические конструкции, особенности произношения и словоизменения - играют роль не только средств, передающих информацию, но и своеобразных символов: по ним опознается свой для данной группы человек, а по их отсутствию – «чужак». Изучение групповых языков, речевого поведения человека как члена определенной группы - одна из прямых задач социолингвистики.

В каждом языке есть различные формы обращения к собеседнику. В русском языке две основные формы: на «ты» и на «вы». К незнакомому или малознакомому взрослому надо обращаться на «вы» (так же - к старшим по возрасту, даже и знакомым), а обращение на «ты»- знак более близких, сердечных отношений. Изучение социальных условий, влияющих на выбор форм личного обращения (и, кроме того, приветствий, извинений, просьб, прощания и т. п.), - также область интересов социолингвистики. Русский речевой этикет - лишь один, причем сравнительно простой, пример из этой области. В других языках, например в японском и корейском, существуют гораздо более сложные правила вежливого обращения к собеседнику.

По наблюдениям одного учителя, до революции на Дону дети в школе употребляли наречие здесь, дома же надо было говорить тут: здесь воспринималось коренными носителями донского говора как городское, чужое, в отли­чие от своего тут.


Это примеры речевых различий в зависимости от ус­ловий общения. Но в каждой ситуации человек может зани­мать разную позицию: быть собеседником «на равных» или чувствовать свое превосходство над партнером по коммуни­кации (либо, напротив, свою подчиненность ему). Общаясь друг с другом, люди как бы исполняют разные роли: отца, мужа, сына (в семье), начальника, подчиненного, сослужив­ца (в служебной обстановке), пассажира и кондуктора, по­купателя и продавца, врача и пациента и т. п. Тип роли обу­словливает характер речи и речевого поведения: с отцом го­ворят не так, как со сверстником, с преподавателем в вузе — иначе, чем с продавцом, повелительные конструкции в ус­тах врача естественны, когда он исполняет свою служебную роль (Дышите! Задержите дыхание! Разденьтесь!), и неуме­стны, когда он, например, едет в автобусе, и т. д.

Представление о том, в каких ситуациях, при испол­нении каких ролей каким языком надо говорить, формиру­ется по мере того, как ребенок постепенно превращается во взрослого. Этот процесс называется языковой социализа­цией, т. е. языковым «вхо­ждением» в данное общество. И его изучает социолингви­стика.

Есть общества (государства, страны, области и террито­рии), где используется не один язык, а два или несколько. Часто один из них — государственный и в этом смысле об­щеобязательный: если ты хочешь нормально жить в этом об­ществе, общаясь с другими людьми, с властью, продвигаясь по социальной лестнице, необходимо знать государственный язык. Другие существующие в данном обществе языки - это обычно родные языки людей, объединенных в те или иные этнические группы или составляющих целые народы (тако­во положение, например, во многих странах современной Африки). Функционируя в тесном соседстве друг с другом, разные языки, обслуживающие то или иное сообщество, мо­гут смешиваться, приобретать разного рода промежуточные формы: пиджины, креольские языки. В процессе образования и функционирования подобных языков социолингвистику интересуют социальные и ситуа­тивные условия, в которых они используются и взаимодей­ствуют друг с другом.

Социолингвисты ставят перед собой и такую задачу: регулировать развитие и функционирование языка (язы­ков), не полагаясь целиком на самопроизвольное течение языковой жизни. Полезное и важное подспорье при выпол­нении этой задачи - изучение оценок, которые дают люди своему или чужому языку, отдельным языковым элементам. Говорящие оценивают одни и те же факты речи по-разно­му: одни люди, например, легко принимают новшества, другие же, напротив, отстаивают традиционные способы выражения; одним нравится строгость иностранных науч­ных терминов, а их оппоненты ратуют за самобытность спе­циальной терминологии. Изучение различий в оценках язы­ковых фактов позволяет выделять социально более пре­стижные и менее престижные формы речи, а это немало­важно с точки зрения перспектив развития языковой нор­мы, ее обновления.

Разработка лингвистических проблем, направленных на то, чтобы управлять языковыми процессами, носит на­звание языковой политики; языковая политика- часть социолингвистики, выход этой науки в речевую прак­тику. [Беликов 2001: 13]

2.3. Национально- языковая политика

Под национально-языковой политикой понимают воздействие общества в многонациональном и многоязычном социуме на функциональные взаимоотношения между отдельными языками. Это воздействие осуществляют, во-первых, государство и его компетентные органы - такие, как законодательные собрания и комиссии, в том числе в некоторых странах - специальные комитеты (например, в Индии Центральный директорат по вопросам языка хинди под председательством премьер-министра). Во-вторых, субъектами являются комитеты, организующие школьное дело, печать, массовую коммуникацию, книгоиздательства, театр, кино, библиотеки. В-третьих, исследовательские лингвистические центры, службы переводов, службы «культуры языка». Наконец, субъекты национально-языковой политики - это различные общественные институты и организации: политические партии, ассоциации учителей, писателей, журналистов, ученых, различные добровольные «общества содействия», «общества ревнителей родного языка», например, Славистическое общество Словении, Беседа любителей русского слова, Товарищество белорусского языка имени Франтишка Скорины (с 1990 г.). При этом далеко не всегда государство и общественные организации стремятся к одним и тем же целям. [Мечковская 1996: 17]

Национально-языковая политика включает следующие компоненты: 1) теоретическую программу и ее пропаганду; 2) правовой статус языков; 3) экономические меры.

2.3.1. Программно- теоретический компонент

Национально- языковая политика опирается на определенное теоретическое и идеологическое обоснование. Каждое государство, общественный класс или сословие, партия исходят из определенной концепции по национальному вопросу, т. е. из своего понимания того, что такое народ, нация, народность; как связаны народ (этнос) и язык, религия, культура, государство; как соотносятся этническое и общечеловеческое, этническое (национальное) и классовое в культуре, политике, идеологии; в чем заключается справедливость и прогресс в межнациональных отношениях.

В практике национально-языкового строительства известно немало тупиков, к которым привели непродуманные теоретические установки. Так, в ряде стран Азии и Африки отождествление нации и государства привело к ущемлению национальных интересов малых народов, не имеющих своих государств. В некоторых странах, где ислам является господствующей религией, отождествляют национальную и религиозную принадлежность. Это приводит к игнорированию существующих национальных различий. Так, Мусульманская лига Пакистана объявила все население страны единой нацией, а урду - государственным национальным языком. Однако фактически Пакистан остается разноязычной и многонациональной страной (основные народы — пенджабцы, синдхи, пуштуны, белуджи). Урду (язык индийской группы индоевропейской семьи), который является родным только для 10% населения Пакистана, не в состоянии обеспечить межэтническое общение и все более оттесняется английским языком. [Мечковская 1996: 121]

2.3.2. Правовой статус языков

Юридическая регламентация взаимоотношений языков может быть существенно разной как по содержанию, так и по степени определенности.

Так, не во всех многоязычных странах есть законы, регулирующие взаимоотношения языков. Канадский исследователь Дж. Тури, рассмотрев 147 конституций, установил, что только в 110 из них есть статьи, касающиеся языка. Отсутствие законов о языке усиливает позиции языка большинства населения и оставляет без государственной защиты языки национальных меньшинств. [Гак 1989: 107]

В разных странах законы определяют статус языков терминами государственный, официальный, иногда национальный; в Индии 15 упомянутых в конституции языков называются конституционными. По законам о языке бывших советских республик 1989- 1990 гг., язык народа, именем которого названа соответствующая республика, получал статус государственного. Закон «О языках народов СССР» определял правовой статус русского языка как официальный язык СССР.

В некотором многоязычном социуме закон может трактовать существующие языки в качестве языков либо равного статуса, либо неравного. Так, равным статусом по закону обладают четыре основных языка Швейцарии, финский и шведский в Финляндии. Фактически такой закон обязывает государство поддерживать равный статус языков и, следовательно, создавать реальные гарантии для этноязыковых меньшинств.

При всей важности программных и законодательних мер все же решающее значение в национально-языковой политике имеет деятельность государства по их осуществлению. Не раз декларированное равноправие языков и народов оставалось равноправием лишь на бумаге. Например, по декрету Сейма Польши в 1925 г. общеобразовательные школы в Западной Беларуси могли быть и на польском и на белорусском Языках. Выбор языка зависел от родителей учеников. И, тем не менее, несмотря на десятки тысяч заявлений о желании учить детей в белорусских школах и даже на то, что Министерство просвещения Польши подготовило комплекты белорусских учебников, белорусские школы так и не были открыты. [Мечковская 1996: 126]

2.3.3. Экономические меры

Конструктивные программы национально-языковой политики, стремящиеся расширить сферы использования определенного языка, предполагают значительное финансовое обеспечение.

Так, центральным правительством Индии был предпринят ряд мер для распространения хинди в качестве официального языка государства и средства межнационального общения в стране. За счет федеральных средств в нехиндиязычных штатах создавались колледжи, готовящие учителей хинди; правительство также взяло на себя все расходы по оплате труда учителей хинди в этих штатах. По специальной книгоиздательской программе, финансированной правительством, на хинди были изданы сотни книг университетского уровня по различным отраслям знаний, в том числе переведена 12-томная энциклопедия. Специальные средства выделялись для поддержки хиндиязычных газет и журналов, для тиражирования и проката кино - фильмов на хинди. Были учреждены различные премии за лучшие оригинальные и переводные произведения на хинди, причем не только художественной, но и специальной литературы (например, за лучшую публикацию по юриспруденции). Выделялись мнотчисленные стипендии для студентов нехиндиязычнык штатов за успехи в изучении хинди. Для упрочения хинди в официальной сфере была создана сеть курсов по изучению хинди служащими, с системой экзаменов; потребовалось также стандартизировать клавиатуру пишущих машинок, буквопечатающих телеграфных устройств и т. п. [Ганди 1982: 56]

Вместе с тем правительство предусмотрело ряд мер для того, чтобы хинди не стал орудием дискриминации нехиндиязычного населения. Одна из ключевых мер - реализация в школах так называемой «формулы трех языков», согласно которой каждый учащийся изучает региональный язык (если это не хинди), хинди и английский.

Таким образом, возможности воздействия государства и общественных объединений граждан на языковую ситуацию достаточно велики. Они основаны на том, что люди в состоянии контролировать социальный статус и функции отдельных языков и изменять их в нужном направлении. Чем шире и свободнее используется язык в своем социуме, тем более благоприятны условия для его развития и совершенствования, тем выше его престиж. Напротив, узость (или сужение) социальных функций языка (например, юридический или фактический запрет использования конкретного языка в государственных учреждениях либо в средней или высшей школе) обедняет коммуникативные возможности языка, обрекает его на застой и оскудение и, в конечном счете, осложняет жизнь общества. [Мечковская 1996: 127]

2.4. Методы социолингвистических исследований

Социолингвистика - молодая наука. Она еще не успе­ла в должной мере выработать собственные, присущие толь­ко ей методы исследования языка. Но ввиду того, что она возникла на стыке двух наук - социологии и лингвистики, представители новой области знания попытались воспри­нять все лучшее, что характерно для методики и техники исследований в обеих «питающих» ее науках.

В. А. Звегинцев даже писал о «методической всеядности» социолингвистики и в связи с этим находил, что мето­дический аппарат представляет собой «самое слабое ее ме­сто». Однако вместе с этим необходимо отметить, что в последнее время в социолингвистике наблюдаются два взаимосвязанных процесса: выработка собственного понятийного и методического аппарата и конкретизация пред­метной области, отказ от слишком широкой трактовки за­дач социолингвистики (последнее характерно, например, для концепции американского социолингвиста Д. Хаймса). [Звегинцев 1982: 255]

На данный момент не существует особых методов, использу­емых при создании социолингвистических теорий,- здесь социолингвистика ограничивается общенаучными метода­ми. Методические особенности социолингвистики заключе­ны в ее эмпирических исследованиях. При сборе конкрет­ной информации социолингвистика в значительной своей части опирается на методический опыт социологии и соци­альной психологии, но методы этих наук получают здесь те или иные модификации применительно к задачам, которые решаются этой лингвистической дисциплиной. Так, поскольку многие виды социолингвистических работ связаны со сбором и анализом массового материала, в социолингвистике применяются методические приемы, издавна используемые социологами: устный опрос, анкетирование, интервью и другие, которые претерпевают изменения в соответствии со спецификой со­циолингвистического анализа.

В настоящее время можно говорить об определенной совокупности методов исследования, которыми пользуется социолингвистика. В целом методы, специфические для со­циолингвистики как языковедческой дисциплины, можно разделить на три группы: методы сбора материала, методы его обработки и методы оценки достоверности полученных данных.

В первой группе преобладают методы, заимствованные из социологии, социальной психологии и отчасти из диале­ктологии, во второй и третьей значительное место занима­ют методы математической статистики. Есть своя специфи­ка и в представлении социолингвистических материалов. Кроме того, полученный, обработанный и оцененный с по­мощью статистических критериев материал нуждается в социолингвистической интерпретации, которая позволяет выявить закономерные связи между языком и социальными институтами.

Важной особенностью социолингвистики является не­обходимость уточнять методические детали применительно к каждой конкретной задаче. Поскольку социолингвисту ча­сто приходится иметь дело с большим числом информантов, предварительное абстрактное моделирование ситуации оп­роса не может предсказать всех трудностей, которые часто возникают при непосредственном контакте с информанта­ми. Для того чтобы выявить все осложняющие факторы и минимизировать их воздействие на результаты исследова­ния, обычно проводятся пилотажные исследования, в ходе которых проверяется действенность известных методи­ческих приемов в отношении конкретной ситуации.

При сборе информации социолингвисты чаще всего прибегают к наблюдению и опросам; достаточно широко используется и общенаучный метод анализа письменных источников. Разумеется, часто эти ме­тоды комбинируются: после предварительного анализа письменных источников исследователь формулирует некую гипотезу, которую проверяет в процессе наблюдения; для проверки собранных данных он может прибегнуть к опросу определенной части интересующей его социальной общности. В самом начале социолингвистического исследования перед исследователем встает проблема выбора тех конкретных индивидов, на языковом поведении которых предполагается строить гипотезы и проверять их. [Беликов 2001: 267]


Выводы по второй главе

То, что язык далеко не единообразен в социальном от­ношении, известно давно. Лингвистические исследования, учитывающие обусло­вленность языковых явлений явлениями социальными, с большей или меньшей интенсивностью стали вестись уже в начале нынешнего века во Франции, России, Чехии. В 1952 г. американский социолог Г.Карри ввел в научный оборот термин «социолингвистика».

Объект социолингвистики - язык в его функци­онировании. А поскольку язык функционирует в обществе, обладающем определенной социальной структурой, по­стольку и можно говорить о социолингвистике как о науке, исследующей язык в социальном контексте.

Разработка лингвистических проблем, направленных на то, чтобы управлять языковыми процессами, носит на­звание языковой политики; языковая политика- часть социолингвистики, выход этой науки в речевую прак­тику.

Национально-языковая политика включает следующие компоненты: 1) теоретическую программу и ее пропаганду; 2) правовой статус языков; 3) экономические меры.

Социолингвистика - молодая наука. Она еще не успе­ла в должной мере выработать собственные, присущие толь­ко ей методы исследования языка. Но ввиду того, что она возникла на стыке двух наук - социологии и лингвистики, представители новой области знания попытались воспри­нять все лучшее, что характерно для методики и техники исследований в обеих «питающих» ее науках.

На данный момент не существует особых методов, использу­емых при создании социолингвистических теорий,- здесь социолингвистика ограничивается общенаучными метода­ми.


Заключение

Многоаспектность и многофункциональность языка не позволяет рассматривать это сложное явление в рамках традиционного языкознания, уделяя вопросам взаимодействия языка и общества лишь раздел в общей системе изучения.

Уже к середине 20 века активизировались исследования в области социологии языка. Состояние науки о языке, тенденции в развитии общества сделали необходимым появление междисциплинарных наук, одной из которых стала социолингвистика. Сам термин был употреблен еще в конце 50-х годов, впервые обоснованные определения появились в середине 60-х, однако и сегодня статус социолингвистики не до конца определен.

Наиболее распространенная концепция социолингвистических исследований исходит из различных внутренних стимулов развития языка, связанных с особенностями его системы и внешних по отношению к языку социальных факторов, которые оказывают влияние на развитие языка.

На сегодняшний день сформирован определенный терминологический и методологический аппарат социолингвистики как самостоятельной науки, что позволяет добиваться определенных положительных результатов в такой области исследования как взаимодействие языка и общества.

Работая над данной темой, нами было установлено, что аналогично исследованиям вопроса «язык- общество», послужившим образованию такой науки как социолингвистика, исследования в области «язык- культура» также вылились в формирование междисциплинарных связей, прежде всего, между лингвистикой и культурологией и нашло свое отражение в такой науке как лингвокультурология.

Таким образом, можно говорить о возможном изучении совокупности «язык- общество- культура», предположить наличие междисциплинарных связей между социолингвистикой и лингвокультурологией.


Список использованной литературы:

1. Беликов, В.И., Крысин, Л.П. Социолингвистика [Текст] / В.И. Беликов, Л.П. Крысин.- М., 2001.- 439 с.

2. Бодуэн де Куртенэ, Виноградов, В.В. Избранные труды по общему языкознанию [Текст] / Бодуэн де Куртунэ, В.В. Виноградов.- М.: АН СССР, 1963.- Т.1.- 384 с., Т.2.- 391 с.

3. Вендина, Н. Введение в языкознание [Текст] / Т. Н. Вендина.- М.: Высшая школа, 2001.- 288 с.

4. Вессен, Э. Скандинавские языки [Текст] / Э. Вессен.- М.: КД Либроком, 2007.- 157 с.

5. Гак, В.Г. К типологии форм языковой политики [Текст] / В.Г. Гак // Вопросы языкознания. Вып. 5.- М.: Наука, 1989.- С. 104-133

6. Ганди, К.Л. Языковая политика в современной Индии [Текст] / К.Л. Ганди.- М.: Наука, 1982.- 184 с.

7. Звегинцев, В. А. Мысли о лингвистике [Текст] / В. А. Звегинцев. -М.: Изд-во МГУ, 1996.-336 с.

8. Звегинцев, В. А. Очерки по общему языкознанию. Электронная библиотека филологии [Интернет-ресурс]-www. gumer.info/ bibliotek_Buks/ Linguist/zveg/04.php

9. Лабов, У. Исследование языка в его социальном контексте [Текст] / У. Лабов // Новое в лингвистике. Вып. 7.- М.: Прогресс, 1975.- С. 152- 216

10. Литературный энциклопедический словарь [Текст] / Под ред. В.М. Кожевникова, П. А. Николаева.- М.: Советская энциклопедия, 1987.- 752 с.

11. Мечковская, Н.Б. Социальная лингвистика [Текст] / Н.Б. Мечковская.- М.:Аспект Пресс, 1996.- 207 с.

12. Общее языкознание: формы существования, функции, история языка [Текст] / Под ред. Б.А. Серебренникова.- М.:Наука, 1970.- 597 с.

13. Реформатский, А.А. Введение в языковедение [Текст] / А.А. Реформатский.- М.: Аспект Пресс, 2001.- 536 с.

14. Самойлович, А.Н. Женские слова у алтайский турков [Текст] / А.Н. Самойлович.- М.: Русская литература, 1989.-Т.3.- С. 222-223

15. Степанов, Ю.С. Основы общего языкознания [Текст] / Ю.С. Степанов.- М.: Просвещение, 1975.- 272 с.

16. Филин, Ф.П. К проблеме социальной обусловленности языка [Текст] / Ф.П. Филин // Язык и общество: Сб. научн. трудов.- М., 1969.- С. 14

17. Хомский, Н. Язык и мышление [Текст] / Н. Хомский.- М.: Изд-во Моск. ун-та, 1972.- 122 с.

18. Шор, Р. О. Язык и общество [Текст] / Р. О. Шор.- М.: Работник просвещения, 1986.- 152 с.

19. Языкознание. Большой энциклопедический словарь [Текст] / Под ред. В.Н. Ярцева.- М.: Большая Росс. Энциклопедия, 2000. – 688 с.

20. Якобсон, Р.О. Избранные работы [Текст] / Р. О. Якобсон.- М.: Прогресс, 1985.- 455 с.




Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный реферат Вы можете использовать для подготовки курсовых проектов.

Доработать Узнать цену написания по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем реферат самостоятельно:
! Как писать рефераты
Практические рекомендации по написанию студенческих рефератов.
! План реферата Краткий список разделов, отражающий структура и порядок работы над будующим рефератом.
! Введение реферата Вводная часть работы, в которой отражается цель и обозначается список задач.
! Заключение реферата В заключении подводятся итоги, описывается была ли достигнута поставленная цель, каковы результаты.
! Оформление рефератов Методические рекомендации по грамотному оформлению работы по ГОСТ.

Читайте также:
Виды рефератов Какими бывают рефераты по своему назначению и структуре.

Сейчас смотрят :

Реферат Парадоксы и противоречия эпохи Просвещения
Реферат Оценка уровня технико-тактической подготовленности баскетболисток спортивно-оздоровительной груп
Реферат Панк как субкультура 2
Реферат Підготовка юних спортсменів в волейболі
Реферат Памятки культури Стародавньої Персії 2
Реферат Оценка качества текстильных материалов
Реферат Отличие американской рекламы от западно-европейской. Как американский образ попадает в культуру
Реферат П.И. Чайковский реформатор русского балета
Реферат Оценка социокультурной деятельности и социокультурное проектирование
Реферат Первобытная культура 4
Реферат Парфюмерно-косметические товары 3
Реферат Первобытная культура как исторический тип
Реферат Первобытное искусство 5
Реферат Первобытное искусство 4
Реферат Пейзажная живопись П П Свиньин и его Русский музеум