Реферат по предмету "Авиация и космонавтика"

Узнать цену реферата по вашей теме


Показания свидетеля

Показания свидетелей Наибольшую роль в современном процессе, среди доказательств, играют свидетельские показания. Часто они являются единственными доказательствами по делу. Свидетель есть лицо, призванное судебным органом рассказать о воспринятых им тех или иных фактических обстоятельствах дела. Свидетелем может быть только физическое лицо. Свидетелей следует отличать, с одной стороны, от обвиняемых, которые также могут сообщать суду о своих

восприятиях тех или иных фактов дела, a с другой стороны, от экспертов. Как показывает самое название, обвиняемым является лицо, привлеченное по делу в качестве совершившего, единолично или вместе с другими, составляющее предмет этого дела преступление. Обвиняемый не может быть как-либо принуждаем к даче показания и не несет ответственности за ложное показание. Его показание имеет иное процессуальное значение, разъясненное в предшествующем , и оценивается

по иным началам, чем свидетельские показания. Это различие между обвиняемым и свидетелем не лишено практического значения. Его следует иметь в виду при решении вопроса, можно ли вызывать в качестве свидетелей лиц, которых имеется в виду привлечь в качестве обвиняемых, или которые уже привлечены к суду в качестве соучастников преступления? Иногда следователи, не собрав еще достаточных данных для привлечения подозреваемого лица в качестве обвиняемого, сначала допрашивают его в качестве свидетеля.

Это, конечно, неправильно, потому что таким образом этот мнимый свидетель до известной степени принуждается к показанию и не пользуется процессуальными правами обвиняемого. Но в качестве свидетелей по делу своих соучастников могут быть допрашиваемы такие лица, о которых уже состоялся приговор, обвинительный или оправдательный, или дело о которых прекращено за отсутствием улик 67 743 . От эксперта свидетель отличается, 1 тем, что он, так сказать, дается самым событием, которое воспринял

и которое должно служить содержанием его показания в этом смысле свидетель незаменим, эксперт же заменим. 2 Свидетель должен лишь сообщить о том, что он видел или слышал эксперт же призывается для того, чтобы дать заключение, т. е. указать те выводы, которые на основании известных специальных знаний можно сделать из определенных фактов. Всякому свидетелю, по предварительном удостоверении, путем соответствующих вопросов, в его личности и отношениях к участвующим в деле лицам, a также предварительно спросив стороны, не

имеют ли они возражений против допущения свидетеля к допросу, председатель сначала напоминает об ответственности за лживые показания и предлагает рассказать все, что ему известно по делу, не примешивая обстоятельств посторонних и не повторяя слухов, неизвестно от кого исходящих. При этом, как правило, прежде всего допрашиваются потерпевшие от преступления, потом свидетели, указанные обвинителем, и, наконец, те, на которых сослался подсудимый 1 .

После того, как свидетель кончил рассказ, председатель предоставляет сторонам задавать свидетелю вопросы, причем сначала допрашивает свидетеля та сторона, по ссылке которой он призван к допросу, a затем противная сторона. Каждая сторона может предлагать свидетелю и вторичные вопросы в разъяснение ответов, данных на вопросы противной стороны ст. 719 720 и 723 y. y. с . Затем, если ответами на вопросы сторон предмет показания не вполне объяснен, то председатель, или члены

суда, с разрешения председателя, или же присяжные заседатели, через того же председателя, могут предложить свидетелю вопросы дополнительные ст. 724 y. y. с . Каждый свидетель может быть передопрошен в присутствии других свидетелей или поставлен с ними на очную ставку, но без повторения присяги ст. 726 y. y. с . Судебные Уставы допускают так называемый перекрестный допрос свидетеля, при котором при допросе свидетеля

одной стороны другая может, с своей стороны, предложить вопрос для разъяснения сказанного, a затем, первая сторона может предложить новые вопросы в разъяснение ответов, данных на вопросы противной стороны, и т. д. Составители Судебных Уставов видели в перекрестном допросе свидетеля одно из самых действительных средств к обращению внимания его на все то, что в известных ему обстоятельствах по предмету его свидетельства может служить не только к обвинению, но и к защите, или, наоборот, не только к защите, но и к обвинению 2

. Как правило, свидетели допрашиваются порознь ст. 699 y. y. с . Но они могут быть поставлены и на очную ставку с целью согласования их показаний и уличения того, кто показал неверно. Очная ставка разрешается судом но неразрешение ее не составляет повода кассации 69 412 71 1256 74 372 72 305 и др Очная ставка должна быть разрешаема судом лишь после того, как исчерпаны все меры для получения от свидетеля правдивого показания 3 . Как перекрестный допрос, так и очная ставка должны быть производимы

с большою осторожностью, для того, чтобы они не превращались в нравственную пытку для свидетеля. Свидетель является в суд для выполнения известной общественной повинности к нему надо относиться с уважением, избегая всего, могущего его обидеть или унизить. 129. Свидетельство на суде есть гражданская обязанность. В случае неявки без уважительных причин свидетель подлежит денежному взысканию, a иногда и приводу.

Согласно ст. 641 y. y. с, в случае отсрочки заседания за неявкою кого-либо из свидетелей, показание коих имеет существенное в деле значение, суд делает распоряжение или о повторении вызова неявившемуся свидетелю, или о приводе его установленным порядком . Судебный следователь может подвергнуть свидетеля приводу, если последний, без законных к тому причин, не явится после посылки ему вторичной повестки ст.

438 y. y. с . Мировой судья может подвергнуть приводу свидетеля, без уважительных причин не явившегося второй раз по делу с преступном деянии за которое в законе положено тюремное заключение ст. 69 y. y. с . Что касается размеров денежного взыскания за неявку без уважительных причин, то мировой судья может подвергнуть свидетеля взысканию не свыше 25 p следователь не свыше 50 p a общие судебные места, за неявку к судебному следствию, не свыше 100 р.

Кроме денежного взыскания неявившийся свидетель подвергается еще платежу издержек, причиненных отсрочкой, вследствие неявки, заседания вызванным в суд лицам ст. 643 y. y. с . Но если неявившийся свидетель в течение 2 недель со дня объявления ему о наложенном взыскании, представит уважительные оправдания своей неявки, то он освобождается от взыскания ст. 70, 440, 644 y. y. с . Явившись в суд, свидетель обязан дать правдивое показание о всем, что ему известно

по делу. Он не может отказаться от дачи ответов на вопросы, клонящиеся к обнаружению противоречия в его показаниях или несообразности их с известными обстоятельствами, или же с показаниями других свидетелей, но он не обязан отвечать на вопросы, уличающие его самого в каком-либо преступлении ст. 722 y. y. с . Стороны должны, однако, с уважением относиться к свидетелю, хотя они имеют право предлагать свидетелю и вопросы о таких обстоятельствах, которые доказывают, что свидетель не мог показанного им

ни видеть, ни слышать, или, по крайней мере, не мог видеть или слышать так, как о том свидетельствует ст. 721 y. y. с . Прежде допроса свидетели приводятся к присяге и клянутся показывать сущую о всем, им известном, правду и не утаивать ничего им известного ст. 713 y. y. с . От присяги освобождаются 1 священнослужители и монашествующие всех христианских вероисповеданий, a также настоятели и наставники общин старообрядческих согласий, и 2 лица, принадлежащие к исповеданиям

и вероучениям, не приемлющим присяги вместо присяги, они дают обещание показать всю правду по чистой совести ст. 712 у. с. с ст. 35 отд. I Выс. указа 17 октября 1906 г Сенат разъяснил, что неотобрание при допросе свидетелей, неприемлющих присяги, торжественного обещания составляет существенное нарушение 73 749, 67 25 . К свидетельству под присягой не допускаются безусловно 1 отлученные от церкви по приговору духовного суда 2 малолетние, не достигшие 14 лет 3 слабоумные, не

понимающие святости присяги и 4 лица евангелического исповедания, пока они не конфирмованы ст. 95 и 706 y. y. с . Не допускаются к свидетельству под присягой, в случае предъявления какою-либо стороной отвода от присяги 1 лишенные всех или всех особенных прав и преимуществ 2 потерпевшее от преступления лицо 3 боковые родственники подсудимого в 3 или 4 степенях и свойственники подсудимого в первых двух степенях 4 муж, жена, родные братья или сестры, родственники в прямой линии и свойственники в двух первых

степенях потерпевшего лица 5 состоящие с участвующими в деле лицами в особых отношениях по опеке, усыновлению, управлению одним из них делами другого, или состоящие с ними в тяжбе 6 евреи по делам принявших христианство евреев, a также старообрядцы сектанты и последователи изуверных учений по делам бывших их единоверцев, обратившихся в православие 7 наследники подсудимого, когда он судится за преступление, разрушающее права состояния ст. 707 708 и 96 y. y. с . Муж или жена подсудимого, родственники его по прямой линии,

восходящей или нисходящей, его братья и сестры могут отказаться от свидетельства, но, если не пожелают воспользоваться этим правом, то допрашиваются без присяги 94 ст. и 705 y. y. с . Эти лица образуют первую категорию лиц, на которых не лежит обязанности свидетельства. Закон предоставляет им свободный выбор между свидетельством и отказом от свидетельства. Но есть еще несколько категорий лиц, которые безусловно не допускаются к свидетельству как присяжному,

так и бесприсяжному. Это 1 безумные и сумасшедшие, 2 духовные лица священники, настоятели и наставники старообрядческих согласий в отношении к признанию, сделанному им на исповеди 3 защитники подсудимых в отношении к признанию, сделанному им доверителями во время производства о них дел 93 ст. и 704 y. y. с Вряд ли можно согласиться с безусловным устранением от свидетельства душевнобольных.

Конечно, к их показаниям надо относиться с особой осторожностью, но иногда эти показания могут быть ценны. Надо заметить, что присяга свидетелей является общим правилом, из которого допущены вышеперечисленные исключения, лишь при рассмотрение дел по существу, на судебном следствии. При предварительном следствии свидетели приводятся к присяге лишь в следующих исключительных случаях 1 Когда свидетель собрался в дальний путь и возвращение его может замедлиться 2 когда свидетель находится

в болезненном состоянии, угрожающем опасностью его жизни 3 когда свидетель имеет жительство вне округа того суда, которому подсудно дело, и притом в такой отдаленности от места судебных заседаний, что ему, без особенного затруднения, явиться в суд невозможно ст. 442 y. y. с . Свидетели приводятся к присяге согласно правилам их вероисповедания, православные православным священником, a неправославные духовным лицом их вероисповедания если же в месте заседания суда такового

нет, то председателем суда. Свидетелям же светского звания, допрашиваемым без присяги, председатель суда делает увещание, дабы они, отрешась от всякого влияния на них вражды, дружбы или страха, говорили одну только правду, не увеличивая и не уменьшая известных им обстоятельств. Каждому свидетелю перед допросом председатель напоминает об ответственности за лживые показания ст. 711, 714 717 у. у. с . Свидетельские показания, как и все другие доказательства, оцениваются судом

по внутреннему убеждению. Указать какие-либо объективные признаки, по которым суд мог бы отличать правдивое показание от лживого, невозможно. Судья должен оценивать свидетельское показание по всем конкретным его особенностям и по связи его с другими обстоятельствами дела. При этом он должен обращать внимание на нравственную личность свидетеля его судимость или отсутствие таковой, его образ жизни, род занятий, его образование и т. д поскольку она выясняется из дела, на его

отношения к участвующим в деле лицам, на отчетливость и обстоятельность его показания, на его близость к преступному событию очевидец, не очевидец , на логичность и гармонию отдельных частей показания и на соответствие показания другим данным дела. Статьи Показания показаниям рознь Андрей Мищенко, адвокат Проблема процессуального регулирования участия свидетелей в арбитражном процессе представляется крайне

актуальной. Редкое участие свидетелей в арбитражном процессе обуславливается традиционно сложившейся практикой использования сторонами преимущественно письменных доказательств в качестве обоснования заявленных обстоятельств. Вместе с тем, действующий АПК РФ позволяет лицам, участвующим в деле, и арбитражному суду вызывать свидетелей, увеличивая доказательственную силу доводов сторон дела. Свидетельские показания как средство доказывания имеют место в арбитражном процессе значительно реже,

чем в судах общей юрисдикции. В отличие от гражданского процесса в арбитражном судопроизводстве на первый план выступают письменные и вещественные доказательства, оттесняя свидетельские показания, что обусловлено характером дел, рассматриваемых в арбитражном суде. Абсолютное большинство юридических фактов, необходимых для обоснованного и законного разрешения арбитражного дела, составляют письменные документы. В хозяйственной и управленческой деятельности документируются

практически все обстоятельства, необходимые для правильного разрешения дела сделки и контракты, внесение в них изменений и их расторжение, расчеты между сторонами, деловая переписка и т.д. Поэтому свидетельские показания могут быть использованы в тех случаях, когда какой-либо юридический факт, имеющий значение для дела, не был своевременно и надлежащим образом документально зафиксирован и установить его можно только с помощью свидетельских показаний либо если соответствующее обстоятельство

было надлежащим образом подтверждено, но документ утрачен. Согласно части 1 статьи 56 АПК РФ свидетелем является лицо, располагающее сведениями о фактических обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения дела . Лицо, обладающее сведениями об обстоятельствах дела, становится свидетелем с момента вынесения определения о привлечении его в качестве свидетеля. Процессуальный статус свидетеля иной участник арбитражного процесса

статья 54 АПК РФ . Он не является субъектом материально-правовых отношений и в отличие от лиц, участвующих в деле, не имеет юридической заинтересованности в исходе дела. Однако это обстоятельство не исключает наличия у него иной заинтересованности в результатах разрешения дела, вытекающей из отношений родственных, семейных, дружеских, служебных и иных, а равно как из простых чувств симпатии или антипатии к сторонам процесса.

Это немаловажно при оценке арбитражным судом показаний свидетелей. Согласно теории судебного процесса показания свидетеля являются первичным источником доказательств, как лица, непосредственно воспринимающего и хранящего в памяти факты, имеющие отношение к делу. Свидетельские показания как и любой другое средство доказывания должны обладать признаками относимости, допустимости и достоверности. Относимость, допустимость, достоверность свидетельских показаний

Согласно статье 67 АПК РФ арбитражный суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу . Относимость свидетельских показаний как доказательств зависит от правильного определения предмета доказывания. Свидетельские показания, подтверждающие или опровергающие существование обстоятельств предмета доказывания, будут относимыми. Неотносимые доказательства не могут быть допущены.

Часть 2 статьи 67 АПК РФ содержит прямое указание на два случая недопустимости неотносимых доказательств. В первую группу включены поступившие в арбитражный суд документы, содержащие ходатайства в поддержку лиц, участвующих в деле, или оценку их деятельности. Речь идет о документах, не относящихся к предмету доказывания. Тем более что ходатайства в поддержку лиц, участвующих в деле, содержащие оценку их деятельности, могут

негативно отразиться на независимом судебном рассмотрении обстоятельств дела. Документы, отнесенные в указанную группу, не имеют значения для установления обстоятельств дела, следовательно, являются неотносимыми. В другую группу входят иныедокументы, не имеющие отношения к установлению обстоятельств по рассматриваемому делу. Последствия представления данных документов едины они не допускаются к рассмотрению арбитражным судом, не приобщаются к материалам дела.

Как видно, вышесказанное относится к документарными доказательствам, однако нет никаких препятствий к применению данных требований к свидетельским показаниям. В содержание свидетельских показаний должны входить только сведения о фактах. Различные оценки, даваемые свидетелем фактам, его соображения и догадки доказательственного значения иметь не должны. Допустимости доказательств посвящена статья 68

АПК РФ Обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами . АПК РФ не предусматривает какой-либо конкретный перечень фактов и обстоятельств, которые могли бы быть подтверждены свидетельскими показаниями, либо наоборот не могли бы быть ими подтверждены. Прямой запрет на использование показаний свидетеля можно найти в статье 162

ГК РФ, где указано, что несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Вопросу применения свидетельских показаний в ГК РФ посвящены также статьи 493, 812, 887. Каких то иных специальных случаев использования свидетельских показаний, применительно к арбитражному процессу, федеральным законодательством не предусматривается.

Юридические признаки недопустимости свидетельских показаний установлены частью 5 статьи 56 АПК РФ, согласно которой не подлежат допросу в качестве свидетелей судьи и иные лица, участвующие в осуществлении правосудия, об обстоятельствах, которые им стали известны в связи с участием в рассмотрении дела, представители по гражданскому и иному делу об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителей, а также лица, которые в силу психических недостатков, не

способны правильно понимать факты и давать о них показания . Таким образом, можно убедиться, что круг лиц, не допускаемых к участию в деле в качестве свидетелей, гораздо уже круга лиц, которым могут быть известны обстоятельства дела. Помимо относимости и допустимости свидетельские показания должны отвечать признакам достоверности. Очень важное положение АПК РФ содержится в части 4 статьи 88

Не являются доказательствами сведения, сообщаемые свидетелем, если он не указать источник своей осведомленности . Легальное понятие достоверности доказательств закреплено в части 3 статьи 71 АПК РФ Доказательствопризнается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности . Для того чтобы установить достоверность доказательств, арбитражный суд должен проверить доброкачественность

источника доказательств, а также сам порядок формирования доказательства. Так, в отношении свидетельских показаний арбитражный суд должен проверить, мог ли свидетель по своему психическому и физическому состоянию воспринимать описываемые им факты. Не состоит ли свидетель в родственных связях, не находится ли он в служебной, материальной или иной зависимости от одной из сторон. Значение свидетельских показаний

В большинстве случаев свидетельские показания стороны используют в совокупности с письменными доказательствами. Как правило, в таких случаях арбитражные суды не заостряют внимание на показаниях свидетелей, а стороны не пытаются взять их за основу своей позиции по возникшему спору. При рассмотрении дел, когда для подтверждения доводов сторон бывает достаточно письменных доказательств, арбитражные суды не придают свидетельским показаниям решающего значения, каких либо спорных вопросов

при их оценке не возникает. Истинное значение свидетельских показаний в процессе доказывания можно проследить, главным образом, на основе конкретной правоприменительной практики арбитражный судов, причем не любой, а такой, когда именно показания свидетелей имеют принципиальное значение для результата рассмотрения дела. Такие случаи в арбитражной практике достаточно редки, но, тем не менее, они есть. Обратимся к следующему примеру. ООО Токемпластик обратилось в арбитражный суд с иском к

ООО Кемеровское УПП ВОС о взыскании задолженности по договору. Возражая против удовлетворения требований истца ООО Кемеровское УПП ВОС ссылалось на факт частичного погашения задолженности передачей гидравлических прессов. В соответствии с п. 4.1 Договора оплата встречной поставкой товара допускалась. Суд первой инстанции, руководствуясь статьей 161 ГК

РФ, указал, что ООО Кемеровское УПП ВОС не представило доказательств, свидетельствующих о передаче ООО Токемпластик указанных прессов, на основании свидетельских показаний данный факт установлен быть не может. Апелляционная инстанция оставила решение без изменения. ФАС ЗСО также подтвердил правомерность выводов арбитражного суда первой и апелляционной инстанций Постановление ФАС Западно-Сибирского округа по делу

Ф04 2887-822 А27-2003 от 23.06.2003г Представляется не совсем понятным обоснование такого решения ссылкой на статью 161 ГК РФ, так как письменная форма сделки была соблюдена, выводов о признании Договора незаключенным сделано не было, вопрос о несогласованности товаров по встречной поставке также не поднимался. Тем не менее, факт остается фактом передача имущества, по мнению суда, должна подтверждаться письменными доказательствами. Прежде чем делать выводы по этому решению рассмотрим еще один похожий

пример, связанный с необходимостью подтверждения факта приема-передачи работ. ООО Ю.КОМ обратилось к ОАО Сбербанк России в лице Орловского отделения с иском о взыскании задолженности за выполненные работы Постановление ФАС Центрального округа по делу А48-803 04-1 от 29.07.2004г Решением арбитражного суда первой инстанции в иске было отказано.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось. ФАС ЦО решение отменил дело направил на новое рассмотрение. Причиной этому послужил тот факт, что арбитражный суд первой инстанции необоснованно не принял в качестве надлежащих доказательств показания свидетелей. Никаких двусторонних письменных документов о приеме-передаче результата работ не было. В качестве свидетелей выступили работники

Орловского отделения Сбербанка, из показаний которых следует, что работы фактически были выполнены и ими были приняты в установленном договоре порядке, при этом ими визировались и передавались руководству ответчика для подписания акты выполненных работ. Таким образом, показания свидетелей были основным доказательством, подтверждающим выполнение работ и их передачу, несмотря на то, что приемка работ оформляется письменными документами как следует из статьи 720 ГК РФ. Важным обстоятельством признания юридической силы свидетельских

показаний, несомненно, является то, что свидетели были работниками ответчика. Еще одним, выходящим за рамки обычного является дело, при рассмотрении которого ФАС МО указал, что в целях подтверждения вывода о ненадлежащей регистрации ООО Грим-Люкс и ООО Бевередж суду необходимо допросить А. и К являющихся учредителями данных фирм, в качестве свидетелей с предупреждением их об уголовной

ответственности за дачу заведомо ложных показаний и это несмотря на то, что регистрация юридических лиц осуществляется в строго регламентированном порядке и подтверждается установленными письменными документами. Постановление ФАС Московского округа по делу КА-А40 2416-05 от 06.04.2005 г. Вышеприведенные примеры показывают, что даже если законом предусмотрено, что те или иные обстоятельства подтверждаются письменными документами, то при их отсутствии в качестве средств доказывания не исключена

возможность использования свидетельских показаний. Вместе с тем, очевидно, что показания показаниям рознь. На что необходимо обратить внимание, для того, чтобы оценить степень влияния свидетельских показаний на ход процесса, будет сказано далее. Представляется интересным рассмотреть следующее дело. ООО ИКТ импорт обратилось в арбитражный суд с требованием о признании незаконными действий таможни,

выразившихся в нарушении установленного статьей 194 ТК РФ десятидневного срока таможенного оформления товаров по грузовой таможенной декларации ГТД . Таможня, указывая на соблюдение сроков со своей стороны, ссылалась, во-первых, на то, что до момента идентификации и списания таможенным органом перечисленных обществом денежных средств как таможенных платежей по конкретной ГТД они не могут считаться уплаченными, а

ГТД не подлежит выпуску. Во-вторых, по мнению таможни, срок проверки ГТД, установленный статьей 194 ТК РФ, исчисляется с момента предъявления товаров для таможенного оформления, а согласно статье 196 ТК РФ декларант обязан по требованию должностных лиц таможенного органа присутствовать при таможенном досмотре. При этом таможня указала, что декларант вызывался для досмотра товара, но не явился. Эти обстоятельства послужили причиной задержки таможенного оформления.

ФАС СЗО, подтверждая законность судебных актов первой и апелляционной инстанций, удовлетворивших требования общества, указал, в частности, по вопросу вызова декларанта для проведения досмотра, что статья 196 ТК РФ не содержит прямого указания на ту или иную форму уведомления о досмотре декларанта и иных лиц. Однако ее положения не исключают процессуальную обязанность таможни доказать обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения спора по существу, в том числе факт уведомления заявителя о таможенном досмотре.

При этом суд пояснил, что таможня как равноправный участник арбитражного процесса не была лишена возможности в ходе судебного разбирательства использовать любые из предусмотренных процессуальным законом средств доказывания, в том числе предусмотренные статьей 88 АПК РФ свидетельские показания. Постановление ФАС Северо-Западного округа по делу А56-8212 04 от 09.12.2004 г

Таким образом, арбитражный суд признал возможным использование свидетельских показаний как допустимых и достаточных доказательств для установления фактов, в отношении которых закон не устанавливает конкретный способ их подтверждения. В другом случае, предприниматель обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным решения Инспекции МНС РФ о привлечении к ответственности за то, что предприниматель осуществлял денежные расчеты с населением при реализации товара за наличный расчет, не вывесив на реализуемый

товар ценники установленного образца, в результате чего нарушены статьи 1, 2 Закона РФ 5215-1 от 18.06.1993 О применении ККМ при осуществлении денежных расчетов с населением . ФАС ПО признал обоснованными выводы арбитражного суда нижестоящих инстанций в части признания недействительным решения налогового органа, которые исходили из того, что в момент проверки отдел предпринимателя не работал, что подтверждено свидетельскими показаниями в суде первой инстанции.

Свидетели подтвердили, что на момент проверки 27 сентября торговая точка не работала, товар не продавался и на стене висела табличка с надписью Отдел не работает , то есть реализация товара, на котором отсутствовали ценники, не производилась. Кассационная инстанция указала также, что отсутствие реализации товара и осуществления денежных расчетов с населением на момент проверки подтверждено журналом ККМ, из которого следует, что торговая точка предпринимателя не работала в течение 2-х дней до проверки 25, 26

сентября, а 27 сентября она работала после проверки. Постановление ФАС Поволжского округа по делу А65-10574 2000-11727 2000-СА1-19 от 04.05.2001 г. На первый взгляд можно сделать вполне обоснованный вывод о том, что свидетельские показания могут быть использованы как весьма сильные с юридической точки зрения доказательства для подтверждения обстоятельств, в отношении которых закон не устанавливает конкретные средства доказывания.

Формально, в данном случае показания свидетелей полностью соответствуют требованиям АПК РФ о допустимости доказательств. Вместе с тем, следующий пример показывает, что такой категоричный вывод делать преждевременно. Истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности по оплате за выполненные работы. Исковые требования были удовлетворены частично. Отказ в полном удовлетворении мотивирован пропуском срока исковой давности.

ФАС ЗСО по результатам рассмотрения кассационной жалобы истца указал, что акт сверки, подписанный неуполномоченным лицом, свидетельские показания не являются надлежащими доказательствами, свидетельствующими о перерыве срока исковой давности Постановление ФАС Западно-Сибирского округа по делу Ф04 26-1109 А46-2002 от 09.01.2003 г В соответствии со статьей 203 ГК РФ основанием для перерыва срока исковой давности является, в частности, совершение обязанным лицом

действий, свидетельствующих о признании долга. ГК РФ в этом случае не устанавливает, какими доказательствами должны подтверждаться действия, свидетельствующие о признании долга. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. 15 18 также не разрешает вопрос о форме доказательств, а только устанавливает примерный перечень действий,

которые могут свидетельствовать о признании долга. Поскольку законом не предусматривается ограничений по использованию доказательств, которые могли бы подтвердить совершение действий по признанию долга, то формально можно говорить о допустимости свидетельских показаний в качестве средства доказывания в таких случаях. В итоге, приведенная практика позволяет сделать следующие выводы.

В случае если закон не предусматривает, чем должны подтверждаться те или иные обстоятельства, то с формальной точки зрения свидетельские показания могут рассматриваться как допустимые и достаточные доказательства, подтверждающие эти обстоятельства. Вместе с тем, необходимо заметить, что и в этом случае юридическая сила свидетельских показаний в арбитражном процессе часто зависит пусть и от косвенных, но письменных доказательств, а также от обстановки, при которой были получены свидетельские показания, субъекта носителя

таких сведений и обстоятельств, которые должны быть ими подтверждены. Если предусмотрена необходимость подтверждения фактических обстоятельств дела письменными доказательствами, то не стоит однозначно ставить крест на свидетельских показаниях, хотя, безусловно, возможность их использовании значительно снижается. Тем не менее, учитывая конкретные обстоятельства дела, свидетельские показания могут быть положены в основу правовой позиции стороны спора, в, казалось бы, совсем безнадежном

деле. Справедливости ради стоить отметить, что участие свидетелей в арбитражном процессе не всегда обоснованно. Нередко арбитражный суд, а также спорящие стороны привлекают к участию в деле свидетелей тогда, когда в этом нет необходимости. Они зачастую просто пересказывают свои письменные объяснения или сообщают о фактах, которые подтверждены уже имеющимися в деле документами. Кроме того, свидетели в ряде случаев приглашаются в заседание для психологического воздействия на суд.

Видимо, у спорящих сторон существует убежденность, что чем больше свидетелей, тем больше шансов выиграть дело. Привлечение таких свидетелей в процесс только увеличивает издержки, связанные с рассмотрением дела возмещение расходов свидетелям по проезду к месту нахождения арбитражного суда и обратно, платежей по государственному страхованию пассажиров на транспорте, расходов по найму жилой площади и т.д Если свидетель не является работником спорящей стороны, его вызов иногда влечет за собой массу организационных

осложнений. Поэтому совершенно очевидна как нецелесообразность, так и неэкономичность подобных средств доказывания. Порядок допроса свидетелей Часть 1 статьи 88 АПК РФ определяет инициаторов вызова свидетелей в суд. Лица, участвующие в деле, при желании произвести допрос свидетеля обращаются к арбитражному суду с ходатайством о вызове свидетеля в суд. Арбитражный суд осуществляет такой вызов.

Важно, что данное положение полностью соответствует состязательному процессу, когда не суд, а лица, участвующие в деле, инициируют вызов свидетелей. Вместе с тем у арбитражного суда осталось право самостоятельного по собственной инициативе вызова лица в качестве свидетеля. Об этом говорится в части 2 статьи 88 АПК Арбитражный суд по своей инициативе может вызвать в качестве свидетеля лицо, участвовавшее в составлении документа, исследуемого судом как письменное доказательство,

либо в создании или изменении предмета, исследуемого судом как вещественное доказательство . Таким образом, вызов свидетелей по инициативе арбитражного суда строго целевой для установления обстоятельств, связанных с составлением письменного доказательства или созданием или изменением предмета, который арбитражный суд исследует в качестве вещественного доказательства. В АПК РФ, в отличие от ГПК РФ и УПК РФ, имеются существенные пробелы в регулировании процессуальных

аспектов участия свидетеля в арбитражном деле, в частности процессуальный порядок вызова свидетелей последствия неявки свидетелей очередность вызова свидетелей для допроса очередность допроса свидетеля сторонами и судом возможность перекрестного допроса свидетелей и порядок осуществления перекрестного допроса возможность вызова в качестве свидетеля лица, участвующего в деле в качестве представителя одной из сторон. Однако все же основные моменты законодательно очерчены.

Свидетель обязан явиться в суд по вызову арбитражного суда. Кроме обязанности по вызову явиться в суд часть 2 статьи 56 АПК РФ на свидетеле лежат еще две обязанности 1 сообщить суду сведения по существу рассматриваемого дела, известные ему лично, и 2 ответить на дополнительные вопросы арбитражного суда, а также лиц, участвующих в деле. За дачу заведомо ложных показаний, а также за отказ от дачи показаний свидетель несет уголовную

ответственность статьи 307, 308 УК РФ . Об этом он предупреждается судом, что фиксируется в протоколе судебного заседания пункт 7 части 2 статьи 155 АПК , и дает подписку. Показания свидетеля также фиксируются в протоколе пункт 10 части 2 статьи 155 АПК . Практика показывает, что в случае непредупреждения свидетеля об уголовной ответственности, его показания не могут быть отнесены к доказательствам

Постановление ФАС Северо-западного округа по делу А56-41626 2006 от 18.08.2007г Показания свидетеля состоят из свободного рассказа арбитражному суду о том, что ему известно по делу. Затем свидетелю могут быть заданы вопросы. Показания свидетель дает устно. Но законом предусмотрено правило, по которому арбитражный суд может предложить свидетелю изложить свои показания в письменной форме. Свидетель волен согласиться или отказаться.

Предложение о письменном виде показаний допускается до или после устного допроса, но не вместо него. Письменная форма дачи показаний не заменяет устные показания свидетеля. В письменной форме излагаются показания, как говорит закон, данные устно. Если показания свидетеля изложены в письменной форме, то они приобщаются к материалам дела. Арбитражный суд разъясняет свидетелю его обязанности и права.

О разъяснении ему прав и обязанностей свидетель дает подписку, которая приобщается к делу. Свидетель обязан правдиво изложить все известные ему сведения в связи рассматриваемым делом, отвечать на вопросы суда, участвующих в арбитражном производстве лиц. Остальные же вопросы участия свидетелей в арбитражном процессе, процессуально не урегулированные АПК РФ, в соответствии с частью 6 статьи 13 АПК РФ могут быть разрешены путем применения процессуальных

норм, предусмотренных ГПК РФ, то есть ответы на неурегулированные вопросы нужно находить путем толкования имеющихся в АПК РФ норм или путем учета положений гражданского процессуального законодательства для судов общей юрисдикции. А вот применение норм УПК РФ для восполнения пробелов гражданских процессуальных законов весьма неоднозначно и дискуссионно. Интерес свидетелей Объективность установления фактов, подтверждаемых свидетельскими показаниями, должна обуславливаться

прежде всего незаинтересованностью свидетелей в исходе дела. По этой причине возможность наличия у свидетеля неюридической заинтересованности не дает оснований к тому, чтобы вообще не использовать такое лицо в качестве источника доказательств. Действующий АПК признает свидетелями всех лиц, отвечающих формальным признакам, установленным частью 5 статьи 56 АПК РФ без учета всех иных обстоятельств, могущих влиять на объективность свидетельских показаний,

что на практике приводит к сложностям в осуществлении правосудия. В частности, автор анализирует случай из собственной практики, когда, представляя интересы ответчиков в суде, столкнулся с тем, что двое свидетелей, вызванные судом по ходатайству представителя истца, являлись сотрудниками одной и той же юридической фирмы, сотрудником которой являлся представитель истца. Налицо была явная личная заинтересованность представителя истца и этих свидетелей .

В данном случае, правдивость свидетельских показаний была поставлена под сомнение представителями ответчика, однако доказать обратное и заявить отвод не представлялось возможным, в том числе и в связи с отсутствием процессуальных оснований. Свидетельские показания были оформлены в письменной форме и приобщены судьей в качестве доказательств по делу. В связи с фактической заинтересованностью свидетелей в разрешении дела лжесвидетельство по арбитражным и гражданским делам явление не редкое.

Действующее процессуальное законодательство АПК РФ, ГПК РФ, КоАП РФ, УПК РФ не содержат норм, направленных на защиту от недобросовестных показаний. Единственной мерой, призванной защитить участников процесса от лживых показаний, является наличие в Уголовном кодексе РФ статьи 307 Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод . Но как следует и из названия статьи, и из ее содержания, уголовно наказуемы лишь заведомо

ложные свидетельства. Доказать умысел в даче заведомо ложных показаний достаточно сложно, поскольку лицо всегда может сослаться на ошибки в восприятии событий, плохую память и прочие свойства человеческой психики. Знание иной, неюридической заинтересованности свидетеля необходимо для правильного построения допроса свидетеля и оценки его показаний. В арсенале судьи, рассматривающего дело имеется только один способ оценить показания свидетеля перед их дачей.

Это предусмотренная статьей 177 ГПК РФ обязанность судьи выяснить отношение свидетеля к лицам, участвующим в деле. Однако в АПК РФ к сожалению такой обязанности не содержится. Единственное, что остается судье, это на основе внутреннего убеждения оценивать свидетельские показания наряду с другими доказательствами по делу. Этому способствует также правило о том, что никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы часть 5 статьи 71

АПК РФ . Однако отсутствие права отвода неюридически заинтересованного свидетеля было в российском праве не всегда. Например, статья 130 ГПК РСФСР 1923 года в свое время устанавливала, что в случае заявления стороны о заинтересованности свидетеля в исходе дела или в случае особых отношений между свидетелем и стороной, суд может не допустить допроса этого свидетеля . В дореволюционном праве также имелась такая возможность.

В Уставе гражданского судопроизводства 1864 года было указано три основания для устранения свидетелей 1 свидетели, устраняемые по закону, 2 свидетели, устраняющиеся по своей воле, и 3 свидетели, устраняемые по отводу противной стороны. Устав судопроизводства торгового, не давая прямых оснований для устранения свидетелей, указывал, что отводы свидетелей по неспособности или по личным отношениям допускаются в коммерческом суде на основании общих законов, постановленных для прочих судебных мест.

Практически же в коммерческих судах отводы свидетелей применялись по правилам Устава гражданского судопроизводства. В качестве примера наличия права отвода свидетеля в современном зарубежном праве можно привести выдержку из Регламента Европейского суда по правам человека от 4 ноября 1998 г. Правило 67 Отвод свидетеля или эксперта заслушивание лица для сведения .

В случае любых разногласий по поводу отвода свидетеля или эксперта, вопрос разрешается Палатой. Она вправе заслушать для сведения лицо, которое не может быть заслушано в качестве свидетеля . Обращение к современной практике подтверждает формальное отношение суда к заявлению стороны о предвзятости показаний свидетеля другой стороны. Приводим выдержку из Постановления ФАС Северо-Западного округа по делу А05-12784 03-17 от 28.07.2004г.

Несостоятельно утверждение истцов о заинтересованности свидетелей в исходе дела Короткова А.А. и Гурская О.В. к участию в рассматриваемом деле не привлекались, и решение по настоящему делу не может повлиять на их права и обязанности по отношению к сторонам . Аналогичное по смыслу утверждение суда содержится и в Постановлении ФАС Северо-Западного округа по делу А56-37334 03 от 29.04.2004г.

Не может быть признан обоснованным вывод апелляционной инстанции о недостоверности свидетельских показаний Попова Е.Н. и Шишкина Д.А. в связи с их заинтересованностью в исходе дела, поскольку указанные лица к участию в рассматриваемом деле не привлекались и судом не установлено несоответствие сообщенных ими сведений действительности . Так как же в рамках арбитражного гражданского процесса можно противостоять недобросовестности свидетеля противной стороны? Как вариант, подать письменное ходатайство о возможной

заинтересованности свидетеля в результате судебного разбирательства и привлечь к участию в деле свидетеля со своей стороны. Противоречие показаний свидетелей сторон вместе с ходатайством о заинтересованности свидетеля снизят ценность его показаний для суда, а возможно и вовсе приведут к невозможности принятия их судом в качестве доказательства. Автором статьи в анализируемом процессе как раз и был предпринят такой ход. Суд не смог сделать однозначный вывод из показаний свидетелей ни одной из сторон.

Автору удалось обезвредить показания свидетелей истца ценой потери своего доказательства. Решением проблемы заинтересованности свидетеля, на взгляд автора, стало бы возвращение в процессуальные кодексы права постановки стороной перед судом вопроса об отводе свидетеля. Таким образом, опираясь на вышеизложенное, можно сделать вывод, что в российском процессуальном законодательстве существуют много пробелов по вопросам участия свидетелей в арбитражном процессе, заполнить которые следует

на законодательном уровне. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ ПОКАЗАНИЙ СВИДЕТЕЛЕЙ И ПОТЕРПЕВШИХ Показания свидетеля - устное сообщение лицом, не несущим ответственности за совершение данного преступления, сведений о фактических обстоятельствах, имеющих значение для дела, сделанное и зафиксированное в соответствии с установленными за коном правилами. Процессуальная природа показаний свидетеля определяется тем, что их основу составляют личные восприятия

событий или действий, сведения о которых имеют значение для дела, либо знания о них, полученные от других лиц или из документов. По этому свидетель незаменим. Поскольку содержание свидетельских показаний составляют сведения о фактах, воспринятых непосредственно или из другого конкретного источника, не могут служить доказательством данные, сообщаемые допрашиваемым, если он не может указать источник своей осведомленности ст.

74 УПК РСФСР Об обстоятельствах, имеющих значение для дела, свидетель может узнать как вне производства по делу, так и в связи с проверочными действиями или уже после возбуждения уголовного дела например, от лица, допрошенного в качестве подозреваемого или свидетеля, или в связи с исполнением им обязанностей понятого . Предмет допроса свидетеля определяется ст. 72 УПК РСФСР и охватывает любые подлежащие установлению по данному делу обстоятельства, как входящие

в предмет доказывания, так и те которые необходимы для собирания и правильной оценки доказательств. Закон специально оговаривает правомерность допроса свидетеля об обстоятельствах, характеризующих личность обвиняемого. Он может быть допрошен и о личности потерпевшего, а также других свидетелей, что может иметь значение для оценки их показаний. К предмету показаний свидетелей могут быть отнесены не только сведения о событии преступления, но и о сопутствовавших или предшествовавших ему обстоятельствах.

Наконец, свидетелю могут быть поставлены вопросы, направленные на выяснение его способности правильно воспринимать и воспроизводить обстоятельства, составляющие предмет допроса. Существует мнение, что предмет показаний свидетеля могут составлять и обстоятельства, указывающие на его причастность или непричастность к рассматриваемому преступлению С подобным утверждением согласиться нельз Анализ ст. ст.

72-74 УПК РСФСР, предусматривающих, кто может быть вызван в качестве свидетеля, обязанности свидетеля и предмет их показаний подтверждает, что свидетелем закон считает лицо, которое знает об обстоятельствах, подлежащих установлению по данному делу, отнюдь не в связи со своими уголовно наказуемыми действиями Поэтому он и несет ответственность за отказ или уклонение от дачи показаний, а также за дачу заведомо ложных показаний ст. 73 УПК РСФСР . Следует также иметь в виду, что выяснение обстоятельств, указывающих

на причастность к преступлению, предполагает наличие у допрашиваемого лица права на защиту, каковым свидетель не обладает. Если возникает вопрос об уголовной ответственности допрашиваемого, связанные с этим обстоятельства выходят за рамки предмета показаний свидетел В зависимости от совокупности собранных доказательств в подобном случае лицо допрашивается в качестве подозреваемого или обвиняемого. Учитывая, какое важное значение для раскрытия преступления могут иметь

известные свидетелю обстоятельства, а также незаменимость лица, располагающего сведениями о них, закон сводит до минимума ограничения, препятствующие допросу в качестве свидетел Считая несовместимым осуществление функций лица, производящего расследование, обвинителя, судьи, эксперта, переводчика, секретар с обязанностями свидетеля, закон не запрещает вместе с тем их допрос в качестве таковых в случае возникновения в том необходимости например, для выяснения обстоятельств производства

того или иного следственного действия, утраты того или иного доказательства для проверки составленных в ходе производства по делу документов, если этого нельзя достичь иным путем, и т. Д Однако их допрос в качестве свидетелей служит основанием для отвода от исполнения иных процессуальных функций ст. ст. 59, 63, 67 УПК РСФСР . Допрос в качестве свидетеля законного представителя потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого прямо предусмотрен законом ст.

73 УПК РСФСР и, следовательно, не влечет за собой отвод такого лица от дальнейшего участия в деле в качестве законного представител Объясняется это тем, что законный представитель, как и свидетель, незаменим и, следовательно, совмещение их обязанностей в одном лице в ряде случаев неизбежно. В законе не содержится подобного указания в отношении гражданского истца и гражданского ответчика, но допустимость их допроса в качестве свидетелей, если речь идет о гражданах, не вызывает сомнени

Запрещено допрашивать в качестве свидетеля лишь защитника обвиняемого об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением возложенных на него обязанностей ст. 72 УПК РСФСР . Указанное правило связано с правом обвиняемого иметь защитника и служит гарантией беспрепятственного осуществления последним возложенных на него функций. Закон ограничивает запрет допроса защитника в качестве свидетеля кругом сведений, которые тот получает

в связи с принятой на себя защитой. Если сведения, имеющие значение для дела, не связаны с осуществляемой защитой, защитник, как и любое другое лицо, может быть допрошен в качестве свидетел В этом случае он освобождается от обязанностей защитника по делу. Устранение всех препятствий к допросу в качестве свидетеля любого лица, могущего располагать сведениями об обстоятельствах, имеющих значение для дела, органически сочетается с запретом допрашивать в качестве

свидетелей лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать и описывать эти обстоятельства ст. 72 УПК РСФСР . Известно, что показания на допросе состоят из воспроизведения в результате расспроса со стороны следователя, судей ранее воспринятых и удержанных в памяти фактов, событий и явлений. Очевидно, что, если дефекты органов чувств препятствуют правильному восприятию, это приводит к искажению фактов при их воспроизведении.

Поэтому не может быть свидетелем лицо, страдающее дефектом того органа чувств, с помощью которого воспринимались обстоятельства, имеющие значение для дела если характер дефекта препятствовал правильному восприятию. Не может быть допрошен и потерпевший, страдавший таким недугом. В равной мере не могут служить доказательствами показания лиц, неправильно воспринимающих и воспроизводящих факты в силу психического заболевани Таким образом, законодатель в равной степени заботится как о полноте

использования свидетельских показаний, так и об устранении из их числа заведомо недостоверных сведений. Учитывая, что способность правильно воспринимать и воспроизводить те или иные обстоятельства зависит не только и не столько от возраста, сколько от характера этих обстоятельств и индивидуальных особенностей ребенка, закон не оговаривает, с какого возраста несовершеннолетний может быть допрошен в качестве свидетел или потерпевшего. Однако в силу ограниченной способности детей к восприятию и воспроизведению многих

обстоятельств, а также их повышенной склонности к фантазированию, внушению и самовнушению малолетних допрашивают в качестве свидетелей в тех случаях, когда существенные для дела обстоятельства не могут быть установлены иным путем. В сложных случаях вопрос о способности малолетних давать показания решается с помощью экспертизы. Закон не запрещает допрос в качестве свидетелей лиц, заинтересованных в исходе дела в силу родственных отношений с обвиняемым, дружбы, вражды или зависимости от него по службе.

Сомнение в объективности этих лиц должно быть учтено при определении тактики допроса, при проверке и оценке полученных показаний Как уже отмечалось, когда возникает необходимость в постановке вопросов, изобличающих в совершении преступления, такое лицо при наличии оснований, указанных в ст. 52 УПК РСФСР допрашивается не в качестве свидетеля, а в качестве подозреваемого, которому предоставлено право на защиту ст. 123 УПК РСФСР . Вместе с тем закон не запрещает допрос обвиняемых в качестве свидетелей

по другому делу. Необходимость в допросе таких лиц в качестве свидетелей возникает, если материалы дела в отношении данного обвиняемого выделены в самостоятельное производство из-за отсутствия связи с делом, из которого выделяется материал. Такие лица, поскольку предметом их показаний являются факты, которые им не инкриминируются по настоящему делу, могут допрашиваться как свидетели. Причем для этого не обязательно, чтобы дело о них было прекращено

Иначе обстоит дело в тех случаях, когда лицо допрашивается по делу, тесно связанному с действиями, обвинение в которых ему предъявлено или по которому он осужден. Так, показания лиц, которым предъявлено обвинение в совершении преступления в соучастии с другими лицами или в заранее не обещанном укрывательстве, недоносительстве, должны в случае разделения дел по мотивам, не связанным с изменением характера обвинения, рассматриваться когда они даны по выделенному делу соучастника

как показания обвиняемых независимо от того, осужден ли уже сам допрашиваемый по предъявленному ему обвинению. Это вытекает из характера показаний, так как их предмет - преступление, совершенное с участием допрашиваемого, и результаты рассмотрения выделенного дела могут отразиться на его судьбе. Если же показания соучастников по выделенному делу рассматривать как показания свидетелей, то это может привести к игнорированию особенностей этих показаний, к тому, что будет упущена из виду особая заинтересованность

допрашиваемого в исходе дела и, следовательно, отношение к ним будет недостаточно критическим. В связи с этим следует остановиться и на иных особых случаях дачи свидетельских показаний, применительно к которым может возникнуть сомнение в процессуальном положении допрашиваемого а понятые могут быть допрошены в качестве свидетелей об обстоятельствах, связанных с соответствующим следственным действием, для проверки полноты, точности и восполнения пробелов протокола б специалисты могут быть допрошены как свидетели

об обстоятельствах, в которых они сведущи, а также по поводу следственных действий, в которых они принимали участие в оперативные работники и представители общественности, участвовавшие в задержании преступника с поличным, могут быть допрошены в качестве свидетелей о наблюдавшихся ими действиях преступника и других обстоятельствах, связанных с задержанием г ревизоры, инспектора и другие должностные лица и представители общественности, производившие проверочные действия, материалы которых представлены в качестве доказательств,

могут быть допрошены о ходе и результатах этих проверочных действий для уточнения и восполнения представленных материалов д должностные лица, принимавшие участие в расследовании и судебном разбирательстве дела, могут быть допрошены в качестве свидетелей при возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам, а равно в ходе расследования должностных преступлений и преступлений против правосудия, связанных с этим уголовным делом. Следует предостеречь против попыток заранее трактовать перечисленные особые разновидности

свидетельских показаний как худшие . Вместе с тем при оценке доказательств необходимо учитывать особенности их формирования например, влияние на содержание показаний ревизора того обстоятельства, что он занял в отношении обвиняемого определенную позицию и выразил ее в акте ревизии . По своей процессуальной природе, предмету, особенностям формирования и оценки к показаниям свидетеля близко примыкают показания потерпевшего, представляющие собой устные сообщения об обстоятельствах, связанных

с преступлением, которым лицу, дающему показания, причинен моральный, физический или имущественный вред. Так же, как и показания свидетеля, показания потерпевшего представляют собой сообщения гражданина органу дознания, следователю или суду о фактах, относящихся к делу, которые он лично воспринимал или о которых слышал от других лиц узнал из документов . В связи с этим потерпевший как носитель доказательственной информации незаменим, а сообщаемые им фактические данные, если он не может указать источник своей осведомленности,

не могут служить доказательством. На потерпевшего распространяются правила вызова и порядок допроса свидетелей ст. 75 УПК РСФСР . Вместе с тем из перечня ст. 69 УПК РСФСР усматривается, что показания потерпевшего являются самостоятельным видом доказательств Определяется это наличием существенных особенностей, характеризующих показания потерпевшего, основные из которых сводятся к следующему 1 в качестве свидетеля может быть допрошено любое лицо, которому известны

какие-то обстоятельства, имеющие значение для дела ст. 72 УПК РСФСР . В качестве потерпевшего допрашивается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред ст. 53 УПК РСФСР 2 свидетель появляется в деле в результате его вызова на допрос о признании потерпевшим выноситс постановление определение . Не исключены случаи, когда лицо сначала допрашивается в качестве свидетеля, а затем в качестве потерпевшего 3

в отличие от свидетеля, который в большинстве случаев не заинтересован в исходе дела, потерпевший имеет самостоятельные интересы. Как правило, потерпевший своими показаниями не только способствует правильному решению вопроса о виновности или невиновности обвиняемого, но и одновременно добивается удовлетворения своих интересов в процессе. Учитыва особенность процессуального положения потерпевшего, закон наделяет его особыми правами, которыми свидетель не пользуетс

К числу таких прав потерпевшего относится и право давать показания По требованию следователя или суда потер певший обязан дать показания по существу дела. Таким образом, процессуальная природа показаний потерпевшего определяется тем, что они являются не только источником фактических данных, но и средством защиты его интересов 4 показания потерпевшего, как и свидетеля, могут относиться ко всему кругу обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Потерпевший может быть допрошен не только о личности обвиняемого и своих взаимоотношениях с ним, но также о личности и о своих взаимоотношениях со свидетелями и подозреваемыми. Сообщая следователю и суду известные ему факты, потерпевший прежде всего добивается признания факта причинения ему вреда, нанесения ущерба и принятия мер к его возмещению. Соответственно в предмет его показаний входят связанные с этим обстоятельства характер и размер вреда,

подтверждающие наличие вреда факты, и т. п Представляется, что наряду с фактическими данными потерпевший может сообщить свое мнение о них. Учитывая эту особенность показаний потерпевшего, многие из процессуалистов справедливо относят к их предмету выводы, объяснения по поводу обстоятельств дела и мнения о них. Следует отличать показания потерпевшего от его заявлений и объяснений, приобщенных к делу ст. ст. 108, 109 УПК РСФСР . Показаниями потерпевшего будут лишь устные сообщения, сделанные им на допросе

после возбуждения уголовного дела. Объяснения и заявления, которые имеются в деле, не могут заменить показания потерпевшего, данные им на допросе. При допросе потерпевшего особое внимание уделяетс выяснению узловых обстоятельств, соответствующих признакам расследуемого преступлени Осведомленность потерпевшего об интересующих следствие фактах, как правило, шире, чем осведомленность свидетеля, поскольку он обычно является очевидцем исследуемого событи

Поэтому в отличие от показаний свидетеля в предмет показаний потерпевшего входят сведения как о материальных последствиях расследуемого события, так и о действиях, в результате которых эти последствия возникли. Широкая осведомленность потерпевшего, правильное использование которой может иметь важное значение для проверки иных доказательств, собранных по делу, определило включение в предмет его допроса и показаний о всех известных ему фактах могущих иметь значение для проверки других доказательств по делу, на что

прямо указывается в УПК ряда союзных республик см например, ст. 54 УПК Эстонской ССР, ст. 60 УПК Киргизской ССР . Показания свидетелей и потерпевших не только средство установлени новых фактов, но также эффективное средство определения относимости, проверки и уточнения обстоятельств, уже установленных иными доказательствами. Наконец, в сообщениях этих лиц могут содержаться сведения, помогающие определить достоверность их собственных

показаний. Действующий закон ст. 75 УПК РСФСР , регламентировав - допрос потерпевшего, тем самым подчеркивает значение его показаний как самостоятельного вида доказательств. Содержащиеся в его показаниях фактические данные часто способствуют выяснению обстоятельств, влияющих на квалификацию преступления и определение вида наказания Нередко потерпевший является единственным очевидцем преступления, в связи с чем прежде всего в ходе

его допроса выясняется, имело ли место событие, послужившее основанием к возбуждению дела, и какие факты могут свидетельствовать о характере субъективной стороны преступлени Даже не наблюдая сам факт расследуемого события, потерпевший может сообщить важные обстоятельства, способствующие раскрытию преступлени Вместе с тем значение показаний потерпевшего по конкретному делу, как и показаний свидетеля, зависит от объема и характера сведений, которыми он располагает.

Из того обстоятельства, что основу свидетельских показаний и показаний потерпевших составляют их личные восприятия, однако не следует, что они всегда являются первоисточником сведений, сообщаемых при допросе. Эти сведения нередко яв ляются производными доказательствами, если они почерпнуты не в результате непосредственного наблюдения, а из другого известного источника. Фактические данные, составляющие со- держание производных доказательств, могут быть восприняты свидетелем и потерпевшим также в результате ознакомления с документами

или материальными объектами. Сведения, содержащиеся в показаниях свидетелей и потер певших, если они носят производный характер, приобретают значение доказательств лишь в тех случаях, когда допрашиваемый указывает источник своей осведомленности ст. ст. 74 и 75 У ПК РСФСР . Требование указать источник сообщаемых сведений следует считать категорическим оно не зависит от содержания показаний и обстоятельств, при которых они были получены.

Производные показания свидетелей и потерпевших приобретают особо важное значение в тех случаях, когда лицо, непосредственно воспринявшее факты, не может быть допрошено например, умирающий сообщил свидетелю, кто совершил на него нападение По своему содержанию показания свидетелей и потерпевших могут иметь значение уличающих или оправдывающих, прямых или косвенных доказательств. Наряду с фактическими данными свидетель и потерпевший нередко сообщают предположения, оценочные суждения

о фактах, комментируют те или иные событи Предположения свидетеля и потерпевшего о фактах, им не воспринятых или забытых, не имеют доказательственного значени Имеют ли доказательственное значение умозаключения и оценочные суждения свидетелей и потерпевших? Доказательствами по уголовному делу служат фактические данные, а поэтому доказательственное значение имеют сведения о наличии или отсутствии фактов. Что касается обобщений и оценочных суждений о воспринятых фактах, то попытка исключить их полностью

из показаний сделала бы невозможным свидетельствование, ибо описание фактов средствами языка всегда включает некоторые обобщенные понятия и оценки. Если оценочное суждение основано на фактических данных и может быть конкретизировано указанием на факт, оно по существу становится формой сообщения этих данных. N 2. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОЛНОТЫ И ДОСТОВЕРНОСТИ ПОКАЗАНИЙ СВИДЕТЕЛЕЙ И ПОТЕРПЕВШИХ. ОСОБЕННОСТИ ИХ ОЦЕНКИ Значение показаний зависит от того, насколько полно

и правильно в них отражены обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу. Средством получения таких показаний служит допрос. Как и любое следственное действие, допрос производитс по процессуальным правилам, соответствующим специфике данного способа собирания информации и обеспечивающим полноту и достоверность полученных показаний. Так, сама возможность допроса свидетеля и потерпевшего обеспечивается их обязанностью явиться по вызову

органов расследования и суда Если свидетель и потерпевший, получившие вызов на допрос, уклоняются от дачи показаний, они могут быть подвергнуты не только принудительному приводу, но и привлечены к уголовной ответственности ст. 182 УК РСФСР . Далее, закон обязывает лицо, явившееся по вызову для допроса, сообщить правдиво обо всем, что ему известно по делу. За отказ от дачи показаний, а также за дачу заведомо ложных показаний свидетель и потерпевший несут уголовную ответственность ст. ст.

181, 182 УК, ст. 158 УПК РСФСР . Предупреждение об этом свидетеля и потерпевшего перед допросом побуждает его более вдумчиво и серьезно относиться к своим показаниям, сообщать необходимые сведения в полном объеме и в точном соответствии с действительностью. Поскольку закон свел до минимума ограничения в отношении лиц, которые могут быть допрошены в качестве свидетелей, в их число попадают люди, находящиеся в особых отношениях с обвиняемым или потерпевшим например,

родственники . Это делает тем более необходимыми меры предупреждения от недобросовестного исполнения обязанностей свидетелей или уклонения от них. На создание наилучших условий для обеспечения полноты и достоверности показаний свидетелей и потерпевших с учетом особенностей формирования их направлены и правила о месте и времени допроса, соотношении свободного рассказа и постановки вопросов, протоколировании результатов допроса и использовании вспомогательных средств фиксации.

Для ограждения свидетелей и потерпевших от давления лиц, заинтересованных в определенном характере их показаний, а также от внушения и посторонних влияний закон обязывает следователя не только допрашивать вызванных по одному делу лиц порознь, но и принять меры, чтобы они не могли общаться между собой до допроса ст. 158 УПК РСФСР . Возможность влияния одних свидетелей на других должна учитываться и при определении последовательности вызова. Если следователь лишен возможности предотвратить общение свидетеля

с другими лицами, еще не вызванными на допрос, у допрошенного может быть отобрана подписка о неразглашении известных ему по делу сведений. В суде допрос производится во время судебного следстви Свидетели до их допроса удаляются из зала заседаний, чтобы им не были известны данные, полученные из других источников. Если же свидетель до допроса присутствовал в зале суда например, если вопрос о вызове данного лица в качестве свидетеля был решен только в ходе судебного следствия , то при оценке полученных

показаний наряду с другими факторами учитывается осведомленность свидетеля о характере показаний лиц, допрошенных в его присутствии. Кроме случаев, не терпящих отлагательства т. е. если промедление может привести к утрате важных доказательств, совершению новых преступлений и т. д допрос свидетеля не должен производиться в ночное врем Это правило направлено на создание обстановки допроса, в максимальной степени способствующей получению полных и правдивых показаний, предупреждению прямого или косвенного давления

на свидетелей. Учитывая данные психологической науки о том, что свидетель потерпевший , не прерываемый вопросами, способен более полно и объективно рассказать все ему известное в той последовательности, которая дл него более удобна, допрос начинается предложением рассказать все известное об обстоятельствах, в связи с которыми он вызван ст. ст. 158, 160 УПК РСФСР . Очевидно, для получения таких показаний должно быть разъяснено допрашиваемому, какие именно

обстоятельства интересуют следователя или суд. В связи с этим УПК некоторых союзных республик Казахской ССР, Украинской ССР, Азербайджанской ССР специально указывают на обязанность следователя перед началом допроса разъяснить свидетелю, по какому делу он вызван. Свидетелю предоставлено право давать показания на родном языке. В большинстве случаев по окончании свободного рассказа оказывается необходимой постановка вопросов

для дополнения, уточнения, конкретизации и проверки показаний. Протоколирование устных показаний допрашиваемых обеспечивает сохранение сведений, имеющих значение для дела. Закон обязывает записывать показания свидетеля не в виде краткого изложения их основного содержания, а в первом лице и по возможности дословно. Произвольное сокращение, пропуски и иные изменения при протоколировании могут служить препятствием к достижению истины, в частности затруднить сопоставление показаний с

Другими доказательствами. В связи с этим важно употреблять при протоколировании именно те слова и выражения, которые употреблял допрашиваемый. Последнее обстоятельство гарантирует от искажений при протоколировании и создает предпосылки для правильной оценки достоверности показаний. Закон не обязывает следовател заносить в протокол каждый из заданных вопросов, указывая, что они могут быть зафиксированы лишь в случае необходимости . Такая необходимость возникает, если формулировка вопроса

помогает дать правильную оценку последующему ответу. Кроме того, фиксация характера и последовательности вопросов иногда помогает проследить изменение показаний допрашиваемого в ходе допроса, что также важно для оценки их достоверности. Вопросы фиксируются, например, в случаях, когда в ходе допроса предъявляютс доказательства или когда допрос направлен на изо отличии от допрашиваемого в ложности ранее данных показаний.

Свидетель в связи с обязанностью давать показания наделен процессуальными правами, к числу которых относится право на собственноручную запись показаний ст. 160 УПК РСФСР . Собственноручная запись нередко помогает допрашиваемому лучше сосредоточиться и более полно изложить свои показани Вместе с тем закон вводит ряд правил, предупреждающих искажение истины при собственноручной записи. Свидетель может записать свои показания лишь после устного допроса его

следователем, который затем обязан проверить, что написал свидетель, и в случае неполноты или искажения продолжить допрос. Правильность произведенной записи показаний подтверждается подписями следователя, допрашиваемого, а также подписями всех лиц, принимавших участие в допросе. Чтобы обеспечить возможность проверки, насколько тщательно допрошенный знакомился с протоколом этот вопрос приобретает, например, важное значение в случаях последующего заявления свидетеля о том, что

расхождение содержания протокола и повторных показаний объясняется неточностью протокола , в нем должно быть отмечено, прочитан ли протокол допрошенным лицом лично или зачитан следователем ст. 160 УПК РСФСР . Если свидетель найдет, что в протоколе неправильно или неполно изложены его показания, он имеет право требовать дополнения протокола или внесения в него поправок. Это требование обязательно для лица, ведущего допрос.

В тех случаях, когда следователь считает эти поправки необоснованными, он может дополнительно допросить свидетел Действенными вспомогательными средствами фиксации могут служить магнитофонная запись и стенографирование. Расшифрованная стенограмма оформляется в виде протокола допроса, который подписывается с соблюдением тех же процессуальных правил, которые предусмотрены в отношении рукописной фиксации показаний. Порядок применения звукозаписи в настоящее время подробно регламентирован уголовно-процессуальным законодательством

союзных республик ст. 141 УПК РСФСР . При магнитофонной записи обеспечиваются не только полнота и достоверность фиксации, но создаются дополнительные предпосылки для правильной оценки полученных показаний, так как воспроизводитс не только содержание показаний, но и обстановка допроса. Важное значение приобретает звукозапись при допросе несовершеннолетних, речевые особенности которых чрезвычайно трудно сохранить в обычном протоколе, а также в случаях, когда допрашиваемый меняет свои

показани Вместе с тем письменный способ фиксации превосходит все иные, он позволяет каждому человеку знакомиться с имеющимися материалами в любых условиях, без помощи специальной аппаратуры письменные документы компактнее, легче, удобнее и надежнее. Людьми накоплен обильный опыт их консервации, систематизации, учета, хранения и использовани Материалы звукозаписи в этом отношении пока еще весьма уязвимы строгая очередность говорения, необходимая для качественной звукозаписи, делает менее гибкой следственную тактику.

Звукозапись, как и устная речь, многословна, не экономична, содержит большое количество излишней и избыточной информации, которая отсеивается при занесении в протокол. Это при дает протоколу более систематичный, целеустремленный характер, что значительно облегчает уяснение существа показаний. Универсальность и высокая надежность письменной формы неизбежно делают протоколирование основным и обязательным средством фиксации, а звукозапись - дополнительным, факультативным.

Это позволяет использовать достоинство каждой из них. В силу ст. 141 УПК РСФСР к протоколам следственных действий могут быть приложены фотоснимки, планы, схемы, мате риалы звукозаписи и т. д. Следовательно, материалы звукозаписи, произведенной в ходе следственного действия, служат приложением к протоколу и приобретают доказательственное значение лишь в совокупности с ним. Значение приложения неправильно сводить к иллюстрации протокола.

Приложение уточняет и дополняет протокольное описание. Опыт зарубежных Социалистических стран, в уголовном процессе которых звукозапись нашла применение ранее, чем в советском, подтверждает правильность такого подхода. Верховный суд Польской Народной Республики в ряде решений указывал, что магнитофонная лента, регистрирующая ход предварительного следствия или судебного разбирательства либо отдельные его фрагменты, носит документальный

характер. Правовое значение подобного документа разъяснялось по одному из дел основано на том, что он является средством, позволяющим досконально проверить и в случае необходимости дополнить протокол допроса свидетеля, обвиняемого, эксперта Условием использования приложений является указание в протоколе на факт применени звукозаписи, наличие в нем данных, позволяющих индивидуализировать магнитофонную ленту и определить технические условия звукозаписи, а также соответствие звукозаписи и протокола друг другу.

Применение звукозаписи не меняет порядка проведения и оформления следственного действия, которое фиксируетс Вместе с тем оно предусматривает и специальные процессуальные гарантии законности звукозаписи. Так, лицо, чьи показания записываются или с участием которого проводится следственное действие, записываемое на пленку, ставится в известность о звукозаписи, что отмечается в протоколе следственного действия и в фонограмме. Важной гарантией обеспечения достоверности и полноты показаний, зафиксированных с помощью

звукозаписи, служит правило, согласно которому допрос должен быть записан полностью, а повторение показаний, данных в ходе того же допроса, специально для звукозаписи запрещаетс Независимо от того, какое следственное действие фиксировалось, фонограмма обязательно воспроизводитс его участникам сразу по окончании записи. Специальные правила установлены законом для допроса на очной ставке, когда одновременно допрашивается не одно, а два лица ст.

162 УПК РСФСР . Для того чтобы свести до минимума возможность воздействия друг на друга лиц, допрашиваемых на очной ставке, она проводится только между ранее допрошенными свидетелями, потерпевшими, подозреваемыми и обвиняемыми. В случае изменения показаний на очной ставке сопоставительный их анализ с ранее данными показаниями позволяет определить причину последовавших изменений и дать им правильную оценку. Вместе с тем прежние показания не должны удерживать допрашиваемых от внесения в них изменений в связи

с устранением противоречий, повлекших производство очной ставки, уточнением важных для дела обстоятельств, припоминанием новых деталей и т. д. Поэтому оглашение показаний, ранее данных участником очной ставки, а также воспроизведение звукозаписи этих показаний допускается лишь после занесения в протокол показаний, полученных в ходе очной ставки. Допрос в суде имеет особенности, определяемые условиями судебного разбирательства. УПК союзных республик определяют последовательность допроса свидетеля судом и участниками процесса.

Свидетель, вызванный по ходатайству одного из участников процесса, во всех случаях допрашивается вначале, этим лицом которое, очевидно, лучше всего осведомлено о цели допроса . Судьи вправе задавать вопросы в любой момент судебного следствия ст. 283 УПК РСФСР . Независимо от того, кому предоставлено право первым допрашивать свидетеля, подсудимые и другие участники процесса имеют право в свою очередь задавать ему все интересующие их вопросы в том

числе по поводу тех обстоятельств, которые ужо выяснены другими участниками допроса . Таким образом, вопросы перекрещиваются, будучи заданными с разных позиций, и обеспечивают наиболее полное и всестороннее исследование всех обстоятельств дела . Перекрестный допрос при всем его активном характере в условиях советского судопроизводства не имеет цели запутать свидетеля потерпевшего , привести к показаниям, желательным одному из участников процесса,

но не соответствующим истине. Председательствующий имеет возможность активно воздействовать на ход перекрестного допроса, устраня вопросы, не имеющие отношения к делу ст. 283 УПК РСФСР . Однако допрос не следует прекращать до тех пор, пока не выяснены все существенные обстоятельства, интересующие участников процесса. Иной характер носит перекрестный допрос в буржуазном процессе. По признанию Гленвилла Уильямса, основная цель перекрестного допроса в англо-американском процессе

- добиться показаний, противоречащих интересам противной стороны, и помешать этой стороне исправить положение. В отличие от континентальной системы в англо-американском процессе перекрестному допросу не предшествует свободный рассказ свидетеля, что лишает его возможности высказатьс самостоятельно и до конца. Вопросы же ставятся таким образом, чтобы возникла возможность неправильно истолковать полученный ответ. В конечном счете это создает предпосылки к фальсификации доказательств.

Условия для фальсификации облегчаются еще и тем, что пределы перекрестного допроса ограничены обстоятельствами, о которых свидетель был ранее допрошен полицией. Последня же в представленной суду памятной записке с показаниями свидетеля меморандум , умышленно скрывает данные, говорящие в пользу подсудимого. Уильяме подчеркивает, что такого рода фальсификации не являются единичными и не влекут за собой процессуальных последствий, а расцениваются лишь как нарушение этики

В советском уголовном процессе рассмотрение дела происходит на началах устности и непосредственности, которые исключают замену устных показаний свидетеля оглашением его письменных показаний. Такое оглашение может иметь место лишь в случаях, указанных законом. Рассматривая непосредственное восприятие судом устных показаний свидетеля как важное условие правильной их оценки, законодатель в ныне действующих УПК исключил возможность оглашения показаний в случае запамятования

каких-либо обстоятельств ст. 296 УПК РСФСР 1923 года , что могло бы привести к подтверждению показаний, которые допрашиваемый фактически не помнит. Уточнена формулировка ст. 297 УПК РСФСР 1923 года, в которой не подчеркивалась необходимость выяснить причину неявки свидетеля, что иногда приводило к оглашению показаний свидетеля, не получившего повестку или уклонившегося от явки в суд. Теперь оглашение показаний допускается лишь при отсутствии свидетеля потерпевшего по причинам,

исключающим возможность явки в суд, а также при существенном расхождении между показаниями, полученными на предварительном следствии и в суде ст. 286 УПК РСФСР . В этих иге случаях допускается воспроизведение в суде звукозаписи показаний, данных в ходе дознания и предварительного следстви Ранее действовавший закон ст. 391 УПК РСФСР 1923 года предоставлял областному суду право не вызывать тех из допрошенных на предварительном

следствии или дознании свидетелей, показания которых не вызывают сомнения в их достоверности . Таким образом, производилась как бы предустановленная оценка показаний свидетеля, а его устные показания заменялись письменными. Действующие УПК не предоставляют суду таких полномочий. Напротив, суд обязан опросить участников процесса, имеются ли у них ходатайства о вызове дополнительных свидетелей, а в случае их обоснованности удовлетворить эти ходатайства.

Свидетель при допросе должен устно отвечать на заданные вопросы, что помогает правильно оценить его показани Он может пользоваться письменными заметками лишь в тех случаях, когда показания относятся к данным, которые трудно удержать в памяти например, расчеты и вычисления . Разрешается также оглашение документов, которыми свидетель иллюстрирует свои показани Однако для проверки достоверности и трактора письменных заметок и документов, использованных свидетелем

во время допроса, они должны быть предъявлены суду ст. 284 УПК РСФСР . Действующее уголовно-процессуальное законодательство предоставило потерпевшему право участвовать в исследовании доказательств на судебном следствии. Наряду с обязанностью давать показания потерпевший имеет право участвовать в допросе других потерпевших, подсудимых, свидетелей, что способствует получению от них полных и достоверных показаний.

Однако расширение прав потерпевшего не препятствует суду получать и от него показани Из общего правила о том, что потерпевший допрашивается в порядке, установленном для свидетеля, сделано лишь одно исключение, вытекающее из процессуального положения потерпевшего как активного участника судебного разбирательства. Он не должен удаляться из зала судебного заседания до момента его допроса. Это естественно, так как потерпевший осведомлен о доказательствах по делу еще до начала судебного заседания

ст. 200 УПК РСФСР . Полнота и точность записи показаний свидетеля в протоколе судебного заседания обеспечиваются требованием закона о подробном изложении содержания показаний, правом участников судебного заседания требовать удостоверения в протоколе фактов, которые они считают существенными, правом знакомиться с содержанием протокола и ходатайствовать о внесении в него уточнений и изменений, причем удовлетворение ходатайства производится председательствующим единолично, а вопрос об отклонении замечаний решается

распорядительным заседанием суда ст. ст. 264-266 УПК РСФСР . Тактические правила допроса, тесно связанные с требованиям ст. 20 УПК РСФСР о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела, способствуют получению достоверных показаний в объеме полной фактической осведомленности. Эти правила, точно соответствующие требованиям закона, распространяются как на стадию подготовки к

допросу, так и непосредственно на осуществление допроса и фиксацию его результатов. В частности, при определении круга свидетелей, подлежащих вызову, следователю рекомендуется анализировать, к какой области восприятий относятся те данные, о которых их надлежит допросить. В ряде случаев целесообразно по одному и тому же обстоятельству допросить нескольких лиц. Поскольку, например, ошибки в показаниях - нередко результат оптического обмана, для определения правильности

визуальных впечатлений необходимо сопоставлять показания ряда свидетелей. Значительное место в общем тактическом плане предстоящего допроса занимает определение правильной формулировки и последовательности постановки вопросов. В частности, достоверность и полнота показаний свидетеля проверяются в ходе его допроса путем постановки вопросов, детализирующих и конкретизирующих его показани При этом тактические правила обязывают формулировать вопросы в понятных выражениях, соответствующих

уровню знаний и общему культурному развитию допрашиваемого. В противном случае последний, не поняв вопроса, может сослаться на незнание интересующих следователя сведений, в то время как фактически они ему известны. Если в результате детализации и конкретизации показаний становится очевидной их ложность, тактические правила направлены на выявление причин, побудивших свидетеля потерпевшего дать ложные показания, и устранение

влияния этих причин. Неправильные показания или умолчание о важных обстоятельствах далеко не всегда представляют результат злого умысла свидетеля и потерпевшего. Нередко он не может припомнить те или иные факты или не сообщает о них просто потому, что не придает им значени Цель ряда приемов допроса направлена на то, чтобы помочь лицу припомнить важные обстоятельства, не упустить ничего из сведений, которыми он располагает.

Однако помощь свидетелю в припоминании забытых фактов не должна содержать никаких элементов внушени Именно поэтому законодатель запрещает так называемые наводящие вопросы ст. 158 УПК РСФСР , т. е. вопросы, формулировка которых подсказывает определенный ответ. Очевидно, насколько опасны подобные вопросы, заданные свидетелю, т. е. лицу, как правило, не заинтересованному в исходе дела. Он может безучастно согласиться с предположением, высказанным допрашиваемым, считая,

что тот располагает более достоверными сведениями. В результате в качестве установленных по делу будут фигурировать факты, не воспринятые непосредственно свидетелем, а внушенные ему допрашивающим. К не менее вредным последствиям может привести постановка наводящих вопросов потерпевшему, в большинстве случаев заинтересованному в изобличении преступника. Практика показывает, что волнение, пережитое потерпевшим в момент преступления, часто мешает ему правильно

воспринять и удержать в памяти важные обстоятельства происшестви Тем скорее он поддается внушению, восполня пробелы своей памяти сведениями, полученными из других источников. Одним из таких источников при неправильной постановке вопросов и может оказаться допрашивающий. Имея в виду, что образы зрительного восприятия обычно хорошо сохраняются, можно помочь свидетелю припомнить забытые им факты не только путем постановки ему вопросов, активизирующих ассоциативные связи, но и путем

предъявления вещественных доказательств, планов, схем или путем допроса на месте происшестви Тактические правила допроса учитывают особенности положения потерпевшего, обусловленные его отношением к преступлению, направленному против него. Потерпевший в большинстве случаев обладает большим объемом фактической осведомленности и лучше, чем свидетель, помнит обстоятельства исследуемого события, так как оно близко его касалось. Однако последнее обстоятельство, а также заинтересованность потерпевшего

в исходе дела нередко предопределяют его склонность к преувеличениям при последующем изложении событи Все эти обстоятельства учитываются при допросе. Из особенностей положения потерпевшего исходят, в частности, при определении характера и направленности вопросов, которые ставятся в ходе его допроса Ряд тактических правил относится к порядку допроса свидетеля и потерпевшего в суде. Гласность допроса, служащая одной из гарантий получения правдивых показаний, может вместе с тем привести

к замешательству, волнению допрашиваемого, что в свою очередь может отразиться на полноте показаний. Следует учитывать возможное воздействие на характер показаний не только участников процесса, каждый из которых в любой момент имеет право включиться в допрос, но и публики, так или иначе реагирующей на происходящее в судебном заседании. Поэтому предусматриваются приемы, направленные на то, чтобы дать свидетелю потерпевшему возможность освоиться с необычной для него обстановкой.

Нередко за время, предшествующее судебному разбирательству, свидетель припоминает важные обстоятельства и детали, дополняющие его прежние показани Сравнительное исследование показаний, данных свидетелем в стадии предварительного следствия и в суде, помогает определить их достоверность. Допрос свидетеля потерпевшего начинается с выяснения его взаимоотношений с подсудимым и другими свидетелями и потерпевшими. Согласно тактическим правилам эта проверка должна быть особенно детальной в тех случаях,

когда обвиняемый в стадии предварительного следствия опровергал показания свидетеля потерпевшего , ссылаясь на неприязненные отношени В случае возникновения сомнений в правдивости показаний и при наличии в них противоречий суд может проверить показания, задавая вопросы другим свидетелям, потерпевшим или подсудимым. Оценка показаний свидетеля и потерпевшего заключается в определении значени содержащихся в них сведений о фактах для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу.

Для этого необходимо определить их допустимость, относимость, достоверность и место в системе доказательств. Специфика здесь в основном связана с оценкой допустимости и достоверности показаний, которые определяются в неразрывной связи с оценкой носителя этих сведений. При этом учитываются четыре основных фактора условия формирования показаний объективные и субъективные особенности личности допрашиваемого его процессуальное положение, а также отношение к делу и участникам

процесса. Показания не случайно относят к категории личных доказательств гл. IV . Каждое из них отражает особенности личности допрашиваемого, которые оказывают самое непосредственное влияние на формирование показаний. Особенности органов чувств индивидуальны. Поэтому при оценке показаний, когда возникает вопрос о способности лица в конкретных условиях видеть, слышать или как-то иначе правильно воспринимать описываемое явление, учитывается состояние органов

чувств, быстрота реакции, профессиональные и волевые качества, образование, мотивы поведения в той или иной ситуации. Отмечалось, например, что если события, о которых идет речь в показании, носят такой характер, что свидетель не был способен их придумать, вероятность того, что показание отражает действительное наблюдение, повышаетс Но для того чтобы правильно определить, способен или не способен данный свидетель или потерпевший придумать сведения, о которых сообщает, необходимо знать его способность к фантазированию

и круг его интересов, образование, осведомленность в области знания, к которой относится сообщение, и т. д. Именно данные, характеризующие личность допрашиваемого, в совокупности с фактами, свидетельствующими о его отношении к делу, помогают определить, правдив ли он, достоверны ли его показани При этом понятие достоверности характеризует соответствие показаний объективной действительности, обоснованное настолько полно, что это не вызывает сомнений, а понятие правдивости определяет субъективное отношение

допрашиваемого, его добросовестность. Поэтому он может быть правдивым как в том случае, когда его показания соответствуют действительности, так и в том, когда добросовестно заблуждаетс Это не снижает значение правильного определения правдивости свидетел Оценка показания с этой стороны помогает установить причину их несоответствия действительности если такое несоответствие имело место и наметить пути к уточнению полученных при допросе сведений.

Если, например, неправильное определение расстояния и скорости является результатом оптической иллюзии, с участием свидетеля или потерпевшего может быть проведен следственный эксперимент, уточняющий выясняемые обстоятельства. В тех же случаях, когда свидетель потерпевший умышленно искажает сведения о расстоянии и скорости, следует прежде всего выяснить причины дачи ложных показаний и попытаться устранить их. И в этом случае, в частности, может быть проведен следственный эксперимент, но с иной целью - использовать

его результаты для изобличения допрашиваемого в даче ложных показаний. Особенности личности допрашиваемого учитываются и при оценке достоверности и полноты показаний с учетом избирательности восприятия, поскольку полнота и точность информации зависят от объектов и характера внимания, эмоциональной окраски восприятия, содержания деятельности воспринимающего, его установок и т. д. Длительность сохранения информации также зависит от индивидуальных различий и особенностей, от

преобладания у данного свидетеля потерпевшего того или иного вида памяти образной, двигательной, эмоциональной, словесно-логической , от его склонности к механическому или осмысленному запоминанию, преимущественному запечатлению зрительного, звукового, цифрового или какого-либо иного материала, что в значительной степени обусловлено интересами и профессиональными навыками. Сохранившиеся в памяти образы и представления доставляют как бы сырой материал для воспроизведени

В ходе формулировки определенной мысли она развивается, осознается и облекается в словесную форму. Отсюда полнота и точность сообщения свидетелем потерпевшим сведений, которыми он располагает, зависят от уровня владения устной и письменной речью, богатства языка, способности свидетеля потерпевшего правильно выражать свои мысли. Учет влияния особенностей личности свидетеля и потерпевшего на формирование его показаний приобретает особенно важное значение при оценке показаний несовершеннолетних.

Различные периоды развития детей и подростков характеризуются определенными степенями доступности для их понимания явлений внешнего мира, и от этого зависит их способность к восприятию и воспроизведению воспринятого в процессе допроса. У несовершеннолетнего еще мало знаний, не накоплен жизненный опыт, не развиты в необходимой мере аналитические способности. Дети и подростки в большей степени, чем взрослые, подвержены внушению и самовнушению, к своим личным

наблюдениям они нередко примешивают порождения фантазии. Значение этих особенностей тем важнее, чем меньше по возрасту допрашиваемый. Человек запоминает то, что доступно его сознательному восприятию. Очевидно, что чем младше допрашиваемый, тем меньше он мог воспринять и тем меньше запомнить. Дефекты восприятия и воспроизведения у малолетних объясняются неполным развитием их умственных способностей.

Они часто еще не могут разграничивать события, отрезки времени, определять расстояни Дети не способны к длительной сосредоточенности и вниманию. Воспроизведение ими воспринятого ограничено также недостаточным владением речью Активизации памяти взрослых способствует, как известно, логическое восстановление событий, на что несовершеннолетние способны в меньшей степени. Не обладая зачастую способностью охватить описываемое событие в целом, несовершеннолетние

вместе с тем нередко прочно удерживают в памяти отдельные его детали и точно воспроизводят их в показаниях. Все это необходимо учитывать и при формулировании вопросов, подлежащих выяснению. Здесь следует предварительно проанализировать с учетом личности допрашиваемого сложность для него выясняемого обстоятельства, отношение к нему допрашиваемого, возможную преднамеренность или непреднамеренность наблюдения, а при формулировании вопросов продумать, какие отдельные признаки и свойства выясняемых предметов или

обстоятельств могут быть непонятны несовершеннолетнему. Подавляющее большинство несовершеннолетних в возрасте до 1-16 лет неспособно долго удерживать в памяти результаты непреднамеренного восприяти Известно, что забывание является не только результатом исчезновения старых впечатлений и ассоциаций, но и вмешательством нового, стиранием под влиянием свежих впечатлений прежних. Жизнь ребенка и подростка в большей степени, чем жизнь взрослого, переполнена новыми впечатлениями,

которые отвлекают его от ранее воспринятого. Отсюда очевидно, что искажения при воспроизведении могут произойти у них гораздо легче, чем у взрослых. Особенностью отличается и мотивация ложных показаний несовершеннолетних в возрасте до 10-12 лет. Если для взрослых и подростков причиной недостоверных показаний обычно являются запамятование, заблуждение или преднамеренная ложь, то дети нередко мешают правду с вымыслом без всяких к тому причин. Ложные показания в таких случаях являются плодом их буйной фантазии.

Конечно, и несовершеннолетние до 12 лет и даже малолетние могут давать ложные показания из боязни ответственности перед допрашивающим или родителями , из-за стыда, желания отомстить, под влиянием заинтересованных лиц и т. д однако в показаниях детей чаще встречается бессмысленна ложь. Фантазируя, дети могут оснащать свои показания рядом выдуманных подробностей, которые обычно тем менее правдоподобны чем младше допрашиваемый из-за недостаточной способности к мысленному моделированию развития

ситуации . Поэтому детализация их показаний - эффективный прием выявления лжесвидетельства. Повышенная податливость детей и подростков к внушению и породила утверждение, что повторный допрос несовершеннолетних и малолетних нежелателен. В такой категорической форме это утверждение нельзя признать правильным. Необходимость в повторном допросе может возникнуть и по не зависящим от следователя причинам, например в связи с выяснением новых обстоятельств.

Повторный допрос в ряде случаев может быть результативным несовершеннолетний может сообщить новые данные, о которых побоялся сказать ранее или забыл. Наконец, к повторному допросу следователь всегда лучше подготовлен поскольку располагает не только результатами первого допроса несовершеннолетнего, но и, как правило, иными данными. При оценке показаний как несовершеннолетнего, так и взрослых следует иметь в виду, что отношение свидетелей и потерпевших к делу не всегда соответствует их процессуальному положению.

Например, конкретный свидетель в силу самых различных при чин может быть заинтересован в том, чтобы направить следствие по ложному пути. Считается, что потерпевший, отстаивая свои интересы, всегда заинтересован в осуждении обвиняемого. Между тем конкретный потерпевший может к этому относиться безразлично или даже быть заинтересован в том, чтобы виновный избежал ответственности Конечно, сказанное не означает, что процессуальное положение допрошенного несущественно.

При оценке показаний оно непременно должно учитыватьс Даже непредумышленные искажения, связанные с неправильным восприятием обстоятельств, имеющих значение для дела, могут в значительной мере объясняться особенностями процессуального положения, так как связаны с направленностью внимания, отношением к воспринятому, внушаемостью и т.п. которые у свидетеля могут быть иными, чем у лица, потерпевшего от преступления, и тем более у лица, его совершившего.

Вместе с тем нельзя делать вывод о доброкачественности показаний исходя только из процессуального положения допрашиваемого. От показаний потерпевшего нередко зависит судьба дела, возбуждаемого по его жалобе. Поэтому он чаще, чем свидетель, подвергается воздействию со стороны заинтересованных лиц. Отсюда следует, что во всех случаях, когда потерпевший в своих показаниях умышленно искажает действительность, целесообразно про верить, не оказано ли на него давление со стороны заинтересованных лиц, поскольку

практике известны случаи, когда угрозы или уговоры со стороны обвиняемых и их родственников приводят к даче ложных показаний. К искажению в своих показаниях действительности может по будить потерпевшего и осознание им неправомерности своего собственного поведения, предшествовавшего совершению преступления покупка предметов, явно добытых из незаконного источника по делам о мошенничестве пьянство в обществе малознакомых людей-по делам об изнасиловании и т. д

Здесь решающую роль может сыграть чувство стыда, опасение потерять добрую репутацию, вызвать осуждение окружающих и т.д. Наконец, оценивая показания потерпевшего, даваемые им в суде, необходимо учитывать, что в отличие от свидетеля потерпевший вправе знакомиться со всеми материалами предварительного расследовани Это обстоятельство может также повлиять на со держание его показаний, ибо не исключена возможность, что он внесет в них некоторые изменения, стремясь к наибольшей согласованности своих показаний с другими

доказательствами, имеющимися в деле. Следует отметить, что в случае повторного расследования и рассмотрения дела последнее обстоятельство должно учитываться не только при оценке показаний потерпевшего, но и свидетел Свидетель, уже участвовавший в производстве по делу, в значительной мере осведомлен о всех обстоятельствах преступлени Така ориентировка в материалах дела налагает отпечаток на его показани Он проникается уверенностью или сомнениями в правильности своих слов, сочувствием или антипатией к обвиняемому

или потерпевшему, и все это неизбежно влияет на его показани Проверка показаний начинается еще в ходе допроса. Таким образом, допрос, проверка и оценка показаний представляют собой как бы определенную систему действий, объединенных единой целью получить достоверные доказательства. Проверка включает как анализ информации, содержащейся в показаниях, так и сопоставление этой информации с доказательствами, уже имеющимися в деле или специально собранными после допроса, в

том числе с повторными показаниями того же лица. При определении достоверности сведений о фактах, содержащихся в показаниях, учитываются положения науки психологии, опыт, накопленный следственной и судебной практикой. Вероятность того, что описание события достоверно, возрастает в тех случаях, когда при сопоставительном анализе разных элементов одного показания устанавливается, что его независимые детали относятся к одному и тому же событию и при этом подкрепляют ДРУГ Друга

При оценке полученных показаний анализируются не только конечные суждения свидетеля, но и реальность их чувственной основы. Для того чтобы проверить полноту выявления имеющейся информации, необходимо проследить весь процесс образования понятий, суждений и умозаключений свидетеля до их истоков. Нужно ставить вопросы таким образом, чтобы свидетель восстановил в памяти и описал первичные образы людей, вещей и событий текстуально воспроизвел содержание и конкретные формы воспринятых им устной речи

и письменных документов указал по возможности объективные признаки, на основе которых сложились его представлени При анализе показаний очень важно отличать в них умозаключения о фактах и факты, а последние в свою очередь разграничивать на факты, непосредственно воспринятые допрашиваемым, и факты, сведения о которых он получил из другого источника. Сведения, сообщаемые свидетелем со слов других лиц, часто страдают неточностью, а в некоторых случаях могут не соответствовать тому, о чем говорили эти лица.

Свидетель мог не понять их рассказа, мог непроизвольно исказить его, допустить преувеличение и т. д. Поэтому проверка свидетельских показаний, представляющих производные доказательства, как правило, осуществляется путем допроса лиц или осмотра документов, на которые свидетель ссылается, как на источник сообщаемых им сведений. При утрате первоначального источника или его недоступности устанавливается его существование и факт передачи сведений допрошенному лицу. Показания свидетеля воспринимаются допрашивающим, который

перерабатывает полученные сведения в своем сознании, а затем фиксирует их в установленном процессуальном порядке. Поэтому нужно учитывать возможную потерю и искажение информации, содержащейся в свидетельских показаниях при их фиксации. Следователь или, секретарь суда нередко пересказывают показани своими словами, вкладывая в уста свидетеля речь, не соответствующую уровню его развития, чуждые ему выражени Правильному уяснению смысла показаний может препятствовать неправильное понимание сказанного следователем,

предвзятость, предубеждение, увлечение определенной версией, приводящей к тому, что человек нередко слышит не то, что действительно сказано, а то, что он ожидал услышать. Ошибки при фиксации могут быть вызваны и чисто языковыми особенностями показаний. Причиной непонимани оказывается применение свидетелем специальных терминов, жаргонных слов или неточных выражений. Все это обусловливает необходимость анализа не только содержания оцениваемых показаний, но

и всего хода допроса, формулировки вопросов и характера использованных тактических приемов. Возможности проверки значительно повышаются, если допрос сопровождался звукозаписью, создающей эффект присутствия . Сопоставление магнитофонных записей различных допросов одного и того же лица способствует выявлению изменений в показаниях. Определение причин этих изменений является важным элементом оценки показаний. Достоверность показаний проверяется при сопоставлении с результатами других следственных

действий. Страх перед внезапно возникшей опасностью нередко приводит к нарушению восприятия, что влечет за собой дачу потерпевшим неправильных показаний. Показания могут быть уточнены в результате их проверки в ходе допроса на месте происшествия, предъявления для опознания и т. д. С помощью осмотра или обыска могут быть проверены показания свидетеля и потерпевшего о местонахождении следов и предметов, а с помощью экспертизы - показания о происхождении и особенностях следов и предметов.

Надлежит выяснить, обладает ли субъект необходимыми качествами, позволяющими должным образом воспринять те события, о которых он сообщает в своих показаниях, а также в каких объективных условиях происходило это восприятие Способность свидетеля и потерпевшего к восприятию тех или иных обстоятельств может быть успешно проверена с помощью следственного эксперимента, который позволяет, например, установить, мог ли он видеть пли слышать то, о чем сообщил в своих показаниях, а проверка показаний на месте дает возможность

установить осведомленность лица о фактической обстановке на месте, где, судя по его показаниям, происходили определенные события или совершались определенные действи Проверка правильности воспроизведения достигается в ходе допроса путем постановки перед допрашиваемым контрольных вопросов и получения от него максимально детализированных показаний об обстоятельствах, могущих быть проверенными с помощью других доказательств.

Указанный прием помогает не только обнаружить и устранить ошибки, допускаемые добросовестным свидетелем потерпевшим , но и разоблачить лицо, дающее ложные показани Важное значение имеют повторные допросы потерпевших и свидетелей по обстоятельствам, достоверность сообщений о которых вызывает сомнение. Заставив допрашиваемого, спустя некоторое время, постановкой ему соответствующих вопросов еще раз повторить свои показания о тех или иных обстоятельствах, следователь тем самым может

в какой-то мере определить, что в них правда, что ложь. Как правило, та часть показаний, которая соответствует действительности, в своей основе остается неизменной, в то время как придуманные детали постоянно варьируют и в них появляютс противоречи Эти противоречия должны быть устранены, поскольку показания, не согласующиеся с фактическими обстоятельствами дела, не могут использоваться для обоснования обвинительного тезиса

Если наличие противоречий позволяет заподозрить ложь, их отсутствие еще не свидетельствует о достоверности показаний, поскольку в повторных показаниях нередко наблюдается явление, именуемое репродукцией воспроизведением , когда свидетель воспроизводит не то, что он в свое время воспринял, а свои первоначальные показани О стремлении свидетеля сохранить прошлые показания неизменными говорят текстуальные повторения, нежелание выйти за рамки сказанного, уклонение от освещения обстоятельств, которые не затрагивались на первом

допросе. При оценке повторных показаний наличие подобной репродукции всегда должно побуждать к сравнительному анализу содержания показаний, а при необходимости и к дополнению информации в ходе нового допроса. Некоторые авторы рекомендуют по возможности сократить число допросов. Однако нельзя забывать, что иногда может потребоваться несколько допросов, чтобы восстановить все существенные обстоятельства дела. Потеря информации под воздействием времени носит избирательный характер.

Иногда при благоприятном стечении обстоятельств то, что, казалось бы, навсегда утрачено памятью, оживает, приобретает новые связи и закрепляетс В результате такого явления реминисценция в повторных показаниях могут появиться дополнительные данные. При этом нужно иметь в виду положительное влияние первого допроса на последующие показания, которое состоит в том, что воспроизведенный материал лучше закрепляется в памяти свидетеля, забывание происходит намного медленнее.

Это заставляет критически подходить к ссылкам свидетеля на запамятование ранее описанных им фактов. Привлекая внимание свидетеля к определенным обстоятельствам и мобилизуя его память, первый допрос служит стимулом для того, чтобы вспомнить забытые факты и восполнить пробелы при повторном свидетельствовании. Дополнения в повторных показаниях могут быть вызваны и тем, что часть информации, сообщенной на первом допросе, не была воспринята и зафиксирована допрашивающим.

Вместе с тем дополнения и изменения показаний требуют осторожного отношения, ибо в процессе расследования свидетель начинает проявлять интерес к делу и обычно получает много посторонней информации, которая накладывается на его показани Может сказаться и сознательное внушение со стороны заинтересованных лиц. Обнаружив в ходе сопоставления оцениваемых показаний с иными материалами дела какие-либо противоречия или их несоответствие другим доказательствам, нужно выяснить подлинную причину этого, без чего нельзя

правильно оценить показания, а следовательно, и определить их значение для дела. Противоречия между данными в разное время показаниями одного и того же лица могут возникнуть, например, потому, что оно решило рассказать о ранее скрытых им обстоятельствах или вследствие воздействи заинтересованных в деле лиц и т. д. допрашиваемый забыл определенные обстоятельства, о которых рас сказывал на прошлых допросах, или, напротив, на последующем допросе вспомнил новые обстоятельства, отдельные детали его

показаний были неправильно зафиксированы в протоколе допроса и т. д. Наконец, противоречие между показаниями свидетеля и какими-либо другими имеющимися в деле доказательствами может возникнуть в результате недостоверности одного из них либо в результате неверной оценки показания, являющегося по существу правильным. В том случае, когда противоречие устранить не представляется возможным, следователь и суд обязаны принять одни и отвергнуть другие показани

Однако при этом необходимо привести в обвинительном заключении приговоре обоснование вывода. Следователь и суд приходят к выводу о достоверности или недостоверности показаний не сразу, а в результате аналитической деятельности, имеющей ряд этанов. Эта деятельность начинается с момента, когда следователь принимает решение о вызове свидетеля потерпевшего , поскольку в основе его решения лежит вытекающее из материалов дела предположение, что вызываемое лицо знает об обстоятельствах, имеющих значение для

дела. Оценка сопровождает получение показаний и их проверку, а завершается сопоставлением сведений о фактах, содержащихся в показаниях, со всей совокупностью доказательств. Эти доказательства вместе с полученной от данного лица информацией должны образовать единую систему фактических данных. Суд, имеющий дело с материалами законченного предварительного производства, сразу может оценить каждое показание в совокупности с иными доказательствами, но это не упрощает стоящей перед

ним задачи, поскольку эта совокупность в ходе судебного рассмотрени дела может претерпеть существенные изменени Тактика допроса есть часть науки криминалистики, или точнее часть следственной тактики. Следственную тактику советские криминалисты рассматривают как систему тактических приемов, используемых следователем для достижения наиболее эффективных результатов при проведении отдельных следственных действий по делу. Следственные действия, среди которых особенно большую роль играет допрос, направлены на получение

судебных доказательств. Основой тактических приемов допроса являются нормы уголовно-процессуального закона. Так, ст. 150 УПК1 определяет порядок допроса обвиняемого, а ст. 158 УПК порядок допроса свидетеля. Тактические приемы направлены на более эффективное выполнение этих норм. Тактика всегда предполагает возможность маневрирования одним из двух или более возможных, не противоречащих нормам УПК приемов на основе оценки всех обстоятельств дела.

ПОНЯТИЕ, КЛАССИФИКАЦИЯ ТАКТИЧЕСКИХ ПРИЕМОВ ДОПРОСА. ТРЕБОВАНИЯ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ К НИМ ПОНЯТИЕ И СТРУКТУРА ТАКТИЧЕСКИХ ПРИЕМОВ ДОПРОСА Уголовно-процессуальный закон регламентирует порядок проведения следственных действий, с помощью которых расследуется преступление, и содержит общие правила, определяющие процедуру расследования. Законодательное закрепление правил проведения предварительного следствия практически

не ограничивает возможности следователя в выборе тактических приемов и обеспечивает оптимальный режим для осуществления им следствия по делу. Необходимость применения тактики при расследовании обусловливается тем, что процесс раскрытия преступлений носит конфликтный характер, следователь работает в условиях, характеризующихся той или иной степенью неопределенности, в атмосфере противодействия со стороны лиц, заинтересованных в результатах его деятельности. Поэтому основу деятельности следователя составляют

тактические приемы, образующие в совокупности криминалистическую тактику. Если тактика вообще это умение оценивать обстановку и в соответствии с ней избирать линию своего поведения, то под криминалистической тактикой понимается система научных положений и основанных на них практических рекомендаций по организации, планированию и ведению предварительного и судебного следствия, тактике поведения лиц, его осуществляющих по тактике проведения отдельных процессуальных действий и организационно-

технических мероприятий, обеспечивающих законность и эффективность деятельности по собиранию, исследованию и оценке доказательств. Тактика - это наиболее рациональная и эффективная организация проведения следственных действий. А тактический прием можно представить как наиболее рациональный и эффективный способ действия следователя, наиболее целесообразную и научно обоснованную линию его поведения в конкретной ситуации. С точки зрения системно-структурного подхода следственная тактика система тактических приемов, а тактические

приемы - структурные образования, имеющие, с одной стороны, общие черты, объединяющие их в систему, а с другой обладающие определенной самостоятельностью. Некоторые криминалисты Л. Б. Филонов, В. И. Давыдов, Г. Г. Доспулов и др. понимают под тактическим приемом способ воздействия на допрашиваемого. Это определение является недостаточно точным, так как в нем подчеркивается цель приема, но не раскрывается

его содержание . Есть приемы, которые внешне являются нейтральными по отношению к допрашиваемому и лишь опосредствованно могут оказывать воздействующее влияние на него. Иногда прием заключается в сознательном воздержании от того или иного действия. Поэтому в определение целесообразно ввести еще один признак линию поведения следователя. Таким образом, под тактическим приемом допроса мы понимаем основанную на законе определенную линию

поведения следователя, структурно оформившиеся, оптимальные в данной следственной ситуации его действия, направленные на получение от допрашиваемого показаний, объективно отражающих действительность Тактический прием может касаться всего следственного действия в целом, его отдельных видов или конкретного этапа его производства. Тактические приемы, позволяющие получить наиболее полные и достоверные показания, обеспечивающие наиболее рациональное проведение допроса, составляют его тактику.

Тактика допроса это совокупность, приемов практического его осуществления. Ее цель получить от допрашиваемого достоверные показания. Лицо, совершившее преступление, в каком бы процессуальном статусе подозреваемого либо обвиняемого оно ни выступало, всегда является носителем значительно большей по объему и содержанию информации по сравнению с тем информационным потенциалом, которым владеют потерпевшие, а тем более свидетели.

Однако в силу своего положения и перспективы уголовной ответственности за содеянное преступник обычно менее других заинтересован в установлении истины по делу, а значит, чаще и решительнее склонен к извращению обстоятельств дела, утаиванию и искажению достоверной информации. Этому также способствует то, что уголовной ответственности за отказ от дачи и за дачу заведомо ложных показаний подозреваемый и обвиняемый не несут. Данные обстоятельства и предопределяют специфику тактического

воздействия следователя в отношении подозреваемого и обвиняемого при производстве их допросов. Подозреваемый и обвиняемый представляют для следователя интерес с трех точек зрения 1 как личность 2 как участник и в то же время как наблюдатель исследуемого по делу события, процесса и механизма его отражения 3 как следообразующий и одновременно следовоспринимающий объект. Поэтому, тактически воздействуя на данный объект вербальными и другими допустимыми способами, вступая

с ним в контакт и информационное взаимодействие в ходе допроса, следователь исходит из задачи получения от него информации о следующем о самом допрашиваемом его социальном статусе, демографических признаках, образе жизни, материальном и интеллектуальном уровнях, профессиональной, половой, возрастной принадлежности, психологическом портрете, внешнем облике и т.д. о других лицах как носителях собираемой информации о соучастниках, свидетелях, укрывателях, скупщиках краденого и др. о материально фиксированных следах,

образовавшихся в ходе исследуемого по делу события событий на его теле, одежде, обуви, других сопутствующих вещах об иных материально фиксированных следах, образовавшихся в связи с его криминальным и некриминальным поведением об орудиях преступления, других материальных объектах, участвовавших в процессе взаимодействия и отражения в связи с познаваемыми по делу событиями. Получением информации относительно рассмотренных обстоятельств не исчерпываются задачи допроса подозреваемого

и обвиняемого. В предмет допроса также входит выяснение вопросов об обстановке деяния, условиях, механизме следообразования, условиях восприятия и запечатления в памяти происходившего во время исследуемого по делу События событий о психическом и физическом состоянии допрашиваемого при совершении криминального деяния, реализации других связанных с его преступным и непреступным поведением событий об особенностях его поведения непосредственно перед, во время и после исследуемого деяния с признаками преступления

о наличии, характере связи с местом происшествия, иного познаваемого по делу события событий , предметом преступного посягательства, иными материальными объектами, участвовавшими в процессе следообразования о том, когда, кому, с какой целью и при каких обстоятельствах за пределами расследования им была передана криминалистически значимая информация, какая на это была реакция о времени, месте, мотиве, цели, объекте посягательства, преступных действиях, способе и механизме преступления, его отношении к содеянному об

обстоятельствах подготовки, сокрытия преступления, иных акциях по противодействию, а также по оказанию содействия расследованию если таковые имели место о других противоправных уголовно наказуемых деяниях допрашиваемого, за которые он не понес наказания. Показания, данные по поводу рассмотренных обстоятельств, являются объектом следственного анализа и оценки. Наряду с этим в предмет анализа и оценки также входят и такие обстоятельства уровень информированности

допрошенного по поводу интересующих следствие объектов, исследованных во время допроса, значимости для расследования сообщенных подозреваемым, обвиняемым сведений для раскрытия преступления, по поводу которого возбуждено уголовное дело, выявления и раскрытия других преступлений, совершенных как с участием подозреваемого обвиняемого , так и без его участия полнота и достоверность сообщенных сведений то, насколько органично эта информация вписывается в систему собранных фактических данных, стыкуется с данными из других источников,

не противоречит ли им степень стабильности, прочности позиции, занятой допрошенным, вероятность ее изменения в ту или иную сторону. Допрос при производстве расследования это процесс получения показаний от лица, обладающего сведениями, имеющими значение для расследуемого дела. Это одно из самых сложных следственных действий его производство требует от следователя высокой общей и профессиональной культуры, глубокого знания человеческой психологии, мастерского владения тактико-

криминалистическими приемами допроса. Сложность допроса заключается не только в том, что следователю в ряде случаев приходится иметь дело с людьми, не желающими говорить правду или отказывающимися от дачи показаний вообще, но и в том, что в показаниях человека, искренне стремящегося сообщить следователю все известное ему по делу, могут быть ошибки, непроизвольные искажения, заблуждения или даже вымысел, которые при допросе надлежит своевременно обнаружить и учесть при оценке и использовании показаний.

Цель допроса состоит в получении полных и объективно отражающих действительность показаний. Эти показания служат источником доказательств, а содержащиеся в них фактические данные доказательствами 1. Как любое сложное процессуальное действие , допрос подразделяется на ряд стадий, в ходе которых последовательно решаются промежуточные задачи и достигается конечная цель. Весьма подробно процессуальная характеристика стадий допроса описана в многочисленных учебниках криминалистики

и, пожалуй, не нуждается в дополнительных комментариях. Однако характеристика допроса как процесса психологического взаимодействия двух сторон следователя и допрашиваемого требует пояснений, так как не вполне совпадает с процессуальной. На мой взгляд, допрос в психологическом плане представляет собой сложный процесс общения, состоящий из последовательности взаимосвязанных этапов стадий , подчиненных единой цели, среди которых можно выделить

основные подготовительный этап, этап установления психологического контакта , этап непосредственно допроса, этап завершения допроса, этап психологического анализа и оценки результатов допроса. Каждый из этих этапов имеет собственную структуру и самостоятельное психологическое значение. Причем только стадия непосредственно допроса имеет относительно четкую дифференциацию по объекту 1 на допрос свидетеля и потерпевшего 2 на допрос подозреваемого и обвиняемого.

В то время как все остальные этапы являются неотъемлемой частью допроса любого лица. Рассмотрим более подробно их характеристики. Подготовительный этап. Он предшествует непосредственной встрече следователя и допрашиваемого. Главными его задачами выступают получение максимального объема информации о допрашиваемом, формирование цели допроса установление наличия и качества имеющихся доказательств а основной целью психологическая

и тактическая подготовленность следователя к проведению допроса. Цель допроса определяет генеральную линию поведения следователя, тактические особенности применения им тех или иных приемов и методов допроса. В зависимости от вида допроса целей может быть несколько и последовательность их достижения потребует изменения его тактики, используемых средств и методов. Наличие максимально полной информации о допрашиваемом крайне важно для установления психологического

контакта с ним, что нередко является основным фактором, определяющим результаты допроса . К такой информации можно отнести особенности личности, привычки, интересы , увлечения, пороки, жизненные цели, ценности, убеждения, профессиональные умения и навыки и т.д. Эти сведения можно почерпнуть из протоколов допросов и объяснений других лиц, других материалов уголовного дела, данных оперативных служб , служебных характеристик, публикаций в прессе и т.д.

Установление наличия и качества имеющихся доказательств актуально главным образом при допросе подозреваемых и обвиняемых и является важным фактором при выборе тактики допроса. Под наличием доказательств понимается следующее имеются ли доказательства вообще т.е. процессуально оформленные и каково их количество, а под качеством какой они имеют вес или значение для расследования. Наличие обнаруженных и изъятых с места происшествия следов рук или обуви вовсе не означает, что они

оставлены подозреваемым. Другое дело, когда имеется заключение эксперта , что они оставлены им. Тактика допроса в этих случаях будет различной. Психологическая подготовленность следователя к допросу имеет важнейшее значение для его успешного проведения, так как любой допрос, а в особенности в ситуации конфликта, требует огромного психического напряжения, психологической гибкости, готовности быстро менять тактику и находить выход из сложных ситуаций. Это достигается умением хорошо владеть устной речью, невербальными

средствами коммуникации, специальными психологическими приемами воздействия на допрашиваемого, способами психологической защиты. Тактическая подготовленность следователя означает наличие у него четкого и обоснованного плана проведения допроса с учетом указанных выше позиций, а также предусмотрение оперативной его коррекции в необходимых случаях. Это достигается знанием и умением применять широкий спектр приемов ведения допроса в различных ситуациях, знанием особенностей течения психических процессов внимания, восприятия, памяти

у различных категорий людей детей, пожилых, инвалидов и пр. ,знанием личностных особенностей различных категорий лиц ранее судимых, наркоманов, психически больных и т.д. Разумеется, в рамках подготовительной стадии выполняются и необходимые процессуальные действия следователя выбор времени, места, техническое обеспечение проведения допроса, вызов или доставление лица , определение участников допроса и пр. Стадия установления психологического контакта имеет огромное значение для последующего

хода допроса. Определений психологического контакта следователя с допрашиваемым при допросе в криминалистической литературе имеется множество, однако нам представляется наиболее удачным следующее Психологический контакт -это система взаимодействия людей в процессе их общения, основанного на доверии информационный процесс, при котором люди могут и желают воспринимать информацию, исходящую друг от друга 1. Установление психологического контакта это создание связи личностной, информационной , поведенческой,

психофизиологической между участниками общения. Размышляя об отношении следователя и допрашиваемого, В.Л. Васильев отмечает Многим допрос представляется как борьба следователя с допрашиваемым. Это по меньшей мере неверно. Такой взгляд совершенно очевидно отражает архаичные установки, корни которых содержатся в карательной политике нашего государства эпохи 30-40-х годов 1. Не выдерживает критики и мнение о допросе как о процессе воздействия следователя на допрашиваемого.

По своей сути допрос является одним из процессуальных видов информационного взаимодействия, межличностного общения и обмена информацией двух главных действующих лиц допрашивающего и допрашиваемого 2. Создание необходимых предпосылок и условий для такого взаимодействия главная задача стадии установления психологического контакта. Реализуется она множеством способов, подробно описанных в соответствующей литературе, а также в 8.8, поэтому остановимся здесь лишь на нескольких.

Это касается в первую очередь современных психотехнологий коммуникации эриксонианский гипноз, NLP и др элементы которых в той или иной степени обязательно должны быть взяты на вооружение при допросе. Подстройка или создание подсознательного доверия допрашиваемого к допрашивающему. Смысл этого приема в том, что допрашивающий как бы настраивается на волну допрашиваемого и общается с ним на доступном и понятном обоим языке тела, биоритмов, темпе мыслительного процесса, преодолевая

неизбежные в ситуации допроса коммуникативные барьеры . Это достигается следующими приемами. Подстройка к позе. Следует сначала принять ту же позу, что у партнера отразить позу партнера. Это называется подстройкой, отражением, присоединением, настройкой, отзеркаливанием. Главное в том, что нужно сделать какую-то часть поведения допрашивающего похожей на аналогичную часть

поведения допрашиваемого. Отражение позы может быть прямым в точности, как в зеркале и перекрестным если у партнера левая нога закинута на правую, то можно сделать так же . Подстройка к позе это первый навык активного, форсированного создания подсознательного доверия. Подстройка к дыханию копирование дыхания партнера. Здесь возможны варианты подстройка к дыханию тоже бывает прямой и непрямой.

Первая дышать так же, как дышит партнер , в том же темпе. Вторая согласование с ритмом дыхания партнера какой-то другой части своего поведения например, можете качать рукой в такт дыханию партнера или говорить в такт, т.е. на его выдохе. Прямая подстройка более эффективна при создании связи с партнером. Подстройка к движениям. Человек обычно не сидит как истукан он жестикулирует, меняет позу, кивает или

качает головой, мигает, и все это может быть предметом для подстройки. Подстройка к движениям более сложна, чем предыдущие виды подстройки, потому что и поза, и дыхание это нечто относительно неизменное и постоянное, это можно рассмотреть и приступить к копированию постепенно. Движение относительно быстрый процесс, в этой связи от допрашивающего требуется наблюдательность и определенная маскировка, естественность, чтобы партнер не смог осознать ваши действия.

Это могут быть любые движения макродвижения походка, жесты, движения головы, ног и микродвижения мимика, мигание, мелкие жесты, подрагивание 1. Качественное выполнение указанных приемов не только позволит установить хороший психологический контакт с допрашиваемым, но и может быть использовано для работы с более глубинными слоями личности установками, убеждениями, ценностными ориентациями . Немалую помощь в эффективном взаимодействии с допрашиваемым на данной стадии могут оказать и такие

рекомендации Д. Карнеги Искренне интересуйтесь другими людьми , Говорите о том, что интересует собеседника , Помните, что имя человека самое приятное иважное для него слово , Помогайте собеседнику обрести чувство собственной значительности и делайте это искренне и др. 1 Основная стадия допроса. Если остальные описываемые стадии допроса в той или иной мере характерны для допросов всех категорий лиц, то данная стадия имеет существенные особенности, определяемые двумя

основными группами участников 1 свидетеля и потерпевшегои 2 подозреваемого и обвиняемого. Эти особенности обусловлены различиемпроцессуального положения, целями и задачами допроса, применяемыми в ходедопроса приемами и методами, в том числе и психологическими, процессуальнымположением лиц. Разделение допросов на допрос в условиях бесконфликтной ситуации свидетелей и потерпевших и допросв условиях конфликтной ситуации подозреваемых и обвиняемых представляется необоснованным , так как обе

формы могут быть присущи допросам всех рассматриваемых категорий лиц. Не касаясь традиционно криминалистических и процессуальных аспектов этой проблемы, рассмотрим лишь психологические особенности стадии допроса подозреваемого и обвиняемого. Допрос подозреваемого и обвиняемого чаще происходит в условиях конфликтной ситуации ,что в психологическом плане предполагает наличие психологической борьбы.

Этим в значительной степени определяются высокие требования к личности и психологической подготовке следователя к ее ведению владение способами психологической защиты и психологического воздействия, в том числе и жесткого. В качестве основных моментов, характеризующих данную стадию допроса, следует выделить 1 диагностику конфликтной ситуации допроса, психологический анализ формы психологической защиты лица и используемых им методов, предварительное планирование тактики допроса 2 психологический анализ и оценку

отношений лица к событию преступления, его последствиям, своей роли в нем, потерпевшему, следователю 3 психологический анализ и оценку основных личностных характеристик общей и социальной направленности , ценностных ориентации, установок, мотивов, взглядов, убеждений 4 выбор линии поведения , коммуникативной позиции, средств и методов психологического воздействия, нейтрализации психологического противодействия 5 оперативный анализ и оценку невербальных реакций, особенно при диалоговой форме допроса 6 использование

специальных психологических приемов для диагностики и преодоления лжи, запирательства, попыток ввести в заблуждение 7 использование специальных психологических приемов для переформирования на позитивные установок, взглядов, ценностных ориентации, жизненных целей 8 использование тактико-психологических приемов склонения к признанию 9 применение тактико-психологических приемов и методов предъявления доказательств 10 использование специальных приемов и методов допроса и склонения к признанию в отсутствие доказательств.

Диагностика конфликтной ситуации допроса, психологический анализ формы психологической защиты лица и используемых им методов, предварительное планирование тактики допроса имеют существенное значение для выбора стратегии и тактики допроса в целом. Возможности прогнозирования поведения допрашиваемого отражены в работах видного отечественного ученого А.Р. Ратинова, который рассматривает механизмы формирования защитного поведения подозреваемого с позиции

оборонительной доминанты очага максимального нервного возбуждения , которая толкает его на создание лжедоказательств невиновности, фиктивного алиби, инсценировок, на ложные заявления, распространение вымышленных слухов и т.д. В качестве средств борьбы с этими явлениями предлагаются метод косвенного допроса, различные отвлекающие приемы, синонимизация понятийи др 1. К механизмам защитного поведения относятся вытеснение , рационализация , проекция .

Явления такого рода широко распространеныи могут быть как неосознаваемыми, так и полностью осознаваемыми. 2 Эта идея во многом перекликается с западными психоаналитическими идеями защитного поведения, в частности А. Фрейда. 3 Знание формы и методов психологической защиты допрашиваемого позволяет следователю выбрать наиболее эффективный способ собственной психологической защиты. В противном случае он просто не сможет достичь поставленных целей допроса.

Психологический анализ и оценка отношений лица к событию преступления, его последствиям, своей роли в нем, потерпевшему, следователю позволяет определить позицию допрашиваемого по отношению к органам расследования, лицу, проводящему допрос, оценку им общественной опасности совершенного преступления и т.д. Установление той позиции позволяет наиболее эффективно варьировать последовательность применения приемов и средств допроса, выбор и применение мер психологического воздействия.

Психологический анализ и оценка интегральных личностных характеристик общей и социальной направленности, ценностных ориентации, установок, мотивов, взглядов, убеждений. Необходимость этого обусловлена, как минимум, двумя основными причинами 1 необходимостью составления психологического портрета допрашиваемого для решения задач текущего и последующих допросов 2 использованием таких данных для построения стратегии расследования в целом, в том числе производства других следственных

действий, выдвижения версий и т.д. Выбор линии поведения, коммуникативной позиции, средств и методов психологического воздействия, способов нейтрализации психологического противодействия. Данное положение играет важную, а иногда решающую роль в ходе допроса. Любое общение подразумевает наличие у сторон той или иной позиции общения, которая определяет ведущую роль ее участника. Далеко не всегда допрашиваемый принимает ведущую роль допрашивающего , а в случае

жесткого нажима может вообще отказаться от дачи показаний. Оперативный анализ и оценка невербальных реакций, особенно при диалоговой форме допроса, позволяют следователю быстро реагировать на изменение эмоционального состояния допрашиваемого, состояния замешательства, растерянности, утомления, ослабления внимания, чтобы своевременно изменить ход допроса, сломать защиту и в конечном итоге одержать верх в этом единоборстве.

Использование специальных психологических приемов для диагностики и преодоления лжи, запирательства, попыток ввести в заблуждение. К числу таких приемов можно отнести 1 приемы эмоционального воздействия побуждение к раскаянию и чистосердечному признанию воздействие на положительные стороны личности допрашиваемого использование антипатии, питаемой допрашиваемым к кому-либо из своих соучастников использование фактора внезапности путем постановки неожиданных вопросов в ситуации, когда допрашиваемый таких вопросов не

ждет 2 приемы логического воздействия предъявление доказательств, опровергающих показания допрашиваемого предъявление доказательств, требующих от допрашиваемого детализации показаний, которая приведет к противоречиям между ним и соучастниками логический анализ противоречий, имеющихся в показаниях допрашиваемого, необъяснимых с точки зрения его объяснений случившегося логический анализ противоречий между интересами допрашиваемого и интересами его соучастников доказывание бессмысленности занятой позиции, не могущей помешать в конечном

счете установлению истины 3 тактические комбинации приемы, преследующие цель сокрытия от допрашиваемого осведомленности следователя о тех или иных обстоятельствах дела метод косвенного допроса приемы, направленные на создание ситуации, при которой допрашиваемый проговаривается. 1 Использование тактико-психологических приемов склонения к признанию имеет важное значение для получения наиболее полной и процессуально значимой информации, превращения допрашиваемого из противника в союзника

в установлении истины по делу, надежной и уверенной судебной перспективы. Применение тактико-психологических приемов и методов предъявления доказательств. Следует учитывать, что наличие доказательств виновности это еще не успех в изобличении преступника. Важно их тактически грамотно использовать при допросе, особенно когда их недостаточно . Этот вопрос хорошо освещен в криминалистической литературе.

Использование специальных приемов и методов допроса и склонения к признанию в отсутствие доказательств. 2Ситуации,когда по уголовному делу нет доказательств, в следственной практике встречаются достаточно часто, поэтому овладение приемами допроса в подобных случаях существенно повысит эффективность следственной деятельности. Завершение допроса. В уголовном процессе завершение допроса означает проставление подписи допрашиваемого под протоколом допроса. В психологическом плане завершение допроса имеет несколько иное

значение. Как любое общение, допрос имеет начало, основную часть и окончание, причем начало и окончание, как правило, наиболее запоминаемы человеком. Это необходимо учитывать, тем более если с допрашиваемым еще придется встречаться не раз. Если начало допроса, а именно стадия установления психологического контакта, остается в памяти допрашиваемого как некий эмоциональный фон или сформированное отношение к следователю как к личности, что существенно упрощает установление и поддержание психологического контакта

при последующих встречах, то завершение допроса выступает как финал только данного эпизода общения и закладывает прочный фундамент для продуктивных последующих встреч. Допросы обвиняемого и подозреваемого, как правило, бывают множественными. Поэтому, завершая текущий допрос, необходимо подготовить благоприятную почву для последующего. Исходя из достигнутых результатов, можно дать лицу тему для размышлений в виде нескольких дополнительных

вопросов например, демонстрирующих некоторую осведомленность следователя ,которые даже если останутся без ответа, то станут надежным якорем . Завершение допроса в дружелюбной, эмпатичной форме, даже если он проходил в ситуации конфликта, позволит в следующий раз не только быстро установить психологический контакт , но и существенно его углубить. Психологический анализ и оценка результатов допроса. После окончания допроса у следователя имеется протокол с изложением процессуально значимых фактов,

сообщенных допрашиваемым. В разных ситуациях они могут иметь различное значение и будут оцениваться в совокупности с другими доказательствами. Но при этому следователя, как правило, имеется масса невербальной информации, полученной в ходе допроса, которая нигде процессуально не зафиксирована. Значение же она может иметь гораздо большее, чем сказанное допрашиваемым. Поэтому все наблюдаемые в процессе допроса невербальные проявления жесты, мимика пантомимика, непроизвольные

высказывания, физиологические реакции должны быть подвергнуты тщательному анализу в совокупности с зафиксированными фактами. Важным моментом при этом выступает установление наличия причинно-следственных связей в триаде вопрос невербальные реакции ответ . Кроме анализа наблюдаемых реакций допрашиваемого важна и оценка их на предмет смысловой значимости, подлинности, важности для расследования. Конечно, невербальные проявления не могут являться доказательствами, но, наблюдаемые в ходе допроса,

они позволяют своевременно изменять тактику и применение тех или иных приемов и методов допроса, а подвергнутые анализу и оценке по завершении допроса станут опорными точками для выработки тактики последующих допросов и стратегии расследования в целом. Наряду с анализом и оценкой невербальных проявлений допрашиваемого важен анализ и оценка сведений о его личности, полученных в ходе рассмотренных стадий допроса, так как они позволяют составить более полный психологический портрет лица, соотнести его с уже установленными

фактами, выявить и даже разрешить имеющиеся противоречия. Это позволит более качественно проводить последующие допросы, планировать и проводить иные следственные действия, реализовывать имеющиеся следственные версии и выдвигать новые. Таким образом, допрос представляет собой процессуально сложный, психологически напряженный и многообразный по применяемым приемам и методам процесс взаимодействия допрашиваемого и допрашивающего, основанный

на знании психологических закономерностей формирования показаний, оперирования доказательствами, выдвижения и реализации следственных версий, преодоления лжи и запирательства, психологического воздействия и психологической защиты, расшифровки языка тела , психологического анализа и оценки результатов, подчиненный основной цели получению объективной, процессуально значимой информации о событии преступления, механизме совершения и лицах, к нему причастных. Изменение условий функционирования правоохранных структур государства, форм,

методов преступности и ее уровня диктует необходимость применения в следственной деятельности широкого спектра самых современных психотехнологий, изменения традиционных, а точнее, устаревших взглядов на средства и методы борьбы с преступностью, этических и нравственных критериев оценки допустимости и возможности средств психологической борьбы.



Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный реферат Вы можете использовать для подготовки курсовых проектов.

Доработать Узнать цену написания по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем реферат самостоятельно:
! Как писать рефераты
Практические рекомендации по написанию студенческих рефератов.
! План реферата Краткий список разделов, отражающий структура и порядок работы над будующим рефератом.
! Введение реферата Вводная часть работы, в которой отражается цель и обозначается список задач.
! Заключение реферата В заключении подводятся итоги, описывается была ли достигнута поставленная цель, каковы результаты.
! Оформление рефератов Методические рекомендации по грамотному оформлению работы по ГОСТ.

Читайте также:
Виды рефератов Какими бывают рефераты по своему назначению и структуре.