Курсовая работа по предмету "Государство и право"

Узнать цену курсовой по вашей теме


Коммерческий подкуп


3

Федеральное агентство по образованию РФ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Уральская государственная юридическая академия»

Регионально-заочный факультет

Кафедра уголовного права

Допустить к защите.

Зав. кафедрой Козаченко И. Я.

доктор юридических наук

"___" ___________ 2008 г.

КОММЕРЧЕСКИЙ ПОДКУП

Дипломная работа

студента группы В-05

Писцова Дмитрия Владимировича

Научный руководитель:

кандидат юридический наук,

доцент кафедры уголовного права

Калиина Оксана Михайловна

Екатеринбург, 2008 г.

Оглавление

Введение

Глава I. Уголовное законодательство России и зарубежных стран об ответственности за коммерческий подкуп.

1.1 Становление Российского законодательства об ответственности за коммерческий подкуп.

1.2. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп в зарубежном законодательстве. Использование зарубежного опыта

Глава II. Уголовно-правовая характеристика коммерческого подкупа

2.1. Характеристика объективных признаков коммерческого подкупа

2.1.1. Объект преступления

2.1.2. Отличие объекта преступления коммерческого подкупа от смежных составов.

2.1.3. Предмет преступления

2.1.4. Объективная сторона преступления. Особенности квалификации. Отличие от смежных составов

2.2. Анализ субъективных признаков коммерческого подкупа.

2.2.1. Субъект преступления

2.2.2. Субъективная сторона преступления.

2.3. Квалифицированные виды преступления коммерческого подкупа и основания освобождения за дачу коммерческого подкупа.

2.3.1. Квалифицированные составы

2.3.2. Освобождение от ответственности за преступление по ст. 204 УК РФ.

2.4. Проблемы, возникающие в правоприменительной практике при привлечении к ответственности по ст. 204 УК РФ.

2.4.1. Проблемы правоприменительной практики, причины и последствия при привлечении к ответственности по ст. 204 УК РФ.

2.4.2. Проблемы законодательного регламентирования уголовного преследования по заявлению коммерческой организации

Заключение

Литература

Приложения

Введение

Исторически коррупция и коррупционные преступления существовали еще в древности. Однако резкий всплеск этой преступности многие государства ощутили при строительстве цивилизованного капитализма и рынка: слишком высоки стали ставки в корыстном использовании служебного положения у различного ранга государственных служащих. Страны “классического” капитализма столкнулись с этим еще в ХIХ веке, соответственно ими приобретен и значительный опыт в борьбе с коррупционными преступлениями. Например, в Великобритании Закон о предотвращении коррупции (Тhe Рrеvention Of Corruption Act) был принят еще в 1889 г. (в дальнейшем он несколько раз изменялся и дополнялся). Так что понятие об этих преступлениях возникло не на пустом месте, ныне оно хорошо известно международному праву.

Исходя из этимологического содержания термина “коррупция” (от латинского corruptio), означающего “подкуп”, в Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятом Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 34/169 от 17 декабря 1979 г., говорится: “ Хотя понятие коррупции должно определяться в соответствии с национальным правом, следует понимать, что оно охватывает совершение или несовершение какого-либо действия при исполнении обязанностей или по причине этих обязанностей в результате требуемых или принятых подарков, обещаний или стимулов или их незаконное получение всякий раз, когда имеет место такое действие или бездействие” Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 34/169 от 17 декабря 1979 г. СПС Гарант-Максимум То есть указанный международно-правовой акт понимает под коррупцией подкуп, продажность должностных лиц и их служебное поведение, осуществляемое в связи с полученным или обещанным вознаграждением.

Этому вполне соответствует понимание коррупции в современной российской криминологии.

Следует отметить и то, что с 1999 г. понятие коррупционного преступления легализовано международным уголовным правом. Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию сформулировала составы целого ряда преступлений, проявляющихся в различных вариантах активного и пассивного подкупа должностных лиц и иных разновидностях корыстного злоупотребления служебным положением, рассматриваемых согласно Конвенции, как преступления коррупционные.

Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. существенным образом изменил сложившуюся к моменту его принятия систему общественно-опасных деяний, признаваемых преступлениями, в том числе тех из них, которые совершаются в сфере экономики. Одной из новелл действующего уголовного законодательства является наличие в нем самостоятельной главы 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях», включающей в себя норму об ответственности за коммерческий подкуп (ст.204 УК РФ). Поскольку норма, предусматривающая уголовную ответственность за коммерческий подкуп, имеет как общие, так и отличительные черты с нормами, устанавливающими ответственность за получение и дачу взятки (ст.ст.290, 291 УК РФ) возникает потребность в глубоком и всестороннем научном исследовании социальной сущности и юридической природы, сформулированных в статье 204 УК РФ запретов.

Кроме того, коммерческий подкуп зачастую сопряжен с совершением других преступлений, в частности, злоупотреблением полномочиями, подделкой документов, уклонением от уплаты налогов и т.п.

Выше названные составы размещены, тем не менее, в различных главах УК РФ, цель, очевидно, - дифференцировать ответственность за преступления против государственной власти, интересов государственной службы, службы в органах местного самоуправления (нормы главы 30 УК РФ) и за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (нормы главы 23 УК РФ). Специфика ответственности за последние преступления заключается, во-первых, в том, что наказания за них несколько снижены по сравнению с наказаниями за первые преступления. И, во-вторых, если деяние, предусмотренное статьями главы 23 УК РФ, причинило вред исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия (примечание 2 к ст. 201).

Законодатель оценил коммерческий подкуп как способ общественно опасного неправомерного вмешательства в управленческие процессы, в том числе по управлению собственностью, деятельностью организации, ее подразделений и сотрудников. Специфика общественной опасности коммерческого подкупа выражается в противоправном способе воздействия на управленческие процессы при принятии решений и осуществлении субъектом своих служебных полномочий.

Коммерческий подкуп справедливо относится криминологами к коррупционным преступлениям Волженкин Б.В. Коррупция: Серия "Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе". СПб., 1998. С. 33; Он же. Коррупция как социальное явление//Чистые руки. М., 1999. N 1. С. 31; Ильин О. Динамика коррупции после введения нового Уголовного кодекса Российской Федерации//Чистые руки. М., 1999. N 1. С. 45..

В специальной литературе выделяется несколько причинных оснований для установления уголовной ответственности за коммерческий подкуп. К ним относят:

а) содержание конкретных управленческих отношений, которые нуждаются в охране уголовно-правовыми средствами;

б) возможность появления новых общественных отношений в связи с реформированием отношений в сфере управления и регулирующих их законов;

в) социально-правовой статус лица, выполняющего управленческие функции, характер и содержание его полномочий;

г) особое психическое отношение субъекта к деянию и последствиям;

д) ущерб и иные негативные последствия Макаров С.Д. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп Иркутск ИЮП ГП РФ, 2001. С. 13.

Как уже отмечалось в уголовных делах, возбужденных по ст.204 УК РФ, помимо данного преступления, обвиняемые часто привлекаются к уголовной ответственности и за другие преступления.

К числу важнейших факторов, определяющих объективную потребность общества в криминализации какого-либо деяния, можно отнести, прежде всего, общественную опасность деяния, степень его распространенности и невозможность успешной борьбы с ним не репрессивными мерами. Среди оснований криминализации коммерческого подкупа можно, по моему мнению, выделить следующие: большая общественная опасность и его распространенность. Общественная опасность подкупа заключается не только в причинении материального ущерба, но и в подрыве экономической безопасности страны. В условиях рыночной экономики даже один человек, обладающий правом распоряжения в какой-либо области частного сектора, способен причинить ущерб не только на огромные суммы денег, но и значительному числу законопослушных граждан.

А ведь коммерческий подкуп крайне сложно выявить - подобного рода деяния обладают высокой степенью латентности (по мнению ученых и практических работников, правоохранительные органы выявляют не более 2% реальной коррупции). К тому же, как отмечается в западной юридической литературе, руководители корпораций предпочитают в некоторых случаях не придавать огласке факты злоупотреблений со стороны своих сотрудников, чтобы не отпугнуть потенциальных инвесторов.

Сложность борьбы с коммерческим подкупом обуславливается не только объективными причинами, сопряженными с несовершенством самого уголовного закона, а также взаимной заинтересованностью лица, дающего подкуп и, соответственно, лица, получающего его, в сохранении в тайне своих действий, но и субъективными, выражающимися в неприменении или неправильном применении уголовного закона правоохранительными органами. Выявление и анализ причин неправильного применения уголовного законодательства относительно преступления коммерческого подкупа в рамках борьбы с преступлениями против интересов службы в коммерческих и иных организациях порождает, с одной стороны, необходимость детального исследования и толкования содержания уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях, а с другой - выработку предложении по совершенствованию уголовно-правовых установлений, непосредственно относящихся к коммерческому подкупу. От этого зависит эффективность борьбы с ним.

Целью настоящего исследования является системная характеристика преступления коммерческого подкупа, а также выработка комплекса предложений правотворческого и правоприменительного характера по совершенствованию борьбы с данным негативным социальным явлением.

Для реализации поставленной цели решались следующие исследовательские задачи:

-определение социально-экономических предпосылок установления уголовной ответственности за коммерческий подкуп;

-исторический анализ развития российского законодательства, предусматривающего ответственность за дачу и получение подкупа, а также анализ аналогичных норм зарубежного и международного уголовного законодательства для выявления позитивных аспектов, которые возможно использовать для совершенствования ныне действующего уголовного законодательства России;

-уголовно-правовая характеристика коммерческого подкупа

-системный анализ элементов составов преступлений, предусмотренных статьей 204 УК РФ;

-выявление проблемных ситуаций, возникающих при квалификации фактов дачи или получения коммерческого подкупа с последующей

-сравнение уголовно-правовых норм, предусматривавших уголовную ответственность за коммерческий подкуп, с уголовно-правовыми нормами об ответственности за дачу и получение взятки и иными сходными составами преступлений, в целях установления их разграничительных признаков и недостатков уголовно-правовой конструкции.

Объектом данного исследования выступает коммерческий подкуп как правовое-правовое понятие и проблемы уголовной ответственности за его совершение.

Предметом исследования выступают уголовно-правовые нормы, содержащиеся в Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года; нормативные предписания действующего гражданского законодательства; материалы уголовных дел по делам о коммерческом подкупе, взяточничестве и иных преступлениях; данные, характеризующие состояние, динамику и структуру преступления коммерческого подкупа.

Методологическую основу исследования составляют общефилософские методы познания действительности, обязывающие к объективным оценкам, учитывающим как статистику, так и динамику изучаемого явления.

Глава I. Уголовное законодательство России и зарубежных стран об ответственности за коммерческий подкуп

1.1 Становление Российского законодательства об ответственности за коммерческий подкуп

В нашей стране вот уже на протяжении более 20 лет (если брать за отправную точку начало «перестройки» - 1985 год) государство проводит политику разгосударствления экономической сферы, передачу большей части государственных предприятий в руки новых собственников -- акционеров, осуществляет поддержку создаваемых коммерческих и иных организаций, полностью являющихся частными. За обозначенный период огромную роль в экономике страны стали играть коммерческие предприятия, организации, банки, фирмы, индивидуальные предприниматели. Начало же этому процессу положил Закон СССР «О кооперации в СССР», принятый 26 мая 1988 года. Дальнейшее преобразование плановой экономики СССР в рыночную было продолжено Законом СССР «О собственности в СССР», принятым 06.03.1990 г., в котором закреплялось существование в СССР собственности в форме собственности советских граждан, коллективной и государственной собственности (ч.1 ст.4 Закона). В ч. 1 ст.З Закона устанавливалось, что в собственности могут находиться земля, ее недра, воды, растительный и животный мир, здания, сооружения, оборудование, предметы материальной и духовной культуры, деньги, ценные бумаги и другое имущество. По сути это означало признание существования в СССР частной собственности, хотя само понятие в Законе не употреблялось. Развитие частной собственности было продолжено Законом РСФСР «О собственности», принятым 24.12.1990 г. и «О предприятиях и предпринимательской деятельности». В них признавалось существование частной собственности в виде собственности юридических лиц (гл.2 Закона «О собственности»). Допускалась самостоятельная реализация предприятием своей продукции, работ, услуг, отходов производства по ценам и тарифам, устанавливаемым самостоятельно или на договорной основе (ст.23 Закона «О предприятиях и предпринимательской деятельности»). Законом РСФСР от 03.07.1991 г. «О приватизации государственных и муниципальных предприятий», было положено начало активнейшему преобразованию государственной собственности в частную. К началу 1995 года 85% всех субъектов бывшего народного хозяйства было приватизировано. Существование и деятельность в стране предприятий негосударственной формы собственности было подкреплено принятием 09.10.1990 г. Закона СССР «Об общественных объединениях», запрещавшего вмешательство государственных органов и должностных лиц в деятельность общественных объединений, кроме случаев, определенных законом (ч.З ст.5 Закона). Эти же положения были закреплены в Законе РФ «Об общественных объединениях», принятом 14.04.1995 г. Все это означало реализацию в экономической области одного из важнейших постулатов демократического государства -установление принципа равенства всех форм собственности, всех субъектов хозяйствования. Но в условиях свободы экономических отношений возникла новая проблема - злоупотребление правами со стороны различных субъектов экономической деятельности. Причем эти злоупотребления приняли угрожающий для экономической безопасности страны характер.

Исходя из сказанного выше, государство в лице своих законодательных органов должно было принять решение о степени общественной опасности такого нового для него явления, как подкуп лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, необходимости или отсутствии таковой в его криминализации, и исходя из этого - о методах и средствах борьбы с ним.

Из приведенных выше статистических данных видно, что наблюдается тенденция постоянного возрастания выявленных фактов коммерческого подкупа. Соответственно возрастает и размер выявленного причиненного ущерба. Надо полагать, что до криминализации коммерческого подкупа число подобных фактов было никак не меньше. Указанные цифры не представляются, на первый взгляд, столь значительными, однако, учитывая тенденцию к увеличению числа выявленных фактов коммерческого подкупа, а также уже упоминавшуюся высокую латентность данного преступления, эти цифры представляются уже совсем в ином свете.

28 декабря 1999 г. под председательством В.М.Лебедева -Председателя Верховного Суда РФ состоялся Пленум Верховного Суда РФ, который обсудил вопрос "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе".

С докладом выступил первый заместитель Председателя Верховного Суда РФ В.И.Радченко.

Имеющиеся данные свидетельствуют о том, подчеркнул В.И.Радченко, что преступность, в том числе организованная и профессиональная, проникает во властные структуры. Ряд работников государственных служб поражен коррупцией и ее наиболее опасным проявлением - взяточничеством. Однако по этой категории наиболее опасных преступлений особенно высока латентность, поэтому данные судебной статистики лишь в малой степени отражают действительное состояние дел и не дают полной картины масштабов взяточничества и коммерческого подкупа. Но даже эти данные свидетельствуют о необходимости решительного противодействия этим преступлениям Официальный сайт Верховного суда РФ www.vspf.ru.

Председатель Пермского областного суда И.Н. Былев подчеркнул, что вопрос, который вынесен на рассмотрение Пленума, очень важен для правильного направления судебной практики в субъектах Российской Федерации. Обсуждаемый проект постановления Пленума, сказал выступающий, дает ответы на многочисленные вопросы, возникающие при рассмотрении этих дел. В нем отражены такие значимые правовые понятия, как, в частности, субъект взяточничества, коммерческого подкупа. При этом не только указан перечень лиц, являющихся таковыми, но и разъяснено, кого из них относить к представителям власти, что включают в себя понятия "организационно-распорядительные" и "административно-хозяйственные" функции. Не менее важны разъяснения о том, какие организации являются коммерческими, а какие - некоммерческими. По этому вопросу у судей были разные точки зрения. Далее И.Н.Былев изложил замечания и предложения судей Пермской области по существу ряда разъяснений, содержащихся в обсуждаемом проекте постановления Пленума.

Выступивший с заключением заместитель Генерального прокурора Российской Федерации С.Г.Кехлеров в основном поддержал подготовленный к рассмотрению на Пленуме проект постановления, высказал замечания и предложения Генеральной прокуратуры РФ как редакционного характера, так и по существу некоторых пунктов этого документа.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ принято 10 февраля 2000г.

Тем не менее, на мой взгляд, постановление не закрыло все вопросы возникающие при рассмотрении уголовных дел данной категории, а в ряде аспектов заключило в себе противоречие с действующим законодательством, об этом мною буде сказано ниже.

1.2 Уголовная ответственность за коммерческий подкуп в зарубежном законодательстве. Использование зарубежного опыта

По похожему пути установления уголовной ответственности за коммерческий подкуп пошли некоторые страны ближнего зарубежья, охватив данный состав дачей необоснованного вознаграждения, и установления ответственности за принятие необоснованного вознаграждения.

Уголовный кодекс Республики Таджикистан в ст. 279 предусматривает ответственность за коммерческий подкуп, определив его как незаконную передачу вознаграждения (ч. 1 и 2), так и незаконное получение (ч. 3).

Специальных статей об ответственности за коммерческий подкуп в уголовном законодательстве развитых стран (ФРГ, Франция, Швейцария и т.д.) не содержится. Исключением может служить Уголовный кодекс Нидерландов, который предусматривает ответственность за коррупцию в частном секторе (ст. 328). В этом Кодексе дифференцирована ответственность коррупционеров и публичных служащих (ст. 362, 363), получающих дары и подарки. Ответственность несет и лицо, давшее взятку (ст. 1777) Курс уголовного права. Том 4. Особенная часть (под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова и доктора юридических наук, профессора В.С.Комиссарова) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002.

Несмотря на значительные трудности использования зарубежного правотворческого опыта (трудности, вызываемые серьезными различиями построения системы национального уголовного законодательства, законодательной техники и традиций в правотворческой сфере) для совершенствования российского уголовного законодательства, такая возможность не только существует, но она является необходимой. Можно выделить основные направления использования такого опыта.

Прежде всего, это имплементация норм Европейской конвенции об уголовной ответственности за коррупцию (Конвенция Совета Европы 1999 г.). Разумеется, что это должен быть не просто механический процесс, а кропотливая работа, учитывающая собственные (национальные) правотворческие традиции построения системы уголовного законодательства, в т. ч. и системы норм об уголовной ответственности за коррупционные преступления.

И все же перспективы реализации такой задачи представляются вполне оптимистическими. Представляется, что ее реализацию необходимо осуществить, исходя из специфики структуры российского УК, особенностей законодательной техники при конструировании норм о должностных преступлениях в частности, и норм Особенной части УК РФ вообще, более склоняющейся к абстрактному, а не казуистическому построению их диспозиции.

Вторым направлением (помимо имплементации норм европейской конвенции) является формулирование ряда специальных норм о коррупционных преступлениях по типу содержащихся в уголовном законодательстве некоторых европейских стран и США. Так, печальный опыт российской действительности в части неимоверной коррумпированности ее политической элиты делает настоятельно необходимым формулирование в УК РФ норм по типу предусмотренных федеральным законодательством США об уголовной ответственности государственных служащих, если те: принимают участие в том качестве в каких-либо делах, где они сами, их супруги или родственники являются доверительными собственниками либо партнерами; получают жалование или другие дополнительные выплаты за свои услуги из любого другого источника, кроме положенной им заработной платы и других законных доходов государственного служащего.

Настоятельно необходима в УК РФ и норма, подобная норме федерального законодательства США об ответственности за нарушения правил проведения избирательных кампаний (например, об ответственности кандидата на выборную должность, который для обеспечения своего избрания обещает использовать свое влияние или поддержать назначение какого-либо лица на публичную должность или получение тем работы в частной сфере).

Непростые зигзаги становления рыночной экономики в России свидетельствуют о высочайшей цене служебной тайны, которой располагают высокопоставленные чиновники и превращении ее в предмет торга и наживы. Лишь один пример с известным обвалом финансового рынка, происшедшего 17 августа 1998 г. С этого дня так называемые ГКО, выпущенные на миллиардные суммы, обесценились. Но, как это ни странно, потерпевшими-банкротами стали не все держатели этих “ценных” бумаг. Некоторые благополучно (и буквально накануне) сумели избавиться от них.

В связи с этим стоит приглядеться, например, к содержанию английского Закона о внутрибиржевых сделках, по которому предусмотрена ответственность за использование в личных целях сотрудниками биржи служебной информации, не доступной обычному держателю ценных бумаг, влияющей на формирование цен. По этому Закону отвечают и правительственные чиновники, осуществляющие через биржи мероприятия по приватизации государственного имущества, в случаях проведения ими лично или через посредников каких-либо сделок с ценными бумагами на это имущество в делах, по которым они располагают служебной информацией. Ответственность за должностные преступления в зарубежных странах. /Отв. ред. Решетников Ф.М. -- М., 1994. С. 54-57.

Указанные предложения вовсе не исчерпывают возможностей использования законодательного опыта борьбы с коррупционными преступлениями, имеющегося в европейских странах и в США, для совершенствования российского уголовного законодательства. Однако в этих странах имеется весьма серьезный, выстраданный десятилетиями борьбы с коррупционными преступлениями опыт. Россия же всерьез столкнулась с беззастенчивой и всепроникающей коррупцией сравнительно недавно, с началом рыночных реформ в экономике. Так что, использование такого опыта представляется крайне необходимым.

Глава II. Уголовно-правовая характеристика коммерческого подкупа

2.1 Характеристика объективных признаков коммерческого подкупа

С учетом новизны главы УК РФ о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях, характеристика признаков их составов представляет несомненный интерес. В данной работе обращается внимание на спорные моменты их законодательной регламентации.

2.1.1 Объект преступления

В 204 статье УК РФ предусмотрены два состава преступления - незаконная передача (ч. 1, 2 ст. 204) и незаконное получение предмета коммерческого подкупа (ч. 3, 4 ст. 204).

Уголовным кодексом родовой объект отнесен к преступлениям в сфере экономики, а по видовому признаку к преступлениям против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

Соответственно непосредственным объектом коммерческого подкупа (любой его разновидности) является нормальная, регламентируемая законодательством, деятельность аппарата управления коммерческих и иных организаций, не являющихся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением.

Относительно понятия "непосредственный объект коммерческого подкупа" на заре введения новой редакции уголовного кодекса в литературе высказано немало суждений. Например, одни авторы определяли объект как злоупотребление полномочиями Уголовное право России. Особенная часть/Под ред. А.И.Рарога. М., 1997. С. 214-215, другие называли объектом интересы службы Уголовное право. Особенная часть/Под ред. Н.И.Ветрова, Ю.И.Ляпунова. М., 1998. С. 386, третьи выделяли основной непосредственный объект с несколькими разновидностями общественных отношений и дополнительный непосредственный объект также с несколькими разновидностями Уголовное право. Особенная часть/Под ред. Л.Д.Гаухмана, С.В.Максимова. М., 1999. С. 580

Так отмечалось, что коммерческий подкуп имеет дополнительный объект: это - права и законные интересы граждан либо охраняемые законом интересы общества и государства, а также имущественные и иные правомерные интересы организации Уголовное право России. Особенная часть/Под ред. Б.В.Здравомыслова. М., 1996. С. 236.. Однако, эти интересы выступают, на мой взгляд, в виде факультативного, а не дополнительного объекта, поскольку все указанные интересы при коммерческом подкупе, безусловно, страдают, но они конструктивно находятся за составом преступления. Права и законные интересы граждан могут выступать дополнительным объектом коммерческого подкупа в случаях, если он сопряжен с вымогательством, т.е. когда лицо подверглось такому воздействию.

Определяя непосредственный объект рассматриваемого преступления, необходимо уяснить признаки состава этого преступления. Из ст. 204 УК вытекает, что управленческая деятельность коммерческой и иной организации:

а) является элементом коммерческого подкупа;

б) осуществляется специально уполномоченными лицами этой организации;

в) направлена на удовлетворение охраняемых законом прав и интересов организации;

г) осуществляется в рамках, установленных законодательством и иными нормативными актами.

С учетом этих признаков, как уже было сказано выше, непосредственным объектом преступления выступает нормальная деятельность аппарата управления коммерческих и иных организаций, складывающиеся в сфере осуществления законной деятельности (службы) лицами, выполняющими управленческие функции.

2.1.2 Отличие объекта преступления коммерческого подкупа от смежных составов

Коммерческий подкуп имеет некоторые общие признаки со смежными преступлениями: получением взятки (ст. 290 УК); дачей взятки (ст. 291 УК); подкупом участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК), провокацией взятки либо коммерческого подкупа (ст. 304 УК).

Основное отличие между коммерческим подкупом и взяточничеством (ст. 290 и 291 УК) проходит по объекту. Объектом должностных преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие нормальную и правильную работу государственного аппарата, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений. Объектом же коммерческого подкупа, как уже отмечалось выше, следует считать нормальную, т.е. соответствующую целям, задачам и принципам, реализацию прав и обязанностей лица, осуществляющего управленческие функции в коммерческой и иной организации. Расположение данных составов преступлений в различных главах Уголовного кодекса также свидетельствует о наличии в этих составах различных объектов.

По этим же признакам различаются между собой коммерческий подкуп (ст. 204 УК) и подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК). Так, непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 184 УК, являются охраняемая законом нормальная деятельность организаций, связанная с проведением профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов, а также интересы участников и зрителей этих соревнований и конкурсов Уголовное право России. Особенная часть. В двух томах. (под ред. Г.Н.Борзенкова, В.С.Комиссарова): "Зерцало" М., 2005 С. 307. Объект уголовно-правовой охраны коммерческого подкупа указан выше.

2.1.3 Предмет преступления

Предмет коммерческого подкупа - деньги, ценные бумаги, иное имущество или услуги имущественного характера.

Деньги могут быть представлены в виде российской или иностранной валюты (ст. 140 ГК РФ). Такая валюта должна находиться в обращении и использоваться в качестве платежного средства.

Ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. С передачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ею права в совокупности (ст. 142 ГК РФ). Виды ценных бумаг перечислены в ст. 143 ГК РФ. К ним, в частности, относятся: государственная облигация, облигация, вексель, чек и др.

Иное имущество - это имущество, за исключением уже названных денег и ценных бумаг. К числу такового относятся, в частности, автомобили, квартиры, ювелирные изделия и т.д.

В пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" Здесь и далее Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" (с изменениями от 6 февраля 2007 г.) СПС Гарант-Максимум разъясняется, что услуги имущественного характера - это услуги, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и т.д.). Такие услуги должны получить в приговоре денежную оценку. Это важно для квалификации, поскольку не исключена возможность признания совершенного деяния малозначительным (ч. 2 ст. 14 УК) вследствие незначительной стоимости предмета подкупа.

Пленум Верховного Суда РФ обоснованно, на мой взгляд, признает предметом взятки или коммерческого подкупа только имущество, выгоды или услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате. Но открыт вопрос о том, какие именно выгоды и услуги могут рассматриваться как подкуп: только урегулированные законодательством (допустим, упоминаемый в постановлении ремонт квартиры) либо, наряду с ними, носящие нелегальный характер - в частности, сексуальные услуги Государство и право. 2000. N 4. С.22. А могут ли быть наркотики предметом коммерческого подкупа!? Думается да.

Здесь законодатель изложил свою позицию не достаточно внятно, а пленум, урегулировав часть возникающих вопросов, создал новые. Так пленум сформулировал понятие - услуги имущественного характера, как оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате. Глубоко убежден, что эта формулировка не может раскрывать понятия услуг имущественного характера, так множество услуг, оказываемых безвозмездно, по общему правилу не подлежат оплате, но безусловно, носят имущественный характер (медицинские услуги, социальные и т. п.).

Обобщая все вышеизложенное, я считаю, названное имущество и услуги должны иметь материальную ценность, именно материальную, т. е. в деньгах, и от этого имущества и (или) услуг лицо, которое их получило может извлечь реальную выгоду. Я хочу сказать, что не может быть предметом подкупа очень дорогая сердцу подкупающего вещь, не имеющая материальной оценки и ничего не стоящая для получателя подкупа.

По моему мнению, предметом коммерческого подкупа с учетом всего вышесказанного являются: имущество (в т. ч. деньги ценные бумаги) и услуги, которые могут быть материально оценены.

2.1.4 Объективная сторона преступления. Особенности квалификации. Отличие от смежных составов

Объективная сторона преступления, предусмотренного в ч. 1, 2 ст. 204 УК РФ, состоит из действий в виде передачи лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, предмета коммерческого подкупа, а равно оказания ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

Объективная сторона преступления, предусмотренного в ч. 3 ст. 204 УК РФ, выражается в виде действий, а именно: получения предмета коммерческого подкупа или пользования услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

При этом следует учитывать, что объективная сторона может быть выполнена, только в случае незаконного получения или незаконной передачи предмета коммерческого подкупа.

При этом, незаконное получение вознаграждения должно быть обусловлено совершением в интересах дающего какого-либо действия (бездействия), например, предоставление льготного или беспроцентного кредита, зачисление на банковский счет денежных средств, приобретенных преступным путем, и т.д. Многие юристы считают, что не имеет значения, законны или нет данные действия по своей сути Курс уголовного права. Том 4. Особенная часть (под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова и доктора юридических наук, профессора В.С.Комиссарова) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002 СПС Гарант - максимум. Важно, чтобы совершенные лицом, выполняющим управленческие функции, за вознаграждение действия (бездействие) были связаны с занимаемым им служебным положением и использованием последнего. Считаю такую позицию не верной по той причине, что совершение незаконных действий за вознаграждение может и должно образовывать самостоятельный состав преступления, охватываемый совершенно другими статьями. По этой причине в литературе высказывается мнение о том, что деяние, совершаемое лицом, выполняющим управленческие функции, в интересах дающего, может по сути своей быть как преступным, так и непреступным, например, неправомерным (выдан льготный кредит организации, которая не имела на это преимущественного права перед другими организациями; товар продан по более низкой цене, чем сложилась на рынке или была предложена другим покупателям, и т.д.) Уголовное право. Особенная часть/Под ред. И.Я.Козаченко, З.А.Незнамовой, Г. П. Новоселова М., Издательство Норма 2000. С. 362.. Считаю данную позицию наиболее заслуживающей внимания. Следует лишь дополнить, что если деяние преступно, то действия лица должны, помимо ч. 3 ст. 204 УК, дополнительно квалифицироваться по соответствующей статье Особенной части Кодекса. Если же деяние неправомерно, но не преступно, то действия виновного полностью охватываются ч. 3 ст. 204 УК и дополнительной квалификации не требуют. При этом в первом и втором случаях, необходимо учитывать, что если действие или бездействие выходит за рамки полномочий лица, квалификация по данной статье невозможна, т. к. не имеется специального субъекта, поскольку для характеристики объективной стороны анализируемого состава преступления важное значение имеет, что деяния, совершенные лицом, получившим предмет подкупа, возможны только в связи с занимаемым им служебным положением.

И передача, и получение вознаграждения должны быть незаконными, об этом прямо говорит законодатель. Незаконность вознаграждения может быть обусловлена различными обстоятельствами. Изучение судебной практики позволяет выделить несколько возможных вариантов, при наличии которых передача/получение вознаграждения признаются не соответствующими закону.

В теории уголовного права встречается позиция, когда при исследовании вопроса об объективной стороне коммерческого подкупа подменяют деяние как признак объективной стороны рассматриваемого преступления понятиями и терминами других отраслей права. Так в самом начале криминализации данного деяния, С.А.Гордейчик предлагал рассматривать незаконное получение вознаграждения при коммерческом подкупе как нарушение требований нормативных актов, регулирующих трудовые правоотношения Гордейчик С.А. Преступления управленческого персонала коммерческих и иных организаций в сфере экономической деятельности. Автореф. канд. дисс. Волгоград, 1997. С. 96. Он рассматривал коммерческий подкуп "в качестве сделки, сущность которой заключается в том, что лицо передает лицу, наделенному управленческими функциями, вознаграждение за совершение (несовершение) служебных действий" Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.И. Преступление в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Красноярск, 1998. С. 193.

Указанное высказывание нельзя поддержать. Прежде всего, коммерческий подкуп является противоправным (в законе указано "незаконная передача") как по форме, так и по содержанию. Он не порождает каких-либо юридически значимых действий и правовых последствий для сторон. Поэтому нормы гражданского права, так же как и трудового, в данном случае не могут применяться. Кроме того, между нормами уголовного и других отраслей права в данном случае не происходит содержательной связи. Основным признаком объективной стороны этого состава преступления является незаконная передача вознаграждения лицу, выполняющему управленческие функции. Значительное количество юристов под незаконной передачей понимает действия, прямо запрещенные законом, нормативно-правовыми актами либо учредительными документами, т. е. действия на которые установлен каким либо нормативным документом запрет. Нельзя сказать, что эта позиция лишена смысла, однако, при таком положении можно говорить о том, что всякое получение лицом, указанным в ст. 204 КУ РФ денег, ценных бумаг, прямо не разрешенное (но не запрещенное) законом или иными нормативными актами, в т. ч. актами организации, также является коммерческим подкупом. Полагаю, обе эти позиции не бесспорны. Думается, что законодатель имел ввиду - под незаконным получением / передачей предмета коммерческого подкупа именно действие - прямо запрещенное законом или ему противоречащее. Однако, если проводить аналогию со ст. 290 УК РФ, где Федеральным законом от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" для государственных служащих установлен запрет получать от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения), связанные с исполнением должностных обязанностей, то в отношении лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих организациях никаких запретов не содержится.

Рассмотрим такой пример. А. работает руководителем группы продаж в неком ООО. Имея право самостоятельно распределять торговое оборудование между клиентами ООО, он извлек имущественную выгоду за предоставление частным предпринимателям во временное безвозмездное пользование торгового оборудования, поскольку желающих получить оборудование в аренду бесплатно много, а оборудования мало. Так, за передачу во временное безвозмездное пользование некого оборудования, принадлежащего ООО, частному предпринимателю Б. он получил от последнего деньги в некоторой сумме, при этом, допустим, совершил несколько таких эпизодов, и передавал оборудование в дальнейшем, только указанным образом. Наличие всех признаков коммерческого подкупа налицо. Однако представим себе ситуацию, что в его трудовом договоре указано, что сотрудник А. имеет на это право, и работодатель не возражает. Что в данном случае происходит?! Безусловно, интересы ООО не страдают, а страдают интересы предпринимателя Б. Можем ли мы квалифицировать в данном случае, как коммерческий подкуп содеянное, возникает вопрос. А вопрос возникает, на мой взгляд, по причине того, что уголовный закон неполноценно сформулировал положения 204 статьи. Из её содержания сложно почерпнуть, что является незаконной передачей предмета коммерческого подкупа. Кроме того, анализируя данный аспект, мы приходим к выводу, что законная передача предмета коммерческого подкупа, при полном наличии всех остальных признаков - не является уголовно-наказуемым деянием.

Следует обратить внимание на то, что в юридической литературе при характеристике коммерческого подкупа обращается внимание на то, что в ст. 204 УК говорится именно о подкупе. "Это значит, что получателя подкупают, т.е. передают или хотя бы обещают вознаграждение до совершения соответствующих служебных действий. Следовательно, последующая (после совершения действий) и заранее не оговоренная передача вознаграждения подкупом вообще не считается" Горелик А.С. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп//Юридический мир. 1999 (январь - февраль). С. 17. В пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" отмечается: "Суду следует указать в приговоре, за выполнение каких конкретных действий (бездействия)... лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, получило взятку или предмет... коммерческого подкупа от заинтересованного лица. Время их передачи (до или после совершения действия (бездействия) в интересах дающего) на квалификацию содеянного не влияет". Отсюда однозначно следует вывод о том, что при коммерческом подкупе договоренность о передаче соответствующего предмета заключается до выполнения ответных действий в интересах дающего. При этом передача получение должно обязательно состояться, отсутствие передачи получения влечет отсутствие состава преступления. В толковом словаре русского языка говорится, что подкупать означает задаривать, ослеплять мздою, привлекать на свою сторону подарками, деньгами и т.п. Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. М.: Эксмо, 2002. С. 490.. В этом же пункте постановления указывается: "Если имущественные выгоды в виде денег, иных ценностей, оказания материальных услуг предоставлены родным и близким должностного лица с его согласия либо если он не возражал против этого и использовал свои служебные полномочия в пользу взяткодателя, действия должностного лица следует квалифицировать как получение взятки". С одной стороны, приведенное разъяснение касается состава получения взятки. С другой стороны, возникает вопрос, можно ли это толкование распространить на состав коммерческого подкупа. Подавляющее большинство юристов считают, что такой вывод вполне правомерен, несмотря на ограничительный характер отмеченного выше разъяснения.

Составы преступлений, предусмотренных в ст. 204 УК РФ, являются формальными. В пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" указывается: "Дача... незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, а равно его получение... лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, считаются оконченными с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей. В случаях, когда... лицо, осуществляющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, отказалось принять... предмет коммерческого подкупа... лицо, передающее предмет... подкупа, несет ответственность за покушение на преступление, предусмотренное... соответствующей частью статьи 204 УК РФ. Если обусловленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, пытавшихся передать или получить предмет... подкупа, содеянное ими следует квалифицировать как покушение на получение, либо дачу... незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе. Не может быть квалифицировано как покушение на... коммерческий подкуп высказанное намерение лица дать (получить) деньги, ценные бумаги, иное имущество либо предоставить возможность незаконно пользоваться услугами материального характера в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало".

При этом следует учитывать, что для признания коммерческого подкупа оконченным преступлением не требуется, чтобы служащий, принявший вознаграждение, совершил какое-либо ответное действие с использованием своего служебного положения в пользу дающего, поскольку эти действия не входят в объективную сторону рассматриваемого состава преступления и находятся за его пределами. Вместе с тем коммерческий подкуп может состоять и в незаконном оказании услуг имущественного характера или пользовании ими. В этом случае преступления признаются оконченными с моментов соответственно начала оказания услуг имущественного характера или пользования ими. Основными отличиями по объективной стороне преступлений, предусмотренных ст. 290,291 УК РФ состоит в том, что в ст. 204 УК речь идет о подкупе, т.е. когда предмет подкупа передается до совершения соответствующих действий в интересах дающего. Взятка же может быть передана как до, так и после совершения действий по службе без предварительной договоренности об этом (взятка-подкуп, взятка-вознаграждение). Объективная сторона данного преступления является самым сложным элементом состава анализируемого деяния, т. к. не содержит исчерпывающего указания на понятие незаконности получения - передачи. В этой связи конкретный следователь или конкретный судья имеет возможность признать получение - передачу законной или нет, поскольку в частности им не может быть знакома практика делового оборота, которую необходимо расценивать как действительно практику или подкуп. Отсутствие четкого критерия незаконности передачи - получения предмета подкупа ставит под сомнение вообще целесообразность существования данной уголовной нормы в законе.

Т. к. когда понятие носит оценочный характер нельзя говорить о беспристрастности принимаемого решения.

Делая вывод по данному аспекту считаю, что объективная сторона заключается в незаконной передаче - получении предмета коммерческого подкупа, незаконность которой, прямо установлена законом, либо прямо запрещена законом или иным нормативным актом, в т. ч. актом организации.

2.2 Анализ субъективных признаков коммерческого подкупа

2.2.1 Субъект преступления

Следует отметить и то обстоятельство, что диспозиция ст. 204 не раскрывает полномочий лица, выполняющего управленческие функции, т.к. это изложено в диспозиции ст. 290 УК РФ. В связи с этим на стадии сбора материала и возбуждения уголовных дел неправильно дается юридическая оценка действий лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих организациях и получающих материальное вознаграждение за те или иные действия, не связанные с закрепленными за ними полномочиями.

Субъекты коммерческого подкупа различаются в зависимости от того, о каком из составов преступлений, предусмотренных в ст. 204 УК РФ, идет речь. Субъект передачи коммерческого подкупа (ч. 1, 2 ст. 204 УК) - общий, им является физическое, вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Субъект получения предмета коммерческого подкупа (ч. 3, 4 ст. 204 УК) - специальный, т.е. лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации.

В пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" разъясняется, что лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, предложившее подчиненному ему по службе работнику для достижения желаемого действия (бездействия) в интересах своей организации дать взятку должностному лицу, несет ответственность по соответствующей части ст. 291 УК РФ как исполнитель преступления, а работник, выполнивший его поручение, - как соучастник дачи взятки. Здесь же отмечается, что лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, предложившее подчиненному ему по службе работнику для достижения желаемого действия (бездействия) в интересах своей организации передать лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, деньги, ценные бумаги, иное имущество, несет ответственность по ч. 1 или 2 ст. 204 УК РФ как исполнитель преступления, а работник, выполнивший его поручение, - как соучастник коммерческого подкупа.

На мой взгляд, сфера действия постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" несколько выходит за пределы, очерченные в его наименовании. Уяснение особенностей субъекта преступления - должностного лица имеет значение не только для констатации состава получения взятки, но и для квалификации всех должностных преступлений - как предусмотренных главой 30 УК, так и иных (понятие лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, также важно не только для квалификации коммерческого подкупа).


Было бы целесообразно привести в п.3 постановления примерный перечень субъектов, выполняющих организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции как это было сделано в подп."б" и "в" п.2 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 4 (данный пункт в настоящее время отменен).

О лицах, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации. В п.6 постановления о взяточничестве и подкупе указано, что последние не могут быть признаны должностными лицами и подлежат ответственности по ст.204 УК. Содержание управленческих функций не затрагивается. Из всего разнообразия субъектов коммерческого подкупа (чч.3, 4 ст.204 УК) конкретно названы только "поверенные, представляющие в соответствии с договором интересы государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады) которых закреплена (находится) в федеральной собственности" (абз.1 п.6 постановления).

Отличие составов преступлений ст. 290, 291 от анализируемой УК РФ имеется и по субъекту. Так, субъектами должностных преступлений признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Субъектами же незаконного получения коммерческого подкупа, согласно п. 1 примечания к ст. 201 УК, могут быть признаны лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Любая коммерческая и некоммерческая организация имеет свои органы управления. Лица, работающие в этих органах, выполняют различные управленческие функции, связанные с руководством деятельностью других людей, распоряжением или управлением имуществом. Обязанности, связанные с руководством деятельностью других людей, принято считать организационно-распорядительными. К ним, в частности, относятся руководство в целом коммерческой или некоммерческой организацией, структурным подразделением, участком работы, производственной деятельностью отдельных работников (организация и планирование работы, подбор и расстановка кадров, прием на работу и увольнение, организация труда подчиненных, контроль и проверка исполнения, поддержание трудовой дисциплины и т.п.). Административно-хозяйственные обязанности заключаются в распоряжении и управлении имуществом, совершении сделок, заключении контрактов от имени организации, установлении порядка хранения, переработки и реализации имущества, учете и контроле над расходованием материальных ценностей, организации реализации товаров и оказания услуг, получении и выдаче денежных средств и документов и т.п..

Поэтому лицами, выполняющими в коммерческих и некоммерческих организациях управленческие функции, можно, в частности, считать членов советов директоров (наблюдательных советов), президентов, директоров, управляющих, председателей правлений и других руководителей организаций, их заместителей и членов правлений, руководителей филиалов, представительств, дочерних предприятий, руководителей структурных подразделений (начальники цехов, начальники планово-хозяйственных, снабженческих, финансовых и других отделов и служб, заведующие лабораториями, кафедрами, магазинами, ателье, ресторанами, пунктами проката и т.д. и их заместители), бухгалтеров, руководителей участков работ (мастера, прорабы, бригадиры) и т.п.

Как отметил Пленум ВС РФ в названном выше постановлении (п. 6), лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих организациях, следует также признавать поверенных, представляющих в соответствии с договором интересы государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (долги, вклады) которых закреплена (находится) в федеральной собственности. Дискуссионным остается вопрос о правовом статусе государственных служащих, представляющих интересы государства в подобных акционерных обществах (хозяйственных товариществах). Представляется, что выступая в данном качестве, они не являются должностными лицами и могут рассматриваться как лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой организации.

Управленческие функции могут выполняться субъектами преступлений, предусмотренных гл. 23 УК, постоянно, временно или по специальному полномочию. При этом нужно иметь в виду, что лицо, временно или по специальному полномочию исполняющее обязанности организационно-распорядительного или административно-хозяйственного характера, может быть признано субъектом данных преступлений при условии, если эти обязанности были возложены на него в установленном порядке. В связи с этим, в частности, представляется, что лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, может быть признан арбитражный управляющий (временный управляющий, административный управляющий внешний управляющий, конкурсный управляющий), утвержденный арбитражным судом для проведения процедур банкротства и осуществления полномочий, установленных Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", и руководитель временной администрации, назначенной ЦБ РФ в соответствии с Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", и иные представители временной администрации. Согласно п. 5 ст. 20 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", если на арбитражного управляющего возлагаются полномочия руководителя организации-должника, на него распространяются все требования и по отношению к нему применяются все меры ответственности, установленные федеральными законами и иными нормативными актами РФ для руководителя такого должника Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. В.И. Радченко, А.С. Михлина). - "Питер", 2007 г. СПС Гарант - Максимум.

Субъектами ответственности за коммерческий подкуп, как было сказано по ч. 1, 2 является общий субъект, определение которого не вызывает вопросов, а по ч. 3, 4 ст. 204 УК могут быть служащие коммерческих и некоммерческих организаций, управленческие функции которых связаны с правом совершать по службе юридически значимые действия, способные порождать, изменять или прекращать правовые отношения, т.е. имеющие распорядительный характер.

Поскольку здесь имеются в виду, прежде всего различные специалисты коммерческих и иных организаций, негосударственных и немуниципальных учреждений, существует проблема разграничения управленческо-распорядительной деятельности этих служащих-специалистов, в ходе которой они могут совершить преступление против интересов службы, от их сугубо профессионально-производственной деятельности, не связанной с управлением. Что безусловно, без специальной регламентации вызывает трудности.

Например, имеются основания для привлечения к ответственности за преступления против интересов службы преподавателей негосударственных и немуниципальных учебных заведений за нарушение обязанностей, возложенных на них как на членов экзаменационных комиссий, учителей и воспитателей также негосударственных и немуниципальных учебно-воспитательных учреждений за нарушение или неисполнение возложенных на них обязанностей по обеспечению порядка проведения различных мероприятий.

2.2.2 Субъективная сторона преступления

Субъективная сторона коммерческого подкупа характеризуется виной в виде прямого умысла.

Передающий осознает, что передает предмет подкупа исключительно с целью совершения в его интересах действий, лицу, занимающему соответствующее служебное положение. При этом не имеет значения фактическое наличие у этого лица соответствующего служебного положения, важно знает об этом податель или нет.

В пункте 20 постановления Пленума отмечается, что получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг и других материальных ценностей якобы за совершение действий (бездействия), которое оно не может осуществить из-за невозможности использовать свое служебное положение, следует квалифицировать при наличии умысла на приобретение указанных ценностей как мошенничество по ст. 159 УК РФ. Действия владельца ценностей в таких случаях следует квалифицировать как покушение на коммерческий подкуп, если передача ценностей преследовала цель совершения желаемого для него действия (бездействия) со стороны лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации. Таким образом, передающий ценности должен осознавать незаконность своих действий.

В пункте 21 постановления Пленум обращает внимание на квалификацию действий лжепосредника при коммерческом подкупе и в связи с этим разъясняет: "Если лицо получает от кого-либо деньги или иные ценности якобы для передачи... лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, в качестве... предмета коммерческого подкупа и, не намереваясь этого делать, присваивает их, содеянное им следует квалифицировать как мошенничество. Действия владельца ценностей в таких случаях подлежат квалификации как покушение... на коммерческий подкуп. При этом не имеет значения, называлось ли конкретное... лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, которому предполагалось передать... незаконное вознаграждение при коммерческом подкупе".

Как уже отмечалось, в законе указывается, что незаконное вознаграждение передается за действия (бездействие) в интересах дающего. Под интересами дающего следует понимать интересы только личные, интересы других лиц (его родных, близких, друзей) можно учитывать только в тех случаях, когда получатель в них заинтересован, что нужно доказать).

В литературе устоялось мнение, что если деньги и иные материальные ценности и услуги передаются непосредственно не лицу, выполняющему управленческие функции, а членам его семьи или другим близким для него людям, то такие действия следует рассматривать как коммерческий подкуп в форме "незаконной передачи" (ч. 1 ст. 204 УК) Макаров С.Д. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп Иркутск ИЮП ГП РФ 2001. С. 63. Я считаю, что такая позиция допустима, только в случае, если эти действия выполняются с ведома лица, выполняющего управленческие функции.

Предмет коммерческого подкупа передается / получается за совершение только законных действий. Требование совершить незаконные действия за плату не охватывается ст. 204 УК РФ. При этом интересно отметить, что в отличие от ч. 2 ст. 290 и ч. 2 ст. 291 УК РФ дача/получение незаконного вознаграждения за незаконные деяния в ст. 204 УК РФ не являются квалифицирующими признаками. Незаконные действия могут быть как преступными, так и содержать признаки иных правонарушений. В пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" разъясняется: "Ответственность за дачу и получение взятки или коммерческий подкуп не исключает одновременного привлечения к уголовной ответственности за действия, образующие самостоятельное преступление. В таких случаях содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений". Следовательно, привлечение к уголовной ответственности за получение предмета коммерческого подкупа может быть квалифицировано по совокупности, например, со ст. 201 УК РФ, если деяние, совершенное за вознаграждение, содержит признаки этого состава преступления. Это правило распространяется и на преступления, предусмотренные в других главах УК РФ.

Как уже было сказано выше, коммерческий подкуп является противоправным (в законе указано "незаконная передача") как по форме, так и по содержанию. Он не порождает каких-либо юридически значимых действий и правовых последствий для сторон и поэтому не может называться сделкой в гражданско-правовом смысле (это не договор дарения и купли-продажи). Лица, передающие предметы подкупа, не вправе требовать исполнения желаемых для них действий от другой стороны. Так же нельзя рассматривать незаконную передачу вознаграждения, как факт, порождающий обязанность выполнить действия в интересах дающего предмет подкупа. При этом аналогично подателю, получатель не вправе требовать после исполнения каких-либо действий в интересах дающего, ответных действий, направленных на передачу предмета коммерческого подкупа.

Из всего вышесказанного следует вывод, что субъективная сторона деяния характеризуется умышленной формой вины. Преступник осознает общественную опасность своих действий, подкупая лицо, осуществляющее управленческие функции в коммерческой или иной негосударственной организации (ч. 1, 2 ст. 204 УК РФ), предвидит общественно опасные последствия для упомянутой организации и желает наступления таких последствий (прямой умысел, ч. 2 ст. 25 УК), или не желает, но сознательно их допускает либо относится к ним безразлично (косвенный умысел, ч. 3 ст. 25 УК).

Субъективная сторона деяний, описанных в ч. 3 и 4 ст. 204 УК, - также прямой умысел: виновный осознает, что совершает общественно опасные действия (бездействие) в пользу передающего ему коммерческий подкуп лица, предвидит возможность или неизбежность последствий таких своих действий (бездействия) и желает их наступления. При этом виновный преследует корыстные цели, пытаясь незаконно обогатиться либо получить имущественную выгоду. Незаконное пользование услугами имущественного характера (упомянутое в ч. 3 ст. 204 УК) может выражаться в том, что виновному оказана услуга бесплатно или по заниженной стоимости, главное при этом заключается в том, что виновное лицо сберегло свое имущество (деньги), т.к. не оплатило оказанную услугу за совершение действия (бездействие) в пользу лица, передавшего коммерческий подкуп. При этом выполнение субъективной стороны можно признать при передаче предмета подкупа иному лицу, только в том случае, если лицо, выполняющее управленческие функции в этом заинтересовано, причем лично, а не в соответствии со служебным положением, и. выполняется с его ведома.

2.3 Квалифицированные виды преступления коммерческого подкупа и основания освобождения за дачу коммерческого подкупа

2.3.1 Квалифицированные составы

Квалифицирующими признаками коммерческого подкупа в виде незаконной передачи вознаграждения (ч. 1, 2 ст. 204 УК РФ) являются совершение данного деяния группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Понятия этих разновидностей преступных групп раскрываются в ч. 2 и 3 ст. 35 УК РФ.

Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой - квалифицирующий признак и получения незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе (п. "а" ч. 4 ст. 204 УК РФ). Однако в данном случае эти признаки обладают рядом особенностей, которые необходимо учитывать при квалификации. В соответствии с п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" "предмет коммерческого подкупа надлежит считать полученным по предварительному сговору группой лиц, если в преступлении участвовали два и более лица, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее договорились о совместном совершении данного преступления с использованием своего служебного положения. При этом не имеет значения, какая сумма получена каждым из этих лиц". Таким образом, данная группа может иметь место при наличии как минимум двух соисполнителей, являющихся лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации. Отмеченное разъяснение, видимо, основано на том, что вообще группа лиц с предварительным сговором отличается от простой группы лиц (без сговора) в первую очередь наличием предварительной договоренности о совместном совершении преступления. Простая группа лиц - это всегда группа соисполнителей (два или более). Соответственно, группа лиц с предварительным сговором также должна характеризоваться данным признаком. Однако в ней уже может иметь место и разделение ролей. Помимо соисполнителей в ней могут быть и иные соучастники преступления.

В пункте 13 постановления Пленума также отмечается, что организованная группа характеризуется устойчивостью, более высокой степенью организованности, распределением ролей, наличием организатора и руководителя. В нее могут входить лица, не выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений. При наличии к тому оснований они несут ответственность согласно ч. 4 ст. 34 УК РФ как организаторы, подстрекатели или пособники преступления, предусмотренного ст. 204 УК РФ. В таких случаях преступление признается оконченным с момента принятия предмета коммерческого подкупа хотя бы одним из лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Вымогательство предмета коммерческого подкупа (п. "в" ч. 4 ст. 204 УК РФ) - еще один квалифицирующий признак рассматриваемого преступления.

Вымогательство служит свидетельством незаконности получения предмета коммерческого подкупа. В соответствии с п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" вымогательство означает требование лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, передать незаконное вознаграждение при коммерческом подкупе под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам гражданина либо поставить последнего в такие условия, при которых он вынужден совершить коммерческий подкуп с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов.

По мнению Пленума, вымогательство незаконного вознаграждения будет иметь место только в случае, когда в результате неправомерных требований со стороны лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, могут пострадать законные интересы гражданина. Так, если управленец организации электрических сетей выявляет факт безучетного пользования электроэнергией со стороны потребителя и предлагает последнему за денежное вознаграждение сокрыть факт выявленного нарушения правил учета электроэнергии, то в его действиях отсутствуют признаки вымогательства коммерческого подкупа, поскольку вред интересам гражданина не причиняется. Наоборот, если гражданин выполнит требование управленца, то он реализует свои незаконные интересы, ибо не будет привлечен к административной ответственности.

В пункте 18 уже называвшегося постановления Пленума подчеркивается, что "квалифицирующие признаки, характеризующие повышенную общественную опасность... коммерческого подкупа (вымогательство, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору и др.), следует учитывать при юридической оценке действий соучастников получения... незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, если эти обстоятельства охватывались их умыслом".

Анализ норм ч. 2, 4 «а» ст. 204 УК показывает, что они подлежат применению, когда деяния, упомянутые в ч. 1, 3 ст. 204 УК, совершены:

- группой лиц по предварительному сговору. Иначе говоря, коммерческий подкуп был совершен двумя и более лицами, заранее об этом договорившимися (ч. 2 ст. 35 УК);

- организованной группой, т.е. устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или даже нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК).

В качестве дополнительного квалифицирующего обстоятельства получения коммерческого подкупа ч. 4 «в» ст. 204 УК - предусматривается вымогательство: Иначе говоря, виновный добивается от другого лица передачи ему денег, вещей, оказания услуги и т.п. При этом он ясно дает понять, что совершит действие (бездействие) в пользу данного лица лишь при условии передачи ему подкупа. Не имеет значения то обстоятельство, что потерпевший имел (либо наоборот - не имел) права на те действия, совершение которых зависит от лица, добивающегося передачи ему подкупа.

Чаще всего виновный ведет себя активно (например, прямо заявляет, что совершит действия в пользу данного лица лишь после получения от последнего подкупа), но возможно вымогательство и в завуалированной форме: виновный ставит человека в безвыходное положение, и тот вынужден в связи с этим передать этот подкуп (например, опасаясь за жизнь близкого родственника).

2.3.2 Освобождение от ответственности за преступление по ст. 204 УК РФ

Следует обратить внимание на примечание к ст. 204 УК РФ: "Лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности, если в отношении его имело место вымогательство или если это лицо добровольно сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело".

Возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в данном случае предусмотрена только для лица, являющегося субъектом преступлений, предусмотренных в ч. 1 и 2 ст. 204 УК РФ. Данные преступления относятся к категориям соответственно небольшой и средней тяжести (ст. 15 УК РФ). Прекращение уголовного дела, уголовного преследования осуществляется на основании ст. 28 УПК РФ. В примечании к ст. 204 УК РФ говорится о нереабилитирующих основаниях, поэтому если лицо, в отношении которого прекращается уголовное преследование, против этого возражает, то прекращение уголовного преследования не допускается (ч. 4 ст. 28 УПК РФ). На этот же момент обращает внимание и Пленум Верховного Суда, который в п. 24 вышеназванного постановления отмечает, что освобождение от уголовной ответственности в связи с добровольным сообщением не означает отсутствия в действиях лица, сделавшего этого сообщение, состава преступления. Поэтому такое лицо не может признаваться потерпевшим и претендовать на возвращение ему ценностей, переданных в виде коммерческого подкупа.

Законодатель в примечании к ст. 204 УК РФ называет два самостоятельных основания освобождения от уголовной ответственности. При этом понятие вымогательства идентично предусмотренному в п. "в" ч. 4 ст. 204 УК РФ. Следовательно, при его толковании необходимо руководствоваться разъяснением этого признака, данным в п. 15 постановления Пленума.

В постановлении Пленума отмечается, что "...сообщение (письменное или устное) должно признаваться добровольным независимо от мотивов, которыми руководствовался заявитель. Не может признаваться добровольным сообщение, сделанное в связи с тем, что о... коммерческом подкупе стало известно органам власти". Отсюда следует: если лицо знало о том, что о передаче предмета коммерческого подкупа стало известно органам, имеющим право возбудить уголовное, и такая осведомленность может быть доказана, то сделанное им сообщение нельзя признать добровольным.

В соответствии с п. 2.1 ч. 1 ст. 81 УПК РФ деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, признаются вещественными доказательствами.

В пункте 4 этой же статьи закрепляется, что деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества подлежат возвращению законному владельцу. В пункте 4.1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ отмечается, что деньги, ценности и иное имущество, указанные в пунктах "а" - "в" ч. 1 ст. 1041 УК РФ, подлежат конфискации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК РФ.

В постановлении Пленума также указывается, что изъятые деньги и другие ценности, являющиеся предметом коммерческого подкупа, обращаются в доход государства как нажитые преступным путем.

Однако "не могут быть обращены в доход государства деньги и другие ценности в случаях, когда в отношении лица были заявлены требования о незаконной передаче денег, ценных бумаг, иного имущества в виде коммерческого подкупа, если до передачи этих ценностей лицо добровольно заявило об этом органу, имеющему право возбуждать уголовное дело, и передача денег, ценных, бумаг, иного имущества проходила под их контролем с целью задержания с поличным лица, заявившего такие требования. В этих случаях деньги и другие ценности, явившиеся предметом... коммерческого подкупа, подлежат возвращению их владельцу". В связи с этим интересно отметить, что в п. 14 ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" в качестве одной из разновидностей оперативно-розыскных мероприятий назван оперативный эксперимент. Однако в соответствии с ч. 3 ст. 8 этого же Закона Проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Исходя из санкций норм, предусматривающих ответственность за передачу предмета коммерческого подкупа (ч. 1 ст. 204 УК РФ), такие преступления не выходят за пределы категории небольшой тяжести, следовательно, проведение оперативного эксперимента в данном случае не допускается. Опять возникает вопрос противоречия решения пленума с действующим законодательством.

И, во-вторых, если деяние, предусмотренное статьями главы 23 УК РФ, причинило вред исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия (примечание 2 к ст. 201). Т. е при отсутствии данного заявления, в указанной ситуации, уголовное дело подлежит прекращению, а соответственно и уголовное преследование.

Характеризуя содержащиеся в примечании к ст. 204 УК правила, следует отметить, что лицо, передавшее коммерческий подкуп:

а) безусловно, освобождается от уголовной ответственности, если подкуп у него вымогался. Не имеет при этом значения, заявлял ли о вымогательстве потерпевший или следственные органы узнали об этом из других источников;

б) или имело место добровольное сообщение этого лица о подкупе в милицию, в органы суда, прокуратуры или ФСБ;

Сообщение при этом, может иметь как устную, так и письменную форму, однако соответствующие органы должны это заявление оформить процессуально, и должно быть сделано до возбуждения против лица уголовного дела по факту передачи им коммерческого подкупа. При этом не может признаваться добровольным сообщение, сделанное в связи с тем, что о даче взятки или коммерческом подкупе стало известно органам власти.

Не имеют значения причины добровольного сообщения (раскаяние, страх перед уголовной ответственностью, стремление добиться ответственности лица, получившего коммерческий подкуп, и т.д.) и время сообщения (т.е. до передачи или после передачи подкупа). Не играет роли и то обстоятельство, успел ли виновный совершить действия (бездействие) в связи с полученным подкупом: в любом случае лицо, добровольно сообщившее о передаче подкупа, подлежит освобождению от уголовной ответственности по ст. 204 УК.

2.4 Проблемы, возникающие в правоприменительной практике при привлечении к ответственности по ст. 204 УК РФ

2.4.1 Проблемы правоприменительной практики, причины и последствия при привлечении к ответственности по ст. 204 УК РФ

Состав преступления, предусмотренный ст. 204 УК РФ, является сложным в социальном плане своими негативными последствиями для потерпевшего. Так, например, для студента вуза, по заявлению которого был изобличен сотрудник вуза в получении незаконного вознаграждения, могут наступить трудные времена: его начнут притеснять, занижать оценки, одним словом, создадут невыносимые условия для учебы. Для лица, по заявлению которого изобличен руководитель коммерческой организации, требующий сумму денег сверх установленной договором оплаты за аренду помещения, администрация предприятия может создать такие условия, что ему придется расторгнуть договор аренды. Указанные обстоятельства являются основным препятствием для обращения граждан в правоохранительные органы с заявлением о вымогательстве у них незаконного вознаграждения.

Согласно данным МВД РФ в 2008 году (январь - март) против интересов службы в коммерческих и иных организациях было выявлено 1372 преступления, в том числе коммерческий подкуп 655 преступлений, из них направлено в суд только половина 625/339 соответственно, при этом привлечено лиц 167/83. Т. е. за январь - март по стране в 2008 году привлечено к ответственности за коммерческий подкуп 83 человека Официальный сайт МВД РФ http://www.mvd.ru.

В 2007 году выявлено преступлений за коммерческий подкуп 1499, в суд отправлено 1040 дел, привлечено к ответственности 405 человек, в 2006 году 1751/953/464 соответственно.

Вместе с тем в большинстве субъектов Российской Федерации, несмотря на вышеуказанные обстоятельства, работа по выявлению преступлений этой категории после введения нового УК РФ велась достаточно активно и даже прослеживалась определенная динамика выявленных преступлений. Так, по сведениям ГИАЦ МВД России, количество выявленных и зарегистрированных в России преступлений данной категории возросло с 470 в 1997 г. до 2178 в 2005 г.

При этом, если взять первые восемь лет существования и действия в Уголовном кодексе состава преступления, предусмотренного ст. 204 УК РФ, в некоторых субъектах Российской Федерации - Адыгее, Алтае, Ингушетии, Тыве, Чеченской Республике, Эвенкийском АО и ряде других субъектов, преимущественное население которых составляют малые народности, - не было возбуждено ни одного уголовного дела либо в отдельные годы возбуждалось по одному-двум "Право и экономика", 2005, N 9/Практика применения ст. 204 УК РФ (коммерческий подкуп)/ В.Т. Мазеин П.П. Елисов СПС Гарант -Максимум.

Однако необходимо отметить тот факт, что с 2003 г. имеется снижение количества выявленных преступлений во всех регионах. Так, в ГУВД г. Москвы, сотрудники которого из года в год выявляли и регистрировали самое большое количество преступлений данной категории, количество преступлений сократилось с 391 в 2002 г. до 142 в 2004 г.

Если рассмотреть статистические данные, приведенные в приложении к данной работе, мы увидим, что имеется устойчивая тенденция по снижению количества регистрируемых преступлений по данной статье, что далеко не свидетельствует о снижении криминализации в данном секторе экономике. А наоборот, указывает на повышающуюся латентность данного вида преступлений.

По заявлению старшего научного сотрудника ВНИИ МВД России, занимающегося исследованием проблемами борьбы с коррупцией и преступностью в сфере экономики В.Т. Мазеина Там же - Анализ следственной практики свидетельствует о том, что примерно в 70% уголовные дела по коммерческому подкупу возбуждаются в совокупности с иными составами совершенных преступлений, предусмотренных следующими статьями УК РФ: ст. 158 "Кража", ст. 159 "Мошенничество", ст. 160 "Присвоение или растрата", ст. 165 "Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием", ст. 201 "Злоупотребление полномочиями", ст. 292 "Служебный подлог", ст. 327 "Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков".

Представляется теоретически наиболее возможным совершение коммерческого подкупа при легализации (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 174.1 УК РФ). Однако в практике таких примеров выявлено не было. Так называемый «откат»

Как правило, преступники маскируют свою преступную деятельность различными способами. Рассмотрим следующий пример.

Городским судом два сотрудника Региональной общественной организации "Комитет по контролю за соблюдением прав потребителей" осуждены по п. "а" ч. 4 ст. 204 УК РФ. Они являлись лицами, выполняющими управленческие функции в общественной организации (один из них занимал должность президента, а другой - его заместителя). Обвинялись за вымогательство коммерческого подкупа в составе организованной группы. Преступления, в количестве нескольких эпизодов, совершали следующим способом под прикрытием легальной деятельности.

В служебные обязанности преступников входит контроль за правилами торговли торговыми организациями, и составление актов о выявленных нарушениях правил торговли. Выявив нарушение, преступники либо их контролеры составляли соответствующий акт и приглашали руководителя торговой организации прийти в офис общества для разбора нарушения. В офисе один из осужденных объяснял, какую сумму штрафа должен заплатить нарушитель, и предлагал внести половину этой суммы наличными в качестве добровольного взноса в фонд Общества. Принимая деньги, преступники выдавали своим жертвам для оформления добровольного взноса бланки приходных кассовых ордеров. Вели учет приходных кассовых ордеров, деньги приходовали, или м. б. наоборот - значения не имеет.

По многим выявленным фактам коммерческого подкупа часто принимаются решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо выносятся постановления о прекращении уголовного дела. Т. к. одним из непреодолимых оснований, исключающих наличие состава преступления, является то, что подозреваемый, принимая деньги за оказанные услуги, не имеет умысла на корысть, т.к. использует их не для себя лично, а для нужд предприятия, в котором работает (либо которым руководит). При этом в обязательном порядке в оправдание своей невиновности он всегда предъявит сотрудникам органов милиции соответствующие платежные документы - товарные и кассовые чеки и другие документы на приобретение товаров в различных торгующих организациях.

Для коммерческого подкупа характерно следующее:

многоэпизодность преступных действий подозреваемого (от двух до нескольких десятков эпизодов). Об этом свидетельствует небольшое количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности по сравнению с общим количеством, регистрируемых преступлений;

в процессе доследственной проверки возникает необходимость собрать (изъять) большое количество документов, что не всегда удается.

Причинами тому служат - необходимость наличия у следователей специальных познаний в области экономики и гражданского права. Для квалификации преступления по данной статье необходимо изучить структуру и общие условия деятельности организации, где работает лицо, подозреваемое в совершении преступления, функциональные и должностные обязанности данного лица, определить подлинность документов, подтверждающих его противоправные действия.

Так статья 264 Налогового кодекса РФ в ч. 1 к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относит расходы налогоплательщика, связанные с официальным приемом и обслуживанием представителей других организаций, участвующих в переговорах в целях установления и поддержания сотрудничества. Не обладающий специальными познаниями следователь легко может расценить это как подкуп. Тогда как закон определяет их, как представительские расходы. Не многие сотрудники смогут в этом ориентироваться.

Так, по приговору Басманного районного суда г. Москвы Родионов был осужден по ч. 3 ст. 204 УК РФ к штрафу в размере 240 тыс. рублей в доход государства. Он был признан виновным в том, что, занимая должность начальника государственного предприятия "Специализированное управление N 5" (далее - ГП "СПУ-5") и являясь лицом, выполняющим организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции на этом предприятии, 6 сентября 2001 г., используя свое служебное положение в корыстных целях, незаконно сдал в аренду другому предприятию, представляемому Барановым, нежилое помещение общей площадью 35 кв. м, занимаемое ГП "СПУ-5", за 500 долларов США (14 725 руб.), которые получил от Баранова в два приема - 6 и 7 сентября 2001 г., составив фиктивный договор о совместной деятельности. Полученные денежные средства Родионов в кассу предприятия не внес.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные решения в отношении Родионова, Судебная коллегия указала, что если хотя бы один признак состава конкретного преступления отсутствует, то нет и основания уголовной ответственности.

Как установлено судом, Родионов выполнял управленческие функции, занимая должность начальника ГП "СПУ-5". При этом, как указано в приговоре, в его должностные обязанности не входило решение вопросов заключения договоров аренды (субаренды) и сдачи в аренду (субаренду) помещений, занимаемых ГП "СПУ-5"; балансодержателем здания являлось ГП "Медпроектремстрой"; ГП "СПУ-5" в лице Родионова неправомочно было сдавать в аренду (субаренду) помещения, занимаемые данной организацией.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 204 УК РФ, характеризуется умышленной виной. В содержание умысла получающего вознаграждение входит сознание этим лицом, что ему передают предмет коммерческого подкупа за совершение действий (бездействия) в интересах дающего и что эти действия (бездействие) он может совершить благодаря своему служебному положению Обзор надзорной практики СК по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2005 г. Бюллетень Верховного Суда РФ, октябрь 2006 г., N 10 СПС Гарант Максимум .

Кроме того, при проведении оперативно-розыскных мероприятий сотрудники часто фиксируют преступные действия подозреваемых с нарушением требований законодательства. Так, оперативный эксперимент не проводится при совершении преступления небольшой тяжести, а при его проведении и нарушении данного требования, уголовные дела, возбужденные по материалам проверки, проведенной ненадлежащим образом или не в полном объеме, прекращаются.

Зачастую следователи при возбуждении уголовного дела по ст. 204 УК РФ ошибочно требуют заявление или согласие руководителя коммерческой или иной организации, в котором работает подозреваемый, на возбуждение уголовного дела. При этом следствие не учитывает, что в соответствии со ст. 23 УПК РФ такого заявления не требуется, если вред причинен:

а) интересам других организаций;

б) интересам граждан;

в) интересам общества;

г) интересам государства. Интересы государства затрагиваются и тогда, когда доля акций коммерческой организации принадлежит государству. Подобные познания предположить у следователей трудно.

В отношении последнего пункта аналогичный вывод содержится в Определении N 6-ДО4-12 Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за I квартал 2005 г. М., 2005. СПС Гарант- максимум, которым отменены по конкретному делу постановление судьи и определение областного суда об отмене постановления следователя о возбуждении уголовного дела по ст. 160 УК РФ. В частности, в Определении говорится: "Вывод суда о причинении вреда исключительно интересам коммерческой организации является необоснованным, так как ГКС "Павелецкая" является структурным подразделением ООО "Мострансгаз", входящего в состав ООО "Газпром", около 40 процентов акций которого принадлежит государству. В случае причинения вреда организации, в которой имеется доля акций государства, безусловно будут затронуты интересы государства".

Для судебной практики осуждения по ст. 204 УК РФ характерно то, что судьи при вынесении приговора действуют по следующему стереотипу:

назначают более мягкое наказание, а, определив наказание в виде лишения свободы, назначают минимальный срок и, как правило, с применением ст. 73 УК РФ "Условное осуждение";

не назначают (в качестве основного или дополнительного) такой вид наказания, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст. 47 УК РФ). Эта практика продолжает существовать и после того, как ст. 73 УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ была дополнена частью 4: при условном осуждении также могут быть назначены дополнительные виды наказаний. Это объясняется тем, что назначение данного вида наказания требует, во-первых, глубоких знаний этого института от судей, чем они не желают себя утруждать, ссылаясь на большую загруженность в работе; во-вторых, - инертность сознания, укоренившегося отмененным на сегодняшний день постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. N 40 о том, что указанный вид наказания не может применяться в качестве дополнительного, если оно предусмотрено санкцией статьи Особенной части УК РФ как один из основных видов наказаний Шнитенко А.В. Наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в УК РФ и судебной практике // Российский судья. 2004. N 10. С.30-33. Судьи никогда не смирятся с тем, что разъяснение Пленума Верховного Суда РФ носит рекомендательный характер.

Подводя итог, можно констатировать, что, несмотря на сложившуюся практику применения ст. 204 УК РФ, еще возникает множество вопросов, решение которых должно привести к единообразному толкованию данной нормы, ее правильному применению, исключающему ошибки со стороны правоохранительных органов при выявлении, раскрытии и расследовании фактов коммерческого подкупа, а также будет способствовать единообразию судебной практики по делам данной категории.

2.4.2 Проблемы законодательного регламентирования уголовного преследования по заявлению коммерческой организации

Много вопросов для практиков ставят и п. п. 2 и 3 примечания к ст. 201 УК РФ. Положения, содержащиеся в этих пунктах, относятся не только к ст. 201 УК, но и ко всем статьям главы 23 УК, в том числе и коммерческому подкупу (ст. 204 УК).

Так, в п. 2 примечания говорится о том, что уголовное преследование за деяния, предусмотренные данной главой и причинившие вред "исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием", осуществляется только по заявлению этой организации или с ее согласия.

Приведенное положение содержит ряд противоречий.

Во-первых, оно означает, что если не установлен конкретный вред, то даже в случае совершения общественно опасного деяния лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности. Исходя из данной посылки, практически невозможно привлечь лицо, осуществляющее управленческие функции, за получение подкупа, поскольку данный состав формальный и наступление того или иного вреда не входит в предмет доказывания.

Во-вторых, толкование данного примечания приводит к выводу, что оно не распространяется на унитарные предприятия и таким образом ставит их в исключительное положение, поскольку по смыслу примечания в случае причинения вреда последним заявление или согласие такой организации не требуется. Но даже такое уточнение сводит на нет возможность уголовного преследования, поскольку состав коммерческого подкупа сформулирован как беспоследственный.

В упомянутом постановлении Пленума Верховного Суда РФ по вопросам квалификации взятки и коммерческого подкупа предпринята попытка разъяснить суть примечания к ст. 201 УК. Однако и разъяснение высшей судебной инстанции, содержащееся в п. 6, также страдает, нечеткостью и фактически повторяет содержание п. п. 2 и 3 примечания. "При рассмотрении дел о коммерческом подкупе судам следует иметь в виду, что обвинительный приговор... может быть вынесен при наличии к тому оснований, если деянием причинен вред интересам других организаций, интересам граждан, общества или государства либо если вред причинен исключительно коммерческой или иной организации, где работает такое лицо, когда уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия".

Это разъяснение противоречит в то же время и другому пункту того же Пленума, в соответствии с которым коммерческий подкуп считается оконченным "с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей" (п. 11).

Опасность коммерческого подкупа заключается не в том, что кому-то причиняется вред, а в том, что лицо использует предоставленные ему возможности по службе для незаконного обогащения вопреки положениям гражданского законодательства, на основании которых все сделки должны совершаться с соблюдением принципа добросовестности и исключать какое-либо принуждение.

Анализ примечания к ст. 201 УК приводит к выводу, что в нем заложено и другое противоречие с точки зрения равной охраны прав и интересов всех субъектов гражданско - правовых отношений. Буквальное толкование данного примечания приводит к выводу, что интересы некоммерческих организаций, а также ин тересы коммерческих организаций, являющихся государственными или муниципальными предприятиями, охраняются в большей мере, нежели интересы иных коммерческих организаций, т.е. хозяйственных обществ, товариществ и производственных кооперативов. Такой вывод следует из текста примечания, в котором делается акцент на то, что уголовное преследование за причинение вреда "исключительно коммерческой организации" осуществляется только по ее заявлению. Совершенно непонятно, почему нужно отдавать предпочтение в охране интересов одних хозяйствующих субъектов перед другими. В то же время создается такое впечатление, что уголовное законодательство вводит какой-то иной вид коммерческой организации, называя ее как "исключительно коммерческая", хотя гражданское законодательство такого вида организаций не знает.

Видимо, разработчики проекта Уголовного кодекса, а впоследствии и законодатель руководствовались теми соображениями, что в коммерческой организации, являющейся государственным или муниципальным предприятием, большая часть собственности является государственной и поэтому ее, с точки зрения традиционных социалистических представлений, следует охранять всеми возможными способами.

Однако такое суждение вряд ли правильно в условиях построения государства, в котором любая собственность должна охраняться в равной степени, независимо от ее принадлежности, поскольку ее значение и ценность не в том, что она принадлежит государству или отдельным его гражданам, а в том, что она призвана участвовать в создании наиболее благоприятных условий существования всех членов общества, должна сохраняться и приумножаться.

Привлечение к уголовному преследованию согласно ст. 23 УПК РФ осуществляется исключительно по заявлению коммерческой или иной организации по преступлениям, предусмотренным главой 23 Уголовного кодекса РФ. В УК РФ закреплена норма, имеющая уголовно-процессуальное значение, но вступающая в противоречие с положениями УПК РФ.

В соответствии с примечанием 2 к ст. 201 УК РФ в случае причинения вреда исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, «уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия». В примечании 3 к указанной статье устанавливается, что в случае причинения вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства «уголовное преследование осуществляется на общих основаниях».

В настоящее время большинство авторов рассматривают примечания 2 и 3 к ст. 201 УК РФ как разновидность частно-публичного порядка уголовного преследования Скрябин Э. Н. Особенности уголовного преследования за преступления против интересов службы // Журнал российского права. 2002. № 12. С. 91.. Так, А. Аснис отмечает, что «нормы, установленные в примечаниях 2 и 3 к ст. 201 УК, по своей юридической природе являются одновременно уголовно-правовыми и уголовно-процессуальными» Аснис А. Ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих организациях // Законность. 2005. № 5. С. 12.. К. К. Панько, классифицируя примечания в уголовном законе, выделяет примечания-процедуры, к которым относит примечания 2 и 3 к ст. 201 УК РФ Панько К. К. Виды примечаний в уголовном праве и проблема их квалификации // Российский судья. 2006. № 2. С. 22..

Такой смысл, как представляется, связан только с порядком возбуждения уголовного дела. Точнее, с частным характером такого порядка, который по своей процессуальной форме совпадает с порядком возбуждения уголовного дела частного обвинения.

В УПК активно используется понятие «уголовное преследование», и содержится его нормативное определение: «Уголовное преследование - процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления» (п. 55 ст. 5 УПК РФ).

Хотя законодатель и отказался от непроцессуальной категории «привлечение к уголовной ответственности» и абсолютно корректно сформулировал содержание ст. 23 УПК РФ, которая регулирует порядок принятия решения именно о возбуждении уголовного дела, а не уголовного преследования, он использовал понятие «уголовное преследование» в ее названии - «Привлечение к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации».

Кроме того, содержание ст. 23 УПК РФ законодатель изложил также не в полном соответствии с содержанием примечаний 2 и 3 к ст. 201 УК РФ. В частности, в ст. 23 УПК РФ речь идет о порядке возбуждения уголовного дела, а в примечаниях к ст. 201 УК РФ - об осуществлении уголовного преследования; в ст. 23 УПК РФ указывается на «вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, а в примечании 2 к ст. 201 УК РФ - на «вред интересам исключительно коммерческой организации»; в ст. 23 УПК РФ устанавливается, что «уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия», а в примечании 2 к ст. 201 УК РФ - что «по заявлению этой организации или с ее согласия».

Несмотря на использование в содержании ст. 23 УПК РФ понятия «возбуждение уголовного дела», в названии данной статьи, а также в примечаниях 2 и 3 к ст. 201 УК РФ фигурирует понятие «уголовное преследование». Отмеченное противоречие имеет не только терминологическое, но и практическое значение, поскольку неясно: если под «уголовным преследованием» понимается процессуальная деятельность, направленная на изобличение подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, то заявление или согласие руководителя организации необходимо только для возбуждения уголовного дела (на что указывается в содержании ст. 23 УПК РФ) либо также для привлечения к уголовному преследованию и его осуществлению (этот вывод напрашивается исходя из названия ст. 23 УПК РФ, а также из содержания примечаний 2 и 3 к ст. 201 УК РФ)?


Таким образом, в целях унификации используемой терминологии в УПК и УК РФ видится целесообразным название ст. 23 УПК РФ изложить в следующей редакции: «Статья 23. Возбуждение уголовного дела по заявлению коммерческой или иной организации», а примечания 2, 3 к ст. 201 УК РФ исключить.

Подобная нечеткость в регламентации для привлечения к ответственности по ст. 204 УК РФ по заявлению организации является еще одним аспектом, требующим от законодателя внесения изменений в уголовный закон, и становится дополнительной преградой для правоприминителя. Однако, этот вопрос не является предметом исследования данной работы.

Заключение

Установление в ст. 204 УК РФ 1996 г. уголовной ответственности за коммерческий подкуп в обществе воспринято неоднозначно. Прежде всего, следует отметить различия в оценках новизны как в теории, так и в практике. Ст. 204 УК является новой по субъекту преступления и кругу правоохраняемых ценностей, но имеет много общих признаков объективной стороны со взяточничеством. Статья о коммерческом подкупе появилась в развитие норм о взяточничестве, следовательно, часть субъектов и правоохраняемых ценностей просто унаследованы от своего исторического прототипа. Хотя юридико-технически она построена аналогично статьям, устанавливающим ответственность за дачу и получение взятки, законодатель установил существенные различия между коммерческим подкупом и взяткой. Они определяются спецификой деятельности взяткополучателей как субъектов публичного права, выступающих от имени государства, и лиц, в отношении которых осуществляется коммерческий подкуп как субъектов частного права, выступающих в качестве участников договорных отношений. Что также унаследовано от прошлого века, и на мой взгляд не имеет под собой реальной почвы.

Согласно толковому словарю Ожегова - ВЗЯТКА - Деньги или материальные ценности, даваемые должностному лицу как подкуп, как оплата караемых законом действий Толковый словарь Ожегова www.freecopy.ru

Как видно эти понятия являются тождественными и разделение их в юридическом смысле видится нецелесообразным.

Тем не менее, с учетом проведенного анализа, как уже было сказано выше, непосредственным объектом преступления, предусмотренного статьей 204 УК РФ, выступает нормальная деятельность аппарата управления коммерческих и иных организаций, складывающиеся в сфере осуществления законной деятельности (службы) лицами, выполняющими управленческие функции.

Основное отличие между коммерческим подкупом и взяточничеством (ст. 290 и 291 УК) проходит по объекту. Объектом должностных преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие нормальную и правильную работу государственного аппарата, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений. Объектом же коммерческого подкупа, как уже отмечалось выше, следует считать нормальную, т.е. соответствующую целям, задачам и принципам, реализацию прав и обязанностей лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющему организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации независимо от формы собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением.

Предмет коммерческого подкупа - деньги, ценные бумаги, иное имущество или услуги имущественного характера. Данное имущество и услуги должны иметь материальную ценность.

Объективная сторона преступления, предусмотренного в ч. 1, 2 ст. 204 УК РФ, состоит из действий в виде НЕЗАКОННОЙ передачи лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, предмета коммерческого подкупа, а равно оказания ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

Объективная сторона преступления, предусмотренного в ч. 3 ст. 204 УК РФ, выражается в виде действий, а именно: НЕЗАКОННОГО получения предмета коммерческого подкупа или пользования услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

Под незаконным получением / передачей предмета коммерческого подкупа предусматривается действие - незаконность которого, прямо установлена законом, либо прямо запрещена законом или иным нормативным актом, в т. ч. актом организации.

Составы преступлений, предусмотренных в ст. 204 УК РФ, являются формальными.

При этом следует учитывать, что для признания коммерческого подкупа оконченным преступлением не требуется, чтобы служащий, принявший вознаграждение, совершил какое-либо ответное действие с использованием своего служебного положения в пользу дающего, поскольку эти действия не входят в объективную сторону рассматриваемого состава преступления и находятся за его пределами.

Основными отличиями по объективной стороне преступлений, предусмотренных ст. 290,291 УК РФ состоит в том, что в ст. 204 УК речь идет о подкупе, т.е. когда предмет подкупа передается до совершения соответствующих действий в интересах дающего. Взятка же может быть передана как до, так и после совершения действий по службе без предварительной договоренности об этом (взятка-подкуп, взятка-вознаграждение).

Субъект передачи коммерческого подкупа (ч. 1, 2 ст. 204 УК) - общий, им является физическое, вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Субъект получения предмета коммерческого подкупа (ч. 3, 4 ст. 204 УК) - специальный, т.е. лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, т. е, лицо постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации независимо от формы собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, при этом он обладает необходимыми полномочиями по выполнению действий (бездействий) в интересах дающего, за которые передается предмет подкупа.

К сожалению диспозиция ст. 204 не позволяет раскрыть полномочий лица, выполняющего управленческие функции, т.к. это изложено в диспозиции ст. 290 УК РФ. Целесообразно привести в п.3 постановления примерный перечень субъектов, выполняющих организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции.

Отличие составов преступлений ст. 290, 291 от анализируемой УК РФ имеется и по субъекту. Так, субъектами должностных преступлений признаются должностные лица, под которыми, согласно примечанию к ст. 285 УК, понимаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Субъектами же незаконного получения коммерческого подкупа, согласно п. 1 примечания к ст. 201 УК, могут быть признаны лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации независимо от формы собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением.

Субъективная сторона коммерческого подкупа характеризуется виной в виде прямого умысла. В содержание умысла получающего вознаграждение входит сознание этим лицом, что ему передают предмет коммерческого подкупа за совершение действий (бездействия) в интересах дающего и что эти действия (бездействие) он может совершить благодаря своему служебному положению.

Передающий осознает, что передает предмет подкупа исключительно с целью совершения в его интересах действий, лицу, занимающему соответствующее служебное положение. При этом не имеет значения фактическое наличие у этого лица соответствующего служебного положения, важно знает об этом податель или нет.

В содержание умысла получающего вознаграждение входит сознание этим лицом, что ему передают предмет коммерческого подкупа за совершение действий (бездействия) в интересах дающего и что эти действия (бездействие) он может совершить благодаря своему служебному положению. Как уже отмечалось, в законе указывается, что незаконное вознаграждение передается за действия (бездействие) в интересах дающего.

Предмет коммерческого подкупа передается/получается за совершение только ЗАКОННЫХ действий. Требование совершить незаконные действия за плату не охватывается ст. 204 УК РФ. При этом в отличие от ч. 2 ст. 290 и ч. 2 ст. 291 УК РФ дача/получение незаконного вознаграждения за незаконные деяния в ст. 204 УК РФ не являются квалифицирующими признаками. Ответственность за дачу и получение взятки или коммерческий подкуп не исключает одновременного привлечения к уголовной ответственности за действия, образующие самостоятельное преступление. В таких случаях содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений.

Преступление считается оконченным с момента незаконного принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей или начала пользования услугами, для дающего с момента незаконной передачи предмета подкупа.

Обещание не образует состава преступления.

Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой - квалифицирующий признак и получения незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе (п. "а" ч. 4 ст. 204 УК РФ) обладает определенными особенностями. Предмет коммерческого подкупа надлежит считать полученным по предварительному сговору группой лиц, если в преступлении участвовали два и более лица, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее договорились о совместном совершении данного преступления с использованием своего служебного положения. Если одно лицо не обладает статусом лица, выполняющего управленческие функции, квалифицированного состава не образуется.

Вымогательство предмета коммерческого подкупа (п. "в" ч. 4 ст. 204 УК РФ) - еще один квалифицирующий признак рассматриваемого преступления.

Вымогательство означает требование лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, передать незаконное вознаграждение при коммерческом подкупе под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам гражданина либо поставить последнего в такие условия, при которых он вынужден совершить коммерческий подкуп с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов.

Квалифицирующие признаки, характеризующие повышенную общественную опасность коммерческого подкупа (вымогательство, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору и др.), следует учитывать при юридической оценке действий соучастников получения незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, если эти обстоятельства охватывались их умыслом.

Возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в данном случае предусмотрена только для лица, являющегося субъектом преступлений, предусмотренных в ч. 1 и 2 ст. 204 УК РФ.

Если деяние, предусмотренное статьями главы 23 УК РФ, причинило вред исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия (примечание 2 к ст. 201).

При этом в соответствии со ст. 23 УПК РФ такого заявления не требуется, если вред причинен:

а) интересам других организаций;

б) интересам граждан;

в) интересам общества;

г) интересам государства. Интересы государства затрагиваются и тогда, когда доля акций коммерческой организации принадлежит государству. Подобные познания предположить у следователей трудно.

Аксиоматична закономерность постоянных изменений и дополнений Уголовного кодекса, направленных, по мысли законодателя, на дальнейшее его совершенствование. УК РФ принят в период перехода от одного общественного строя к другому, а поэтому нельзя разделить мнение о том, что он рассчитан на длительную жизнь, может быть на весь ХХI век.

Уголовно-правовая политика должна быть продолжена в процессе дифференциации уголовной ответственности в направлении, с одной стороны, выделения дополнительного квалифицированного состава - использование служебного положения, а с другой стороны - выделения привилегированных составов преступлений. Уравнивание ответственности субъектов всех преступлений независимо от организационно-правовых форм предприятий и учреждений. Таково насущное требование международного и конституционного права о равенстве всех перед судом и законом. В первую очередь это относится к гл. 23 о преступлениях должностных лиц частного сектора управления, которая, на мой взгляд, подлежит объединению с гл. 30 о преступлениях должностных лиц государственных и муниципальных органов с одинаковым объектом криминализации и санкций для служащих всех секторов управления.

Литература

1. Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. -- М., 1990.

2. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному закону. - Волтерс Клувер, 2007 г.

3. Практика применения ст. 204 УК РФ (коммерческий подкуп) (В.Т. Мазеин, П.П. Елисов, "Право и экономика", N 9, сентябрь 2005 г.)

4. Коммерческий подкуп в современном зарубежном уголовном законодательстве (А.В. Маркарян, "Адвокат", N 2, февраль 2005 г.)

5. Провокация взятки либо коммерческого подкупа: как предложить взятку и не попасть за решетку (В.В. Толкачев, "Предприниматель без образования юридического лица. ПБОЮЛ", N 2, февраль 2005 г.)

6. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. В.М. Лебедева). - "Норма", 2007 г.

7. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный (под общ. ред. А.В. Смирнова). 4-е издание, дополненное и переработанное. - Система ГАРАНТ, 2007 г.

8. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. В.М. Лебедев). - "Юрайт", 2007 г.

9. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. В.И. Радченко, А.С. Михлина). - "Питер", 2007 г.

10. Китрова Е.В., Кузьмин В.А. Комментарий к Федеральному закону "Об оперативно-розыскной деятельности". - Система ГАРАНТ, 2007 г.

11. Шнитенков А.В. Комментарий к главе 23 Уголовного кодекса Российской Федерации "Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях" (постатейный). Судебная практика. - "Юстицинформ", 2007 г.

12. Гуев А.Н. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для предпринимателей - "Экзамен", 2006 г.

13. Киселев А.П. Комментарий к Федеральному закону от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности". - "ОСЬ-89", 2006 г.

14. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. А.А. Чекалин; под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова). - 3-е изд., перераб. и доп. - Юрайт-Издат, 2006 г.

15. Дуюнов В.К. и др., Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный) (отв. ред. Л.Л. Кругликов) - "Волтерс Клувер", 2005 г.

16. Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. - "Волтерс Клувер", 2005 г.

17. Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов (под ред. К.Ф. Гуценко). - "Зерцало", 2005 г.

18. Проблемы законодательного регламентирования уголовного преследования по заявлению коммерческой или иной организации в УК и УПК РФ (Р.В. Мазюк, "Законодательство", N 11, ноябрь 2007 г.)

19. Правовые меры противодействия коррупции (Е.Н. Трикоз, А.М. Цирин, "Журнал российского права", N 9, сентябрь 2007 г.)

20. "Для тех, кто дает, и для тех, кто берет" (интервью с С.Ю. Лапиным, аспирантом НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ) (М. Чеботарев, "эж-ЮРИСТ", N 18, май 2007 г.)

21. О соотношении международного и внутреннего уголовного права (Н.Ф. Кузнецова, Н.А. Огурцов, "Законодательство", N 5, май 2007 г.)

22. Криминализация и декриминализация деяний (Е.В. Епифанова, "Российская юстиция", N 5, май 2006 г.)

23. Юридическая ответственность руководителей российских компаний (И. Иванов, Ф. Теселкин, "Корпоративный юрист", N 4, декабрь 2005 г.)

24. О взяточничестве и коммерческом подкупе (Н. Егорова, "Российская юстиция", N 10, октябрь 2001 г.)

25. Вред как элемент коммерческого подкупа (П. Яни, "Российская юстиция", N 4, апрель 2001 г.)

26. "Провокация взятки либо коммерческого подкупа" (Егорова Н., "Российская юстиция", 1997, N 8)

27. Криминология: Учебник (под ред. проф. В.Д. Малкова) - "Юстицинформ", 2004 г.

28. Курс уголовного права. Том 4. Особенная часть (под ред. доктора юридич. наук, проф. Г.Н.Борзенкова и доктора юридич. наук, проф. В.С.Комиссарова) - "Зерцало-М", 2002 г.

29. Уголовно-правовая охрана конкуренции в праве Франции, ФРГ и Соединенного Королевства (И.А. Клепицкий, "Законодательство", N 9, сентябрь 2005 г.)

30. Преступления в сфере экономической деятельности (С.В. Горленко, "Аудиторские ведомости", N 11, 12, ноябрь, декабрь 2004 г.)

31. Особенности уголовного преследования по делам о преступлениях против интересов службы в коммерческих организациях (Л.В.Головко, "Законодательство", N 4, апрель 1999 г.)

32. "Ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях" (Кравец Ю., "Российская юстиция", 1997, N 7)

33. "Причинение вреда деянием. О квалификации экономических и служебных преступлений" (Яни П., "Российская юстиция", 1997, N 1)

34. Гордейчик С.А. Преступления управленческого персонала коммерческих и иных организаций в сфере экономической деятельности. Автореф. канд. дисс. Волгоград, 1997.

35. Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.И. Преступление в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Красноярск, 1998.

36. Горелик А.С. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп//Юридический мир. 1999 (январь - февраль).

37. Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. М.: Эксмо, 2002.

38. Панько К. К. Виды примечаний в уголовном праве и проблема их квалификации // Российский судья. 2006. № 2.

39. Макаров С.Д. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп Учебное пособие. Иркутск ИЮП ГП РФ, 2001

Нормативные акты и судебная практика Нормативные документы взяты из СПС Гарант - Максимум

1. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (с изменениями от 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 июня, 7 августа, 17 ноября, 29 декабря 2001 г., 4, 14 марта, 7 мая, 25 июня, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 11 марта, 8 апреля, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 21, 26 июля, 28 декабря 2004 г., 21 июля, 19 декабря 2005 г., 5 января, 27 июля, 4, 30 декабря 2006 г., 9 апреля, 10 мая, 24 июля, 4 ноября, 1, 6 декабря 2007 г., 14 февраля 2008 г.)

2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (с изменениями от 29 мая, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 30 июня, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 22 апреля, 29 июня, 2, 28 декабря 2004 г., 1 июня 2005 г., 9 января, 3 марта, 3 июня, 3, 27 июля, 30 декабря 2006 г., 12, 26 апреля, 5, 6 июня, 24 июля, 2 октября, 27 ноября, 3, 6 декабря 2007 г.)

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" (с изменениями и дополнениями)

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 7 "Об изменении и дополнении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам"

5. Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 июня 2006 г. N 45-ДП06-16

6. Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 марта 2006 г. N 3-О06-3

7. Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 ноября 2001 г.

8. Определение СК Верховного Суда РФ от 30 ноября 1999 г.

9. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2005 г. (по уголовным делам) (утв. постановлениями Президиума Верховного Суда РФ от 4, 11 и 18 мая 2005 г.)

10. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4.

11. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2000 г. (по уголовным делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 17 января 2001 г.)

12. Обзор надзорной практики СК по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2005 г.

13. Определение СК Верховного Суда РФ от 30 ноября 1999 г.

14. Определение СК Верховного Суда РФ от 8 сентября 1998 г.

Приложения

Таблица 1. Статистические данные Министерства внутренних дел РФ, размещенные на официальном сайте МВД РФ.

2008 год (январь - март).

2007 год.

2006 год.



Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данную курсовую работу Вы можете использовать для написания своего курсового проекта.

Доработать Узнать цену работы по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме:

Пишем курсовую работу самостоятельно:
! Как писать курсовую работу Практические советы по написанию семестровых и курсовых работ.
! Схема написания курсовой Из каких частей состоит курсовик. С чего начать и как правильно закончить работу.
! Формулировка проблемы Описываем цель курсовой, что анализируем, разрабатываем, какого результата хотим добиться.
! План курсовой работы Нумерованным списком описывается порядок и структура будующей работы.
! Введение курсовой работы Что пишется в введении, какой объем вводной части?
! Задачи курсовой работы Правильно начинать любую работу с постановки задач, описания того что необходимо сделать.
! Источники информации Какими источниками следует пользоваться. Почему не стоит доверять бесплатно скачанным работа.
! Заключение курсовой работы Подведение итогов проведенных мероприятий, достигнута ли цель, решена ли проблема.
! Оригинальность текстов Каким образом можно повысить оригинальность текстов чтобы пройти проверку антиплагиатом.
! Оформление курсовика Требования и методические рекомендации по оформлению работы по ГОСТ.

Читайте также:
Разновидности курсовых Какие курсовые бывают в чем их особенности и принципиальные отличия.
Отличие курсового проекта от работы Чем принципиально отличается по структуре и подходу разработка курсового проекта.
Типичные недостатки На что чаще всего обращают внимание преподаватели и какие ошибки допускают студенты.
Защита курсовой работы Как подготовиться к защите курсовой работы и как ее провести.
Доклад на защиту Как подготовить доклад чтобы он был не скучным, интересным и информативным для преподавателя.
Оценка курсовой работы Каким образом преподаватели оценивают качества подготовленного курсовика.

Другие популярные курсовые работы:

Сейчас смотрят :

Курсовая работа Формирование коммуникативной компетенции на уроках иностранного языка как объект педагогического процесса
Курсовая работа Оценка портфеля ценных бумаг
Курсовая работа Маркетинговые исследования в рекламе
Курсовая работа Субъекты доказывания в уголовном судопроизводстве
Курсовая работа Дивидендная политика предприятия
Курсовая работа Аудит расчетов с дебиторами и кредиторами
Курсовая работа Актуальность и принципы системы Л.В. Занкова в сфере формирования коммуникативных навыков у младших школьников
Курсовая работа Повышение рентабельности предприятия туризма
Курсовая работа Особенности работы социального педагога с детьми из неполной семьи
Курсовая работа Организация транспортного хозяйства
Курсовая работа Формирование речи у дошкольников в сюжетно–ролевой игре
Курсовая работа Лишение родительских прав
Курсовая работа Анализ финансовохозяйственной деятельности страховой компании Росгосстрах
Курсовая работа Валютный рынок и валютные операции
Курсовая работа Управление заёмным капиталом