Контрольная работа по предмету "Журналистика, издательское дело и СМИ"

Узнать цену работы по вашей теме


Журналистика XVIII века


18

Челябинский государственный университет

кафедра журналистики

История Отечественной журналистики

Контрольная работа № 2

Выполнила: Романенко Е. В.

группа ЖЗ-401

Проверила Фатеева И. А.

Челябинск 2003

1. Общая характеристика журналистики последней четверти XVIII века в именах и цифрах.

XVIII в. - это время русского Просвещения, время осознания значения знания как двигателя прогресса и развития. Поэтому большая часть изданий этого периода носит ярко выраженный просветительский характер. Журналистике этого периода свойственно нести читателям идеалы гражданственности, патриотизма, гуманности и нравственности, высказывать враждебное отношение к абсолютизму. Первые издания создаются для пропаганды экономических государственных реформ, а также научных достижений среди читающей аудитории. Это время господства феодальных отношений, которые начинали тормозить развитие общества, и осознания необходимшъости внедрения буржуазных отношений в жизнь российского общества. А в журналистике - это эпоха “толстого” журнала, литературно-научного или литературного. Для такого типа изданий характерна энциклопедичность, всеобъемлющая широта тематики, скорее сближающая их с книгами или альманахами. Российская читающая публика - в основном дворянская - предпочитала журналы, ибо ее жизненный уклад еще не требовал оперативной информации со всех уголков страны или мира, характерной для газет. У нее там не было никаких экономических интересов. Натуральное хозяйство (или почти таковое), которое процветало в дворянских поместьях, создавало особо благоприятные условия для неторопливого чтения на досуге для развлечения и заполнения свободного времени (ибо никаких профессиональных интересов у дворянства еще не существовало). Важными отделами этих изданий были не только литературные, научные или экономические, но библиографические. С одной стороны, это было особым типом рекламы новых изданий, с другой, в связи с сообщениями о новых книгах автор мог высказать немало собственных суждений по актуальным вопросам современной жизни. Поэтому русскому обществу оказывается достаточным наличие лишь двух официальных газет, которые выходят сравнительно малыми тиражами. Характерно отсутствие вплоть до первой половины XIX в. ежедневных газет в России. Жесткая цензура, особенно по отношению к газетам, и страх перед буржуазными свободами привел в нашей стране к почти полной невозможности прямого (журналистского) обсуждения внутренних политических и экономических проблем и привел к тому, что литература и история стали общества своеобразным заменителем не только журналистики, но и политики. Это привело в дальнейшем к развитию особых литературных жанров, к расцвету литературной критики как важнейшего журналистского жанра, а также литературной рецензии и библиографии. Использование эзоповских приемов изложения, сатирический стиль и аллегорические высказывания о вымышленных или давно прошедших событиях, которые позволяли читателю проводить злободневные параллели в современной жизни, - все это выводило журналы на передний край журналистики. Отсутствие демократических свобод, в частности, свободы слова, и неразвитость капиталистических отношений тормозило развитие наиболее оперативного типа СМИ - ежедневных газет. Их время придет позднее. Конец века же ознаменовался выходом первой отраслевой газеты “Санкт-Петербургские врачебные ведомости”. Но слово газета еще не вошло в обиход. Это тоже произойдет в первой половине XIX в. А пока их называют “Ведомости”.

Московские ведомости» имели регулярные «Прибавления» (до 25-30 выпусков в год), однако главная их ценность заключалась в многочисленных и разнообразных по содержанию журнальных приложениях. Наиболее популярными из них являлись «Экономический магазин, или собрание всяких экономических известий, опытов, открытий...» (1780-1789) - первый русский журнал по сельскому хозяйству (редактор и составитель А.Т.Болотов); «Детское чтение для сердца и разума» (1785-1789) - первый в России журнал для детей и педагогов (редакторы и издатели Н.И.Новиков и Н.М.Карамзин), раздававшийся бесплатно; «Магазин натуральной истории, физики и химии...» (1788-1790) и др. Всего за двадцать три года (1778-1801) у «Московских новостей» было около двадцати различных приложений, как ни у одной газеты дореформенной России.

С 1727 года типография Академии наук начала издавать «Соmmentarii» - первый русский научный журнал универсального содержания, который, меняя свое название, просуществовал до 1805 года. «Комментарии» содержали научные труды и исследования академиков в различных отраслях науки и выпускались на латинском языке - международном языке науки того времени.

Среди многочисленных сатирических журналов второй половины XVIII века («И то и се», «Адская почта», «Ни то ни се», «Поденщина», «Пустомеля», «Полезное с приятным», «Смесь», «Почта духов» и др.) особое место принадлежит новиковским изданиям, и в первую очередь «Трутню» (1769-1770) и «Живописцу» (1772-1773). Имевшие последовательный и ярко выраженный антикрепостнический характер, отличавшиеся от современных им изданий острым языком публикаций, журналы были закрыты по распоряжению Екатерины II, однако их успех в обществе был так велик, что отдельные номера «Трутня» перепечатывались дважды, а «Живописец» только в последней четверти XVIII века полностью переиздавался четырежды (1772, 1775, 1781, 1793). Наиболее полным переизданием является издание 1781 года. В XIX веке оба журнала были переизданы И.И.Глазуновым (соответственно в 1864 и 1865 годах, подготовлены П.А. Ефремовым).

С именем Н.И.Новикова связано появление и развитие русской отраслевой периодики. В 1773-1775 годах он предпринял издание «Древней Российской вивлиофики» (в 10 частях), в которой начал систематическую публикацию архивных документов по истории России: старинных грамот дворянству и духовенству, государственных актов и дипломатических материалов, дворянских родословных, послужных списков, летописей и др. Издание имело такой успех, что в 1786-1801 годах Академия наук выпустила его продолжение под названием «Продолжение древней Российской вивлиофики» (в 11 сборниках), а в 1788-1791 годах сам Н.И.Новиков предпринял второе расширенное издание «Вивлиофики» в 20 частях. Под влиянием этих начинаний в 1792-1794 годах начал выходить «Российский магазин» - первый русский исторический журнал (издатель и редактор Ф.И.Туманский).

В 1777 году Н.И.Новиков предпринял издание первого в России библиографического журнала «Санкт-Петербургские ученые ведомости» (вышло 22 номера).

В 1783-1786 годах Академией наук при участии Н.И.Новикова издавался «Собеседник любителей российского слова, содержащий разные сочинения в стихах и прозе некоторых российских писателей» - один из интереснейших литературных журналов конца XVIII столетия, в котором активное участие принимали княгиня Е.Р.Дашкова, Екатерина II, Г.Р.Державин, Д.И.Фонвизин и др.

В 1786 году в Ярославле начал выходить первый русский провинциальный журнал «Уединенный пошехонец. Ежемесячное сочинение на 1786 год» (Ч. 1-2, всего 12 номеров).

В 1792-1794 годах издавались « Санкт-Петербургские врачебные ведомости» - первый русский журнал по медицине.

В 1794-1795 году в Москве Н.М.Карамзиным был выпущен первый русский альманах под названием «Аглая» (кн. 1-2).

А теперь подробнее и конкретно по последней четверти века.

“Санкт-Петербургские ученые ведомости” (1777) - первый в России журнал критической библиографии. Издавался раз в неделю и был рассчитан на западноевропейскую аудиторию, в глазах которой Екатерина II желала слыть просвещенной и справедливой правительницей. Журнал выходил еженедельно. Он реализовывал идею, высказанную в свое время Ломоносовым. Было выпущено 22 номера. Кроме сведений о напечатанных книгах и критического рассмотрения их, здесь печатались портреты со стихотворными надписями и биографии русских писателей и художников. Задача журнала определялась как прославление успехов отечественных ученых и освещение распространения наук в России. Журнал придерживал крайней умеренности в критическом разборе книг и не допускал сатиры “на лица”, то есть авторов, что было новым в позиции Новикова. Важное значение в издании придавали правописанию, что было важно, так как шло становление русского литературного языка и вырабатывалось единообразие правописания.

“Утренний свет” (1777) - это нравственно-религиозное издание с философским уклоном. Читателям предлагалось не только слепо верить, но и размышлять над своими религиозными воззрениями и основаниями веры. Такой подход был результатом членства Новикова в масонской ложе. Журнал вел борьбу с материалистическими и рационалистическими философскими системами и пропагандировал идеалистические идеи античных и европейских философов. Главные жанры публикаций - прозаические статьи, стихотворения, пьески и анекдоты. Наиболее интересен философский раздел журнала. Круг авторов был достаточно широк. Журнал выходил в течение 3 лет. Пользовался спросом, так что обычного тиража - 1000 экземпляров - не хватало и приходилось выпускать дополнительные тиражи. Журнал издавался с благотворительной целью: доходы шли на организацию и содержание школ для неимущих.

“Модное ежемесячное издание или Библиотека для дамского туалета” (1779) - этот журнал можно считать первым изданием, адресованным женской аудитории. “Чтобы доставить прекрасному полу в свободные часы приятное чтение”. В журнале публиковались произведения приятные, забавные, занимательные. В том числе и переводы. Это были анекдоты, загадки, песни, эпиграммы, шарады. Было выпущено 12 номеров, с приложением картинки к каждому - “Щеголиха на гулянье” “Раскрытые прелести”, “Чепец победы” и т.д. Эти картинки можно рассматривать как странички мод, только в карикатурном виде. Словно издатель желал осмеять нелепые наряды модниц. В остальном же это было чисто литературное издание. Тираж не известен. “Московское ежемесячное издание” (1781) - общественно-политический и литературный журнал, продолжающий тематику “Утреннего света”, но в нем были созданы политический, исторический и географический отделы. Издание по содержанию напоминает другие издания Новикова. Здесь опять высмеивают льстецов, осуждают идею предопределенности общественной иерархии, снова идет полемика со статьями из “Всякой всячины”. Но тон публикаций более спокойный. Тираж издания не известен.

“Городская и деревенская библиотека” (1782-1786) - новое сатирическое издание Новикова, в котором продолжаются традиции “Трутня”. Литературный журнал для забавы или удовольствия, как пишет издатель. Выходил пять лет. В журнале печатались переводы, важное место занимали пословицы, причем по теме каждой пословицы создавался сатирический рассказ. О возможном ее происхождении. Сама же пословица служила заголовком. Сюжеты же рассказов намекали на реальные события придворной жизни. Эти пословицы вызывали не только недовольство императрицы и ее приближенных, но и цензурные проблемы. Тираж журнала не известен.

“Вечерняя заря” (1782) - религиозно-мистический журнал, продолжение “Утреннего света”. Проповедовал личное самосовершенствование, христианское смирение, принятие существующего миропорядка, отказ от политической борьбы, проявление общественной активности в форме частной благотворительности. Многие годы считалось, что это журнал Новикова, но, по мнению исследователей, он издавался масонами в противовес новиковским изданиям. Редактировал ее профессор Шварц.

“Покоящийся трудолюбец” (1784) - религиозно-нравственный журнал, приписываемый Новикову. Считал себя продолжением “Вечерней зари”. Выходил два раза в год. Но мало касался мистики и отличался хорошим подбором литературных произведений. Часть материалов были развлекательными: анекдоты, эпиграммы, загадки, небольшие повести. “Прибавление к Московским ведомостям”, “Детское чтение для сердца и разума”, “Магазин натуральных историй”, “Экономический магазин” - эти журналы являются приложением к газете “Московские ведомости”, которую арендовал Новиков. Он сделал ее популярной, перестроив ее структуру, создав новые отделы, организовав корреспондентскую сеть. Созданные им приложения к газете пользовались большим вниманием читающей публики. Наиболее ярким из них был “Экономический магазин”, содержавший полезные сельским жителям советы, рецепты и наставления.

“Детское чтение для сердца и разума” (1785-1789) был первым детским журналом и издавался еженедельно. Выходил в течение 5 лет. Это было просветительское издание. Содержание было связано с общественно-педагогической и литературной деятельностью Новикова. В нем он старался восполнить пробел в детской литературе, сделать так, чтобы детям было, что читать. Исторические, естественнонаучные статьи, нравоучительные письма, религиозные материалы, короткие повести, моральные и другие пьесы - вот круг произведений, публикуемых в журнале. Последние три года выходил без участия Новикова. В 1787 г. основными сотрудниками журнала были Н.М. Карамзин и А.А.Петров. Главную задачу журнала Новиков видел в том, чтобы воспитать, сформировать взгляды молодого культурного дворянина, горячо любящего Отечество. Крестьянский вопрос тоже находит место в журнале. Обсуждается проблема отношения к государю. Примечателен язык журнала. Он соответствует возрасту читателей-детей. Здесь нет ни славянизмов, ни запутанных грамматических конструкций. Пользовался популярностью. Журнал под редакцией Н.М.Карамзина сильно отличается от новиковского. Здесь исчезают исторические и естественнонаучные статьи, маленькие пьески, библейские тексты. Остаются большие переводные повести Н.М.Карамзина и нравоучительные сказки. Журнал отходит от решения педагогических задач, а подчиняется литературным интересам Н.М.Карамзина и А.А. Петрова. Хотя продолжает играть важную роль. К работе в журнале Н.М.Карамзин подходил серьезно и опубликовал в нем немало значительных своих поэтических произведений. Тираж издания не известен.

“Зритель” (1792) - это уже полноценный литературный журнал, с характерной для журнала структурой - статьи, проза, стихи, рецензии. В журнале публикуется группа авторов - кроме Крылова еще Клушин и Плавильщиков. Общее направление издания было патриотическим, великорусским. Публиковались программные статьи Плавильщикова. Одна была озаглавлена “Нечто о врожденном свойстве душ российских”, посвященной творческой мощи русского народа. В ней писалось о русских самородках, назывались имена Ломоносова, Кулибина и других. В статье “Театр” высказывалось настоятельное пожелание создать национальный исторический репертуар, например, темой драматических произведений сделать деятельность Козьмы Минина. Обсуждались на страницах журнала вопросы воспитания, причем Крылов высказывался не только против модного воспитания, как его коллеги по редакции, но и против старинного дворянского воспитания. Сам Крылов опубликовал здесь несколько крупных сатирических произведений: “Ночи”, “Каиб”, “Похвальная речь в память моему дедушке”, “Речь, говоренная повесой в собрании дураков” и другие. Эти произведения, в частности, содержали саркастические замечания по поводу сказок, которые “обманывают … приятнее” нежели религия, по поводу веры в чудеса и необходимости скептицизма по отношению к невероятностям.

“Санкт-Петербургский Меркурий” (1793) - новый обще-литературный журнал, который Крылов совместно с Клушиным стал издавать после закрытия “Зрителя”. Но сатира была менее острой на его страницах. Выходил журнал недолго. Это было первое русское издание, в заглавии которого используется имя римского бога торговли, дорог, путешествий, символа связи, информации, быстрой передачи новостей. Цель издания - желание угодить и быть полезным читателю. Издатель хотел дать читателю журнал, подобный иностранному, в котором бы была информация и о театральных постановках, и о новых книгах. Был введен раздел “Российские анекдоты”. Но в целом общее впечатление от этого журнала слабее чем от двух предыдущих.

Журналы Н.М.Карамзина: “Московский журнал” (1791); “Детское чтение для сердца и разума” (1785-1789).

“Московский журнал” (1791-1792) - ежемесячный литературный журнал, считающийся в истории журналистики первым настоящим журналом, где существуют постоянные разделы и рубрики. Его появление можно расценивать особой вехой в развитии журнальной периодики. Главная его задача состояла в пропаганде сентиментализма Карамзина, как нового литературного направления. Журнал отличался многообразием материалов, поданных живо и занимательно. Хороший подбор произведений, изящный язык, высокий эстетический вкус - вот что делало это изданием журналом нового для России типа. По мнению Березиной, ряд черт позволяет говорить о Карамзине как о родоначальнике “настоящего журнала: 1) определенное четкое направление; 2) жесткий отбор произведений в соответствии с этим направлением; 3) разнообразие материалов и их познавательный характер; 4) современность; 5) наличие отделов и рубрик; 6) хороший отдел критики; 7) хороший литературный язык; 8) живая, занимательная, увлекательная манера общения с читателем. Журнал состоял из русских сочинений в стихах и в прозе, переводов из немецких, французских и английских журналов, “критического рассмотрения” русских книг, известий о театральных спектаклях, описания разных происшествий и забавных случаев из жизни замечательных людей. Журнал распространяется по подписке. Ее стоимость - 5 рублей в Москве и 7 рублей в провинции. Карамзин предлагает всем желающим присылать свои произведения, но сразу отвергает только теологические, мистические, слишком научные, сухие “пиесы”. Влияние этого журнала на русское общество было сильным. После закрытия “Московского журнала” Карамзин стал издавать альманах “Аглая” (1794-1795). Это был первый настоящий русский альманах. Здесь были одни русские сочинения и не было переводов - это отличительная черта этого издания. “Детское чтение для сердца и разума” (1785-1789) - об этом журнале и деятельности в нем Карамзина рассказано в параграфе о журналах Новикова (с. 32).

Кроме вышеперечисленных журналов в России в этот период издавался еще ряд изданий:

“Собрание новостей” (1775-1776), “Академические известия” (1779-1781), “Собеседник любителей российского слова” (1783-1784), “Российский Феатр” (1786-1794), “Новые ежемесячные сочинения” (1786-1796) - это были академические издания. Но издавалось и немало частных: “Санкт-Петербургский вестник” (1778-1781), “Друг честных людей, или Стародум”, “Не все и не ничево” (1786), “О всех и за вся и о всем ко всем, или российский патриот и патриотизм” (1788), “Утренние часы” (1788-1789), “Санкт-Петербургский журнал” (1798), “Беседующий гражданин” (1789). Последний журнал - издание дворянской молодежи - примечательно тем, что в нем выступил Радищев со статьей “Беседа о том, что есть сын Отечества?”, где речь шла о воспитании гражданских доблестей.

11. Какой из тобольских журналов отличался особым интересом к краеведению? Расскажите об этом журнале.

Со времени основания Тобольск фактически был столицей Сибири. Крупный торговый и промышленный центр, он по праву считался и культурным центром, имел собственный театр, духовную семинарию, геодезическую школу и т. д. в нем было немало образованных людей. Купец первой гильдии городской голова, владелец салотопни и бумажной фабрики Василий Яковлевич Корнильев слыл просвещенным человеком и меценатом. В его доме сложилась одна из самых крупных частных библиотек. В феврале 1789 г. Василий Яковлевич открыл собственную типографию, которую рассматривал прежде всего как базу книгоиздания. В августе того же года совладельцем и руководителем типографии стал сын Корнильева Дмитрий Васильевич. Бумажная фабрика и типография в руках Корнильевых составили своеобразный комбинат -- материально-техническую основу для производства печатного слова. Корнильевы выступали как книгоиздатели. Из их типографии вышло 55 томов книг и журналов общим тиражом примерно 15, 5 тысяч экземпляров. По договору в правлением печатали и указы, но именно эта типография стала колыбелью урало-сибирского книгопроизводства и журналистики.

Особым интересом к краеведению отличался второй тобольский журнал (первым был «Иртыш, превращающийся в Ипокрену») -- «Исторический журнал, или Собрание из разных книг любопытных известий, увеселительных повестей и анекдотов». Впервые его зафиксировал «отец российской библиографии» В. Сопиков в 1814 г., сообщив, что вышел он в двух частях, в 8-ю долю листа, по 13 печатаных листов в каждой части. А. И. Дмитриев-Мамонов утверждал, что все статьи этого журнала были переводными, а В. Семенников считал, что его вообще не существовало. Но уже в 60-х годах 20 столетия было обнаружено четыре экземпляра этого издания.

Проповедуя общечеловеческие просветительские идеи, «Иртыш» не касался конкретной истории и современной жизни России и края, второй журнал должен был заполнить этот пробел. В 1784 году правительство разослало на места программу топографических описаний наместничества России, которая в Тобольске завершилась лишь в 1789-1790 гг. Это, возможно, послужило толчком для развития идеи Дмитрия Васильевича Корнильева издавать «Исторический журнал...».

В предисловии-посвящении А. В. Алябьеву, опубликованному в первой книге журнала, Корнильев раскрыл замысел издания: «Имея свободное время, будучи ничем иным, кроме коммерции, не занят, за долг для себе поставил выбрать из разных исторических и географических книг краткие, любопытство заслуживающие известия, как-то: о Сибири, Камчатке, Америке, Азиатских народах; о произрастании удивительных в Китае дерев; о разных родах зверей, птиц, рыб; о знатнейших городах, островах, берегах и о коммерции оных с приобщением увеселительных повестей и анекдотов, кои, собрав воедино и разделя на несколько частей, из коих первую, равно и последующие, приемлю смелость посвятить имени Вашего превосходительства».

Издатель четко определил тематические объекты издания, причем на первое место поставил «Сибирь», указал на сборный состав его, географический, этнографический и естествоведческий профиль, плюс тема коммерции. Ко всем этим материалам приобщались развлекательные тексты.

Первая часть открывается статьей «О Сибири», написанной в языковедческом ключе. Краеведческий характер носит статья «О качестве Сибири», в которой нет географии, зато есть личные впечатления автора. В популярной форме представлены в журнале этнографические заметки: «О бурятах и телеутах», «О якутах и тунгусах», «О самояди», «О вогуличах», «О остяках», «О татарах», «Известие о старинных татарских князьях в Сибири. И о введении Кучумом в Сибири Махометанской веры». Написаны эти заметки очень просто, без литературных ухищрений, на основе личных наблюдений, с привлечением богатого лингвистического материала, скорее всего, одним автором. Возможно, что корнильев использовал материалы «Топографического описания Тобольского наместничества». В описаниях просматривается сочувствие и интерес к аборигенам Сибири и Крайнего Севера. Автор заметок использует предания, нравы, верования описываемых народов. Знание лингвистики, фольклора, личные наблюдения позволяют автору опровергать расхожие мнения иностранных ученых и составлять собственное, оригинальное. Автор «Исторического журнала» предвосхитил сравнительно-исторический метод анализа в лингвистике.

В журнале напечатаны также первые описания Искера -- бывшей столицы хана Кучума, Барабинской степи.

Автором этих материалов, скорее всего, был сам издатель -- редактор Дмитрий Корнильев. Он же написал «О китайских деревьях, произносящих цветы», «О китайских деревьях, произносящих чай». Развлекательные же материалы были взяты в готовом виде из русских журналов без указания имен (из французского «Словаря анекдотов» Лакомба де Презеля рассказ «О великодушии, кое два неприятеля друг другу оказали перепечатан из эсея «Праздное время, в пользу употребленное». «Анекдот о Иосифе II, императоре римском» из журнала «Дамское чтение для сердца и разума»). «Увеселительные повести и анекдоты» по преимуществу носят нравоучительный характер («Пример братней любви», «Анекдот о испанце, убившем Мавра», «Великодушие в любви», «Любовь сына к отцу», «Пример честности», «Баснь».

Структура «Исторического журнала» имеет свои особенности. На титуле его нет помесячной даты выхода, но есть указание «часть первая». Все материалы пронумерованы, серьезные статьи сменяются «увеселительными».

По словам А. В. Блюма это была первая попытка краеведческого издания в крае. Корнильев видел целью пропаганду знаний о Сибири, неискаженное впечатление о ней. Для этого привлекал «увеселительными» материалами.

В русской журналистике «Исторический журнал» стал первым опытом издания особого типа краеведческого журнала.

21. Идейная характеристика «Вопросов Д. И. Фонвизина к сочинителю «Былей и небылиц».

Журнал «Собеседник любителей российского слова, содержащий разные сочинения в прозе и стихах некоторых российских писателей», выходил в Петербурге с июня 1783 по сентябрь 1784 г. В «Собеседнике» печатались произведения писателей прогрессивного лагеря - Д. Фонвизина, Я. Княжнина, Ф. Козельского, С. Боброва, осознававших недостатки екатерининского режима и выступавших против него в своей литературной деятельности.

Наиболее ярким эпизодом в истории «Собеседника» были «Вопросы к сочинителю «Былей и небылиц» Фонвизина и «Ответы» на них Екатерины II. Сатирический элемент, весьма сильный в творчестве Державина, был широко представлен в «Собеседнике» его стихотворениями. Но первое по общественной важности место в журнале занимали произведения Фонвизина. Рядом с «Былями и небылицами», официозными поздравительными одами и нейтральной лирикой малоизвестных поэтов в «Собеседнике» появились лучшие сатирические статьи Фонвизина.

В журнале Фонвизин напечатал «Опыт российского сословника» т. е. словаря синонимических выражений. Разъясняя смысл ряда слов и сходных понятий, Фонвизин приводил примеры, звучавшие сатирически остро и смело. Он писал: «проманивать, - обманывать проводить, - есть больших бояр искусство. Стряпчие обыкновенно проводят челобитчиков... Не действуют законы тамо, где обиженный притесняется. В низком состоянии можно иметь благороднейшую душу; равно как и весьма большой барин может быть весьма подлый человек». Свои «Вопросы» в третьей книжке «Собеседника» Фонвизин обращал к сочинителю «Былей и небылиц», т. е. к императрице Екатерине II. Прочитав их, она распорядилась напечатать «Вопросы» в журнале в сопровождении своих ответов, обнаруживших ее недовольство дерзостью сатирика. Например, Фонвизин спрашивал: «Отчего в век законодательный никто в сей части не помышляет отличиться?» Екатерина отвечала прямо: «Оттого, что сие не есть дело всякого». «Отчего в прежние времена шуты, шпыни и балагуры чинов не имели, а ныне имеют, и весьма большие?» - говорилось в другом вопросе, и читатели понимали, что речь идет о ближайшем друге императрицы вельможе Л. А. Нарышкине, которого прозвали «шпынь» - шутник, балагур. Екатерина сердито отвечала: «Предки наши не все грамоте умели», явно желая уклониться от существа дела, и поспешила приписать тут же: «Сей вопрос родился от свободоязычия, которого предки наши не имели». Стало видно, что сатирик попал в цель.

В статьях Фонвизина затрагивался ряд острейших общественно-политических тем, и недаром Екатерина II ответила ему так резко и грубо. Большое значение имеет вопрос Фонвизина, заключающий всю серию: «В чем состоит наш национальный характер?» Фонвизин, как и другие прогрессивные деятели русской культуры, полагал, что свойства русского национального характера состоят в преданности родине, гражданском патриотизме, военных доблестях, уважении к личным достоинствам людей независимо от их происхождения и т. д. Екатерина же дала иное определение. По ее мнению, русский национальный характер заключается в «остром и скором понятии всего, в образцовом послушании и в корени всех добродетелей, от творца человеку данных». «Скорое понятие» указаний, исходящих с высоты престола, «образцовое послушание» русских людей воле императрицы, нравственные чувства, внушаемые церковью, - вот что желала видеть Екатерина II в народе, которым она управляла. Послушания же после крестьянской войны 1773-1775 гг. ей хотелось больше всего. Нечего говорить, насколько этот провозглашенный императрицей идеал отличался от представлений передовых русских людей, по-настоящему болевших за судьбы отечества, и как он был далек от подлинного характера русского народа.

Несмотря на то, что после своих «Вопросов» Фонвизин продолжал некоторое время печататься в «Собеседнике», и на то, что он тонко и умно сделал вид, будто пытается оправдаться перед автором «Былей и небылиц» в особом извинительном письме, его судьба была уже решена: Фонвизин оказался отлученным от литературы, и последующие сочинения не увидели света при жизни автора.

41. Расскажите о первом дамском журнале в России.

Н. И. Новиков в 1779 г. стал выпускать журнал «Модное ежемесячное издание или Библиотека для дамского туалета». С января по апрель этот журнал выходил в Петербурге, а с мая по декабрь - в Москве, куда переехал Новиков. Всего вышло двенадцать книжек, и к каждой была приложена картинка - «Щеголиха на гулянье», «Счастливый щеголь», «Раскрытые прелести», «Убор а ля белль пуль», «Чепец победы» и т. д. Эти картинки можно рассматривать как странички мод, только в карикатурном виде. Словно издатель желал осмеять нелепые наряды модниц. В остальном же это было чисто литературное издание. Тираж не известен.

Журнал назначался «доставить прекрасному полу в свободные часы приятное чтение, почему и будут в оном помещаться только такие сочинения или переводы, кои приятны или забавны». Страницы его заполнялись сказочками, анекдотами, идиллиями, эклогами, песнями, эпиграммами, загадками, да прилагалось «и о том старание, чтобы сообщаемо было о новых парижских модах».

Сатирические журналы, которые издавал Новиков в 1769-1774 гг., - «Трутень», «Пустомеля», «Живописец», «Кошелек», сыгравшие такую заметную роль в развитии русской журналистики, - один за другим были закрыты. Исправлять нравы общества с помощью сатиры в России оказалось невозможным, и Новикову дали это понять весьма недвусмысленно. Но желание служить людям, распространять просвещение, развивать читателей, помогать их духовному росту не ослабело в неутомимом издателе, и он после крестьянской войны 1773-1775 гг. в новых и очень трудных социально-политических условиях решает продолжать свою деятельность, находя для нее иные формы и методы.

Оставив издание сборников исторических документов - «Древняя российская вивлиофика» (1773-1775) и «Повествователь древностей российских» (1776), Новиков в 1777 г. начал выпускать первый в России журнал критической библиографии «Санкт-Петербургские ученые ведомости». Журнал Новикова «Утренний свет», который он издавал ежемесячно с сентября 1777 по август 1780 г. включительно, сначала в Петербурге, а с мая 1779 г. в Москве, был нравственно-религиозным изданием с философским уклоном: читатели приглашались не только верить, но и размышлять об основаниях своей веры.

В апреле 1779 г. Новиков взял в аренду сроком на десять лет типографию Московского университета. Через пять лет бывшая убыточной университетская типография превратилась в мощное полиграфическое предприятие, выпускавшее журналы и книги, общее число которых к 1785 г. дошло до четырехсот. Для продажи печатной продукции были открыты книжные лавки в Москве, а в другие города - Петербург, Киев, Смоленск, Тамбов, Тверь, Ярославль - книги отпускались купцам на комиссию. Таким образом, широкая организация книжной торговли, проведенная Новиковым, позволила быстро доставлять книги читателю в далекие уголки российского государства. Новиков вел дело не один. В конце 1779 г. вокруг него составилось «Дружеское ученое общество», в котором приняли участие видные московские масоны князья Трубецкие, князь Черкасский, И. П. Тургенев, профессор И. Г. Шварц и др. При университете на средства «Дружеского ученого общества» были открыты семинарии - Педагогическая, Переводческая и Филологическая, принявшие несколько десятков студентов.

В 1784 г. взамен «Дружеского ученого общества» была создана «Типографическая компания», участники которой были пайщиками издательского дела и вложили в него немалые деньги. Новая компания приобрела несколько домов, основала крупную типографию на двадцать печатных станков, открыла в Москве на Никольской улице аптеку, расширила продажу книг. Один за другим из типографии Новикова выходили журналы - «Утренний свет», «Московское ежемесячное издание», «Вечерняя заря», «Покоящийся трудолюбец», печаталась газета «Московские ведомости» с разнообразными приложениями, тираж которой достиг четырех тысяч экземпляров - цифры для XVIII столетия весьма значительной. В течение десяти лет, с 1780 по 1789 г., к «Ведомостям» дважды в неделю прилагались номера журнала «Экономический магазин», содержавшие сообщения об открытиях, опытах в сельском хозяйстве, наставления, рецепты, весьма полезные деревенским жителям. С 1782 по 1786 г. приложением к «Ведомостям» служила «Городская и деревенская библиотека или Забавы и удовольствие разума и сердца в праздное время, содержащая в себе как истории и повести нравоучительные и забавные, так и приключения веселые, печальные, смешные и удивительные». Название журнала указывало, что он рассчитан не только на городского, но и на деревенского читателя. Еще одним приложением к «Московским ведомостям» был журнал «Детское чтение для сердца и разума», выходивший еженедельно в течение 1785-1789 гг. и составивший комплект из двадцати частей. Начиная этот журнал, Новиков руководился мыслью о том, что «в нашем отечестве... детям читать нечего» и для разумного воспитания необходимо предоставить юным читателям доступное их возрасту полезное и приятное чтение. В 1788-1790 гг. «Московские ведомости» имели приложением еще один журнал - «Магазин натуральной истории, физики и химии, или новое собрание материй, принадлежащих к сим трем наукам». Одновременно с «Городской и деревенской библиотекой» в 1782 г. в университетской типографии Новикова выходил ежемесячный журнал «Вечерняя заря». Он имел сильно выраженное религиозно-мистическое направление и заключал в себе, как говорилось на его титульном листе, «лучшие места из древних и новейших писателей, открывающие человеку путь к познанию бога, самого себя и своих должностей». Журнал объявил, что он служит продолжением «Утреннего света», однако это было не так. Новиков продолжил «Утренний свет» журналом «Московское ежемесячное издание», затем приступил к выпуску «Городской и деревенской библиотеки», а «Вечернюю зарю», что показали исследования Г. П. Макогоненко, редактировал известный в те годы масон профессор И. Г. Шварц. Следующим периодическим изданием, выпускавшимся университетской типографией Новикова, был журнал «Покоящийся трудолюбец». Он издавался не помесячно, а частями, причем две части вышли в 1784 г. и две - в 1785-м. Журнал этот называл себя продолжением «Вечерней зари», но по сравнению с ней был гораздо меньше связан с мистикой и отличался литературным оформлением.

За время с начала аренды университетской типографии до ареста Новикова, т. е. с 1779 по 1792 г., он издал около девятисот названий книг, в числе которых были и многотомные труды. Разумеется, среди этой массы встречаются и религиозные, а также масонские издания, но их было сравнительно немного. Основную же часть составляли книги, содействовавшие просвещению читателей. Новиков печатал сочинения Сумарокова, Хераскова, Николева, переводы произведений Вольтера, Расина, Корнеля, Мольера, Руссо, Дидро, Даламбера, Свифта, Фильдинга, Смолетта, Гольдсмита, Стерна, Юнга, Локка, Клопштока, Виланда, Геллерта, Лессинга и многих других.

61. Структура и краткий анализ содержания «Московского журнала» Н. М. Карамзина.

В «Московском журнале», ссылаясь на опыт иностранных периодических изданий, Карамзин ввел четкое дробление материалов по отделам, расположив их следующим порядком: «русские сочинения в стихах и прозе, разные небольшие иностранные сочинения в чистых переводах, критические рассматривания русских книг, известия о театральных пьесах, описания разных происшествий и анекдоты, а особенно из жизни славных новых писателей». Так были названы эти отделы в объявлении о выходе журнала и в таком виде они появлялись на страницах его книжек. Приглашая читателей к сотрудничеству, Карамзин предупреждал о том, что будет принимать «все хорошее и согласное» с планом его издания, «в который не входят только теологические, мистические, слишком ученые, педантические и сухие пьесы». На публикацию должно рассчитывать также лишь то, «что в благоустроенном государстве может быть напечатано с указного дозволения». Это значило, во-первых, что свой журнал Карамзин желал избавить от масонских материалов религиозно-нравоучительного свойства, -- он отошел от прежних друзей и московские масоны сразу поняли это, -- а во-вторых, что журнал не станет касаться политических вопросов и что ему будет не тесно в цензурных рамках.

Важным нововведением в журнале Карамзина явились отделы библиографии и театральных рецензий. До него рецензии и отзывы о книгах и пьесах были редкими гостями в русских журналах, среди которых исключением являлись только «Санкт-Петербургские ученые ведомости» Н. И. Новикова, специальный библиографический журнал, правда, существовавший очень недолго. Таким образом, «Московский журнал» оставил за собой видное место в истории русской литературной и театральной критики, ранними образцами которой были рецензии самого Карамзина.

В «Московском журнале» Карамзин напечатал свою повесть «Бедная Лиза». Как показал акад. В. В. Виноградов, Карамзину также принадлежат напечатанные в «Московском журнале» произведения: «Разные отрывки (Из записок одного молодого россиянина)» и письмо к другу «Сельский праздник и свадьба». «Письма русского путешественника» Карамзина, начатые печатанием в «Московском журнале», были произведением, открывшим новую страницу в истории русской прозы.

Карамзин - писатель и журналист тщательно отделывает фразы, стремится к мерной, звучной и гладкой речи. С легкой руки Карамзина и его последователей складывается особый словарь, состоящий из ровных, благозвучных и стройных речений, приятных для ушей самой скромной дворянской девицы. «Пичужечка» - это приятно, «парень» - отвратительно, потому что заставляет вспомнить пьющего квас дебелого мужика, - считает Карамзин. Язык сентиментальной прозы в значительной степени условен, придуман, строится на образцах благопристойной светской речи и весьма далек от языка народного. Неправильность этого пути понял Пушкин, который широко пользовался богатствами народной речи и явился поэтому родоначальником нового русского литературного языка.

81. Газета как тип издания в начале XIX века.

Газеты XVIII в. еще мало похожи на современные как внешне, так и внутренне. Не комментированные новости, сухая придворная хроника, преобладание перепечаток из иностранных газет, слухи, вексельные курсы - вот информационный арсенал этих изданий. Сведения из иностранной жизни преобладают над сообщениями провинциальной жизни. Главный территориальный охват - Санкт-Петербург, Москва, их окрестности, крупные европейские города и столицы, изредка - Сибирь, города средней полосы России, Башкирия, другие регионы. Регулярно публикуются сведения в рубрике “Для известий” о днях выхода газеты, что за деньги ее можно читать в библиотеке и на почтовом дворе. В конце XVIII в. характер газеты сохраняется. Однако уже появляются устойчивые рубрики для объявлений “Подряды”, “Продажи”, “Отъезжающие”. Публиковались отдельные объявления - о наследстве, пропажах. Иногда объявления в рубриках “Подряды” и “Продажи” выходили отдельными приложениями. Газеты достаточно оперативны - новости двух-трех недельной давности. По-прежнему важную роль в подготовке газеты играют переводчики. От их умения подобрать иностранные новости во многом зависело впечатление от каждого номера, его привлекательность для читателя. Жанры газетных материалов довольно просты: информация, репортаж, зарисовка, появляется этнографический очерк. Газеты часто публикуют стихи, важным разделом является “Библиография”. Газеты пользовались в России меньшей популярностью, чем журналы. Цензура оказывала серьезное влияние на “лицо” прессы. В ней можно было писать о прошлом, но не о настоящем, особенно о революционных событиях. В силу этого в России литературные художественные произведения и критические статьи о них, рецензии на долгое время стали важнейшими публицистическими жанрами как в XVIII, так и в XIX вв. А эти жанры были более свойственны журналам. Не способствовал популярности газеты и транспорт, технические возможности типографий, невозможность издания доходных газет, неграмотность большинства населения, ориентированность российской экономики на натуральное хозяйство - все это препятствовало проникновению газеты в российскую жизнь и давало преимущество журналам, особенно энциклопедическим, литературно-художественным. “Толстый” журнал в России заменял все: и газету, литературный сборник, и энциклопедию. В течение всего XVIII в. газеты были еще не ежедневными и “газетами” еще не назывались. Еще не оформилось четкое разделение терминов “газета” и “журнал”. Это произошло лишь в 1840 г., когда В.Г.Белинский обратил на это свое внимание и дал определение каждому из этих типов периодических изданий.

«Санкт-Петербургские ведомости» (1727-1917) - первая газета, которую стала издавать Академия Наук, как правительственный орган. Это научное объединение стало центром интеллектуальной и культурной жизни России. С ним на протяжении почти полувека связано развитие отечественной журналистики и СМИ. Первоначально «Санкт-Петербургские ведомости» выходили на немецком языке - “Sanct-Peterburgische Zeitung”. До сих пор сохранились лишь издания немецких “Санкт-Петербургских ведомостей” за 1727 г. Газета старалась во всем походить на немецких собратьев. В 1728 году стали печатать и русские переводы этой газеты. Ее издателем и редактором был Г.Миллер. Газета приобрела удивительную для России регулярность: в 1727 г. была еженедельной, а с 1728 г. стала выходить два раза в неделю - по вторникам и пятницам (в 1729 - во вторник и субботу; в 1730 г. и далее - по понедельникам и четвергам). Выход приурочивался к почтовым дням - когда из Петербурга отправлялась корреспонденция в провинцию. Тираж составлял от 30 до 4 тысяч экземпляров. Основные жанры газетных материалов - информационные заметки, письмо, в некоторых материалах можно найти элементы зарисовки, репортажа. Многие материалы заимствованы из иностранных источников. На страницах газеты нет ни политического анализа, ни политического очерка, а только информация, официальная хроника, освещение деятельности Академии Наук, объявление о театральных представлениях. Особое место занимают сообщения о готовящихся к печати и вышедших в свет книгах. Главные фигуры в газете - редактор и переводчик. Последний переводил немецкое издание на русский язык (обе версии существовали параллельно). И он встречал немало трудностей при переводе иностранных терминов, незнакомых читающей аудитории. Поэтому к русскому изданию почти сразу раз в месяц стали выпускать “Примечание”, которое было своеобразным справочным словарем для читателя газеты. Но довольно быстро “лексикон” превратился в нечто иное - ежемесячный журнал “Примечание”, где печатались научно-популярные статьи, стихи и прочее. А пояснения терминов стали давать прямо на страницах газеты. С 1862 г. “Санкт-Петербургскиe ведомости” перешли к издателю В.Коршу. На ее страницах стали выступать А.Суворин и В.Буренин, впоследствии известные публицисты. Они высказывались в поддержку правительственных реформ, высказывали свои предложения по совершенствованию жизни общества. Одно время газета придерживалась в определенной мере демократических взглядов. Тогда здесь печатался и В.Стасов, ставший затем выдающимся критиком. Затем направление газеты стало более умеренным, что вполне соответствовало ее девизу “Наше время - не время широких задач”. Этот лозунг был весьма популярен в либерально-народнической прессе. В 1914 году газета была переименована в “Петроградские ведомости” и в 1917 г. закрыта.

“Московские ведомости” (1756-1800) - вторая газета в России, которая стала издаваться по инициативе М.В.Ломоносова тиражом около 600 экземпляров через год после открытия Московского университета. Газета выходила на 8 страницах. Здесь публикуются материалы о жизни и деятельности Московского университета, его профессоров и студентов на разных факультетах, о научных разработках ученых, о торжественных актах и других событиях, о выходе новых книг. Печатались сведения о новых преподаваемых курсах, лекциях, диссертациях, успеваемости студентов. Можно увидеть на ее страницах и статистические сведения об университете. Четко прослеживается “университетский” уклон в отборе материала. Это был своеобразный симбиоз вузовской многотиражки и общественно-политической общенациональной газеты. Информация в основном носила официозный характер: высочайшие и сенатские указы и приказы, придворные известия, донесения с театра военных действий, а также платные объявления. Доход от них поступал в казну Московского университета. В иностранных и научных публикациях прослеживается явная “просветительская” направленность. Их газета не перепечатывала из “Санкт-Петербургских ведомостей”, а составляла силами своих сотрудников. Здесь сообщают сведения о привитии оспы (“инокуляции”) в Париже, в сообщении Академии Наук рассказывается о причинах землетрясений, подробно приводится речь известного адвоката на заседании парижского Парламента против трех религиозных книг, которые он рекомендовал “разодрать и сжечь”. Книжные новинки и другие существенные литературные события тоже находили отражение на страницах “Московских ведомостей”. Почти в каждом номере помещались краткие сообщения о заседаниях Академии Наук и ее деятельности. Нередко к номерам газеты прилагались “Прибавления”, подробно освещавшие различные торжественные мероприятия в Московском университете, содержавшие отчеты о лекциях новых профессоров университета.

Первым редактором университетской газеты был профессор словесности А.А.Барсов, затем его сменил профессор С.П.Шевырев. До 1779 года на этом посту побывали профессор медицины П.Д.Веньяминов и профессор красноречия и истории Х.А.Чеботарев. Но газеты из-за очень обширного официального раздела была тяжеловесной и постепенно пришла в упадок. Расходилось около 600 экземпляров.

В 1779 году ее взял в аренду (это очень характерное для России явление, т.к. в этот период для борьбы с вольнодумством было запрещено создавать новые СМИ, а можно было только перекупать или арендовать уже существующие) известный издатель и редактор Н.И.Новиков и вдохнул в нее новую жизнь. Стал печатать не только политические статьи, но и различной другой тематики. Например, статьи по литературе и искусству. Газета сообщала обо всех новинках. Начал выпускать и выдавать бесплатно к “Ведомостям” приложение для детей “Детское чтение”. Тираж возрос до 4 тысяч экземпляров. Н.И.Новиков придавал большое значение материалам из провинции, поэтому завел в нем отдел “Провинциальная жизнь”. Широко пользовался услугами провинциальной интеллигенции и купцов, торгующих книгами, как корреспондентов. Поэтому его издание славилось своими материалами о внутренней жизни страны. Распространялась по предварительной подписке или продавалась в книжных магазинах. “Московские ведомости” при Н.И.Новикове пережили настоящий расцвет, отличались остротой постановки вопросов и интересной подачей новостей. Однако в 1788 году, еще до окончания аренды он оставил газету. Формально поводом для этого послужила публикация статьи об истории ордена иезуитов, в которой высказывалось неодобрение их притязаний на политическую власть. Императрица же Екатерина II покровительствовала этому монашескому ордену и была недовольна публикацией. Статья была запрещена. Была аналогичная история и с несколькими номерами “Прибавлений” - из-за статьи о влиянии наук на образ мыслей и нравы людей. В итоге Екатерина II решила не продлять договор аренды с Н.И.Новиковым. Компания травли издателя закончилась его арестом и заключением в крепость. Первое время после его ухода “Московские ведомости” мало изменялись.

Это особенно видно в номерах периода Великой французской революции. Эта газета вместе с “Санкт-Петербургскими ведомостями” способствовала развитию русской журналистики и подготовила почву для появления большого количества других периодических изданий, в частности, журналов.

101. П. И. Шаликов и его издательские проекты.

П. И. Шаликов не избалован биографами, наиболее обстоятельно о нем написал современный исследователь и соотечественник Р. В. Чичинадзе, в монографии которого приводятся факты о появлении первого Шаликашвили в России в 1725 году еще при Петре I. Отец П. И. Шаликова был военным, служил в Сумском полку в Малороссии. Имение его находилось в Полтавской губернии. Петр Иванович продал поместье отца, купил дом в Москве на Пресне, а затем поступил в Московский университет и успешно закончил его. Чичинадзе пишет об этом периоде его жизни: «Реформатор русского литературного языка, Н. Карамзин был учителем и другом П. И. Шаликова. Карамзину принадлежат слова: «талант князя Шаликова известен. Его проза - замечательна». П. И. Шаликов был одним из первых редакторов «Московского журнала».
Пойдя по стопам отца, П. И. Шаликов поступил на военную службу. Однако его все больше увлекала литературно-журналистская деятельность. «Променяв гусарскую саблю на лиру, князь Шаликов посвятил себя изящной словесности, в коей образцом ему служил Карамзин. Он приобрел популярность, богатство, сблизился с артистическими кругами Москвы и вел светский образ жизни». Его друзьями стали К. Н. Батюшков, Д. В. Давыдов, И. И. Козлов, И. А. Крылов, А. С. Пушкин. В своих воспоминаниях И. М. Долгоруков дает точную оценку литературной деятельности и личности Шаликова: «Однако с одного конца России до другого кому не было известно имя князя Шаликова?.. Гоголь никогда не пользовался такою известностью... Тогда смотрели на словесность как на самое благородное занятие: нынче смотрят как на царство пустых людей, которые взялись потешать за деньги». Р. В. Чичинадзе пишет о том, что П. И. Шаликов был одним из самых сердечных и подлинных друзей А. С. Пушкина, а также одним из первых биографов великого поэта, большим знатоком и популяризатором его творчества. Кроме того, он был талантливым журналистом и переводчиком. Известно, что князь был поклонником Мельпомены. Сохранилась карикатура, на которой он изображен декламирующим отрывок из какого-то драматического произведения.
Близким другом Шаликова был Борис Герсеванов. Ему он посвятил свою книгу «Путешествие в Кронштадт» (1805). В книге он, в частности, пишет: «...путешествия положили твердое основание искренней дружбе нашей. Некоторые из лучших стран обширного нашего Отечества я видел вместе с тобою: мысль об оных нераздельна с мыслию о тебе, с мыслию об удовольствиях, которые находили мы в красотах природы, и находим в согласии наших склонностей, наших вкусов, наших чувствований»


Существовал ежемесячный журнал, издававшийся в Москве в 1808-10, 1812 П. И. Шаликовым «Аглая», в котором публиковались сочинения В. В. Измайлова, А. Ф. Мерзлякова, Ф. Н. Глинки, переводы (а до этого с тем же названием был русский литературный альманах, издававшийся в Москве в 1794-95 (вышло 2 книги) Н. М. Карамзина; в основном печатались произведения самого издателя).

Князь П. И. Шаликов был известен как слащавый стихотворец, певец «прекрасного пола». Номера «Дамского журнала» 1825-27гг. становятся прижизненным памятником Волконской. В некоторых из них П. И. Шаликов помещает сразу два посвящения, не считая описаний концертов, официальных сообщений, выполнения издателем комиссий княгини по анонсам, а также исторической прозы и одической поэзии этой «внештатной сотрудницы».

Во второй части журнала «Иппокрена, или Утехи любословия» за 1799 год был напечатан небольшой художественный диалог «Столетие Ла-Фонтена», автором которого являлся князь П.И. Шаликов. Сюжет этого миниатюрного сочинения чрезвычайно прост и непритязателен. Находящийся перед могилой Лафонтена старец сожалеет, что умер столь великий поэт и «нежный друг», а прохожий его утешает, говоря, что литературные произведения Лафонтена и его слава вечны. Их диалог завершается небольшим торжественным надгробным словом в честь французского поэта, произносимым прохожим и изобилующим публицистическими штампами той эпохи («несравненный Ла-Фонтен», «добрый человек» и т.п.).

Князь Шаликов, являвшийся одним из наиболее ярких приверженцев сентиментализма в России тех лет, в данном случае создает диалог, внешне соответствующий всем основным требованиям и канонам сентименталистской поэтики, но вместе с тем принципиально иной по своему духу и звучанию, нежели все известные нам образцы лафонтеновской критики той эпохи. С одной стороны, «Столетие Ла-Фонтена» продолжает традицию типичного для сентиментализма «meditatio mortis» (т.е. размышления о бренности бытия, происходящего, как правило, на кладбище) и обладает всеми характерными стилистическими атрибутами данной художественно-эстетической системы («ах!», «печальные предметы», «хладный мрамор», «трогательные элегии», «нежный друг» и т.п.). Но с другой стороны, это сочинение является в своем роде уникальным, поскольку оно качественно отличается по своему эмоциональному тону от восторженных панегириков в честь Лафонтена, созданных французскими литературными критиками эпохи сентиментализма, подобно тому, как надгробное слово отличается от заздравной речи. Именно в этом своеобразии «Столетия Ла-Фонтена» князя Шаликова и заключается его главное художественное достоинство.

Вновь апокрифический образ Лафонтена появился на страницах русской периодической печати в июньском и июльском номерах «Московского зрителя» за 1806 год. В двух выпусках этого журнала была опубликована статья «Ла-Фонтен», представляющая собой перевод соответствующего фрагмента из популярного в Европе «Лицея, или Курса древней и новой литературы» (1799), принадлежащего перу Ж.-Ф. де Лагарпа. Статья не была подписана переводчиком, однако, учитывая, что «Московский зритель» издавался П.И. Шаликовым, и принимая во внимание некоторые орфографические (характерное написание «Ла-Фонтен») и стилистические особенности текста статьи, можно предположить, что автором перевода являлся сам Шаликов (об этом же свидетельствует и характер замечаний переводчика, ссылающегося на близкое знакомство с И.И. Дмитриевым). Как и в тексте французского оригинала, в этой статье Лафонтен периодически называется «добрым человеком», который «кажется всегда чистосердечным» здесь же приводится распространенный анекдот о Лафонтене, офицере и оде Малерба и цитируются слова мадам де Ла Саблиер из другой апокрифической истории.

Первым дамским журналом-долгожителем был Дамский журнал князя Шаликова.

Только через 12 лет после опыта Hoвикова, издававшего в 1779 году журнал «Модное ежемесячное издание, или библиотека для дамского туалета», в I791 году Окороков, новый арендатор университетской типографии, приступил к изданию модного журнала «Магазин английских, французских и немецких новых мод с присовокуплением описания образа жизни, публичных увеселений и времяпрепровождений в знатнейших городах Европы, приятных анекдотов и пр.». Окороков не рискнул выделить интересы дам, но это не помогло, журнал не выдержал больше года.

Наконец, в 1804 году увидел свет сентиментальный «Журнал для милых». Издатели обещали, что будут стараться доставлять любезным читательницам все, что приятно их сердцу «Ежели сверх чаяния огонь в каминах погаснет, то пылкое воображение наших сочинителей и сочинительниц согреет нас... Будем мыслить только, чтобы угодить прекрасному полу», - читаем мы в первом номере.

Главным редактором и издателем «Журнала для милых» был М. Н. Макаров, сотрудниками и соредакторами - князь П. И. Шаликов, С-ъ и С. И. Крюков. Именно с именем Петра Ивановича Шаликова связано издание первого женского журнала-долгожителя.

В Москве, в университетской типографии в 1823 году родился «Дамский журнал, издаваемый князем П. И. Шаликовым. П. И. Шаликов происходил из грузинского княжеского рода, был военным, ему не удалось получить специального литературного образования, но, выйдя в отставку, он решает стать писателем и журналистом. В своих редакторских отступлениях П. И. Шаликов обещал включать в свое издание «новейшие повести, приятные стихотворения, разные прозаические отрывки, биографические, библиографические и другие почему-нибудь достопримечательные известия, любопытнейшие анекдоты, описания столичных праздников, публичных и частных концертов, домашних спектаклей». Вот как выглядел журнал. На обложке части I № 1 - надпись «Все служит красоте» и изображена красавица в окружения амуров. Первый амур держит перед ней зеркало, второй - расчесывает ей волосы, третий читает, четвертый играет на арфе, в руках пятого кувшин, двое плетут венок. Красавицу и амуров окружают розы и незабудки. Журнал призывал к состраданию, рассказывал о бедствиях ближнего, сирот, вдов, сообщал о благотворительности. Каждый номер заканчивался цветной картинкой мод (в № 1 - Дама в белом, в № 2 - Дама в розовом, в № 3 - Дама в голубом и кавалер, в № 4 - Дама в черном и т.д.). Почти каждый номер содержал ноты и тексты песен. Большое место отводилось литературным портретам выдающихся женщин прошлого и настоящего. В журнале был очень интересный раздел - «Мысли». Примеры: «Я не знаю лучшего счастия, как хорошее расположение души нашей. Глядя на иных людей, спрашиваем у самого себя: неужели и они были детьми? Нужно некоторое согласие, некоторое сходство между вещами, которые мы имеем. Жизнь, как деньги: сама по себе ничего не значит. Одни надежды, одни ожидания составляют всю ее прелесть на земле. Хороший тон описать всего труднее… это есть тонкое ощущение приличий, - искусство удерживать за собою место свое и никогда не переходить его, - легкая способность распознать оттенки и отношения между людьми… Хороший тон предписывает - не добродетели, нет; но такие качества, которые нравятся: они состоят из приятности в формах и из живости в идеях… Нет ничего мудрее, чем жить в настоящем времени: человек непрестанно чего-то ожидает, с непрестанною надеждою, что наступающая минута принесет ему именно те удовольствия, которые он еще не имеет. Ничто в обращении столько не принадлежит хорошему вкусу, как скромность относительно к себе и внимание относительно к другим. Вообще мужчины говорят о том, что знают, женщины - что чувствуют».

Не менее увлекательны так называемые «Выписки из „Романтического словаря“»:«Корсет. Тиски прелестей, изящная воронка прекрасной тальи.

Мужчина. Животное, имеющее ноги в грязи, а голову в небесах.

Шляпа. Кровля человеческого здания».

Конечно, нетрудно догадаться, что большинство страниц посвящены любви. Например, «Вопросы», подписанные «Девица Фюре»: «„Какое мучение всех несноснее в жизни?“ - спросили у одного глухонемого. - „Любовь“, - отвечал он. Что составляет наивысшее благополучие в здешнем мире? - Любовь взаимная. Что производит героев, трусов, лжецов, энтузиастов и проч.… - Та же любовь. Какое время оставляет наиприятнейшие воспоминания? - Время любви. Какое чувство рождается и умирает почти в одну и ту же минуту? - Любовь».А вот отрывок из «Шутки в альбом» (автор князь Вяземский):

«Ищи красавиц в свете целом,

Хотя за тридевять земель;

Пригожей нет душой и телом

Мари-Мишель… Она как розы цвет алеет;

Ее улыбка сердцу хмель;

И без вина вскружить умеет

Мари-Мишель…»

Большое место занимала критика (в № 1 - полемика с «Полярной звездой» А. Бестужева и К. Рылеева, называвшей «Дамский журнал» нарумяненным, в № З - ответ «Вестнику Европы»). Одним из постоянных критиков «Дамского журнала» был Н. А. Полевой. В своей статье «Новости и перемены в русской журналистике на 1829 год» Н. А. Полевой писал: «Высокая ученость не удел „Дамского журнала“… Каково только думают о публике, если почитают самым завлекательным украшением журналов парижские юбки и чепчики». Отдел прозы декабрьского номера 1833 года открывали «Материалы для истории русских женских авторов». Названы имена: А. А. Волкова, Н. И. Плещеева, К. Н. Пучкова, Катерина Деламар, Мария Болотникова, Анна Татищева, Л. И. Кричевская.

Выходил журнал два раза в месяц, а затем (с 1829 г.) еженедельно частями. Части разделялись на номера. Новая нумерация страниц начиналась с новой части. Например, в первой части было 6 номеров, немногим больше 250 страниц. Размер журнала очень удобный, такой же, как у современных учебников. Каждый год менялся рисунок на обложке. В конце номера обязательно давалось оглавление и список опечаток, допущенных в предыдущем номере.

Авторами издания были П. И. Шаликов, М. Н. Макаров (с 1825 года), Головин и другие. Своеобразный участник журнала на протяжении всей его истории - цензор Иван Снегирев.

В ноябрьской книжке 1833 года (№ 47, ч. ХLIY) на странице 127 читаем: «„Дамский журнал“ прекращается…» П. Шаликов обещал возобновить издание только на следующий год. Однако обещание автора не было выполнено, журнал прекратил свое существование.

Но начало было положено. Выделена в особую категорию женская читательская аудитория, признано существование специфических интересов женщин. Родилась идея, замеченная критикой. Дальнейшее свое развитие идея издания женских журналов получит в конце 40-х и в 50-е годы XIX века. Один за другим начнут появляться самые разные женские журналы. Некоторые будут тотчас же исчезать, другие - менять свое лицо, третьи - укреплять свои позиции, формируя и развивая родившийся тип издания.

Список используемой литературы:

1. История русской журналистики XVIII-XIX веков. Под редакцией проф. А.В. Западова. Третье, исправленное издание -- М.: «Высшая школа», 1973.

1. 2.Есин. Б. И. История русской журналистики (1703-1917): Учебно-методический комплект (Учебное пособие; Хрестоматия; Темы курсовых работ), -- М.: Флинта: Наука, 2000.

2. Есин Б. И. История русской журналистики (1703-1917) в кратком изложении: Учеб. Пособие. -- М.: Флинта: Наука, 2000

3. Отечественная журналистика XVIII-XIX веков: Тексты. -- Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та, 2001

4. Павлов В. А. Очерки истории журналистики Урала. -- Екатеринбург, 1992.

5. Чичинадзе Р. В. Жизнь и журналистико-литературная деятельность П.И.Шаликова (Шаликашвили). Тбилиси, 1971.

6. Долгоруков И.М. Капище моего сердца. М., 1890.

7. Шаликов П.И.. Путешествие в Кронштадт 1805 г. М., 1819.



Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данную контрольную работу Вы можете использовать для выполнения своих заданий.

Доработать Узнать цену работы по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме: