Контрольная работа по предмету "История"

Узнать цену работы по вашей теме


Реабилитация жертв политических репрессий 1917 1991 годов

Федеральное агентство по образованию


НОУ Московский институт государственного и корпоративного управления.


Контрольная работа


по дисциплине «Отечественная история».


Выполнила студентка


1 курса


Специальность 080105


«Финансы и кредит»


(группа 26-09)


Москва.2009г.



Раздел 17.
«Перестройка» в СССР: от попыток «совершенствования» системы к смене модели общественного развития. Россия в 1991 – 1997г.г.


Тема 305.
Реабилитация жертв политических репрессий 1917 – 1991г.г.


Содержание:


1. Введение…………………………………………………………………….3


2. Рассуждения о массовых репрессиях в СССР……………………………4


2.1. Реальная статистика политических репрессий…………………………8


3. Создание книг памяти и баз данных жертв политического террора в СССР………………………………………………………………………………...13


3.1.Международный проект “Возвращенные имена”…………………….21


3.2. Правовой и социальный статус жертв политических репрессий…….26


4. Заключение………………………………………………………………...31


5. Список использованной литературы…………………………………….33



Введение.


Политическая актуальность темы реабилитации граждан, безвинно репрессированных по политическим и иным мотивам, тесно связана с задачей более полного раскрытия сущности тоталитаризма и освобождения общества от его деструктивного наследия. Необходимо провести большую работу по преодолению стереотипов, оставшихся от административно-командной системы, формированию новой нравственности и правового сознания, без которых невозможно создание атмосферы уважения к человеку, единого всеобъемлющего механизма защиты прав и свобод человека. Должна реально осуществиться смена парадигм: системоцентристский подход (от государства к человеку) должен быть заменен персоноцентристским (от человека к государству).


В конце 1980-х годов факт политических репрессий в нашей стране признан официально. В России были приняты законы о реабилитации жертв политических репрессий, реабилитации репрессированных народов, созданы комиссии по восстановлению прав реабилитируемых. Однако комплексной государственной научно-исследовательской программы изучения массовых репрессий в СССР, реабилитации жертв этих репрессий до сих пор нет. Более того, наблюдается тенденция закрытия этой темы якобы из-за того, что процесс реабилитации завершен и проблема исчерпана. Это ложная и опасная установка. По данным информационных центров МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации, в 2005 году на рассмотрении находилось 234463 заявления о реабилитации граждан, подвергшихся политическим репрессиям в административном порядке. За указанный период рассмотрено 141107 заявлений о реабилитации, что на 9% больше, чем в 2004 году.


Пока остаются закрытыми многие секретные архивы правоохранительных и других государственных органов, не до конца изучен и не осознан в полной мере механизм государственного террора, не названы имена миллионов репрессированных, а не только тех, кто получил официальную реабилитацию, ни одна из бывших советских республик не гарантирована от рецидива прошлого.


В нынешних условиях имеются правовые и организационно-формаль­ные способы восстановления прав граждан, ставших жертвами незаконных политических репрессий. Казалось бы, созданы все необходимые предпосылки для восстановления правового или иного статуса реабилитируемого лица, возмещения ему материального или морального ущерба. Однако вновь и вновь приходится констатировать неэффективность правовой защиты реабилитированного гражданина в российском обществе, отсутствие системного подхода к разрешению этой проблемы. Решения о реабилитации бывших политических узников, выносимые соответствующими государственными органами, не всегда последовательны, а во многих случаях и противоречивы. Неоднозначно толкуются многие положения законодательства о реабилитации. В процессе правоприменения выявились пробелы и недостатки, которые не позволяют обеспечить полную реабилитацию граждан. Сегодня существует объективная потребность более активно использовать резервы права, механизмы влияния на защиту и восстановление всех прав бывших политических заключенных. В этой связи обращение к данной теме является весьма своевременным.


2. Рассуждения о массовых репрессиях в СССР


Говоря о репрессиях, имевших место в сталинские годы, антисоветская пропаганда утверждает следующее:


- фашисты уничтожали чужие народы, а коммунисты - свой;


- 20 миллионов убитых на войне с немцами, двадцать - на войне с собственным народом;


- было расстреляно 10 миллионов человек;


- 40, 50, 60 вплоть до 120 миллионов прошедших лагеря;


- практически все арестованные были невиновны - их сажали на основании того, что мать срывала голодным детям 5 колосков в поле или уносила катушку ниток с производства и получала за это 10 лет;


- почти всех арестованных согнали в лагеря на строительство каналов и лесоповал, где большинство из заключенных и умерли;


- когда спрашивают, почему народ не восстал, когда его истребляли, то обычно отвечают: "Народ этого не знал". При этом факт того, что народ не подозревал о масштабах репрессий, подтверждают не только практически все люди, жившие в то время, но и многочисленные письменные источники. В этой связи имеет смысл отметить несколько важных вопросов, на которых не существует не только вразумительных, а вообще никаких ответов. Откуда взялось такое невероятное количество заключённых? Ведь 40 миллионов заключённых - это население тогдашних Украины и Белоруссии вместе взятых или всё население Франции, или всё городское население СССР тех лет. Факт ареста и транспортировки тысяч ингушей и чеченцев был отмечен современниками депортации как шокирующее событие, и это понятно. Почему же арест и транспортировка во много раз большего количества людей не были отмечены очевидцами? Во время знаменитой "эвакуации на восток" в 41-42 гг. было перевезено в глубокий тыл 10 миллионов человек.[1]
Эвакуированные жили в школах, времянках, где угодно. Этот факт помнит всё старшее поколение. Это было 10 миллионов, как же насчёт 40 и тем более 50, 60 и так далее? Почти все очевидцы тех лет отмечают массовое перемещение и работу на стройки пленных немцев, их нельзя было не заметить. Пленных на территории СССР было около 3 миллионов, это много и факта деятельности такого большого количества людей не заметить невозможно. Что же сказать про количество "зэков" примерно в 10-20 раз большее? Только то, что сам факт перемещения и работы на объектах строительства такого невероятного количества арестантов должен просто потрясти население СССР. Этот факт передавался бы из уст в уста даже спустя десятки лет. Было ли это? Нет.


Как транспортировать в отдалённые районы по бездорожью такое огромное количество людей, и какой вид транспорта, доступный в те годы при этом использовался? Масштабное строительство дорог в Сибири и на Севере началось существенно позже. Перемещение огромных многомиллионных человеческих масс по тайге и без дорог вообще нереально - нет никакой возможности их снабжать во время многодневного пути.


Где размещались заключённые? Предполагается, что в бараках, вряд ли кто будет строить в тайге небоскрёбы для зэков. Однако даже большой барак не может вместить людей больше, чем обычная пятиэтажка, поэтому многоэтажные дома и строят, а 40 миллионов - это 10 городов размером с тогдашнюю Москву. Неизбежно должны были остаться следы гигантских поселений. Где они? Нигде. Если же разбросать такое количество заключённых по огромному количеству маленьких лагерей, расположенных в труднодоступных малонаселённых районах то их невозможно будет снабжать. Кроме того, транспортные издержки с учётом бездорожья станут невообразимыми. Если их разместить близко к дорогам и крупным населённым пунктам, то всё население страны немедленно узнает об огромном количестве заключённых. В самом деле, вокруг городов должно быть большое количество очень специфических сооружений, которые не заметить или спутать с чем-либо другим невозможно.


Знаменитый Беломорканал строили 150.000 заключённых, Кировский гидроузел - 90.000.[2]
Про то, что эти объекты строили зэки, знала вся страна. А эти цифры - ничто по сравнению с десятками миллионов. Десятки миллионов "заключённых-рабов" должны были оставить после себя воистину циклопические постройки. Где эти сооружения и как они называются? Вопросы, на которые не будет ответов, можно продолжить.


Как снабжались такие огромные массы народа в отдалённых труднопроходимых районах? Если даже предположить, что кормили узников по нормам блокадного Ленинграда, то это означает, что для снабжения такого количества заключенных нужно минимум 5 миллионов килограммов хлеба в день - 5.000 тонн. И это если предположить, что охрана ничего не ест, не пьет и вообще не нуждается в вооружении и обмундировании. Наверное, все видели фотографии знаменитой "Дороги Жизни" - нескончаемой линией один за другим идут полутора- и трёхтонные грузовики - практически единственное транспортное средство тех лет вне железных дорог (лошадей считать транспортным средством при таких перевозках не имеет смысла). Население блокадного Ленинграда составляло около 2 миллионов человек. Дорога через Ладожское Озеро - примерно 60 километров, но доставка грузов даже на такое небольшое расстояние стала серьёзнейшей проблемой. И дело здесь не в немецких бомбёжках - немцам не удалось прервать снабжение ни на день. Беда в том, что пропускная способность проселочной дороги (каковой по сути была Дорога Жизни) - мала. Как сторонники гипотезы "массовых репрессий" представляют себе снабжение 10-20 городов размером с Ленинград, расположенных в сотнях и тысячах километрах от ближайших дорог?


Каким образом вывозились продукты труда такого количества заключённых, и какой вид транспорта, доступный в то время, для этого использовался? Можно не ждать ответов - их не будет. Где же размещались задержанные? Задержанные редко содержатся вместе с отбывающими наказание, для этой цели существуют специальные следственные изоляторы. Содержать арестованных в обычных зданиях нельзя - нужны специальные условия, следовательно, должны были строиться в каждом городе в большом количестве следственные тюрьмы, рассчитанные на десятки тысяч арестантов каждая. Это должны были быть сооружения чудовищных размеров. Ведь даже в знаменитой Бутырке содержалось максимум 7.000 заключённых. Даже если предположить, что население СССР было поражено внезапной слепотой и не заметило строительства гигантских тюрем, то тюрьма - такая вещь, которую не спрячешь и незаметно не переделаешь под другие сооружения. Куда же они делись после Сталина? После пиночетовского переворота 30 тысяч арестованных пришлось разместить на стадионах. Кстати, сам факт этого был немедленно замечен всем миром. Что же сказать о миллионах? На вопрос: "А где же братские могилы невинно убиенных, в которых захоронены миллионы людей?", вы не услышите вообще никакого вразумительного ответа. После перестроечной пропаганды закономерно было бы открытие секретных мест массового захоронения миллионов жертв, на этих местах должны были быть установлены обелиски и памятники, но ничего этого нет и в помине. Захоронение в Бабьем Яре сейчас известно всему миру и об этом факте массового истребления фашистами советских людей сразу узнала вся Украина. По разным оценкам, там было уничтожено от семидесяти до двухсот тысяч человек. Понятно, что если скрыть факт расстрела и захоронение такого масштаба не удалось, что же говорить о числах в 50-100 раз больших?


Данные факты и рассуждения более чем достаточны. Их никому не удалось опровергнуть. Даже если какой-то из приведённых выше фактов и можно было бы объяснить каким-либо образом, притянув данные "за уши", их нельзя объяснить все в совокупности. Одновременное выполнение не то что всех, а даже части условий невозможно в принципе. Числа столь колоссального масштаба были выбраны фальсификаторами не случайно. Они не только шокируют человека, вызывая сильные эмоции, но и отключают способность к критичности. Жертва манипуляции не в состоянии поверить, что можно так врать. Этим широко пользовалась ещё фашистская пропаганда. Психологам хорошо известно, что для среднего человека, всё, что превышает примерно сто тысяч, относится к категории "очень много". Поэтому если скажут, что погибло сто миллионов, то он вполне может в это поверить, потому что в повседневной жизни он не оперирует большими числами.


2.1. Реальная статистика политических репрессий.


В год юбилея ХХ съезда КПСС вопрос о масштабах репрессий в нашей стране по-прежнему представляется актуальным. Особенно в связи со многими нередко звучащими домыслами-предположениями, имеющими своей целью еще больше демонизировать трагическую историю нашей страны. Назывались предполагаемые цифры в 17 -19 миллионов (М. С. Горбачев), 30 миллионов (А.Н. Яковлев, А.М.Митрофанов), 32 миллиона (телеведущий В.Соловьев), 40, 60... 120 миллионов...[3]
Вопреки этим "потолочным" измышлениям подлинная ПРАВДА уже давно известна и нужна была лишь ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВОЛЯ для ее обнародования.... Но именно ее-то, политической ВОЛИ и мужества не хватило и М. Горбачеву и А. Яковлеву... И если обычно говорят лишь о репрессиях 30 - начала 50-х годов прошлого века, то я полагаю, что статистику нужно вести начиная с 1921 года.


Из записки 1 спецотдела МВД СССР от 11 декабря 1953 г. следует, что в 1921-1929 годы по материалам органов ВЧК-ОГПУ за контрреволюционные преступления были осуждены 208863 человека, в том числе приговорены к высшей мере наказания 23391 человек.[4]
Оговорка о контрреволюционных преступлениях важна ввиду того, что органы госбезопасности привлекали также к ответственности за иные особо опасные преступления (например, бандитизм), а также за должностные преступления. Подчеркну также, что за этот период органами ВЧК-ОГПУ были арестованы 1004956 человек, а осуждены были лишь около 20% от их числа. В 1930-1936 годах всего органами ВЧК-ОГПУ были осуждены 1391043 человека, в том числе к высшей мере наказания 40137 человек. Однако число осужденных от общего числа арестованных возрастает уже до 50%. В 1937-1938 годах из 1575259 арестованных осуждены были 1344 923 человека, причем 681692 человека были приговорены к расстрелу. С января 1939 по июль 1953 года по материалам органов НКВД-НКГБ-МГБ-МВД СССР было осуждено 1115427 человек[5]
(54295 из них - к высшей мере наказания). Из этого следует, что ни о каких "миллионах" репрессированных "перемешенных лиц", вернувшихся в СССР после окончания Второй мировой войны, речи идти не может. Таким образом, с 1921 по июль 1953 года были осуждены 4060256 человек. Однако и эта цифра не совсем верна, поскольку многие лица осуждались неоднократно (М.Н. Рютин, Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев и другие). По сути дела, нет разночтения и с запиской в ЦК КПСС А.Н.Яковлева, В.А.Медведева, В.М. Чебрикова, В.А. Крючкова "Об антиконституционной практике 30-х - 40-х и начала 50-х годов" от 25 декабря 1988 г., хотя в ней рассматривается только указанный период - 3778234 человека. Помимо этого, в 1940-1952 годах были выселены в отдаленные районы СССР около 2 миллионов 300 тысяч человек.


До 1962 г. были реабилитированы 1197847 человек, в 1963 - 1984 - 157055 человек. Представляется также возможным окончательно снять "покров тайны" со статистики привлечений к уголовной ответственности за годы существования КГБ СССР. Однако предварительно хотелось бы обратить внимание на следующие обстоятельства. Хотя, формально, «законная», основанная на указах ВЦИК СССР, практика внесудебного вынесения решений по уголовным обвинениям, но без соблюдения норм уголовно-правового законодательства, противоречила принципам, в частности, осуществления правосудия только судом, закрепленным в конституциях СССР 1924 и 1936 годов. Также грубым попранием принципов судопроизводства являлись указы от 1 декабря 1934 г., вводившие в МИРНОЕ ВРЕМЯ «особый порядок» рассмотрения дел по обвинению в диверсионной и террористической деятельности. Помимо отмеченных особенностей уголовно-процессуальной практики, особенностей уголовного законодательства по делам о «контрреволюционных» преступлениях, нельзя не отметить также особенности теории следственной деятельности, отдававшей приоритет «признанию обвиняемым собственной вины» перед иными видами юридических доказательств со всеми вытекающими отсюда последствиями.


В связи с непрекращающейся дискуссией о «масштабах жертв» советских репрессий, отметим и такой факт. 4 ноября 1993 г. в Москве проходила научно-практическая конференция «Что это было?», посвященная очередной годовщине Октябрьской революции. Ее оппонентам и «ниспровергателям» академик Павел Васильевич Волобуев ответил так: - Вы, господа, месяц назад рукоплескавшие расстрелу Верховного Совета РСФСР не имеете морального права говорить о «сталинском беззаконии»! Эта реплика была встречена гробовой тишиной в зале, а потом он взорвался аплодисментами. Конечно, аплодировали далеко не все, но и возгласов возмущения тоже не было… Согласно данным доктора юридических наук В.В. Лунеева, из 10938 человек, привлекавшихся к уголовной ответственности "за контрреволюционные преступления" (ст. 58 УК РСФСР 1928г.) за период 1954-1958 годов были осуждены 9406 человек, в том числе 283 из них были приговорены к высшей мере наказания. Всего же с момента введения в действие нового уголовного законодательства СССР, в 1959-1991 годы, то есть за 32 года существования КГБ, за государственные преступления были осуждены 14689 человек. Из них 5483 были осуждены за особо опасные государственные преступления, в том числе 2781 человек - за антисоветскую агитацию и пропаганду.[6]


Однако в действительности эта общая цифра даже меньше, поскольку уголовно-правовая статистика учитывает только факт вынесения приговора конкретному обвиняемому, но не учитывает наличия рецидива, то есть повторного осуждения. А некоторые из числа привлекавшихся к ответственности лиц, осуждались неоднократно. В завершении данной темы представляется необходимым и возможным уточнить следующие обстоятельства, причем взяв за основу самую "щекотливую" его составляющую, касающуюся привлечения к уголовной ответственности за антисоветскую агитацию и пропаганду.


Так, только в 1956-1958 гг., за годы руководства КГБ А.И. Серовым, по статье 58-10 ("антисоветская агитация и пропаганда"), то есть, как ныне говорят, "по политическим мотивам", или "за инакомыслие", были осуждены 3 764 человека. В 1959-1961 годы, при председателе КГБ А.Н. Шелепине, теперь уже по статье 70-й УК РСФСР, были осуждены – 1 442, в 1963-1967 годах – 600 человек. В то же время, за те пятнадцать лет, с 1967 по 1982 год, что КГБ СССР возглавлял Андропов, по статье 70 были осуждены 552 человека и по статье 1901 ("Распространение заведомо ложных сведений, порочащих советский государственный и общественный строй") УК РСФСР были осуждены еще 1353 человека. То есть, почти в три раза меньше, чем за предыдущие 10 лет, - 1905 против 5806 осужденных.[7]
Подчеркнем, что эти цифры являются давно и хорошо известными. Так, еще в августе 1992 г. известный правозащитник С.А. Ковалев был вынужден признать, что всего с 1966 по 1986 год по статьям 70 и 1901 Уголовного кодекса РСФСР были осуждены 2468 человек. В это общее число входят и лица, направлявшиеся на принудительное психиатрическое лечение в соответствии со статьями 58 - 61 Уголовного кодекса РСФСР, или соответствующим им статьями уголовных кодексов бывших союзных республик. Немало говорилось и говорится ныне и о якобы «возросших» масштабах "репрессий" в те годы, что КГБ возглавлял Андропов. Но подобные высказывания также не имеют под собой реальных оснований. Так, Питер Рэддэвей, известный советолог, выступая на V международной конференции "КГБ: вчера, сегодня, завтра", указывал, что с 1958 по 1966 год за антисоветскую агитацию были осуждены около 6000 человек, а ежегодно в среднем по ст. 70 УК осуждалось 254 человека. В тоже время в 1967-1975 годах этот показатель составил 176 приговоров в год, а в 1977-1988 годах - 89 приговоров. Всего же к августу 1991 г. было реабилитировано около 2 миллионов ранее осужденных наших сограждан. Правда, впоследствии эта цифра существенно изменилась. Так, на Украине были реабилитированы около 250 тысяч человек, сотрудничавших с вооруженными сепаратистами в 1946 - 1954 годы. В бывших республиках Прибалтики были реабилитированы более 200 тысяч человек, осужденных в 1940 - 1952 годы. В Российской Федерации в 1992-1993 годах были реабилитированы или амнистированы, по крайней мере, 3 агента иностранных разведок, чья преступная деятельность в полном объеме была доказана в судах... Также был реабилитирован ряд пособников фашистских оккупантов, осужденных в 1942 - 50-е годы. Знание этих цифр, гораздо более помогает пониманию и осмыслению нашей истории, нежели всевозможные спекуляции на тему "миллионов безвинно пострадавших" в СССР.[8]


3. Создание книг памяти и баз данных жертв политического террора в СССР.


Несмотря на огромные перемены, происшедшие за последние годы во всех странах на территории бывшего СССР, проблема увековечения памяти жертв государственного террора остается нерешенной. Это касается всех аспектов проблемы — будь то реабилитация незаконно осужденных, или публикация документов, связанных с репрессиями, их масштабами и причинами, или выявление мест захоронений казненных, или создание музеев и установка памятников. Не решен до сих пор и вопрос о публикации списков жертв террора.


Сотни тысяч людей в разных регионах бывшего СССР (да и во многих странах мира, где живут наши соотечественники) хотят узнать о судьбах родственников. Эта информация нужна историкам, краеведам, журналистам. Но даже если биография человека включена в какую-то из книг памяти жертв политических репрессий, об этом очень трудно узнать: такие книги издаются, как правило, маленьким тиражом и в продажу почти не поступают — даже в главных библиотеках России нет полного комплекта изданных мартирологов. Для того чтобы сохранить память о жертвах и помочь людям восстановить историю их семей, Общество “Мемориал” в 1998 г. начало работу по созданию единой базы данных, сводя вместе информацию из книг памяти, уже напечатанных или только подготовленных к изданию в разных регионах бывшего СССР. Результаты этой работы и составляют основное содержание настоящего электронного издания. Изучение советского государственного террора еще далеко не завершено, и история политических репрессий не написана. Чтобы было понятно, чьи имена могут встретиться на этих дисках, напомню об основных, наиболее массовых категориях жертв политических репрессий в СССР.


1). Первая массовая категория — люди, по политическим обвинениям арестованные органами государственной безопасности (ВЧК—ОГПУ—НКВД—МГБ—КГБ) и приговоренные судебными или квазисудебными (ОСО, “тройки”, “двойки” и т.п.) инстанциями к смертной казни, к разным срокам заключения в лагерях и тюрьмах или к ссылке. По предварительным оценкам, за период с 1921 по 1985 г. в эту категорию попадает от 5 до 5,5 миллионов человек. В настоящем издании данная категория репрессированных представлена наиболее широко. Чаще всего в книги памяти, включались сведения о людях, пострадавших в период 1930—1953 гг. Это объясняется не только тем, что в данный период осуществлялись наиболее массовые репрессивные операции (только в 1937—1938 гг. было арестовано более 1,7 миллиона человек), но и тем, что процесс реабилитации, начатый в хрущевскую эпоху и возобновившийся во время перестройки, прежде всего коснулся жертв именно сталинского террора. Реже в базе данных встречаются жертвы репрессий более раннего (до 1929) и более позднего (после 1954) периодов: дела их пересмотрены в гораздо меньшей степени. Самые ранние репрессии советской власти (1917—1920), относящиеся к эпохе революции и Гражданской войны, документированы настолько фрагментарно и разноречиво, что даже их масштабы пока не установлены (да и вряд ли могут быть установлены корректно, так как в этот период нередко имели место массовые бессудные расправы с “классовыми врагами”, что, естественно, никак не фиксировалось в документах). Имеющиеся оценки жертв “красного террора” колеблются от нескольких десятков тысяч (50—70) до более миллиона человек.


2). Другая массовая категория репрессированных по политическим мотивам — крестьяне, административно высланные с места жительства в ходе кампании “уничтожения кулачества как класса”. Всего за 1930—1933 гг., по разным оценкам, вынужденно покинули родные деревни от 3 до 4,5 миллиона человек. Меньшая часть из них была арестована и приговорена к расстрелу или к заключению в лагерь. 1,8 миллиона стали “спецпоселенцами” в необжитых районах Европейского Севера, Урала, Сибири и Казахстана. Остальных лишили имущества и расселили в пределах своих же областей, кроме того, значительная часть “кулаков” бежала от репрессий в большие города и на индустриальные стройки. Последствием сталинской аграрной политики стал массовый голод на Украине и в Казахстане, унесший жизни 6 или 7 миллионов человек (средняя оценка), однако ни бежавшие от коллективизации, ни умершие от голода формально не считаются жертвами репрессий и в книги памяти не включаются. Число же раскулаченных “спецпереселенцев” в книгах памяти становится больше, при этом их иногда регистрируют как в тех регионах, откуда они были высланы, так и в тех, куда их высылали.


3). Третья массовая категория жертв политических репрессий — народы, целиком депортированные с мест традиционного расселения в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан. Наиболее масштабными эти административные депортации были во время войны, в 1941—1945 г.г. Одних выселяли превентивно, как потенциальных пособников врага (корейцы, немцы, греки, венгры, итальянцы, румыны), других обвиняли в сотрудничестве с немцами во время оккупации (крымские татары, калмыки, народы Кавказа). Общее число высланных и мобилизованных в “трудовую армию” простиралось до 2,5 миллионов человек. На сегодняшний день почти нет книг памяти, посвященных депортированным национальным группам (в качестве редкого исключения можно назвать калмыцкую книгу памяти, которая составлена не только по документам, но и по устным опросам). Кроме этих крупных консолидированных потоков, в разное время имели место политически мотивированные депортации отдельных национальных и социальных групп, в основном из пограничных регионов, крупных городов и “режимных местностей”. Представители этих групп, общее число которых установить крайне сложно (по предварительной оценке с начала 1920-х по начало 1950-х гг. — не менее 450 тысяч человек), довольно редко попадают в книги памяти. Перечень категорий населения, подвергшихся политическим преследованиям и дискриминации, можно продолжать еще долго. Например, сотни тысяч людей, лишенных гражданских прав за “неправильное” социальное происхождение, убитых при подавлении крестьянских восстаний, высланных на Север и в Сибирь жителей Прибалтики, Западной Украины, Молдавии и Польши, расстрелянных заградительными отрядами на фронте, репатриантов, принудительно работавших в фильтрационных лагерях, и многих, многих других. А ведь кроме этих бесспорных жертв политического террора, чьи имена, может быть, рано или поздно окажутся на страницах книг памяти, были еще миллионы людей, осужденных за разные незначительные “уголовные” преступления и дисциплинарные проступки. Их традиционно не считают жертвами политических репрессий, хотя многие репрессивные кампании, которые проводились силами милиции, имели явно политическую подоплеку. Судили за нарушение паспортного режима, за бродяжничество, за самовольный уход с места работы (изменение места работы) или отъезд из колхоза; за опоздание, прогул или самовольную отлучку с работы; за нарушение дисциплины и самовольный уход учащихся из фабричных и железнодорожных училищ; за “дезертирство” с военных предприятий; за уклонение от мобилизации для работы на производстве, на строительстве или в сельском хозяйстве, и т. д. Наказания при этом, как правило, были не слишком тяжелыми — очень часто осужденные даже не лишались свободы. Трудно подсчитать число людей, которых настигли эти “мягкие” наказания: только с 1941 по 1956 г. осуждено не менее 36,2 миллиона человек, из них 11 миллионов — за “прогулы”! Очевидно, что главная цель всех этих карательных мер — не наказать конкретное преступление, а распространить систему принудительного труда и жесткого дисциплинарного контроля далеко за границы лагерей и спецпоселений (в терминологии самой власти это и значило “установить твердый государственный порядок”).


Колоссальные масштабы репрессий делают работу по созданию книг памяти чрезвычайно трудоемкой и медленной. Дополнительные трудности возникают из-за нечеткости границ самого понятия “политические репрессии” и, следовательно, размытой правовой квалификации конкретных казусов, с которыми встречаются участники реабилитационного процесса. Тормозящим фактором является и отсутствие (или недоступность) многих документальных источников, необходимых для выяснения судьбы жертв репрессий (персональных дел, нормативных актов, решений репрессивных органов, учетно-регистрационных материалов и т.п.). Книги памяти жертв политических репрессий стали выходить в СССР, а затем в России и других бывших советских республиках начиная с 1990 г. К сегодняшнему дню они, суммарно, включают около полутора миллионов имен.


В разных странах и регионах к этой проблеме подходят по-разному. Так, в Прибалтике уже приступили к повторным, уточненным и исправленным изданиям, в Казахстане сегодня книги памяти изданы во всех областях. В России к концу 2003 г. в разных регионах выпущено более 200 томов книг памяти (число томов в регионе колеблется от 1 до 18). В то же время многие субъекты федерации еще не выпустили ни одного тома. В некоторых регионах даже не приступили к сбору материалов для книг памяти. Но едва ли не обиднее ситуация в тех регионах, где многолетними усилиями энтузиастов подготовлены большие списки, но из-за равнодушия, а то и сопротивления местных властей вопрос об их издании никак не решается на протяжении многих лет. Именно таким образом складывается ситуация в Приморском крае, Тамбовской и Саратовской областях. Но даже там, где работа идет и уже изданы по нескольку томов, ситуация зачастую далека от благополучия. Уровень подготовки книг порой вызывает справедливые нарекания — как с научной, так и с редакционно-оформительской точки зрения. В некоторых книгах информация о жертвах репрессий недостаточна для того, чтобы идентифицировать человека (например, книга памяти Ивановской области). Понятно стремление издателей представить как можно больше имен, но иной раз сокращение персональных сведений (биографических справок) обесценивает проделанную работу. В ряде случаев серьезные трудности в подготовке книг вызваны сложностями с доступностью архивной информации. В большинстве субъектов федерации архивно-следственные дела на реабилитированных лиц до сих пор не переданы из ФСБ на государственное хранение и доступ исследователей к ним практически невозможен. В некоторых регионах, наоборот, возникают проблемы с доступом в архивы МВД, где хранятся данные о депортациях, спецпоселениях и лагерях. Следующая серьезная проблема — тираж. Даже если книга основательно подготовлена, включает массу материала, нередко эти ее достоинства сводятся почти на нет недостаточностью тиража. Так, книга памяти Ставропольского края выходит тиражом 100 экз., Самарской области — 250 экз., очень многих других — по 500, много — по тысяче экземпляров. Очевидно, что при таких тиражах книги не могут получить достаточной известности, оказать серьезное влияние на общество, тем более что далеко не всегда даже обязательные экземпляры этих книг попадают в крупнейшие отечественные библиотеки.


На сегодняшний день в России есть всего несколько относительно полных собраний книг памяти жертв политических репрессий — прежде всего это общедоступные библиотеки Международного общества “Мемориал” и Музея и общественного центра имени А. Сахарова в Москве, а также коллекции Центра “Возвращенные имена” при Российской национальной библиотеке (Санкт-Петербург) и Русского общественного фонда Александра Солженицына (Москва).[9]
За пределами Москвы и Санкт-Петербурга читатель сможет найти в библиотеках лишь очень немногие книги памяти. Ситуацию необходимо менять. Нужны специальные усилия, чтобы книги памяти доходили до читателей, до библиотек. Хороший пример в этом смысле — книга памяти Ульяновской области (подготовленная областной прокуратурой), тираж которой (хоть и не очень большой) был распространен по общедоступным библиотекам, по библиотекам всех учебных заведений области, по органам власти всех районов и таким образом стал доступен всему населению области. Однако даже увеличение тиража и успешное распространение печатных книг памяти не может решить всех проблем — прежде всего проблемы поиска информации. Даже имея в руках полный комплект книг памяти, надо потратить значительное время, чтобы найти в них нужную фамилию, не говоря уже о невозможности провести выборку по национальным или профессиональным признакам. Это прекрасно понимают создатели книг памяти: в ряде регионов уже созданы (на самых разных платформах и продуктах) собственные персональные базы данных (хотя таких регионов еще немного). Не забыты и возможности Интернета. На сегодняшний день существует целый ряд сайтов с именами жертв репрессий: в Астрахани, Благовещенске и Владимире такие списки размещены на серверах областных администраций, в Магадане — на городском информационном сервере, в Йошкар-Оле и Смоленске — на университетских сайтах, в Иркутске, Красноярске, Москве, Пензе, Томске, Ярославле — на сайтах отделений Общества “Мемориал” (в Иркутске еще и на сайте Ассоциации жертв политических репрессий), в Омске — на сайте Книги памяти Омской области; в Красноярске и Санкт-Петербурге — на сайтах координационных центров проекта “Возвращенные имена”, который ставит перед собой целью создание в Интернете единой электронной книги памяти по всему бывшему СССР.


Безусловно, только появление сводного персонального массива жертв репрессий сможет разрешить те информационно-поисковые проблемы, которые не решаются выпуском региональных книг памяти (в их печатном или электронном виде). Однако необходимая, в принципе, задача создать в Интернете всеобъемлющий информационный ресурс по истории репрессий с многомиллионной базой данных о всех жертвах этих репрессий — дело будущего, пусть и не бесконечно отдаленного. Более актуальная и более реальная цель — суммировать сделанное, свести воедино уже добытую информацию, тем самым дав инструмент для поиска в том персональном массиве, который доступен уже сегодня. Первые результаты такой интегрирующей работы были представлены в 2001 г.: на подготовленном и выпущенном Международным обществом “Мемориал” диске “Жертвы политического террора в СССР” были помещены более 300 тысяч кратких биографических справок. Второе издание, вышедшее через год и подготовленное при участии Комиссии при Президенте РФ по реабилитации жертв политических репрессий и Музея и общественного центра им. Сахарова, включало базу данных более чем на 640 тысяч жертв репрессий из 43 регионов России и Казахстана, а также много справочной и научной информации по истории репрессий. Нынешнее, третье издание, уже не помещается на один диск. База данных теперь насчитывает более 1300000 справок из 62 регионов России, из всех областей Казахстана и Узбекистана, двух областей Украины — Одесской и Харьковской. Среди “информационных доноров” публикуемой базы данных были самые разные институции стран СНГ: комиссии по реабилитации, отделения Общества “Мемориал” и другие общественные организации, государственные архивы, архивные подразделения органов безопасности и внутренних дел, прокурорские органы, университеты, редколлегии книг памяти, группы проекта “Возвращенные имена” и т.д. [10]


Большинство справок в публикуемой базе данных соответствуют опубликованным в соответствующих региональных книгах памяти. Всю собранную информацию, весьма разнородную как по составу биографических сведений, так и по форме подачи, было необходимо свести к единой табличной форме, чтобы сделать возможной хотя бы минимальную поисковую работу. На диске представлены многие десятки тысяч имен, еще не названных в книгах памяти, — коллективы, готовящие материалы для книг по Ингушской Республике, Республике Чувашии, Краснодарскому, Красноярскому и Приморскому краям, Воронежской, Камчатской, Пензенской, Саратовской, Тамбовской областям, любезно предоставили нам для публикации свои рабочие материалы. К числу неопубликованных относятся и списки репрессированных в Узбекистане, а частично и материалы по Казахстану и Украине. Кроме самой базы, на первом диске находится Аннотированный указатель “Книги памяти жертв политических репрессий в СССР” (СПб., 2004), подготовленный Центром “Возвращенные имена” при Российской национальной библиотеке. Если первый диск издания целиком отдан персональной информации о жертвах репрессий, то второй преимущественно включает справочные и документальные материалы по истории государственного террора. С персональной информацией о жертвах репрессий, которая занимает весь первый диск, тесно связаны помещенные на втором диске “Сталинские расстрельные списки” — перечни людей, осужденных по личной санкции И.В.Сталина и его ближайших соратников по Политбюро ЦК ВКП(б) к разным мерам наказания, в подавляющем большинстве к расстрелу.


3.1. Международный проект “Возвращенные имена”.


Массовые политические репрессии, совершавшиеся в СССР на протяжении всего периода его становления и существования, - одно из наиболее трагичных явлений ХХ века. Жертвами репрессий стали десятки миллионов советских граждан и граждан других государств. Сохранение памяти о них, восстановление их имен и судеб, - долг ныне живущих поколений. Решение этой задачи осложняется тем, что между постсоветскими государствами не заключены соглашения об общей программе реабилитации граждан, пострадавших от репрессий, и о создании единой Книги памяти жертв советского тоталитаризма. Государственные программы увековечения памяти репрессированных существуют лишь в нескольких государствах бывшего СССР - Украине, Белоруссии, странах Балтии и двух республиках Российской Федерации - Коми и Татарстане.Работа по написанию книг памяти ведется стихийно, без использования научной методики и в значительной мере зависит от энтузиазма людей, эмоционально на нее настроенных. Эту деятельность осуществляют общественные организации («Мемориалы», «Ассоциации жертв политических репрессий», «Общества политзаключенных»), официальные структуры (Комиссии по реабилитации при госадминистрациях, Информационные центры УВД и Служб безопасности бывших советских республик), ученые - исследователи, а также сотрудники некоторых архивов, музеев, библиотек. Существуют разные подходы к решению таких ключевых проблем, как: определение понятий «репрессия» и «репрессированный»; соотношение всех репрессированных и лиц, получивших официальную реабилитацию; хронологические рамки репрессий и категории репрессированных; способы взаимодействия государственных, общественных организаций и частных лиц по увековечению памяти о репрессированных; программные средства для создания электронных баз и банков данных и многие другие. Выпускаемые малыми тиражами Книги памяти малодоступны для читателя, изобилуют многими ошибками и неточностями, нет центра, в котором бы сосредоточивалась вся информация по истории репрессий и о судьбах репрессированных. Решение большинства из перечисленных проблем возможно в рамках предлагаемого проекта «Возвращенные имена».


Работа по созданию Единого электронного банка данных репрессированных является частью решения более общей задачи - изучения советской репрессивной системы, закономерностей ее функционирования, процесса реабилитации и увековечения памяти о жертвах репрессий. Главная цель этой работы - предоставление всеобщего открытого доступа к систематизированной информации по истории репрессий. Перспективной задачей проекта является создание межгосударственной структуры по формированию ЕЭБД в пределах постсоветского пространства при активном участии академических институтов, научно-исследовательских и общественных организаций. Предполагается создание информационного центра, в котором будут аккумулированы материалы по истории репрессий и базы данных о жертвах репрессий 1917 - 1980-х гг. Вся эта информация станет доступной через территориально распределенную систему региональных серверов компьютерного банка данных в Интернете. Сегодня уже есть богатый опыт создания электронных банков данных, разработано много программных средств по выполнению этой работы, есть специалисты в области информационных технологий, существуют общественные и государственные организации, занимающиеся изданием Книг памяти. Задача состоит в объединении усилий людей и организаций на определенных идеологических и организационных основах. Необходимо добиться государственной поддержки проекта, решить финансовые проблемы за счет спонсорской помощи и включения проекта (в качестве программы) в бюджетное государственное финансирование. Доступ к Интернету возможен в уже существующих центрах связи (телеграфы, почтамты, университеты, научные центры и т. п.). За счет средств программы можно создать информационные терминалы в крупных регионах. Информационный центр ЕЭБД может заключить систему договоров с различными организациями, имеющими современные средства связи, в которых будет заложено бесплатное или умеренное по цене пользование их услугами для репрессированных и их родственников, а также для студентов и школьников.


На первом этапе выполнения проекта уже создана неофициальная структура, управляющая его осуществлением, во главе с Рабочей группой, избранной конференцией «Проблемы создания Единого электронного банка данных жертв политических репрессий в пределах СССР», состоявшейся 18-21 мая 2000 г. в г. Нижний Тагил. Роль постоянно действующего координатора работы по проекту (наряду с решением задач регионального центра) поручена проблемной научно-исследовательской лаборатории «Исторической информатики» при историческом факультете НТГПИ - НИЦ «Мемориала» Н. Тагила. В ее составе работают квалифицированные специалисты в области междисциплинарных технологий, ими отработаны методики создания исторических электронных баз и банков данных. Лаборатория имеет научные связи с международной ассоциацией «История и компьютер», Региональным центром новых информационных технологий УГТУ Екатеринбурга, российскими и украинскими «Мемориалами», областными и иными государственными архивами.


Методическим центром проекта на третьей встрече Рабочей группы (Москва, 18-19 ноября 2000 г.) решено сделать НИПЦ Международного и Российского «Мемориала».[11]
Параллельно Методический центр организует работу по написанию методических пособий по следующим комплексам источников информации (связанных с основными видами репрессий): лишение избирательных прав; антисоветская, контрреволюционная деятельность; депортации и спецпереселение; советские военнопленные (проверочно-фильтрационные дела).


Региональные координаторы проводят мониторинг и экспертизу проводимой на местах работы по созданию Книг памяти. В результате экспертной оценки результатов деятельности региональных координаторов по мониторингу происходит их отбор на роль координаторов региональных центров. Уже в этом статусе они вовлекают в работу по проекту организации-участники в рамках своей территории на основе договоров, стимулирующих их работу. Возможно проведение специального конкурсного отбора организаций-участников под контролем Рабочей группы. Главными задачами региональных центров стали:


1). Установление стабильных связей с официальными структурами, занимающимися реабилитацией и изданием Книг памяти, а также научно-исследовательскими, культурно-просветительскими и общественными организациями, изучающими историю репрессий;


2). Вовлечение в работу по проекту организаций-участников в рамках своего региона на основе договоров, стимулирующих их работу;


3). Распространение единой методики описания источников;


4). Распространение единого программного обеспечения;


5). Объединение уже существующих локальных баз данных для включения их в единую структуру и размещения в Интернете.


Перед координаторами региональных центров стоят следующие задачи:


Составить перечень основных источников данных о репрессиях по региону: список центральных и областных архивов, с указанием фондов, подлежащих описанию; перечень внеархивных источников. Установить контакты со всеми группами, работающими в регионе и согласовать программу действий по созданию ЕЭБД. Определить степень обработки информации в каждой региональной группе: в каких архивах ведется работа, сколько составлено карточек, есть ли компьютерная база данных, на каком языке она написана, какой массив информации введен и т.п. Выяснить материально-техническое обеспечение работ в каждой области и соответствие его необходимому уровню.


Выяснить взаимоотношения каждой группы с административными органами соответствующего уровня и предложить формы сотрудничества. Выяснить возможности сотрудничества с НИИ и вузами и возможность включения нашей тематики в планы их научных исследований. По мере решения Рабочей группой вопросов материально-технического и программного обеспечения, организовать установку и отладку оргтехники в каждой группе, и подключение к Интернету.


В дальнейшем: собирать обработанную информацию по общей схеме, сортировать и передавать координатору для включения в ЕЭБД.


На втором этапе следует значительно расширить круг региональных центров и распространить среди них общую методику и программное обеспечение. Необходимо также содействовать разработке государственных и межгосударственной программ по истории репрессий и инициировать возникновение государственных и межгосударственных структур по созданию ЕЭБД. Подготовительную работу к этому нужно, конечно, провести уже на первом этапе. Она будет заключаться в организации разработки законопроектов (в виде указов президентов, постановлений парламентов и правительств) по увековечению памяти жертв репрессий. На этом этапе следует расширить ЕЭБД за счет включения в него информации из новых регионов. Акцент в финансировании данной работы следует перенести на государственный бюджет, при сохраняющейся поддержке благотворительных фондов.


На третьем этапе станет возможным непосредственное создание ЕЭБД жертв политических репрессий бывшего СССР.


3.2. Правовой и социальный статус жертв политических репрессий.


Статус “жертва” имеют те, кто был репрессирован сам, а пострадавшими от политических репрессий считаются члены их семей и ближайшие родственники. Сегодня в РФ действует закон, по которому и те и другие обладают равными правами и льготами. Согласно этому закону объем льгот определяется по итогам рассмотрения дела. После признания лица реабилитированным ему выдается специальная справка, подписанная руководителем, например, прокурором того или иного района. С этой справкой он обращается в органы, которые непосредственно ведают применением этих льгот, но, как правило, объем этих льгот приравнивает такое лицо к участникам Великой Отечественной войны, к ветеранам труда. Следует помнить, что эта справка должна быть предъявлена к исполнению в течение трех лет со дня ее выдачи. Пока в законе существует такой пресекательный срок.


Положение


О порядке предоставления льгот реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий.

Утверждено постановление Правительства РФ от 3 мая 1994 г. N 419. Настоящее Положение определяет порядок предоставления льгот реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, в соответствии с Законом Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий".


Льготы


Льготы, предусмотренные настоящим Положением, распространяются на лиц, подвергшихся политическим репрессиям в виде: лишения свободы, ссылки, высылки, направления на спецпоселение, привлечения к принудительному труду в условиях ограничения свободы (в том числе в "рабочих колоннах НКВД"), иным ограничениям прав и свобод, необоснованно помещавшихся в психиатрические лечебные учреждения и впоследствии реабилитированных, в том числе граждан из числа репрессированных народов, подвергшихся репрессиям на территории Российской Федерации по признакам национальной и иной принадлежности. Также, льготы, согласно данному Положению, распространяются на детей в возрасте до 16 лет, находившихся вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении;


детей, оставшихся в несовершеннолетнем возрасте без попечения одного или обоих родителей, необоснованно репрессированных по политическим мотивам; детей, супругу (супруга), родителей лиц, расстрелянных или умерших в местах лишения свободы и реабилитированных посмертно. Супруге (супругу) льготы предоставляются, если она (он) не вступила (вступил) в другой брак.


Указанные в настоящем пункте лица имеют право на льготы, предусмотренные настоящим Положением, при условии, что они имеют инвалидность или являются пенсионерами и постоянно проживают на территории Российской Федерации.


Реабилитированные лица и лица, признанные пострадавшими, имеют право: на льготы по медицинскому, санаторно-курортному лечению и протезно-ортопедическому обеспечению; льготы по обеспечению транспортными средствами и оплате проезда; жилищно-бытовые и коммунальные льготы; Реабилитированным лицам выдается свидетельство о праве на льготы для реабилитированных лиц, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 16 марта 1992 г. N 160, а лицам, признанным пострадавшими, - свидетельство о праве на льготы для лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий, утвержденное настоящим постановлением. Свидетельства о праве на льготы выдаются органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации или по их поручению комиссиями по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, образованными в установленном законодательством порядке, на основании соответственно документов о реабилитации или о признании пострадавшими от политических репрессий, выдаваемых правоохранительными органами, и пенсионного удостоверения либо справки ВТЭК об инвалидности. Расходы, связанные с предоставлением льгот реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими; предусмотренных настоящим Положением, производятся за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов с последующим возмещением произведенных расходов из федерального бюджета.[12]


Денежные компенсации


Право на денежную компенсацию, предусмотренную статьей 15 Закона, имеют: граждане Российской Федерации, граждане государств - бывших республик СССР, другие иностранные граждане, лица без гражданства, подвергшиеся политическим репрессиям в виде лишения свободы или помещения на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917 г. и реабилитированные в соответствии с Законом правоохранительными органами на территории Российской Федерации; лица, постоянно проживающие на территории Российской Федерации, подвергшиеся политическим репрессиям в виде лишения свободы или помещения на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения на территории государств - бывших республик СССР, а также подвергшиеся указанным репрессиям по решению советских судебных органов либо военных трибуналов и внесудебных органов, действовавших за пределами СССР, и реабилитированные компетентными органами этих государств (если решение о реабилитации не противоречит законодательству Российской Федерации и при условии, что аналогичная компенсация не была ими получена от данных государств), либо государственными органами бывшего СССР. Право на денежную компенсацию имеют лица, репрессированные по политическим мотивам на территории Российской Федерации и реабилитированные в установленном порядке до принятия Закона. Наследникам реабилитированных лиц, указанных в пунктах, выплата компенсаций не производится, кроме случаев, когда компенсация была начислена, но не получена реабилитированными.


Заявление о начислении денежной компенсации (по форме согласно приложению) подается в органы социальной защиты Российской Федерации в следующем порядке: постоянно проживающими в Российской Федерации - в органы социальной защиты населения по месту жительства; проживающими за пределами Российской Федерации - в органы социальной защиты населения по последнему месту жительства в Российской Федерации до применения репрессии, а в случаях, когда место жительства определить невозможно, - по месту применения репрессии.[13]


Право на возврат незаконно конфискованного, изъятого или вышедшего иным путем из владения в связи с политическими репрессиями имущества.


Право на возврат, возмещение стоимости или выплату денежной компенсации за конфискованное на территории Российской Федерации имущество имеют граждане России, граждане государств - бывших республик СССР, иностранные граждане и лица без гражданства, необоснованно репрессированные по политическим мотивам судебными, внесудебными, административными органами, а также иными органами, наделявшимися административными полномочиями, и впоследствии реабилитированные, независимо от того, где указанные реабилитированные лица были репрессированы и проживают в настоящее время. Право на возмещение стоимости или выплату денежной компенсации за имущество, конфискованное за пределами бывшего СССР по решению советских, судебных и внесудебных органов, имеют лица, постоянно проживающие на территории Российской Федерации, необоснованно репрессированные по политическим мотивам, в случае реализации конфискованного у них имущества на территории Российской Федерации. В случае смерти реабилитированного лица возврат конфискованного имущества, возмещение его стоимости или выплата денежной компенсации производится его наследникам по закону первой очереди в равных долях: детям (в том числе усыновленным), супруге (супругу) и родителям (усыновителям) умершего, а также ребенку умершего, родившемуся после его смерти. Возврат конфискованного имущества производится в случаях, когда оно сохранилось. Возмещение стоимости имущества производится в случаях, когда имущество сохранилось, но оно не может быть возвращено по основаниям, предусмотренным законодательством, либо реабилитированное лицо согласно вместо возврата жилого дома на возмещение его стоимости, а также в случаях, когда имущество не сохранилось, однако имеются документы о его характере, состоянии и количестве, на основании которых возможна оценка имущества.


Выплата денежной компенсации производится в случаях, когда факт конфискации имущества установлен, но отсутствуют или утрачены документы о его характере, состоянии и количестве.


Вопросы возврата конфискованного имущества, возмещения его стоимости или выплаты денежной компенсации реабилитированным лицам рассматриваются комиссиями по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий (далее именуется - комиссия), образованными в установленном законодательством порядке.[14]


Заключение.


Теперь совершенно очевидно, что политические обвинения против ряда деятелей партии и государства, против многих коммунистов и беспартийных, хозяйственных и военных кадров, ученых и деятелей культуры были результатом преднамеренных фальсификаций. Многие обвинения в последующем – в особенности после ХХ съезда КПСС – были сняты. Тысячи безвинно пострадавших полностью реабилитированы. Но процесс восстановления справедливости еще не доведен до конца. Тем более, что и сейчас еще мы встречаемся с попытками отвернуться от больных вопросов нашей истории, сделать вид, будто ничего особенного не произошло. С этим нельзя согласиться. Это было бы пренебрежением к исторической правде, неуважением к памяти тех, кто оказался невинной жертвой беззакония и произвола. Советское государство не просто уничтожало своих оппонентов - оно стремилось стереть самую память о людях, создать иллюзию их небытия. Уничтожение памяти о человеке - одна из форм репрессий, поэтому восстановление ее в виде памятников и памятных знаков - одна из форм реабилитации человека в глазах современников и будущих поколений. Сбор сведений о памятниках и памятных знаках жертвам политических репрессий на территории бывшего СССР ведется в разных музеях и общественных центрах с 1997 года в рамках постоянной программы "Память о бесправии".


Задачей программы является содействие сохранению исторической памяти о миллионах жертв политических репрессий и преступлениях советского режима.


На 1 августа 2006 года, на территории бывшего Советского Союза установлено немногим более 870 памятников и памятных знаков жертвам политических репрессий.


Список литературы


1). Араловец Н.А. Потери населения советского общества в 1930-е годы: проблемы, источники, методы изучения в отечественной историографии 1995г.


2). Журнал “Родина” 2000г.


3). Журнал “История России” 2005. № 7.


4). Закон “о реабилитации жертв политических репрессий” В редакции от 29.12.2004


5). Лунеев В.В. “Правовая статистика” 2003г.


6). Попов В.П. Государственный террор в советской России. 1923—1953 гг.: Источники и их интерпретации. 1992г.


7). Постановление Правительства РФ 1994г.


8). www.vi.krsk.ru – сайт программы “Возвращенные имена”


9). www.genproc.gov.ru – сайт Генеральной прокуратуры РФ


10). www.memorial.ru – сайт общества “Мемориал”



[1]
Журнал “История России” с. 15


[2]
Журнал “История России” с. 18


[3]
Журнал “Родина” с 25


[4]
Араловец Н.А. Потери населения советского общества в 1930-е годы: проблемы, источники, методы изучения в отечественной историографии с.96


[5]
Араловец Н.А. Потери населения советского общества в 1930-е годы: проблемы, источники, методы изучения в отечественной историографии с 101


[6]
Лунеев В.В. “Правовая статистика” с 185


[7]
Журнал “Родина” 2000г. с14-16


[8]
Журнал “Родина” с 17


[9]
www.memorial.ru


[10]
Попов В.П. Государственный террор в советской России. 1923—1953 гг.: Источники и их интерпретации. 1992г.


[11]
www.vi.krsk.ru


[12]
Положение


О порядке предоставления льгот реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий


утверждено постановление Правительства РФ


от 3 мая 1994 г. N 419


[13]
Положение


(с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Правительства РФ от 18.07.94 N 847)


О порядке выплаты денежной компенсации лицам, реабилитированным в соответствии с Законом РФ "О реабилитации жертв политических репрессий"


[14]
Постановление Правительства РФ от 12 августа 1994 г. N 926


Об утверждении Положения о порядке возврата гражданам незаконно конфискованного, изъятого или вышедшего иным путем из владения в связи с политическими репрессиями имущества, возмещения его стоимости или выплаты денежной компенсации



Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данную контрольную работу Вы можете использовать для выполнения своих заданий.

Доработать Узнать цену работы по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :