Контрольная работа по предмету "Международные отношения и мировая экономика"

Узнать цену работы по вашей теме


Международная миграция


Международная миграция

Что такое международная миграция

Миграция населения представляет собой перемещение людей через границы определенных территорий со сменой постоянного места жительства или возвращением к нему. Международная (внешняя) миграция существует в разных формах: трудовой, семейной, рекреационной, туристической и др.

Международная миграция рабочей силы во второй половине века стала важной частью процесса интернационализации международной хозяйственной жизни.

Согласно оценкам ООН, в 2005 г. число международных мигрантов - лиц, проживающих за пределами стран происхождения, достигло в мире 191 млн., увеличившись с 1960 г. более чем в 2.5 раза. За минувшие почти полвека доля пришлых жителей более развитых регионов мира в их общей численности на планете возросла с 43 до 61 %, а их удельный вес в населении этих регионов повысился с 3.4 до 9.5%.

Какие же факторы вызывают интенсификацию межстрановых перемещений людей и усиливают концентрацию мигрантов в более развитых регионах мира? Ключ к ответу на этот вопрос уже не одно десятилетие пытаются найти представители разных общественных наук. Построить систему движущих сил миграции сложно из-за многообразия и разноплановости, взаимоналожения и переплетения лежащих в основе этого процесса причин, одни из которых объективно побуждают людей к добровольной или вынужденной смене местожительства, другие носят подчас случайный характер. Типичной чертой подавляющего большинства разработанных в прошлом и позапрошлом веках теорий миграции является ее объяснение отдельными, выбранными в качестве ключевых, миграционными детерминантами. В современных исследованиях все больший акцент делается на том, чтобы максимально отразить множественность условий миграции и синтезировать различные подходы к изучению ее причин . С учетом наработок, уже имеющихся в данной области, в статье предпринята попытка систематизировать основные слагаемые движущих сап современной миграции в промышленно развитые страны мира и его более развитые регионы в целом.

Факторы, определяющие магистральные направления миграционных потоков

Одним из базовых и весьма распространенные объяснений миграции является положение о том, что она обусловлена суммарным действием факторов выталкивания и притяжения, имеющих экономическую, демографическую, социальную и политическую природу. Основа такого подхода была заложена в теории Е. Ли , разработанной еще в 60-е годы; согласно ей, решение о миграция принимается человеком под воздействием разных стимулов, действующих в стране проживания и/или исходящих из потенциальной страны переселения.

При всем многообразии подобных причин межстрановых перемещений населения общие контуры современной миграционной ситуации в мире и магистральные направления людских потоков определяются экономическими, социальными, политическими и демографическими различиями между более и менее развитыми регионами. Причем страны с переходной экономикой, имеющие неоднозначные позиции по социально-экономическим и политическим показателям, занимают промежуточное место в миграционных передвижениях и играют в них двоякую роль, будучи одновременно и донорами, и реципиентами населения. Вместе с тем названные различия - это лишь схематичный перечень основных условий формирования и реализации миграционного потенциала населения, дополняемый комплексом других обстоятельств и модифицирующийся под влиянием тех или иных общественных процессов.

Главным детерминантом миграции является разрыв между разными группами стран в уровнях экономического развития и соответственно в уровнях и качестве жизни населения.

Еще в позапрошлом веке Е. Равенстайн сформулировал "законы миграции", в частности положение о том, что основным фактором миграции выступает экономический: миграционные потоки устремляются в более развитые экономические районы и усиливаются по мере технического прогресса и развития средств транспорта и коммуникаций.

Основная часть мигрантов выезжает по экономическим соображениям, принимая в расчет прежде всего разрыв в уровнях доходов в странах исхода и приема мигрантов. Сопоставление величин душевого ВВП по ППС (уровня доходов) и нетто-миграции (разницы между числом въехавших и числом выехавших на постоянное место жительства) на 1 тыс. жителей в странах Восточной Европы и СНГ за 2003 г. обнаруживает достаточно тесную корреляцию между ними (коэффициент Пирсона равен 0.511). Хотя указанный разрыв в доходах не является обязательным фактором миграции, география ее потоков показывает, что лишь незначительная их часть формируется без его воздействия.

Вместе с тем экономическая мотивация мигрантов может быть весьма разнородной. Согласно неоклассической, микроэкономической теории миграции (М. Тодаро, Л. Маружко и др.). Решение о переселении базируется на анализе связанных с ним издержек и прибыли, один из ключевых компонентов которого - оценка ожидаемой выгоды от разрыва в заработках. По данным МОТ, при сходной квалификации работников средний заработок в странах с низкими доходами составляет не более 20% такового в странах с высокими доходами, а в низшей группе стран со средними доходами - не более 27% . Нередко разрыв бывает 10-кратным, а подчас и 30-кратным.

Чем выше образование мигрантов, тем, естественно, больше ожидаемая выгода от переселения; этим, прежде всего и объясняется то обстоятельство, что мигранты, как правило, гораздо образованнее, чем в целом население страны, покидаемой ими. Как свидетельствуют результаты обследования, проведенного в 47 странах исхода мигрантов, продолжительность их образования больше, чем у остальных соотечественников, в среднем на 7.2 года. Для Африки данный показатель - 10.8 лет (разница между 15.4 и 4.6 года), для Азии- 8.6 (14.4 и 5.8), для Южной Америки - 6.6 (12.5 и 5.9).

Одновременно при оценке издержек переселения учитываются их различные социальные и технологические факторы, как-то: состояние социальных сетей, средств транспорта и т.п.

В соответствии с теорией новой экономики миграции (О. Штарк, Д. Мэсси, К. Эспшюза, Дж. Тэйлор и др.) последняя трактуется как семейная стратегия, нацеленная на Диверсификацию источников доходов, минимизацию рисков домохозяйств и расширения доступа к финансовым ресурсам. Эта теория дает ключ к объяснению растущей феминизации трудовой миграции, в частности из стран Юго-Восточной Азии, где на долю женщин приходится 60-80% всех трудовых мигрантов. Как показало исследование на Филиппинах, главы семей, решая, кого из ее членов отправить за границу на заработки, все чаще отдают предпочтение дочерям, а не сыновьям. Причина этого в том, что, хотя женщины зачастую зарабатывают меньше, чем мужчины, они оказываются более надежными помощниками семьи и переводят домой больше денег.

Стремление расширить свои жизненные возможности и перспективы, получить доступ к современным системам социальных услуг, в особенности к полноценному образованию, также сказывается на миграционных намерениях. Иллюстрацией может служить быстрое увеличение численности иностранных студентов, достигшей в 2003 г. 2.12 млн.

О высокой значимости в продуцировании миграции различий в уровнях экономического развития стран приема и исхода свидетельствуют обследования, которые были проведены ОЭСР среди иммигрантов, прибывших в 1995-1998 гг. во входящие в нее государства. В конце 90-х годов средневзвешенный (с учетом долей иммигрантов из каждой страны) душевой ВВП (по ППС) государств исхода мигрантов был почти в четыре раза ниже аналогичного показателя таких принимающих стран, как США и Франция, и более чем в два раза ниже таких - как Италия, Япония, Финляндия, Канада и Германия. Вместе с тем. несмотря на существенный в целом разрыв в уровнях экономического развития стран доноров и реципиентов мигрантов, в ряде случаев он выражен относительно слабо. Это касается Швеции, Бельгии, Швейцарии, Норвегии, Великобритании и Дании, отставание от которых стран-доноров по душевому ВВП (опять же с учетом долей иммигрантов из каждой страны) составляет всего лишь 10-30%. Иными словами, интенсивность людских потоков не проявляет строгой, безусловной зависимости от диапазона указанных разрывов.

Хотя традиционно в числе основных причин, вызывающих исход населения из развивающихся стран, называется бедность, как показывает практика, ее роль неоднозначна и относительна. Согласно исследованиям, большинство международных мигрантов относятся скорее к средним социальным слоям, а категории населения, живущие в крайней бедности, напротив, отличаются низкой территориальной мобильностью. Как показало обследование мигрантов в США, лишь немногие из них зарабатывали в год на ролике менее 1 тыс. долл. или свыше 15 тыс. долл. (в пересчете по ППС), то есть доходы их основной части находились ранее в интервале от 1 тыс. до 15 тыс. долл.

Наименее развитые, беднейшие страны, несмотря на наибольшее отставание от развитой части мира, не относятся к числу основных доноров мигрантов, поскольку в них еще не слежались условия для массовой эмиграции. Ее сдерживают преобладание в этих обществах аграрного населения с низкой территориальной мобильностью, явный недостаток у подавляющего большинства жителей денег на переезд, низкий уровень образования, дефицит или отсутствие востребование?: квалификации и т.п. Эмиграция осуществляется главным образом из тех развивающихся стран, которые уже достигли определенных экономических успехов. По данным ООН и расчетам И. Цапенко, в 1995-2000 гг. отрицательное сальдо миграции (нетто-миграция) в расчете на 1 тыс. жителей составляло в странах с низким уровнем валового национального дохода на душу населения 0,4, в том числе в странах Африки к югу от Сахары - 0,14. А вот в странах со средними доходами сне доходило до 0,7 (в том числе в низшей подгруппе данной категории стран - до 0,9), достигая на Филиппинах и в Мексике соответственно 2,4 и 4,2 . Согласно теории мировых систем (С. Сассен, А. Портес и др.), вовлечение развивающихся стран в мировую рыночную экономику и проникновение в них рыночных отношений ведут к разрушению традиционных систем социальных связей. Это вызывает появление новых, мобильных сообществ из бывших сельских жителей, которые перемещаются в города и не находят там работы, что и порождает исход населения в другие страны. Определенные аналогии напрашиваются ж применительно к бывшим социалистическим странам, в которых период экономических реформ совпал с массовой эмиграцией.

Там, где отмечается относительно небольшая величина различий в душевом ВВП стран исхода ж приема мигрантов, она отражает, помимо указанного выше, вовлеченность в миграционный оборот выходцев из стран не только с развивающейся и переходной, но и с развитой экономикой. Она также свидетельствует о том, что на географию перемещений населения большое влияние оказывает совокупность других обстоятельств.

Следующий комплекс факторов миграции связан с различиями в состоянии политической и правовой среды в отдельных группах стран. Их количественным выражением могут служить показатели так называемого качества государственного правления, разрабатываемые Всемирным банком. Они подтверждают, в частности, неблагополучную политическую и правовую ситуацию в СНГ, Южной Азии и Африке к югу от Сахары, откуда как раз идут интенсивные потоки вынужденных мигрантов. Они же говорят об относительной стабильности и благоприятности этой ситуации в развитых странах ОЭСР, в которые направляются крупные контингента беженцев, официально зарегистрированных в этом статусе, и лиц, ищущих убежища, то есть подавших прошение о предоставлении статуса беженца и ожидающих его получения.

Как известно, низкому уровню экономического развития и связанной с ним остроте социальных проблем обычно сопутствуют общая политическая нестабильность, локальные войны и межэтнические конфликты, хрупкость демократии, нарушения прав человека и ограничение гражданских свобод. Эти негативные явления усугубляются преследованиями по политическим, национальным, религиозным и т.п. мотивам, беззаконием и разгулом преступности, а также неупорядоченным регулированием хозяйственной среды, ущемляющим интересы экономических агентов, и т.д. Все названные обстоятельства толкают людей к переселению и порождают потоки беженцев. При этом среди указанных причин вынужденной миграции наиболее сильный импульс к ней вызывает возникновение непосредственной угрозы жизни.

Подобные процессы подчас свойственны и регионам с высоким уровнем развития, однако там они обычно временны и локальны и практически не мешают принимать беженцев. Среднегодовое число беженцев из Европы, Северной Америки, Австралии и Океании постоянно гораздо меньше, чем из других регионов, что проявляется в позитивном сальдо баланса их приема. В 1999-2003 гг. оно составляло в Европе 1.2 млн., в Северной Америке - 600 тыс., Австралии и Океании - около 100 тыс., тогда как в других регионах было отрицательным.

Существенное сокращение числа беженцев (с 17.4 млн. в начале 1991 г. до 9.3 млн. в начале 2005 г.), отмечаемое Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев, свидетельствует о затухании целого ряда очагов вооруженных конфликтов и грубых нарушений прав человека и соответственно об ослаблении роли политических факторов, побуждающих людей покидать родину. Одновременно, в отличие от других категорий мигрантов, беженцы, основные потоки которых исходят из развивающегося мира (Афганистан, Судан, Бурунди, Сомали, Демократическая Республика Конго и др.), направляются не столько в развитые, сколько в другие развивающиеся страны -- в соотношении 1 к 2. Это также указывает на значимость других факторов в географии вынужденной миграции, помимо отмеченных выше различий политического и правового характера, в частности в обеспечении основных прав человека.

В числе движущих сил миграции также называется демографический дисбаланс между разными группами стран, который обусловлен их различиями в плотности населения, в темпах его естественного роста и в уровнях рождаемости. Однако этот дисбаланс можно считать причиной миграции из относительно бедных стран в богатые лишь тогда, когда бурный демографический рост в первых устойчив, а увеличение экономически активного населения не сопровождается соответствующим наращиванием рабочих мест. Ибо тем самым порождается относительный избыток трудовых ресурсов, который выплескивается на другие территории, испытывающие недостаток их определенных категорий.

По неоклассической макротеории миграций (Дж. Харрис, М. Тодаро и др.), у истоков которой стоял А. Смит, перемещения населения происходят под воздействием географических различий в предложении труда и спросе на него. Согласно данным опроса, проведенного США в 1996 г., примерно треть мексиканских мигрантов приехали в эту страну, потому что "в ней больше рабочих мест".

Чисто демографический фактор не может быть причиной миграции из Восточной Европы в Западную, поскольку и тут, и там отмечается падение прироста населения. А вот различия в уровнях безработицы могут играть свою роль. Сопоставление показателей нетто-миграции на 1 тыс. жителей и уровня зарегистрированной безработицы по странам Восточной Европы и СНГ за 2003 г. указывает на наличие взаимосвязи, хотя и не сильно выраженной, между состоянием рынка труда и значением миграционною сальдо коэффициент корреляция равен 0.317) .

Согласно прогнозам ООН, в менее развитых регионах мира население за ближайшие полстолетия увеличится более чем в полтора раза и вряд ли будет в достаточной мере абсорбировано их экономикой. А в развитых регионах замедление его роста сменится сокращением, в особенности в Европе, доля которой в общей численности жителей планеты за 2000-2050 гг. упадет с 12 до 7%.

Из-за демографического спада уже сейчас на рынке труда развитых стран уменьшается предложение молодой, относительно дешевой рабочей силы. Там наблюдается нехватка как малоквалифицированного персонала для выполнения работ, непривлекательных для местных жителей, так называемых работ 3D, характерных для вторичного сегмента рынка труда, так и высококвалифицированных специалистов, в первую очередь в высокотехнологичных отраслях, в сферах здравоохранения в образования. Согласно теории сегментированного рынка труда (М. Пиоре и др.), миграция обусловлена спросом развитых государств на иностранных работников, которые согласны на худшие условия труда, неприемлемые для местного населения, а также инициированной этими странами политикой их рекрутирования.

При этом, как свидетельствует исследование ООН 2005 г., лишь 25% менее развитых стран и 17% более развитых государств проводили политику, направленную на снижение эмиграции. Подавляющее же большинство стран мира не препятствовало эмиграции своих граждан. Либерализация условий выезда из бывших социалистических стран (крушение пресловутого "железного занавеса") сыграла существенную роль в активизации миграции в конце прошлого века. В результате число эмигрантов из России выросло с 16.3 тыс. в 1985-1989 гг. до 102 тыс. в 1990-1994 гг., из Китая фактически с нуля в 1980г. до 135 тыс. к 1990 г. Целый ряд стран (Филиппины, Индонезия, Индия, Китай и др.) даже поощряли экспорт рабочей силы в рамках общей стратегии ускорения своего социально-экономического развития.

Интенсивность потоков в развитые страны в большой мере зависит, в частности, от решений их правительств относительно количества и состава принимаемых мигрантов, от эффективности контроля границ и регулирования занятости иностранцев. По данным ООН, из 48 более развитых стран политики снижения иммиграции придерживались в 1996 г. 29, а в 2005 г - только 6. В то же время число стран этой группы, проводящих курс на стабилизацию уровня иммиграции или невмешательство в этот процесс, возросло с 18 до 38, а на ее расширение - с 1 до 4.

Таблица 4. Численность и распределение населения по регионам мира, 1950-2050 гг.

Численность населения, млн. человек

Распределение населения по регионам, %

1950

1975

2000

2025

2050

1950

2000

2050

Мир в целом

2519

4074

6086

7905

9076

100

100

100

Более развитые регионы мира

813

1047

П93

1249

1236

32.3

19.6

13.6

Европа

547

676

728

707

653

21.7

12.0

7.2

Северная Америка

172

243

315

388

438

6.8

5.0

4.8

Австралия и Океания

13

21

31

41

48

0.52

0.51

0.52

Менее развитые регионы мира

1707

3027

4892

6656

7840

67.7

80.4

86.4

Африка

224

416

812

1344

1937

8.9

13,3

21.3

Азия

1396

2395

3676

4728

5217

55.4

60.4

57.5

Латинская Америка

167

322

523

697

783

6.6

8.6

8.6

Хотя современные иммиграционные программы развитых стран не столь масштабны, как в послевоенные годы, отмеченные широким импортом иностранной рабочей силы, они благоприятствуют притоку определенных категорий поселенцев и временных работников, принимаемых с учетом потребностей в них, а также иностранных студентов, В Великобритании, например, в 1999-2001 гг. наибольший рост числа разрешений на работу, выданных иностранцам, отмечался в секторах образования (на 100%), здравоохранения (40) и информационных технологий (25%). Одновременно по взятым перед международным сообществом гуманитарным обязательствам развитые страны принимают значительные контингенты беженцев и лиц, ищущих убежища, а также воссоединяющихся членов семей.

Таким образом, разрыв в уровнях и качестве жизни, а также потребность развитых обществ в дополнительной рабочей силе, при ее относительном избытке в развивающемся мире, превращает их в миграционный магнит, притягивающий обильные людские потоки. Перспектива сохранения различий в социально-экономических, политических и демографических показателях, вырисовывающаяся в обозримом будущем, обещает продолжение интенсивных миграционных процессов на ближайшие десятилетия. При этом среди стран-доноров и реципиентов возможны заметные подвижки. Как показывают исследования по материалам западноевропейских стран XIX - первой половины XX в и современной Республики Кореи, эмиграционные процессы имеют определенный жизненный цикл и развиваются по Л-образной, напоминающей верхушку параболы траектории. По мере экономического развития можно ожидать нарастания исхода из государств, относимых сейчас к наиболее бедным, и, напротив, его затухания в других странах, являющихся ныне поставщиками мигрантов, и превращения этих стран в их вербовщиков.

Глобальные процессы, способствующие миграции

Развитие глобализационных тенденций в различных областях жизнедеятельности общества на рубеже тысячелетий сказалось на международной миграции населения, которая стала глобальной, затронув практически все регионы и страны. Их эффект на перемещения населения особенно заметен в сферах рынка труда, бизнеса, образования, науки, информации и коммуникаций, а также социальных связей.

Создание международного рынка труда проявляется в формировании глобального спроса и предложения рабочей силы (что отражается, например, в росте числа работодателей, ведущих поиск и наем рабочей силы за пределами национальных рынков труда), в увеличении контингента работников, предлагающих свой труд зарубежным работодателям. Образование такого рынка сопровождается развитием механизмов, обеспечивающих его функционирование (в том числе систем национального и наднационального регулирования использования иностранной рабочей силы), расширением деятельности агентств по зарубежному трудоустройству и другими процессами, которые способствуют нарастанию ж упорядочению экономической миграции. Деятельность указанных агентств вписывается в институциональную теорию миграции, согласно которой в процессе миграции возникают структуры, способствующие ей (обеспечивающие переезд, трудоустройство, жилье и т.п.)3.

По оценкам МОТ, в 2000 г. в мире насчитывалось 86 млн. работников иностранного происхождения, в том числе 52 млн. - в развитых странах. На долю иностранцев приходилось 12% экономически активного населения развитых стран: от 1 % в Ирландии и Японии до 23% в Австралии .

Интеграционные процессы в сфере занятости и трудоустройства благоприятствуют передвижениям населения в рамках соответствующих объединений. На граждан ЕС приходится 30--40% иностранного населения входящих в него стран, а что касается НАФТА, то доля выходцев из Мексики и Канады среди легальных иммигрантов, прибывших в США на постоянное место жительства, составляет 22%.

Формирование глобальных бизнес-структур демонстрируется расширением деятельности ТГН7 Если в начале 90-х годов в мире их насчитывалось, согласно данным ЮНКТАД, 37 тыс. ж обе имели в общей сложности 170 тыс. зарубежных филиалов, то к 2004 г. эти цифры выросли соответственно до 70 тыс. и как минимум 690 тыс., почти половина которых находилась в развивающихся странах. Совокупная численность персонала ТНК возросла с 1990 по 2004 гг. с 24 млн. до 57 млн. человек, на них падает десятая часть мирового ВВП и треть мирового экспорта .

ТНК оказывают неоднозначное влияние на развитие миграционных процессов. С одной стороны, их прямое и косвенное содействие созданию новых рабочих мест в странах размещения филиалов сдерживает эмиграцию. С другой же, способствуя модернизации экономики и социальных отношений, совершенствованию профессиональных навыков работников филиалов, установлению более тесных связей между странами, где они действуют, ТНК благоприятствуют миграционной мобильности населения.

Кроме того, растущее экономическое освоение зарубежья транснациональными компаниями активизирует миграцию руководителей и специалистов их филиалов - так называемых граждан мира, или невидимых мигрантов. Въезд и трудовая деятельность работников этой категории, как правило, не встречают преград, поскольку правительство страны, куда они прибывают, заинтересовано в их вкладе в ее экономическое развитие. В 2002 г. США выдали 58 тыс. въездных виз служащим ТНК, Великобритания - 19 тыс. (в это число не включены граждане других стран ЕС). Вместе с тем расширение данного потока мигрантов сдерживается высокими расходами по содержанию таких служащих (как иностранцев) более приемлемыми условиями найма местного высококвалифицированного персонала. Необходимость в таких дорогостоящих переездах уменьшается также благодаря активному использованию современных средств связи.

Глобализация сферы образования проявляется прежде всего в гармонизации образовательных стандартов и программ, особенно на уровне бакалавров и магистров. Так называемый Болонский процесс, являющийся одним из ключевых звеньев европейской интеграции в области образования и науки, призван способствовать созданию пространства, в границах которого будут действовать единые условия признания дипломов об образовании, а также общие нормы трудоустройства и мобильности граждан. Помимо открытости границ, интенсивная миграция студентов внутри Европейского региона объясняется наличием соглашений между университетами, унификацией образовательных стандартов и программ, распространенностью практик, зарубежных стажировок, предоставлением стипендий и материальных льгот студентам при подобном обмене. И этим возможности, открываемые интеграционными процессами в Европе, конечно же, не ограничиваются.

Подобные перемены намечаются и в других регионах. Так, число соглашений о сотрудничестве, заключенных между университетами Австралии и стран Азиатско-Тихоокеанского бассейна (в первую очередь США, Японии, Южной Кореи и Китая), достигло 466 в 2000 г., практически удвоившись с 1993 г.41 Глобальные образовательные сети возникают и благодаря созданию ведущими образовательными центрами своих филиалов за рубежом. Например, американские университеты, в особенности частные, открывают новые учебные заведения в странах Европы и Азии, нередко в кооперации с местными вузами. Тем самым расширяется банк студентов, из числа которых на стадии выпуска развитые страны смогут выбирать кандидатов для последующей учебы и работы на своей территории. Глобализация системы образования становится важным фактором интенсификации миграции не только студентов, но и преподавателей вузов.

На глобализационные тенденции в науке указывает расширение совместной научной деятельности, выполняемой с зарубежными коллегами. Так. доля публикаций в международном соавторстве возросла ,в странах ОЭСР с 14% в 1986 г. до 31% в 1999 г. В 2003 г. в странах ЕС-15 она составила в среднем 35%. А в небольших западноевропейских государствах (Исландия, Португалия, Бельгия, Дания, Швейцария, Норвегия) и во многих восточноевропейских странах превысила 50%, что свидетельствует о высокой степени интегрированности ученых и тех и других в мировое научное сообщество.

Удельный вес поданных в Европейское патентное ведомство (ЕПВ) патентных заявок на изобретения, которые имели соавторов из разных стран, увеличился в общем числе представленных туда заявок с 3.8% в 1990-1992 гг. до 6.9% в 2000-2002 гг. Причем доля заявок в ЕПВ на изобретения, сделанные россиянами совместно с зарубежными партнерами, возросла за указанные 10 лет с 23 до 42% от общего числа заявок на отечественные изобретения. По этому показателю Россия вышла в число лидеров, опередив даже небольшие европейские страны, отличающиеся наиболее высокими показателями международного сотрудничества в изобретательской деятельности, - Бельгию, Ирландию и Венгрию (свыше 30%), за исключением Люксембурга (53%).

Увеличение доли статей и патентов в международном соавторстве отражает быстрое расширение географии и интенсификацию международных научных коммуникаций и международного научного сотрудничества. Об этой тенденции, в частности - к раздвижению границ международного соавторства научных публикаций, свидетельствуют данные Национального научного фонда США. Так, если взять статьи соавторов из разных государств, включенные в базу данных ISI, то в 1996 г. зарубежные соавторы российских ученых были родом из 82 стран, а в 2003 г. - уже из 94 (соответствующий показатель у американцев увеличился со 155 до 172).

По данным опросов, свыше трети западноевропейских, равно как и российских, ученых участвуют в выполнении совместных проектов с зарубежными коллегами. Глобализационные процессы в науке тесно связаны с интенсификацией циркуляции научных кадров и растущим использованием ими информационно-коммуникационных технологий (ИКТ).

Согласно уже упоминавшейся теории мировых систем, важную роль в усилении миграции играет развитие транспорта и коммуникаций в процессе глобализации. Формирование глобальных информационных сетей обеспечивает широкий доступ к международной информации, касающейся, в частности, зарубежного трудоустройства, образования и т.п., и открывает небывалые возможности оперативной электронной коммуникации по всему миру. По данным Международного союза электросвязи, к началу 2005 г. на планете насчитывалось около 870 млн. пользователей Интернета46. Еще больший размах получили сети мобильных коммуникаций, насчитывающие 1.8 млрд. абонентов и заметно интенсифицировавшие контакты людей по всему миру. Стремительная информатизация развивающихся и переходных обществ, а также растущее использование населением ИКТ в целом служат катализатором территориальных передвижений людей. Как отмечает П. Стокер, «расширение глобальных коммуникаций ... сокращает для потенциальных мигрантов "эмоциональный отрыв" от родной страны, поскольку позволяет им поддерживать контакты с иен, находясь далеко за ее пределами».

Однако на некоторые переселенческие потоки, в том числе интеллектуальную миграцию, ИКТ могут оказывать сдерживающее влияние, способствуя распространению дистанционных форм занятости и обучения, не требующих физического перемещения людей. В частности, расширение использования ИКТ в сфере НИОКР создает виртуальные сети научных коммуникаций к возможности совместной работы географически отдаленных ученых.

В числе важных глобализационных факторов миграции надо также отметить разрастание международной преступной деятельности, которая связана с контрабандой людей, во многом стимулирующей нелегальные потоки мигрантов. Не редко подобный бизнес организуется по тип предприятий "полного цикла": от изготовления фальшивых документов и незаконного перевоза иностранцев через границу до обеспечения их жильем и нелегальной занятостью, а его общемировые доходы оцениваются в 10 млрд. долл. в год .

Весьма значимую и все возрастающую роль в усилении миграционных потоков приобретают сети социальных отношений. Эти сети базируются на родственных и дружеских связях, общности страны или района происхождения, носят кросс-классовый характер и формируются не только между мигрантами в странах поселения, но и между ними и жителями стран их исхода. Роль данного фактора подчеркивается в теории сетей, или социального капитала (Д. Мак-Кейси, X. Рапопорт, Д. Мэсси).

Эти системы социальных связей все белее разрастаются по мере инкорпорации в них вновь прибывающих соотечественников. Расширение сетей социальных связей способствует превращению миграции в цепной процесс внутренней динамикой, непрерываемый даже антимиграционными мерами. Как показывает пример Западной Европы 70-80-х годов, прием временных мигрантов нередко оборачивается закреплением части из них на постоянное жительство, за чем следует приезд их родственников по линии воссоединения семей. Оседание мигрантов влечет за собой также переселение (или хотя бы его попытки) других их соотечественников - лиц, ищущих убежища, и нелегальных мигрантов. Наиболее типичными проявлениями такого цепкого процесса являются сегодня потоки жителей Турции в Германию, выходцев из Западной Африки - во Францию, нелегальных мигрантов из Мексики - в США, а также лиц, ищущих убежища, - в страны Центральной и Северной Европы.

Формирование межгосударственных социальных общностей придает современной миграции и еще один новый специфический признак. Она утрачивает характер одностороннего движения и все более приобретает черты транснационального процесса, получившего название трансмиграции. При участии ассоциаций выходцев из одной местности, создаваемых в странах поселения мигрантов, идут встречные потоки информации, финансовых средств, товаров, людей между этими странами. Они сопровождаются маятниковым, "челночным" переносом социальной практики с одной земли на другую, усиливают подверженность стран исхода и приема мигрантов внешним влияниям и способствуют глобализации общественных отношений.

Таким образом, глобализационные процессы становятся новым и весьма существенным фактором современной миграции населения, выполняющим по большому счету функции ее акселератора. При этом и сама миграции все больше играет роль средства, содействующего глобализации развития стран и регионов.

Причины, обусловливающие выбор страны въезда

Наряду с перечисленными выше факторами, определяющими общий характер миграции населения между регионами мира, существует ряд моментов, детерминирующих конкретные маршруты движения мигрантов и выбор страны въезда.

Под их воздействием и формируется окончательная картина миграционных перемещений.

На направление миграционных потоков по-прежнему существенное влияние оказывает географическая близость стран исхода и приема мигрантов, например Мексики и США, Восточной и Западной Европы, Северной Африки и Южной Европы. В ОЭСР в последние годы отмечается рост миграции в соседние страны. В частности, из Румынии - в Венгрию (в 2002 г. 57% всех прибывших туда мигрантов были родом из Румынии) и Италию (13), из Польши - в Германию (13), из Алжира и Марокко - во Францию (соответственно 17 и 15), из Китая - в Японию (26) . В Европе и Северной Америке эта тенденция усиливается интеграционными процессами, одним из примеров чего является интенсивная студенческая миграция в Евросоюзе.

Упомянутым фактором географической близости во многом объясняется и то обстоятельство, что подавляющее число беженцев из развивающихся стран направляется не в развитые государства, а в соседние страны региона проживания, чтобы там переждать неблагоприятную ситуацию54.

Играет свою роль и наличие давних связей между странами исхода и назначения/въезда, в том числе возникших еще в колониальную эпоху. Такие исторически сложившиеся отношения между государствами во многом предопределяют особую интенсивность эмигрантских потоков из Латинской Америки в Испанию и Португалию, из стран к югу от Сахары - в Бельгию, Францию, Португалию и Великобританию и т.п. Так, в 2002 г. на долю выходцев из Латинской Америки приходилось около 50% всех мигрантов, прибывших в Испанию, и 30% - в Португалию. В Великобритании доля выходцев из Индии и Южной Африки достигала 8-9% .

Значительная часть мигрантов выбирают конкретную страну назначения во многом с учетом присутствия там родственников или диаспор соотечественников. Этот фактор особенно важен при миграции женщин и детей, переезжающих по каналам воссоединения семей. Так, согласно данным Евростата, 80% уроженок Сенегала в Испании и 90% уроженок Египта в Италии прибыли в данные страны именно по этой причине.

Наличие диаспор в большой степени учитывается и малоквалифицированными мигрантами, которые адаптируются к жизни в новом обществе благодаря прежде всего системе социальных связей с проживающими там соотечественниками. Родственники, друзья или знакомые обеспечивают мигрантов необходимой информацией на первых эталах пребывания (например, как обращаться в бюрократические инстанции, как вести себя с местным населением и т.п.), предоставляют им временный кров, материальную поддержку и помощь в поиске работы.

Высококвалифицированными мигрантами в значительной мере движут потребности самореализации, мотивация достижений, профессионального роста, социально-статусного продвижения и т.п. Для них важны близость культур стран исхода и приема и другие неэкономические факторы, содействующие применению их способностей и использованию социального потенциала. С расширением потоков интеллектуальной миграции, в возникновении которых большую роль играют социально-психологические и социокультурные факторы, значение последних в выборе новой страны проживания растет.

На географию студенческой миграции огромное влияние оказывают лингвистические факторы и наличие популярных образовательных центров. Свыше 75% студентов едут в англо-, немецко- и франкоговорящие страны. В 2003 г. из общего числа иностранных студентов на долю США приходилось 28%, Великобритании - 12,

Германии - 11, Франции - 10 и Австралии - 9%. А среди стран с менее распространенными языками наиболее привлекательны, для студентов государства с широкими внешнеэкономическими связями, где они больше тяготеют к изучению коммерческих дисциплин.

В заграничных передвижениях ученых также особую роль играют неэкономические факторы, в частности высокий уровень научных исследований или преподавания в тех или иных странах, а точнее - в конкретных зарубежных центрах, где работают выдающиеся деятели науки. Именно этим объясняется крайне высокая концентрация иностранных ученых в ограниченном числе таких центров. Например, в Национальном институте здравоохранения США, крупнейшей исследовательской организации в области биомедицины, в 2000 г. численность иностранцев, приехавших для обмена опытом, а точнее для его изучения, достигала 2.5 тыс. и составляла 14% штата. Среди прочих медицинских центров подобными магнитами для иностранных ученых являются Массачусетсский технологический институт, Стэнфордский университет, Калифорнийский университет в Беркли. Именно в них сконцентрированы американские лауреаты Нобелевской премии по медицине, увеличившие за вторую половину XX в. свою долю в общем числе обладателей этой награды с 50 до 74%, и именно работающие так ученые получили за последнее десятилетие больше патентов, чем их коллеги из других исследовательских центров страны. Как показал опрос немецких ученых, проводившийся в США в конце 90-х годов, 28% респондентов было сосредоточено в ведущих академических центрах Калифорнии: Сан-Франциско, Лос-Анджелеса, Сак-Диего. Среди швейцарских ученых, обследованных в 2000 г., большинство проживали в районах Сан-Франциско и Сиэтла, являющихся центрами информационных технологий (ИТ). Из всех иностранных ученых, работающих в Великобритании, 15% сосредоточены в Оксфорде и Кембридже.

На выбор страны назначения оказывают влияние и особенности ее политики в отношении конкретных групп мигрантов. В числе этих особенностей - специальные программы приема в раз той категории, к которой принадлежит данный мигрант (например, экспертов по ИТ), или лиц, ищущих убежища, а также регулярные амнистии некоторых категорий нелегально находящихся там иностранцев и т.п. Вероятно, в дальнейшем потенциальные мигранты будут в большей мере учитывать и состояние межэтнических отношений в стране назначения, и степень активности в ней экстремистских организаций, выступающих против иммигрантов.

Таким образом, направленность миграционных потоков определяется разноплановыми факторами их формирования, иерархия которых далеко не всегда одинакова. Но если решение об отъезде принимается главным образом по экономическим соображениям, то выбор страны назначения в большей мере зависит от социальных, исторических и географических условий.

Современная миграция в развитые страны вызвана целым комплексом движущих сил, которые можно сгруппировать в три блока. Первый - базовые причины, обусловленные различиями в развитии и состоянии общества в разных государствах. Второй - процессы, связанные с глобализацией, которые способствуют интенсификации миграции. И третий - факторы, определяющие выбор мигрантом конкретной страны назначения: и влияющие на географическое распределение людских потоков.

Как правило, перемещения людей вызываются совокупностью нескольких причин, сопряженных с целым рядом обстоятельств общественной жизни и в той или иной степени меняющихся во времени. При этом порождаемые ими конкретные ситуации воспринимаются разными потоками и категориями мигрантов вариативно, вплоть до существенных индивидуальных различий. Это ведет к дифференцированному и переменчивому воздействию отдельных факторов миграции на ее масштабы, структуру и направления.

Основными причинами генерирования миграционных потоков являются и еще долго будут оставаться экономические. Вместе с тем в ходе глобализации повышается значимость социальных факторов динамики международной миграции, связанных с формированием и расширением различных сетевых структур (систем социальных связей и т.п.). Кроме того, по мере укрупнения потоков интеллектуальной миграции среди мотивов выбора страны назначения все более заметное место занимают также соображения социального характера. Роль вооруженных конфликтов, насилия и преследований на политической и т.п. почве в порождении вынужденных перемещений населения в последнее десятилетие снижается.

Многообразие движущих сил миграции, переменчивость их структуры и роли отдельных слагаемых, нелинейный характер их действия создают немалые сложности при анализе развития миграционных процессов. Однако, чтобы избежать непредвиденных последствий миграции и просчетов в ее регулировании, с которыми уже не раз сталкивались развитые страны, именно эту специфику формирования международной миграции населения необходимо учитывать при прогнозе ее тенденций и разработке соответствующей политики.

О проблемах перспективах мирового рынка труда

По оценкам, в ближайшее десятилетие в мире потребуются более 400 млн. новых рабочих мест (в основном в развивающихся странах) чтобы темп прироста рабочей силы соответствовал мировому экономическому росту. В связи с этим следует обеспечить создание новый рабочих мест и способствовать экономическому росту, ориентированному на занятость, заявил генеральный директор МОТ X. Сомавия в июне 2006 г, на 95-й сессии Международной конференции труда. В ней участвовали более 4 тыс. делегатов (представители правительств, работодателей и трудящихся стран - членов МОТ). Они обсудили широкий круг вопросов, в том числе совершенствование охраны труда и "инспекции труда, пересмотр трудовых стандартов в ряде стран и др.

X. Сомавия подчеркнул, что "около 80% мировой рабочей силы приходится на развивающиеся страны, и для соответствия темпам экономического роста в этой части мира необходимо к 2015 г. создать 430 млн. новых рабочих мест". Он отметил, что глобальными явлениями стали рост безработицы и нехватка квалифицированных работников. К другим острым мировым проблемам относятся старение населения, вопросы миграции, а также недостаточная социальная защита около 60% работников в мире.

Важнейшей проблемой в развивающихся странах является массовый отток рабочей силы из сельской местности в города из-за хронической бедности занятых в аграрном секторе (однако в этих странах в городах не создается достаточного количества рабочих мест). В связи с этим X. Сомавия предложил подготовить концепцию такой политики, которая позволила бы перейти от экономического развития без создания значительного количества новых рабочих мест к росту, ориентированному на занятость. По его мнению, ускоренное развитие сектора услуг будет способствовать увеличению занятости.

X. Сомавия отметил, что принятие МОТ в феврале 2006 г. новой конвенции о труде в морском судоходстве является примером растущей поддержки выдвинутой МОТ Программы достойного труда. В итоговом заявлении саммита ООН в сентябре 2005 г. около 150 руководителей государств и правительств определили занятость и достойный труд в качестве основной задачи национальной и международной политики и подчеркнули ключевую роль обеспечения условий для достойного труда в разработке стратегии развития и сокращения бедности. Данное заявление знаменовало признание на высоком политическом уровне значимости Программы достойного труда МОТ для международного сообщества.

Отмечалось, что Программа достойного труда будет обсуждаться на встрече на высоком уровне в рамках Экономического и социального совета ООН (ЭКОСОС), которая состоится в начале саммита ООН в 2006 г.; основной темой должна стать "полная и продуктивная занятость и достойный труд".

Генеральный секретарь ООН К. Аннан, участники встречи президентов Организации американских государств и главы государств и правительств Союза африканских государств ("АЛпсап Ипюп"), а также Экономическая комиссия для стран Африки, Азиатский банк развития и другие поддержали Программу достойного труда.

Генеральный директор МОТ предложил правительствам и социальным партнерам внести принципы и важнейшие положения Программы достойного труда в политические программы, чтобы способствовать повышению уровня жизни сотен миллионов людей. При этом каждая страна вправе самостоятельно определять политику и приоритеты решения проблем.

X. Сомавия отметил, что трехсторонняя система, которой придерживается МОТ, будет способствовать обеспечению достойного труда, а трипартизм играть ключевую роль в решении проблем мирового рынка труда в 2006 - 2015 гг.

Международная организация груда (МОТ), созданная в 1919 г., с 1946 г. является специализированным агентством системы ООН, способствующим обеспечению принципов социальной справедливости, а также международно признанных прав человека и прав в сфере труда.

Международное бюро труда в Женеве является секретариатом МОТ, ее оперативной штаб-квартирой, исследовате льским и издательским центром.

МОТ разрабатывает международные трудовые нормы в форме конвенций и рекомендаций, устанавливает минимальные стандарты в области основополагающих трудовых прав. Система ООН МОТ обладает уникальной трехсторонней структурой, в которой объединения работодателей и трудящихся имеют равный голос с правительствами.

Литература

1. МОТ о проблемах и перспективах мирового рынка труда. БИКИ, №75, 06.07.2006, С.2

2. Цапенко И. Движущие силы международной миграции населения. МЭиМО, 2007, №3, С. 3-14



Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данную контрольную работу Вы можете использовать для выполнения своих заданий.

Доработать Узнать цену работы по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме: