Конспект лекций по предмету "Банковское и биржевое дело"

Узнать цену работы по вашей теме


Банки (курс лекций)

ВВЕДЕНИЕ
Изучение зарубежного банковского опыта в бывшем СССР было довольно экзотическим занятием, уделом избранных. Издававшаяся в нашей стране научная литература представляла интерес лишь для ограниченного круга экономистов. И хотя она несла обязательную в советские годы идеологическую нагрузку, предполагавшую много умолчаний, благодаря таланту и фундаментальной подготовке авторов давала читателю много новой и интересной информации.
Изменения в идеологической и экономической сферах нашей жизни значительно облегчили задачу современного автора: свободен доступ к зарубежной информации по банковским вопросам, нет прежних идеологических рамок. Вместе с тем изменился и читатель –вопросы банковской деятельности в настоящее время интересуют не только специалистов, но и широкий круг людей, которые хотят самостоятельно разбираться в экономических процессах, строить свои прогнозы в финансовой сфере или, по крайней мере, уметь выбирать из широкого перечня прогнозов, предлагаемых аналитиками. Рассмотрение множества зарубежных финансово-кредитных систем, их сравнительный анализ позволяют выявить закономерности их развития, установить направленность воздействующих на них внешних факторов, отличать реально позитивные тенденции от лишь кажущихся таковыми, разрушить некоторые сложившиеся стереотипы, мешающие полной самореализации даже талантливым экономистам и менеджерам.
“Чёрный вторник”, 17 августа 1998 года и, к сожалению, многие другие даты потрясали не только банки, но и нетолстые кошельки граждан. Россияне, особенно средний класс, и люди, стремящиеся войти в него, стали проявлять пристальный интерес к событиям на финансовых рынках.
Метод проб и ошибок имеет право на существование, но всё-таки более разумно учиться на чужом опыте. Именно поэтому и нужно знать, как устроены зарубежные банковские системы и отчего именно так, почему много внимания уделяется вопросу о независимости центральных банков, к каким последствиям может привести отказ от либерализации денежно-кредитной политики и почему и при каких условиях такой отказ всё-таки допустим.
Внешне банковские системы различных стран кажутся непохожими. Действительно, они сложились в разные исторические периоды под воздействием национальных особенностей, функционируют в экономическом пространстве неодинакового уровня развития. Но, если рассматривать банковские системы не в статическом, застывшем состоянии, а в исторической перспективе, то чётко обнаруживаются их общие черты. Развиваются они по единым законам, проходят в своём формировании схожие этапы, среди которых можно выделить следующие: • этап разрозненных дерегулированных банков;
• ступень концентрации эмиссионных функций в едином, необязательно государственном, центре;
• период мобилизации финансово-кредитных учреждений на финансирование концентрирующего в своих руках всю полноту власти государства или определенных им приоритетных отраслей экономики; • фаза национализации всей или значительной части банковской системы; • стадия приватизации банковской системы; • этап делиберализации денежно-кредитной политики;
• период стабильности и роста банковской системы. Перечисленные фазы могут следовать в отдельных случаях с отступлениями и пропусками и, как правило, перемежаются кризисными периодами, материализующими накопившийся в финансовых системах потенциал внутреннего конфликта (например, несоответствия сложившегося устройства финансово-кредитной сферы современному уровню развития экономики). Банковские системы, подвергнутые анализу в предлагаемой книге, находятся на различных этапах развития. В зависимости от политики властей их движение может быть поступательным или регрессивным, но в определённых границах. Превышение пределов прочности экономики приводит к её кризисам, после которых либо власти способствуют позитивному развитию финансовой системы, либо на их место приходят другие. Такой вывод не полностью верен для тоталитарных режимов с административно-командными методами управления экономикой, но лишь до определённого периода их развития. Сравнение банковских систем стран, находящихся на постсоциалистическом этапе развития, с системами стран Латинской Америки или банковскими секторами стран Западной Европы в послевоенные годы позволяет установить много общего между ними. Поэтому изучение и использование чужого опыта позволяет избежать собственных промахов в аналогичных или близких ситуациях. Анализируемые в книге банковские системы сгруппированы по географическому признаку, что, в принципе, отвечает и уровню экономического развития соответствующих стран, позволяет легче отслеживать нюансы в устройстве банковских систем и отражает происходящие быстрыми темпами интеграционные процессы.
АНАЛИЗ СОСТОЯНИЯ БАНКОВСКИХ СИСТЕМ РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН АМЕРИКИ
Финансовые системы развивающихся стран Америки имеют много общего и тесно связаны между собой. На крупнейшие страны региона— Бразилию, Мексику, Аргентину и Чили — приходится 90% его финансовой структуры. Согласно статистическим данным количество банков в этих странах превышает 400 единиц, их собственные капиталы составляют 50 млрд. долларов, депозиты — 265 млрд. долларов, кредиты —300 млрд. долларов. Банковская сеть включает 20 тыс. филиалов и обеспечивает работой 600 тыс. человек.
Являясь частью мировой финансовой системы, финансовая система региона, состоящего из развивающихся стран, в числе первых подвергается воздействиям различных неблагоприятных факторов. Ряд кризисов 1995—1998 годов оказал серьёзное воздействие на структуру и общее состояние финансовых и, в частности, банковских секторов латиноамериканских стран. Для стран региона характерно парадоксальное сочетание низкого уровня банковского обслуживания экономических агентов наряду с перенасыщенностью финансовыми институтами, большинство из которых неконкурентоспособно в условиях рыночной экономики. Наиболее высокий уровень банковского обслуживания наблюдается в Чили. Итак, рассмотрим банковские системы наиболее крупных стран региона — Бразилии, Чили, Аргентины, Мексики, Венесуэлы и Перу. В Бразилии главным контролирующим экономику страны органом является Национальный совет по финансам. В его прерогативу входит осуществление контроля над курсом национальной валюты, платёжеспособности и ликвидности финансово-кредитных учреждений. Центральный банк страны подотчётен Совету и обязан исполнять его распоряжения вплоть до указаний об эмиссии банкнот.
В стране на 155 млн. человек имеется около 270 банков. Открытие нового банка —дело практически нереальное в силу жёсткого законодательства. Очень сложно доказать его целесообразность. Банковский сектор страны в значительной степени представлен государственными банками, которые, как и в большинстве других стран, постоянно испытывают трудности. Основной причиной финансовых трудностей бразильских госбанков является их подчинение губернаторам штатов. Такая зависимость позволила правительствам штатов получать у госбанков кредиты, многие из которых не возвращаются. В отличие от частных банков госбанки имеют низкий уровень капитализации и рентабельности. Ведущие частные коммерческие банки Bradesco, Itau и Unibanco имеют, например, уровень достаточности капитала свыше 20%, просроченные долги в банках Itau и Unibanco составляют соответственно 5% и 2% и обеспечены резервными покрытиями на 200% и 325%. Чистая прибыль банка Itau составила за первые три квартала 1996 года 419 млн. долларов. Для сравнения: самый большой в стране финансовый конгломерат, в котором государство владеет 74% акций, понёс в 1995 году убытки на 4, 2 млрд долл. Серьёзные финансовые трудности у местных банков появились после успешного снижения бразильским правительством менее чем за год ежемесячной инфляции с 50 до 2%. Ранее, чтобы поспеть за темпами инфляции, банки принимали депозиты на текущие счета с выплатой клиентам очень низкого процентного дохода и затем размещали эти депозиты в государственные долговые обязательства, которые приносили до 2% дохода в день. Многие банки получали до 40% своих доходов именно таким путём.
Меры по финансовой стабилизации вынудили банки пойти на переориентацию источников своих прибылей. Так, по сравнению с 1993 годом в 1994 году их процентный доход от кредитования вырос на 85%, а объёмы кредитования—на 72%. Но как только основным источником получения доходов стало кредитование, Центробанк увеличил процентные ставки и повысил размер резервных требований, что ещё более усугубило неустойчивое положение банков. В результате федеральное правительство пришло к выводу о том, что переплетение частных и государственных секторов в промышленности и банковской отрасли может иметь самые печальные последствия. Такое перемешивание в корне подрывает принципы демократии, прозрачности и отчётности. Поэтому было решено реформировать госбанки, 11 из 27 оказались в чрезвычайно трудном положении. Общая сумма просроченных и невозвращённых кредитов в их балансах составила ко второму полугодию 1996 года 21 млрд реалов. В частности, правительство Бразилии взяло под федеральный контроль крупнейший госбанк Banespa. Этому предшествовало заключение в декабре 1995 года соглашения с губернатором штата Сан-Паулу о его санации. Правительство Сан-Паулу должно было продать принадлежащие штату активы (аэропорты, железные дороги и др. недвижимость) для покрытия половины своей общей задолженности банку в размере 15 млрд. реалов, другая половина реструктурировалась посредством эмиссии федеральных облигаций. Однако правительство штата медлило с распродажей недвижимости, долг банка вырос до 18, 2 млрд. реалов, и соглашение потеряло силу. Правительствам штатов были предложены различные варианты вывода из кризиса госбанков. При этом размер и способы господдержки увязывались с тем, откажется ли штат от права контроля над своим банком в пользу федерации. Если банк оставался под контролем штата, то на правительство штата возлагалась обязанность предоставить план его санации и 50% необходимого капитала, остальные 50% выделяло центральное правительство. В случае отказа штата от прав на банк федерация получала право приватизировать, ликвидировать, слить госбанк с другими банками или преобразовать в государственный банк развития. Так, правительство штата Минас-Жеранги заключило с федеральным правительством соглашение о финансовой помощи в размере 950 млн. реалов на санацию и последующую приватизацию местного банка Кредитреал.
Другим примером реформирования бразильских госбанков стало решение правительства штата Рио-де-Жанейро приватизировать принадлежащий ему банк Банерджи. С этой целью в 1995 году его управление было поручено частному банку Бозано Симонсен за символическую плату. При этом бонусом для управляющего банка является условие получения им 20% прибылей и 5% продажной стоимости банка Банерджи при его приватизации. До Бозано Симонсен банк Банерджи управлялся непосредственно центральным банком страны. Имея 218 отделений, 11, 5 тыс. служащих, 1, 5 млн. клиентов и располагая значительной недвижимостью, второй по величине бразильский банк Банерджи, основным акционером которого являлось государство, играл важную роль в национальной экономике. Однако его операционные издержки были выше, чем у конкурентов частного сектора. Его убытки составляли 7, 5 млн. французских франков в день, а задолженность штата перед банком достигла 1, 8 млрд. франков. Серьёзным шагом на пути реформирования национального банковского сектора стало облегчение доступа капитала к бразильской банковской отрасли: национальные банки впервые получили возможность размещать АДР на международных рынках. До начала реформы банковского сектора деятельность иностранных банков в стране была официально запрещена. Запрещена также была внешнеэкономическая деятельность местных банков. Все корреспондентские счета в иностранной валюте были открыты в центральном банке страны (запрет на открытие инвалютных счетов сохранён и до сих пор).
Теперь в Бразилии насчитывается 22 иностранных банка и 24 банка со смешанным капиталом. В стране действует 30-процентное ограничение на владение банковскими акциями для иностранных инвесторов. Совокупные активы инобанков составляют 34, 7 млрд. долл. , с 1995 года их доля на местном рынке выросла с 4 до 7%, а банков со смешанным капиталом—с 6, 3 до 7, 4%. Центробанк Бразилии рассматривает список ещё из 16 инобанков, желающих получить разрешение на работу с местной клиентурой. Возможно, к 2000 году на долю международных банков будет приходиться до 25% местного банковского сектора, притом, что активы местных банков составляют 510 млрд. долл. Интерес инобанков к банковскому рынку Бразилии объясняется успешной реализацией программы стабилизации экономики, начатой в 1993—1994 годах. Программа способствовала подавлению гиперинфляции (с 2000% в годовом исчислении до однозначной цифры), а также росту на потребительские кредиты и новые банковские продукты.
Также повышенный интерес зарубежных инвесторов в целом объясняется поддерживавшимися в Бразилии высокими процентными ставками. В результате Бразилия даже была вынуждена ввести ограничение на приток иностранного капитала с целью остановить поток спекулятивных инвестиций, которые могли подпитать инфляционные процессы. Введённое ограничение предусматривало, что при инвестировании в специальные приватизационные фонды иностранцы должны были заплатить вступительный налог в размере 5%. Минимальный срок долговых обязательств бразильских компаний, мобилизующих финансовые средства на зарубежных рынках облигаций, был увеличен с 2 до 3 лет. В январе 1997 года правительство страны одобрило приобретение 100% акций местного банка Сожерал французским банком Сосьете Женераль, разрешения на расширение своих розничных операций получили американские Сити-банк и Бэнк оф Бостон. Вслед за ними, в феврале, английский банк Ллойде объявил о намерении приобрести контрольный пакет акций своего бразильского партнёра в банке Мултиплик. Целью сделки является получение контроля над отделом потребительского кредита, имеющим 4, 5 млн клиентов. В марте того же года испанский банк Сантандер приобрёл контрольный пакет акций местного банка Жерал де Комерсиу.
Самое крупное иностранное вторжение на бразильский банковский рынок произошло в начале 1997 года, когда Банковская корпорация Гонконга и Шанхая (БКГШ), второй по размеру активов банк в мире, поглотила 4-й по величине бразильский банк Бамериндуш с его 1300 отделениями. БКГШ эта сделка обошлась почти в 1 млрд долларов, направляемых на рекапитализацию купленного банка, плюс 380 млн. долларов за его репутацию и нефинансовые активы. Сделка была организована Центробанком Бразилии для предотвращения кризиса ликвидности. Не приходится сомневаться, что столь крупное для банков Бразилии событие приведёт к ужесточению конкуренции и вынудит их принять меры к улучшению обслуживания населения. Кстати, инвестиции БКГШ являются не только масштабными, но и целенаправленными. Только в 1997 году она вложила 1, 6 млрд долларов в банковский сектор не только Бразилии, но и Аргентины. Также активно ведутся переговоры о расширении присутствия БКГШ в Чили. Аналитики объясняют эту экспансию относительной дешевизной местных кредитных институтов и хорошими перспективами развития.
Открытие финансовых систем стран сообщества Меркосур, объединяющего Бразилию, Парагвай, Аргентину и Уругвай, а также (в качестве ассоциированных членов) Боливию и Чили, после финансового кризиса середины 90-х годов коренным образом изменило соотношение отечественного и иностранного капитала в странах Меркосур. По данным на 1998 год, из пяти крупнейших банков Аргентины четыре принадлежали иностранцам. Нерезиденты владели 44% всех банковских активов Аргентины и 15%—Бразилии (что значительно ниже 40% иностранного участия в других отраслях экономики). При этом на смену североамериканским банкам, традиционно занимавшим ведущие позиции в регионе, пришли европейские институты, среди которых на первые места выдвинулись испанские банки Сантандер и Банко Бильбао Бискайа. Только в странах Меркосур оба банка инвестировали 1, 6 млрд долларов. Испанские банки имеют в регионе целый ряд преимуществ, а именно — возможность без изменений внедрять разработанные и опробованные в Испании оборудование и программное обеспечение, отсутствие языкового барьера и наличие многочисленных эмигрантов из Испании, потенциальных клиентов банков. Банк Голдмэн Сане укрепляет своё присутствие в Бразилии: в ноябре 1995 года он открыл отделение в Сан-Паулу, которое сосредоточилось на финансировании международной эмиссии акций и долговых обязательств, слияниях и поглощениях, проектном финансировании. В октябре того же года банк инвестировал крупные средства в акционерный капитал Ассоциации торговых банков Аргентины. По мнению специалистов, иностранные банки могут составить конкуренцию национальным банкам в области инвестирования и финансирования внешней торговли, но потеснить их на рынке обслуживания населения, видимо, будут не в состоянии. Для южноамериканских банков характерна строгая ориентация на национальные рынки. Они практически не работают даже в соседних странах. Единственным исключением среди них является бразильский Банко Итау, открывший несколько филиалов в Буэнос-Айресе.
Хроническая гиперинфляция оказала, как ни странно, на банковскую систему Бразилии одно положительное воздействие. Она заставила бразильские банки полностью перестроить технологию. Во второй половине 70—80-х годов была создана совершенная система расчётов. Около 95% банков работает в режиме реального времени. Причём для этого не потребовалось государственных программ или инвестиций. Каждый банк разрабатывал свою схему автоматизации. Роль правительства заключалась в том, что оно не чинило препятствий и дало возможность использовать государственные линии связи.
Бразилия — первая страна “третьего мира”, где были введены круглосуточные банковские услуги по телефону. Местный Унибанко создал специальный филиал под названием Банко-1, ориентированный на клиентов в основном в городах Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро. Помимо обычного набора услуг, принятого в банках западных стран, филиал взял на себя курьерскую доставку наличных денег и чековых книжек в радиусе до 35 км. Услуги Банкэ-1 рассчитаны главным образом на клиентов с годовым доходом не менее 18 тыс. бразильских реалов, что немало по бразильским стандартам. Количество совершаемых в Бразилии банковских операций приближается к показателю в Германии. На бразильцев старше 18 лет, обладающих годовым доходом свыше 5 тыс. реалов, приходится 2, 4 счёта, что выше, чем в США, но всё же почти вдвое меньше, чем в Германии. Только один бразилец из пяти может позволить себе обладать счётом в банке (у 77% населения всё ещё нет банковских счетов). Несмотря на то, что предоставляемые местными банками услуги отличаются зачастую низким качеством, в частности, на оплату чеками могут уйти часы стояния в очередях, Бразилия вместе с тем обладает одной из наиболее эффективных в мире электронных систем чекового клиринга.
До недавнего времени законодательство страны было весьма либеральным в отношении сомнительных финансовых операций. Ещё в 1996 году разгорелся серьёзный скандал, причиной которого послужили случаи финансового мошенничества на многие миллиарды долларов в двух крупных бразильских банках Banco Nacional и Banco Econimico. Эти факты были преданы огласке, когда банковская индустрия уже переживала кризис доверия в связи с охватившими её затруднениями с ликвидностью. Счета Banco Nacional подвергались мошенническим манипуляциям с 1986 года, когда он начал“выдавать”фиктивные займы сотням клиентов с целью сокрытия в своих отчётах безнадёжных долгов на сумму 4, 6 млрд. долларов.
В сложившейся ситуации способность Центробанка компетентно осуществлять надзорные, контрольные и регулирующие функции была подвергнута сомнению. Согласно заявлению руководства Центробанка страны ему было известно о затруднениях Banco Nacional ещё в октябре 1995 года, но о неблаговидных делах в банке оно не знало. Центробанк принял на себя его безнадёжные долги и продал ликвидные активы банку Unibanco до обнаружения факта мошенничества. Центробанк Бразилии был вынужден признать, что его неспособность заблаговременно обнаружить финансовые махинации Banco Nacional свидетельствует о серьёзных просчётах службы банковского надзора. По просьбе правительства в Бразилию прибыла миссия Международного валютного фонда для оказания помощи в совершенствовании функций Центробанка, а представители последнего были командированы за рубеж для изучения опыта других стран.
По мнению аналитиков, кризисные явления в банковской отрасли Бразилии возникли в результате того, что банки, получая большие доходы в условиях высокой инфляции, после её обуздания переключились на операции по кредитованию. Но не все банки освоили эту работу, и у них накопилось много просроченных ссуд. Кроме того, уровень бухгалтерского учёта и отчётности, равно как и всей финансовой информации, крайне низок, и из анализа балансов невозможно определить качество банковских активов. К тому же в Бразилии почти не практикуются в законодательном порядке преследования компаний и их аудиторов за махинации с отчётностью. По данным Казначейства США, на счетах в бразильских банках находится порядка 20 млрд. долларов наркомафии. В связи с этим США проявляет серьёзную озабоченность широким проникновением наркодолларов в бразильскую финансовую систему. Под давлением США в начале 1998 года Президент Бразилии Ф. Кардозо подписал, а сенат одобрил закон об отмывании денег, которое теперь считается уголовным преступлением и наказывается тюремным заключением от 4 до 10 лет. Законом предусмотрено создание Совета по контролю за финансовой деятельностью, в задачи которого входит сбор данных с целью предотвращения использования финансовой системы для отмывания денег. В Совет входят представители федеральной полиции, налоговой службы, центрального банка, комиссии по ценным бумагам и некоторых других ведомств. В него должна стекаться информация о крупных операциях компаний и частных лиц, подозрительные случаи будут передаваться полиции для расследования. Банкам, эмитентам кредитных карточек, лизинговым компаниям, фондовым и фьючерсным рынкам вменяется в обязанность представлять центральному банку и налоговой службе информацию по всем финансовым операциям объёмом свыше установленного максимума. В соответствии с законом финансовые институты обязаны сообщать налоговым властям о всех операциях, превышающих 14 тыс. долларов.
Сфера применения закона весьма обширна, под его действие подпадают любые виды организованной преступности, нелегальная торговля оружием, терроризм, коррупция правительственных чиновников и работников финансового сектора. ЦБ Бразилии сообщил о планах заключить ряд соглашений с другими странами, которые позволили бы бразильским властям расследовать финансовые операции местных компаний и частных лиц за рубежом. Он намерен договориться прежде всего с властями Каймановых островов, любимого пристанища бразильских “беглых денег”. По этим соглашениям аналогичные права будут предоставляться зарубежным партнёрам. Новым элементом для бразильского права стало положение закона -о смягчении наказания при условии сотрудничества с властями. Другим нововведением стало право судов налагать арест на отмываемые деньги или товары, на них приобретённые, ещё до окончания судебного процесса. В дополнение к закону об отмывании денег правительство намерено провести ещё один закон, расширяющий круг лиц, уполномоченных проверять банковские счета компаний и частных лиц в процессе расследования по подозрению в противозаконных действиях. Такое право должны получить представители парламента, провинциальных и муниципальных ассамблей, федеральной прокуратуры и государственной аудиторской службы. Несмотря на несомненные успехи правительства Бразилии в стабилизации экономики, проблемы страны окончательно не преодолены. Она по-прежнему имеет слишком большой внешний долг и нуждается в структурных реформах для уменьшения внешнеторгового и бюджетного дефицита, который повышает её уязвимость в периоды кризисов в других регионах мира. До решения этих проблем ожидать значительного притока в страну долгосрочного капитала не приходится. Значительных успехов в снижении темпов инфляции помимо Бразилии также достигла Чили. Если в 1990 году инфляция в Чили составила 27%, то в 1996 году она упала до 6, 5%. Этому способствовало последовательное проведение в жизнь принятого в 1989 году устава ЦБЧ, обеспечившего функциональную, финансовую и персональную независимость ЦБЧ от правительства. Согласно уставу, первоочередными задачами ЦБЧ являются поддержание стабильности денежной и валютной системы, а также обслуживание внутреннего и внешнего долгов. ЦБЧ контролирует объёмы денежной массы и кредитов в экономике и не имеет права кредитовать правительство. Банковский надзор за банками и финансовыми институтами осуществляет специальное ведомство, автономное от ЦБЧ. Глава ЦБЧ назначается Президентом страны из состава Совета директоров ЦБЧ, состоящего из пяти человек. Возможно назначение на второй срок. Срок полномочий членов Совета составляет 10 лет. Совет директоров при выработке своих решений обязан принимать во внимание экономическую политику правительства. Министр финансов участвует в заседаниях Совета директоров и имеет право откладывать реализацию его отдельных решений на срок до 15 дней. Основным инструментом деятельности ЦБЧ по поддержанию стабильной стоимости денег является регулирование реальных процентных ставок. Долгое время ЦБЧ регулировал ставки путём проведения аукционов по размещению на открытом рынке своих долговых обязательств, причём аукционы по размещению 90-дневных обязательств проводились ежедневно и 30-дневных обязательств —раз в неделю. В 1996 году ЦБЧ начал устанавливать ставку по однодневным кредитам на межбанковском рынке и продавать и покупать свои ценные бумаги с целью поддержания этой ставки, сглаживая колебания в обеспечении банковского сектора ликвидностью посредством сделок РЕПО. ЦБЧ осуществляет в ограниченных масштабах рефинансирование банков с помощью кредитной линии, которая может быть предоставлена тремя траншами сроком на один день. Этот кредит ограничен по размерам и выдаётся по прогрессивной процентной ставке. Освобождённый от функций банковского надзора, ЦБЧ играет ограниченную роль в качестве “кредитора последней инстанции” и не предоставляет никаких гарантий в случае краха коммерческих банков. При банкротстве вкладчики имеют доступ к государственной системе страхования вкладов, гарантирующей физическим лицам компенсацию вклада в размере до 4000 долларов США на одного клиента.
ЦБЧ обеспечивает стабильность реального обменного курса песо посредством его привязки к валютной корзине, состоящей на 45% из доллара США, на 30% из немецкой марки и на 25% из иены. С учётом темпов инфляции ЦБЧ регулярно изменяет паритет национальной валюты. При этом курс песо может колебаться в пределах ±10% от базисного валютного курса. Для удержания его в этом коридоре ЦБЧ прибегает к интервенциям на валютном рынке.
Проведённое в 1992—1995 годах сокращение числа работников ЦБЧ с 1300 до 650 человек и закрытие всех его 5 филиалов не позволило банку выйти из полосы убытков, прежде всего из-за старых долгов, оставшихся от банковского кризиса 1983 года. В середине 1991 года под напором иностранного капитала Чили ввела в действие порядок, направленный на ограничение его притока в страну. Эта политика основывается на двух механизмах. Во-первых, прямые инвестиции должны приходить в экономику страны на срок не менее года. Во-вторых, для защиты от притока спекулятивного капитала 30% всех непрямых иностранных инвестиций, включая торговые кредиты, должны депонироваться в центральном банке сроком на один год без начисления процентов. Эти резервные требования являются скрытым налогом, размеры которого обратно пропорциональны срокам пребывания капитала в стране. В настоящее время механизм сдерживания притока иностранного капитала несколько видоизменён: минимальные резервные требования по депозитам в иностранной валюте установлены в размере 30% по сравнению с требованиями по внутренним операциям: 9% — по вкладам до востребования и 3, 6% — по срочным депозитам. В 1986 году Центральный банк Чили предписал экспортёрам погашать все экспортные кредиты выручкой от экспорта за период не более одного года. Кроме того, в тех же целях ЦБ решил не продлевать сроки погашения иностранных кредитов, на которые не распространялось требование о внесении обязательных депозитов. ЦБ также ввёл штраф для должников, не купивших вовремя иностранную валюту для погашения иностранных кредитов. Величина штрафа составляет 4% от суммы кредита. Эти меры, обеспечившие сокращение суммарного притока капитала и сдвиг сроков погашения в сторону долгосрочных обязательств, наряду с поддержанием внутренних процентных ставок, укреплением песо и жёсткой бюджетно-налоговой политикой, обеспечили снижение темпов инфляции, уменьшение уязвимости финансовой системы страны, позволили избежать чрезмерных заимствований, поддержать международную конкурентоспособность и устойчивость чилийской экономики. В конце 70-х — начале 80-х годов Чили также пыталась ограничить приток капитала с помощью беспроцентных резервных требований. Это, однако, не помогло избежать крупного валютного и банковского кризиса 1982—1983 годов, когда национальная валюта была девальвирована более чем на 90% и правительству пришлось спасать многие банки. Во многом это было вызвано тем, что в то время банки были в значительной степени неконтролируемы и им позволялось спекулировать недвижимостью и предоставлять сомнительные кредиты своим владельцам. Масштабная реформа 1986 года создала надёжную банковскую систему, введя жёсткие нормативы банковских рисков и операций с разветвлённой системой проверок на местах. В период мексиканского банковского кризиса наглядно проявились основные недостатки банковской системы Аргентины. В это время начались массовые изъятия депозитов из провинциальных банков. В ряде из них ЦБ был вынужден даже приостановить операции. Всего отток депозитов составил 8 млрд. долларов (18% от общей суммы). При этом число банков в стране было явно избыточно —166, причём 80% вкладов было сосредоточено в 50 банках. Закономерным следствием возникшей ситуации стала поощряемая властями волна слияний и поглощений, в ходе которой количество банков сократилось до 130. Также были закрыты плохо управляемые банки. В целях оказания помощи банкам в решении проблем с ликвидностью в экстремальных ситуациях Центробанк страны создал чрезвычайный резервный фонд, из которого банкам выделялись деньги под залог ценных бумаг. Среди прочих принятых в Аргентине мер следует отметить создание в марте 1995 года трастового фонда в 2, 5 млрд долларов для рекапитализации банков, могущих вновь стать платёжеспособными, и восстановление системы страхования депозитов, упразднённой в начале 90-х годов. Тогда она возместила убытки в несколько миллиардов долларов и тем самым подхлестнула инфляцию. Особенностью новой системы страхования депозитов стало то, что для нужд гарантийного фонда привлекаются минимальные резервы, которые банки должны держать на счетах в ЦБ. Обязанность отчислять в страховой фонд определённый процент от хранящихся вкладов вызвала неудовольствие со стороны ряда крупных банков. Система страхования депозитов начала работать с 18 апреля 1995 года, распространяется на вклады, сделанные после указанной даты, и даёт 100-процентную гарантию по вкладам до 10 тыс. долларов со сроком хранения до 3 месяцев и по вкладам до 20 тыс. долларов с более длительным сроком хранения. Благодаря принятым мерам банковский сектор Аргентины смог вернуть к себе доверие инвесторов и является одним из самых динамично развивающихся в регионе. Объём кредитования в 1997 году вырос на 14%, потребительских ссуд— на 30—35%. Активно внедряемая система выплаты зарплаты через банки по платёжным картам способствовала быстрому распространению банковских услуг. С 1 июля 1997 года в Аргентине вступило в силу постановление Национальной комиссии по ценным бумагам, направленное на предотвращение отмывания денег. В его основу заложены принципы Венской конвенции 1988 года, одним из участников которой является Аргентина, а также принятие Центробанком страны в 1996—1997 годах мер, в соответствии с которыми от финансовых организаций было потребовано отслеживать спекулятивные сделки. В частности, перечислены операции, которые необходимо учитывать при выявлении мошеннических действий. Кроме того, финансовым организациям предложено открывать и вести счета лишь тех клиентов, которые им лично известны. В постановлении также определены общие правила предоставления информации брокерами по операциям с ценными бумагами, фьючерсами и опционами, инвестиционными фондами, не являющимися финансовыми организациями и фондовыми биржами, не связанными с рынком ценных бумаг. Указанные юридические и физические лица обязаны сообщать в Комиссию о любой деятельности, представляющейся необычной или скрывающей незаконные помыслы. Кроме того, в соответствии с требованиями, изложенными в многочисленных приложениях к постановлению относительно предоставления информации по сделкам, суммам на определённые периоды и т. д. , те же лица должны ежеквартально уведомлять о совокупных суммах свыше 50 тыс. долларов в календарный месяц или 200 тыс. долларов в год, помещённых на счёте или счетах одного или более лиц. Полученной информацией Комиссия делится с Центробанком страны. Кроме того, аналогичные требования должны соблюдаться и на рынках ценных бумаг, в противном случае запрещаются инвестиции пенсионных фондов в ценные бумаги, с которыми на этих рынках совершаются сделки.
Уязвимость банковской системы Мексики, проявившаяся во время финансового кризиса 1995 года и последовавшего экономического спада, явилась следствием необдуманной политики кредитования накануне девальвации песо в декабре 1994 года и нездоровой привычки банков предоставлять займы собственным акционерам. В конце 1994 года отрицательные тенденции в динамике притока международного капитала привели к стремительному повышению процентных ставок в этих странах и ухудшению качества финансовых активов. Многие заёмщики оказались неплатёжеспособными, что вызвало необходимость реструктуризации местных банковских систем. В 1995 году мексиканское правительство потратило, по оценкам, 84 млрд. песо (7, 5 млрд. фунтов стерлингов), или 5, 1% ВВП, в рамках программ рекапитализации и облегчения долгового бремени банков с целью предотвратить коллапс банковской системы. Согласно расчётам аналитиков, в течение следующих десяти лет объём дополнительной помощи может достичь 8—10% ВВП. Безнадёжные кредиты на сумму 44 млрд. долларов были переданы банками в 1995 году в фонд защиты страхования“Фобапроа”. Но правительство страны пока не готово полностью принять эти кредиты на расходные статьи бюджета, поскольку это вызвало бы увеличение роста государственного долга с 28 до 40% ВВП.
Правительство Мексики планирует передать контроль над валютной политикой от Министерства финансов Центральному банку, а также внести изменения в систему защиты депозитов. Планируется поэтапно отказаться от страхования всех депозитов и сконцентрироваться на защите мелких вкладчиков, заставляя крупные корпорации быть более избирательными при размещении своих средств. Несмотря на финансовый кризис, иностранные банки наращивают своё присутствие в Мексике. В начале 1998 года в стране насчитывалось 20 иностранных банков и 75 представительств. Инобанки контролировали 15% всех банковских активов и одну треть всех корпоративных кредитов, и их активность постоянно нарастала. Этот приток инобанков объясняется их уверенностью, что относительно слаборазвитая банковская система страны будет расти темпами, опережающими темпы роста экономики. Более тесная интеграция с финансовыми системами промышленно развитых стран позволяет местным банкам заимствовать более высокие стандарты бухучёта, управления рисками и подготовки отчётности. В течение 90-х годов в Мексике значительно улучшились стандарты бухучёта, что позволяет инвесторам оценивать рисковой потенциал того или иного банка.
Венесуэле банковский кризис 1994—1995 годов обошёлся в 12 млрд. долларов, или 22% ВВП. Ко времени банковского кризиса 1994 года, вызванного в значительной степени невозвратом кредитов, предоставленных дочерним предприятиям, друзьям и родственникам, иностранные банки контролировали 0, 5% общей стоимости активов, в 1997 году — уже 47%. В декабре 1996 года первый, третий и пятый по величине банки перешли под иностранный контроль. Дорогу иностранному капиталу открыл закон о банковской деятельности 1994 года, который также предусматривает укрепление капитальной базы банков и усиление банковского надзора. Эффективность принятого закона будет зависеть от строгости применения надзорных мер. Часть банкиров считает, что независимость надзорных органов ослаблена учреждением временного государственного контрольного совета для наблюдения за оздоровлением банковской системы. Правительство не проявляет большой готовности отказаться от своих контрольных функций, между политиками и банкирами существуют всё ещё слишком тесные отношения. Венесуэла привлекает иностранный капитал перспективами развития банковского сектора. Банковские активы составляли в 1997 году 25% ВВП и имеют тенденцию расти более быстрыми темпами, чем экономика. Для сравнения: в Аргентине и Чили этот показатель составлял соответственно 38% и 128%. Кроме того, насыщенность рынка банковскими продуктами ещё сравнительно слаба, налицо неудовлетворённый спрос на новые продукты, крупные кредиты и качественные услуги. Чистая процентная маржа в Венесуэле составляла 13%, что значительно выше, чем, например, на европейском рынке, который, к тому же, насыщен до предела. Другой страной региона с благоприятным инвестиционным климатом является Перу, переживающая бурный экономический рост и реализующая серьёзную приватизационную программу. В декабре 1995 года финансовая компания Мерилл Линч открыла филиал в Лиме, в январе 1996 года за ней последовал Роберт Флеминг, международный инвестиционный банк со штаб-квартирой в Великобритании. Мандат на международное размещение акций компании Teletonica del Peru выиграла Мерилл Линч, выступившая в союзе с банком Джей Пи Морган. Роберт Флеминг создал с перуанской стороной совместное предприятие Флеминг Лэтин Пасифик, которое сконцентрирует свои усилия на рынках капитала, международных слияниях и поглощениях и исследовательской деятельности. Кроме того, оно будет проводить операции в Колумбии, Венесуэле, Боливии и Эквадоре. Название совместного предприятия Флеминг Лэтин Пасифик отражает специфический аспект стратегии этого банка — привлечение капитала из стран Азии для вложения в акции в дополнение к более традиционным источникам инвестиций из Европы и Северной Америки.
В последнее время активно обсуждается возможность введения единой валюты в уже упомянутом экономическом сообществе Меркосур. Эти планы подвергаются критике. При этом отмечается, что два крупнейших государства Меркосур практически уже имеют общую валюту: аргентинский песо привязан к доллару США в соотношении 1: 1, а бразильский реал колеблется по отношению к доллару в узких пределах. Отсутствует и главное условие введения единой валюты: единообразие финансовых рынков и законодательства. В Бразилии, например, закон запрещает открывать долларовые счета, в Аргентине, напротив, разрешено не только ведение долларовых счетов, но и использование долларов в розничной торговле и сфере услуг. В Уругвае, отказывающемся признавать международные стандарты борьбы с отмыванием грязных денег, резиденты и нерезиденты могут иметь валютные счета в марках, иенах или франках.
Между тем в 1998 году Бразилия приступила к расширению курсового коридора реал/доллар, что означает определённый поворот в её валютной политике. Каждый месяц коридор будет понемногу расширяться, в результате чего тесная привязка реала к доллару уступит более гибкому курсовому режиму. С 1993 года Бразилия проводит постепенную и контролируемую девальвацию курса реала к доллару в качестве одного из основных элементов плана экономической стабилизации. По заявлению Банка Бразилии, нынешний поворот в курсовой политике не означает ускорение девальвации реала, курс которого, по некоторым оценкам, был завышен на начало 1998 года на 10—20%. Это лишь придаст большую гибкость курсовой политике. Однако не все страны выбирают путь укрепления национальной валюты: Центральный банк Сальвадора реализует решение правительства о постепенном введении в обращение доллара США вместо национальной валюты“колон”. В связи с этим ЦБ приравнял резервные требования по счетам в иностранной валюте. Банкам также разрешено выплачивать процентный доход в долларах по текущим счетам, сумма остатка средств на которых составляет не менее 5 тыс. долларов. Кроме того, финансовые учреждения получили право выпускать ценные бумаги, номинированные в долларах. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Латиноамериканские банковские системы имеют много общего между собой: • Они прошли испытание банковским кризисом в середине 90-х годов, по результатам которого правительство и центральные банки рассмотренных стран в целом сделали правильные выводы.
• Страны региона имеют большой внешний долг, для них характерны проблемы с бюджетным дефицитом, неуравновешенный внешнеторговый баланс. Эти факторы, негативные при стабильной ситуации в мировой экономике, становятся мощными детонаторами разрушительных процессов в странах региона на кризисных этапах функционирования мировой финансовой системы.
• Непосредственным поводом к началу финансовых кризисов в странах региона стало слабое управление со стороны государства притоком на внутренние рынки иностранного краткосрочного капитала. Для уменьшения в дальнейшем зависимости состояния внутренней финансовой системы от колебаний на мировых финансовых рынках центральные банки применяют искусственные ограничения на приток спекулятивного капитала путем обязательного резервирования его части на специальных недоходных счетах в ЦБ или уплаты специального налога в бюджет страны. Эти методики стандартно применяются в странах, опасающихся структурных перекосов в иностранных инвестициях. • Страны региона, десятилетиями жившие в условиях гиперинфляции, научились ценить финансовую стабильность и готовы нести определенные жертвы для ее достижения. Во всех странах, за исключением Венесуэлы, или уже есть независимые центральные банки или их самостоятельность последовательно расширяется. Самостоятельные центральные банки проводят жесткую денежно-кредитную политику. • Все банковские системы имеют избыточное число финансово-кредитных учреждений, поэтому открытие новых банков имеет массу ограничений, и власти поощряют слияния и поглощения банков.
• Страны региона имеют большую численность населения, значительную территорию и собственную сырьевую базу. Это делает банковские системы потенциально привлекательными для иностранных банков, испытывающих жесткую конкуренцию на традиционных уже освоенных рынках. • Важным последствием кризиса середины 90-х годов стал переход под иностранный контроль не только мелких специализированных кредитных учреждений, но и крупнейших банков региона. Причиной этому стало стремление правительств к скорейшему возрождению финансового рынка и отсутствие конструктивных альтернатив реализации этой задачи кроме открытия внутреннего рынка для иностранцев. • Большое количество кредитных учреждений в странах региона не подразумевает плотную филиальную сеть. Перечень и качество оказываемых клиентам услуг значительно худшее, чем в банках развитых стран. Приход на местные рынки иностранных финансово-кредитных учреждений сопровождается внедрением новых форм обслуживания клиентуры, что традиционно позволяло “снимать сливки”, т. е. привлекать наиболее обеспеченную и деловую часть рынка. • В странах Меркосур наблюдается зарождение серьезных интеграционных процессов. И хотя они пока носят умозрительный характер, не подкреплены общими правовыми нормами организации финансовых рынков, но они имеют право на появление, так как это страны с приблизительно общими уровнями состояния экономики и финансовых рынков, похожими, установленными правительствами, направлениями развития. Вместе с тем пока практически всем банкам Южной Америки присуща строгая ориентация на национальные рынки и отсутствие филиалов даже в соседних странах.
• Наблюдаемое давление США на европейские страны с целью усиления борьбы с отмыванием денег имеет ещё более жесткие формы в отношении соседних стран. В странах региона ужесточается контроль за подозрительными операциями, связанными с мошенническими, спекулятивными сделками, торговлей оружием, отмыванием средств, полученных от наркобизнеса и пр. Помимо общего, каждая банковская система имеет свои характерные черты. Приведем резюме в отношении некоторых из них:
• Благодаря созданной системе банковского надзора в ходе масштабной реформы 1986 года банковской системы Чили, а также введенным еще в 1991 году ограничениям притока в страну спекулятивного капитала, финансовый кризис середины 90-х годов оказал менее разрушительные воздействия на финансы и экономику страны. • Одной из особенностей докризисной банковской системы Бразилии было доминирование в ней государственных банков, контролируемых не федеральным правительством, а губернаторами штатов, использовавшими эти банки для финансирования нужд своих штатов. Тем самым, банковская система страны, не имея эффективного частного управления, не имела и централизованного государственного. Осознание неприемлимости такой ситуации подтолкнуло федеральное правительство к ультимативному для губернаторов плану санации балансов госбанков за счет активов штатов с альтернативой перехода банков под контроль федерации. • Страны рассматриваемого региона имеют разную валютную стратегию. Так, например, аргентинская и бразильские денежные -единицы строго ориентированы на доллар США, чилийский песо привязан к валютной корзине, состоящей из долларов США, немецкой марки и японской иены. Сальвадор вовсе планирует ввести вместо национальной валюты американский доллар. • В странах региона применяются различные модели банковского надзора (например, в Чили он осуществляется особым ведомством, автономным от ЦБ, а в Бразилии — самим ЦБ). • Чили имеет “миниатюрный”центральный банк, имеющий маленькую численность и закрывший все свои филиалы. Это объясняется концентрацией направлений его деятельности на денежно-кредитной политике, поддержании стабильности валютной системы и обслуживании внешнего долга. Деятельность, связанная с необходимостью иметь филиальную сеть, выведена из компетенции ЦБ. Это нечасто встречающаяся схема построения центрального банка, тем более в странах, имеющих большую протяженность. Кстати, она имеет общие черты с реформированной моделью Национального банка Казахстана.
• Даже самые, казалось бы, негативные экономические процессы могут иметь также и положительные стороны. Так, например, в Бразилии многолетняя хроническая гиперинфляция стала причиной создания современной и всеохватывающей системы расчетов в режиме реального времени. Таким образом, подводя итог всему выше сказанному, необходимо отметить следующее, что банковские системы рассмотренных стран имеют значительный потенциал развития и высокую привлекательность для иностранных финансовых учреждений. Внутренние противоречивые процессы в экономиках этих стран и внешние факторы приводят к периодическому возникновению спадов, которые в связи с невысоким общим развитием местных финансовых систем переходят в область кризиса. Последовательное проведение жесткой экономической политики государственными властями должно постепенно вывести страны из состояния экономической нестабильности. Наблюдаемые положительные тенденции позволяют надеяться на это. италия
Как и в других странах, в Италии есть центральный банк — Банк Италии. Он основан в 1893 году и действует в настоящее время на основании Закона об эмиссионных банках 1910 года и Акта о Банке Италии 1936 года. Особенностью правового положения Банка Италии является то, что Конституция Италии 1947 года не содержит упоминания ни о центральном банке, ни о денежно-кредитной политике (отмечается только обязанность Республики защищать сбережения). Тем самым за Банком Италии обязанности в области проведения денежно-кредитной политики законодательно не закреплены.
Несмотря на это, денежно-кредитная политика, конечно, разрабатывается и проводится. Ее общие направления определяются правительством. Указания правительства учитываются Межведом-; ственным комитетом по кредитам и сбережениям (МККС),
формально отвечающим за кредитную политику. В МККС входят министр финансов (председатель), министры общественных работ, сельского хозяйства, внешней торговли, бюджета, промышленности, по делам Юга и по делам ЕС. ЦБ официально является только его техническим агентом, однако практически МККС лишь подтверждает решения министра финансов и управляющего Банком Италии.
В вопросе о праве использования инструментов монетарной политики применяется дифференцированный подход. Решение о наиболее значимых инструментах— резервных требованиях и учетной ставке предварительно утверждается МККС и принимается указом министра финансов по инициативе управляющего Банком Италии. Объемы, время и технические процедуры проведения таких инструментов, как интервенции на денежном рынке, фактически находятся в полной компетенции ЦБ. Оговорка “фактически” использована в связи с тем, что формально существует самостоятельное Итальянское валютное управление, но поскольку оно возглавляется управляющим Банком Италии, то реально проводит политику ЦБ, используя его операционную структуру и даже своим балансом входит в консолидированный баланс ЦБ.
Проводя денежно-кредитную политику Банк Италии активно осуществлял в 70-х и начале 80-х годов прямой кредитный контроль. Позднее Банк стал больше опираться на непрямые интервенции на вторичном денежном рынке. С середины 70-х годов Банк Италии устанавливает ежегодные ориентиры кредитных и денежных агрегатов в их взаимодействии. Эти данные публикуются в Экономическом бюллетене Банка Италии. Ежегодные ориентиры являются частью государственного финансового планирования. В мае правительство публикует трехлетний бюджетный прогноз, осенью министр бюджета представляет парламенту макроэкономический прогноз на предстоящий год. В подготовке обоих документов ЦБ принимает самое активное участие. Прогнозы составляют основу бюджета, который утверждается парламентом до конца года.
Банк Италии является акционерным банком, он принадлежит сберегательным банкам, другим крупным коммерческим банкам, страховым компаниям, учреждениям социального обеспечения. Контроль со стороны государства за центральным банком осуществляется опосредованно — через владение контрольным пакетом акций в ряде из названных структур. Вся власть по текущим и внутренним вопросам в Банке Италии сосредоточена в руках его управляющего, назначаемого, как
правило, на длительный срок Президентом страны по представлению премьер-министра. Однако стратегические решения принимаются после обсуждения в директорате Банка, состоящем из управляющего, генерального директора и двух его заместителей. Совещания этого органа носят регулярный характер—не менее двух раз в месяц и проводятся с участием старших должностных лиц Банка Италии.
В Совет директоров банка помимо управляющего входят 13 директоров, которые избираются акционерами на срок в 3 года с правом повторного избрания. Совет директоров собирается не реже одного раза в квартал, но может заседать и чаще по инициативе управляющего или трех членов Совета. В компетенцию Совета входит решение административных вопросов; и кадровые назначения. Теоретически решения Совета директоров могут быть отменены министром финансов, который, однако, это право никогда еще не использовал. Присутствующие на заседаниях Совета представитель правительства или представитель Минфина имеют право задержать на 5 дней исполнение принятых решений, если они считают их противоречащими законодательству или уставу банка. Подчиненное положение Банка Италии по отношению к Минфину связано и с тем, что Минфин и ЦБ были разделены лишь в 1981 году. До этого ЦБ был вынужден покупать все казначейские векселя, не проданные с аукциона, обеспечивая правительству неограниченное финансирование. Теперь же Банк Италии лишь обязан предоставлять Минфину прямую кредитную линию (овердрафт) в пределах до 14% всех расходов, запланированных в бюджете. Для выдачи кредитов сверх этого объема требуется решение парламента. Даже свой внутренний ежегодный бюджет Банк Италии представляет на проверку представителю Минфина и лишь затем утверждает его на Совете директоров и общем собрании акционеров. Однако до настоящего времени представители правительства ещё ни разу не вносили протеста по бюджету ЦБ. Банк Италии подвергается внутреннему и внешнему аудиту. Общее собрание акционеров назначает 5 аудиторов, которые проводят проверку Банка. Результаты аудита докладываются управляющему. Формально надзор за Банком осуществляется министром финансов. В этих целях министр может привлечь Постоянный комитет, состоящий из 6 членов парламента и 5 правительственных чиновников и судей. Постоянный комитет может излагать свое мнение по всему спектру вопросов—от денежной эмиссии до изменения устава ЦБ. Надзор за администрацией ЦБ министр осу
ществляет через правительственного инспектора, который к тому же проверяет финансовую отчетность Банка.
Как регулирующий орган Банк Италии имеет почти неограниченный доступ к отчетности банков и базе данных по всем банковским кредитам даже небольшого размера. В то же время он тесно сросся с группой компаний, доминирующих в итальянском бизнесе, и является одним из крупнейших инвесторов на фондовом рынке страны, что не исключает возможности инсайдерской деятельности, так как банк имеет доступ к информации, влияющей на рыночную конъюнктуру, и устанавливает процентные ставки. Существует вероятность того, что участие ЦБ в капитале компаний может быть расценено другими инвесторами как официальное одобрение. При этом полномочия регулирующих органов фондового рынка не распространяются на ЦБ.
По данным Consob, наблюдательного органа фондового рынка, Банк Италии владеет долями в два и более процентов 12 компаний, акции которых котируются на бирже, и, следовательно, может оказывать значительное влияние на финансовые учреждения, которые сам и регулирует. В конце 1996 года Банк оценивал свой портфель акций в 1, 9 трлн лир (1, 2 млрд долл. ), но его рыночная стоимость может быть в несколько раз выше. Интересы Банка Италии разносторонни. Он владеет долями в 4, 9% крупнейшей страховой компании “Женерали” (1, 4 трлн лир), в 2, 6% конгломерата 1FI, контролируемого семьёй Аньелли, владеющей “Фиатом”, 6, 2% компании “Италгаз”, 3, 1% — инженерной компании “Сасиб”и многих других. Инвестиции Банка Италии позволяют ему косвенно владеть собственностью и в банковском секторе. Банк мотивирует свои инвестиции в акции двумя причинами. Более половины вложений идет на нужды пенсионного фонда служащих. Он также держит в акциях часть установленных законом резервов. В конце прошлого года эта часть портфеля оценивалась в 860 млрд лир.
Италия — страна со старинной банковской традицией, которая зародилась ещё в Древнем Риме. Дома Опиев, Эгнациев осуществляли свои денежные операции на территории от Македонии до Геркулесовых Столбов, но особенно банковская деятельность утвердилась в конце средних веков и в период Возрождения: семья Медичи заложила первый фундамент Банка, предоставив займ Князьям. Первые финансовые учреждения по предоставлению кредитов частным лицам также зародились в Италии. Затем развитие финансовой деятельности следовало за развитием экономической
активности, т. е. она перемещалась на север Европы. Но когда промышленная революция достигла Италии, современный банк получил там быстрое развитие, опираясь на базу, заложенную в средневековье. В настоящее время в Италии действует около 1000 кредитных институтов: • 170 банков, принимающих краткосрочные вклады;
• 37 банков, принимающих средне- и долгосрочные вклады (119 отделений); • 100 региональных народных банков с 4045 отделениями; • 646 кооперативных банков с 2343 отделениями; • 45 дочерних компаний иностранных банков.
Как видно из приведенных статистических данных, банковская система Италии сильно раздроблена. Ни один из итальянских банков не входит в десятку крупнейших банков Европы. На три крупнейших банка страны приходится только 20% местного рынка по сравнению с более чем 80% в Голландии и 50% в Англии и Швейцарии. В 1995—1996 годах чистая прибыль местных банков на акционерный капитал составляла в среднем всего 1, 6% (10% в предыдущем десятилетии), в то время как аналогичный показатель для Франции и Германии составлял 6—7%, Испании — 15%, Великобритании — 17, 1%, США — 14, 9%. В 1997 году доходность капитала возросла до 2, 7%, но произошло это благодаря оживлению на финансовых рынках. В 1994 году совокупная прибыль итальянских банков составила 65 млрд лир (420 млн долларов) по сравнению с 8769 млрд лир в 1991 году. Ещё менее радужная картина наблюдается при анализе результатов деятельности в 1994 году 24 крупнейших банков страны—их убытки составили 835 млрд лир (518 млн долларов) по сравнению с 2, 5 трлн лир чистой прибыли в 1993 году.
Одна из причин роста убытков итальянских банков в 1991— 1994 годах заключается в увеличении объемов проблемных и безнадежных кредитов. Общая сумма просроченных ссуд превышает 50 трлн лир, на юге страны около 30% выдаваемых банком кредитов не возвращается. Только за 1994 год стоимость сомнительных займов у итальянских банков возросла на 30%, достигнув 90 трлн лир или свыше 9% совокупных непогашенных ссуд. К 1997 году доля безнадежных кредитов возросла до 11%. В 1991 году резервы банковской системы на покрытие безнадежных долгов оценивались в 8770 млрд лир. По данным Центробанка, на конец 1995 года
у банков, оперирующих с краткосрочными кредитами, просроченные платежи составили 94041 млрд лир по непогашенным ссудам в 991404 млрд лир, в их балансах на долю других недействующих кредитов приходилось ещё 39199 млрд лир. Для сокращения рисков в Италии введены следующие ограничения в области кредитования: банки и банковские группы имеют право предоставлять одному заёмщику или группе связанных между собой заёмщиков ссуды в размере не более 25% собственных средств банков. Совокупная величина крупных кредитов (кждый из которых составляет не менее 10% собственных средств банков или банковской группы) не может превышать размер собственных средств более чем на 80%. Помимо этого установлено ограничение на выдачу ссуд связанным между собой лицам (основным держателям акций, располагающим более 15% акционерного кипитала банка, и компаниям, в капитале которых участие банка превышает 20%) пределом в 20% собственных средств банков. Баней, входящие в состав банковской группы, не относятся к категории связанных между собой юридических лиц.
Согласно Банковскому закону от 1936 года итальянские банки не могли предоставлять долгосрочные кредиты. Поэтому они создали или приобрели учреждения по земельному, недвижимому, сельскохозяйственному и движимому кредиту. Среди таких банков: Banka di Napoli, Banka di Sicilia, Banka nazionale delavoro, Banko di Sardegna, Ie Monte dei Paschi di Siena и Institute bancario San Paulo, di Torino и многочисленные сберкассы.
Ещё одной причиной ухудшения общего состояния банковской системы Италии является неспособность контролировать свои расходы. Численность занятых в банковской сфере— 330 тысяч работников — не только самый многочисленный, но и самый непроизводительный отряд банковских служащих в Западной Европе. Издержки на содержание персонала в итальянских банках наполовину больше, чем в среднем по западноевропейским банкам. В период с 1991-го по 1995 год операционные расходы возросли на 25%, и хотя расходы на заработную плату увеличились не так резко, тем не менее раздутые штаты, щедрые вознаграждения и социальные выплаты привели к тому, что затраты на содержание персонала составили 64% совокупных операционных расходов за прошлый год размером 58359 млрд лир. В 1991 году этот показатель составлял 65% от 46539 млрд лир (в СЩА этот показатель равен 43%). По сравнению с другими секторами экономики средние ежегодные выплаты на одного работающею в банковской
системе Италии намного выше и составляют более 110 млн лир. Три четверти прибыли банков приходится на постоянно сокращающуюся процентную маржу, а качество услуг, оказываемых банками, характеризуется как низкое и однообразное. В связи с этим неустойчив и доход от предоставляемых услуг по операциям с ценными бумагами: в 1995 году совокупный доход от предостав-• ляемых услуг составил 6483 млрд лир по сравнению с 7056 млрд в 1994 году, а доход от операций с ценными бумагами—5998 млрд лир по сравнению с 6122 млрд в 1994 году. В 1995 году клиенты платили в среднем за кредиты 12, 47%, получали по депозитам 6, 45%. Кроме того, банки страны страдают от непомерного налогового бремени, оцениваемого Банковской ассоциацией Италии в 57%. Большинство банков проявляет низкий интерес к расширению и совершенствованию банковских продуктов, способных принести добавленную стоимость, а также к использованию современной техники, способной сократить накладные расходы. Более того, банки, инвестирующие в новейшие технологии, отмечают их неэффективность и даже убыточность.
Положение Банка Италии весьма различно в региональном аспекте: у банков северо-восточной Италии доходность капитала составляет 6, 7%, результаты же кредитных институтов юга страны, где за последние годы произошло несколько крупнейших банковских банкротств, просто провальные убытки Банка ди Рома являются следствием его тесных связей с южным Банко ди Сици-лия, Карипуглия, Карикал и Банко ди Наполи. В сентябре было объявлено о банкротстве и предстоящей ликвидации сицилийского Сбербанка Сицилкасса.
По мнению ряда аналитиков, доходность маломощной итальянской кредитной системы будет и дальше снижаться вследствие низких процентных ставок и значительных инвестиций, требующихся для перехода на единую евровалюту. В 1990 году Банк Италии ограничил свои требования в отношении открытия новых банковских отделений их организационно-техническим соответствием, а также необходимым объемом капитала головного банка. Следствием этого стал значительный рост количества отделений банков с 15200 в 1989 году до 22300 в 1994 году (увеличение почти на 47%). Расширение территориального присутствия отделений подчеркивает значимость местных рынков, на которых преобладают банки, предлагающие ограниченный набор операций, но имеющие глубокие корни в данной местности, что дает им преимущества,
традиционно связываемые с сегментацией финансовых рынков. Рост числа отделений лишь частично диверсифицировал территориальное размещение банков. На конец 1994 года 73% отделений находились в той же географической местности, что и их соответствующее головное учреждение. Отделения, работающие не на своей территории (треть новых отделений), в основном занимаются кредитованием (отношение кредитов к депозитам —90% против 56%). Для них характерен более низкий разрыв в ставках по депозитам и кредитам банков, а также более высокий доход от услуг. Доход от кредитования выше в небольших населенных пунктах. Процент по депозитам меньше в более крупных населенных пунктах, где выше доход от сделок с ценными бумагами. Отделения, открытые с начала 1990 года, отличаются меньшим количеством служащих, в среднем 5 человек, и объемом операций. Процентная маржа в них несколько выше в силу меньшего количества просроченных кредитов, а проценты по депозитам выше. По истечении двух лет с начала работы новых отделений повышенные начальные операционные издержки имеют тенденцию к понижению, а результаты работы выравниваются с показателями ранее существовавших отделений. Расширение сети отделений является частью общих структурных преобразований: в новые отделения было переведено свыше 30 тыс. служащих, в то время как общее число занятых в банках выросло менее чем на 8 тыс. человек.
Итальянскую банковскую систему отличает значительное участие в ней государства. К началу 90-х годов на частные банки приходилось лишь 24% всех привлеченных депозитов и 25, 8% выданных кредитов. Лишь немногим более чем 100 банков —частные, и их число до некоторого времени имело тенденцию к сокращению. Однако, отмечая как факт высокую роль государства в банковском секторе, следует также учитывать, что она сложилась исторически. Кризис 1930 года серьёзно затронул итальянскую банковскую систему, что вынудило государство активно в ней присутствовать. Государство владеет банками напрямую и опосредованно. Среди принадлежащих непосредственно государству банков есть и очень старые (например, Monte dei Paschi di Sienna) и недавно созданные, а также региональные, в создании которых немалую роль играют обязательства итальянского правительства по стимулированию развития отсталых регионов. В эту группу входят, например, Banco di Sardegna и самый крупный банк страны, созданный ещё в 1913 году, — Banko nazionale del Lavoro.
Государственный сектор продолжал увеличиваться за счет сокращения частного сектора: так, в 1997 году Institute bancario di Turino купил у химической компании Montedison банк Banko Lariano; в том же году Banca Toscana, частный банк, хотя 90% его акций находится в руках Monte dei Paschi di Sienna, купил банк Credito Lombardo, который контролировался текстильной компанией. В 1979 году та же компания Monte dei Paschi di Sienna приобрела банк Credito Commerciale. Государственное регулирование долгое время сказывалось и в регламентировании размещения средств в активы. До 1983 года обязательным было обеспечение кредита и использование определенного процента активов банка для приобретения земельных, сельскохозяйственных и движимых облигаций.
Подобно немецким и испанским, коммерческие банки Италии традиционно испытывали большую конкуренцию со стороны сберегательных касс. Первая сберегательная касса (“Casse di risparmio”) была создана в 1822 году по австрийской модели. Как и везде, её задачей было поощрение сбережений простых людей. Затем сберегательные кассы распространились по всей территории страны. В 1927 году их насчитывалось 204, и некоторые из них были очень маленькие; поэтому в 1927 году по приказу правительства было осуществлено слияние самых мелких касс, что существенно сократило их число. На сегодняшний день их осталось только 87, причем очень разных размеров. Различают две категории собственно сберегательных касс в зависимости от того, кем они были созданы. К первой категории относятся кассы, созданные местными органами власти. В этом случае они являются учреждениями (“casse fondazioni”) и их совет назначается местным органом власти. Ко второй категории относятся кассы, основанные ассоциациями физических лиц. В этом случае они являются ассоциациями (“casse associazioni”) и их совет избирается на общем собрании акционеров. В обоих случаях председателя совета назначает министр финансов; для“casse associazioni”он, как правило, выбирает его из числа пайщиков. Рамки деятельности касс четко определены их уставами, но в общем запрещаются только спекулятивные операции, а по инвестициям требуются гарантии. Как и другие банки Италии, они не могут выдавать одному заёмщику кредит на сумму, превышающую одну пятую часть их активов и резервов. Структура системы сберегательных касс Италии основана на двоевластии, как и во многих странах. Профессиональное объеди
нение Ассоциации сберегательных касс Италии (Associazione fra Ie casse di risparmio italiano— ACRI) является официальным представителем касс, их консультантом, оказывает услуги общего характера и т. д. Институт кредитования сберегательных касс Италии (Institute di credito delle casse di risparmio italiane— ICCRJ), выполняющий функции центрального банка по отношению к сберегательным кассам, занимается объединением и валоризацией их средств путем вложения их в ценные бумаги, рефинансирования касс и других кредитных учреждений и финансирования государственных органов. Наконец, следует сказать о Федеральном институте сберегательных касс (Institute federate delle casse di risparmio delle Venezie), являющемся собственностью девяти касс этой области. Этот институт был создан по причине специфики касс, играющих большую роль в финансировании сельского хозяйства. Он координирует, рефинансирует и дополняет деятельность касс в этой области. В Италии находится самая крупная сберегательная касса мира — Сберегательная касса провинции Ломбардия CARIPLO, обеспечивающая работой 10000 человек и имеющая 440 филиалов в Ломбардии и в основных городах Италии. Около трети из них имеет прямые зарубежные связи. CARIPLO проводит политику территориального расширения своей деятельности, открывая представительства в столицах европейских государств с дальнейшим преобразованием их в филиалы, а также приобретая мелкие иностранные банки. Рамки деятельности сберегательных касс с течением времени последовательно расширяются. После Таорминского конгресса 1982 года превращение в коммерческие банки является официальной целью сберегательных касс. При этом, однако, для сохранения общественного характера этих учреждений размер привлечения частного капитала был ограничен не более 50% обшей величины. Проблема представительства частных акционеров в советах, назначаемых местными органами власти и государством, была решена весьма оригинально — с помощью выпуска сберегательных акций без права голоса. Как и в большинстве других западноевропейских стран, в Италии одну из причин неблагоприятного развития ситуации в банковском секторе увидели в значительном участии в нём государства. Недостаточное влияние частных владельцев акций, как известно, не стимулирует менеджеров к активности и практически исключает получение прибыли из числа приоритетов банковской
деятельности. В связи с этим в 1990 году был принят “Закон Ама-то”, названный по имени тогдашнего министра финансов, а позднее премьер-министра Италии, стимулирующий преобразование государственных банков и сберкасс в акционерные общества с участием частного капитала. Процесс приватизации сдерживался противостоянием различных политических сил и активно пошел только в 1993—1994 годах, когда государство продало на бирже большинство принадлежавших ему акций крупнейших банков Кредите Итальяно и Банка Коммерчиале Итальяна (БКИ). Эти два банка, привлекшие в ходе приватизации значительные капиталы, стали инициаторами ожесточенной борьбы за передел рынка, разгоревшейся между итальянскими кредитными институтами. Кредите Итальяно поглотил банк из Болоньи Кредите Романьоло. БКИ предпринял неудавшуюся попытку враждебного поглощения Банко Амброзиано Венето.
Кредите Итальяно и Банка Коммерчиале Итальяна попали в свою очередь под контроль мощного Медиобанка, приватизированного ещё в 1988 году и давно доминирующего в корпорацион-но-финансовом бизнесе благодаря тесным связям с промышленными династиями. После приватизации в целях увеличения доходности Кредите Итальяно провёл существенную собственную реорганизацию: значительно сокращены штаты сотрудников, на две трети обновлён руководящий состав.
В 1994—1996 годах Министерство финансов избавилось от финансового конгломерата Институте Мобильяро Итальяно. В 1997 году началась двухэтапная приватизация крупнейшего в стране банка Сан Паоло ди Торино: частное размещение акций среди самостоятельной группы основных акционеров и глобальный публичный выпуск еще 25% акций. В течение 1997 года доля государства в крупнейшем итальянском банке Институте Банкарио Сан Паоло ди Торино уменьшилась с 66 до 20%. Ранее о своем желании приватизироваться заявил банк CARIPLO. По заявлению руководства банка, обсуждается его слияние с крупным частным банком Ам-брове^ гто, 29 % капитала которого владеет французский банк Креди /\грик ль. В начале 1997 года банк БНЛ и страховая группа Ина согласились поглотить Банко ди Наполи, образовав новую банковскую группу.
Банка ди Рома в начале 1995 года приобрёл Банка Национале дель Агрикултура и Банка Медитераннеа, возглавив крупнейшую в Италии кредитную группу. Институте Банкарио Сан Паоло ди Торино ответил покупкой в июле 1995 года Банка Националле
Коммуникационе. Создание крупного банковского конгломерата отнюдь не обеспечивает его финансовую устойчивость. Только в первой половине 1997 года убытки Банка ди Рома составили 1, 8 трлн лир. В связи с этим разработан план санации банка, который предусматривает закрытие 50 отделений и увольнение 4200 человек из 22000 служащих. Американская компания EDS получит долю в капитале банка в обмен на модернизацию информационных систем 1230 банковских филиалов. В 1998 году после продажи доли в Банке ди Рома арабским и местным банкам планируется окончательный уход из банковского сектора государственного холдинга IRI. Продвигается и процесс слияния североитальянского Банка Абровенето и ломбардского объединения сберкасс CARIPLO. В результате возникнет второй по величине кредитный институт страны с 1340 филиалами и валютой баланса в 252 трлн лир, причем доля государства в его капитале упадет до 20—30%. Средние банки наращивают сотрудничество с крупными, в том числе иностранными институтами. Так, Зюдтиролер Фольксбанк сотрудничает в области управления активами с Дойче Банк. Акции многих банков в последнее время были выпущены на биржу. Общее сложное состояние национальной банковской системы неизбежно сопровождается банкротствами отдельных банков, которые всегда затрагивают интересы широких слоев населения. В связи с этим в 1996 году правительство страны разработало закон о страховании вкладов. Под его действие попадают все итальянские и иностранные банки, работающие в Италии. Гарантированная выплата на одного вкладчика составляет 130 тыс. долларов, из которых 24 тыс. долларов должны быть выплачены в течение первых трёх месяцев после банкротства банка. Из системы страхования исключаются вклады на предъявителя, депозиты облигаций и векселей, средства от операций профессиональных инвесторов, банковские депозиты, “отмытые” деньги. Надзор за системой страхования вкладов возложен на Банк Италии. Процесс рационализации банковской системы страны связан с сокращением большого числа рабочих мест, оцениваемым примерно в 30 тысяч (10% от общего количества), что крайне непопулярно среди общественности. Хотя летом 1997 года работодатели и профсоюзы банковского сектора всё-таки договорились о необходимости реструктуризации отрасли, но детали этого плана предстоит ещё согласовать.
Препятствуют разрешению кризиса и местные политики: банк в Северной Италии не может купить банк на юге страны и затем открыть ряд филиалов. Имеет место политизация при назначении на руководящие посты: согласно правилу так называемой политической “сортировки” партии распределяют между собой посты: место президента Banka nazionale del Lavoro принадлежит социалистам, место президента Banco di Sicilia — республиканцам, а в Banco di Napoli — социал-демократам, совсем другое распределение наблюдается в высшем управленческом персонале банков. Не выступает в авангарде реформы и само федеральное правительство, прямо или косвенно владеющее 65% отрасли. Хотя некоторые позитивные шаги в 1997 году были сделаны: правительством Италии был принят законопроект о банковском секторе, направленный на ускорение темпов приватизации банков, находящихся еще в руках государственных фондов. Те из них, кто уступит свое право на участие в банковской деятельности, получат значительные налоговые льготы в последующие 7 лет. Таким образом, принятие в 1990 году “Закона Амато”создало предпосылки к реформированию архаичного банковского сектора страны, так как Закон разрешил госбанкам трансформироваться в акционерные компании и передавать свой акционерный капитал фондам, которые могут затем продавать его. Однако он не оградил приватизированный банк от посягательств политических партий, нередко доминирующих в фондах. Поэтому позитивным предпосылкам не суждено было реализоваться полностью, и итальянские банки по-прежнему относятся к категории самых неэффективных в Западной Европе. Неэффективность итальянской банковской индустрии, неспособной выдержать конкуренцию со стороны других систем, отрицательно влияет на доверие к национальной валюте и на её роль в международных расчетах. Вместе с тем времени у итальянских банкиров не так много— они рискуют уступить свои позиции конкурентам из будущей объединенной Европы. Италия длительное время была страной, относительно закрытой для проникновения иностранных банков. Открытие нового банка было там строго регламентировано, а административные препоны, которые должны преодолевать банки, сдерживали иностранных банкиров. Несмотря на эти препятствия, количество филиалов иностранных банков в Италии регулярно возрастало. Если в 1978 году их было 25, то в 1984 году стало уже 54. Однако с 1987 года в связи с началом дерегламентации и приватизации в ита
льянской банковской системе, безусловно, оживившей конкуренцию, некоторые иностранные банки стали испытывать беспокойство и даже сворачивать операции, в частности: Чейз Манхэттен бэнк, Уэлз Фарго, британский Чертерид; Ферст нэйшнл бэнк оф Чикаго уступил два своих филиала Байерише Ферайнсбанку. С другой стороны, часть банков, особенно французских и немецких, осталась. Например, Дойче Банк вновь выкупил у “Банкаме-рика” свой “Банка д'Италия эд'Америка”. Банк Сити-Корп, вновь купив Сентросюд, возвратил себе право на управление им. Процесс глубокой интеграции банковских систем стран ЕС принял широкий размах. Применительно к Италии этот процесс привел к тому, что еще в конце 1995 года в соответствии со Второй банковской директивой ЕС Банк Италии принял положение о регламентации деятельности итальянских банков или других итальянских финансовых учреждений, пользующихся правом взаимного признания и предлагающих свои услуги в странах — членах ЕС или иных странах, и банков стран — членов ЕС, предлагающих услуги в Италии. Итальянские банки, впервые намечающие осуществление профессиональной деятельности (без создания учреждений), пользующейся взаимным признанием в странах ЕС, не менее чем за месяц до начала такой деятельности должны уведомить об этом Банк Италии с указанием государства, видов планируемой деятельности и её условий. В течение месяца после получения такого заявления Банк Италии уведомляет о факте его поступления компетентный орган надзора в конкретном государстве. Итальянские банки, желающие проводить в странах ЕС деятельность, не пользующуюся статусом взаимного признания, должны предварительно уведомить об этом Банк Италии и органы надзора соответствующих стран. В любом случае на банк распространяются законы и положения регулирования банковской деятельности, действующие в данном государстве. Итальянские финансовые учреждения, зарегистрированные в Италии, также могут вести свою деятельность в любом государстве ЕС без создания учреждения при соблюдении следующих условий: • контроль за их работой со стороны одного или более итальянских банков; • обладание итальянскими банками не менее 90% голосов на собраниях акционеров; • ответственность контролирующих банков по всем обязательствам этих финансовых учреждений;
• сговоренность намечаемого вида деятельности в нормативных актах; • наличие опыта работы в Италии.
Итальянские банки также могут осуществлять деятельность без открытия учреждений в странах, не являющихся членами ЕС, при условии получения разрешения Банка Италии.
Банки стран — не членов ЕС также могут вести свою деятельность в Италии без создания учреждений при наличии у них соответствующего разрешения Банка Италии, который выдаёт его, предварительно согласовав вопрос с органом надзора той страны, в которой у банка имеются зарегистрированные учреждения. В Италии получение лицензии на создание нового банка предполагает выполнение следующих условий: размер минимального первоначального капитала банка около 8 млн долл. ; достаточный уровень компетентности администрации; неукоснительное соблюдение определенных требований, касающихся деловой репутации аудиторов и учредителей.
Учредители должны вместе с заявкой представить полное описание стратегии развития банка. Определенные требования предъявляются к акционерам банка: гарантированное устойчивое и продуманное управление банком; четкое разграничение между банковскими и небанковскими операциями во избежание использования средств банков их акционерами — нефинансовыми компаниями в ущерб интересам самого банка и его вкладчиков. В соответствии с банковским законодательством Банк Италии должен выдавать разрешение на участие потенциальных акционеров в капитале банка, если их доля составляет не менее 5% его совокупного капитала, или для приобретения пакета акций, позволяющего участвовать в управлении банком. Небанковским и нефинансовым учреждениям запрещено владеть более 15% капитала банка. Такая же норма определена и на участие банков в акционерном капитале нефинансовых компаний. Хотя открытие новых банковских филиалов и не требует обязательного предварительного разрешения Банка Италии, но органы надзора могут вводить ограничение на расширение филиальной сети банка, если оно не соответствует сложившейся в нем финансовой и управленческой ситуации. К компетенции Банка Италии относятся также вопросы слияний банков, решаемые с учетом финансового состояния каждого банка, участвующего в таких процедурах, достаточности капиталов, перспектив получения доходов, возможностей эффективного управления, а также
влияние слияний на конкуренцию в банковском секторе. Для увеличения банковского капитала за счет эмиссии обыкновенных акций также требуется специальное разрешение Банка Италии, обращающего особое внимание на наличие у банка возможности выплачивать дивиденды по новым акциям без снижения объема нераспределенной прибыли.
Банковский и финансовый надзор в Италии осуществляется Межминистерским комитетом по кредитам и сбережениям. Банком Италии и Национальной комиссией по контролю за финансовыми компаниями и фондовой биржей. Первый их этих органов, возглавляемый министром финансов, отвечает в основном за общий надзор в сфере кредитной политики и защиты сберегательных вкладов. Центральный банк Италии готовит проекты решений и предложения по вопросам надзора по резолюциям Комитета, устанавливает правила надзора и сам непосредственно его осуществляет —как в документарной, так и в дистанционной формах. Национальная комиссия по контролю над финансовыми компаниями и фондовой биржей контролирует деятельность кре-дитно-финансовых учреждений на рынке ценных бумаг.
Основные принципы надзорной деятельности в Италии сформулированы в новом Законе о банках, принятом в 1993 году. В нем определены статус органов банковского и финансового надзора, процедура осуществления надзора и прямого управления банком, если он оказывается в затруднительном финансовом положении. С 80-х годов в Италии всё большее внимание стало уделяться надзору за банковскими группами, состоящими из финансовых и банковских компаний, организованных в форме холдинга. Для этого была разработана концепция объединенного надзора, в соответствии с которой он ведётся за деятельностью группы в целом, а не отдельных входящих в неё банковских институтов.
В Италии банковские проверки на местах осуществляются каждые 4—5 лет в небольших и каждые 8—9 лет — в крупных банках. Как правило, инспекции длятся 4—6 месяцев и в них участвуют 5—6 инспекторов из Банка Италии. Инспекции планируются в начале года как региональными отделениями Банка Италии, так и Центральным инспекционным отделом. Более мелкие банки проверяются служащими отделений, осуществляющими и обычный документарный надзор за данными кредитными учреждениями. В ходе проверок им оказывает содействие группа старших инспекторов из центрального аппарата Банка Италии. Крупные банки проверяют инспектора центрального аппарата Банка Италии.
Как правило, инспектора знакомятся с информацией о банке в его головной конторе, но иногда посещают и филиалы банка—местные и зарубежные. Инспектора обязаны информировать Банк Италии по всем фактам противоправной деятельности, обнаруженным во время ревизий, соблюдать конфиденциальность полученной информации, отчитываться непосредственно перед управляющим Банком Италии. Государственной проблемой в Италии является ростовщичество. Его расцвету в стране способствовал спад в экономике в начале 90-х годов, который сильно сказался на финансовом состоянии мелких фирм. Банки, учитывая высокие риски, связанные с кредитованием мелких заёмщиков, резко сократили объёмы выдаваемых кредитов. В результате население и мелкие предприниматели были вынуждены обратиться к ростовщикам, у которых проценты по ссудам частным лицам доходили и доходят сейчас до 150—200%. При этом, по оценкам Банка Италии, 90% заимствованных в этот период у ростовщиков средств шли на финансирование бизнеса. В результате только в 1993 году более 300 тысяч семей стали заложниками ростовщиков, взяв у них ссуды почти на 4 трлн лир. С тех пор, по данным Ассоциации розничных торговцев, бизнес в этой области увеличился в 10 раз. В целях борьбы с ростовщичеством в Италии был принят закон, согласно которому все ссуды в зависимости от степени риска подразделяются на несколько категорий, и любая ссуда, проценты по которой более чем на 50% превышают средний показатель, считается ростовщической, и, следовательно, незаконной. Хотя этот закон предназначен для банков, они не согласны с установленным критерием (50%), так как население и мелкие фирмы относятся к наиболее рискованным группам заёмщиков, у которых невозврат кредитов на 50% выше, чем по крупным ссудам. Кроме того, риски невозврата значительно варьируются в зависимости от региона и типа заёмщика, и, по мнению банков, диапазон процентных ставок должен быть шире.
Банки Италии функционируют в условиях внешних криминальных воздействий — местные банки подвергаются вооружённым ограблениям в шесть раз чаще, чем в других странах Западной Европы. Хотя следует отметить, что лидером среди развитых стран по количеству нападений на отделения банков является отнюдь не Италия, а Канада, где в 1994 году подверглось нападению каждое седьмое отделение (в Италии“лишь”каждое тринадцатое). Весьма интересно, что итальянских грабителей отличает удиви
тельное постоянство: в течение года 165 банковских отделений в стране были ограблены дважды, 27 подверглись нападению 3 и 9 отделений— 4 раза. Согласно данным Ассоциации банкиров Италии средний размер суммы наличности, захваченной при налётах в 1994 году, составлял 61 млн лир (37803 долл. ). Это немного, если сравнивать со средней добычей гангстеров в Швейцарии— 242 млн лир.
Пагубные последствия криминальной деятельности для экономики и финансов вынуждают государство принимать меры по усилению надзорной функции центрального банка и повышению его ответственности за сохранение стабильности в денежной сфере. Основной задачей Банка Италии является предотвращение проникновения финансовых ресурсов незаконного происхождения в реальную экономику путем создания новых финансовых учреждений или приобретения существующих. Департамент надзора Банка Италии следит за появлением новых участников на финансовом рынке, в частности, изучает состав владельцев и организационную структуру, проводит проверки на чистоплотность и профессионализм руководящих лиц. За последние три года из 75 заявок на открытие новых банков было удовлетворено 57, из 18 отклоненных 16— из Южной Италии. Причиной отказа послужило отсутствие кредита доверия к способностям должностных лиц или владельцев управлять банком, а в некоторых случаях — подозрение в связях с организованной преступностью. Надзор ведётся постоянно путём анализа отчетной документации о результатах деятельности учреждений и частых встреч с руководством банков. Регулярно проводятся проверки на местах, позволяющие оценить способность банков привлекать и инвестировать средства в соответствии с пруденциаль-ным управлением и всеми правовыми требованиями. Специальные проверки для выявления возможных нарушений уголовного права не проводятся, но при обнаружении таковых тщательному разбирательству подвергаются их технические и правовые аспекты с возможной последующей передачей материалов в судебные инстанции. За 1995—1997 годы Банк Италии провёл 563 проверки, охватившие 60% банков страны. По результатам проверок Банк направил в Минфин предложения о принятии дисциплинарных мер за серьёзные нарушения, повлекшие за собой крупные убытки. Так, было предложено наложить денежные штрафы на 2779 должностных лиц из более чем 200 финансовых учреждений. В 25 банках
была назначена временная администрация с последующим роспуском Советов директоров и аудиторских отделов. 15 банков были ликвидированы. Банк Италии направил в следственные органы 92 материала на финансовые учреждения. Возбуждён ряд уголовных дел по разбирательству случаев отмывания денег или причастности к криминальным структурам. Должностные лица Банка Италии приняли участие в разбирательстве 185 судебных дел. Помимо центрального банка страны в мониторинге подозрительных операций принимают участие и другие банковские и финансовые учреждения. В 1996 году финансовая полиция получила 3075 сообщений, большинство от банков.
В 1997 году в Италии был принят закон о борьбе с отмыванием денег, который исходит из посылки доверительного сотрудничества между финансовыми учреждениями, отслеживания заключённых сделок, информация по которым может понадобиться при расследованиях, и донесений о любых подозрительных операциях. Трудности, с которыми вначале столкнулись субъекты финансовой системы, постепенно преодолеваются, поток сообщений значительно возрос. Однако конфиденциальность процедуры требует совершенствования в целях обеспечения личной безопасности анонимных информаторов. Чтобы облегчить выявление подозрительных сделок, Банк Италии опубликовал памятку с изложением отклонений от нормы, требующих тщательного анализа различных сторон сделки и, возможно, сообщения о ней в соответствующие органы. В стране также осуществляется мониторинг обобщенных данных, поступающих от 2000 лицензированных финансовых учреждений, с целью выявления несоответствий, которые могут сигнализировать о фактах отмывания денег. Число операций, подлежащих обобщению, превышает 30 млн в месяц, в том числе около 10 млн сделок наличными. Это совершенно новая область мониторинга, и не только для Италии, которая требует серьёзных разработок новых методологий выявления аномальных финансовых потоков и более глубокого научного анализа природы и характера связей между экономикой и организованной преступностью. Этими исследованиями занимается центр по борьбе с отмыванием денег, являющийся пока неофициальным органом.
С 1 сентября 1997 года в Италии изменена процедура информирования властей о подозрительных сделках: функции сбора информации переданы от финансовой полиции Итальянскому
бюро по валютным операциям (ИБВО). ИБВО были конкретизированы признаки подозрительных банковских сделок: несоответствие между объёмами сделки и финансовым состоянием клиента или согласие клиента на невыгодные для него сроки и ставки. Для фирм, оказывающих финансовые услуги, ИБВО разработало типовую форму, куда заносятся подробные сведения о сделке с указанием причин, по которым она вызывает подозрение. Тем самым, основная нагрузка по оценке сделки возложена на финансового оператора. После получения сообщения о подозрительной сделке ИБВО направляет информацию в Бюро по борьбе с мафией и специальный отдел налоговой полиции, занимающийся валютными операциями, и те продолжают расследование. По факту установления связи с организованной преступностью информируется прокурор, который предпринимает соответствующие меры. * * *
Итак, рассмотрение банковской системы Италии позволяет сделать ряд заключений: • Италия — страна, имеющая давние банковские традиции, давшая нам собственно сам термин “банк”, лишь в конце XIX — начале XXвека с ростом внутренней экономической активности испытала быстрое возрождение банковской деятельности. А традиции современного банковского дела в Италии менее проверены временем, чем в соседних северных странах.
• Банковская система Италии сильно раздроблена, практически не имеет банков, занимающих в ней доминирующее положение. • Для итальянских банков характерны: низкая рентабельность или даже убыточность; огромные суммы просроченных и безнадежных к возврату сумм, особенно на юге страны; низкая производительность труда персонала, избыточное его количество; высокий уровень оплаты труда банковских служащих и, как следствие, — неспособность эффективно контролировать расходы; нежелание внедрять современные банковские технологии. • Банки Италии жестко поделены между политическими партиями и группировками, процесс интеграции североитальянских банков с южноитальянскими искусственно затруднен местными политическими силами. • Государство, владея напрямую или опосредованно огромной
долей банковского сектора, не демонстрирует должной активности в вопросе его реорганизации, хотя и испытывает определенную озабоченность, делая слабые и непоследовательные шаги в сторону денационализации банков. Государственное регулирование сильно зависит от решения конкретных чиновников, поэтому часто бывает неэффективным. Итальянские банки длительное время подвергались жесткому регулированию со стороны государства, вплоть до регламентации структуры активов.
• Итальянские банки на внутреннем рынке долго были ограждены от конкуренции с иностранными банками административными препонами в вопросе открытия в Италии филиалов инобан-ков. Эта вынужденная в условиях, когда государство старается защитить собственный слабый сектор экономики, мера была бы оправданна, если бы ей сопутствовали действия по его ускоренному развитию. Однако с итальянским банковским сектором этого не случилось, поэтому дальнейшая либерализация правил проникновения иностранных банков на внутренний рынок страны стала серьезным испытанием для местных банков. Видимо, в будущем они будут сдавать свои позиции.
• В Италии, как в Германии и Испании, очень велики роль и место сберегательных касс в банковской системе страны. Для итальянских сберкасс характерны более жесткие по сравнению с ком-банками правила, регламентирующие размещение привлеченных от населения средств. И это, безусловно, оправдано, особенно если учесть характерные для Италии недостаточно высокую культуру кредитования и более высокие, по сравнению с другими развитыми европейскими странами, уровни коррупции и влияния инсайдеров. • Италия —одна из немногих стран, в которых главный закон страны не содержит упоминания о центральном банке. При этом Банк Италии занимает полностью подчиненное положение по отношению к Минфину, из которого он выделился лишь в 1881 году. • Банк Италии является акционерным банком, в котором государство участвует опосредованно, через владение контрольными пакетами акций ряда учреждений и организаций — акционеров Банка Италии. • Банк Италии, фактически являясь дополнением к Министерству финансов, обязан финансировать на возвратной основе дефицит бюджета. Размер кредитной линии хотя и ограничен зако
ном, но по решению парламента страны может и превышаться. Даже в своих внутренних расходах Банк Италии обязан подчиняться Минфину. У министра финансов есть право попросту отменить решение Совета директоров Банка Италии. Отсутствие столь важного противовеса правительству, каким может быть независимый центральный банк, завершает негативную оценку устройства финансовой системы Италии и способствует высокой, по западноевропейским меркам, хронической инфляции. • Дополнением к такому несамостоятельному статусу центрального банка является то, что он находится в очень двусмысленном положении: он участвует в капитале целой группы компаний, является одним из крупнейших инвесторов на фондовом рынке, одновременно с этим располагая полной инсайдерской информацией по всем банковским кредитам, состоянию и перспективам потенциальных объектов инвестиций. Таким образом Банк Италии зарабатывает на нужды пенсионного фонда собственных служащих. • Надзор за деятельностью банков большей частью осуществляется Банком Италии. Вместе с тем следует отметить, что он в основном является пруденциальным, так как документальные проверки проводятся слишком редко и не носят комплексного характера. • Банки Италии не покрывают в должной мере потребностей населения и мелкого бизнеса. Причиной такой неумелой работы банков на рынке является боязнь рисков, следствием— расцвет черного ростовщического сектора, проявляющего большую гибкость, умеющего, видимо, лучше банков классифицировать возможные риски и покрывающего их высокими процентами по ссудам. • Для Италии, более чем для других западноевропейских стран, актуальна проблема борьбы с отмыванием денег, и такая работа ведется как со стороны Банка Италии, так и других финансовых учреждений. Банком Италии широко практикуется передача материала проверок в следственные органы. Коммерческие банки также участвуют в мониторинге подозрительных операций. • Таким образом, банковская система Италии является самой проблемной и слабо организованной среди аналогичных структур стран Западной Европы. Процесс европейской интеграции неизбежно приведет к серьезным реформам и потрясениям в банковском секторе итальянской экономики. швейцария
Центральным банком страны является Швейцарский национальный банк (Schweizerische Nationalbank, ШНБ). Он основан в 1907 году как акционерное общество, в котором право собственности на банк могут иметь только швейцарские граждане и компании. По состоянию на 1995 год, среди акционеров было 3451 частное лицо. Учредителями ШНБ являются в основном швейцарские организации. Ежегодно акционерам начисляются стандартные дивиденды в размере 6%. В статье 39 Конституции страны указано основное назначение центрального банка. Оно традиционно и заключается в регулировании денежного обращения, совершенствовании платёжного оборота, проведении денежно-кредитной политики в интересах всей страны. Высшим руководящим органом Банка является правление, отвечающее за денежно-кредитную политику. Правление состоит из трёх постоянных членов— управляющего и двух его заместителей. Его работа контролируется акционерами, Банковским советом и Банковским комитетом. Федеральное правительство и акционеры избирают Банковский совет, куда входят 45 членов, включая президента и вице-президента. Совет собирается раз в квартал, в его функции входит контроль за административной деятельностью банка. Банковский комитет —исполнительный орган Банковского совета. Комитет заседает ежемесячно и выполняет основную часть контрольных функций, порученных Банковскому совету. Члены Банковского совета назначаются сроком на 4 года с возможностью повторного назначения. Формирование его состава происходит по следующему порядку. Сначала Федеральный совет назначает президента и вице-президента Банковского совета. Затем общее собрание акционеров избирает 15 членов Совета. И наконец, Федеральный совет назначает оставшихся 25 членов, обращая внимание на то, чтобы состав Совета в равной степени отражал разнообразие региональных и экономических интересов.
Число членов парламента в Банковском совете не может превышать 5, в его составе не может быть также более 5 членов кантональных правительств. С учётом интересов различных регионов страны Банковский совет назначает 8 членов Банковского комитета на 4 года с возможностью повторного назначения.
Органом, осуществляющим повседневное руководство деятельностью банка, является Совет директоров. Его члены назначаются Федеральным советом сроком на 6 лет с возможностью повторного назначения. Любой служащий ШНБ, в том числе члены Совета директоров, Банковского совета и Банковского комитета, может быть снят со своей должности с объяснением причин. Однако такое право к членам названных руководящих структур ещё ни разу не применялось. Совет директоров ШНБ состоит из трёх человек и в отличие от других центральных банков, действительно, является коллегиальным органом управления. Все его члены имеют равные права и обязанности и принимают решения по всем важнейшим вопросам совместно. Вместе со своими заместителями они составляют узкий круг руководства банка. Ограниченное число руководителей не только стимулирует их активность, но и предъявляет к ним дополнительные требования при решении наиболее сложных проблем. Хотя член Совета директоров участвует в принятии принципиальных и долгосрочных решений, от него часто требуется умение работать с деталями. В задачи председателя Совета, напротив, входит оптимизация различных взглядов и мнений и выработка компромиссов. Численность сотрудников ШНБ составляет около 600 человек. Банк представлен на территории страны двумя главными управлениями (в Цюрихе и Берне), 8 филиалами и 20 отделениями. Однако в начале 1998 года Совет директоров Швейцарского национального банка принял решение о закрытии 6 филиалов, занятых обработкой банкнот и монет. Отделения, в задачу которых входит выдача и приём наличности, будут сохранены. Изменение структуры ШНБ связано также с передачей функций транспортировки и обработки наличных денег в руки частных фирм, которые занимаются этим в тесном сотрудничестве с отделениями ШНБ, коммерческими банками и почтовой службой. В настоящее время ведущая в этом секторе рынка фирма организовала на территории страны 12 центров по обработке наличности согласно требованиям ШНБ. Кроме того, наличный оборот постоянно уменьшается в связи с растущим использованием кредитных карт, электронных
платежей и т. п. Закрытие филиалов приведёт к сокращению около 15% рабочих мест не за счёт увольнений, а путём переквалификации, перевода в другие подразделения и досрочного выхода на пенсию. Вместо закрытых филиалов на местах останутся 1—2 сотрудника для выполнения функций банковского надзора. Руководители территориальных учреждений принимают участие в обсуждении различных вопросов на заседаниях Совета директоров, но все формальные решения в сфере монетарной политики принимаются исключительно Советом. Банковский комитет также оказывает некоторое влияние на проведение денежно-кредитной политики, так как Совет директоров обязан консультироваться с ним по вопросу изменения учётной и ломбардной ставок. Однако эти ставки уже не играют ключевой роли в формировании денежно-кредитной политики. Учёт векселей перестал быть фактором, существенно влияющим на денежную базу, а ломбардные кредиты выполняют роль предохранительного клапана для банков, испытывающих сиюминутную потребность в ликвидности. С 1975 года ШНБ определяет цели своей денежно-кредитной политики путём ежегодного таргетирования объёма денежной массы. На основе внутренних консультаций Совет директоров в ноябре утверждает ориентиры, которые публикуются в декабре. В конце 80-х годов ШНБ пришел к выводу, что таргетирование объёма денежной массы трудно поддаётся контролю и недостаточно соотносится с конечными целями денежно-кредитной политики. В результате Банк публикует теперь ориентир и заявление, которое объясняет прогноз, лежащий в основе ориентира, и перечисляет условия, могущие вынудить банк изменить намеченный курс. В квартальных отчётах Совета директоров содержится обзор общего направления денежно-кредитной политики, но такие обзоры могут появляться и чаще, в зависимости от обстоятельств. Еженедельно Совет директоров собирается для оценки положения в денежно-кредитной сфере и принятия решений, необходимых для претворения намеченного курса.
ШНБ осуществляет управление денежной массой в основном через валютные свопы. С чисто технической точки зрения золотой запас больше не используется. Вместе с тем Швейцарский национальный банк располагает значительными золотовалютными резервами. В августе 1996 года они составляли 49 млрд швейцарских франков, из которых 11, 9 млрд приходилось на золото и 37, 6 млрд— на валюту. В действительности эти резервы ещё выше, поскольку в балансе ШНБ золото учитывается по цене около 4600 фр. за
килограмм, в то время как на свободном рынке его стоимость более чем в 3 раза выше (около 14000 фр. за кг).
Такие значительные золотовалютные резервы не используются максимально эффективно. Это связано с законодательным ограничением на приобретение долгосрочных высоколиквидных долговых обязательств иностранных заёмщиков, международных организаций и инобанков. Кроме того, ШНБ не обладает правом осуществлять операции с производными финансовыми инструментами (опционами, фьючерсами, соглашениями о будущей процентной ставке) и операции РЕПО с ценными бумагами. Такие ограничения сокращают доходы на 400 млн шв. фр. в год. ШНБ выступил с предложением об отмене сдерживающих норм законодательства, которое, учитывая заинтересованность федерации и кантонов в увеличении отчислений из прибыли ШНБ, вероятно, будет принято. В 1997 году ШНБ объявил о намерении сделать золотой взнос в Швейцарский фонд солидарности на сумму 7 млрд фр. Это решение вызвано стремлением смягчить критику в адрес страны в связи с её тесными деловыми отношениями с нацистской Германией во время второй мировой войны. Через ШНБ проходила львиная доля золота, продаваемого Германией для финансирования войны. Представители ШНБ рассматривали эти операции как чисто технические, не усматривая в них дискредитацию контрольного статуса Швейцарии. В 1946 году Швейцария выплатила союзникам 250 млн шв. фр. , в том числе ШНБ— 100 млн, в погашение требований, связанных с золотом нацистов в Швейцарии. Сейчас ШНБ не располагает золотыми слитками с маркировкой третьего рейха. Большая часть вывезенного из Германии золота была продана центробанкам третьих стран во время или сразу после второй мировой войны, остальное пошло на чеканку золотых монет, использовавшихся после войны для приобретения на открытом рынке швейцарских франков с целью укрепления курса национальной валюты.
ШНБ —единственный из ведущих центральных банков мира, который обеспечивает денежную эмиссию золотом. Поэтому закреплённые в швейцарской Конституции положения о частичном золотом покрытии банкнот и официальном золотом паритете, равно как и соответствующие статьи Закона о национальном банке, могут быть отменены без всякого ущерба. Однако психологическое значение золотого запаса как символа стабильности национальной валюты продолжает сохраняться. Поэтому окончатель
ный отрыв шв. франка от золота должен сопровождаться рядом мер по повышению доверия к денежно-кредитной политике, прежде всего по законодательному закреплению независимости ШНБ по примеру германского Бундесбанка, хотя и сейчас ШНБ фактически не подчиняется федеральному правительству. Однако На- I циональный банк и федеральное правительство постоянно и на всех уровнях согласовывают свою политику. Совет директоров регулярно встречается с членами кабинета, ответственными за экономическую политику. Накануне ежегодного объявления ориентира денежной массы происходит встреча правления с кабинетом в полном составе. Руководящие работники банка поддерживают постоянные контакты с коллегами из Министерства финансов.
В Законе о Национальном банке нет упоминания о предоставлении кредитов ЦБ федеральному и кантональным правительствам. Таким образом, теоретически возможно нелимитированное кредитование Центробанком правительства путём покупки государственных облигаций или предоставления ломбардного кредита под обеспечение в виде государственных облигаций. На практике государственные займы у ЦБ оказывают небольшое влияние на денежную массу, поскольку ЦБ и правительство считают, что денежно-кредитная политика должна быть изолирована от управления долгом. С 1991 года ШНБ ежегодно отчислял государству 600 млн франков, из которых две трети шло кантонам и одна треть — федерации. В 1996 году парламент страны принял решение об увеличении отчислений чистой прибыли ШНБ. Размер отчисляемой прибыли составляет около 30%, что по сравнению с другими, близкими по уровню развития странами, немного. Для сравнения: Национальный банк Австрии отчисляет 75% прибыли, Бельгии— 90%, Нидер-ландов — 95%, Швеции — 80%. По мнению руководства ШНБ, независимым центральным банкам легче бороться за стабильность цен и предупреждать их повышение. Свою точку зрения ШНБ подтверждает следующими доводами. Если центральный банк находится под контролем государства, оно охотно использует его, чтобы “безболезненно” финансировать свои расходы. ЦБ вынужден поддерживать низкие процентные ставки, позволяющие государству получать кредиты на выгодных условиях. В действительности же безболезненного финансирования госрасходов не существует. Проводя политику низких ставок, центральный банк открывает валютные шлюзы, стимулирует рост цен и снижает покупательную способность. Кроме того, не обладающие независимостью центральные банки риску
ют сконцентрировать свою денежно-кредитную политику на краткосрочной перспективе. Их постоянно побуждают заниматься текущими проблемами. Но денежно-кредитная политика влияет на экономический рост и динамику цен лишь по прошествии значительного времени. Поэтому центральные банки должны хорошо видеть долгосрочную перспективу и своевременно реагировать на угрозу роста цен.
ШНБ, будучи в значительной степени независимым, видит свою задачу в поддержании стабильности цен и весьма успешно с ней справляется, используя для этого весь арсенал приёмов и методов. В частности, адекватная оценка экономической ситуации достигается банком посредством тесных контактов с представителями научных, деловых и политических кругов, а также государственных ведомств. Дополнительным инструментом являются собственные аналитические исследования банка.
Независимость ШНБ проявляется и в самостоятельном (Банковским советом) утверждении собственной сметы расходов и объёмов капитальных вложений. Но годовой отчёт банка направляется Федеральному совету на утверждение до его публикации и представления общему собранию акционеров.
Аудит годового отчёта и баланса банка, а также всех аспектов деятельности ШНБ в любое время осуществляется независимым комитетом аудиторов. Комитет состоит из трёх постоянных и нескольких непостоянных членов, ежегодно избираемых общим собранием акционеров. После проверки годовой отчётности комитет представляет свои заключения в письменном виде общему собранию, а также информирует о результатах анализа Федеральное собрание.
Швейцария традиционно воспринимается как страна производства лучших в мире часов и самое надёжное в мире место хранения денег. На каждые 1, 5 тыс. жителей приходится одно банковское учреждение или филиал. Банковская система страны может быть условно разделена на три основные части: 1. Общефедеральные банки. Это крупнейшие банки страны:
“Швайцерише Банкгезельшафт” (Schweizerische Bankgesellschaft, Union Bank of Switzerland), “Швайцерише Банкферайн” (Schweizerische Bankverein, Swiss Bank Corporation), “Швайцерише Кредитанштальт”(Schweizerische Kreditanstalt, Swiss Credit Bank). Эти универсальные банки, лидеры швейцарского банковского сектора, пользуются влиянием, не сопоставимым с размерами страны.
2. Кантональные, региональные банки, сберкассы. В основном работают с местными вкладчиками в своих регионах, специализируются на традиционных банковских операциях — расчётных операциях и кредитовании. 29 кантональных банков (Kantonalbanken) имеют такое название по их принадлежности определённому кантону. Все они являются государственными: государство отвечает по их обязательствам, а управление осуществляется с участием местных органов управления. Первоначально они занимались только приёмом вкладов и ипотечным кредитованием, но в настоящее время имеют, по существу, универсальный характер. То же относится к сберкассам и региональным банкам (Sparkassen und Regionalbanken), весьма многочисленной и гетерогенной группе. Часть этих институтов принадлежит государству, а часть организована в форме товариществ. Но вне зависимости от формы собственности целевой их рынок носит локальный характер. Самой многочисленной (более 1000) является группа ссудных касс (Darlehenskassen), организованных по немецкой системе Райффайзена и поэтому называемых также райффайзеновскими. Кредиты эти кассы выдают только своим членам. 3. Частные банки, занимающиеся, прежде всего, управлением инвестиционными портфелями. Число частных банкиров незначительное, но они, не стремясь обслуживать широкую клиентуру, специализируются на управлении имуществом состоятельных частных клиентов и организаций, оказывают индивидуальные услуги. С середины 80-х годов в Швейцарии идёт процесс слияния банков, который затем получил ускорение в связи с модернизацией банковских операций и накоплением в региональных и кантональных банках крупных сумм просроченных ипотечных кредитов. В начале 90-х годов последовал подъём, не достигший, однако, прогнозированного уровня из-за подорожания шв. франка по отношению к доллару более чем на 10%.
С 1983-го по 1993 год в Швейцарии появилось 209 новых банков и одновременно закрылось 270 банковских учреждений, включая поглощённые банки. За 1992—1994 годы исчезло 50 региональных банков — все они, за исключением одного, оказались поглощёнными другими банками или слились с ними. Уменьшение количества банков объясняется прежде всего спадом в экономике и высокими процентными ставками в 1990—1992 годах. Являясь активными участниками рынка ипотечного кредита, региональные
банки не смогли компенсировать понесённые в этой области убытки из других источников. Но с 1991 года, после ликвидации мелкого регионального банка Spar-und Leinkasse Thun, тройка местных ведущих банков обязалась поглощать любой региональный банк, который столкнётся с трудностями. Это привело к тому, что банк Креди Свисс приобрёл уже 7 банков, Свисс Бэнк Корпорэйшн— 13 и Юнион Бэнк оф Свитцерлэнд —9 банков. По величине своих активов (от нескольких миллионов до нескольких миллиардов шв. франков) приобретённые банки не считаются крупными. Исключение составляют только Свисс Фолькс банк и Нейе Ааргенауэр Банк, купленные Креди Свисс. Слияния позволили большой тройке сократить административные и накладные расходы.
Крупным событием явилось также приобретение Свисс Бэнк Корпорэйшн контрольного пакета акций кантонального банка Солотурнер. В 1994 году правительство кантона, где находится этот банк, постановило приватизировать его, и в декабре того же года в результате референдума жители кантона согласились с этим решением. Приватизировать кантональные банки без изменения их статуса собираются и в других кантонах, и начало этому положено, но высказываются различные мнения на этот счёт. Одни считают, что к 2005 году Швейцария почти полностью останется без кантональных банков и сельских кредитных кооперативов и на их основе будут созданы 4—5 крупных региональных банков. Другие полагают, что в Швейцарии всегда будет много больших надёжных региональных банков, сельских кредитных кооперативов и кантональных банков, но, возможно, в иной правовой форме.
На внутреннем рынке доходность швейцарских банков является одной из самых низких в Европе. В связи с этим благополучие крупнейших швейцарских банков держится на международных операциях. По итогам 1996 года, три крупнейших банка страны впервые в своей истории понесли убытки, составившие в общей сложности 5 млрд шв. франков. Основной причиной возникновения стали дополнительные отчисления в резервы на покрытие внутренних кредитов.
Одним из важнейших видов деятельности швейцарских банков, приносящим порядка двух третей чистой прибыли, остаётся управление имуществом. Из активов на 2300 млрд шв. франков, находившихся в управлении в 1994 году, половина принадлежала иностранным клиентам. В 1997 году эта сумма возросла до 2500 млрд фр. , и наблюдается тенденция дальнейшего роста на 10% в год. Приведённые данные являются оценочными, поскольку не
все банки сообщают о находящихся в их распоряжении средствах. Официально, по данным ШНБ, объём вкладов в швейцарских банках составил на 1 апреля 1997 года 835, 2 млрд фр. В доверительном управлении банки имеют 326, 2 млрд фр. , 81% которых поступил из-за границы. Ориентация швейцарской банковской системы на международные операции ярко иллюстрируется следующим примером: поскольку центр деловой активности перемещается из Цюриха и Базеля в Нью-Йорк и Лондон, то штаб-квартиры международного бизнеса банков Union Bank of Switzerland и Swiss Bank Corporation расположены в Лондоне. В банках идёт интенсивная замена руководящих кадров для придания большей международной направленности деятельности банка, сокращается местная филиальная сеть. Среди преимуществ швейцарских банков, прежде всего, видится: устойчивость национальной валюты, стабильность и национальный нейтралитет страны, а также их отличное финансовое состояние, богатый опыт и умение хранить банковскую тайну. Всё это позволяет им продолжать своё внедрение в Европе, более решительно действовать в Юго-Восточной Азии, строить определённые планы в отношении Америки. Несмотря на единую стратегию, каждый из трёх крупнейших банков страны применяет свою собственную тактику. Швейцари-ше Банкгезельшафт представлен на основных финансовых рынках Западной Европы, Северной Америки, Юго-Восточной Азии, в Японии, Китае, Южной Корее, Австралии, а также в Бразилии, Чили и других странах Южной Америки. Но пока отсутствует в Восточной Европе. Швейцарише Кредитанштальт гораздо более активен в бывших соцстранах. Он создал дочерние компании в Москве и Ташкенте. А его американская дочерняя компания КС Ферст Бостон открыла представительства в Праге, Будапеште и Вене. С покупкой солидного английского банка“Варбург” Швейцарише Банкферайн также утвердился в качестве банка мирового класса. В 1993 году он уже купил в США 0'Коннор, а в 1995 году—Бринсон Партнерз, укрепив свои позиции в управлении рисками и институциональным имуществом. В результате 9 тыс. из 27 тыс. его служащих трудятся за границей. Он также проводил стратегическое наступление на новые рынки Азиатско-тихоокеанского региона и Латинской Америки. В Восточной Европе преимущество отдаётся Польше, где банку принадлежит 60% участия в Бизнес Менеджмент энд Файнэнс Интернэшнл Лтд.
Как и их крупные собратья, мелкие швейцарские банки рассматривают Англию в качестве трамплина для прыжка в Америку. В континентальной Европе они, естественно, обосновались в Люксембурге и изучают возможности внедрения в Германию и Францию. Следствием стремления швейцарских банков к повышению доходности внутренних операций может стать широкомасштабное сокращение штатов местных банков. По мнению Швейцарской ассоциации банкиров, в ближайшие годы банки страны могут потерять 20—25% рабочих мест.
Швейцарский национальный банк не подчиняется федеральному правительству, и поэтому законодательством страны не предусмотрено одобрение правительством действий ШНБ по ограничению притока иностранного капитала или выпуску облигаций на швейцарский рынок капитала. Однако сам ШНБ придерживается мнения в пользу свободного движения международного капитала и за последние 10 лет ни разу не применял подобных ограничений.
К началу 1998 года на швейцарском банковском рынке присутствовало 160 иностранных банков, из них 17 — германских (по сравнению с 13 в 1996 году). Расширение присутствия в Швейцарии германских банков объясняется тем, что, основывая в ней дочерние компании, германские банки получают прямой выход на международные рынки капитала и возможность географического распределения активов, ограничения рисков и увеличения прибыли. Основной из причин, стимулирующих развитие германских банков в Швейцарии, являлось негативное отношение населения Германии к исчезновению марки. Проводимые опросы показывали, что в качестве “спасительной гавани”немцы обращались к доллару, швейцарскому франку и фунту стерлингов. Кроме того, в связи с образованием ЕЭВС Люксембург и Австрия теряют свою привлекательность для инвесторов, и деньги из этих финансовых центров в массовом порядке переводятся в Швейцарию. Привлекательность Швейцарии также подкрепляется её удачным территориальным расположением и наличием большого числа профессиональных специалистов по финансовому консультированию. Оказываемые иностранными банками услуги аналогичны классическому спектру услуг частных швейцарских банковских домов и включают индивидуальное консультирование, целевое управление активами с учётом пожеланий клиента, торговлю ценными
бумагами на международных биржах, фидуциарные и трастовые операции, операции с валютой и драгметаллами, предоставление ломбардных кредитов, ведение счетов в любой конвертируемой иностранной валюте.
Отличительной чертой швейцарской банковской системы является строгий контроль над деятельностью банков и инвестиционных компаний. Контроль над банками имеет 3-ступенчатую структуру и осуществляется Федеральной банковской комиссией. Национальным банком и Швейцарской банковской ассоциацией. Деятельность банков, её регулирование и контроль проходят в соответствии с федеральным законом о банках и сберегательных банках от 8 ноября 1934 года. Главное назначение закона— защита интересов клиента. В целях упорядочения финансового законодательства страны и приведения его в соответствие с положениями в других западноевропейских странах в феврале 1995 года вступили в силу поправки к банковскому законодательству. В соответствии с ними кантональные банки, ранее не имевшие над собой надзорного органа на федеральном уровне, отныне могут подвергаться надзору со стороны Федеральной банковской комиссии. Также предусмотрено укрепление сотрудничества между местными и зарубежными органами надзора. В Швейцарии после второй мировой войны не зарегистрировано ни одного случая банкротства банков. И в этом большую роль играет продуманная система банковского лицензирования. Банковская лицензия выдаётся Федеральной банковской комиссией только в том случае, если банк отвечает всем требованиям указанного закона. Исключения не допускаются. В случае, если обнаруживаются нарушения закона, выданная лицензия может быть немедленно отозвана. В настоящее время величина минимального оплаченного уставного капитала банка должна составлять 2 млн швейцарских франков, однако на практике для получения лицензии требуется сумма в 20 млн.
Швейцария традиционно считалась страной, в которой уважается и соблюдается банковская тайна. Закон о банковской тайне, принятый в 30-х годах, первоначально преследовал цель сокрыть деньги, принадлежавшие противникам фашистских режимов. В дальнейшем строгое соблюдение банковской тайны, а также весьма либеральное законодательство страны, согласно которому уклонение от уплаты налогов не является уголовным преступлением и не отслеживается банками, привлекло в швейцарские банки 40%
имеющихся в мире депозитов. Такое внеконкурентное положение швейцарских банков на фоне ужесточения в других странах борьбы с отмыванием денег вызвало недовольство США и других лидеров международного банковского рынка. В результате Швейцария оказалась под прессом обвинений в укрывании средств нацистов, разного рода диктаторов и прочих преступных элементов. В 1996 году крупнейшие швейцарские банки (Креди Свисс и Свисс Бэнк Корпорэйшн) были вынуждены оспаривать судебный иск, выдвинутый против них тысячами филиппинцев, требующих компенсации за преследования во время режима бывшего президента Филиппин Маркоса. Устав от подобных скандалов, швейцарские банки были вынуждены произвести изменения в подходе к клиентам, они захлопнули двери перед нежелательными лицами. Ввиду большого наплыва капитала из стран Восточной Европы крупные швейцарские банки создали фильтрующую систему для контроля происхождения денег. Так, клиенты из республик бывшего СССР, желающие открыть счёт в банке Швейцарише Кредитанштальт, обязаны сделать это в Женеве или в Цюрихе, где для них созданы специализированные ячейки. Аналогичные методы применяются банками Швейцарише Банкферайн (пункты открытия счетов—Женева, Цюрих, Базель, -Пугано, Берн) и Швейцарише Банкгезельшафт (Женева, Цюрих, Цуг).
Банки хранят молчание о требованиях, предъявляемых этим клиентам. Однако известно, что к ним применяются большая строгость и осторожность. По словам одного из сотрудников банка UBS, клиент должен лично явиться для открытия счёта. Чтобы ограничить риск, все операции на местах ведутся только с доверенным лицом клиента. Все передвижения капиталов на этих счетах систематически контролируются. При малейшем сомнении банк отказывается проводить ту или иную операцию. Окончательно бастион банковской тайны рухнул с принятием парламентом страны в октябре 1997 года закона о борьбе с отмыванием денег в финансовом секторе. Закон вступил в силу с 1 апреля 1998 года и дополнил ряд статей Уголовного кодекса, устанавливая всеобъемлющий механизм регулирования деятельности финансовых посредников. К последним относятся банки, управляющие фондами, страховые компании и дилеры по ценным бумагам, а также любые лица, которые в силу своей профессиональной деятельности принимают во владение или на хранение активы других лиц или оказывают помощь при их инвестировании или переводе. Закон не распространяется на Швейцарский
национальный банк, а также на освобождённые от налогообложения пенсионные фонды и лиц, оказывающих им услуги. Теперь в начале сделки финансовый посредник с помощью соответствующих документов должен идентифицировать личность контрагента и владельца-пользователя, повторив процедуру в случае возникновения каких-либо сомнений. Он должен выяснить экономические предпосылки совершения сделки, если она представляется необычной или есть основания подозревать в приобретении активов преступным путём или их контроле криминальной организацией. Финансовые посредники должны хранить информацию о сделках в течение 10 лет после их заключения. Новый закон обязывает (прежний только предоставлял право) финансового посредника информировать специально созданное подразделение о подозрительных или контролируемых преступной организацией активах. Исключение распространяется на адвокатов и нотариусов, обязанных соблюдать профессиональную тайну. При возникновении сомнений посредник должен немедленно заблокировать активы до получения указаний от компетентных органов на срок не более пяти рабочих дней со дня уведомления. Он не должен сообщать об этом ни заинтересованным, ни третьим лицам. Посредник не несет ответственности за нарушение служебной, профессиональной или коммерческой тайны или контракта, если при определённых обстоятельствах проявит должную внимательность. Неуведомление карается штрафом до 200000 шв. фр.
Правительство Швейцарии выступало против принятия этого закона, так как, по его мнению, обязанность сообщать о подозрительных операциях относится к международным стандартам в области борьбы с отмыванием денег и отказ от этой нормы мог бы повредить авторитету Швейцарии как мирового финансового центра. Кроме того, Швейцарский национальный банк опасался, что обязательное сообщение обо всех подозрительных операциях приведёт к тому, что полиция будет погребена под потоком поступающей от банков информации. Следствием этого стало бы снижение эффективности банковских операций. * * *
Итак, банковский сектор Швейцарии является, пожалуй, самым устойчивым элементом мировой банковской системы. Интересы клиентов и инвесторов в Швейцарии защищены наилучшим
образом. Отсутствие случаев банкротств за последние 50 лет, отлаженная система банковского надзора, по-прежнему высокие нормы банковской тайны, низкий страновой риск, использование банками передовых расчетных и прочих технологий и форм обслуживания делает швейцарские банки очень привлекательными для иностранных компаний и частных лиц. Тем самым, накопленный авторитет способствует поддержанию финансовой устойчивости и дальнейшему росту авторитета швейцарских банков как символа надежности. Швейцарский национальный банк придерживается позиций свободного движения международного капитала. Поэтому многие иностранные банки и финансовые институты, открывая в Швейцарии филиалы, используют страну как источник прямого выхода на международные рынки капитала. Обилие местных и иностранных банков в стране накладывает определенный отпечаток на структуру их доходов, которые преимущественно формируются от иностранных операций, управления имуществом, консалтинга и прочих операций, требующих высокой квалификации персонала. Операции на внутреннем рынке в силу высокой конкуренции и излишней численности служащих, как правило, убыточны. Структура швейцарских банков учитывает федеральное (кантональное) устройство государства, поэтому помимо общенациональных “гигантов”международного масштаба имеются местные банки, замыкающие свою деятельность на своем кантоне и лишь недавно вставшие под федеральный надзор. Как и в других немецкоязычных странах, в Швейцарии имеется многочисленная группа райффайзеновских ссудных касс, играющих значительную роль на местном банковском рынке.
В условиях всеобщей морализации норм экономического права и общественного мнения США и другие страны, развернувшие борьбу с отмыванием денег, вынудили Швейцарию, вопреки мнению правительства и местных банков, ужесточить нормы контроля за источниками происхождения денег. Контроль вменен финансовым организациям, выступающим посредниками в совершаемых их клиентами операциях. Вместе с тем исключение сделано для адвокатов и нотариусов, что позволяет создать схемы, обходящие новые нормы раскрытия информации. Неудивительно, что в такой стабильной финансовой системе венцом банковского сектора является независимый Швейцарский национальный банк. По форме собственности—это частный банк, но фактически управление осуществляется органами, в которых реально представлены интересы кантонов, различных экономических кругов, федеральных парламента и правительства.
Весьма интересным и отличным от принятых в других центральных банках представляется механизм оперативного управления Швейцарским национальным банком. Он носит характер коллегиального, и все три члена Совета директоров имеют равные права и ответственность.
Независимость банка не препятствует четкой координации работы центрального банка с правительством страны и гарантирует последовательное выполнение общей долгосрочной задачи —ценовой стабильности. Сравнительно низок и процент прибыли ШНБ, отчисляемой в бюджет. Вместе с тем противовесом широкой независимости ШНБ является положение, согласно которому любой служащий или руководитель банка может быть освобожден от занимаемой должности Федеральным советом. Филиальная сеть ШНБ, по сравнению с ЦБ других европейских стран, сравнительно неразветвленная. При этом часть функций, связанных с организацией денежного обращения и обработкой денежной наличности, передана частным компаниям (что является необычным) и почтовой службе.
Таким образом, швейцарская банковская система является одной из наиболее благополучных. В ней удачно использованы многочисленные положительные факторы становления и развития: географическое положение, стабильность политической ситуации, незыблемость традиций и многие другие. франция
Главный банк страны — Банк Франции — был учрежден еще 18 января 1800 года первым консулом Наполеоном Бонапартом с целью возрождения ослабшей в результате революционного катаклизма экономической активности. Банк был организован как частное акционерное общество с уставным капиталом 30 млн франков, на часть которого подписался и сам Наполеон. Первоначально, согласно уставу от 13 февраля 1800 года, банк функционировал только в Париже, на конкурентной основе с другими существующими учреждениями.
Из числа держателей 200 крупнейших пакетов акций банка составлялась Генеральная Ассамблея. Члены Генеральной Ассамблеи назначали 15 регентов —Генеральный совет банка, которому поручалось осуществлять управление им, и трех ревизоров, контролирующих финансовую деятельность. Генеральный совет избирал Центральный комитет из трех человек. 14 февраля 1803 года это новое учреждение было наделено первой официальной“хартией”, предоставлявшей ему эксклюзивное право эмиссии в Париже на 15 лет. В 1806 году вместо Центрального комитета были введены должности управляющего и двух его заместителей, назначаемых императором. Уставные документы Банка Франции регулировали его деятельность вплоть до 1936 года.
Право эмиссии, предоставленное Банку в 1803 году и подтвержденное в 1806 году, возобновлялось до 1945 года четырежды. Постепенно охватив города, где размещались “учетные отделения”, оно — в результате поглощения эмиссионных банков департаментов страны — распространилось в 1848 году на всю территорию Франции. До 1848 года банкноты Банка Франции имели “свободный курс”, т. е. могли быть не приняты в качестве платежного средства. Кроме того, объемы эмиссии не подвергались никаким ограничениям, но Банк должен был обеспечить по первому требованию обмен выпущенных им банкнот на металлические деньги. Кризис, , наступивший вследствие волнений 1848 года, повлек за собой
введение “принудительного курса”, который освобождал эмиссионный центр от обязанности оплачивать предъявляемые ему банкноты. Он предполагал также замену “свободного курса” “курсом законным”, при котором частные лица и государственные кассы обязывались принимать банкноты в качестве средства платежа. Для сбалансирования введения“принудительного курса” эмиссия была ограничена. “Принудительный” и “законный” курсы были отменены законом от 6 августа 1850 года, но потом вновь введены на время войны 1870 года. Затем их пути разошлись. Действие“принудительного курса”прекращалось или вновь восстанавливалось по мере эволюции финансовой ситуации в стране. “Законный курс”(обязанность принимать банкноты в качестве средства платежа), напротив, никогда после 1870 года не оспаривался.
Проникновение Банка в провинцию, довольно ограниченное до 1848 года (к этому времени существовало только 15 отделений), расширилось со второй половины XIX века, число отделений достигло 160 в 1900 году и 259 в 1928 году. Параллельно с географическим распространением деятельность Банка была отмечена значительным увеличением объема операций: • постоянно расширялось содействие экономике благодаря согласованному проведению политики умеренных учетных ставок и смягчению условий учета ценных бумаг; • в 1834 году получили распространение банковские авансы под ценные бумаги. Их действие сначала распространялось лишь на государственные ценные бумаги, но постепенно охватило и другие их категории;
• благодаря увеличению видов операций по обслуживанию владельцев счетов и вкладчиков в ценные бумаги расширялись связи с клиентами; • Банк Франции принял участие в поддержании курса национальной валюты путем покупки и продажи золота по фиксированной цене. Операции продолжались в течение всего времени действия режима конвертируемости. Восстановление в 1914 году “принудительного курса” приостановило эту деятельность до 1926 года, когда эмиссионный центр вновь получил право проводить операции на обменном рынке с целью стабилизации франка; • наконец, в обмен на эмиссионную привилегию Банку было поручено бесплатно оказывать кассовые услуги бухгалтерии Казначейства и предоставлять государству кредиты, когда того требовала финансовая ситуация в госсекторе.
В период новейшей истории деятельность центрального банка страны находилась в зависимости от других государственных властей: закон 1936 года допускал их прямое вмешательство в управление банком (с этого года Банк Франции стал подконтролен правительству и руководители основных подразделений Банка назначались правительством). Так, 15 регентов были заменены 20 советниками, из которых лишь 2 избирались Генеральной Ассамблеей. Для управляющего и его двух заместителей была отменена обязанность быть держателями определенного количества акций.
Согласно закону от 2 декабря 1945 года капитал Банка Франции был передан 1 января 1946 года государству, вследствие чего Банк Франции до сих пор сохраняет статус государственного учреждения. Реформы 1936-го и 1945 года вывели из сферы частных интересов всякое участие в управлении эмиссионным центром и упрочили государственный контроль, однако не урезали независимость управляющего по отношению к органам государственной власти и не сократили признанную за банком управленческую автономию.
В 1973 году в уставные документы были внесены очередные поправки. Состав Генерального совета претерпел серьезные изменения: советники стали назначаться не как представители определенных экономических и финансовых кругов, а исходя из их личной компетентности. Существенно возросли полномочия Генерального совета. Число ревизоров, представляющих государство, было сокращено с 2 человек до 1, но полномочия оставшегося ревизора существенно возросли. За Министерством экономики и финансов было оставлено право одобрять распределение прибыли и размер дивидендов. Лишь в 1993 году с принятием Закона об Уставе Банка Франции он стал в определенной мере независимым. Независимость Банка Франции обеспечивается тем, что на него возложена ответственность за определение и проведение денежно-кредитной политики для обеспечения стабильности цен в рамках общей экономической политики правительства, а также коллегиальностью его руководства. Закон провозглашает принцип гласности и определяет условия, на которых Банк Франции должен отчитываться за свою деятельность перед органами государственной власти. Предусмотрено, что управляющий Банком Франции должен не реже раза в год направлять Президенту Республики и Парламенту отчет об операциях Банка, денежно-кредитной политике и ее перспективах. Кроме
того, информация о счетах Банка Франции доводится до сведения Комиссий по финансам Национального собрания и Сената. Управляющий Банком Франции может заслушиваться Комиссиями по финансам обеих палат по их запросу и сам может попросить эти комиссии заслушать его.
Основным инструментом денежно-кредитной политики является регулирование процентных ставок, чья динамика непосредственно влияет на динамику валютного курса франка и на количество денег в обращении. Кроме того, уровень процентных ставок, разница между краткосрочной и долгосрочной процентными ставками оказывают прямое воздействие на спрос субъектов экономики на кредиты и регулирует направление финансовых потоков между денежными вложениями и неденежными финансовыми активами. Механизм регулирования процентных ставок основан на осуществлении кредитных интервенций на межбанковском рынке через кредитные аукционы или под залог векселей на срок 5—10 дней. Бывшим, более “грубым” инструментом денежно-кредитной политики являются обязательные резервные требования. Режим обменного курса и паритет франка устанавливаются Правительством, а Банк Франции от имени государства и в рамках общих направлений валютной политики, формируемых министром экономики и финансов, регулирует соотношение франка и иностранных валют. Все упомянутые функции Банка Франции имеют в большей или меньшей степени непосредственно экономическую направленность. Когда банк осуществляет выпуск банкнот для облегчения обращения ценностей малыми количествами; когда он держит под контролем валютные курсы и проводит интервенции с целью поддержания в требуемых пределах той или иной валюты;
или же, в ещё большей степени, когда он вмешивается в работу денежного рынка с целью изменения в ту или иную сторону про- ;
центных ставок, банк одновременно осуществляет и экономическую функцию. Но в некоторые периоды центральный банк выполнял экономическую функцию ещё более явно. Так, восстановление хозяйства во Франции во многом было основано на сочетании среднесрочных кредитов с несколькими следовавшими один за другим перепоручительствами или переучётами. Притом на вершине этой конструкции было задействовано рефинансирование со стороны центрального банка. Основными руководящими органами Банка Франции являются:
1. Совет по денежно-кредитной политике. В его задачу входит: разработка денежно-кредитной политики, контроль над динамикой агрегатов денежной массы, определение круга операций, осуществляемых центральным банком, и обязательств, которые денежно-кредитная политика налагает на кредитные учреждения. В рамках этих задач Совет устанавливает порядок проведения Банком Франции ссудных, учетных, залоговых, валютных операций, сделок с обратным выкупом и предоставления гарантий по данным видам операций; устанавливает параметры политики обязательных резервов (базу исчисления, нормы отчислений). Совет возглавляется управляющим Банка Франции, помимо которого в него также входят: два его заместителя и шесть членов из числа специалистов в области экономики и финансов. Члены Совета назначаются Советом министров по представлению глав палат парламента Франции и руководителя экономического и социального совета. Причем срок полномочий шести рядовых его членов определяется жребием: для двух человек он составляет 3 года, еще для двух— 6 лет, для остальных —9 лет. Члены Совета, назначенные на 6 и 9 лет, могут быть выбраны для исполнения этих функций повторно. Работа в Совете ведется на постоянной основе и исключает любую другую государственную или частную профессиональную деятельность (за исключением традиционно разрешенной преподавательской деятельности, работы в международных организациях и т. п. ). Совет собирается не реже 1 раза в месяц, но фактически —раз в две недели. Решения принимаются Советом в присутствии не менее двух третей его членов. В случае равного распределения голосов “за” и “против” голос председателя Совета является решающим. В случае отсутствия кворума Совет собирается повторно, и решения принимаются простым большинством голосов. В работе Совета по денежно-кредитной политике с совещательным правом голоса могут принимать участие премьер-министр республики и министр экономики и финансов.
2. Генеральный совет. В его функции входит, прежде всего, принятие решений по вопросам оперативной деятельности Банка Франции, не связанных с осуществлением денежно-кредитной политики. Генеральный совет принимает решения по кадровым вопросам, о расходовании собственных средств банка, составлении и утверждении балансового отчета, проекта использования прибыли, определении размера дивидендов государства, перечисляемых в бюджет, и т. п. В Генеральный совет входят все члены
Совета по денежно-кредитной политике, представитель Государственного казначейства, назначаемый Советом министров Франции, и представитель служащих Банка Франции, избираемый на 6 лет. Решения Совета принимаются в присутствии не менее 7 его членов простым большинством голосов. Голос председателя имеет решающее значение при разделении голосов поровну.
На решения Генерального Совета весьма большое влияние оказывает финансовый инспектор, представляющий правительство в Банке Франции. Он, участвуя в заседаниях Генерального совета, может оспаривать его решения или настаивать на их повторном обсуждении. Кроме того, на заседаниях Совета присутствует аудитор, осуществляющий проверку финансовых отчетов Банка Франции. Повседневное руководство деятельностью банка осуществляется управляющим банка, его первым и вторым заместителями. Они назначаются декретом Совета министров Франции сроком на 6 лет без права отзыва и не могут занимать эти должности более двух сроков. Такой порядок назначения— своего рода гарантия независимости центрального банка. Управляющий, возраст которого не должен превышать 65 лет, приносит присягу Президенту республики. Председатель осуществляет руководство Банком Франции, определяет общее направление деятельности всех его подразделений, имеет право назначать служащих на все должности, за исключением должности директора филиала. На эту должность служащие назначаются министром экономики и финансов по предложению председателя Банка Франции. Кроме того, председатель может самостоятельно устанавливать порядок интервенционных операций и величину процентных ставок. В случае отсутствия председателя его заменяет один из двух заместителей, функции которых четко разграничены между собой: один отвечает за вопросы денежной политики, другой— за административные.
Работа Банка Франции ведется через его структурные подразделения, осуществляющие следующие виды деятельности (по данным 1995 года): • изготовление банкнот — 2025 сотрудников;
• управление денежным обращением, сортировка банкнот — 2013; • управление безналичными платежами — чеки, переводы и др. операции — 1965; • управление иностранными операциями — 370;
• разработка денежно-кредитной политики, составление и распространение статистических данных, монетарные и финансово-экономические исследования — 573; • реализация денежно-кредитной политики — 69;
• участие в управлении государственным долгом, операции с ценными бумагами — 226; • банковский и валютный контроль — 56;
• пруденциальная регламентация и надзор за банковской системой - 238; • сбор, анализ и передача информации о предприятиях — картотека Фибан, центр диагностики Жеод — 1615; • управление банковской сетью — 1867; • бухгалтерский учет — 589; • управление персоналом — 817; • управление административно-финансовыми службами — 1696; • управление информатикой — 656; • контроль на местах — 154;
• связи с общественностью, прессой, партнерами и подготовка персонала — 251 сотрудник. Деятельность 26 управлений и отделов Банка, большинство из которых объединено в главные управления, координируется Генеральным секретариатом, являющимся своего рода штабом текущей деятельности Банка Франции. Банк Франции имеет 211 филиалов, расположенных по всей стране. Раньше он имел более разветвленную филиальную сеть. В 1928 году их было 260, и это количество сохранялось почти 40 лет. Начиная с 1967 года в связи с происходящими изменениями в экономической деятельности и в роли эмиссионного центра филиальная сеть банка неоднократно подвергалась реорганизации. Последнее крупное сокращение сети относится к 1989—1992 годам, когда было закрыто 22 филиала. Каждый филиал возглавляет директор, назначаемый министром экономики и финансов по предложению управляющего Банком Франции. При каждом филиале имеется консультативный орган — совет, в котором количество советников (из числа известных предпринимателей) составляет от 6 до 17 человек в зависимости от размера филиала. Назначение советников сроком на 3 года производит Генеральный совет по рекомендации управляющего Банком Франции. Советники обязаны предоставлять директору филиала информацию о состоянии и перспективах экономической деятельности в данном регионе (районе) и давать соответствующие рекомендации. В функции филиалов входит: • выпуск банкнот в обращение;
• обслуживание клиентуры, например по операциям с ценными бумагами; • организация клиринговых расчетов через расчетные палаты; • сбор информации о деятельности кредитных учреждений; • оценка банковских рисков;
• консультирование предприятий по вопросам финансового анализа и экспертизы; • сбор и анализ экономической информации на региональном уровне, в частности с помощью конъюнктурных обследований в различных отраслях экономики. Сложившаяся организационная структура Банка Франции в целом достаточно хорошо обеспечивает выполнение возложенных на него задач.
Для определения целей денежно-кредитной политики и ее проведения в течение года путем интервенций на денежном рынке и через обязательные резервы Банк Франции использует помимо имеющихся в стране и за рубежом данных информацию, которая поступает от его собственной системы статистических, экономических, финансовых и денежно-кредитных исследований. Солидная информационно-исследовательская структура Банка Франции через сеть своих филиалов и учреждений более чем в двухстах провинциальных центрах собирает статистические данные, проводит внутренний монетарный мониторинг, собственные аналитические исследования по вопросам экономического и финансового разв. чтия других стран.
Банк Франции ведет счета коммерческих банков, с которых они снимают необходимые для обслуживания клиентуры наличные средства и на которые сдают для зачисления излишки кассовой наличности. По этим счетам также отражаются операции между клиентами банков и Казначейством, центрами почтовых переводов, а также сальдо ежедневных клиринговых операций между банками и т. п. Кроме того, Банк Франции ведет текущий счет Казначейства.
Банк Франции не может непосредственно предоставлять кредиты государству, не будучи на то уполномоченным законом. Займы и авансы являются предметом соглашений, заключенных между министром финансов и бюджета и управляющим Банком Франции. Эти соглашения должны быть одобрены парламентом. Договор, который в настоящее время лежит в основе отношений между Банком Франции и государством, был подписан 17 сентября
1973 года и одобрен законом от 21 декабря 1973 года. Изначально предел кредитования государства был определен в 20, 5 млрд франков. 10, 5 млрд франков этого кредита предоставлялись на беспроцентной основе. По остальным 10 млрд франков оплата шла по самым низким процентным ставкам, применявшимся Банком Франции в ходе последних краткосрочных операций на рынке капиталов. Однако для того чтобы свести к минимуму возможные потери Казначейства по результатам деятельности Стабилизационного обменного фонда договор предусматривает, что максимальная сумма кредита возрастает или уменьшается пропорционально понесенным фондом убыткам или полученным им излишкам соответственно. При дефиците увеличение кредита идет за счет беспроцентной его части; при излишках— его снижение осуществляется прежде всего за счет процентной части. Банк Франции с начала XIX века традиционно обслуживает, помимо коммерческих банков, и других частных клиентов (предприятия, ассоциации, страховые компании и компании по взаимному страхованию, пенсионные фонды). Этот сектор деятельности рентабелен, но весьма незначителен и не является доминирующим. Клиенты обращаются в Банк Франции в основном в поисках надежности и безопасности. Среди услуг, оказываемых Банком Франции своим клиентам: • аренда сейфов; • ведение и обслуживание наличных счетов; • ведение счетов по ценным бумагам;
• услуги по обмену валюты, переводу ее на иностранные счета и др. Выгодная позиция Банка Франции на стыке государственного и частного секторов экономики открывает ему доступ к информации в этих сферах. Большое внимание, уделяемое Банком Франции поддержанию нейтральной позиции, соблюдению коммерческой тайны, тщательной проверке собранной информации позволило создать развитые банковскую картотеку предприятий, картотеку неуплат по векселям, национальный центр приема сообщений о потерянных и украденных чековых книжках (НЦ), национальную картотеку недействительных чеков (НКНЧ), национальную картотеку невозвращенных кредитов. Картотека Фибан, содержащая сведения о 2, 3 млн предприятий и учреждений, была сформирована еще в те годы, когда Банк Франции занимался переучетом ценных бумаг. В 1981 году она была официально зарегистрирована и стала доступна всей националь
ной банковской сети, помогая ее структурам избегать участия в сомнительных проектах. Все кредитные учреждения сообщают БФ о каждой задержке платежей, на основании чего составляется информация для банков или для банковской комиссии, когда речь идет об особо серьезных нарушениях.
По данным французского центра по изучению сбережений и собственности, чеки во Франции остаются основным и наиболее надежным платежным средством в стране. Ими регулярно пользуются 96% населения. Это объясняется простотой использования, бесплатностью и многочисленностью областей их применения. В год выписывается более 4, 6 млрд чеков. Несмотря на быстрое внедрение кредитных карточек, 67% французов предпочитают чек для оплаты покупок стоимостью свыше 2000 франков. В то же время число неоплаченных чеков в связи с экономическими трудностями и мошенничеством весьма значительное (около 10 млн в год на сумму более 5 млрд фр. ). Относительная доля чеков в совокупности средств платежа составляет более 50%, а в стоимостном выражении — около 20%. Стоимость обработки одного чека в среднем составляет 3 франка. В связи с этим большое значение в хозяйственной жизни страны имеет открытый в Банке Франции и работающий круглосуточно и без выходных национальный центр приема сообщений о потерянных и украденных чековых книжках. Эта служба напрямую связана с НКНЧ, созданной 18 января 1991 года в рамках экономического сотрудничества с Национальным советом по торговле и предоставляющей платные справки более 30000 абонированных банков и другим учреждениям. Обращение в НЦ позволяет, прежде всего, повысить безопасность чеков в качестве средства платежа. Даже в нерабочие для банков дни коммерсанты незамедлительно информируются о недействительности чека. В случае же, если пострадавший клиент предупредит только свой банк, то тот в течение не более двух суток подтверждает недействительность чека. По данным Банка Франции, сумма таких чеков достигает порядка 2 млрд фр. в год. На начало 1996 года в НКНЧ значилось 4, 6 млн закрытых счетов, а также 4, 9 млн случаев утери или кражи чеков.
До сих пор Национальная картотека пополнялась за счет сведений, предоставляемых банками, жандармерией и полицией. С открытием нового центра количество обращений увеличилось с 5000 в день до более чем 10000, и число пользователей картотекой продолжает расти. Ее абонентами уже являются Национальная е\ ”
компания железных дорог, Управление общественного транспорта Парижа, большинство крупных магазинов и 20% ювелирных. К 2000 году к ней получат доступ все супермаркеты. Альтернативой описанным структурам Банка Франции являются гарантийные компании, которые взимают с торговых предприятий страховые сборы в размере примерно 2% стоимости чеков и гарантируют их 100% оплату.
Второе место в иерархии средств платежа занимает кредитная карточка. Ее используют более 20 млн французов при совершении как коммерческих, так и розничных операций. Терминалы установлены в большинстве торговых точек (более 50000), имеется широкая сеть банкоматов (около 14500). Благодаря этому Франция входит в число стран мира, лидирующих в данной области как с точки зрения технической оснащенности, так и по числу совершаемых операций.
Специалистами Банка Франции уделяется серьезное внимание развитию расчетной сети. В 1997 году закончены работы по наладке новой системы расчетов в режиме реального времени. Эта система вместе с защищенной нетто-системой и системой скоростной доставки составляют основу механизма обработки крупных сумм. Внедренные новые технологии и меняющиеся методы работы привело руководство Банка Франции к выводу о необходимости сокращения штатов служащих. Особое недовольство служащих вызвала попытка закрыть в 90 (из 211) отделениях Центробанка кассовые центры, обеспечивающие местные банки денежной наличностью. Она была сорвана профсоюзами, членами которых являются 40—50% штатных работников Банка. Профсоюзы провели в декабре 1997 года летучие забастовки, сорвав доставку наличности в Марселе и других городах страны. Кроме профсоюзов в оппозиции планам сокращения кассовой сети Банка Франции и мэры городов, в которых кассовые центры ЦБ могут быть закрыты.
На конец 1996 года персонал Банка Франции, включая региональные отделения и производственные предприятия, насчитывал 16782 человека, или на 1, 51% меньше, чем в предыдущем году. Большинство сотрудников—женщины. Составляя 74% всех работающих, они, однако, слабо представлены в руководстве—18%. Отмечается некоторое старение контингента. Лица моложе 25 лет составляли в конце 1996 года 0, 44% против 3, 2% в 1992 году. Планка возрастной категории 25—34 лет опустилась в 1996 году до
18, 6% против 27, 8% в 1992 году. Служащие от 35 до 44 лет представляли 48, 9% против 44, 8% в 1992 году. Значительно увеличилась доля сотрудников старше 45 лет. Средний стаж работы в банке — 17 лет 6 мес. против 15 лет 1 мес. в конце 1995 года. Ежегодно более 5000 человек интересуются условиями конкурса, дающего право поступить на работу в Банк Франции. К участию в конкурсе допускаются 3000 человек, из них в 1996 году было принято на работу 136 человек против 278 в 1995 году. 406 сотрудников освобождены от занимаемой должности, в том числе: 80, 1% — в связи с достижением пенсионного возраста, 6, 4% — по собственному желанию, 5, 4% — по инвалидности и 4, 4% — уволены. В 1996 году средний месячный заработок сотрудников Банка (до вычета налогов) составил 18381 франк, увеличившись на 3% по сравнению с предшествующим годом. 10 наиболее высокооплачиваемых получают 1 млн фр. в год каждый. Бухгалтер начинает с 108468 фр. в год и заканчивает карьеру с годовым окладом 162969 фр. Жалованье руководителя среднего звена поднимается с течением времени с 134840 до 244770 фр. в год. Кроме заработной платы каждому сотруднику выдаются “квартирные” в размере 9000 фр. в год. Это не относится к генеральным директорам, пользующимся служебной квартирой в Париже, и директорам территориальных отделений, обязанным жить непосредственно в учреждении. Среди преимуществ работы в Банке Франции следует отметить очень гибкий график рабочего времени (менее продолжительного, чем в других учреждениях), пятинедельный оплачиваемый отпуск с предоставлением пяти дополнительных дней, уменьшающий подверженность сотрудников характерным для нашего времени стрессам. Большинство служащих (72, 3%) пользуются гибким графиком работы. Доля лиц, занятых неполный рабочий день, увеличивается (в частности, с 24, 5% в 1995 году до 25% в 1996 году). Число отгулов в 19% году составило 2384 против 1741 в 1995 году.
Служащим Банка Франции, как и работникам национальной железнодорожной компании, городского транспорта и других отраслей, предоставлены некоторые льготы. Они платят взносы в пенсионный фонд в течение 37, 5 лет вместо 40, как в частном секторе. Как и у служащих госсектора, их пенсия рассчитывается исходя из заработной платы последних 6 месяцев, тогда как в частном секторе учитываются годы с наивысшей зарплатой за
25-летний период. Сотрудники Банка Франции имеют право выхода на пенсию в возрасте 60 лет. Наряду со своими коллегами из других банков они могут получать кредиты по ставкам на 30% ниже рыночных. Оплаченный отпуск по беременности и родам составляет 33 недели против общепринятых минимальных 16, больничные листы оплачиваются до 3 месяцев в год.
Столовая Банка Франции отпускает в среднем 3 тыс. обедов в день. В 1996 году средняя стоимость одного обеда была 96, 18 фр. , из которых лишь 17, 37 фр. оплачивалось клиентом.
Четко налажено медицинское обслуживание и, в частности, профилактика профзаболеваний. При продолжительности заболевания более трех месяцев врач может потребовать, чтобы работник был временно переведен на работу в полсмены с полной оплатой. С 1946 года проводится ежегодный осмотр всех сотрудников с регистрацией и исправлением малейших отклонений зрения. Особое внимание уделяется соблюдению режима работы с компьютерами (установка, защищенность, время пользования, оборудование рабочих мест, их соответствие существующим нормам и т. д. ).
При продвижении по службе сотрудники БФ предпочитают переездам из города в город повышение квалификации в системе профессиональной подготовки, на которое тратится 6, 8% фонда заработной платы. Каждый служащий проводит в среднем шесть дней в году в центрах подготовки персонала в Марн-ла-Валле или Пуатье.
Последним законом, регламентирующим банковскую деятельность во Франции, является закон 1984 года. Он охватывает практически всю финансовую систему, но его действие не распространяется на сам Банк Франции, Казначейство, финансовые службы почтового ведомства, эмиссионные банки заморских территорий и депозитно-сохранную кассу, а также предприятия, чья деятельность регламентируется кодексом страховых компаний, бирж и учреждений, занимающихся сбором средств наймодателей по проведению операций, предусмотренных кодексом строительства и жилищ. Предыдущие законы 1941-го и 1945 годов касались только так называемых“зарегистрированных” банков и финансовых учреждений; половина финансовой системы не подпадала под действие этих законов. Обязанности по контролю над осуществлением банковской деятельности распределены между тремя различными коллегиальными органами: Комитетом по банковской регламентации, Ко
митетом кредитных учреждений и Банковской комиссией. Совещательные и исследовательские функции предоставлены Национальному совету по кредиту. Банк Франции играет, в этих учреждениях важную роль благодаря полномочиям, предоставленным управляющему и его представителю, а также благодаря возложенным на него обязанностям ведения их секретариатов. Комитет по банковской регламентации располагает широкими полномочиями, направленными на обеспечение нормальных условий функционирования, безопасности и наблюдения за банковской системой. В его компетенцию входят, в частности: • условия осуществления банковской деятельности. Комитет устанавливает минимальную сумму капитала, которым в любой момент должны располагать кредитные учреждения, условия приобретения капитала кредитных учреждений, общие правила предоставления услуг;
• характеристики операций, осуществляемых кредитными учреждениями и их филиалами; • правила бухгалтерского учета и управления. Комитет, в частности, определяет порядок ведения кредитными учреждениями счетов; • инструменты и правила осуществления кредитной политики (не вступая в противоречие с полномочиями, предоставленными Банку Франции). Принимаемые Комитетом распоряжения публикуются в “Официальном вестнике”после одобрения их министром экономики, финансов и бюджета. Банк Франции обеспечивает их осуществление. Подготовкой работы Комитета занимается главным образом Дирекция кредитных учреждений согласно указаниям высшего должностного лица Министерства финансов, прикомандированного к Банку Франции в качестве Генерального секретаря упомянутого Комитета. Другие службы Банка Франции также содействуют ; подготовке и осуществлению принимаемых Комитетом распоряжений. Ежегодный доклад, представляемый Национальным сове- , том по кредиту, сопровождаемый сборником законов, касающихся банковской деятельности, содержит отчет с комментариями за каждый календарный год деятельности Комитета и о состоянии] действующего законодательства. В состав Комитета по банковской регламентации входят ми-нистр экономики, финансов и бюджета (председатель), управляющий Банком Франции (вице-председатель) и четыре других члена, назначаемых постановлением министра экономики, финан
сов и бюджета на срок 3 года, представитель французской ассоциации банковских учреждений и два других лица, выбранных по признаку их высокой компетентности. Министр и управляющий могут представлять друг друга, четыре других члена могут быть замещены заместителями, назначаемыми на тех же условиях, что и они сами.
Комитет кредитных учреждений уполномочен принимать решения и предоставлять разрешения или индивидуальные отсрочки, предусмотренные законами и подзаконными актами, банковским учреждениям, за исключением тех из них, которые подведомственны Банковской комиссии. К компетенции Комитета также относятся: • выдача лицензий (и их изъятие) на осуществление банковских операций и операций с ценными бумагами; • выдача разрешений вносить изменения в положения банковских учреждений, в частности касающиеся передачи пакетов акций другим владельцам.
Комитет работает под председательством управляющего или его представителя и включает, помимо директора Казначейства, четырех других членов, назначаемых постановлением министра экономики, финансов и бюджета сроком на 3 года: представителя французской ассоциации кредитных учреждений, представителя профсоюзных организаций персонала кредитных учреждений и еще двух компетентных специалистов. Каждого действительного члена Комитета может заменить замещающее его лицо. В Комитет может входить также с правом совещательного голоса один представитель профессиональной организации. Рассмотрение дел, переданных в Комитет, ведение секретариата обеспечиваются Дирекцией кредитных учреждений Банка Франции. Ежегодно Комитет кредитных учреждений представляет Национальному Совету по кредиту отчет, в котором фиксируется и комментируется деятельность Комитета и изменения, происшедшие в банковской системе Франции. Контрольные и надзорные функции за деятельностью банков во Франции осуществляет Банковская комиссия. Она заменила созданную в 1941 году Комиссию по банковскому контролю. Хотя комиссия согласно действующему законодательству независима от Банка Франции, но фактически возглавляется управляющим Банком Франции и получает от БФ необходимые средства и кадровое пополнение. Рабочим органом Банковской комиссии является его секретариат, состоящий в основном из чиновников БФ. В состав
Банковской комиссии помимо управляющего БФ входит представитель Казначейства, три высокопоставленных госслужащих и два высококвалифицированных специалиста.
Банковская комиссия изучает деятельность кредитных организаций путем анализа их финансовой документации, организации инспекционных проверок с выходом в кредитные организации. Комиссия обеспечивается достоверной информацией благодаря тому, что в обязанности Банка Франции вменен постоянный контроль на местах в кредитных учреждениях. Под надзором Банковской комиссии находятся все кредитные учреждения страны, их филиалы на территории Франции и за рубежом.
В случае установления Банковской комиссией нарушений в деятельности кредитных организаций к ним могут быть применены различные санкции, в том числе: • предупреждение;
• предписание по восстановлению или укреплению финансового положения; • ограничение видов деятельности; • отстранение (полное или на время) руководителей банка; • денежные штрафы; • введение временной администрации; • другие дисциплинарные санкции вплоть до отзыва лицензии
с возможным назначением председателя ликвидационной комиссии. Однако доминирующей задачей комиссии является выявление на раннем этапе негативных тенденций в деятельности банков.
Национальный совет по кредиту —это консультативный орган по вопросам денежно-кредитной политики. Он изучает условия функционирования банковской и финансовой системы и дает по этим вопросам свои заключения. В Совет также могут направляться для заключения законопроекты и нормативные акты. Совет подчиняется министру экономики, финансов и бюджета. Его вице-председателем является управляющий Банком Франции. В состав Совета входит 51 член, назначаемый правительством. Это— представители государства, парламентских ассамблей, экономического и социального совета, регионов, экономических организаций, профсоюзных организаций и кредитных учреждений, а также 6 признанных специалистов в области экономики и финансов. Функции секретариата Совета выполняет Дирекция исследований и статистики Банка Франции, которая, в частности, составляет го- i довой план Совета по указанию его Генерального секретаря.
Банковское законодательство Франции предусматривает создание консультативного комитета, в обязанности которого входит рассмотрение проблем, связанных с отношениями между кредитными учреждениями и их клиентами. По результатам рассмотрения Комитет дает заключения и рекомендации общего характера. Комитет возглавляет специалист, авторитетный в финансово-банковской области. В его состав входят 20 членов — представители кредитных учреждений и клиентов, назначаемые в равной пропорции. Второй уровень финансово-кредитной системы Французской Республики представлен коммерческими банками, специализированными кредитно-финансовыми учреждениями (ипотечные, внешнеторговые банки, страховые и финансовые компании, пенсионные фонды и др. ).
Среди 2, 2 тысячи кредитных учреждений Франции можно условно выделить следующие их виды: • универсальные банки — около 400; • банки взаимного кредита или кооперативные банки — около 200; • сберегательные и пенсионные кассы — более 300; • учреждения муниципального кредита — более 20.
Кроме кредитных учреждений, французское законодательство выделяет финансовые общества (более 1000) и специализированные финансовые институты (более 30). Одни из них специализируются на кредитовании и финансировании капиталовложений. Например, Креди Фонсье кредитует землевладельцев и строительные организации, Креди Насьональ за счет государственных субсидий предоставляет кредиты на срок 7—15 лет и гарантии. Другие специализируются на кредитовании мелких и средних предприятий, испытывающих трудности при получении кредитов. В их числе кредитные кооперативы, созданные в 1917 году при поддержке государства. Третья группа специализируется на обслуживании внешнеэкономической деятельности (Французский банк для внешней торговли).
На долю французских банков приходится около 4% валового национального продукта, что соответствует примерно объему производства таких отраслей национальной экономики, как транспорт, энергетика или сельское хозяйство. В банковской системе занято 425 тысяч человек. Велико присутствие французских банков и за рубежом: по количеству филиалов и отделений за границей Франция опережает многие развитые страны. Но, несмотря на
высокий уровень развития, общее состояние второго уровня банковской системы Франции можно охарактеризовать как весьма проблематичное. Процессы, происходящие во французской банковской системе, в значительной степени являются отражением общенациональной экономической политики. В ней циклически преобладают • стремления то к национализации, то к приватизации. На государственный сектор традиционно приходится значительное число коммерческих банков. С 1946 года были подвергнуты национализации Креди Лионе, Национальный банк для торговли и промышленности и Национальный Парижский банк учета ценных бумаг, в инвестиционных банках появились правительственные комиссары. В 1982 году с целью спасения ряда крупных банков (в том числе Банка Ротшильда, Вормса, Креди дю Нор) были дополнительно национализированы ещё 39 банков. В результате этого под прямым контролем государства оказалось около 90% депозитов и 84% кредитов местных банков. Вслед за национализацией последовала волна приватизации, начавшаяся в ноябре 1986 года и продолжавшаяся до марта 1988 года. Она затронула почти все банки, кроме группы CIC (Промышленный и коммерческий кредит), Марсельского кредитного товарищества. Банка Бретани и Сосьете Женераль. Приватизация проводилась без увеличения капитала, хотя он и был явно недостаточным по всем критериям, и в ней был слишком велик идеологический фактор. Для французских банков характерно многообразие видов собственников: капитал кредитного учреждения может находиться в руках акционеров, может быть разрознен между мелкими пайщиками, может принадлежать только государству. Кредитные учреждения во Франции организованы как акционерные общества, кооперативы, коммерческие учреждения или общественные предприятия. В последние годы французские банки по доходам и рентабельности значительно отстают от конкурентов из стран, близких к Франции по уровню экономического развития. По оценке, высказанной рейтинговым агентством Муди'з в отношении французских банков, их кредитные рейтинги продолжают снижаться, большинство банков относится к категории слабых. Одной из основных причин такого положения называют перекосы, допущенные в процессе либерализации финансового сектора в 80-е годы. Реформы тех лет не привели к реструктуризации рынка, поскольку
не сопровождались отменой норм, гарантирующих занятость. В результате переход от банковского ландшафта, поделенного между отдельными институтами и управляемого государством, к конкурентоспособному банковскому рынку так и не произошел. В 1984— 1995 годах во Франции возникло 330 новых банков, число отделений осталось прежним, а занятость в отрасли сократилась лишь на 3 %. Банковская сеть в стране— одна из самых плотных в мире (на 1 млн жителей — 439 банковских отделений по сравнению с 310 — 320 в США, Великобритании и Нидерландах). Всего на территории страны насчитывается более 26000 отделений банков. Ни одна из банковских групп не доминирует на рынке, который изобилует множеством мелких учреждений, ослабленных кризисом недвижимости.
В конце 80-х — начале 90-х годов со снижением маржи и, следовательно, прибыли по традиционным кредитным операциям банки обратились к более доходным операциям— с недвижимостью и производными финансовыми инструментами. На протяжении многих лет для французских банков, как и для частных лиц, недвижимость служила надежной формой инвестирования. После резкого скачка цен на недвижимость в конце 80-х годов и последовавшего неожиданного их падения банки остались не только с огромными долгами, но и не знали, как решить эту проблему. Это обусловлено тем, что крупнейшие банки Франции, хотя и являются одними из наиболее капитализированных в мире, но их капитал связан участием в промышленных компаниях. Следствием такой деятельности стали грандиозные убытки (около 250 млрд FF), последовавшие за крахом рынка недвижимости, и резкое снижение доходности капитала французских банков в 1991—1995 годах до 5% по сравнению с 18% в США и 15% в Великобритании. При этом следует учитывать, что сама прибыль была получена не за счет улучшения деятельности банков, а за счет сокращения резервов под сомнительные кредиты. В этой ситуации французские банки, в отличие от английских, слишком медленно реагировали на сложившуюся ситуацию в тщетной надежде на быстрое возрождение рынка и не приняли экстренных мер к частичному снижению безнадежных долгов. Убыточная деятельность банков объясняется не только прямым списанием ипотечных долгов на 150 млрд франков за 1990— 1995 годы вследствие кризиса рынка недвижимости, но и неплатежеспособностью средних и мелких предприятий-заемщиков, снижением объемов корпоративных кредитов, слишком поздним
переходом коммерческих банков к современным методам менеджмента и оценке кредитных рисков. Еще одна причина финансовых трудностей банков кроется в диверсификации их деятельности на международных рынках акций и облигаций в качестве финансовых консультантов и дилеров. Падение активности на этих рынках в 1994 году и в начале следующего года привело к снижению прибыльности этих операций. В связи с тем, что большая часть руководителей банков и высших должностных лиц официальных властей являются выпускниками двух известных учебных заведений: Национальной школы администрации и Политехнической школы, они, как правило, всегда находят общий язык. Поэтому французские банки в большей степени, чем в других странах, решают проблемы, которые обычно входят в компетенцию исполнительных органов власти. В частности, они обеспечивают декларирование и взимание различного рода налогов для государства. Это приводит к росту расходов по управлению и общему снижению их рентабельности.
Вследствие неравномерного распределения промышленности по территории страны региональные французские банки (за исключением банков Парижского района, Лион-Гренобле, Эльзаса и ещё нескольких) обычно испытывают сложности с полным размещением свободных ресурсов. Для преодоления перечисленных выше трудностей французские банки обостряли конкуренцию между собой. Во второй половине 90-х годов наблюдалось усиление рекламной кампании в попытках стимулировать спрос на заимствования. Частные банки также развернули кампанию против специальных финансовых учреждений, созданных под эгидой государства и пользующихся его поддержкой, а также против взаимных фондов и кооперативных обществ, которые неподотчетны акционерам и не всегда заботятся о прибыли, что негативно сказывается на функционировании финансового рынка. Весьма интересной с точки зрения организации банковской системы является наблюдающаяся во Франции тенденция концентрации финансовых потоков (на долю 10 крупнейших банков приходится 80% совокупного баланса финансово-кредитных учреждений страны) одновременно с диверсификацией счетов клиентов (почти 95% общего количества счетов приходится на долю региональных учреждений).
Призывы коммерческих банков к ускорению реформы банковского сектора вызваны стремлением к переделу рынка вкладов
населения. Наиболее популярный сберегательный инструмент, так называемый Ливре А (“сберегательная книжка”), предлагается только сберкассами и почтой. Аналогичным продуктом (Ливре Б) располагают кооперативные банки. На такую сберкнижку каждый француз может положить до 100 тыс. фр. под установленную государством процентную ставку (3, 5%). Доходы вкладчика не облагаются налогом. Субсидии государства на эти вклады (общим числом 48 млн) составляют 750 млрд фр. Представители коммерческих банков считают, что наличие у сберкасс, почты и кооперативных банков льготных сберегательных инструментов мешает справедливой конкуренции французских кредитных институтов и является главной причиной ихотставания от зарубежных банков. Почти триллион франков на депозитах Ливре А и Ливре Б находятся в институтах, не заинтересованных в получении прибыли. Для комбанков эти средства потеряны, поэтому они призывают дать право оперировать льготными сберкнижками всем французским банкам, а сберкассы преобразовать в кооперативные банки. Первая сберегательная касса во Франции была открыта в 1818 году в Париже по инициативе Бенжамена Делессера и герцога де Ларошфуко-Лианкур с целью принятия сбережений от экономных и предприимчивых простых людей. Затем по её примеру были созданы другие кассы. А в 1835 году был принят первый закон, давший им статус частного общественно полезного учреждения. Сегодня их называют“публично-правовыми учреждениями, не преследующими цели извлечения прибыли”, т. е. они могут в соответствии с их изначальным назначением привлекать средства и выдавать кредиты — в определенных пределах, но не распределяют чистой прибыли, полученной от этой деятельности. Эти средства должны ими использоваться либо для пополнения собственных средств, либо для обеспечения клиентам особых льгот. В 1837 году был принят новый закон, по которому функция хранения и управления собранными средствами была передана Депозитно-сохранной кассе. В последние два десятилетия французские сберегательные кассы расширили круг выполняемых операций и функций и постепенно превращаются в настоящие банки. В 1978 году они получили право открывать чековые счета и постепенно стали предлагать частным лицам все виды депозитных и сберегательных инструментов. В 1983 году сберкассы добились права направлять до 30% своих средств на предоставление ссуд предприятиям. К 1990 году они получили полную самостоятельность в использовании
средств при условии соблюдения правил предосторожности, зато потеряли право на налоговые льготы. В рамках проходящего про- цесса упрощения они теперь подчиняются нормам общего права, но сохраняют свою специфику, выражающуюся в отсутствии час тных акционеров.
Сберегательные кассы, трансформирующиеся в коммерческие банки, чему неизбежно сопутствует усложнение обязанностей, возложенных на персонал, долгое время испытывали проблемы от недостаточной квалификации персонала, который до конца 70-х годов ограничивался лишь работой со сберкнижками и жилищными ссудами. Вследствие этого производительность труда работников была существенно ниже, чем в коммерческих банках, притом, что уровень зарплаты несколько даже превышал средний показатель по данной профессии.
35% Сбербанка принадлежит государственной Депозитно-со-хранной кассе, остальными владеют 35 французских региональных сберегательных касс, имеющих 4274 отделения. В Компании сберегательных касс занято 38 тыс. служащих. Она является пятой банковской группой в стране по величине баланса (1004 млрд фр. ) и второй по сумме депозитов (1102 млрд фр. ). На французские сберкассы приходится 10—15% национального денежного рынка (для сравнения германские сберкассы контролируют 40%, испанские — около 40%, итальянские — более 30% своих рынков). Собственный капитал французской Компании сберкасс составляет 62, 1 млрд фр. В 1995 году ее прибыль составила 1, 6 млрд фр. До этого она последовательно снижалась: в 1994 году до 1, 32 млрд фр. против 1, 77 млрд фр. в 1993 году и 2, 07 млрд фр. в 1992 году. Однако сумма предоставляемых ею кредитов продолжала расти: 51, 4 млрд фр. в 1992 году, 59, 9 млрд фр. в 1993 году и 75, 1 млрд фр. в 1994 году. Эти кредиты весьма дешевые и позволяют финансировать строительство дешевого жилья. Поэтому преобразование Ливре А и Ливре Б в обычные, более доходные для банков депозиты, по мнению сберкасс, приведет к сокращению социально орие! чрованных кредитов. Кроме того, 10% своей прибыли Сбербанк ежегод. о распределяет в качестве “социального дивиденда” на общественные нужды.
Таким образом, счета типа Ливре А и Ливре Б за 30 лет их существования давно уже превратились из чисто экономического ;
в политико-экономический фактор, влияющий на отношения избирателей к властям. Не только их отмена, но и понижение процентной ставки по этим счетам может привести к возникновению
угрозы спокойной работе правительства. Поэтому пока реформа французского сектора сбережений, начавшаяся в 1990 году, завершилась созданием Центрального фонда сберегательных и страховых касс (ЦФССК), 60% акций которого принадлежит национальной Компании сберкасс, а 40% —Депозитной кассе. Одной из основных задач ЦФССК является оказание помощи региональным кассам в финансировании крупных проектов.
Норма сбережений во Франции весьма велика. Ее уровень в течение 90-х годов практически не менялся и составлял 13—14%. Однако структура сбережений претерпела существенные изменения, следствием которых стало постепенное “снижение статуса” и сберкасс и других банков за счет превращения банков из управляющих капиталом вкладчиков в его хранителей. Это подтверждается следующими данными: еще в 1980 году 75% всех денежных средств семейных бюджетов находились в управлении банков или сберкасс, в 1994 году эта цифра снизилась до 40%. Значительно выросла роль кредитных институтов в качестве“уполномоченных исполнителей поручений”клиентов. Доля банковских продуктов, соответствующих этой функции банков, увеличилась с 7, 3% в 1980 году до 38, 7% в 1994 году, что отражает быстрые темпы роста взаимных фондов и вкладов по страхованию жизни. Таким образом, роль кредитных институтов в качестве “уполномоченных исполнителей поручений” все более вытесняет их собственную посредническую деятельность. Кроме того, бросается в глаза смещение центра тяжести в пользу долгосрочных инвестиционных инструментов, доля которых в денежных накоплениях из семейных бюджетов выросла с 4% в 1980 году до 24% в 1994 году. Доля краткосрочных вкладов за этот же период сократилась с 53% до 36%, а среднесрочных— с 23% до 11%. При этом поведение вкладчиков зависит от множества факторов, связанных с финансово-экономическим положением страны, и от ориентации населения на сбережения или текущее потребление. Французское правительство предпринимает усилия к выравниванию условий для всех участников банковского рынка, но решение одних проблем подчас создает столько же других. Для исправления накопившихся за долгие годы искажений, связанных со специализацией учреждений и нарушением принципов конкуренции, потребуются огромные затраты времени, денег и усилий.
Дальнейшим развитием событий во французском банковском секторе должна стать волна поглощений и слияний банков. Серьезным препятствием на пути данного процесса стоят действующие законы о занятости. Они не позволяют провести необходимое для сокращения расходов крупномасштабное сокращение рабочих мест, и реструктуризация банковской системы потеряет смысл. Правительство же, осознавая необходимость реформы, при безработице свыше 12% не готово изменить трудовое законодательство. Однако, если барьеры на пути поглощений и слияний французских банков между собой или с учреждениями из континентальных европейских стран не будут сняты и стагнация будет затягиваться, то французский банковский сектор может стать легкой добычей англо-саксонских банков.
Такое развитие событий имело бы очень неблагоприятные последствия для развития французской промышленности, так как местные банки активно финансируют создание и функционирование предприятий. На их долю приходится около 60% (1200 млрд фр. ) всех кредитов, предоставленных членами Ассоциации французских банков. Причем 75% (900 млрд фр. ) этой суммы приходится на мелкие и средние предприятия, из которых 300 млрд фр. -- краткосрочные и 600 млрд фр. долгосрочные ссуды.
Кстати, во Франции иностранными считаются такие банки, абсолютное большинство капиталов которых принадлежит иностранцам, в частности иностранным банкам. К концу 1998 года здесь насчитывалось 165 иностранных банков (отделений и филиалов), из которых 61 из стран Европейского сообщества и 104 из других стран мира. Что касается банков из стран Сообщества, то они распределялись следующим образом: • Германия — 5; • Италия — 13; • Великобритания — 12; • Испания — 9; • Португалия — 6; • Бенилюкс — 7; • другие — 9.
Таким образом, во Франции наблюдается значительное, но вполне традиционное присутствие британских банков и расширение сети итальянских банков. Напротив, количество германских банков относительно небольшое. Иностранные банки во Франции в основном специализируются на обслуживании внешнеэконо
мической деятельности и на операциях на рынке ссудных капиталов. Присутствие на внутреннем розничном рынке перенасыщенного банковского сектора Франции иностранных банков фактически задерживает реструктуризацию рынка. Серьезным шагом на пути стабилизации банковской системы Франции стало ее присоединение в мае 1994 года к директиве ЕС по системам страхования депозитов. Ранее во Франции руководствовались национальным банковским законом, согласно которому при критическом финансовом положении кредитного учреждения управляющий Банком Франции имел право “призвать” его акционеров к предоставлению необходимой помощи. Необязательный характер данной статьи явился одной из причин того, что ряд французских банков оказался неплатежеспособным несмотря на то, что держателями их акций являлись первоклассные компании.
Действующая же система страхования депозитов является обязательной для всех кредитных учреждений, имеющих офис во Франции, а также для всех их отделений, зарегистрированных за пределами Европейской экономической зоны. Кроме того, в случае менее благоприятных, по сравнению с французскими, условий страхования депозитов в странах регистрации кредитного учреждения отделения последних во Франции дополнительно присоединяются к местной системе страхования. Система страхования охватывает как депозиты в форме ценных бумаг, так и депозиты наличными, связанные с операциями с ценными бумагами. В то же время она не распространяется на депозиты самих кредитных учреждений, страховых компаний, взаимных и пенсионных фондов, а также на обращающиеся долговые инструменты. Директива ЕС оговаривает предельную сумму возмещения —26 тыс. долл. , во Франции же этот предел установлен на уровне 83 тыс. долл. Возмещению подлежат все депозиты каждого вкладчика, имеющиеся в данном кредитном учреждении. Выплата обычно производится, как правило, в течение двух месяцев после соответствующего решения банковской комиссии или суда. Не совсем благоприятные текущие тенденции французского банковского сектора выдвигают все более строгие требования к контролю над рисками. Для лучшего удовлетворения интересов инвесторов, вкладчиков и других пользователей прозрачной финансовой информацией во французских банках, как и в большинстве других, используется система внутреннего контроля. Она
включает в себя всю совокупность средств, позволяющих банку убедиться в том, что его деятельность направлена на достижение целей, поставленных исполнительным органом в полном соответствии с регламентом, имеющимися людскими ресурсами и нормативами управления. Система внутреннего контроля является гарантом четкого функционирования информационных систем, некоторые из которых прямо влияют на качество финансовой информации. Кроме того, значение внутреннего контроля возрастает с глобализацией банковской деятельности, финансовыми инновациями и расширением возможностей учреждений, что существенно изменило типы рисков. В одних областях появились новые риски, в других они стали более масштабными и сложными. Все это потребовало упорядочить процедуру и методы внутреннего контроля. Поэтому 1 октября 1997 года вступило в силу Положение Комитета банковской и финансовой регламентации Франции о внутреннем контроле в кредитных учреждениях. Этот документ уточняет и дополняет действующие принципы с учетом французского и зарубежного опыта. Данный документ призван повысить международный авторитет французской банковской системы. Жесткая конкуренция на французском банковском рынке предъявляет особые требования к качеству обслуживания клиентов, так как оно позволяет сохранять и преумножать клиентуру. При этом среди слагаемых качества рассматриваются: прием посетителей, обработка документации, соблюдение сроков, уважительное отношение к клиенту, индивидуальный подход, отсутствие ошибок в работе, ясность изложения в разговоре, учет пожеланий клиентов. Во многих французских банках созданы подразделения, занимающиеся вопросами качества. Профессиональным объединением французских банков является Ассоциация французских банков, в состав которой входят Французская ассоциация банков, представляющая банки в собственном смысле этого слова по Франции, а также центральные органы банковских сетей— Национальная федерация сельскохозяйственного кредита, Профсоюзная палата народных банков, Национальная конфедерация взаимного кредита, Национальный центр сберегательных и страховых касс, Центральная касса кооперативного кредита и Центральная федерация взаимного сельскохозяйственного и сельского кредита. Каждое банковское учреждение должно быть членом одного из профессиональных объединений. * * *
2000 год для французской банковской системы не только рубеж столетий, но и год двухсотлетия Банка Франции. За прошедшие годы мало что осталось от Банка, учрежденного Наполеоном Бонапартом. Вместе с тем банковское дело достаточно консервативно и длительная история банка, как правило, располагает к доверию. И такое доверие к Банку Франции—заслуженное. Банк Франции постепенно органично расширил самостоятельность, не утратив при этом своих функций. Деятельность Банка прозрачна для органов государственной власти, в то же время это не мешает ему эффективно проводить денежно-кредитную политику в целях обеспечения стабильности цен. Эта деятельность находится в рамках общей экономической политики правительства. Налицо система противовесов, ограждающая правительство от соблазна вмешаться в оперативную работу Банка и обеспечивающая согласованность действий Банка с общеэкономическим курсом страны. Следует признать, что такая система является очень разумной, так как ни один центральный банк не в состоянии коренным образом изменить направление финансовой политики. Он в состоянии лишь выступить демпфером для ошибок людей, проводящих в стране экономическую политику. Несогласованность или, еще хуже, разнонаправленность действий центрального банка и правительства не может дать положительного результата, а приведет к переходу конструктивных споров в политическую борьбу, и, в конце концов, если политический вес руководства Центробанка окажется очень весомым, — к хаосу управленческих решений, финансовым потрясениям и всеобщим отставкам. Поэтому разумным видится система отношений центрального банка и правительства, в которой центральный банк независим в своей оперативной деятельности, но ориентируется на долгосрочную экономическую профамму правительства, если такая, конечно, имеется. Таким образом, необходимо признать приоритет правительства над центральным банком при его широкой автономии.
Во Франции согласованность действий центрального банка и правительства достигается через широкое участие первых правительственных лиц в работе руководящих органов Банка Франции. Сфера деятельности Банка Франции, пожалуй, одна из самых широких в мире. Помимо практически всех функций, совпадающих, например, с функциями Банка России, Банк Франции
выполняет операции и оказывает услуги, ныне традиционно относящиеся к деятельности коммерческих банков. Кроме того, чрезвычайно важным и интересным видится опыт Банка Франции в создании и организации информационных служб. Помимо общеэкономической пользы такие центры и картотеки позволяют Банку Франции располагать самыми обширными и точными сведениями об участниках финансового рынка, реального сектора и сферы услуг. Это позволяет Банку удерживать свои выгодные позиции на стыке государственного и частного секторов экономики.
Разветвленная финансовая сеть Банка Франции, сопоставимая по плотности с расчетной сетью Банка России, выгодно отличается от нее. Помимо функций расчетного и кассового обслуживания клиентов, французские филиалы эффективно и грамотно осуществляют сбор информации, а также оказывают консалтинговые услуги предприятиям, что создает встречный интерес с их стороны к Банку Франции. Как и в России, наблюдается тенденция к сокращению филиальной сети центрального банка и штатной численности. Работа в Банке Франции —не столько престижна, сколько надежна. Она не дает сверхдоходов, но обеспечивает достойный уровень жизни, средний для Франции, но высокий по сравнению с другими странами. Кроме денежных выплат, система оплаты труда предусматривает ряд крупных и мелких материальных и социальных льгот. В вопросах пенсионного обеспечения работники приравнены к служащим госсектора, имеющим лучшие по сравнению с работниками частного сектора условия страхования. Все это делает службу в Банке Франции привлекательной, и лишь десятые доли процента служащих решают расстаться с такой работой по собственной воле. Структура второго уровня банковской системы страны имеет традиционный вид. Вместе с тем это одна из самых разветвленных сетей в мире с низким уровнем рентабельности, недостаточно высокими кредитными рейтингами. Причиной такого положения является нерешительность и половинчатость мер, предпринятых государством в период либерализации. Переход от управляемого государством к конкурентоспособному банковскому рынку пока во Франции не завершен. Процесс реструктуризации банковской системы путем слияний и поглощений еще только набирает свой хсц
Как и в Германии, во Франции частные кредитные учреждения ведут кампанию против специальных финансовых институ
тов, не рассматривающих получение прибыли как главную цель. Такими самыми крупными и значимыми институтами являются сберегательные кассы, представляющие собой не только экономический, но и политический фактор жизни страны. Хотя многими во Франции и признается, что местные банки недостаточно эффективны, но они“свои” и зачастую жертвуют своей рентабельностью для развития французской промышленности. Так как Франция традиционно выбирала особый путь, уделяла больше внимания собственному промышленному развитию, то поглощение французских банков иностранными привело бы к вынужденной корректировке общего экономического курса развития страны. БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ БЫВШИХ СТРАН СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ польша
Царство Польское, до Октябрьской революции входившее в состав Российской империи, отличалось весьма высокой степенью развития банковского дела. Первый в Польше центральный эмиссионный банк был основан в 1828 году. До 1870 года Польский банк весьма активно выполнял функцию основного кредитора польского промышленного и аграрного секторов. В 1870 году он стал отделением Российского государственного банка и был лишен права эмиссионной деятельности, в связи с этим основную роль на польском финансовом рынке стали играть местные акционерные банки. В конце XIX века в Царстве Польском были открыты первые филиалы российских банков—Азовско-Донского и Рижского. Иностранные банки и их филиалы на территории Польши не действовали, так как их открытие на территории Российской империи было запрещено законами. Первым в Царстве Польском в 1870 году был основан Коммерческий банк в Варшаве. В 1871 году был открыт еще один крупный банк —Варшавский учетный банк. В 1872 году был создан коммерческий банк вЛодзи. После финансового кризиса 1873 года и первого банковского краха в России в 1875 году царское правительство ввело меры по ограничению открытия новых банков, 215
которые распространились и на Польшу. Поэтому лишь в 1897 году был создан следующий польский банк—Лодзинский купеческий. Ограничения Министерства финансов России на учреждение новых банков на территории Царства Польского были полностью отменены лишь к 1908 году. За отменой ограничений последовал значительный рост количества банков и суммарного объема операций: если в 1873—1895 годах в Польше существовало только 3 банка, то в 1900—1906 годах их стало 4, в 1910-м — 6 а в 1914-м - 9. Однако большинство активных операций польских коммерческих банков вплоть до конца первого десятилетия XXвека носило краткосрочный характер. Из-за ограничений в своих уставах они не имели права вести ипотечные операции, основывать и финансировать промышленные предприятия, принимать в собственность не полностью оплаченные акции и облигации, посредничать в размещении этих ценных бумаг на денежном рынке. Это значительно сужало возможности сотрудничества банков с промышленностью, причем по мере роста такого сотрудничества банки старались тем или иным образом обходить указанные ограничения. Многие польские коммерческие банки тесно сотрудничали с российским банковским капиталом. Например, Варшавский коммерческий банк имел весьма разветвленную сеть своих отделений, в том числе в Санкт-Петербурге и Киеве. К концу 90-х годов XX века в Польше насчитывалось более 1600 банков, в их числе:
• 81 частный банк (в том числе с долей государственного участия); • 6 чисто государственных банков; • 9 дочерних банков иностранных кредитных институтов; • 4 совместных банка; • 1510 небольших кооперативных банков.
Всего на территории Польши действовало 1843 банковских отделения, или одно отделение на 21700 жителей. В банковской отрасли занято 240000 человек. До 1989 года в польской банковской системе доминировал Национальный банк Польши (НБП). Кроме того, значительную роль традиционно играли кооперативные банки (КБ). Подавляющее большинство из них входило в систему государственно-кооперативного банка продовольственного хозяйства (БПХ). Эти банки выполняли и продолжают выполнять важные функции, ориентируясь на розничный и мелкооптовый банковский продукт для
большого числа мелких и средних клиентов, удаленных от крупных городских центров. Среди клиентов КБ — сельские жители, крестьянские и ремесленные хозяйства, предприниматели, бюджетные учреждения и организации. Кооперативные банки ведут также кассовое исполнение бюджетов гмин (орган власти в низшей административно-территориальной единице Польши). Если проводить аналогию с Россией, то можно сказать, что в Польше они во многом играют роль муниципальных банков. БПХ и КБ были учреждены как единая система в 1975 году на базе уже существовавших ссудо-сберегательных кооперативов. Собственность на капитал в Банке продовольственного хозяйства делилась поровну государством и кооперативными банками. КБ учреждались и функционировали на кооперативных началах и до 1990 года обязывались объединяться в систему БПХ. С переходом к рыночной экономике стала преобразовываться и система кооперации — кооперативы были подвергнуты процедуре “люстрации”, их деятельность была приостановлена. С конца 1990 года была отменена обязательность вхождения кооперативных банков в БПХ. Кооперативным банкам было предписано обязательное проведение общих собраний членов кооперативов на предмет добровольного определения дальнейшей судьбы кооператива. Вследствие этого к 1993 году вне системы БПХ числилось уже 390 кооперативных банков. До начала перехода к рыночной экономике БПХ, а через него и кооперативные банки получили значительную финансовую помощь от государства и действовали далеко не всегда по строго коммерческим принципам. С переходом к рыночной экономике эта помощь резко сократилась. В результате у БПХ и многих КБ выявились значительные проблемные активы и прямые убытки. С января 1994 года была приостановлена деятельность 11 КБ. Два из них ликвидированы путем продажи другим банкам, в восьми введено внешнее управление. Положение более чем 800 банков было признано проблемным, от них потребовали разработки программ улучшения. По 657 банкам такие программы впоследствии были одобрены Национальным банком Польши, а по 250—успешно реализованы. В отношении 299 кооперативных банков сохранялась угроза ликвидации или банкротства.
Таким образом, в целом положение БПХ и входящих в него КБ оказалось далеко не благополучным, и возникла потребность в существенных преобразованиях. Больших затрат требовали ликвидация и реструктуризация системы БПХ и КБ в целом. В итоге
появился новый закон от 24 июня 1994 года “О реструктуризации кооперативных банков и Банка продовольственного хозяйства”, предусматривающий три звена системы КБ: 1. Кооперативные банки. Учредителями КБ могут быть не менее 10 физических лиц или не менее 3 юридических лиц. Банк учреждается (с согласия НБП) и действует (управляется) по правилам кооператива. Основные решения принимаются по принципу: один пай — один голос. КБ вправе выполнять почти все функции обычного коммерческого банка, но только в пределах своей гмины. 2. Региональный банк (РБ) или региональное договорное объединение (центр) КБ. Банки добровольно входят в состав РБ, но обязываются оформлять вхождение типовым договором как его акционеры. Они вправе быть акционером только одного РБ (за некоторым исключением) своего региона, который учреждается и функционирует только в форме акционерного общества. Решения в РБ принимаются по принципу: один член (акционер) —один голос, т. е. независимо от количества акций, находящихся в собственности акционера. Акционерами РБ с согласия председателя НБП могут быть не только кооперативные банки, но акционеры, не являющиеся КБ, не имеют права голоса. РБ вправе выполнять широкий спектр банковских функций, но только в пределах своего региона, границы которого определяются и изменяются самими РБ по согласованию с председателем НБП и министром финансов. Первоначально РБ были учреждены в городах Быдгощ, Кошалин, Краков, Люблин, Олштын, По-знань, Жешув, Варшава, Вроцлав.
Территориальная сфера деятельности РБ и КБ ограничивается законом с целью обеспечить предложение банковского продукта на селе и в местах, удаленных от крупных городских центров, предотвратив перелив банковского капитала в другие места его приложения.
По отношению к кооперативным банкам своего региона РБ выполняет функции банковского центра (представляет интересы, ведет текущие счета, счета обязательных резервов, межбанковские расчеты, кредиты в порядке рефинансирования, осуществляет надзорные функции и т. д. ). Перед вышестоящим банком РБ представляет свое региональное объединение кооперативных банков как единое целое (например, представляет два финансовых отчета — отчет РБ как центра регионального объединения кооперативных банков и консолидированный отчет за все региональное объединение КБ).
3. Вышестоящий банк, функции которого возлагаются на преобразованный и реструктурированный БПХ. Банк организован и функционирует как АО. Его акционеры— РБ и Госказна (Министерство финансов). В число акционеров без права голоса допускаются и другие польские и международные фининституты, иностранные юридические лица. Решения в банке принимаются по принципу: одна акция — один голос. РБ входят в краевой банк по договору объединения. Функции краевого банка сводятся в основном к координации деятельности входящих в него РБ и КБ. Он ведет текущие счета и счета обязательных резервов РБ, расчеты между ними, осуществляет вложения и поиск источников финансовых средств на польских и зарубежных финансовых рынках, проводит международные финансовые операции и т. д. Краевой банк также контролирует финансовое положение входящих в него региональных банков, отчисляет обязательные резервы в НБП за краевое объединение РБ, получает кредиты в порядке рефинансирования от НБП для РБ, осуществляет надзор за ними, выполняет другие функции краевого финансового и организационного центра. Согласно закону БПХ и РБ обязаны создавать общий гарантийный фонд для оказания возвратной финансовой помощи кооперативным и региональным банкам своей системы (фонд формируется из их ежегодных взносов в размере до 5% от суммы на-логооблагаемого дохода), а также ипотечный фонд для предоставления ипотечных кредитов в размере до 60% стоимости залога. Принятый закон, предусматривающий административно-экономическое давление на КБ, в целом необходимое для их выживания, в сочетании с финансовой помощью государства позволяет надеяться, что система КБ, РБ и БПХ в рыночных условиях не только выживет, но и укрепится, расширит свое присутствие и роль на финансовом рынке страны. В первой половине 90-х годов в банковской системе Польши активно шел процесс приватизации госбанков. Национальный банк Польши постепенно свел свою роль к функциям эмиссионного института, децентрализовал кредитование и передал свои учреждения девяти региональным госбанкам.
Процессу приватизации госбанков предшествовала их реструктуризация и капитализация. Затраты на рекапитализацию, составившие 1, 9 млрд долларов, легли на правительство и Польский фонд приватизации банков. Фонд был создан в 1992 году на базе соглашения с МВФ и Всемирным банком, предоставившими на эти цели 600 млн долларов. Позднее Всемирный банк выделил
ещё 450 млн долларов. В марте 1993 года был принят закон о финансовой реструктуризации. До марта 1994 года были реструктурированы проблемные кредиты на сумму в 15, 6 млрд злотых. В середине 1995 года процесс приватизации замедлился, за 1993—1994 годы удалось передать только 3 из 9 госбанков (Bank Kreditowy, Bank Slaski и Bank Przemislovo-Handlowy). Эллайд Айриш Бэнкс, Европейский банк реконструкции и развития и голландский Ай-Эн-Джи Бэнк Эн-Ви выкупили меньшую долю их капитала. Без продажи остальных нельзя было приватизировать более привлекательные польские банки. После этого была принята “смешанная концепция приватизации”, согласно которой часть государственных банков должна была консолидироваться в финансовые группы и лишь затем поэтапно приватизироваться. Решение о слиянии было принято с целью усилить отечественную банковскую систему в преддверии открытия банковского сектора для иностранных институтов в связи с присоединением Польши к Европейскому союзу в качестве ассоциированного члена.
Предусматривалось, что группы возглавят два крупнейших банка —Банк Хандлови (Торговый банк) и банк ПКО СА, которые еще при социализме обладали значительной степенью самостоятельности и специализировались на валютных и торговых операциях. Целью консолидации было названо повышение конкурентоспособности национального банковского сектора по отношению к иностранным кредитным институтам. В рамках принятого Польским сеймом в апреле 1996 года закона и соглашения, подписанного между банками, банк ПКО получил от государства 100% акций 3 банков: Банк Депозитови-Кре-дитови (Люблин), Поморски Банк Кредитови (Щецин) и По-вшечни Банк Господарчи (Лодзь). При этом банки сохраняли самостоятельность, но проводили общую финансовую политику. Новая группа по сумме баланса и по размерам собственного капитала заняла среди банковских институтов Польши первое место, по размерам прибыли — третье место, по доле на рынке клиентских вкладов (22%) —второе место. В 1998 году эта банковская группа подлежала приватизации, причем в рамках реформы системы социального обеспечения 51% акций предназначался пенсионному фонду. От создания по такому же образцу второй банковской группы правительство отказалось. А Банк Хландеви был успешно продан за более чем 1 млрд долларов. В начале 1995 года решением Варшавского суда Агробанк, одно из крупнейших на тот момент частных кредитных учреждений Польши, был объявлен банкротом. Главной причиной банкрот
ства явились накопившиеся безвозвратные кредиты. Банк не обеспечил себя вовремя резервами и после введения в законодательном порядке положения о минимальных резервах оказался не в состоянии его выполнить. В результате банкротства пострадали мелкие хозяйства, имевшие счета в Агробанке, 20 сельскохозяйственных кооперативных банков, Государственный фонд поддержки инвалидов, государственная нефтехимическая промышленность —всего 1900 вкладчиков с суммарными требованиями в размере 160 млн злотых. Банкротство Агробанка также поставило в тяжелое положение созданный незадолго до банкротства Гарантийный фонд польских банков, через который удовлетворяются требования большинства вкладчиков.
Описанный случай и многие другие, менее масштабные, сделали необходимым пересмотр рыночных условий для национального банковского сектора. Эта работа была в целом завершена с принятием в июле 1997 года законов о банках и о центральном банке.
Основной целью закона о банках является приспособление банковского права к требованиям современной рыночной экономики и Европейского союза, а также повышение надежности банковского сектора. Законом сокращена сумма инвестиций банка в отдельное предприятие с 25 до 15% его собственных средств. Это ограничение не касается участия в капитале других банков. Верхний лимит кредита одному заёмщику, напротив, поднят до 25% (10%). Закон уже-сточает меры борьбы с отмыванием денег и уточняет процедуру санации, банкротства и ликвидации финансовых институтов.
Наиболее спорной проблемой обоих законов стала организация банковского надзора. По этому вопросу был достигнут компромисс между левым правительством и центральным банком. Вопреки планам правительства банковский надзор по-прежнему остался одной из функций ЦБ. Однако его действия теперь подлежат контролю со стороны Комиссии банковского надзора, состоящей из представителей ЦБ, Минфина и Президента.
Новый закон о центральном банке в основном укрепил независимость ЦБ, зафиксированную в Конституции страны. В то же время закон предусматривает создание Совета по денежно-кредитной политике, в функции которого входит определение таких ключевых её элементов, как процентные ставки, обменные курсы и нормы минимального резервирования. Совет возглавляется президентом ЦБ и состоит из известных специалистов по экономическим вопросам, назначаемых обеими палатами парламента и Пре
зидентом. До принятия закона решения по денежно-кредитной политике принимались руководством ЦБ.
Несколько ранее, в декабре 1994 года, был принят закон о фонде страхования вкладов, в котором в обязательном порядке должны участвовать все польские банки. Они должны ежегодно отчислять в фонд сумму, равную 0, 4% всех своих подверженных я • риску активов. Фондом страхуются вклады только частных лиц в 1 размере до 1000 ЭКЮ на 100% и в размере до 3000 ЭКЮ на 90% на одного вкладчика в одном банке.
Результатом принятия законов и надлежащего их исполнения стало признание Европейской комиссией состояния банковского надзора в Польше удовлетворительным, поскольку многие банковские директивы ЕС уже включены в законодательство Польши. Всего за 7 лет рыночных преобразований активная деятельность иностранных банков в Польше стала привычной и не вызывает у общественности прежних отрицательных эмоций. Их преодолению способствовало стремление к скорейшей интеграции в западноевропейские структуры политической элиты страны, которая поняла, что без внешних финансовых вливаний укрепление отечественной банковской системы невозможно. Достаточно сказать, что суммарный собственный капитал всех польских банков меньше капитала любого из первой сотни крупнейших банков мира. Государственный Сбербанк ПКО БП, доминирующий в секторе по привлечению депозитов физических лиц, в 20 раз меньше английского банка “Барклэйз”. Банковские депозиты в Польше составляют лишь 30% ВВП по сравнению с 45% в Греции. В связи с этим вопрос о необходимости открытия внутреннего рынка для иностранных банков теряет смысл. Альтернативы их привлечению в рамках реализуемой в Польше стратегии нет. Обсуждаться может лишь место и роль иностранного банковского капитала. В начальный период рыночных преобразований (1989—1992 годы) перед Национальным банком Польши встала задача преодолеть психологические барьеры, стоящие перед иностранными инвесторами, опасавшимися социально-экономической нестабильности в стране. Большое значение имело и отсутствие инфраструктуры (систем связи, хороших офисных помещений и др. ). В этот период активно проявили себя американские и канадские предприниматели польского происхождения. В 1989 году при их активном участии создан первый в посткоммунистической Польше банк с иностранным участием— “Амербанк — Банк Американский в Польше”. Двумя годами позже при участии Польско-Американского фонда предпринимательства открылись “Первый Польско
Американский банк в Кракове”, “Польско-Американский ипотечный банк” и “Польско-Канадский Банк Св. Станислава”. Среди крупнейших иностранных кредитных учреждений первыми свои дочерние банки в это же время открыли американский “Citibank Overseas Investment Corporation”, австрийские “Creditanstalt Bankverein” и “Raiffeisen Zentralbank”. Группа инвесторов из Италии , Франции и Германии (Committ Holding International, Credit lyonnais Global Banking, BfG Bank) создала банк“IBP Bank SA” — Международный банк в Польше. Свои филиалы открыли нидерландский банк “ING Bank” и французский “Societe Generale”. Однако в начале 90-х годов в польских финансовых кругах стало нередко высказываться мнение, что иностранные банки лишь снимают сливки, сосредоточившись на высокодоходных видах операций, особенно в области внешнеторговых расчетов. Они перехватывают наиболее солидных и выгодных клиентов, располагая доступом к новейшим банковским технологиям и прочными тылами в лице материнских структур. В связи с этим Национальный банк Польши с первой половины 1993 года стал проводить в отношении иностранных банков более определенную и целенаправленную лицензионную политику, пытаясь задействовать их в решении ряда насущных проблем (приватизация, санация банковских учреждений и т. п. ). Так, в 1993—1996 годах расширение присутствия иностранных банков на польском рынке происходило за счет участия зарубежных инвесторов в приватизации банковских учреждений, в основном госбанков: “ING Bank” приобрёл 25, 92% акций “Банка Шленского” г. Катовице и 5, 31% акций “Банка Пше-мыслово-Хандлёвского” г. Краков. Европейский банк реконструкции и развития приобрел 23, 88% акций “Велькопольского Банка Кредытового” г. Познань, а также 15, 06% акций “Банка Пшемыс-лово-Хандлёвского”. “The Bank of New York” приобрел 25, 14% акций “Банка Гданьского” г. Гданьск, а ирландский “AIB European Investment” из группы “Alied Irish Bank” — 16, 26% акций “Велькопольского Банка Кредытового”. Помимо государственных банков иностранцы также приобретали и другие. В 1992 году был приватизирован крупный “Банк развития экспорта”г. Варшава, созданный в 1987 году под эгидой польского МВЭС. Главным его акционером стал австрийский“Commerzbank Aktiengesellschaft”(приобрел 21% акций, остальная часть ценных бумаг распределена среди мелких инвесторов).
НБ Польши умело использовал стремление иностранных банков закрепиться на польском рынке для решения проблем несо
стоятельности отечественных банков. В марте 1994 года НБП в целях санации приобрел основную часть акций небольшого “Интербанка”, который был вскоре с прибылью продан нидерландскому “ABN-AMRO Bank (Polska)”. Тогда же в конце 1994 года НБП принял решение выдавать лицензию на деятельность иностранных банков только в случае, если они купят или будут участвовать в санации какого-либо несостоятельного польского банка. С того времени с помощью немецких банков удалось поправить дела или спасти четыре отечественных коммерческих банка. Германские банки следуют в Польшу за своими клиентами, привлекаемыми туда высокими прибылями в условиях быстрого экономического развития. Среди иностранных акционеров коммерческих банков, действующих в Польше, преобладают американские инвесторы. В общей сумме активов польской банковской системы на них приходится около 4% (почти 30% иностранных капиталов). Такой удельный вес американцев объясняется прежде всего высоким рейтингом крупнейшего иностранного банка в Польше — “Citibank (Poland) SA”, развивающего масштабные операции с широкой клиентурой; активностью американских инвесторов из Польско-Американского фонда предпринимательства, который имеет значительные доли в трех банках; а также энергичностью “General Electric Capital Corporation”, приобретшей 90% акций гданьского банка “Solidamosc Chase Bank”, который стал называться “GE Capital Bank SA” (42-e место). Второе место занимают голландцы (3, 5% — в польских активах, 25% — в иностранных капиталах). “Rabobank Nederiaand” приобрел 51% акций банка “Банк Рольно-Пшемысловы”г. Варшава, a ING выкупил контрольные пакеты акций региональных банков с целью развития местных филиалов. Затем следуют международные финансовые организации (в частности, ЕБРР имеет значительные доли в капитале трех польских банков, Международная финансовая корпорация— в одном). На третьем месте —немцы. Удельный вес немецкого капитала пока невелик (2% общей суммы активов, 13% всех иностранных капиталов), однако он создал хорошие стартовые условия для дальнейшей экспансии (четыре собственных банка, значительные пакеты акций в трех крупных польских банках, не считая более мелких пакетов). Крупнейшие германские банки Дойче Банк и Дрезд-нер Банк сконцентрировали свое внимание на корпоративном секторе. На последующих местах — австрийцы (8% иностранных капиталов) и французы (5%). Удельный вес представителей других стран (Италии, Великобритании, Канады, Ирландии, Швейцарии, России) в совокупности не превышает 6%.
В настоящее время почти половина действующих в Польше коммерческих банков более или менее связана с иностранным капиталом. Из них 12 банков (10 дочерних банков и 2 филиала зарубежных банков) на 100% или почти на 100% принадлежат иностранному капиталу. В 21 банке иностранные инвесторы располагают долей акций, в 7 банках имеют большинство или контрольные пакеты акций. На долю этих 33 банков приходится почти 40 % собственного . капитала всей банковской системы страны, а доля иностранного участия составляет около 15%. Это немного, однако надо учесть, что немало мировых банковских структур уже создали в Польше плацдармы для дальнейшей экспансии. НБП, правда, намерен ограничивать совокупную долю иностранных субъектов в активах банковской системы 20 %, но в отношении западноевропейских банков такое ограничение может действовать лишь до вступления Польши в ЕС в качестве полноправного члена, к чему она стремится.
Иностранные банки и сами проявляют крайнюю осторожность при разворачивании своей деятельности в Польше: лишь один из них имеет три, другой— два, четыре —по одному отделению, остальные работают с клиентами в центральном офисе. Зарубежные банки в Польше, демонстрируя по многим показателям (набор услуг, скорость и качество проведения операций и т. п. ) высокую конкурентоспособность, отбирают наиболее выгодных клиентов прежде всего в области внешнеэкономических расчетов. Они, например, мало работают с ценными бумагами, операции с которыми отличаются малыми рисками, но невысокой доходностью. Доля ценных бумаг в их активах— 10—12% (у польских банков в целом — до 26—27%). В то же время у иностранных банков высок удельный вес межбанковских операций (за счет обслуживания внешнеторговых расчетов многих польских банков). Доля межбанковских операций в их активах достигает 30% (у польских банков — 16—17%). Более 50% всего оборота рынка МБК, играющего очень большую роль в банковской системе страны, приходится на 14 крупнейших банков. В пассивах иностранных банков в Польше доля вкладов частных лиц сейчас не превышает 6%, тогда как у польских банков эта доля в пассивах в целом— более 40%. Изменению сложившейся ситуации не способствует и уже упомянутое предпринятое польскими властями по примеру других правительств ужесточение условий выдачи лицензий, а также стремление центрального банка страны ввести контроль над иностранными инвестициями в целях подавления инфляции путем уменьшения роста денежной массы в обращении. Предложения
НБ Польши сводятся к обязанности иностранных инвесторов, покупающих польские гособлигации и долговые обязательства корпораций, депонировать часть своих вложений на беспроцентные счета ЦБ. Такие обязательные депозиты должны уменьшить доходы зарубежных инвесторов от вложений в польские долговые обязательства и сделать их менее привлекательными, сократив приток иностранного капитала в Польшу. Но эти ограничения не касаются прямых иностранных инвестиций в акции, которыми открыто торгуют на бирже.
Ещё одной мерой, направленной на уменьшение инфляционного давления, стало решение Национального банка Польши начиная с 15 сентября 1997 года привлекать депозиты от широкой клиентуры под высокие процентные ставки. Тем самым центральный банк стимулирует коммерческие банки к повышению ставок по кредитам и сокращению выдачи потребительских кредитов. По мнению НБ Польши, лавина кредитов населению и чрезмерно высокий внутренний спрос сопровождаются резким ростом импорта. Рост импорта, в свою очередь, ведет к перекосам во внешнеторговом платежном балансе и в балансе по текущим операциям. Эта мера стала следствием многократных неудачных попыток НБ Польши переменить ход событий, повышая основные процентные ставки и нормы минимального резервирования, и вызвала сильную критику со стороны Польского банковского союза. Последний считает данную акцию проявлением недобросовестной конкуренции, противоречащей принципам свободного рынка и ставящей в трудную ситуацию, прежде всего, мелкие банки. Как и в других странах Восточной Европы, в Польше отмечается резкий рост преступности в банковской системе страны, эффективность борьбы с которой остается низкой. За 1992—1995 годы банки уведомили ЦБ о 8500 случаях взяточничества, неосмотрительного кредитования, подделки документов, мошенничества и отмывания денег, из которых по 2200 делам следствие было прекращено, а по 400— отказано в судебном разбирательстве. Главная причина роста преступности кроется в массовом общественном нгздании особенностей функционирования современной банковской системы. По оценкам аналитиков, основная угроза исходит от преступных группировок, занимающихся отмыванием денег: национальные и зарубежные группировки легализовали в Польше порядка 3 млрд долларов, полученных от наркобизнеса, торговли оружием, уклонения от налогов и другой незаконной деятельности. В связи с этим ЦБ высказывается за ужесточение не так давно принятого закона об отмывании денег, в частности,
предлагается создать независимую организацию по мониторингу крупных финансовых операций.
Таким образом, несмотря на рыночные преобразования, банковский сектор Польши развит слабо. Такая оценка дана рейтин-говым агентством Стендард энд Пурз. Основными проблемами остаются недостаточный уровень квалификации банковского персонала и технической оснащенности кредитных институтов, а также очень маленькие, по сравнению с банками развитых стран, размеры. Отсюда неизбежными становятся дальнейшие поглощения и слияния в банковском секторе. По оценкам Всемирного банка, относительно слабая конкуренция между банками привела к тому, что чистые процентные маржи в 8 раз превышают аналогичные маржи в странах ЕС, в то время как соотношение операционных затрат к активам у польских банков вдвое выше, чем в ЕС. * * *
Несмотря на такую строгую оценку солидного рейтингового агентства, не стоит забывать, что Польша ещё в недавнем прошлом ориентировалась на строительство социализма (не будем вдаваться в методологические определения). По сравнению с аналогичными странами состояние и динамика развития польской банковской системы не так уж плохи. А оценка, данная рейтинго-вым агентством, справедлива лишь, если сравнивать польские банки с банками развитых капиталистических стран. В Польше заметно расширилось присутствие иностранных финансовых институтов, хотя они и проявляют вполне объяснимую осторожность. Вызывает уважение последовательная позиция польских властей по вопросу приватизации банков. Процесс приватизации осуществлялся в очередности от менее привлекательных для инвесторов финансовых учреждений к более сильным. При стагнации этого процесса применялись различные консолидационные схемы. К сожалению, такой взвешенности не наблюдалось в России. Реструктуризация польских банков осуществлялась при участии международных финансовых организаций, что обеспечило внешний надзор над этим важным процессом.
Развитию польских банков в период рыночных преобразований среди прочих способствовали следующие факторы: • в Польше не был окончательно истреблен частнопредпринимательский дух у населения; • еще до реформы разрешался мелкий частный бизнес;
• значительное количество этнических поляков проживает за пределами страны.
Национальный банк Польши сузил свои функции до входящих в исключительную компетенцию эмиссионного банка, сохранив при этом за собой функции банковского надзора. В целом его деятельность независима от правительства, что оправдано, особенно в условиях переходного периода, когда“политический маятник”поднимает к власти то левые, то правые силы. В этих условиях независимость ЦБ выступает демпфером между политикой и экономикой.
Удачное положение Польши на перекрестке торговых путей между Западом и Востоком, быстрое расширение иностранного присутствия в экономике страны резко повысило уровень преступности, прежде всего в экономической сфере. Власти страны, в том числе и ЦБ Польши, предпринимают меры по борьбе с преступностью в финансово-кредитной сфере, но они пока недостаточно действенны. венгрия
Действующие в Венгрии банки можно разделить на четыре группы. Первая — крупные универсальные банки с развитой филиальной сетью, обслуживающие широкую клиентуру (ОТР, Будапешт-банк, МНВ, К&Н, Постабанк). Банки этой группы отличаются высокими операционными расходами, составляющими по отношению к доходу около 70%. Вторая — иностранные и местные банки, в основном предлагающие оптовые услуги и проводящие наступательную региональную стратегию. У них показатель отношения издержек к доходу находится в пределах 20—40%.
Третья — банки, предлагающие наиболее высококачественные услуги в каком-либо сегменте банковской сферы (МКВ, Цен-тральноевропейский международный банк (CIB), Уникбанк, Сити-банк, “Кредитанштальт”, Ингбанк, Коммерцбанк).
Четвертая —мелкие учреждения, не занимающие на рынке какой-либо специфической ниши. У банков этой группы недостаточно капитала, опыта, и со временем их число, видимо, будет сокращаться. Всего в Венгрии действуют около 40 банков, что, по мнению рейтингового агентства“Стэндард энд Пурз”, слишком много для страны с населением 10, 5 млн человек. Все они испытывают трудности с капитализацией, расширением набора услуг, созданием сети отделений и подбором квалифицированного персонала. С конца 80-х годов число банковских служащих увеличилось в 10 раз и к 1996 году достигло почти 200 тысяч. Однако наблюдается нехватка отделений банков и ограниченность предлагаемых продуктов и услуг.
До середины 90-х годов в банковской системе Венгрии доминировали госбанки. Поэтому кампания по их приватизации, развернувшаяся в 1994 году, стала главным событием последнего десятилетия XX века. Результатом приватизации госсектора, появления новых участников на банковском рынке, среди которых много крупных, хорошо капитализированных иностранных банков, развития конкуренции неизбежно станет интенсивная консолидация банковского сектора Венгрии и повышение уровня банковского обслуживания до общепринятых западных стандартов. По масштабам приватизации банковского сектора Венгрия уже обогнала практически все государства Восточной и ряд стран Западной Европы. До 1995 года Венгрия последовательно проводила рекапитали-зацию крупных банков. Предпринятые в 1992—1994 годах усилия по консолидации банковской системы страны сопровождались вливанием в нее 3, 5 млрд долларов (ежегодно до 7% ВВП), но не дали весомых результатов. Вкупе с процентными платежами по госдолгу эти значительные расходы стали основной причиной крупных бюджетных дефицитов страны. Причина неэффективности бюджетных вливаний заключается в допущенных серьезных ошибках: не было разработано четкой стратегии развития банковского сектора, не менялось руководство банков, в особенности государственных, которое продолжало работать по старинке, отсутствовали должный надзор и регулирование банковской деятельности, которыми одновременно занимались сразу 4 разных государственных ведомства. В условиях быстрого ухудшения состояния экономики Венгрия была вынуждена взять курс на ускорение приватизации в целях обеспечения долгосрочной надежности банковской
системы. Консолидация банков и последующая их реструктуризация привели к тому, что, если в 1994 году государство контролировало 66, 8 % капитала банковского сектора, то в конце 1995 года он на 56, 8 % находился в частных руках, причем большая часть капитала принадлежала крупным иностранным инвесторам.
К июлю 1997 года из 43 местных банков 27 являлись частными, причем контрольным пакетом 22 из них владели иностранцы, и они были капитализированы намного лучше, чем государственные банки. Однако 3 стратегических финансовых учреждения остаются в руках государства: Венгерский банк развития, кредитующий промышленность; Эксимбанк, в задачи которого входит поддержка экспорта; и крупнейший в стране коммерческий банк ОТР, имеющий 378 отделений.
В 1995 году в банке ОТР было аккумулировано около 60% сбережений населения и 90% счетов правительства, доля государства в его капитале составляла 80%, активы составляли 31% совокупных активов национальной банковской системы. К середине 1996 года 23% его акций были переданы иностранным институциональным инвесторам, причем на каждого из них приходится не более 2, 5% капитала банка. 5% акций было передано служащим и управленческому аппарату банка; 24% —прочим местным инвесторам. Около 20% акций банка владели страховые и пенсионные фонды. Государство сохраняло за собой 25% акций плюс один голос, однако участие государства в капитале банка ОТР планировалось сократить до 10%. Советником в организации продажи банка выступили английский торговый банк “Шредере” и австрийская компания “Креди-танштальт секьюритиз Будапешт”, сумевшие оттеснить 17 других претендентов, среди которых фигурировали английский банк“Н. М. Ротшильд” и швейцарский инвестиционный банк “Креди свисс ферст Бостон”. В конце 1996 года голландский банк ABN Amro почти за 90 млн долларов приобрел 89% акций пятого по величине коммерческого банка в стране — Венгерского кредитного банка МНВ. Несколько сложнее обстояло дело с приватизацией торгово-кредитного банка “KeresKedelmi es Hitelbank” (K&H), занимающего 2-е место по числу филиалов (154) и 3-е —по величине совокупных активов (2, 25 млрд долларов). Однако в январе 1998 года государственное агентство по приватизации объявило о продаже оставшейся части (44%) акций банка. После этого процесс приватизации банковской системы страны можно считать прак
тически полностью завершенным: на долю частных владельцев приходится 93% местных банков.
Вместе с разгосударствлением банковского сектора Венгрии резко обострилась конкуренция, существенно повысилось количество и качество услуг, особенно в корпоративном банковском секторе. Электронные банковские услуги получили такое же распространение, что и в любой западной стране, как на межбанковском рынке, так и среди банков, обслуживающих широкую клиентуру. К середине 1997 года в Венгрии насчитывалось уже около полутора миллионов владельцев пластиковых карт.
Венгрия является одной из немногих восточноевропейских стран, широко открывших доступ иностранному капиталу к своей программе приватизации, и не только в банковском секторе. Около половины приватизированных в 90-х годах крупных венгерских предприятий контролируется иностранцами. Поскольку банки не могут устойчиво функционировать, если их клиенты испытывают трудности, то донорские вливания иностранного капитала в отечественную промышленность благоприятно сказываются и на состоянии банковской системы. Иностранные банки проявляют к Венгрии растущий интерес. В 1995 году фирма “Дженерэл Электрик Кэпитэл Сервисиз” и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) выкупили у венгерского правительства 60%-ную долю в Будапештском банке за 87 млн долларов. “Дженерэл Электрик” приобрела 27, 5% акций банка, а ЕБРР —32, 5%. Это была первая в Венгрии сделка, при которой большая доля госбанка была продана инвесторам, к тому же иностранным. В результате Будапештский банк с активами более чем 215 млрд форинтов (1, 54 млрд долларов) и 74 филиалами стал крупнейшим коммерческим банком Венгрии.
В мае 1996 года государство продало свою 25%-ную долю в капитале Внешторгбанка (МКБ), который стал на 50, 8 % принадлежать немецкому Байерише Ландесбанк, на 16, 7 % — ЕБРР и на 8, 3 % — германскому DEG. С продажей остальных банков ввиду их малых размеров и незавидного финансового положения возникают серьезные трудности, в связи с чем они призывают государство объявить мораторий на предоставление новых лицензий иностранным банкам. По их мнению, такая мера должна стимулировать зарубежные банки покупать местные с целью проникновения на венгерский рынок.
Однако ведущие международные банки уже серьезно заявили о себе на местном рынке и во многом способствовали быстрому
развитию финансового сектора страны в последние годы. Около половины из 40 коммерческих банков Венгрии являются иностранными или созданы с участием иностранного капитала. Еще 20 зарубежных банков и финансовых учреждений имеют представительства. Наращивает объем операций Сити-банк, австрийский “Кредитанштальт”. Возникают новые специализированные банки, такие, как Деу, Парше, Ханхва. Иностранные банки вкладывают немалые средства в расширение сети своих отделений, инвестируют в многообещающие прибыльные проекты, создавая таким образом дополнительные трудности для пока не совсем окрепших местных банков. Россия также представлена в Венгерском банковском секторе: в 1996 году российский концерн Газпром приобрел 50 % акций мелкого местного банка“Altalanos Ertekforgalmi”, имеющего семь отделений. Анализируя результаты реформы банковского сектора Венгрии, можно сделать вывод, что он несомненно выиграл как от присутствия иностранного капитала и опыта, так и в плане достоверности информации о собственности. Все банки были приватизированы или реформированы под неусыпным оком общественности, и поэтому не возникает сомнений относительно владельцев банка и связей между ними. Кроме того, благодаря внедрению в банковскую систему Венгрии западных подходов и менеджмента наблюдается постоянное снижение процента недействующих кредитов при постоянном увеличении объема выданных кредитов. Однако с завершением процесса приватизации банковской системы правительство стало больше ориентироваться на внутренних инвесторов. Это связано с недостаточным объемом прямых иностранных инвестиций в экономику Венгрии. Поэтому в условиях ограниченного притока средств в экономику Венгрии в ее банковском секторе, видимо, будет превалировать процесс слияний.
Правительством страны и национальным банком Венгрии в связи с планируемым в 2002 году вступлением Венгрии в Европейский союз проводится последовательная политика на поэтапное открытие рынка страны. В рамках этой политики в 1997 году был принят новый закон о ценных бумагах, вступивший в действие с 1 января 1998 года. В нем содержится положение о дальнейшей либерализации движения капитала, но сохранены ограничения на движение краткосрочного капитала. В соответствии с этим законом иностранцы могут инвестировать только в государственные ценные бумаги со сроком погашения более года, в то
время как максимальный срок погашения дисконтных казначейских векселей составляет только 12 месяцев. Альтернативный доступ к краткосрочным инструментам рынка капиталов предлагают ценные бумаги местных инвестиционных фондов. С января 1998 года НБ Венгрии разрешил иностранцам покупать краткосрочные и среднесрочные ценные бумаги инвестиционного фонда CAIB на сумму до 4 млрд форинтов.
Любая страна, . имеющая желание интегрироваться в мировую финансовую систему, должна придерживаться принципов конвенций ООН, ЕС и Базельского комитета в отношении усиления борьбы с отмыванием денег. По мере развития этого процесса на Западе преступники ищут пути проникновения на Восток. Поэтому Венгрия, проводящая политику, ориентированную на страны Западной Европы, уделяет в своей правовой и нормативной базе большое внимание надлежащему исполнению своих обязанностей операторами финансового рынка. Так, в Венгрии предусмотрена идентификация личности клиента при совершении операций на сумму, превышающую 2 млн форинтов, или даже операций на меньшую сумму, вызывающих особое подозрение. Идентификация также требуется в каждом случае при открытии нового счета. Временные рамки для хранения документации определены сроком 10 лет. За их нарушение предусмотрены специальные санкции, вплоть до отзыва банковских лицензий и штрафов. Кроме того, за банками законодательно закреплена обязанность сообщать о подозрительных сделках подразделению по борьбе с отмыванием денег. * * *
Таким образом, по результатам рассмотрения венгерской банковской системы можно сделать следующие выводы: • Венгерское правительство произвело неудачную попытку сохранить национальный банковский сектор, повысив его конкурентоспособность по сравнению с иностранными финансово-кредитными учреждениями, присутствующими на местном рынке, за счет огромных для Венгрии бюджетных вливаний. Эти расходы, давшие крупный бюджетный дефицит, нельзя назвать обоснованными, так как при слабом внешнем надзоре за банковской системой они не сопровождались процессом реформирования систем внутреннего управления в банках.
• Такая политика правительства дала обратный результат. Сейчас в количественном выражении более половины банков при
надлежит нерезидентам, причем уровень их капитализации и рентабельности намного выше, чем отечественных, что позволяет прогнозировать их более успешное развитие и расширение присутствия на внутреннем рынке. • Пришедшие на местный рынок иностранные банки привнесли современные банковские технологии, принятые на западе подходы к вопросам управления. • В последние годы в Венгрии последовательно проводится политика на дальнейшее открытие рынка, приведение законодательства и нормативной базы к европейским стандартам с целью обеспечения условий полной интеграции со странами Западной Европы.
• Значительное присутствие в Венгрии иностранных финансовых институтов, а также относительно высокий средний уровень жизни, не обещающий скорых политических потрясений, позволяют прогнозировать успешное развитие банковского сектора страны. чехия, словакия
Чехия, как и другие бывшие государства социалистического блока, осуществляет переход от административной к рыночной экономике. При этом большое внимание уделяется приватизации государственной банковской системы. До 1990 года банковское обслуживание клиентов осуществляли Государственный банк и четыре спецбанка (инвестиционный, торговый, промысловый и сберегательные кассы). Капитал и активы этих банков полностью принадлежали ЧСФР. Как и во многих других странах, названные спецбанки предоставляли некоммерческие кредиты на льготных условиях. Доля таких необоснованных с финансовой точки зрения кредитов составляла до 30% от общей суммы. Новая двухуровневая банковская система, состоящая из Цент
рального банка и коммерческих банков, начала формироваться еще в бывшей ЧСФР в начале 1990 года. В дальнейшем реформирование банковской системы происходило в условиях более благоприятных, нежели, например, в России; не возникало значительных сложностей, связанных с дефицитом госбюджета, опустошением товарного рынка, высокими темпами инфляции и необходимостью обслуживать внутренний и внешний долг. В 1993 году при разделении ЧСФР на два самостоятельных государства (Чешскую и Словацкую республики) все федеральное имущество, которое было признано совместным, включая и имущество ряда банков, было разделено на три части, две из которых отошли Чехии, а одна—Словакии. Раздел произошел мирно и практически не отразился на стабильности финансовой ситуации— на протяжении 1991—1995 годов валютный курс сохранялся на уровне 27—28 крон за доллар США. С 1 октября 1995 года конвертируемость чешской кроны значительно расширилась: были сняты ограничения с международных расчетов и движения капитала. В результате чешские граждане не обязаны продавать свою валюту Центральному банку и получили возможность оплачивать заграничные счета (например, за лечение или обучение) без предварительного разрешения ЦБ, а также вывозить за рубеж неограниченное количество национальной валюты. В последнем случае осталось в действии лишь уведомительное правило о вывозе за границу более 200 тыс. крон. Было отменено лицензирование со стороны Чешского национального банка следующих операций: • открытие за границей чешскими физическими или юридическими лицами собственного предприятия; • приобретение чешскими физическими или юридическими лицами более 10% капитала зарубежного предприятия; • предоставление кредита для финансирования заграничного дочернего предприятия чешской фирмы;
• предоставление чешскими банками кредита иностранным юридическим или физическим лицам на срок более 5 лет;
• приобретение за границей недвижимости чешскими юридическими или физическими лицами. Однако иностранцы по-прежнему не получили права прямой покупки недвижимости в Чехии; для этого им необходимо прежде открыть здесь своё предприятие. Чешское правительство опасается, что неограниченная скупка иностранцами недвижимости взвинтит цены на жильё, что вызовет серьёзные социальные послед
ствия. Приняв новый закон, Чехия выполнила положения статьи 8 устава МВФ относительно либерализации международны^ расчётов, что, в свою очередь, является предпосылкой для вступления страны в ОЭСР. Чешские предприятия и раньше активно обращались за кредитами к иностранным источникам, испросив для этого Лицензию ЦБ, что, впрочем, являлось чистой формальностью, рейчас отменена и она. Интерес к внешним источникам финансирования объясняется более выгодными условиями на международных финансовых рынках: в Чехии процентная ставка колеблется между 11 и 15%. Проводившаяся в Чехословакии приватизация в банковском секторе началась со специализированных банков, как наименее адаптированных к обслуживанию новой клиентуры и не способствовавших развитию рыночной конкуренции. Приватизация проводилась одновременно со значительной консолидацией их дебиторских кредитов, а также с мерами по увеличению собственного капитала и резервов за счет государственных средств. Часть безнадежных долгов клиентов списана с банков за счет средств госбюджета или переоформлена в задолженность государства. В 1991 году был учрежден специальный Государственный консолидационный банк с функциями агентства по управлению долгами предприятий, принятыми от коммерческих банков государством. Благодаря принятым мерам, финансовое положение коммерческих банков с преобладающей долей государства было существенно улучшено.
В Чехии решение о приватизации не было спонтанным и волюнтаристским. Ей предшествовала тщательная проверка баланса и финансового состояния банков престижными иностранными аудиторскими фирмами или с их участием по обычным международным правилам, новая оценка имущества, привлечение иностранных консультантов и поиск иностранных инвесторов. Была утверждена Ассоциация по гарантиям сбережений и вкладов, финансируемая за счет средств государства и самих банков, существенно подкрепившая их надежность и доверие к ним со стороны клиентуры. В результате приватизации большая часть акций Промыслового банка была продана иностранному банку, другие распределены по ваучерам. Остальные спецбанки были приватизированы путем распределения акций между широким кругом мелких собственников. Результат такой неудачной приватизации тормозит процессы формирования высокого качества менеджмента, выработку надежной долгосрочной их стратегии.
k середине 1993 года доля государственной собственности составляла: в Чешской сберкассе — 43%, в коммерческом банке “Права” — 44%, в Инвестиционном банке — 45%, в Торговом банке|—50, 5%. На эти 4 банка приходилось около 70% активов всей банковской системы. Их акции активно продаются на фондовой бирже в Праге. В целом чешские коммерческие банки неплохо удовлетворяют потребности рыночной экономики. Объемы банковских кредитов достигают 70 % ВВП (в Венгрии — около 50%, Польше — 30%, ФРГ — 110%). До 80 % кредитов направляется в негосу! арственный сектор. Осенью 1993 года с целью предоставления быстро развивающейся банковской отрасли возможности для консолидации был введен мораторий на выдачу банковских лицензий резидентам и нерезидентам. Лишь весной 1996 года Совет Чешского национального банка после длительной паузы принял решение о предоставлении ^цензий на создание универсальных банков. Лицензии на учреждение местных дочерних банков получили британский Мид-лэнд Бэ(нк и германский Вестдойче Ландесбанк.
К середине 1996 года в Чехии действовало 53 банка, причем рынок контролировался четырьмя крупными государственными и одним частным банком. На четыре госбанка приходилось более 70% всех банковских операций в Чехии. Из остальных банков 21 являлся полными дочерними компаниями иностранных банков и еще в 19 присутствовал иностранный капитал.
В 1996 году в Чехии разразился банковский кризис. В числе банков, испытывавших трудности с ликвидностью, оказался и самый крупный банк страны—Агробанк, имеющий капитал в 4 млрд крон и располагающий 5% всех депозитов страны, в том числе значительными средствами государственного фонда здравоохранения. В результате ЦБ был вынужден выступить гарантом всех его депозитов и в сотрудничестве с коммерческими банками произвести вливание 6 млрд крон. Кризис привёл к банкротству двух крупных банков и прекращению существования около десяти мелких (совокупная валюта баланса последних составляет всего 3, 75% от общей суммы баланса чешской банковской системы). В результате кризиса структура банковской системы изменилась: число функционирующих в стране банковских институтов снизилось до 48, в том числе 23— с иностранным капиталом. Основной причиной кризиса стало непоследовательное воплощение в жизнь банковского законодательства, неудачная ваучерная приватизация и отсутствие эффективной сис
темы надзора за фондовым рынком. Несмотря на настойчивые предупреждения иностранных банков, правительство Чехии не приняло необходимых мер по предотвращению разграбленця возникших в ходе приватизации инвестиционных фондов, значительная часть средств в которых принадлежала иностранным винадчи-кам. Это вызвало резкое падение доверия к Праге на международных рынках капитала. Сложилась непостижимая для иностранцев ситуация, когда крупные чешские банки через инвестиц юнные фонды контролируют промышленные предприятия, явля эщиеся неплатежеспособными должниками этих же банков, и пр •должают предоставлять им кредиты, за счёт которых те обслуживают предыдущие займы. Низкая конкурентоспособность экономики привела к дефициту торгового и платёжного балансов и д вальвации кроны и вместе с высоким уровнем проблемных кредитов затормозила развитие банковского и фондового рынков.
Таким образом, либерализм в экономической госуд фствен-ной политике многими банкирами был распространён в кредитную систему. Кроме того, полицейские расследования, судебные процессы и приговоры по первым банкротствам не служили делу поддержания банковской системы на должном уровне.
На банковском рынке Чехии доминирует так называемая “большая четвёрка” — Комерчни банка, “Ческа спорительна”, Инвес-тични и Почтовни банка (ИПБ) и Ческословенска обходни банка (ЧСОБ), на которую приходится 60% банковских активов и 3/4 вкладов клиентов. Именно эти банки больше всего пострадали от девальвации кроны, что привело к падению прибылей по итогам первой половины 1997 года на 35—50% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Просроченные кредиты, предоставленные ими, составляли до четверти кредитных портфелей, резервы на их покрытие явно недостаточны, хотя на формирование резервов направлялось 70—80% прибыли. В целях санации, реструктуризации и модернизации крупных чешских банков правительство приняло решение продать принадлежащие ему банковские акции иностранным инвесторам. Достигнуто соглашение о приобретении японским инвестиционным банком “Номура”36% акций ИПБ за 6 млрд крон (175 млн долл. ) с условием увеличить собственный капитал ИПБ на такую же сумму. После этого“Номура” будет владеть почти половиной капитала ИПБ. Идёт поиск стратегического инвестора для избежавшего банкротства только благодаря вмешательству ЦБ Агробанка. Планируется продать доли государства в капитале Комерчни банка (50%), “Ческа спорительна” (45%) и ЧСОБ (65%). \
Однако успех приватизации находится под вопросом из-за разгоревшейся закулисной борьбы по поводу её методов. Нынешнее руководство банков стремится остаться у руля, воспользовавшись капиталом западных инвесторов. Для этого предлагается продавать государственные акции не одному инвестору, который в таком случае автоматически получает контроль над банком, а нескольким. (Осложняет приватизацию и то, что 15% акций Комерчни банка и 25% акций ЧСОБ принадлежит Словакии.
С целью частичного возврата утраченного в ходе кризиса доверия инвесторов Министерством финансов Чехии был разработан план, шэедусматривающий вывод нефинансовых компаний из-под контроля банков и их инвестиционных фондов, а также ряд других мер|
Вступившая в силу с 1 января 1998 года поправка к Закону о банках предусматривает проведение следующих мер:
• банкам запрещается контролировать свыше 50% акций нефинансовых компаний; • участие в капитале любой отдельно взятой нефинансовой компании ограничивается 15% собственного капитала банка; сумма всех пакетов акций, превышающих 10% капитала нефинансовых компаний, не должна превышать 60% собственного капитала банка; • банкам запрещается назначать своих служащих в Советы директоров нефинансовых компаний; • предписывается строгое разделение в банках инвестиционных и банковских операций, операций за свой счет и за счет клиентов. Правительство подготовило также законопроект, по которому инвестиционные фонды, контролирующие, по некоторым оценкам, 18 из 60 крупнейших компаний страны, должны будут понизить своё предельное участие в капитале компаний с 20 до 11%. Вынуждая банки и инвестиционные фонды продавать принадлежащие им пакеты акций, Правительство рассчитывает повысить ликвидность фондовых рынков и вывести их из состояния застоя.
Решением парламента создан новый надзорный орган, отвечающий за финансовый сектор в целом, за исключением банков, надзор за которыми закреплён за ЦБ. Новая структура подчиняется Министерству финансов. Иностранные инвесторы считают, что эта мера повысит прозрачность финансовых рынков и ограничит возможность злоупотреблений. В отличие от Чехии, в которой стартовые условия для развития
банковского сектора были более чем благоприятными, Слоюкия после раздела ЧСФР столкнулась с серьезными финансовыми проблемами. В 1993 году инфляция приблизилась к 30% в год, дефицит госбюджета за первую половину 1993 года достиг 50р млн долларов (около 10% ВВП), официальные резервы ЦБ составляли всего 200 млн долларов. Благодаря высокопрофессиональновй деятельности Национального банка Словакии, последовательной реализации жесткой денежно-кредитной политики инфляция к 1996 году снизилась до 6 % в год (самый низкий показатель в регионе), а официальные резервы ЦБ превысили 3, 3 млрд долларов. В результате кредитный рейтинг ЦБ повысился, по разным оценкам, до категории ВАА и ВВ+. Ведущие западные банки предоставляют словацким компаниям многомиллионные кредиты.
Вместе с тем экономика страны испытывает серьёзние проблемы, и ЦБ весной 1997 года был вынужден повысить процентные ставки в стремлении защитить крону. Это вызвало у правительства затруднения с финансированием дефицита бюджета. Следствием стало одобрение в сентябре 1997 года правительством Словакии поправки к Закону о национальном банке. ; Поправка предусматривает более активное участие ЦБ в финансировании бюджетного дефицита, а именно — обязанность ЦБ покупать государственные казначейские обязательства в размере 10% от государственных доходов по сравнению с ранее установленными 5%. Состав ответственного за принятие решений Банковского совета расширен с 8 до 10 человек. Пятеро из них — независимые эксперты, чьи кандидатуры будут предлагаться Министерством финансов по согласованию с управляющим ЦБ и утверждаться правительством. Согласно прежней редакции закона совет состоял из управляющего и двух его заместителей (по должности), остальные члены (как правило, руководящие сотрудники ЦБ) назначались правительством по предложению главы ЦБ. Ещё одно нововведение касается бюджета ЦБ, который согласно поправке подлежит утверждению парламентом, а не Банковским советом. Подобное наступление правительства на независимость ЦБ подверглось резкой критике со стороны экспертов и представителей ЦБ, опасающихся негативных последствий для стабильности национальной валюты. Позиция ЦБ подкрепляется следующим серьёзным доводом:
банковский кризис 1996 года в Чехии не затронул словацкие банки: многие словацкие мелкие и средние банки закончили год даже с хорошей прибылью. Секрет благополучия словацких бан
ков следует искать в значительном притоке средств из-за рубежа, прежде всего из Австрии. Треть капитала банковской отрасли страны имеет иностранное происхождение. К тому же сыграло роль умение учиться на чужих ошибках. Если в процессе приватизации до осени 1993 года в Чехии банковские лицензии выдавали чуть ли не всем желающим, то в Словакии сразу установили высокую норму достаточности собственного капитала, которая оказалась недоступной для многих местных банков. Словацким банкам пришлось обращаться за деньгами к иностранным институциональным инвесторам! Помимо денег словацкие власти интересовало еще и привлечение в страну иностранных специалистов в области банков и финансов, так как после разделения Чехословакии отечественные кадры остались в основном в бывшей столице союзного государства Праге. Тем самым, ведущую роль в банковском секторе изначально) занимали иностранные специалисты и местные кадры, не имеюц1ие опыта работы на руководящих постах в банке в условиях административно-хозяйственной экономики ЧСФР и приобретающие Квалификацию в процессе обучения иностранными специалистами. Национальный банк Словакии работает над укреплением законодательства в отношении неустойчивых комбанков. Это весьма актуально, так как половина всех кредитов словацких банков, около 3 млрд долларов, относится к просроченным. Большая часть этой суммы приходится на три банка, которые должны быть приватизированы. Кроме того, Центробанк добивается от правительства предоставления гарантий банкам, находящимся в процессе преобразования. В этих целях недавно принят закон о страховании депозитов физических лиц в размере до 30 среднемесячных зарплат в стране (около 7 тыс. долл. по текущему курсу). ЦБ также готовится повысить резервные требования. И Чехия, и Словакия ввели в действие законы, в общих чертах отвечающие принципам конвенций ООН и ЕС и Базельского комитета, в целях противодействия отмыванию денег. Вместе с тем правовая и нормативная база в этих странах имеет некоторые отличия. Так, в Чехии, в отличие от Словакии, предусмотрена идентификация личности клиента при совершении им операций на сумму, превышающую лимит в 500 тыс. крон. Идентификация требуется в каждом случае при открытии нового счёта и при совершении подозрительных операций, даже если их сумма ниже установленного лимита. Сообщение о таких сделках адресуется специальному отделу в Минфине. Словацкое законодательство не пре
дусматривает временных рамок для хранения документации, а также специальных санкций за несоблюдение правовых норм. В Чехии же установлен 10-летний срок хранения документации и предусмотрен широкий спектр санкций за нарушение правил: от штрафов до отзыва банковской лицензии. В соответствии с законодательством Словакии юристы освобождаются от обязанности сообщать о подозрительных сделках. Банкиры и другие частные лица — резиденты Чехии и Словакии обязаны это делать. Более того, законом не предусмотрена ответственность за нарушение конфиденциальности, что стимулирует раскрытие информации вл, ютям. Дополнительным стимулом в Словакии служит положение р том, что лица, оказавшие помощь следствию, могут получить 20я& стоимости конфискованного имущества. Широкомасштабная компания за чистоту чешских банковских рядов развернулась в первой половине 1997 года. В апрел( были арестованы председатель третьего по величине банка страны Ин-вестични и Постовни банка (ИПБ) и его заместитель по обвинению в растрате и совершении незаконных сделок на основе конфиденциальной информации. Они являлись не только одними из наиболее влиятельных фигур в деловых кругах, но и поддерживали тесные связи с Президентом страны и его партией. Обвинение касалось покупки банком государственной недвижимости по ценам, вдвое превышающим рыночные. ИПБ и его инвестиционный фонд занимались подобной деятельностью в течение двух лет, расходуя огромные суммы наличными на покупку различных компаний, начиная от пивоваренных заводов и кончая телевизионной станцией. Подозрительное приобретение недвижимости привлекло внимание властей, когда деньги на покупку, поступившие от неназванной группы из Люксембурга, были переведены на счёт частного лица в Бельгии. По законам Чехии растрата классифицируется в том случае, если банк или инвестиционный фонд расходует деньги клиентов на подозрительные сделки. За март — апрель 1997 года были арестованы ещё восемь ведущих банкиров и управляющих инвестиционными фондами, 6 других вызваны в полицию на допрос. 11 высокопоставленных чиновников инвестиционной группы “Мотоинвест” и Агробанка были задержаны полицией по обвинению в манипуляциях активами стоимостью 1, 9 млрд крон и присвоении 137 млн крон. В марте 4 брокера были обвинены в краже 1 млрд крон из инвестиционных фондов Trend и Mercia. Длительное время президент Чехии и министр финансов не особенно обращали внимание на ход рыночных реформ, ссылаясь
на то, что свободный рынок сам решит проблемы. Но после краха ряда банков в 1996 году и закрытия инвестиционных фондов в результате крупных краж и присвоения средств, правительство вынуждено было пойти на принятие жёстких мер. Помимо них правительство решило создать независимую Комиссию по цен-нымюумагам и биржам США. Также Чехия начала разграничивать банковскую деятельность и деятельность по торговле ценными бума: 'ами. * * *
С] >авнение банковских систем Чехии и Словакии представляет больи : ой интерес, так как их автономное развитие началось после разделения ЧСФР от одной отправной точки. Разный уровень экономического развития стран, становление словацкой банковской системы практически заново, разные подходы к вопросам регулирования деятельности банков привели к тому, что сейчас это уже две абсолютно разные банковские системы.
Чехия, имея более выгодные стартовые позиции, не испытывала в( первой половине 90-х годов инфляционных потрясений, процесс приватизации банков шел планомерно и продуманно. Однако чешские банки управлялись старыми кадрами, хотя и имеющими большой опыт работы в дореформенном банковском секторе ЧСФР, но недостаточно адаптированными для работы в новых условиях. В результате постепенно в чешских банках, контролировавших значительную долю промышленных предприятий, стали преобладать негативные тенденции, связанные с превышением допустимых норм кредитования и низким качеством кредитного портфеля. Наряду с низким уровнем банковского надзора, все это привело к серьезному банковскому кризису. Таким образом, Чехия не смогла в полной мере воспользоваться отличными стартовыми позициями. В отличие от Чехии Словакия, оставшись практически без кадрового потенциала, менее промышленно развитая, изначально столкнулась с серьезными экономическими трудностями и была вынуждена реализовать жесткую денежно-кредитную политику. Для этого Национальный банк Словакии был наделен высокой степенью самостоятельности. Большое влияние на положительные результаты деятельности словацких банков оказало привлечение иностранных специалистов, обеспечивших создание современного механизма управления отдельными банками и банковской системой в целом.
В противоположность Чехии, уже прошедшей кризис и идущей по пути усиления роли Центрального банка и ужесточения норм банковского регулирования и надзора, Словакия не сделала правильных выводов из ошибок соседей и пошла по пути сокращения рамок самостоятельности национального банка. Наиролее опасным представляется увеличение обязательств банка п® финансированию дефицита государственного бюджета. Тем самым, словацкое правительство не смогло удержаться от опасного соблазна использовать ЦБ как источник недостающих ему средств. Обе страны проводят работу по борьбе с отмыванием денег, что свидетельствует об их стремлении к европейской интег )ации, создают систему страхования вкладов. В целом развитие их б ihkob-ских систем следует оценить как поступательное. болгария \
В 1991 году в Болгарии было 60 государственных банков, к 1995 году их число сократилось до 11. Одновременно с сокращением госбанков появлялись новые частные банки. К 1996 году их количество увеличилось
до 35. В таком составе банковская система страны вошла в полосу тяжёлого кризиса. Проблемы в банковском секторе возникли из-за недействующих ссуд, накопившихся с 1991 года. Общая сумма долгов болгарским коммерческим банкам достигла 372 млрд левов, из которых 174 млрд приходится на госсектор, остальные — на частные компании. Центробанк, оставаясь акционером госбанков, чтобы не нанести ущерба репутации страны, принял меры по предотвращению их банкротства.
По международным стандартам, все госбанки Болгарии имели отрицательную величину чистых активов. Согласно докладу МВФ, распространённому в 1996 году, на рекапитализацию государственных и частных банков пришлось бы направить около 30% всех
государственных расходов. На конец 1995 года убытки болгарских банков составили 230 млн долларов. Огромные бюджетные расходы на санацию банковской системы воздействовали подрываюше на процесс преобразований в стране и не дали ожидаемого эффекта.
В 1996 году МВФ и Болгария подписали программу реорганизации банковского сектора страны. В рамках этой программы 16 мая 1996 года был. принят Закон о банкротстве банков, которым ЦБ Болгарии было предоставлено право открывать через суды процедуру банкротства банков. Ещё в конце 1995 года только появление слуха о предстоящем закрытии банков и намерение правительства обсудить данный законопроект вызвали серьёзные проблемы с ликвидностью у некоторых болгарских банков из-за крупных изъятий депозитов. Принятие же закона вызвало волну панических изъятий вкладов. Этому разрушительному воздействию подверглись практически все банки, поскольку инвесторы не знали, какие из них будут закрыты. В результате банки были вынуждены установить строгие квоты на ежедневные выплаты денег по вкладам. Остановить процесс изъятия депозитов не смогло и принятие Закона о гарантировании государством банковских депозитов (100%— для физических и 50% — для юридических лиц). Первым результатом принятия Закона о банкротстве стало закрытие Национальным банком Болгарии и обращение в городской суд Софии с заявлением об объявлении банкротства двух крупнейших банков страны —Первого частного банка и Минералбан-ка. Созданный в 1981 году Минералбанк понёс в 1995 году убытки на сумму 121 млн долларов, а его долг иностранным кредиторам составил 240 млн долларов. Кроме того, ЦБ Болгарии заявил о том, что будет поощрять слияние банков с целью концентрации банковского сектора. В результате к маю 1997 года разорились 14 банков страны, в том числе 5 из 11 госбанков. Это привело к падению курса лева с 70 до 3000 за доллар, прежде чем ЦБ смог стабилизировать в феврале 1997 года курс на отметке 1500 за доллар. В ходе этого разрушительного процесса улетучились инвалютные резервы страны, так как болгарские компании перевели твёрдую валюту за рубеж, а местные вкладчики, потеряв доверие к банкам, хранят наличную валюту дома. Хотя мелкие вкладчики болгарских банков, благодаря системе страхования депозитов, и смогли вернуть замороженные средства в полном объёме, многие из них предпочли сразу получить свои валютные вклады в левах по фиксированному курсу и не ждать их возврата в долларах и немецких
марках в рассрочку. Но это не смогло восстановить доверие к банковской системе, и размер наличной валюты, находящейся в Болгарии на руках населения, по различным оценкам эквивалентен 600—1000 млн долларов. Сокращению валютных резервов также способствовали выплаты западным кредиторам, связанные с обслуживанием внешнего долга (11, 5 млрд долларов).
Выход из сложившейся тяжёлой ситуации правительство страны усмотрело в реформировании банковского сектора путём приватизации оставшихся госбанков —Балабанка, Экспресс банка, Хеброс банка, Объединённого болгарского банка и Постбанка. В середине 1998 года они были выставлены на продажу иностранным учреждениям. Быстрая реструктуризация госбанков была необходима для успешного функционирования системы валютного управления. По мнению правительства, госбанки должны играть ведущую роль в проведении ограничительной денежно-кредитной политики, которая привязывает денежную массу к уровню инвалютных резервов. Система валютного управления предусматривает также ужесточение надзора за банками, в том числе проведение ежегодных аудиторских проверок в соответствии с международными стандартами и повышение нормы достаточности собственного капитала (до 6% в 1997 году и 12% в 1999 году). Допуск иностранных партнёров к участию в приватизации национальной банковской системы направлен на укрепление финансовых рынков, стимулирование инвестиций и искоренение коррупции.
Хотя правительство и одобрительно относится к идее привлечения зарубежных инвесторов, однако всё-таки есть опасения, что банки попадут в“ненадёжные”руки и новые их владельцы смогут объявить банкротами неплатёжеспособные предприятия-должники, а целые отрасли национальной промышленности за бесценок перейдут в руки иностранцев.
Но несмотря на любые опасения, альтернативы участию в приватизации национальной экономики иностранных инвесторов, видимо, нет. И первым приватизируемым крупным государственным коммерческим банком стал Объединённый болгарский банк. Согласно подписанному ЕБРР, местным государственным Бул-банком и американской фондовой компанией“Оппенгейнер энд Ко”соглашению инвесторы приобретают 99, 6% акций банка. Они планируют потратить на приобретение акций, рекапитализацию и модернизацию банка до 48 млн долларов. ЕБРР и Булбанк получат по 35% акций, Оппенгейнер— 30%. Правительство и Национальный банк Болгарии предпринима
ют активные и достаточно жёсткие меры по предотвращению в дальнейшем банковских кризисов, подобных кризису первой половины 90-х годов. Помимо введения системы валютного управления и установления жёстких требований достаточности собственного капитала банков, введён запрет на рефинансирование коммерческих банков Центральным банком. Кроме того, новый закон о банковской деятельности запрещает директорам потерпевших крах банков входить в состав правления финансовых учреждений, поскольку именно они проводили неосмотрительную кредитную политику, в результате которой банки превратились в финансовые пирамиды, которые перекачивали средства вкладчиков на счета фирм, возглавляемых партнёрами по бизнесу. Также планируется законодательно отменить банковскую тайну, что позволит привлечь к суду “кредитных миллионеров”. * * *
Итак, банковский сектор страны, пройдя пик кризиса, находится в стадии реформирования в направлении денационализации, привлечения иностранных инвесторов, повышения требований банковского надзора с целью возврата доверия к национальной банковской системе. Румыния
Нарождающийся финансовый сектор Румынии переживает переломный момент. Доверие к нему подорвано в результате банкротства нескольких банков и взаимных фондов. Сектор не отвечает потребностям быстро растущей и остро нуждающейся в средствах экономики страны. Среди факторов, приведших к возникновению трудностей, следует отметить, прежде всего, следующие: влияние
правительства на госбанки, неадекватное регулирование и несовершенство законодательной базы. В 1996 году в Румынии насчитывалось порядка 30 коммерческих банков, однако финансовый сектор страны на 67% его совокупных активов контролировался 4 крупными государственными банками —Банкорес (банк внешней торговли). Банка Агриола, Румынский коммерческий банк и Румынский банк развития.
В марте 1996 года ЦБ был вынужден закрыть в стране валютный рынок. Это стало следствием валютного кризиса, одной из причин которого было резкое сокращение валютных резервов у госбанков в результате крупных закупок по импорту энергоносителей.
Весьма неудачными были действия Национального банка Румынии и в области надзора за деятельностью коммерческих банков страны, и в выборе механизма санации банков, столкнувшихся с серьёзными проблемами. Реакция ЦБ запаздывала. Между тем своевременное вмешательство ЦБ помогло бы избежать крупнейшего кризиса банковского сектора, связанного с техническими банкротствами некогда ведущего частного банка Дасия Феликс и Кредит Бэнк. Банк Дасия Феликс, понёсший значительные убытки, с ноября 1995 года находился под особым надзором ЦБ, который оказывал ему большую финансовую поддержку. Всего банк получил от ЦБ около одного триллиона лей (330 млн долларов). Банк Дасия Феликс не был единственным банком, получавшим от национального банка помощь. В 1995—1996 годах ЦБ, прибегая к чрезвычайным фондам, неоднократно оказывал поддержку испытывающим трудности банкам. К маю 1996 года объёмы его специальных займов проблемным банкам подскочили на 29%, что явилось попыткой избежать банковского кризиса в стране, не имевшей системы страхования депозитов. В 1996 году в Румынии произошла смена правительства и реформирование банковской системы пришло в движение. В сентябре 1996 года Сенат одобрил предложение правительства, предусматривающее следующие меры: Фонд частной собственности передаёт находящиеся у него 30% акций госбанков Фонду государственной собственности в обмен на акции других компаний; капитал банков наращивается за счёт эмиссий новых акций, но государство пока не теряет контрольного пакета; государственный пакет акций продаётся частным инвесторам. Кроме того, парламент преобразовал государственный сберегательный банк СЕС в акционерное общество в полном владении государства, но подпа
дающее под нормативы Закона о банках 1991 года и под надзор Национального банка Румынии. СЕС остался по преимуществу сберегательным банком, но ему разрешили также заниматься и другими видами банковского бизнеса. Вклады клиентов банка обеспечены 100-процентной государственной гарантией, поэтому СЕС по-прежнему рассматривается населением как наиболее надёжное место хранения сбережений. Ещё одним, хотя и запоздавшим, но всё равно актуальным шагом стало создание Фонда страхования вкладов. Все банки, принимающие вклады, обязаны сделать в него взнос в размере 1% от уставного капитала. Фонд гарантирует выплату вкладов до 10 млн лей (3 тыс. долларов). Одновременно с созданием Фонда ЦБ прекратил всякую поддержку неплатёжеспособных банков. Шаткая и сотрясаемая скандалами банковская отрасль Румынии привлекает, тем не менее, иностранных инвесторов: в 1996 году лицензию получил RoBank с участием английского и турецкого капитала.
Румыния в числе большинства других стран Восточной Европы присоединилась к процессу противодействия отмыванию денег. В стране предусмотрена обязательная идентификация личности клиента при совершении операций на сумму свыше 15 тыс. экю. Финансовая документация должна храниться в течение 5 лет. Законодательство Румынии обязывает финансово-кредитные учреждения, а также юристов и других частных лиц-резидентов сообщать специальному Управлению по обработке финансовой информации о всех подозрительных сделках. Босния и герцеговина^ хорватия, словения
Центральный банк Боснииначал свою работу в 1997 году. Его валютные резервы составляют 150 млн немецких марок. Банк имеет штаб-квартиру в Сараево и 2 филиала в городах Мостар и Пале. По-оло
скольку Хорватско-мусульманская федерация и сербская часть Боснии до сих пор не могут прийти к согласию относительно дизайна единых денежных знаков, ЦБ пока работает только с безналичными деньгами. Главной задачей ЦБ является введение единой национальной валюты, обменный курс которой к марке планируется установить в соотношении 1: 1. Однако пока в Боснии обращаются четыре валюты: югославский динар, боснийский динар (принимается на севере страны), хорватская куна (на юге), немецкая марка — единственное платёжное средство, которое имеет повсеместное хождение. Национальный банк Хорватииучреждён 25 июня 1991 года, в день провозглашения независимости страны. В декабре 1991 года введён хорватский динар, а в октябре 1993 года—куна. Закон о Национальном банке Хорватии был принят в 1993 году, а его дополненное издание— в мае 1995 года.
Одной из главных целей своей политики НБ Хорватии объявил сокращение норматива минимального резервирования. Выполнению этой задачи способствует быстрое развитие рынка государственных казначейских облигаций, которое позволило нейтрализовать давление излишней денежной массы. Инфляционное давление минимально как со стороны денежно-кредитного, так и реального секторов экономики, темпы инфляции (3—4% в 1996 году) остаются одними из самых низких среди стран, находящихся на переходном этапе. МВФ объявил о том, что Хорватия выполнила все достигнутые с ним договорённости, за исключением мер по модернизации банковского сектора.
В Хорватии насчитывается 63 банка, основными из которых владеют их должники и клиенты. На долю двух банков— Загре-бакс Банка (ЗБ) и Привредна Банка Загреб (ПБЗ) —приходится около 80% банковского бизнеса в стране. Следующие по размеру и значимости семь банков региональные , остальные—небольшие частные банки с недостаточной капитализацией и появившиеся совсем недавно шесть новых иностранных банков.
Открытие филиалов иностранных банков, последним из которых стал Банк Австрия, подтверждает растущую надёжность хорватской куны и укрепляющиеся торговые связи с Австрией и другими соседними странами. Переводы эмигрантов в объёме более 500 млн долл. в год, большая диаспора в Германии и других странах обусловили традицию хранения сбережений на иностранных счетах либо в иностранных банках соседних стран. Этому способствовали и гиперинфляция в бывшей Югославии, и политичес
кий риск владения валютными счетами в стране. В 1991 году Центральный банк Федеративной Югославии заморозил валютные счета по всей стране и нанёс ощутимый удар по надёжности всех коммерческих банков, появившихся в новых независимых республиках. Правительство Хорватии пошло на урегулирование этой проблемы путём перерегистрации заблокированных счетов на 3, 5 млрд долларов как части государственного долга. Оно эмитировало две серии процентных облигаций с 10-летним сроком погашения, которыми торгуют на Загребской фондовой бирже. Разрешено также частично использовать средства на замороженных счетах на приобретение квартир и приватизацию активов.
Правительство и НБ Хорватии предпринимают большие усилия по повышению эффективности и прозрачности деятельности лучших хорватских банков. Финансируемая государством программа реструктуризации решает проблему безнадёжных долгов. Реструктуризация началась в 1994 году, когда Национальный банк Хорватии решил передать ПБЗ и три региональных банка новому государственному агентству страхования депозитов и санации банков. Макроэкономическая стабильность и реструктуризация повысили привлекательность хорватских банков и Позволили иностранным банкам расширить своё присутствие в Хорватии. Почти ежемесячно выдаются банковские лицензии иностранным кредитным институтам, что стимулирует конкуренцию. В условиях насыщения финансово-кредитного рынка выживут лишь те местные банки, которые смогут использовать свои преимущества и расширить спектр предоставляемых услуг. Хорватская экономика дорого платила за свои неэффективные банки из-за наличия больших банковских маржей, что приводило к установлению недоступно высоких процентных ставок. Однако и в этой области ситуация постепенно стабилизируется. Летом 1996 года ставки краткосрочного денежного рынка резко понизились, в течение же следующего года превышение ставки ссудного процента над стоимостью иностранных займов упало с 5—7% до 1—2%. Это создало условия для роста инвестиций, но одновременно и большую угрозу выживанию мелких банков. Отсюда неизбежно актуализировался вопрос консолидации банковского сектора. Одновременно с НБ Хорватии 25 июня 1991 года, в день провозглашения независимости Словении, был основан Банк Словении. В октябре 1991 года введена национальная валюта — толар. Закон о Банке Словении был принят 25 июня 1991 года, а его устав — 15 декабря 1992 года.
В 1991 году после распада Югославской Федерации прекратила существование группа Люблянска Банка из-за серьёзных проблем с ликвидностью. Тогда правительство приняло меры по её спасению, а также вызволению из трудностей двух коммерческих банков Кредитив Банка Марибор и Комерчиальна Банка Нова Гори-ка (в последующем произошло их слияние). Валютные вклады банков в бывшем Центральном банке Югославии были конфискованы Белградом в то время, когда в результате экономического спада банки испытывали проблемы с безнадёжными кредитами. Три года спустя правительство приняло обязательства по депозитам и безнадёжным ссудам, провело рекапи-тализацию банков путём эмиссии казначейских процентных облигаций с 30-летним сроком погашения и учредило Агентство по санации банков с целью поглощения, реструктуризации и последующей приватизации. В результате распада группы Люблянска Банка и учреждения новых местных банков в стране образовалось 34 банка, что слишком много для страны с 2-миллионным населением. С целью стимулирования слияний и поглощений в сентябре 1995 года ЦБ увеличил минимальные требования к собственному капиталу банков для получения генеральной банковской лицензии на совершение банковских операций до 60 млн марок (44, 4 млн долларов), но процесс консолидации осложняется тем, что многие банки ревностно отстаивают свою независимость. Отрицательной стороной этого решения стало непроизвольное ограничение присутствия на местном банковском рынке иностранных банков. Так, например, Сосьете Женераль открыл банк лишь с лицензией на ограниченный перечень операций. Выходом из этой ситуации является разрешение иностранным банкам открывать, кроме дочерних фирм, ещё и отделения. Это позволит усилить на местном рынке банковских услуг конкуренцию, что будет способствовать консолидации банковского сектора. * * *
Таким образом, для банков Хорватии и Словении характерны проблемы, практически одинаковые для стран на переходном этапе. Правительства рассматриваемых стран предприняли серьезные усилия и произвели значительные финансовые вливания для компенсации владельцам средств на валютных счетах, замороженных Центральным банком СФРЮ при распаде государства, а также
для рекапитализации испытывающих трудности банков и реструктуризации всей банковской системы. Ценовая стабильность в этих странах делает их банковские системы привлекательными для иностранных банков, но процесс финансово-экономического развития и интеграции молодых государств с высоким потенциалом в западноевропейскую финансовую систему сдерживается политической нестабильностью в регионе. • Эстония
В банковской сфере Эстония может стать примером для других стран на переходном этапе. В 1992—1993 годах треть банков страны разорилась, а центральный банк и правительство отказались прийти им на помощь. Жесткая позиция властей, постепенное совершенствование законодательства по аудиту и надзору сделали свое дело. Теперь эстонские банки считаются наиболее надежными в регионе, их число сократилось с 42 в 1992 году до 15 в 1996 году. Благодаря слияниям будет происходить и дальнейшее снижение количества банков.
В 1994 году Банк Эстонии (ЦБ) предписал 11 банкам не выплачивать дивиденды, а направлять всю прибыль на наращивание собственного капитала. Постепенно повышался минимальный размер уставного капитала для эстонских банков. С января 1998 года этот показатель составляет 75 млн крон (6, 7 млн долларов).
В результате продуманных, четких, а иногда и жестких мер в Эстонии созданы благоприятные условия для развития банковской системы: ежегодный 11-процентный экономический рост, хорошо отлаженная прозрачная экономика с устоявшейся макроэкономической средой и незначительная конкуренция со стороны иностранных банков. В последнее время отмечается значительный рост банковских активов, прибыли и цен на акции. Эстонские банки, в отличие от российских и других восточноев
ропейских, смогли вырасти без помощи рынка казначейских долговых обязательств, что, как показали события на российском финансовом рынке 1998 года, весьма немаловажно. Совокупные банковские активы на душу населения в Эстонии составляют 1403 долл. , что значительно больше, чем в Латвии (951 долл. ) и Литве (443 долл. ). В банковском секторе доминируют 3 банка — Ханзабанк, Объединенный банк Эстонии и Эстонский сберегательный банк, на долю которых приходится около трех четвертей всего рынка банковских услуг. Крупнейшим банком в Эстонии, да и во всей Прибалтике, является Ханзабанк. После банковского кризиса 1992— 1993 года Ханзабанку, не обремененному безнадежными долгами, удалось создать эффективную структуру, внедрить новейшую технологию и трансформироваться в современный универсальный банк с 40-процентным охватом корпоративного банковского рынка страны. Затем он начал развивать операции с широкой клиентурой, открыл 24 филиала, внедрил 90 банковских автоматов и услуги по телефону. Его капитал к концу 1996 года возрос до 121 млн долларов, совокупная стоимость активов до 17 млрд крон.
В области привлечения депозитов лидирующее положение занимает Эстонский сберегательный банк с 220 филиалами и большей частью банковских автоматов. Он расширил диапазон предлагаемых широкой клиентуре услуг, купил Эстонскую страховую компанию. Эстонские банки активно переносят свою деятельность на Латвию и Литву и восстанавливают связи с Россией. Это обусловлено тем, что национальный рынок невелик. Так, Ханзабанк открыл филиалы в Санкт-Петербурге и Риге, приобрел 9-й по величине банк Латвии Дойче Леттинге Банк, именуемый теперь Ханзабанк— Латвия. Дочерняя инвестиционная компания Ханзабанка “Хан-за Инвестнент Менеджмент” планирует учредить в Финляндии первый европейский инвестиционный фонд, который будет размещать привлеченные средства исключительно в странах Балтии. “Ханза Инвестнент Менеджмент”выступает в качестве главного консультанта Сосьете Женераль Балтик Республике Фонд, закрытого инвестиционного трастового фонда, учрежденного в 1994 году в оффшорной зоне острова Гернси. И появление такой компании в Эстонии не является случайным, так как в ней очень быстрыми темпами развивается и отечественная инвестиционная отрасль. С 1995 года в Эстонии было основано 23 инвестиционных фонда, управлявших к концу 1997 года активами в 1, 4 млрд крон (175 млн немецких марок). Их деятельность регулируется вступив
шим в апреле 1997 года новым законом об инвестиционных фондах, отвечающим нормативам ЕС. Эстонская финансовая система интегрирует в мировой финансовый рынок и благодаря доступу эстонских банков к средне- и долгосрочным займам международных финансовых учреждений. В результате доля среднесрочных кредитов в их портфелях постоянно растет. Кроме положительных моментов, прямой доступ на международные рынки капитала, по мнению ряда экспертов, может привести к"повышению количества кредитов, выдаваемых рискованным секторам экономики, в частности, — компаниям, осуществляющим операции с недвижимостью. Незначительный объем безнадежных кредитов (около 2 % совокупного кредитного портфеля) свидетельствует скорее о благоприятном экономическом климате, нем о качестве кредитов. Банк Эстонии, осознавая возможную опасность в случае ухудшения общеэкономической ситуации в стране, потребовал от коммерческих банков повысить коэффициент достаточности собственного капитала с 8 до 10% и одновременно увеличить резервы на покрытие безнадежных долгов.
Серьезной проблемой в развитии отношений между Россией и Эстонией стала продажа Банком Эстонии предположительно в Чечню 1, 46 млрд рублей, собранных в ходе денежной реформы 1992 года. Этими действиями Эстония нарушила соглашение между ЦБ РФ и Банком Эстонии. Российская сторона в лице МИД РФ требовала компенсировать нанесенный ущерб в валюте по курсу на момент денежной реформы, однако это требование не было удовлетворено, так как Государственный суд Эстонии не нашел состава преступления в действиях лиц, совершивших данную сделку. * * *
Таким образом, банковская система Эстонии является наиболее благополучной среди банковских систем бывших прибалтийских республик СССР. Быстро преодолев последствия серьезного кризиса начала 90-х годов, власти Эстонии создали эффективную систему банковского надзора, обеспечили консолидацию банковского сектора, защитив его на переходном этапе от иностранных конкурентов. Кроме того, быстрому развитию эстонских банков, расширению их присутствия в соседних странах в значительной мере способствовала благоприятная общеэкономическая ситуация в стране. латвия
В Латвии в 1989—1992 годах появилось 67 финансово-кредитных учреждений, многие из которых не располагали ни достаточным собственным капиталом, ни квалифицированными специалистами. К 1995 году количество банков сократилось до 45, а к сентябрю 1996 года — до 35. У большинства из прекративших свое существование банков были отозваны лицензии, ряд из них объявлен неплатежеспособными. В 1995 году из 45 банков лишь 16 имели лицензии на прием депозитов, к 1996 году число таких банков сократилось до 11. Приведенная динамика свидетельствует о том, что 1993—1996 годы стали для банковского сектора тяжелым периодом. Наиболее громким и болезненным стало банкротство крупнейшего латвийского банка Балтия (с ежегодным оборотом в 5 млн долларов), в котором были сосредоточены 40 % вкладов населения и каждый пятый житель Латвии имел вклады. Банк Балтия привлекал депозиты под проценты значительно выше рыночных, а также предоставил в свое время российскому банку Инте-рэк 150 млн руб. в обмен на низкопроцентные российские гособлигации со сроком погашения в 2008 году, что и послужило одной из главных причин банкротства. Примечательно, что самих облигаций никто не видел, так как по соглашению они должны были храниться до погашения в российском банке. Серьезность последствий банкротства банка Балтия подтверждает тот факт, что совокупные убытки банка превосходили налоговые поступления в бюджет Латвии за год. Всего к началу 1996 году свою деятельность прекратили банки, на долю которых приходилось 40 % всех банковских активов и 41 % банковских вкладов, что позволяет дать оценку этому процессу — “тяжелый кризис”. Причины кризиса простирались от рискового финансирования торговых операций и неудачных спекуляций с национальной валютой до противозаконных действий. Не оправдала себя политика латвийского центрального банка, рассматривавшего конкуренцию как наиболее эффективное средство надзора за коммерческими банками. Слабый надзор усугублялся несовершенством систем банковской отчетности и налогообложе
ния, отсутствием необходимой правовой базы, коррупцией и нехваткой квалифицированных управленческих кадров. Правительство Латвии не смогло остаться в стороне при решении вопроса о возмещении ущерба от банкротства банков. Взяв на себя руководство банком Балтия, оно выплачивало индивидуальным вкладчикам компенсацию в размере до 200 латов, юридические лица и акционеры банка компенсации не получили. Реакцией властей Латвии для предупреждения в дальнейшем подобных кризисов явилось введение новой жесткой системы банковского регулирования. Ее, действительно, нельзя назвать либеральной. Латвийские банки должны резервировать в Банке Латвии средства, эквивалентные 8 % среднего объема их депозитов, иметь уставный капитал по меньшей мере в 2 млн лат (3, 9 млн долл. ), сохранять отношение акционерного капитала к совокупным активам на уровне 10% — на 2 процентных пункта выше установленной Базельским комитетом цифры и избегать дисбаланса в кредитовании и владении акциями. Банк Латвии проводит регулярные инспекционные проверки банков, а также обязал их проходить аудиторские проверки признанными независимыми компаниями. Кроме того, банкам запрещено предоставление кредитов инсай-дерам на общую сумму свыше 15 % от собственного капитала и кредитов на особых условиях. Размер открытых валютных позиций ограничен 40 % от собственного капитала. Установлен размер компенсации частным вкладчикам в пределах до 500 латов. Многократно повышен минимальный размер собственного капитала банков до 3 млн латов (5, 6 млн долларов). Процесс совершенствования регулирования банковской системы сопровождался ее концентрацией. Крупнейшим банком страны является Парекс Банк с активами, по данным на 1997 год, в размере 173 млн лат, за ним следует Латвияс Унибанк (158 млн лат) и Ригас Коммерцбанк (106 млн лат).
Несмотря на пережитое потрясение, банковская система Латвии имеет позитивную тенденцию развития: только в 1996 году активы латвийских банков выросли на 36 %, их акционерный капитал — на 42 %, общий объем предоставленных кредитов — на 16 %, привлеченных вкладов — на 31 %. Достаточно высокий уровень оказания финансовых услуг в стране еще больше возрастет благодаря подключению все большего числа банков к системе СВИФТ и другим электронным платежным системам. Наряду с этим в Латвии действуют либеральные банковские законы: латыши и иностранцы могут иметь счета в любой валюте, отсутствуют ограничения по операциям с валю
той, имеется возможность открытия закодированных счетов, могут осуществляться услуги, свойственные банкам оффшорных зон. Всё это создаёт условия для привлечения внимания к Латвии иностранных бизнесменов. В Риге уже действуют филиал французского Сосьете Женераль и представительство германского Дрезднер Банка. Выгодное географическое положение, наличие трех портов, хорошей коммуникационной сети и многочисленное русскоязычное население обуславливает значительный приток свободных средств из республик бывшего СССР. По данным Латвийской ассоциации коммерческих банков, 24% совокупного капитала банковского сектора в размере 2, 2 млрд долларов принадлежит иностранцам, по большей части с Востока. По другим источникам, этот показатель колеблется от 40 до 50 %. Десятки миллионов долларов ежемесячно проходят через латвийские банки по пути на Запад. Оборотной стороной высокодоходного бизнеса стали контрабанда и отмывание грязных денег, так как законов по борьбе с последним пока не существует. Однако рано или поздно Латвии придется ужесточить банковское законодательство, если она хочет войти в Европейский союз. Итак, банковская система в Латвии пережила кризис позже, чем в Эстонии, он был намного более жестоким и длительным. Его причинами стали: слабые банковское законодательство и надзор, рискованные кредитные вложения латвийских банков, отсутствие эффективной системы защиты национальной валюты от спекуляций и многое другое. Введение после кризиса жесткой системы банковского регулирования быстро дало положительные результаты. Этому способствовало: выгодное экономическое положение страны, развитая инфраструктура для торговли, либеральное банковское законодательство в отношении широких прав кли-. ентов банков и высокий уровень банковской тайны. литва
К 1995 году в Литве после ряда банкротств функционировало лишь 19 банков (приблизительно 1 банк на 200 тыс. населения). К середине 1997 года в стране осталось лишь 11 действующих банков. По
скольку литовские банки слишком долго работали в условиях, не отвечавших международным стандартам, государству пришлось предоставлять гарантии под активы четырех из семи крупнейших банков с тем, чтобы предотвратить их крах с непредсказуемыми для всей экономики последствиями. Около 20 % всех банковских активов Литвы приходится на просроченные кредиты, поэтому даже для избежавших банкротства литовских банков западными банками было приостано"влено большинство кредитных линий. Место временно ушедших с прибалтийских рынков частных банков западных стран пока заняли их правительства и международные финансовые организации, понимающие, что без их помощи Литве, как и другим странам Балтии, не удастся построить современную банковскую систему и наладить тесные экономические связи с Западом. Германия принимает участие в создании и финансировании Литовского банка развития, который будет предоставлять местным компаниям производственные кредиты сроком на 5—7 лет. Усиление влияния международных финансовых организаций благоприятно сказалось на банковском секторе Литвы. В частности, под давлением МВФ и Всемирного банка санация банковского сектора стала приоритетной задачей правительства и парламента страны. Наметилась тенденция роста независимости Национального банка Литвы и реализации его планов по ужесточению банковского надзора. Также в стране идет реформа в области валютной политики: к ЦБ переходят функции валютного управления, обсуждается вопрос об отмене привязки лита к доллару США и его переориентации на корзину валют или на евро.
В 1997 году в Литве активизировалась деятельность зарубежных инвестиционных фондов. Лидирующие позиции занимают английские инвестиционные компании “Меркьюри” и “Флеминге”, а также германская “ДИТ”и дочерняя компания Дрезднер Банка. Ими заключен ряд соглашений с местными банками-депозитариями. Иностранцев привлекают позитивные перспективы экономического развития страны, наличие высококвалифицированной рабочей силы при относительно низком уровне оплаты труда, тесные торговые связи со странами бывшего СЭВ и, прежде всего, с Россией. китай
Особенности построения банковской системы Китая отражают общую ситуацию в стране, в которой одновремен- ' но уживаются элементы административно-командной системы и рыночной экономики, а экономика является “социалистической рыночной”. Во главе банковской системы Китая стоит Народный банк Китая (НБК), отвечающий за денежно-кредитную политику и выполняющий надзорные функции. Закон о народном банке Китая был принят 18 марта 1995 года и вступил в силу в тот же день. Этим документом НБК объявляется Центробанком КНР, банком всех других банков и правительства, а также запрещается любое вмешательство в его деятельность. Для обеспечения экономического роста страны и поддержания стабильного курса национальной валюты перед Центробанком поставлены следующие задачи: • разработка и реализация денежно-кредитной политики; • выпуск денег и управление денежным обращением;
• контроль над деятельностью банковских и финансовых учреждений в соответствии с нормативными актами; • принятие декретов и постановлений о финансовых операциях; • хранение валютных и золотых резервов государства и управление ими; • сбор статистических данных, проведение опросов и анализов, составление прогнозов по финансовым вопросам. Закон дает Центробанку право:
• требовать, чтобы финансовые учреждения депонировали резервы по ставкам ЦБ; • устанавливать базовую процентную ставку;
• переучитывать векселя финансовых учреждений, имеющих счет в ЦБ; • предоставлять кредиты коммерческим банкам;
• покупать и продавать на открытом рынке облигации государственных займов или другие государственные облигации, а также валюту.
В качестве эмиссионного института Народный банк Китая несет полную ответственность за печатание и выпуск в обращение юаней. ЦБ ежегодно составляет общий кредитный план, регулирующий поступление денег в народное хозяйство. Государственные коммерческие банки исходят из общего плана при составлении собственных кредитных планов, содержащих контрольные цифры по кредитованию, оБъему вкладов и рефинансированию центральным банком. Ставки по кредитам и вкладам устанавливаются ЦБ. Коммерческие банки проводят самостоятельную кредитную политику только в рамках средств, полученных от сверхплановых вкладов. Рефинансирование банков осуществляется НБК по варьируемым ставкам, которые не отражают реальной стоимости кредита. В связи с этим возможности комбанков по регулированию собственной ликвидности при помощи этого инструмента весьма ограниченные. Из традиционных инструментов денежно-кредитной политики используются названный выше переучет векселей и резервные требования. Резервные требования применяются к пассивам баланса, и ставки разнятся в зависимости от принадлежности вкладов юридическим или физическим лицам. Названные инструменты регулирования денежной массы недостаточно эффективны, так как переучет векселей малораспространен, а резервные требования перекрываются большими сверхнормативными резервами. Что касается процентных ставок, традиционного в других странах инструмента денежно-кредитной политики, то они не могут применительно к условиям Китая пока рассматриваться как основной инструмент ввиду неразвитости денежного рынка и невозможности сводного их установления. Однако вместе с сокращением доли госсектора в экономике процентные ставки постепенно будут выходить в ряд основных инструментов денежно-кредитной политики. В этом процессе велика роль НБК, политика которого во многом определяет ставки по краткосрочным кредитам на зарождающемся межбанковском рынке. НБК жестко подчинен Госсовету Китая и все наиболее важные решения в области денежно-кредитной политики принимает лишь с его одобрения. НБК формирует денежную политику и представляет на одобрение Госсовета предложения в области регулирования денежной массы, валютного курса и процентных ставок, которые, как правило, принимаются. По заявлению председателя
Народного банка Китая, решения по установлению процентных ставок принимаются им единолично, и обычно только один или два человека в центральном банке, кроме него, заранее осведомлены. В этих решениях отражаются не только потребности финансового рынка, но и положение в различных секторах экономики, прежде всего в государственном. Так, например, в 1996 году НБК дважды прибегал к снижению процентных ставок, облегчая положение испытывающих кризис госпредприятий и одновременно уменьшая прибыли госбанков. Теоретически государство устанавливает значительные маржи между ставками по кредитам и вкладам, что в принципе должно обеспечивать банкам солидную прибыль и невозникновение процентных рисков. Однако разграничение кредитов по целям и срокам, а также отсутствие у государственных предприятий стимулов к получению прибыли ведут к ухудшению качества кредитных портфелей банков и быстрому росту дебиторской задолженности. В результате Центробанк был даже вынужден создать специальный компенсационный фонд для оказания помощи госбанкам, предоставлявшим госпредприятиям льготные кредиты. В будущем выделение льготных кредитов планируется прекратить. Имея столь неэффективную, на первый взгляд, финансовую систему, ЦБ Китая , тем не менее, достиг замечательных успехов в сдерживании инфляции в условиях бурного экономического роста. ВВП в 1992—1997 годах рос на 12% в год при среднегодовой инфляции в 13%. Теоретически следующим этапом реформы финансовой системы Китая должно было бы стать введение полной конвертации юаня. Но этому помешал разразившийся мировой финансовый кризис.
Однако ЦБ ещё далеко не полностью наделен полномочиями самостоятельного учреждения, а банковская система слишком слаба, чтобы справиться с потоком иностранных инвестиций, который должен резко увеличиться в случае перехода к полной конвертации национальной валюты. Крупные китайские банки все ещё остаются, в основном, каналами финансирования убыточного госсектора, и ЦБ не располагает адекватной системой надзора, которая могла бы обеспечить контроль за потоками капитала. Кроме того, даже в нынешних условиях многие китайские фирмы занимаются по фиктивным экспортным документам контрабандой капитала, который потом используется для спекулятивных операций на фондовых и фьючерсных рынках. В связи с этим, несмотря на неуклонное укрепление национальной валюты, Китай пока не
вводит полную конвертацию юаня. Китайское руководство планирует предпринять этот шаг только после реализации серии мер, направленных на уменьшение зависимости госпредприятий от государственных субсидий, перевод банковского сектора на коммерческую основу и более совершенное регулирование фондового рынка. Эти реформы, известные как“переход к социалистической рыночной экономике”, должны завершиться к 2010 году. Вместе с тем в политике НБ Китая всё же прослеживается последовательное стремление к постепенному введению конвертируемости юаня. С марта 1996 года национальная валюта начала конвертироваться в четырех экспериментальных центрах: Шанхайе, Шэньгжене, Даляне и провинции Ченьсу. С 1 июля 1996 года иностранные компании могут покупать твердо конвертируемую валюту в любом китайском банке, в то время как до этого они могли купить валюту на так называемых“обменных рынках”, где всегда ощущался дефицит то долларов, то юаней. Кроме того, иностранные инвесторы получили возможность репатриировать прибыль при условии предъявления справки о полученных дивидендах. Но пока ограничения сняты лишь в области совершения текущих операций.
Серьезные проблемы возникли у Китая в 1997 году в связи с девальвацией валют соседних азиатских стран. Опасность укрепления собственной валюты для Китая заключалась в том, что оно подрывало конкурентоспособность китайских товаров и, следовательно, замедляло экономический рост (свыше 11% экспорта Китая приходится именно на эти страны, которые к тому же являются его прямыми конкурентами на нескольких рынках). На фоне девальвации валют соседних стран китайский юань, связанный с гонконгским долларом, курс которого искусственно защищен привязкой к доллару США и завышенными процентными ставками, медленно, но верно рос из-за высокого спроса на него на внутреннем рынке. Вследствие противоречия этой тенденции с интересами национальной экономики НБК ежедневно был вынужден скупать на валютных рынках до 100 млн долларов. Вместе с тем девальвация юаня неизбежно должна была привести к дальнейшему увеличению положительного сальдо внешнеторгового баланса по отношению к США (а в 1997 году оно достигло 44 млрд долларов). Вследствие этого могла начаться торговая война между Вашингтоном и Пекином. Но неблагоприятные события финансового кризиса, затронувшего и Китай, привели к тому, что юань все-таки был девальвирован.
По состоянию на конец 1997 года, валютные резервы составляли свыше 130 млрд долларов (20 млрд в 1991 году). Более 70% этих резервов были номинированы в долларах США и помещены в казначейские облигации США. Однако правительство страны уже неоднократно рассматривало возможность диверсифицировать состав национальных резервов с целью уменьшить “чрезмерную зависимость” от одной валюты. Даже упоминание этой темы второстепенными китайскими правительственными чиновниками приводит власти США в волнение и делает позицию США более гибкой по многим экономическим вопросам. В рамках проводимой в Китае реформы финансового сектора экономики предусматривается реорганизовать и НБК— перестроить его по образцу Федеральной резервной системы США. До 2000 года ЦБ предполагает закрыть большинство из своих более чем 30 провинциальных отделений и организовать 10—15 межрегиональных филиалов, пытаясь таким образом ограничить влияние местных властей на банковский сектор. Закон о коммерческих банках был принят 10 мая 1995 года и вступил в силу 1 июля. Его целью является защита интересов коммерческих банков, их вкладчиков и клиентов, регулирование и контроль их деятельности, обеспечение стабильности банковских операций и финансового сектора. Действие этого документа распространяется на все китайские государственные, частные банки и банки со смешанной формой собственности, кредитные кооперативные компании, совместные китайско-иностранные банки, а также дочерние компании иностранных банков. Закон устанавливает, что коммерческий банк является юридическим лицом с правом принимать вклады клиентов, предоставлять кредиты и полный набор банковских услуг, в частности таких, как размещение и продажа государственных облигаций, выдача документарных аккредитивов, аренда сейфов ит. н. Для учреждения коммерческого банка требуется наличие минимального капитала в размере 1 млрд юаней, а для создания городского и сельского кооперативного банка—соответственно 100 млн и 50 млн юаней. Нарушение закона и нормативных актов кредитными учреждениями наказывается штрафом в сумме от 10000 до 50000 юаней, а в особо серьезных случаях НБК может закрыть допустившее нарушения учреждение и отозвать выданную ему лицензию. Действующие в Китае банки можно разделить на 3 группы: • первая — специализированные государственные коммерчес
кие банки, выделившиеся из системы НБК. Это Промыш-ленно-коммерческий банк Китая, Банк народного строительства, Сельскохозяйственный банк Китая и Банк Китая; • вторая группа — местные частные коммерческие банки; • третья группа — иностранные банки.
Специализированные банки занимают доминирующее положение в банковской системе Китая. На них приходится 72% всех банковских активов. Каждый из них имеет собственную нишу:
• Промышленно-коммерческий банк, обладающий самой большой сетью отделений, работает как универсальный банк, обслуживает городских вкладчиков, обеспечивает платежный оборот в городах, кредитует преимущественно госпредприятия в промышленности и торговле. Основной источник ресурсов — вклады физических и юридических лиц. • Банк народного строительства занимается инвестиционной деятельностью, предоставляя долговременные кредиты на цели экономического развития. Это направление стало центральным в деятельности банка с тех пор, как прямое бюджетное финансирование было заменено в Китае долгосрочным кредитованием. • Сельскохозяйственный банк обслуживает сельские районы, но в последнее время стал распространять свою деятельность и на городские территории. • Банк Китая занимается финансированием внешней торговли и операциями на международных финансовых рынках. Его активы оцениваются в 240 млрд долларов, и по их объему он входит в десятку крупнейших банков мира.
Несмотря на то, что эти банки являются специализированными, они идут по пути универсализации, вторгаясь в сферы деятельности друг друга. Одним из основных источников капитала для коммерческих госбанков служат выпускаемые за границей казначейские векселя. Управление банковской системой в значительной степени носит директивный характер. Так, например, в 1995 году циркуляром НБК специализированным госбанкам было запрещено совершать трастовые и инвестиционные операции, а также поддерживать связи с взаимными и инвестиционными фондами, заниматься торговлей ценными бумагами. Вместе с тем им было разрешено выпускать собственные облигации и проводить подписку на государственные. Государственными спецбанками осуществляется интенсивная
программа компьютеризации. Банк Китая, например, тратит на модернизацию информационных технологий порядка 200 млн долларов в год, а Народный строительный банк (НСБ) израсходовал на эти цели 1, 8 млрд юаней.
Одной из наиболее актуальных задач, стоящих перед спецбанками, является усиление контроля за деятельностью отделений, которые находятся под влиянием местных органов власти и не желают расставаться с избыточной ликвидностью.
Особого внимания заслуживает ситуация в вопросах кредитования. Государственные органы страны оказывали прямое вмешательство в оперативную деятельность банков с целью кредитования госпредприятий и приоритетных, с точки зрения правительства, проектов. По существу правительство прибегало к этому виду финансирования для предотвращения краха убыточных предприятий. Вмешательство осуществлялось путем распределения кредитных квот среди банков. Кредитные квоты были введены более 40 лет назад в качестве инструмента контроля центрального правительства за кредитованием госпредприятий. В 1997 году квота была установлена в размере 800 млрд юаней (97 млрд долл. ). Выделенная госбанкам квота традиционно использовалась ими на поддержку госпредприятий, в то время как кооперативные и частные предприятия, а также фирмы с участием иностранного капитала испытывали трудности с получением коммерческих и инвестиционных кредитов. Результатом такого волюнтаристского подхода стал огромный процент сомнительной задолженности: по данным НБК 20—25% кредитов четырех государственных банков, контролирующих 80% рынка, являются проблемными по западным стандартам, 5—6% подлежат списанию. Таким образом, государственные спецбанки находятся в плачевном состоянии и технически являются неплатежеспособными. В целом, по оценкам банковских аналитиков, от 25 до 40% кредитов, выданных всеми китайскими банками, относится к разряду недействующих. По данным рейтингового агентства“Стэндард энд Пурз”, эта величина составляет около 25%, или 200 млрд долларов. При этом около трёх четвертей из них вряд ли когда будут погашены. Для списания безнадежных долгов и постепенного достижения этими банками 8%-ного уровня достаточности собственного капитала Китай намерен эмитировать специальные облигации на 270 млрд юаней (32, 6 млрд долларов). В случае удачной рекапита
лизации банки смогут получить лицензию на расширение операций за рубежом. Относительно небольшой внутренний облигационный долг — порядка 490 млрд юаней, или всего 7% ВВП, — может обеспечить успех специального выпуска облигаций, которые будут, видимо, покупаться мелкими банками, небанковскими финансовыми учреждениями и госпредприятиями. В связи с необходимостью санации балансов госбанков в 1997 году Минфин разрешил банкам списывать ежегодно безнадежные долги в размере 3% от совокупных активов, вместо ранее предусмотренного 1%. В 1997 году было списано кредитов на 30 млрд юаней. В 1998 году списанию подлежали кредиты на 50 млрд юаней (6, 04 млрд долл. ), в следующие два года— на 60—70 млрд (около 8 млрд долл. ). В рамках реформы финансового рынка вводится классификация проблемных кредитов согласно международным стандартам. Однако наиболее важным для китайской банковской системы является решение отменить антирыночные кредитные квоты для государственных коммерческих банков, что должно стимулировать развитие частных коммерческих банков, облегчить доступ к кредитам со стороны частных компаний. По мнению аналитиков, отказ от квот может в скором времени привести к сокращению общих объемов кредитования госпредприятий. Китайские госбанки, обремененные безнадежными долгами, в последнее время уже и сами неохотно предоставляли кредиты госпредприятиям, многие из которых с трудом входят в рыночную экономику. Доля госбанков в общем объеме новых кредитов постоянно снижается по мере роста числа новых банков и других финансовых учреждений.
Кроме внутренней конкуренции в группе специализированных банков, ее угроза идет и от частных коммерческих банков. Так, например. Шанхайский Банк связи, первый из таковых, образованный ещё в 1987 году и открывший с тех пор филиалы в Нью-Йорке, Лондоне и Токио, нарушил монополию Банка Китая в области международных финансовых операций.
Ещё в январе 1995 года ЦБ разрешил Банку связи самостоятельно определять объемы кредитования исходя из размеров привлеченных депозитов, а не на основе спущенных сверху квот, что существенно повысило эффективность его деятельности по сравнению с госбанками. В 1994 году банк объявил об увеличении на 44% активов, стоимость которых достигла 25, 2 млрд долл. , вклады в национальной валюте возросли на 45%, а займы— на 30%. Ин
тенсивное обучение кадров и контакты с зарубежными банками позволили банку расширить спектр оказываемых услуг и улучшить качество управления. Располагая 3% банковских активов страны, Банк связи обеспечил среднюю доходность своих активов в 1993 году на уровне 2, 37% по сравнению с 0, 52% в целом по отрасли. Банк связи в наименьшей степени нуждается в государственной поддержке и имеет меньше всех претензий к центру. Государство владеет лишь 21% его акций, остальное принадлежит местному правительству и госпредприятиям. Банк связи лидирует среди коммерческих банков, в том числе и с участием государства в капитале. Но с каждым днем стремительно расширяется деятельность новых и менее крупных коммерческих банков. Планируется объединить несколько городских кредитных кооперативов в банки с полным набором услуг. На негосударственный сектор Китая приходится 20% ВВП, однако до ноября 1995 года он не имел своего банка и игнорировался государственными банками. Первым частным банком стал Миншенг, открытый в ноябре 1995 года с уставным капиталом 3 млрд юаней (около 360 млн долларов США). Его учредителями стали 50 фирм, большинство из которых являются членами китайской Промышленной и коммерческой ассоциации негосударственных компаний. Ранее эти компании были вынуждены занимать средства частным путем под 30% годовых на черном рынке.
Традиционное для Китая администрирование распространяется и на регламентацию внутренних механизмов принятия решений в банках. С целью создания банковской системы по западному образцу в Китае еще в июле 1995 года были введены стандартизированные правила кредитования, которые, по мнению их разработчиков, должны обеспечить защиту банков в условиях роста банкротств и помочь банкам стать настоящими коммерческими учреждениями, а не просто органами кредитования государства. Согласно этим правилам банки должны проводить предварительное изучение фирмы на предмет её кредитоспособности. Окончательное решение принимается другим подразделением банка, а не отделом, проводившим исследование. Банк и заёмщик подписывают соглашение с указанием суммы, сроков, процентных ставок и целевого назначения. Банковские ссуды нельзя использовать для инвестирования в ценные бумаги или спекулятивных операций с акциями, фьючерсами или недвижимостью. Если заёмщик
вовремя не погашает ссуду, он обязан будет выплатить дополнительный процент. Правила также запрещают любым государственным ведомствам и фирмам предоставлять ссуды, а также предусматривают защиту интересов банков в случае банкротств фирм. Последние должны заранее информировать об этом банки, задействовать их в процесс ликвидации и обеспечить им компенсацию в виде залога или других гарантированных возмещений.
Кроме банковских организаций в Китае, как и во многих других странах, широкое распространение получили небанковские финансовые компании, которые помимо разрешенных им биржевых, инвестиционных и фидуциарных операций, операций с недвижимостью, вторгаются и в сугубо банковскую сферу — прием вкладов и предоставление кредитов. Причиной нарушения финансовыми институтами законодательно установленных границ своей деятельности является нехватка кредитных средств в экономике. Избыточный спрос на заемные средства отвечает интересам потенциальных кредиторов, ищущих возможности для вложения средств в условиях небольших или даже отрицательных официальных депозитных ставок. Небанковские финансовые компании предлагают свои услуги обеим сторонам. Результатом тысяч непрофессиональных, во многих случаях мошеннических, сделок на этом “сером” рынке являются миллионные убытки и растущая взаимозадолженность различных финансовых компаний. Даже обращение пострадавших в суд часто не позволяет им получить обратно свои вклады или кредиты.
НБ Китая в 1996 году начал активную борьбу с небанковскими финансовыми компаниями, осуществляющими неразрешенные им операции; кульминацией борьбы стало закрытие 133 из 570 действующих в стране таких структур. Среди закрытых институтов — дочерние компании четырех крупнейших государственных банков (Банка Китая, Банка народного строительства , Сельскохозяйственного банка, Промышленно-коммерческого банка), мелкие городские и сельские кредитные кооперативы, дочерние предприятия страховых, фидуциарных и инвестиционных компаний.
Применяются в Китае и более радикальные меры в области надзора за деятельностью кредитных учреждений. Например, в 1996 году суд г. Чжоншаня провинции Гуадун вынес смертные приговоры двум менеджерам Банка Китая за злоупотребления с резервным фондом в размере 710 млн юаней (86 млн долл. ), созданным для проведения операций с кредитными карточками“Великая
стена”. До ареста приговоренные занимали должности начальника и заместителя начальника отдела в филиале банка в Чжоншане. Два других сотрудника банка получили по пять лет тюремного заключения за невыполнение надзорных функций. Немного ранее, в 1995 году, китайский суд приговорил девять высокопоставленных госслужащих, включая трёх банкиров, к различным срокам заключения от 8 лет, в том числе к высшей мере наказания, по обвинению в коррупции, охватившей более 400 тысяч чиновников. Вице-президенту Жухайского международного траста и инвестиционной компании был вынесен смертный приговор за получение взятки в размере 450000 юаней (55300 долл. ) и пары наручных часов. Директор отдела национальных кредитов также приговорен к смертной казни за злоупотребление служебным положением и растрату 1, 15 млн юаней. Таким образом в Китае пытаются подавить криминальную активность на нарождающихся финансовых рынках: в 1996 году количество преступлений с акциями, облигациями и коммерческими бумагами увеличилось на 87, 8% по сравнению с предыдущим годом, а споры по финансовым контрактам— на 32%, что свидетельствует о том, что финансовые нарушения стали серьезной проблемой в Китае. Недавно в Уголовный кодекс страны были внесены поправки, трактующие отмывание денег и операции с ценными бумагами на основе конфиденциальной информации как уголовные преступления. Однако до сих пор законодательное собрание не приняло пересмотренные основополагающие законы о торговле ценными бумагами и фьючерсами. В 1995 году после большого скандала в Шанхае был введен запрет на облигационные фьючерсы, что затормозило развитие рынка производных финансовых инструментов. В период с 1978-го по 1994 год количество денег населения Китая, находящихся на банковских вкладах, увеличилось в 101 раз, достигнув рекордной цифры в 235 млрд долл. В таких условиях неслучаен интерес, проявляемый к этой стране иностранными банками.
До 1985 года иностранные банки имели право открывать в Китае только представительства. Их число в настоящее время составляет около 300. С 1985 года инобанкам было предоставлено право открывать в 12 специальных экономических зонах (24 городах) отделения и филиалы. Для образования филиала головной банк должен обладать валютой баланса в размере 20 млрд долл. и предста
вить 35 млн долл. дотационного капитала, а также иметь представительство, работающее на китайском рынке не менее двух лет. Народный банк Китая выдает разрешение на открытие филиалов банкам из стран с эффективной системой банковского надзора при наличии благоприятных политических отношений с данной страной и при условии соблюдения принципа взаимности. Создание совместных банков с участием иностранного капитала не получило широкого . распространения ввиду множества проблем, с которыми сталкиваются участники СП в процессе согласования с китайской стороной. Длительное время иностранные банки не имели доступа к операциям в национальной валюте и в основном работали с корпоративными клиентами, финансировали их внешнеторговые сделки и приобретали ценные бумаги. Сторонники постепенных преобразований в экономике возражали против либерализации политики в отношении инобанков в связи с тем, что в стране пока ещё нет достаточно развитого рынка и системы регулирования, которые позволяли бы осуществлять полный контроль за деятельностью инобанков в случае отмены ограничений. Кроме того, они критиковали низкие налоговые ставки для инобанков (15%). На это приверженцы курса быстрых реформ, в том числе и НБК, возражали тем, что установленные для инобанков налоговые ставки обычно консолидируются в книгах материнских компаний как прибыль и с этой прибыли взимается налог в стране, где находится головная контора этой компании. В Японии, например, этот налог может достигать 60%. По мнению сторонников открытия внутреннего рынка для зарубежных банков, расширение допуска в страну инобанков обеспечивает столь необходимую конкуренцию и способствует внедрению и распространению современных методов управления. В результате правительство Китая всё-таки приняло в 1996 году компромиссное решение о доступе ряда иностранных банков к осуществлению в Шанхае операций в местной валюте на экспериментальной основе. Несколько отобранных для этой цели банков получили доступ к привлечению вкладов и предоставлению кредитов в юанях.
В декабре 1996 года НБК выдал лицензии на совершение операций по привлечению депозитов и кредитованию в местной валюте четырём иностранным банкам — Сити-банк, Гонконг Шанхай Бэнкинг Корп. , Бэнк оф Токио-Мицубиси и Промышленный банк Японии. В январе 1997 года к ним присоединились ещё
четыре —английский Стэндард Чартеред Бэнк, японские Санва Бэнк и Дайичи Кангье Бэнк, и Шанхай-Пэрис Интернэшнл Бэнк (СП, созданное французским Банк Насьональ де Пари и Промышленным и коммерческим банком Китая). Следует также отметить, что из 8 банков, получивших лицензии, 4 японские, что, по мнению местных аналитиков, свидетельствует о политической подоплёке данного решения (в последние годы Япония неоднократно предоставляла Китаю кредиты на льготных условиях). Одним из условий получения лицензии является открытие иностранными банками своих учреждений в Пудонге, который, по замыслу правительства, должен стать финансовой и коммерческой столицей Китая. Важным условием реализации реформ в финансовом секторе Китая, по мнению руководителей Народного банка Китая, является ужесточение контроля за использованием инвалютных кредитов, которые китайские государственные предприятия берут в Гонконге. С января 1998 года они должны получать на это разрешение ЦБ. Кроме того, главой НБК обращено внимание иностранных банков на то, что государство не несет ответственности за кредиты, предоставленные совместным предприятиям (объем таких кредитов составляет 20 млрд долл. США из общего 120-миллиардного долга КНР). Также Председатель НБК Дай Сянлун призвал иностранных коммерсантов внимательно изучать положение китайских финансовых институтов, с которыми они собираются сотрудничать. Центробанк предоставляет гарантии на кредиты только государственным специализированным комбанкам. Кредиты государственных инвестиционных компаний обеспечиваются провинциальными администрациями. Центробанк не намерен помогать этим компаниям, а также промышленным и торговым фирмам, если они не смогут выполнить свои обязательства. В январе 1997 года правительство Китая предписало ЦБ быть главным администратором компаний по управлению взаимными фондами, создаваемых с участием иностранного капитала и предназначенных только для осуществления внутренних инвестиций. Фондам разрешено покупать акции компаний с листингом на фондовых биржах Китая и китайские казначейские облигации, но запрещено заключать фьючерсные товарные сделки. Помимо ЦБ в управлении фондами предписано принимать участие и комиссии по регулированию рынков ценных бумаг. В предписании правительства также отмечается, что зарубежные партнеры совместных фондов должны иметь не менее чем 10-летний опыт работы по управлению взаимными фондами, средства которых эквивалент
ны, по крайней мере, 1 млрд юаней. У иностранного партнера должно быть представительство в Китае. Направляемые в ЦБ документы должны включать соглашение о технологии перевода средств. В состав руководства фондом должен входить хотя бы один китаец. Уставный капитал каждого фонда должен составлять не менее 30 млн юаней, иностранное участие— минимум 25%. Максимальная доля иностранного участия не оговаривается, но предполагается, что колтрольный пакет будет составлен китайской стороной. В настоящее время в Китае действует около 30 иностранных банков, имеющих свыше ста отделений. Основными проблемами, стоящими на пути дальнейшего развития иностранного присутствия в банковском секторе Китая являются: • высокий страновой риск; • языковой барьер; • разность менталитетов; • ограниченная конвертируемость юаня; • чрезмерное и сложно прогнозируемое налогообложение;
• низкое качество отчетности потенциального заемщика, невозможность проведения его независимого аудита; • низкий уровень правовой обеспеченности банковской деятельности в Китае, сложность использования судебной системы для решения споров; • большие проблемы, возникающие у кредиторов госпредприятий, по кредитам которых гарантом выступает НБ Китая или правительственные ведомства. При этом орган, выступающий в качестве гаранта, практически никогда не производит выплату по первому требованию, а вступает в длительные переговоры о реструктуризации долга основного заемщика. Лишь при полной неплатежеспособности последнего гарантодатель соглашается выполнить свои обязательства;
• высокая коррумпированность чиновников, осуществляющих надзор за деятельностью инобанков;
• необходимость получения государственного разрешения на предоставление китайским компаниям кредитов в иностранной валюте;
• высокие издержки на учреждения и функционирование филиала иностранного банка, так как цены на товары и услуги часто превышают мировые; • тенденция к затовариванию рынка; • сознательные действия китайских властей наофаничениеопе
раций инобанков, несравненно более мощных, чем собственные банки, на внутреннем рынке с целью снизить их конкурентные возможности. Иностранные банки интересуют китайцев, прежде всего, как носители передовых технологий, услуг и менеджмента. Раздражение потенциальных инвесторов подтверждается динамикой американских инвестиций в Китае, совокупная величина которых в период с 1979-го по 1996 год составила 35, 2 млрд долл. , из которых 85% были сделаны после 1992 года. Однако в 1996 году прямые инвестиции снизились до 6, 9 млрд долларов по сравнению с 7, 5 млрд в 1995 году. * * *
Результаты рассмотрения банковской системы Китая позволяют сделать следующие выводы: • На структуру и особенности функционирования китайского банковского сектора наложил отпечаток особый путь развития экономики Китая, отличный от всех других стран.
• В основе становления современной банковской системы Китая лежит принцип подчинения её интересов общей задаче строительства государственного капитализма, определяемого местными идеологами как “социалистическая рыночная экономика”. • Вся деятельность Народного банка Китая подчинена четким экономическим критериям , задаваемым руководством страны. При этом главной задачей является обеспечение высоких темпов экономического роста и быстрое развитие промышленности и сельского хозяйства. В пределах этих строгих рамок НБК обладает широкими правами и полномочиями. Вместе с тем в наиболее важных вопросах денежно-кредитной политики НБК жестко подчинен Госсовету Китая, что, в принципе, соответствует существующей в Китае жесткой административной системе управления экономическими процессами. • Используемая в Китае система денежно-кредитного регулирования характеризуется высокой степенью несовершенства: используется директивное кредитное планирование с установлением коммерческим банкам контрольных цифр по кредитованию, объему привлеченных средств и финансированию НБК. Используемые инструменты денежно-кредитной политики неэффективны, а традиционное в других странах денежное регулирование путем изменения процентных ставок не используется ввиду множественности ставок рефинансирования в зависимости от направлений кредитования и из-за неразвитости денежного рынка.
• Задачи, стоящие перед НБК, и выполняемые им функции в целом характерны для центрального банка. Его внутренняя структура находится в процессе реорганизации — в направлении укрупнения его территориальных учреждений. Целью этого процесса является централизация управления банковской системой путем ограничения влияния на неё местных органов власти.
• Второй уровень банковской системы Китая в целом является малоэффективным, его деятельность подвергается жесткому административному'регулированию, которое, однако, постепенно ослабляется. Быстрое развитие частного сектора экономики страны, имеющего несравненно большую эффективность по сравнению с доминирующим пока государственным, приводит к тому, что прагматичное китайское руководство постепенно осуществляет переориентацию приоритетов с государственного на частный сектор. Альтернативы этому, видимо, нет, так как процесс стагнации экономики Китая приведет к неизбежному обострению последствий несовершенства принципов политического устройства государственной власти и приведет к напряженности в фактически уже расслоившемся китайском обществе. • Неэффективность финансовой системы Китая не является пока препятствием экономическому росту при приемлемых темпах инфляции. Вместе с тем огромная доля безнадежных и проблемных кредитов госпредприятиям в кредитных портфелях китайских банков при слабой системе банковского надзора является весомой потенциальной угрозой устойчивости финансовой системы Китая и, следовательно, всей экономики страны. • Удачность китайских реформ во многом, видимо, объясняется их осторожностью, последовательностью и продуманностью. Так, например, китайский Минфин не стал дожидаться системного банковского кризиса из-за низкого качества активов и ускорил темпы списания китайским госбанком безнадежной задолженности. Эти меры сопровождаются внедрением современных стандартов классификации кредитного портфеля по риску невозврата и административным введением регламента принятия внутренних решений в банках по вопросам предоставления кредитов. • Неразвитость финансового рынка и сохраняющиеся многочисленные кредитные ограничения способствуют нехватке кредитных ресурсов в экономике и неэффективному использованию имеющихся средств. Нехватка денег, прежде всего в частном секторе экономики, имеет место при наличии множества потенциальных кредиторов, испытывающих избыточную ликвидность и ищущих
объекты кредитования, альтернативные установленному невыгодному размещению средств. Их взаимные потребности удовлетворяются посредством заключения незаконных сделок с небанковскими финансовыми организациями, с которыми активно борется НБК. Это неизбежные издержки административного регулирования финансовой системы, допускающей элементы частного предпринимательства. • Борьба с криминальной деятельностью в финансовой сфере носит в Китае характер, далеко отличный от европейских стандартов. В Китае предусмотрена смертная казнь за экономические преступления. • Неконкурентоспособный национальный банковский сектор в Китае длительное время был огражден от борьбы с иностранными банками за внутренний рынок. Роль иностранных банков фактически сводилась к работе с корпоративными клиентами по счетам в иностранной валюте, их инвалютному кредитованию и приобретению ценных бумаг. Впоследствии в связи с необходимостью постепенного открытия внутреннего рынка для иностранных банков, отдельным из них стали выдаваться соответствующие лицензии.
Итак, банковский сектор Китая находится в процессе постоянного развития, но его организация и система управления пока отстают от уровня экономических отношений в конкретных секторах экономики. Поэтому он во многом является сдерживающим фактором перехода Китая к новому этапу экономического развития. Вместе с тем следует признать, что его структура и система управления соответствовали особенностям китайского переходного периода, а сама банковская система успешно справилась с задачей обслуживания плавного перехода от “китайского социализма” к новому экономическому устройству страны... Монголия
В банковском секторе Монголии всё ещё сохраняются многие черты жёсткой централизованной системы. Поэтому ему необходимы серьёзные преобразования. Новое банковское законодательство 1990 года способствует созданию инфраструктуры для
обеспечения роста банковского сектора, и он постепенно эволюционирует. Ведущие банки страны пытаются завоевать доверие на нестабильном рынке, где, несмотря на прекращение с 1 июля 1996 года Центробанком хождения иностранной валюты и запрет на совершение сделок в ней, продолжает доминировать американский доллар, а не местный тугрик.
При наличии низких ставок по депозитам (на уровне 3%) и жёстких ограничений на их изъятие многие компании и частные лица стараются не прибегать к услугам банков и сразу конвертируют тугрики в твёрдую валюту.
В банковской системе выделяются 5 ведущих банков с генеральной лицензией: Банк торговли и развития. Создан в 1991 году. Полностью является государственным, специализируется на экспорте — импорте и управлении активами правительства. Является третьим по величине среди местных банков. Сельскохозяйственный банк. Учреждён в 1991 году. Доля государства составляет всего 3%. Банк занимается финансированием сельского хозяйства и смежных отраслей.
Банк нововведений, технологий и инвестиций. Образован в 1991 году. На 85% является собственностью государства. Банк обслуживает в основном промышленность и строительство.
Народный банк. Является на 75% государственным Сбербанком. Работает преимущественно с вкладами населения.
Страховой банк. Создан в 1990 году. Специализируется на страховой деятельности. Всего в Монголии действует 13 коммерческих банков. Из них 4 находится в частных руках полностью. Банков с совместным капиталом не существует, но у Голомт-банка есть небольшая часть португальского капитала.
Первым полностью коммерческим банком Монголии был Цен-тральноазиатский банк. Он был создан в 1992 году и просуществовал до июня 1996 года, когда у него была отозвана лицензия за невыплату процентов по депозитам. Причина неплатёжеспособности банка кроется в плохом управлении активами и пассивами, невозврате кредитов и низком их качестве. После проверок, выявивших административные нарушения и коррупцию, Централь-ноазиатский банк попал под контроль ЦБ Монголии, который приостановил выдачу ему кредитов, отказал в открытии новых филиалов и наложил штрафы на руководящих лиц. Крах потерпели всего 3 банка, в том числе Русско-Монгольс
кий банк. Характерной чертой банковской практики в Монголии является то, что неплатёжеспособные банки не становятся банкротами, они, как правило, поглощаются более крупными банками по указанию ЦБ. Хотя в Монголии пока нет иностранных банков, но в связи с открытием в стране крупных месторождений золота и угля возрос интерес к ней банков Канады, Кувейта и других стран.
По мнению Всемирного банка и Азиатского банка развития, первоочередной задачей банковской системы страны является реструктуризация безнадёжных долгов. Кроме того, не менее важна приватизация (после неудачной приватизации госпредприятий финансовые учреждения, как и международные организации, заняли выжидательную позицию). Если приватизация пойдёт по польскому образцу, западные банки охотно купят часть акций. Среди проблем банковского сектора называют относительную либеральность по сравнению с международными стандартами положений, регулирующих деятельность монгольских коммерческих банков. * * *
Таким образом, в Монголии функционирует слабая, в значительной мере государственная банковская система, соответствующая общему низкому уровню экономического развития страны. вьетнам
Банковский сектор Вьетнама находится в стадии становления. Первым шагом на пути к двухуровневой банковской системе стало создание новых государственных банков —Промышленного и коммерческого банка Вьетнама и Сельскохозяйственного банка развития (Агрибанк). В ноябре 1990
года эти два банка, а также бывшие специализированные банки — Банк внешней торговли Вьетнама (Вьеткомбанк) и Банк инвестиций и развития Вьетнама — получили статус самостоятельных
коммерческих банков. Одновременно на Государственный банк Вьетнама (ГБВ) было возложено исполнение классических функций центрального банка, а именно: проведение денежной и валютной политики, надзор за финансовой системой и эмиссия национальной валюты. Центробанк Вьетнама имеет статус министерства и управляет банковской системой. Деятельностью ГБВ руководит Центральный банковский совет из 8 членов с участием представителей ряда министерств и ведомств. Вмешательство правительства в важнейшие вопросы денежно-кредитной политики свидетельствует о том, что ГБВ не имеет реальной независимости и несёт ответственность за финансирование бюджетного дефицита.
На второй ступени банковской системы расположились коммерческие банки, инвестиционные банки и банки развития (контролируются государством), финансовые компании и кредитные кооперативы. Коммерческие банки подразделяются на госбанки, банки со смешанным и иностранным капиталом, филиалы и представительства инобанков. Частные и государственные финансовые компании занимаются краткосрочным кредитованием торговых операций. Банк инвестиций и развития Вьетнама привлекает средне- и долгосрочные займы внутри страны и за рубежом и предоставляет долгосрочные кредиты промышленности. Слабым местом государственных комбанков является недостаток собственного капитала и тесная связь с Центробанком. Крупнейший финансовый институт Вьетнама — Вьеткомбанк, финансирующий 60—70% всех импортно-экспортных операций, в последнее время активизировал свою деятельность на внутреннем кредитном рынке и рынке кредитных карт. Агрибанк кредитует аграрный сектор и располагает самой большой сетью филиалов. Промышленный и коммерческий банк занимается краткосрочным кредитованием промышленных и торговых компаний. С введением в 1990 году во Вьетнаме нового законодательства количество банков в стране увеличилось почти до 100. Однако на долю четырёх крупных государственных комбанков приходится 87% активов всех коммерческих банков, и спрос на кредиты со стороны частного сектора продолжает расти.
Вьетнамские госбанки выдали много кредитов госпредприятиям, некоторые из которых оказались неплатёжеспособными. И эти безнадёжные долги представляют серьёзную потенциальную угрозу стабильности банковской системы. Хотя некоторые банки подвер
гались проверке международными аудиторскими фирмами, у ревизоров мало возможностей для оценки платёжеспособности заёмщиков. Первые банки со смешанным капиталом появились в 1989 году Крупнейшим из них считаются Вьетнамский экспортно-импортный банк. Морской коммерческий банк и Сайгонский банк промышленности и торговли. Контрольный пакет акций может находиться в руках как государства, так и частных лиц. Не отягощённые доставшимися от прошлого “плохими”кредитами, эти банки проводят агрессивную и рискованную политику, более восприимчивы к нововведениям. Как правило, они занимаются операциями, к которым не проявляют интереса инобанки. Имеются четыре банка, представляющие собой совместные предприятия, созданные госбанками на паритетных началах с банками из Южной Кореи, Индонезии, Таиланда и Малайзии. Начиная с 1992 года во Вьетнаме было создано всего 54 мелких акционерных банков. Для многих из них характерны недока-питализация и чрезмерное кредитование фирм, специализирующихся на операциях с недвижимостью. Они также нашли способ обходить введённые ЦБ предельные размеры кредитов, гарантируя отсроченные аккредитивы, выдаваемые импортёрами, многие из которых не торопились с перечислением банкам выручки от продажи импортных товаров. Поэтому теперь ЦБ требует предоплаты 80% стоимости новых аккредитивов. Именно развитие местных банков является основной целью правительства в сфере банковского дела. Для этого необходимо, прежде всего, повышение к ним доверия со стороны населения. Вьетнамцы традиционно предпочитают хранить свои сбережения дома в твёрдой иностранной валюте или золоте, а не депонировать сбережения в банках. По разным оценкам, накопления в золоте составляют 10 млрд долларов или порядка 140 долл. на душу населения. Это довольно крупная сумма для страны, ВВП которой в расчёте на человека равен всего 250 долл. По некоторым оценкам, в наличном обращении находится 1, 5—2 млрд долл. , что усложняет задачи ГБВ по контролю над денежной массой, инфляцией и стабильностью национальной валюты. В октябре 1994 года был принят закон, согласно которому все денежные операции внутри страны могут осуществляться только во вьетнамских донгах. Частично из-за несовершенства банковской системы норма сбережений во Вьетнаме едва достигает 15% ВВП, что значительно ниже аналогичного показателя в большинстве стран Юго-Восточной Азии.
Во Вьетнаме действуют также филиалы 14 и представительства около 30 инобанков. Инобанки занимаются финансированием экспортно-импортных операций совместных или зарубежных компаний и редко имеют дело с резидентами. Присутствие инобанков оказало значительное положительное влияние на банковский сектор страны. В марте 1995 года многие вьетнамские банки подключились к системе СВИФТ. Приход на вьетнамский рынок иностранных банков обеспечил постепенный рост спектра банковских услуг. Крупные компании и многие частные клиенты обзавелись кредитными карточками. С начала 90-х годов темпы роста вьетнамской экономики составляют примерно 10% в год. Во многом это достигнуто благодаря значительным объёмам иностранных инвестиций, которые заметно активизировали такие области, как промышленность и сфера услуг. Совокупные долги местных компаний иностранным учреждениям составляют около 540 млн долларов США, из которых около 300 млн принадлежат южнокорейским торговым домам\. Общая сумма задолженности Вьетнама в конвертируемой валюте достигла в 1996 году суммы в 5, 4 млрд долларов, что составляет 23% ВВП.
Валютный кризис в Азии затронул и финансовую систему Вьетнама. В связи с этим вьетнамские финансовые власти были вынуждены ввести регулирование объёма внешних заимствований. Теперь для получения займов у зарубежных банков вьетнамским фирмам приходится обращаться за разрешением в ГБВ. ЦБ может таким образом отслеживать непогашенную часть займов компаний с тем, чтобы она не превышала запланированный на год лимит, и обеспечивать рациональное соотношение капитала, мобилизованного из иностранных и национальных источников. По соглашению с Международным валютным фондом суверенные заимствования Вьетнама не должны превышать 100 млн долларов в квартал, включая задолженность госпредприятий, составляющих большую часть компаний страны. В целях защиты национальной валюты Госбанк Вьетнама разработал программу, предусматривающую: • развитие сотрудничества между производителями промышленной продукции и экспортёрами с целью сократить число посредников и повысить эффективность экономики; • сокращение государственных расходов;
• принятие мер по оказанию помощи коммерческим банкам в избавлении от сомнительных долгов; • усиление борьбы с коррупцией.
В банковских кругах Вьетнама отмечается немало случаев коррупции. Так, в 1996 году выяснилось, что торговая фирма “Тамек-со” получила от одного из госбанков крупный кредит под недвижимость непомерно завышенной стоимости, что нанесло ущерб в 27 млн долларов. Четырём мошенникам были вынесены смертные приговоры.
Кроме того, в целях ограничения спекуляций с национальной валютой в конце 1997 года ГБВ ввёл новое положение, устанавливающее инобанкам жёсткие лимиты на форвардные контракты в донгах. Банки обычно прибегают к этим операциям с тем, чтобы иметь достаточно наличности для удовлетворения потребностей клиентов в финансировании. Введённое ограничение должно помешать накоплению долларов инобанками и оказанию давления на донг, так как в результате азиатского финансового кризиса резко снизился приток твёрдой валюты во Вьетнам, инвалютные резервы которого не превышают 2 млрд долларов. Новое положение вызвало озабоченность у иностранных банкиров, уже работавших в условиях ограничения на валютные операции. Поскольку донг является неконвертируемой валютой, принятое решение привело к возникновению у многих фирм проблем с обменом выручки в донгах на доллары, например для импорта сырья. Но национальная банковская система оказалась в выигрыше, так как местные банки смогли расширить диапазон своей деятельности. В то же время, с целью получения валюты от иностранных банков и оказания помощи местным банкам в погашении краткосрочных долгов иностранным компаниям, Госбанк Вьетнама принял решение о проведении операций своп между долларом и донгом. Предполагается заключение сделок на две недели, один, два и три месяца. * * *
Несмотря на достигнутые успехи, банковская система Вьетнама остаётся отсталой и неэффективной. О неразвитости местного банковского сектора свидетельствует низкое соотношение объёма банковских депозитов к размеру ВВП, которое намного меньше, чем в других странах на переходном этапе. Основным платёжным средством во Вьетнаме продолжают оставаться наличные деньги. Объём денежной массы в обращении здесь вчетверо больше, чем в странах АСЕАН. Помимо уже названных причин следует упомянуть: отсутствие системы обработки банками основных платежей
и услуг по сделкам, отсутствие эффективного рынка капитала, недостаточное правовое обеспечение банковской системы (в частности банковского надзора), низкая квалификация служащих, плохой менеджмент, слабое ведение учёта, засилье бюрократии. Все перечисленные негативные факторы осознаются руководством правительства и Госбанка Вьетнама, и это позволяет надеяться на их постепенное устранение. Однако для этого требуется: расширение независимости'Госбанка, приватизация государственных ком-банков, их санация и повышение уровня доверия населения к банковской системе. Во многом решение этих вопросов связано с необходимостью корректировки государственной экономической политики. КубА
Правительство Кубы в 90-е годы активно занималось реализацией программы модернизации национального банковского и финансового сектора. В 1995 году на Кубе насчитывалось ЗОЮ сельскохозяйственных кооперативов, 212 инвестиционных проектов с иностранным участием, 635 представительств зарубежных компаний и около 200 тыс. самостоятельно работающих частников. Возвращение в страну иностранных представителей и постепенное развитие частного сектора вызвали повышенный спрос на кредиты и услуги, что потребовало определённых изменений в банковском секторе. Осуществляемые преобразования имеют целью поощрять приток зарубежных инвестиций, легализовать деятельность частного сектора и предоставить большую самостоятельность госпредприятиям и сельскохозяйственным кооперативам. Руководители страны рассматривают банковскую реформу в качестве одного из важных компонентов медленных и осторожных экономических преобразований, направленных на внедрение элементов рыночной экономики.
Реформа преследует также цель расширить внутренний сектор предоставления финансовых услуг, включая открытие пунктов обмена валюты, подготовку финансистов и учреждение кубинского инвестиционного банка. Банковская система получит разветвлённую компьютерную сеть, что позволит органам надзора оперативно собирать необходимую информацию. В 1997 году Правительство Кубы создало новый центральный банк — Банко Сентраль де Куба, который стал преемником Банка Насьональ де Куба. Последний был создан в 1948 году, имел около 200 отделений и с 1960 года сочетал роль центрального с государственным коммерческим банком. Теперь эти две функции разделены. Новый центральный банк является самостоятельным юридическим лицом. Он будет осуществлять надзор и регулировать расширяющийся банковский сектор, который представлен 7 новыми банками и группой финансовых компаний и учреждений, созданных преимущественно за последние два года. Функции ЦБ также предусматривают эмиссию национальной валюты, выработку и осуществление денежно-кредитной и валютной политики. Специальный указ предусматривает регистрацию и правила, регулирующие деятельность всех банков и финансовых учреждений, имеющих лицензию на совершение операций на Кубе. Иностранным банкам разрешено открывать только представительства, а не отделения. Лицензии-получили уже 13 зарубежных банков. Однако не исключена возможность появления оффшорных банков в свободных торговых зонах, создание которых разрешено законом страны об иностранных инвестициях. В рамках проводимой реформы Народному Сбербанку, имеющему около 500 отделений, разрешено постепенно предлагать коммерческие банковские услуги компаниям и другим клиентам. Банко Насьональ де Куба продолжит функционировать как коммерческий банк, который будет обслуживать внешний долг страны, достигший 10, 4 млрд долларов США.
В отличие от банковских систем, рассмотренных в предыдущих главах, банковские системы, описанные в третьей главе, принадлежат странам, имеющим более слабый уровень экономического развития, менее высокие средние доходы населения, множество проблем, связанных с переходом от административно-командной системы управления экономикой к ориентированной на свободные рыночные отношения. Современное состояние банковских
систем стран постсоциалистического периода существенно различается. Оно складывалось под воздействием различных политико-экономических факторов. Но несмотря на всю внешнюю несхожесть местных условий, в основе развития банковских систем лежат единые закономерности, общие причинно-следственные связи, среди которых отметим следующие: • Страны с более высоким изначальным уровнем экономического развития имели больше простора для маневрирования между необходимостью проведения жёсткой денежно-кредитной политики и потребностью поддерживать в переходный период государственный сектор экономики и стратегически важные отрасли производства. Они также имели больше возможностей сгладить допускаемые ошибки в управлении финансово-кредитной сферой и экономикой в целом без возникновения опасной социальной напряжённости и угрозы смены политического курса.
• Почти все рассмотренные страны стремятся повысить конкурентоспособность отечественных банков и осторожно подходят к вопросу открытия внутреннего рынка для банков-нерезидентов. Но и сами иностранные финансово-кредитные институты осторожно подходят к вопросу расширения своего присутствия в таких недостаточно ещё стабильных, по западным меркам, странах, какими являются бывшие страны социалистического блока.
• Масштабное проникновение на местные банковские рынки, как правило, происходило после системных банковских кризисов, когда правительства стран-реципиентов вынужденно шли на снятие ограничений на деятельность иностранных банков и выставляли на продажу требующие санации, но более привлекательные с точки зрения инвестирования средств крупные государственные или коммерческие банки. • Молодые государства, в которых правительства последовательно принимали решительные и порой непопулярные меры в области денежно-кредитной политики по реформированию банковского сектора, не дожидаясь повторения кризиса, быстро достигли определенной стабилизации финансовой сферы. • Практически все рассмотренные страны прошли этап системного банковского кризиса или ещё находятся в этом состоянии. Общими причинами возникновения нестабильности в финансово-кредитной сфере являются: несбалансированная бюджетная политика правительств, доминирование в банковском секторе государственных банков, неудовлетворительный кредитный портфель государственных банков, финансировавших неэффек
тивный государственный сектор экономики, низкий уровень менеджмента, слабая система банковского надзора и другие. • Привлечение на местные рынки хотя бы в ограниченных масштабах иностранных банков стимулирует конкуренцию, привносит современные банковские технологии и расширяет применение западных норм финансового анализа и управления. Несмотря на несомненную полезность такой интеграции, следует отметить, что более высокая надежность западных банков по сравнению с местными и более высокая культура обслуживания позволяют иностранным финансовым учреждениям занимать самые привлекательные сегменты рынка клиентуры. • Наиболее эффективным в плане совершенствования процесса управления национальной банковской системой видится опыт Словакии, осуществлявшей масштабное привлечение к управлению банками иностранных специалистов-консультантов. В результате в стране образовался слой национальных кадров, а банки изначально строили свою работу на базе западных стандартов, часто при более жестких, чем в странах Западной Европы, требованиях со стороны центрального банка к минимальному уровню надежности. • В странах, ищущих интеграции с более сильными соседями, под влиянием международных финансовых организаций проводится жесткая денежно-кредитная политика, а уровень независимости центрального банка часто даже выше, чем в некоторых западноевропейских странах с более развитой банковской системой. • Путь приоритетного развития конкретного сектора экономики в ущерб сбалансированности финансовой сферы, выбранный в ряде развивающихся стран, оправдан лишь до определенного этапа и при условии постепенной, медленной делиберализа-ции денежно-кредитной политики. В ином случае накопленный негативный потенциал в финансовой сфере в конце концов обрушивается и на конкретный сектор экономики. Мягкая денежно-кредитная политика требует более тонких расчетов, так как создавая лучшие возможности для развития экономики, она в то же время заставляет государство балансировать на наклонной плоскости у обрыва в финансовую пропасть неуправляемой инфляции. Еще одним требованием для временного отказа от жесткой денежно-кредитной политики является большой экономический потенциал, который бы противопоставил дополнительной инфляции сопоставимый прирост ВВП.


Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный конспект лекций Вы можете использовать для создания шпаргалок и подготовки к экзаменам.

Доработать Узнать цену работы по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме:

Пишем конспект самостоятельно:
! Как написать конспект Как правильно подойти к написанию чтобы быстро и информативно все зафиксировать.

Другие популярные конспекты:

Конспект Основные проблемы и этапы развития средневековой философии
Конспект Проблема познаваемости мира. Гносеологический оптимизм, скептицизм, агностицизм. Взаимосвязь субъекта и объекта познания
Конспект Понятие финансовой устойчивости организации
Конспект Внутренняя политика первых Романовых.
Конспект ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
Конспект Понятие мировоззрения, его уровни и структура. Исторические типы мировоззрения
Конспект Синтагматические, парадигматические и иерархические отношения в языке
Конспект Тема 1.2. Плоская система сходящихся сил. Определение равнодействующей геометрическим способом 13
Конспект Происхождение человека. Основные концепции антропосоциогенеза. Антропогенез и культурогенез.
Конспект Общая характеристика процессов сбора, передачи, обработки и накопления информации