Реферат по предмету "Международное публичное право"

Узнать цену реферата по вашей теме


Консульские привилегии и иммунитеты

Оглавление
Введение
Глава 1. Иммунитет, егофункциональный характер.
Глава 2. Привилегии ииммунитеты консульских должностных лиц.
Глава 3. Иммунитеты ипривилегии административно-технического и обслуживающего персонала консульств.
 Заключение
 Список использованной литературы
Введение
Послеобретения независимости в 1991 г. Республикой Казахстан был начат процессустановления дипломатических и консульских отношений с различными странами. Дляопределения международно-правового статуса казахстанского дипломатического иконсульского персонала Казахстан присоединился к Венским конвенциям «Одипломатических сношениях» 1961 г. и «О консульских сношениях» 1963 г. Данныемеждународно-правовые документы определяют порядок открытия и функционированиядипломатических представительств и консульских учреждений, на которыевозлагается обязанность реализации внешнеполитического курса республики изащиты ее интересов за рубежом.
Всоответствии с положениями Венских конвенций дипломаты и консулы обладаютправом на предоставление им определенных льгот и преимуществ перед другимииностранными гражданами. Привилегии и иммунитеты дипломатов по своемусодержанию отличаются от привилегий и иммунитетов консулов. Если вседипломатические привилегии и иммунитеты определены в Венской конвенции 1961 г.,то консульский иммунитет вызывает множество вопросов.
Во-первых,он носит так называемый «функциональный» (служебный) характер, что требуетопределения в каждом конкретном случае носили ли действия консула служебныйхарактер или нет. А это нередко бывает затруднительным.
Другойпроблемой, связанной с консульским иммунитетом, является то, что Венскаяконвенция о консульских сношениях 1963 г. закрепляет лишь основные привилегии ииммунитеты консульских должностных лиц. Конкретный же объем консульскихпривилегий определяется двусторонними соглашениями между государствами, поэтомуправовой статус консульского персонала в разных странах различается. Этообусловливает необходимость индивидуального подхода к консульскому иммунитету вкаждой отдельно взятой стране.
Приэтом, еще в преамбуле Венской конвенции 1963 г. особо подчеркивается, чтопривилегии и иммунитеты предоставляются консульским должностным лицам иконсульским учреждениям не для выгод отдельных лиц, а для обеспеченияэффективного осуществления этими учреждениями функций от имени их государства.
Впроцессе написания данной работы основными источниками были Венская конвенция одипломатических сношениях 1961 г. и Венская конвенция о консульских сношениях1963 г. Конвенция 1963 г. закладывает законодательную основу деятельностиконсульских учреждений и закрепляет право консульских должностных лиц напользование особыми правами и преимуществами. Венские конвенции являютсяуниверсальными международно-правовыми документами, положения которых стараютсявыполнять не только государства, присоединившиеся к ним, но и все остальныегосударства, участвующие в международном общении.
Такжебыла рассмотрена Гаванская конвенция о консульских чиновниках 1928 г., ставшаяпервым международным соглашением, устанавливающим порядок организации ифункционирования консульских представительств.
Наоснове постановлений Венской конвенции 1963 г. был разработан и принят в 1999г. Консульский Устав РК, который также является важным источником, определяющимправовой статус консульских учреждений и консульских должностных лиц РеспубликиКазахстан.
Вопросконсульских привилегий и иммунитетов освещается в работах различных авторов.
Блищенко И.П. второй раздел своей работы «Дипломатическое право»посвящает рассмотрению правового статуса консульского учреждения и егодолжностных лиц. Основываясь на положениях Венской конвенции о консульскихсношениях 1963 г., он делает анализ консульских привилегий и иммунитетов, даетисторическую характеристику их возникновения и развития, а также поднимает рядпроблемных вопросов в данной области, в частности вопрос неприкосновенностиконсульских помещений.
Неменьший интерес представляет и работа Ильина Ю.Д. «Основные тенденции в развитии консульского права».Автор рассказывает о различных аспектах деятельности консульскихпредставительств, раскрывает содержание консульских привилегий и иммунитетов,объясняет необходимость предоставления привилегий и иммунитетов консульствам иих персоналу. В своем исследовании Ильин Ю.Д. также затрагивает вопросыфункционирования нештатных (почетных) консулов, изучает их правовое положение.
Достаточноподробно консульские привилегии и иммунитеты рассматриваются во многих учебныхпособиях, посвященных как консульской службе в отдельности, так имеждународному публичному праву в целом.
Последовательныйанализ консульских иммунитетов и привилегий дают в совместной работеисследователи Бобылев Г.В. иЗубков Н.Г.  Они рассматривают консульскиепреимущества и льготы как необходимую составную часть консульской службы вцелом, определяют связь между должностным положением лиц различных категорийконсульского персонала и объемом предоставляемых им иммунитетов и привилегий, атакже влияние  данных привилегий и иммунитетов на осуществление ими своихфункций.
Отдельныеглавы своих учебных пособий  по международному публичному праву посвятиликонсульской деятельности известные юристы-международники Бекяшев С.П.,Тункин Н.Г., Колосов В.В. и др.
Краткуюхарактеристику консульским привилегиям и иммунитетам дает опытный дипломат ФельтхэмР.Дж. в справочнике «Настольная книгадипломата».      
Даннаяработа была написана с целью рассмотрения привилегий и иммунитетов,предоставляемых консульскому персоналу, определения различий между привилегиямии иммунитетом, а также изучения различных подходов к определению содержания иобъема консульских привилегий и иммунитетов.
Привилегиии иммунитеты персонала консульских учреждений
Пункт 1 ст. 1 Венской конвенции о консульских сношениях1963 г. гласит: «Консульское должностное лицо означает любое лицо, включаяглаву консульского учреждения, ко­торому поручено в этом качестве выполнениекон­сульских функций». К этой категории лиц относятся: генеральный консул,кон­сул, вице-консул, консульский агент, проконсул и консульский стажер.
Для нормального выполнения своих функций кон­сульскиедолжностные лица наделяются иммунитетами и привилегиями, которые отражены вВенской конвенции 1963 г. (ст. 40—57) и в двусторонних кон­сульских конвенциях.Эти документы определяют пра­ва и обязанности консульских должностных лиц истраны пребывания по отношению к ним.
Сравнительный анализ Венской конвенции 1963 г. идвусторонних консульских конвенций показывает, что между ними есть множестворазличий, особенно в том, что касается иммунитетов и привилегий кон­сульскихдолжностных лиц.
Рассмотрим данную проблему более подробно. Венскаяконвенция 1963 г., предоставляя консульс­ким должностным лицам иммунитет отюрисдикции, определяет: «Консульские должностные лица не под­лежатюрисдикции судебных или административных органов государства пребывания вотношении дей­ствий, совершаемых ими при выполнении консульс­ких функций»(п. 1 ст. 43). Это значит, что консульс­кие должностные лица наделеныиммунитетами, ко­торые носят функциональный, служебный характер.
В современной международной практике служеб­ный(функциональный) иммунитет предоставляется довольно широкому кругу лиц(консулам, военным морякам, служащим международных организаций,административно-техническому и обслуживающему персоналу посольств и др.).[1]
Предоставление служебного иммунитета означа­ет, чтолицо, пользующееся им, освобождается от уголовной, гражданской иадминистративной юрис­дикции государства пребывания в отношении дей­ствий,совершаемых при исполнении служебных обя­занностей. Если же правонарушениесовершено не при исполнении служебных обязанностей, данное лицо может бытьпривлечено к ответственности в стране пребывания, но только «на основаниипоста­новлений судебных властей, в случае совершения тяжких преступлений»(п. 1 ст. 41).
И здесь возникает проблема, существо которойзаключается в неопределенности понятия «действия, совершаемые привыполнении консульских функций». В связи с этим на практике нередковозникают труд­ности в выяснении того, находилось ли данное лицо в момент,преступления при исполнении своих слу­жебных обязанностей или нет,следовательно, впра­ве ли государство пребывания привлекать его к от­ветственности.Не меньшие трудности возникают и в вопросе о том, кто правомочен решать этупроблему: государство пребывания или направляющее го­сударство.
Анализдоктрины международного права, дого­ворных и законодательных норм, практикигосударств показывает отсутствие универсального решения про­блемы служебногоиммунитета.
Представляется,что универсального решения данной проблемы вообще не может быть. Этообъясняется, прежде всего, тем, что многообразие допус­каемых правонарушений иневозможность в принци­пе составить исчерпывающий перечень служебныхобязанностей каждого лица, пользующегося служеб­ным иммунитетом, исключаютвозможность выработки конкретных и универсальных критериев, позволяю­щиходнозначно определить, было или не было дан­ное лицо в момент совершенияправонарушения при исполнении своих служебных обязанностей. Отсут­ствие такихкритериев усугубляется возникновением в каждом случае правонарушенияпротиворечия меж­ду интересами, с одной стороны, направляющего го­сударства,которое заинтересовано в защите своих граждан, и, с другой, — государствапребывания, которое несет ущерб от совершенного правонаруше­ния. Отсутствиечетких критериев, противоречия между интересами сторон препятствуют разработкеуниверсальной процедуры рассмотрения вопроса, а его единоличное решение той илииной стороной мо­жет быть необъективным.
Напрактике вопросы, связанные со служебным иммунитетом, нередко вызываютразногласия и кон­фликтные ситуации в отношениях между направля­ющимгосударством и страной пребывания.
Определеннымориентиром в решении указанных вопросов являются судебные прецеденты. Так, судыпризнавали себя некомпетентными, расценивая дей­ствия консулов как совершенныепри исполнении ими служебных обязанностей, в следующих случаях:
—отказ консула в выдаче выездной визы (1927 г., Франция);
—нанесение консулом ущерба в результате дорожно-транспортного происшествия припоездке по служебным делам (1933 г., Франция);
—направление консулом суду сертификата, удо­стоверяющего статус личности (1962г., США);
—выдача консулом паспорта и проездных доку­ментов девушке-соотечественнице,бежавшей от ро­дителей (1970 г., Италия);
—отказ консула выслать гонорар за подготов­ленную по его просьбе публикацию(1970 г., США).
Нобыли случаи, когда суды выносили решения и приговоры в отношении консулов,рассматривая их действия как совершенные не при исполнении своих служебныхобязанностей:
—неуплата долга за обслуживание (1912 г., Фран­ция);
—разглашение консулом причин отказа в выдаче визы, нанесшее ущерб репутации(1927 г., Франция);
—убийство местного жителя в результате ху­лиганских действий консула (1957 г.,Япония);
—аренда личного жилища (1963, 1965, 1967 гг., Франция);
—незаконный экспорт военных самолетов (1965 г., США);
—незаконный ввоз наркотиков (1979 г., США);
— умышленное убийство жены (1980 г.,Греция).1
Приведённыепрецеденты показывают, что лицо, пользующееся служебным иммунитетом, в случаесовершения уголовного преступления, как правило, привлекается к уголовнойответственности в государ­стве пребывания, т. е. совершение преступления почтивсегда рассматривается как действие, выходящее за пределы служебныхобязанностей. Обобщив практику привлечения к уголовной ответственностиконсульских должностных лиц, французский юрист Ш. Руссо отме­чал, что «вслучае совершения преступления имму­нитет от уголовной юрисдикции не действует,таким образом, консул может быть арестован и, будучи при­говорен, должен впринципе отбыть наказание. Слож­нее обстоит дело в случае совершения проступкови иных нарушений».
Нерешенным является вопрос и о том, кто правомочен,определять, было или не было конкретное лицо в процессе совершенияправонарушения при исполне­нии служебных обязанностей: государство пребыва­нияили направляющее государство? Большинство зарубежных авторов считает, что этимиправомочия­ми должен быть наделен суд страны пребывания.
За компетенцию суда направляющего государства в этомвопросе в свое время выступали в основном советские авторы.
В иностранных государствах вопрос о том, был или небыл носитель функционального иммунитета при исполнении служебных обязанностей,нередко решается судебными органами страны пребывания. А в США компетенция судав решении этого вопроса закреплена законом.
Случаи привлечения к уголовной ответственности лиц,пользующихся слу­жебным иммунитетом, присутствовали в конце 1947 г. и в начале1948 г. Были арестованы по обвинению в шпионаже и приговорены к длительнымсрокам ли­шения свободы секретарь, шофер и курьер турецко­го консульства в г.Батуми.2
В других случаях при совершении консульскимдолжностным лицом преступления Министерство иностранных дел всегда обращалось ксоответствую­щему консульскому учреждению или дипломатичес­комупредставительству с запросом: было или не было данное лицо в момент совершенияправонару­шения при исполнении служебных обязанностей. Ес­тественно, во всехслучаях, иногда даже вопреки здравому смыслу, отвечали положительно, и вопрос овозможной уголовной ответственности снимался.
Таким образом, консульское должностное лицо не­прикосновеннопри исполнении своих функциональ­ных обязанностей, и государство пребывания обя­заноотноситься к нему с должным уважением и принимать все надлежащие меры дляпредупреж­дения каких-либо посягательств на его личность, свободу илидостоинство (ст. 40). В п. 1 ст. 41 Венской конвенции 1963 г. говорится:«Консульские должнос­тные лица не подлежат ни аресту, ни предваритель­номузаключению, иначе как на основании постановлений компетентных судебных властейв случае совершения тяжких преступлений». Пункт 2 гласит:
«За исключением случаев, указанных в п. 1 настоя­щейстатьи, консульские должностные лица не мо­гут быть заключены в тюрьму. Атакже  не подлежат ника­ким другим формам ограничений личной свободы, иначе какво исполнение судебных постановлений, вступивших в законную силу».
       Если на консульское должностное лицо заведе­ноуголовное дело, местные власти государства пре­бывания обязаны незамедлительноуведомить об этом главу консульского учреждения (ст. 42). У них есть правовызвать консула в компетентные органы, но при этом ему оказывается уважение, игосударство пребывания не должно чинить ему препятствий в выполненииконсульских функций (ст. 41, п. 3).
Говоряо консульских иммунитетах и привилеги­ях, следует отметить, что данную проблемуневоз­можно рассматривать на основе только Венской кон­венции 1963 г., т. к. вдвусторонних консульских кон­венциях встречается широкое разнообразие.Например, существует, по меньшей мере, 11 вариантов решения вопроса онеприкосновенности личности консульского должностного лица, свыше 15 вариантоврешения воп­роса об их иммунитете от юрисдикции и т. д.
По конвенциям с большинством западных стран неприкосновенность личности имеет ограниченный характер: консульскоедолжностное лицо может быть арестовано и взято под стражу в порядке предвари­тельногозаключения в случае совершения тяжкого преступления, а за другие преступленияможет быть лишено свободы только на основании вступившего в силу приговора суда(Италия, Франция, Швеция, Норвегия).1
Целыйряд конвенций, подписанных с Украиной и рядом других стран, предоставляяиммунитеты консуль­ским должностным лицам, распространяют их и на членов семей,проживающих вместе с ними и не яв­ляющихся гражданами государства пребывания.Хотя другие конвенции консульские иммунитеты на членов семей не распространяют.
Рассматриваястатус неприкосновенности консуль­ских должностных лиц, следует отметить, что вВен­ской конвенции 1963, г. ничего не сказано о правовом положении их жилища ичастной резиденции главы консульского учреждения. Некоторые страны пошли поэтому же пути (Австрия, Литва, Беларусь и др.). Это говорит о том, что согласносоответствующим документам резиденции глав консульств и жилища консульскихдолжностных лиц этих стран не наделе­ны иммунитетом неприкосновенности.
Но большинство конвенций, так или иначе, регу­лируютэтот вопрос. Например, статусом неприкосно­венности наделяются жилые помещениятолько главы консульства (Швеции — ст. 13, п. 2; Норвегии — ст. 10, п. 2) илирезиденция главы консульского уч­реждения (США — ст. 17, п. 1; Франции — ст.21, п. 1; Италии — ст. 24, п. 2). Что касается распространения иммунитетанеприкосновенности на жилые помеще­ния всех консульских должностных лиц, то этоот­ражено в консульских конвенциях России с Польшей (ст. 15, п. 2),Великобританией (ст. 14, п. 2), Японией (ст. 15), и другими странами.Своеобразно трактуется статус неприкосновенно­сти жилых помещений консульскихдолжностных лиц Финляндии и ФРГ. Так, в Конвенции России с Фин­ляндией сказано:"… в жилых помещениях консульс­ких должностных лиц власти страныпребывания не могут предпринимать каких-либо принудительных мер без согласияконсула" (ст. 14, п. 4). В связи с этим возникает вопрос: а входить можно?Если да, то при каких обстоятельствах? На этот счет никаких запре­тов иразъяснений в документе нет.
Еще более интересная формулировка дана в Кон­венцииРоссии с ФРГ: "… в жилых личных помещениях консула власти государствапребывания не будут осу­ществлять никаких мер принудительного характера".Такая формулировка больше похожа на джентльменс­кое соглашение и не несет всебе никаких запретов. Подобное соглашение не создает прямых юридическихобязательств для сторон и связывает их лишь морально.
В соответствии с п. 2 ст. 31 Венской  Конвенции1963 г. власти государства пребывания не могут вступить в ту часть консульскихпомещений, которая используется исключительно для работы консульскогоучреждения иначе как с согласия главы консульского учреждения, назначенного имлица или главы дипломатического представительства представляемого государства.
Тем не менее, согласно этой статье, согласие главыконсульского учреждения предполагается в случае пожара или другого стихийногобедствия, требующего безотлагательных мер зашиты, т.е. в этих случаях этанеприкосновенность нарушается. По существу это положение сводит на нет принципнеприкосновенности консульских помещений.1
 Если же иметь в виду положение конвенции, разрешающеедипломатическому представительству осуществлять консульские функции, и вчастности ст. 3, которая требует, чтобы это осуществление консульских функцийимело бы место только в соответствии с положениями настоящей конвенции, тоналицо противоречие с абсолютной неприкосновенностью помещений дипломатическихпредставительств, зафиксированное в Венской конвенции о дипломатическихсношениях 1961 г. (ст.27).
Признав это положение, открывается возможность длязлоупотребления не только в отношении помещений отдельных консульскихпредставительств, но и помещений, дипломатического представительства, занятыхконсульским отделом посольства.
Ст. 33 Конвенции 1963 г. устанавливает абсолютнуюнеприкосновенность консульских архивов и документов в любое время и независимоот их местонахождения, что определяет необходимость обеспечения эффективногоосуществления консульских функций и распространенную практику.   
Помимо этих проблем конвенции регулируютвоп­росы приобретения жилых помещений для консульс­ких должностных лиц.По данному поводу в них гово­рится, что представляемое государство имеет правоот своего имени или через любое уполномоченное им физическое или юридическоелицо в соответствии с законами и правилами государства пребывания и с согласияэтого государства приобретать в собственность, получать в пользование,арендовать или всту­пать во владение в любой другой форме:
а) резиденцией главы консульскогоучреждения, а также жилыми помещениями для любого консуль­ского должностноголица, которое не является граж­данином государства пребывания или не имеет по­стоянногоместожительства в этом государстве;
б) земельным участком, предназначеннымдля строительства жилых помещений. Представляемое государство может такжеулучшать жилые помеще­ния или земельный участок.
Более того, в конвенциях сказано, чтоэти ста­тьи и положения не следует толковать как освобож­дающие аккредитующеегосударство от ответственности за несоблюдение законов и правил страны пре­бывания.
Неоднозначнов конвенциях толкуется проблема привилегий, которыми наделены жилые помещения.Так, согласно конвенциям России с Беларусью и Лит­вой ото всех государственных,районных или муни­ципальных налогов, сборов и пошлин освобождается (помимоконсульских помещений) лишь резиденция главы консульства (ст. 15). Тогда какКонвенция Рос­сии с Польшей говорит об освобождении от всех ви­дов налогов,сборов и пошлин жилых помещений всех консульских должностных лиц (ст. 17). Этоеще раз подтверждает имеющиеся различия в иммунитетах и привилегиях,предоставляемых консульским должно­стным лицам разных стран.
Консульскиеконвенции, говоря об иммуните­те от юрисдикции страны пребывания, допускают ицелый ряд изъятий из иммунитетов. Иммунитеты не распространяютсяна следующие гражданские иски:
1) вытекающие из заключенного работником кон­сульскогоучреждения договора, по которому он не выступал прямо или косвенно в качествепредстави­теля аккредитующего государства;
2)возбужденные в связи с ущербом, нанесенным каким-либо транспортным средством врезультате дорожно-транспортного происшествия по вине работ­ника консульскогоучреждения в государстве пребы­вания;
3)касающиеся наследств, в которых работник консульского учреждения выступает вкачестве на­следника или отказополучателя, исполнителя заве­щания,распорядителя или попечителя наследства, будучи частным лицом;
4)возбужденные самим консульским должност­ным лицом по делу, по которому онпользовался бы иммунитетом от юрисдикции (в этом случае он лиша­ется правассылаться на иммунитет в отношении любого встречного иска, непосредственносвязанного с основным иском);
5)консульское должностное лицо может быть подвергнуто аресту или предварительномузаключе­нию, если:
·    совершило тяжкое уголовноепреступление;
·    по этому случаю есть постановлениекомпетен­тных судебных органов (ст. 41 Конвенции 1963 г.).
Каквидим, имеется достаточно широкая возмож­ность предъявления гражданских и иныхисков к кон­сульским должностным лицам.
Консульскоеправо устанавливает, что представляемое государство может отказаться отпривилегий и иммунитетов, но этот отказ должен быть определенно выражени о нем должно быть сообщено государству пребывания в письменной форме. Причемотказ от иммунитета от юрисдикции в отношении гражданс­кого илиадминистративного дела не означает отказа от иммунитета от исполнительныхдействий, являю­щихся результатом судебного решения. В отношении таких действийнеобходим отдельный отказ (ст. 45 Конвенции 1963 г.).
Практическиво всех договорах сказано, что го­сударство пребывания относится к консульскимдол­жностным лицам с уважением и принимает все над­лежащие меры дляпредупреждения каких-либо по­сягательств на их личность, свободу и достоинство.Эта защита и предоставляемые возможности в рав­ной мере относятся и к членам ихсемей (ст. 40 Кон­венции 1963 г.).
Следуетотметить, что в большинстве конвен­ций сразу же оговорено, что это положение неот­носится к консульским должностным лицам, являющимся гражданами страныпребывания или имеющим в этой стране статус иностранца, которому на закон­ном основанииразрешено постоянное местожитель­ство, а также членам их семей. Но есть иконвенции, в которых подобная оговорка отсутствует, например, в Конвенции сПольшей. Таким образом, принадлеж­ность к гражданству может влиять наиммунитеты и привилегии этой категории лиц.
Консульскиеконвен­ции регулируют свободу передвижения консульскихдолжностных лиц и, надо отметить, не всегда одно­значно. Ряд договоровразрешает свободу передвиже­ний и поездок по всей территории страны пребыва­ния,за исключением зон, въезд в которые запреща­ется или регулируется посоображениям государствен­ной безопасности. Некоторые соглашения разрешаютконсульским должностным лицам свободу передвижения и поездок только потерритории кон­сульского округа, за исключением зон, въезд в кото­рыезапрещается или регулируется по соображени­ям государственной безопасности. Иесть договоры, в ко­торых не отражена проблема свободы передвижений консульскихдолжностных лиц. В этом случае следует ориентиро­ваться на Венскую конвенцию1963 г. (ст. 34), в кото­рой сказано: «Поскольку это не противоречит зако­нами правилам о зонах, въезд в которые запреща­ется или регулируется посоображениям государствен­ной безопасности, государство пребывания должнообеспечить всем работникам консульского учрежде­ния свободу передвижений ипутешествий по его территории».
 Ст.35 Венской Конвенции о консульских сношениях говорит о свободе сношений, онаустанавливает, что при сношении с правительством, дипломатическими и другимиконсульскими учреждениями представляемого государства, где бы они нинаходились, консульские учреждения могут пользоваться всеми подходящимисредствами, включая дипломатических и консульских курьеров, дипломатическую иконсульскую вализы и закодированные или зашифрованные депеши. Эта статьяразрешает в этих целях устанавливать и пользоваться радиопередатчиками, нотолько с согласия государства пребывания.
 П.2 ст. 35 конвенции закрепляет, что официальная корреспонденция консульскогоучреждения неприкосновенна. Под официальной корреспонденцией понимаетсявся корреспонденция, относящаяся к консульскому учреждению и его функциям.
 П.3 ст. 35 по существу противоречит пунктам 1 и 2.
 Онотрицает признанный в практике большинства государств принцип полнойнеприкосновенности консульской вализы.1 Консульская вализа, согласно этомупункту, не подлежит ни вскрытию, ни задержанию. Но в тех случаях, когдакомпетентные власти государства пребывания имеют серьезные основания полагать,что в вализе содержится что-то другое, кроме корреспонденции, документов илипредметов, предназначенных исключительно для официального использования, онимогут потребовать, чтобы вализа была вскрыта в их присутствии уполномоченнымпредставителем представляемого государства. Если власти представляемогогосударства откажутся выполнить требование, вализа возвращается в местоотправления.
Этоположение дает возможность государству пребывания в любое время прерватьсвободные сношения консульского учреждения со своим правительством илидипломатическим представительством и подвергает угрозе беспрепятственноеосуществление консульским учреждением его функций, а также создает значительныетрудности для работы консульского учреждения.
На практике представители властей страны пре­бываниямогут столкнуться и с таким вопросом: мо­жет ли консульское должностное лицовыступать в качестве свидетеля?  Да. Это регулируется ст. 44 Венской конвенции1963 г. Консульские должностные лица могут вызываться в качестве свидетелей припроизводстве судебных или административных дел.
Вместе с тем, если консульское должностное лицо все жеотказывается от дачи свидетельских показаний, к нему не могут применятьсяникакие меры принуждения или наказания (п. 1 ст. 44). Орган, кото­ромутребуется показание консульского должностного лица, должен избегать причиненияпомех выполне­нию этим лицом своих функций.
Эта статья предоставляет право консулу, в слу­чаесогласия, давать свидетельские показания в лю­бом месте и в любой форме: ворганах внутренних дел, дома, в консульском учреждении, письменно или устно.
При этом консульские должностные лица не обя­заныдавать показания по вопросам, связанным с выполнением ими своих функций, илипредставлять относящуюся к их функциям официальную коррес­понденцию идокументы. Они также не обязаны да­вать показания, разъясняющие законодательствопредставляемого государства (п. 3 ст. 44).
Другими словами, эта статья, с одной стороны, как быобязывает консула давать свидетельские по­казания, за исключением определенныхслучаев, а с другой — дает ему возможность отказаться от дачи свидетельскихпоказаний, вроде бы создавая про­тиворечие. Но нам представляется, что это«противоречие» выражает уважение суверенитета аккре­дитующегогосударства и страны пребывания и не может отрицательно сказаться наконсульских от­ношениях.
В целях облегчения выполнения консульских функцийконсульские должностные лица могут сво­бодно общаться с гражданамипредставляемого госу­дарства и иметь доступ к ним, и наоборот.
В том случае, если в пределах определенногоконсульского округа какой-либо гражданин представ­ляемого государства окажетсяарестованным, заклю­ченным в тюрьму или взятым под стражу в ожидании судебногоразбирательства, задержанным в каком-либо другом порядке, компетентные органыстраны пребывания должны безотлагательно уведомить об этом главу консульскогоучреждения (п. 15 ст. 36).
Консульскиедолжностные лица имеют право посещать гражданина представляемого государства,который находится в тюрьме, под стражей или за­держан, для беседы с ним, имеютправо переписки с ним и могут принимать меры к обеспечению ему юри­дическогопредставительства (п. 1с ст. 36).
Еслигражданин представляемого государства, находящийся в тюрьме, под стражей илизадержан­ный, возражает против того, чтобы консул выступал от его имени, токонсульское должностное лицо дол­жно от этого воздержаться. Такое положениеявля­ется естественной нормой отношений консула и мест­ных властей в любойстране.
Этиправа консульские должностные лица могут осуществлять только точно всоответствии с закона­ми и правилами, принятыми в государстве пребыва­ния (п. 2ст. 36).
Статья38 Конвенции 1963 г. говорит о праве гла­вы консульского учреждения обращатьсяв компетен­тные местные органы его консульского округа при выполнении своихфункций.
Этаже статья говорит, что в компетентные цен­тральные органы страны пребыванияглава консуль­ского учреждения может обращаться только в той степени, в которойэто допускается законами, пра­вилами и обычаями государства пребывания или со­ответствующимимеждународными договорами. В том случае, если представления консула не будутудов­летворены, он имеет право обратиться к правительству страны пребывания, нотолько через дипломатическое представительство своего государства. Не­посредственныеотношения с правительством могут иметь место только в том случае, если в даннойстра­не нет посольства страны, представляемой консулом. Данное положение былозакреплено еще в ст.11 Гаванской конвенции о консульских чиновниках 1928 г.
Чтокасается налоговых и таможенных привиле­гий консульских должностных лиц, то ихрегламен­тируют ст. 49—59 Венской конвенции 1963 года.
Вст. 49 сказано, что консульские должностные лица, а также члены их семей,проживающие вмес­те с ними, освобождаются от налогов, сборов пошлин личных иимущественных, государственных, район­ных и муниципальных, за исключением:
1) косвенных налогов, которые обычно включа­ются встоимость товаров или обслуживания;
2) сборов и налогов на частное недвижимое иму­щество,находящееся на территории страны пребы­вания;
3) налогов на наследственное имущество или по­шлин на наследование,или налогов на переход иму­щества, взимаемых государством пребывания, с оп­ределеннымиизъятиями, связанными с переходом имущества в связи со смертью работниковконсуль­ства и членов их семей;
4) налогов и сборов на частный доход, включая доходы скапитала, источники которого находятся в стране пребывания, налогов накапиталовложения в коммерческие или финансовые предприятия государ­ствапребывания;
5) сборов, взимаемых за конкретный вид обслу­живания;
6) регистрационных, судебных, реестровых по­шлин,ипотечных сборов, гербовых сборов с изъятиями, относящимися к консульскимпомещениям.
Зарплата консульских должностных лиц в стра­непребывания освобождается от налогов и сборов. Вместе с тем работникиконсульских учреждений, нанимая лиц, зарплата которых не освобождается отподоходных налогов страны пребывания, должны выполнять обязательства,налагаемые законами и правилами этой страны на нанимателей.
Другимисловами, создается режим, в соответ­ствии с которым, по существу, консульскиедолж­ностные лица не освобождаются от налогов в отношении деятельности,выходящей за пределы их служебных функций.
Чтокасается освобождения от таможенных пошлин и досмотра на таможне, то этимоменты регла­ментируются в п. 1—3 ст. 50. В ней говорится, что таможенные пошлиныне взимаются с предметов для личного пользования консульского должностноголица, включая предметы, предназначенные для его обустройства и для егоофициального пользования. От уплаты таможенных пошлин освобождаются так­жечлены семей консульских должностных лиц, про­живающие вместе с ними. Следуетотметить, что если в отношении таможенных пошлин более или менее определен кругпредметов, в отношении которых та­моженные пошлины не взимаются, то в отношениидосмотра личного багажа на таможне существуют разные подходы. Конвенция 1963 г.(п. 3 ст. 50) осво­бождает от досмотра личный багаж консульских дол­жностныхлиц и членов их семей, проживающих вме­сте с ними. Речь идет о багаже, которыйследует вме­сте с ними. Багаж может быть досмотрен лишь в том случае, если устраны пребывания есть серьезные основания предполагать, что в нем содержатсяпред­меты, не являющиеся их личными предметами или предметами для официальногопользования консула. Досмотр возможен и в том случае, когда есть основа­нияпредполагать, что в багаже находятся предме­ты, ввоз и вывоз которых запрещенызаконами и пра­вилами страны пребывания или которые подпадают под егокарантинные законы и правила. Такой досмотр, однако, должен производиться вприсутствии соответствующего консульского должностного лица или члена егосемьи.
Таким образом, мы видим, что возможность дос­мотраличного багажа консульских должностных лиц четко определена Конвенцией 1963 г.Подобные поло­жения отражены и во многих двусторонних соглаше­ниях. Согласнодругим двусто­ронним конвенциям личный багаж консульских дол­жностных лиц ичленов их семей подлежит досмотру на таможне. Таким образом, консульскаяпрактика идет по двум путям:
— освобождает от досмотра личныйбагаж кон­сульских должностных лиц, если нет серьезных ос­нований досматривать;
— не освобождает от досмотра ни прикаких об­стоятельствах.
Консульские должностные лица освобождены от всехтрудовых и государственных повинностей, неза­висимо от их характера, а также отвоинских повин­ностей, таких как реквизиции, контрибуции и воен­ные постои. Этоже относится и к членам семей кон­сульских должностных лиц, проживающих вместес ними (ст. 52).
Статья 53 определяет начало и конец консульс­кихиммунитетов и привилегий. В ней сказано, что привилегии и иммунитеты, предусмотренныеКонвен­цией, начинают действовать в отношении консульс­кого должностноголица с момента его вступления на территорию государства пребывания или, еслионо уже находится на этой территории, с момента, когда оно приступило квыполнению своих обязанностей в консульском учреждении.
Привилегии и иммунитеты консульских должно­стных лиц прекращаютсяс того момента, когда они покидают территорию данного государства, или поистечении разумного срока, который достаточен для того, чтобы покинутьтерриторию данной страны.
Вотношении членов семей привилегии и имму­нитеты прекращаются в тот момент,когда они поки­дают территорию страны пребывания, или с того момента, когда ониперестают быть членами семьи консульского должностного лица.
Чтокасается выполнения функций, то практи­чески следует считать общепризнанным,что консул выполняет свои функции до момента оставления сво­ей должности вконсульском учреждении. В случае смерти работника данного учреждения члены егосе­мьи, проживающие с ним, продолжают пользоваться предоставленными импривилегиями и иммунитетами до момента оставления страны пребывания или доистечения разумного срока, в течение которого они должны были бы оставитьтерриторию государ­ства пребывания.
Важноезначение имеет ст. 54. Она говорит об обязанностях третьего государства вмомент, когда консульские должностные лица проезжают через него, следуя к местусвоего назначения или возвра­щаясь в аккредитующее государство. В этой статьесказано: государство предоставляет все иммунитеты, предусмотренные другимистатьями настоящей Кон­венции, которые могут потребоваться для обеспече­нияпроезда или возвращения консульского должно­стного лица. Это распространяется ина членов их семей.
Конвенцияо консульских сношениях 1963 г. обя­зывает консульских должностных лиц и всехлиц, пользующихся привилегиями и иммунитетами, без ущерба для них уважатьзаконы и правила страны пребывания (ст. 55). Специально подчеркнута обязанностьневмешательства во внутренние дела, а кон­сульские помещения, как ужеговорилось выше, не должны использоваться в целях, несовместимых с задачамивыполнения консульских функций. Эта ста­тья отражает практику государств испособствует развитию дружественных отношений между ними.
Консульскиедолжностные лица обязаны соблюдать любые требования, предусмотренные законами ипра­вилами страны пребывания, в отношении страхования от вреда, который можетбыть причинен третьим ли­цом в связи с использованием любого дорожного транс­портногосредства, судна или самолета (ст. 56).
Этастатья направлена также на обеспечение прав граждан в государствах пребывания вслучае совер­шения правонарушений в отношении их личности и имуществаконсульским должностным лицом. Это лицо несет ответственность по законам страныпре­бывания (ст. 56).
Штатнымконсульским должностным лицам зап­рещается заниматься в стране пребываниякакой-либо профессиональной или коммерческой деятельностью с целью полученияличных доходов. Это приводит к изъятию иммунитетов у данного лица (ст. 57).
Врезультате рассмотрения вышеуказанных проблем приходим к следующим выводам:
1. Личные иммунитеты и привилегии консульс­кихдолжностных лиц невозможно рассматривать лишь на основе Венской конвенции 1963г., а следует учитывать и двусторонние конвенции, которые от­личаются широкимразнообразием в трактовке дан­ного вопроса.
2. Консульские должностные лица, как правило,наделяются служебным (функциональным) иммуни­тетом, а универсального подхода кэтой проблеме вообще не существует. Поэтому на практике реше­ние указанныхвопросов нередко вызывает разногла­сия и конфликтные ситуации междунаправляющим государством и страной пребывания, чего по возмож­ности следуетизбегать.
3. Документы показывают, что существует ши­рокоеразнообразие в предоставлении иммунитетов и привилегий консульским должностнымлицам разных стран.
 Правовой статус почетных консулов
          Глава III ВенскойКонвенции о консульских сношениях 1963 г. устанавливает правовой режим почетныхконсульских должностных лиц и консульских учреждений, возглавляемых такимидолжностными лицами. Данный вопрос вызвал широкий обмен мнениями на Венскойконференции по консульским сношениям 1963 г.
          В результате ст. 68 конвенции зафиксировалаположение о том, что каждое государство может свободно решать будет ли ононазначать или принимать почетных консульских должностных лиц. Что касаетсяпривилегий и иммунитетов, то они должны предоставляться почетным консулам врамках осуществления ими своих консульских функций.
          При этом почетным консулом может бытьназначен не только гражданин государства отправления, но и гражданингосударства пребывания или третьего государства, с согласия государствапребывания.
          При назначении нештатных  (почетных)консулов круг его полномочий определяется государством назначения посогласованию с государством пребывания, что дает возможность наделить почетногоконсула только определенными функциями (например, развитие экономических икультурных связей).
          На почетных консулов не распространяетсязапрет на занятие какой-либо профессиональной или коммерческой деятельностью.
          В настоящее время при назначении почетныхконсулов законодательство ряда стран отдает предпочтение гражданам своегогосударства, живущим за границей. При отсутствии таковых на этот пост можетбыть назначен местный житель государства пребывания. Это отражено взаконодательстве Франции, Бельгии, Дании, Греции, Уругвая и др.1
          Это связано с тем, что функции консулапринимают политический характер, поскольку их осуществление происходит от именипредставляемого государства.
          Почетный консул находится под контролем какдипломатического представительства, так и штатного консульства государствапребывания.
          Ст. 66 Венской Конвенции устанавливает, чтопочетное консульское должностное лицо не освобождается от всех налогов, сборови пошлин на вознаграждение и зарплату, которые оно получает от представляемогогосударства за выполнение консульских функций.
          Дипломатические и политические функциипочетным консулам государства обязуются не поручать.
          Основными функциями нештатных консулов, какправило, являются торговое посредничество и содействие продвижению экспортнойпродукции представляемого государства на местные рынки. 
                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                             
Иммунитеты и привилегии административно — технического иобслуживающего персонала консульств
Важность исследования вопросов об иммунитетах ипривилегиях административно- технического и об­служивающего персоналаконсульств объясняется двумя обстоятельствами:
— в первую очередь тем, что значительную частьработников консульского учреждения составляют именно эти категории;
—во вторую очередь тем, что данная проблема остается сегодня неизученной.
Необходимостьраспространения иммунитетов и привилегий на указанную категорию лиц в том илиином объеме объясняется тем, что в силу специфики выполняемых функций некоторыечлены административно- технического персонала, например шифро­вальщики,делопроизводители, секретари-референты и др. осведомлены в вопросах секретногохаракте­ра даже в большей степени, чем отдельные консуль­ские должностные лица.Арест и иные принудитель­ные меры в отношении них могут серьезно дезорга­низоватьдеятельность консульского учреждения и нанести значительный ущербаккредитующему госу­дарству.
Вто же время предоставление иммунитетов административно-техническому иобслуживающему персоналу консульств означает освобождение от ме­стнойюрисдикции весьма многочисленной группы иностранных граждан. Это затрагиваетфинансовые интересы страны пребывания (освобождение от на­логов и таможенныхпошлин), а также интересы обеспечения правопорядка и государственной (наци­ональной)безопасности (освобождение от уголовной юрисдикции).1
Исходяиз вышеуказанных обстоятельств, в Кон­венции 1963 г. было закрепленокомпромиссное по­ложение: "… консульские служащие не подлежат юрисдикциисудебных или административных орга­нов государства пребывания в отношениидействий, совершаемых ими при выполнении консульских фун­кций" (ст. 43).
Такимобразом, многосторонняя Конвенция 1963 г. предоставилаадминистративно-техническому персо­налу, т. е. консульским служащим, объемиммунитетов, почти равный иммунитетам консульских долж­ностных лиц. То есть ихиммунитеты и привилегии носят функциональный (служебный) характер и рас­пространяютсятолько на действия, совершаемые консульскими служащими при исполнении своих фун­кциональныхобязанностей.
Но,говоря об иммунитетах, этой статьей Кон­венции ограничиваться невозможно. Делов том, что в ст. 72 сказано:
"…при применении положений настоящей Конвен­ции страна пребывания не должнапроводить диск­риминации между государствами, однако не счита­ется, что имеетместо дискриминация, если страна пребывания применяет какое-либо из положенийна­стоящей Конвенции ограничительно, ввиду ограни­чительного применения этогоположения к его кон­сульским учреждениям в представляемом государстве или еслипо обычаю или по соглашению государства предоставляют друг другу режим, болееблагоприят­ный, чем тот, который требуется положениями настоящей Конвенции...".
Этоположение, по сути, привело к тому, что иммунитеты и привилегии, какконсульских должнос­тных лиц, так и консульских служащих и работниковобслуживающего персонала разных стран в одном и том же государстве пребываниязначительно отли­чаются друг от друга, что отражено в двусторонних консульскихконвенциях.
Двусторонниеконсульские конвенции не едины даже в делении работников консульских учрежденийна категории, не говоря уже о разнице в предостав­ляемых иммунитетах ипривилегиях. Рассмотрим эти вопросы более подробно на примере договоров.
Так,Венская конвенция 1963 г. делит работников консуль­ского учреждения на трикатегории: консульские дол­жностные лица, консульские служащие и обслужи­вающийперсонал. Конвенции же России с Монголи­ей, КНДР, США, Великобританией,Финляндией, Японией, Швецией, Норвегией, Мали и др. подраз­деляют работниковконсульского учреждения на две категории: консульские должностные лица и сотруд­никиконсульского учреждения. То есть в них не про­водится разницы, например, междуиммунитетами шифровальщика и садовника.
Особовыделяется из этой системы деления Кон­венция России с ФРГ, в которой кконсульским дол­жностным лицам отнесены секретари и референты (см. п. 26 ст.5), а к сотрудникам консульства — сотруд­ники канцелярии, переводчики,машинистки, стено­графистки, бухгалтеры, заведующие хозяйством, шо­феры идругой обслуживающий персонал (см. п. 3 ст. 5). Таким образом, изначально, дажепри делении на категории в конвенциях закладывается тенденция к предоставле­ниюразличных иммунитетов лицам, занимающим одну и ту же должность в разныхконсульствах.
Каквидим, предусмотренное Конвенцией 1963 г. деление персонала консульскогоучреждения на три категории носит весьма условный характер, о чем сви­детельствуютрассмотренные двусторонние конвен­ции. Включение в ту или иную категориюконкрет­ных сотрудников консульств относится исключитель­но к компетенцииаккредитующего государства и не регулируется нормами международного права. Пози­цииже аккредитующих стран по этому вопросу да­леко не однозначны и нередкопротиворечат позици­ям государств пребывания.
Гранимежду различными категориями персона­ла весьма неопределенны, что наглядноиллюстри­руют приведенные выше примеры. Это может быть связано с интересамиобеспечения режима безопас­ности в консульском учреждении, а также с тем, чтоаккредитующее государство при назначении кон­кретных сотрудников может быть незаинтересовано в публичном определении их функциональных обя­занностей. Напрактике это приводит к тому, что представляющее государство, определяясотрудни­ков в консульские учреждения, не указывает, на какие должности ониназначаются, а иногда даже не уточняет, к какой категории относится тот илииной сотрудник.
Заключениедвусторонних конвенций, в которых определяется статусадминистративно-технического и обслуживающего персонала приводит к множествен­ностиподходов.
Анализиммунитетов и привилегий, предостав­ляемых административно-техническому иобслужи­вающему персоналу консульских учреждений разных стран, показывает, чтоони сильно разнятся между собой. Так, административно-техническому и обслу­живающемуперсоналу консульств Беларуси и Польши в России можно передвигаться по всейстране, а та­кому же персоналу Японии, Монголии, Италии, Лит­вы, Франции —только в пределах своего консульс­кого округа. Тогда как этой же категории лициз ФРГ, Китая, Великобритании, КНДР, Швеции, Норвегии, США самостоятельно, безглав консульств или кон­сульских должностных лиц, передвигаться нельзя нетолько по стране, но даже в пределах их консульс­кого округа.
Чтокасается иммунитетов от юрисдикции стра­ны пребывания, то можно сказать, чтоадминистративно-технический и обслуживающий персонал кон­сульств Японии,Норвегии, США, Франции, Польши не подлежит юрисдикции судебных или администра­тивныхорганов в отношении действий, совершаемых им при выполнении своихфункциональных обязан­ностей. При этом данная категория лиц, а также чле­ны ихсемей из Японии и США пользуются иммуни­тетом от уголовной юрисдикции и вовнеслужебной деятельности, а на сотрудников и членов их семей из Норвегии,Франции, Польши этот иммунитет не рас­пространяется.1
Служебнымиммунитетом наделен административно-технический персонал итальянскогоконсульства, но он не распространяется на обслуживающий пер­сонал. И совершенноособое место в системе иммунитетов занимают сотрудники административно-технического и обслуживающего персонала, а также члены их семей из консульствВеликобритании, Фин­ляндии, Монголии, КНДР — их иммунитеты прирав­нены кдипломатическим. Что касается этой же кате­гории лиц из консульств Китая, ФРГ,Швеции, Бе­ларуси и Литвы, то их иммунитеты в конвенциях вообще не определены.
Отличиемы увидим при рассмотрении иммунитетов жилых помещений и личного имущества.Здесь особое положение занимает консульство КНДР. Жи­лые помещения егоадминистративно — технического и обслуживающего персонала неприкосновенны, исамо консульство, средства передвижения пользуются иммунитетом от обыска,ареста и реквизиции нарав­не с дипломатическими.
Статуснеприкосновенности имеют жилые поме­щения сотрудников административно — технического и обслуживающего персонала консульства Монголии, в Конвенцииничего не сказано о его средствах пе­редвижения. В польском консульственеприкосновен­ны жилые помещения административно — технического персонала и неимеют иммунитетов помещения об­служивающего персонала. Жилые помещенияадминистративно — технического и обслуживающего персо­нала консульства ФРГосвобождены только от всех налогов, но не наделены статусом неприкосновенно­сти.Что касается остальных стран, их двусторонних конвенций с Россией, следуетконстатировать, что неприкосновенность жилых помещений и средств пе­редвижениярассматриваемой категории лиц никак в них не регламентирована.
Различия имеются и в таможенных иммунитетах. Освобожденыот таможенных пошлин наравне с административно — техническим персоналомпосольств со­трудники и члены их семей консульств Монголии, Китая, Швеции,Норвегии, Финляндии, США, и дан­ная категория лиц из КНДР — даже от досмотра натаможне. Тогда как административно — технический пер­сонал (без обслуживающего)консульств Италии, Франции, Литвы, Беларуси освобожден от таможен­ных пошлинтолько на предметы, предназначенные для первоначального обзаведения. Необлагается по­шлинами на таможне личный багаж административно — технического иобслуживающего персонала кон­сульств ФРГ и Польши, а Конвенция с Японией рас­пространяетэтот иммунитет и на членов их семей.
Заключение
Привилегированное положение консульских должностныхлиц не просто прихоть, а необходимое условие нормального осуществления имисвоих функций. Без предоставления консулам и консульским помещениям особых прави преимуществ выполнение возложенных на них задач по защите интересовпредставляемого государства и его граждан было бы невозможным.
Еще в Преамбуле Венской конвенции о консульских сношениях1963г. особо подчеркивается, что привилегии и иммунитеты предоставляютсяконсульским должностным лицам и консульским учреждениям не для выгод отдельныхлиц, а для обеспечения эффективного осуществления этими учреждениями функций отимени их государства.
Право беспрепятственного сношения со своими правительством,неприкосновенность консульских помещений, архивов и документов, личнаянеприкосновенность консульских должностных лиц не только служат гарантияминормального  осуществления консульской деятельности, но и предоставляют собойакт официального признания и уважения государством пребывания суверенитетааккредитующего государства.
В докладе были рассмотрены иммунитеты и привилегий консульскихучреждений, консульских должностных лиц, административно-технического персоналаконсульских учреждений, а также привилегии и иммунитеты, предоставляемыенештатным ( почетным  )  консулам. Также был изучен вопрос определения объемаконсульских привилегий и иммунитетов не только на основе Венской конвенции1963г., но и на основе двусторонних консульских конвенций государств.
Особый акцент в работе был сделан на главной особенностиконсульского иммунитета — его функциональном (служебном ) характере, которыйотличает консульский иммунитет от дипломатического, носящего абсолютныйхарактер.
Заключение
Привилегированное положениеконсульских должностных лиц не просто прихоть, а необходимое условиенормального осуществления ими своих функций. Без предоставления консулам иконсульским помещениям особых прав и преимуществ выполнение возложенных на нихзадач по защите интересов представляемого государства и его граждан было быневозможным.
Еще в Преамбуле Венской конвенции о консульских сношениях1963г. особо подчеркивается, что привилегии и иммунитеты предоставляютсяконсульским должностным лицам и консульским учреждениям не для выгод отдельныхлиц, а для обеспечения эффективного осуществления этими учреждениями функций отимени их государства.
Право беспрепятственного сношения со своими правительством,неприкосновенность консульских помещений, архивов и документов, личнаянеприкосновенность консульских должностных лиц не только служат гарантияминормального  осуществления консульской деятельности, но и предоставляют собойакт официального признания и уважения государством пребывания суверенитетааккредитующего государства.
В докладе были рассмотрены иммунитеты и привилегийконсульских учреждений, консульских должностных лиц,административно-технического персонала консульских учреждений, а такжепривилегии и иммунитеты, предоставляемые нештатным ( почетным  )  консулам.Также был изучен вопрос определения объема консульских привилегий и иммунитетовне только на основе Венской конвенции 1963г., но и на основе двустороннихконсульских конвенций государств.
Особый акцент в работе был сделан на главной особенностиконсульского иммунитета — его функциональном (служебном ) характере, которыйотличает консульский иммунитет от дипломатического, носящего абсолютныйхарактер.Библиография
 I Источники
 I.1. Гаванскаяконвенция о консульских чиновниках 1928 г. // Блищенко И.П. — М.: Международныеотношения, 1990
 I.2. Венскаяконвенция о дипломатических сношениях 1961 г.
 I.3. Венскаяконвенция о консульских сношениях 1963 г.
 I.4. ЗаконРК о дипломатической службе 2002 г. // Справочная система ЮРИСТ
 I.5. КонсульскийУстав РК 1999 г. //Справочная система ЮРИСТ          II Исследования
  II.1. Блищенко И.П. Дипломатическое право.-М.:Международные отношения, 1990 – С. 96-210
 II.2. Ильин Ю.Д. Основные тенденции вразвитии консульскогоправа.-                                                                        М.: Юридическая литература,1969 – 217 с.
 
IIIУчебныепособия
  III.1. Бекяшев С.П. Международное публичноеправо.- М.: Проспект,2001 – С. 168-192
  III.2. Бобылев Г.В. Зубков Н.Г. Основыконсульской службы. — М.: Международные отношения, 1986 – 236 с.
  III.3. Колосов В.В. Международное публичноеправо — М.: Юнити-Дана, 2000 – С. 136-142
  III.4. Тункин Н.Г. Международное публичноеправо — М.: Юридическая литература, 1992 – С. 151-154
  III.5. Фельтхэм Р.Дж. Настольная книгадипломата – Минск: ООО «Новое знание», 2000 – 436 с.


Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный реферат Вы можете использовать для подготовки курсовых проектов.

Доработать Узнать цену написания по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем реферат самостоятельно:
! Как писать рефераты
Практические рекомендации по написанию студенческих рефератов.
! План реферата Краткий список разделов, отражающий структура и порядок работы над будующим рефератом.
! Введение реферата Вводная часть работы, в которой отражается цель и обозначается список задач.
! Заключение реферата В заключении подводятся итоги, описывается была ли достигнута поставленная цель, каковы результаты.
! Оформление рефератов Методические рекомендации по грамотному оформлению работы по ГОСТ.

Читайте также:
Виды рефератов Какими бывают рефераты по своему назначению и структуре.

Сейчас смотрят :

Реферат Красный пояс Россия
Реферат Пути совершенствования финансового состояния предприятия на примере ООО "Макрокап Девелопмент Украина"
Реферат Пути повышение качества продукции
Реферат Экономика Нидерландов Голланлии в XVI веке
Реферат История как наука
Реферат Гражданская война в Шотландии
Реферат Пути совершенствования оборачиваемости оборотных средств предприятия
Реферат Южный морской лев
Реферат 1. Постановлением Госгортехнадзора России от 11. 06. 2003 n 91 утверждены "Правила устройства и безопасной эксплуатации сосудов, работающих под давлением"
Реферат Императорский финляндский сенат
Реферат Государственная граница между США и Мексикой
Реферат Маркс, Карл
Реферат Пути снижения экспедиционных издержек в транспортных затратах (на примере ИП "Федоров")
Реферат Балканская война
Реферат Братское кладбище Севастополь