Конспект лекций по предмету "Психология семейных отношений"

Узнать цену работы по вашей теме


Семья и брак в истории общества: качественная и количественная эволюция семейных отношений

Отечественные и зарубежные монографии, посвященные проблемам семьи и брака, перестали быть редким явлением (Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкис, Б. Н. Кочубей, В. Сатир, Д. Скиннер, Г. Навайтис и др.). В большинстве исследований нашли отражение мотивы вступления в брак, функции семьи, причины семейных конфликтов и разводов, методы семейной терапии. Круг психологических работ, в которых предметом изучения становилась бы эволюция семьи, ее структуры, специфики отношений, как супружеских, так и детско-родительских, существенно ограничен. Из известных работ можно упомянуть исследования А. Г. Харчева и В. Н. Дружинина.
Причина, по-видимому, кроется в том, что углубленные исследования семейных отношений и процесса воспитания детей в семье начались лишь в XX веке. В этом случае количественная и качественная эволюция семьи изучалась, с одной стороны, на основе данных этнографии, сведений о жизни народов и племен, сохранившихся на первобытном уровне развития, а с другой стороны, с помощью анализа древних письменных источников — от русского «Домостроя» до исландских саг. Предпринимаются интересные попытки проследить развитие типов, моделей семьи на основе сравнения мировых религий (В. Н. Дружинин), библейских текстов (Ларю Д.).
Можно согласиться с утверждением, что каждая культура порождает определенную нормативную модель семьи, точнее, группу моделей. Структура нормативной модели включает в себя элементы — нормативных членов семьи, каждый из которых характеризуется определенным статусом, т. е. позицией с определенными правами и обязанностями, с которыми связано соответствующее поведение.
Брак в древности. Возникновение городской цивилизации, развитие навыков письма и чтения привели к первым письменным законам о браке, появившимся в Древнем Вавилоне. Брак в те времена являлся и экономической сделкой: будущий муж должен был выкупить девушку у ее отца. Во всех древних культурах брак-соглашение и брак-сделка были обычным явлением.
В Древнем Египте брак также заключался по экономическим или политическим соображениям. Часто в брак вступали братья и сестры, чтобы не делить наследственную землю или наследуемые семьей государственные посты.
Первая историческая форма моногамии — патриархальная семья — управляется отцом, включает его потомков, их жен и детей, а также домашних рабов.
В период матриархата наследование всегда шло по женской линии, а в брачных соглашениях собственность жениха часто передавалась во владение невесты. Многие фараоны женились в связи с этим на своих сестрах и даже дочерях, т. к. это помогало сохранить трон, династию и наследство.
Так, Клеопатра (69—30 гг. до н. э.) сначала была женой своего старшего брата, затем, после его смерти, — супругой младшего брата. Каждый этот брак давал им право владеть Египтом.
Первые законы Римского права приписываются Ромулу, легендарному основателю Рима. В соответствии с этими законами женщина, соединенная с мужчиной священными узами брака, должна была стать частью его имущества, на нее распространялись все права мужа. Закон предписывал женам полностью приспосабливаться к характеру своих супругов, а мужей — управлять женами как необходимым своим имуществом. Законы Рима гласили, что брак существует исключительно ради деторождения, а также ради того, чтобы неделимой осталась семейная собственность. Много веков спустя Римское право легло в основу английского законодательства, которое по-прежнему закрепляло за мужьями большие права.
В период рабовладения в Древней Греции было известно 4 типа женщин: 1) матроны — респектабельные, замужние женщины, матери детей (мужа называла на «вы», за измену могла поплатиться жизнью или продавалась в рабство); 2) гетеры — образованные и одаренные женщины; 3) рабыни, являвшиеся наложницами плебеев; 4) жрицы — служительницы различных культов, «мистические» женщины.
Нравы в Древней Спарте иллюстрируются следующим примером. Спартанец разрешал вступать в половую связь со своей женой любому мужчине, который его об этом просил. Женщина при этом оставалась в доме мужа, рожденный ею ребенок от постороннего мужчины также оставался в семье (если это был здоровый, крепкий мальчик). Объяснимо это с точки зрения единственной цели брака спартанцев, которая заключалась в рождении детей.
Европейский брак в средневековье. На протяжении IV и V веков Европа постоянно подвергалась нашествию северных племен варваров, которые приносили свои представления о браке, свои брачные обряды. Например, в соответствии с традициями германских племен брак был моногамным, а супружеская неверность как мужа, так и жены строго каралась моралью и законом. Французские племена, напротив, одобряли полигамию и разрешали куплю-продажу невест. При этом почти у всех варварских племен считалось, что брак существует ради семьи, ради сексуального и экономического удобства.
С переходом от племенной к национальной общности, по мере усиления королевской власти, феодальные вожди постепенно утрачивали свою абсолютную власть, в том числе и право принимать решение о браках своих вассалов и смердов.
Средние века овеяны ореолом рыцарства. Однако в брачной сфере ситуация выглядела следующим образом: рыцари должны были жениться на дамах своего круга. По существу брак был социально-экономической сделкой: с одной стороны девушка «продавала» свою девственность, целомудрие, с другой — мужчина брал на себя обязательства содержать и обеспечивать ее и будущих детей. Представления о серенадах требуют уточнения в том плане, что их, как правило, распевали под окном чужих жен. Но в то время как женатый рыцарь пел под окном чужой жены, под окном его собственной жены мог находиться другой. Представление о трубадурах средневековья неплохо совмещается с образом рогоносца.
К эпохе Возрождения и Реформации стали возможны браки, основанные на добровольном союзе. Одновременно стала распространяться и более либеральная точка зрения на брак, появились новые духовные и сексуальные веяния.
Семья в библейские времена. Исследователи* древнееврейской семьи обнаружили в ней элементы фратриархата (когда главой является старший брат), матриархата, но в целом уклад древнееврейской семьи патриархален. Муж был хозяином своей жены: он спал с нею, она рожала ему детей, и он имел абсолютную власть над потомством.
Семья не была замкнутой: в нее входили все кровные родственники, а также слуги, рабы, приживалки, вдовы, сироты, имеющие отношение к семье. Все они находились под зашитой семьи. Если урон, нанесенный семье, был настолько серьезен, что требовалась месть, это становилось прерогативой «искупителя», «избавителя». Месть могла осуществляться в виде «вендетты» — кровной мести.
«Брачный сговор» совершался членами семьи или их официальными представителями. Жених уплачивал семье невесты мохар — отчасти чтобы как-то компенсировать потерю дочери, но в основном из-за того, что все дети, которых она в будущем родит, будут членами семьи мужа.
В большинстве случаев жених не видел невесты до тех пор, пока брак не был заключен. На свадьбе происходил обмен дарами.
И мужчины и женщины вступали в брак молодыми. Инцестуозные браки были запрещены законом. Смешанные браки имели место, но не поощрялись. Целью брака являлось укрепление семьи, предпочтительно состоящей из особ мужского пола. Внебрачный секс был запрещен, и за измену или блуд полагалось наказание.
Существовало четкое различение значимости мужчины и женщины. Мужчина обладал большей свободой и ценностью в глазах общества. Предназначением женщины было вынашивать и рожать детей для своего мужа и помогать ему во всех его делах. Она должна была делать его счастливым, удовлетворять его сексуальные потребности и во всем следовать его приказам. Социального статуса у женщины фактически не было, и все решения принимались мужчинами. «Безусловно, — пишет Дж. Ларю, — многие женщины обладали большей властью, чем кажется, во внутрисемейных ситуациях. Чтобы высказать свои требования, в распоряжении женщины было множество средств — гнев, капризы, злой язык, однако идеалом всегда оставалась покорная женщина».
Языческая семья. Примером семейных отношений, характерных для языческой культуры, являются отношения в русской семье XII—XIV веков. Отношения мужа и жены в этой семье строились не на отношениях «доминирования-подчинения», а «на изначальной конфликтности», считает В. Н. Дружинин.
Женщина обладала свободой как добрачной, так и в браке. Ограничивалась не только власть отца, но и власть мужа. Женщина имела возможность развода и могла вернуться к матери и отцу. В семьях главную роль трала «большуха» — старшая, наиболее трудоспособная и опытная женщина, обычно жена отца или старшего сына, ей подчинялись все младшие мужчины большой семьи. При этом мужчина отвечал за внешнее, природное и социальное пространство, женщина доминировала во внутреннем пространстве - в доме и семье.
Аналогичную картину можно увидеть, как считает В. Н. Дружинин, в большинстве других языческих цивилизаций, например в древнегреческой. В античной мифологии соблюдается паритет полов: мужские и женские божества равноправны, а отношения между ними сложны и неоднозначны, включая и борьбу.
В целом же нормативная дохристианская модель семьи описывается таким образом: родители (отец и мать) могут находиться в различных отношениях: «доминирования-подчинения» или «конфликта», борьбы. Родители (как целое) противостоят детям, одно поколение борется с другим. Дети всегда в подчинении.
Христианская модель семьи. Победа христианской модели семьи над языческой характеризуется сменой типов отношений между отцом, матерью и ребенком.
В период раннего христианства были радикально изменены многие законы о браке. Например, под запретом оказались полигамные браки и левират -— обычай, обязывающий брата умершего жениться на его вдове.
Во времена первых христиан концепция семьи мало отличалась от иудейской. Мужчина оставался главной фигурой, наделенной властью. Жена должна была ему подчиняться.
Патриарх — глава рода, отец семейства, выполняет и функции вождя. Слияние ролей Отца и Вождя, как и Отца и Учителя, является, как справедливо отмечает Б. И. Кочубей, характерной чертой патриархальной культуры.
Сделаем небольшое отступление для иллюстрации справедливости обратной связи: Вождь — Отец и ее распространенности в годы сталинизма. Д. Ланкур-Лаферриер* приводит такую историю:

«Девочка трех с половиной лет однажды пришла домой и объявила своему отцу:
«Ты мне больше не отец».
«Что это значит — я не твой отец!» — воскликнул он в ужасе.
«Ты мне больше не отец, — повторила она. — Сталин мой отец. Это он дает мне все, что у меня есть».
В этой ситуации любой отец, вступавший в спор со своим ребенком, ставил под угрозу себя и свою семью.
В примитивном, дописьменном обществе, где нет сильной государственной власти, отец может быть (а может и не быть) главой семьи. Государство, будь то монархия или тирания, делает главу семьи опорой власти, формируя в семье миниатюру общественных отношений. Члены семьи повинуются отцу, как подданные монарху или диктатору и, далее, как все люди — единому Богу, Отцу Небесному. Триада — Отец — Правитель — Бог — основа патриархальной идеологии. С одной стороны, на отца (реального отца семьи) возлагаются функции монарха в миниатюре, с другой — правителю, а далее и Богу приписываются отцовские качества: сочетание строгости и справедливости, умение разрешить все конфликты «по-семейному».
Вообще, как точно подмечено В. Н. Дружининым*, ни одна мировая религия не отводит столь важное место семье в системе вероучения, как христианство. Поэтому особенно интересно рассмотреть модель или, точнее, модели христианской семьи. Как отмечает В. Н. Дружинин, христианское вероучение предписывает миру две модели семьи: идеальную «божественную» и реальную, земную.
«Идеальная» христианская семья включает: Отца, Сына и Мать (Богородицу). Она строится на основе принципа власти — совмещения ответственности и доминирования. Иерархия по шкале «доминирования-подчинения» такова: отец — сын — мать. По шкале ответственности иерархия иная: отец — мать — сын. Жена находится в подчиненном положении, вместе с тем это подчиненное положение предполагает включение жены в сферу психологической близости.
Кроме идеальной «божественной» семьи христианство предлагает вариант «земной» реальной семьи. Слова «Святое семейство» характеризуют земную семью Иисуса Христа: его самого, приемного отца — Иосифа, Деву Марию.
Христианство разделяет отца-воспитателя, несущего ответственность за жизнь, здоровье, благосостояние семьи (в первую очередь — ребенка), и отца генетического, духовного, функцию которого реализует Бог-отец. Земная модель христианской семьи является классическим вариантом детоцентрической семьи. На шкале ответственности за семью члены ее располагаются в следующем порядке: отец — мать — сын. На шкале доминирования (причастность Божественной сущности) последовательность противоположна: сын — мать — отец. Психологически Мария ближе к сыну, а сын к матери, чем оба к отцу.
Интересно, что в католицизме особое значение имеет культ Богородицы, Девы Марии, акцентируется ее психологическая близость не только к сыну, но и к отцу (непорочная жена Бога-отца).
Напротив, почти все протестантские вероучения игнорируют какую бы то ни было роль Девы Марии. Семья протестантов — это отношение мужчины к мужчине: отца к сыну, хозяина к наследнику, потенциально равному. Протестантский деятель Мартин Лютер (1485—1546 гг.) выступал против традиционного таинства брака, считал, что целью брака является рождение детей и совместная жизнь супругов во взаимной верности. Отношение к женщине (жене, супруге, дочери) осталось за пределами сферы отношений, освященных религией. Сведение на нет роли матери привело к ожесточению нравов, например, в кальвинистских семьях (до 12—13 месяцев детей вскармливала кормилица, с 10—12 лет их отправляли учиться в соседские семьи). Вместе с тем к XVII веку в Германии, Голландии и Шотландии стал распространяться взгляд на семенные отношения как духовное единство мужа и жены.
Некоторые ограничительные традиции в брачных отношениях, принятые в Европе, были перенесены в Новый Свет первыми поселенцами. Например, догматическое осуждение Кальвином интимных удовольствии господствовало в умах американцев, особенно пуритан, в течение многих лет. Антисексуальные и морализаторские установки достаточно долго господствовали в колониях. Постепенно женщин нагрузили многими обязанностями при весьма малых правах. Они не имели права владеть собственностью, подписывать бумаги. В начале периода колонизации браки заключались исключительно из соображения удобства.
Однако в среде поселенцев постепенно формировалось стремление к большей свободе. В 1630 г. Анна Хатчинсон — первая женщина среди поселенцев Новой Англии — подвергла сомнению правильность подчиненного положения женщин и их ограниченной свободы в браке.
По мере того как в США женщины получали все больше прав, отношение к браку радикально менялось. Этому способствовали вначале борьба женщин за избирательные права, а в дальнейшем набирающее силу феминистское движение.
Структура идеальной православной семьи является производной от общехристианской модели. Но выбор православие делает в пользу «божественной» семьи, а не «Святого семейства». Доминирует в триаде Бог-отец. Он как бы правит миром семьи издали, не присутствуя в нем. Мать и дитя предоставлены сами себе, но периодически ощущают незримую и грозную власть отца. А в целом божественную триаду можно представить так: отец — сын — мать.
Менее выражена ответственность Бога-отца. Отвечает за дела семьи Мать. Сын психологически ближе к матери, чем к отцу, и мать также ближе к сыну, чем к отцу. Большая психологическая близость матери к сыну воплощается в доминировании одной из двух ипостасей Марии - роли Матери. В православном вероисповедании роль Богородицы превалирует над ролью жены и, соответственно, материнское отношение — над отношением любовным (отношением полов). Не случайно в православной культуре нет акцента на эротических отношениях между супругами: они не отрицаются и не репрессируются, а как бы признаются малозначительными.
В христианском Писании затронуты некоторые касающиеся сексуальных отношений вопросы, однако сделано это в свете убежденности в приближении конца времен, скорого пришествия Христа и установления христианского Царства Божия. Следовательно, во всех семейных отношениях присутствовал этот «эффект времени». Рассмотрим подробнее семейные отношения, соответствующие христианской модели брака.
Взаимоотношения супругов в христианском браке. Брак в христианском смысле — просвещение и одновременно тайна. В нем происходит преображение человека, расширение его личности. В браке человек может видеть мир по-особому, через другую личность.
Эта полнота еще углубляется с возникновением из двоих, слитых вместе, третьего, их ребенка. Совершенная супружеская пара породит и совершенного ребенка, она и дальше будет развиваться по законам совершенства.
Через таинство Брака даруется благодать на воспитание детей, которой христианские супруги лишь содействуют. Ангелы-хранители, приданные младенцам от святого Крещения, тайно, но ощутимо содействуют родителям в воспитании детей, отвращая от них различные опасности.
Если в браке совершилось только внешнее соединение, а не победа каждого из двоих над своим эгоизмом и гордыней, то это отразится и на ребенке, повлечет неминуемое отчуждение его от родителей. В воспитании детей самое важное, чтобы они видели своих родителей живущими истинной духовной жизнью и светящимися любовью.
Человеческий индивидуализм, себялюбие создают в браке особые трудности. Преодолеть их можно только усилиями обоих супругов. Оба должны ежедневно созидать брак, борясь с суетными ежедневными страстями, подтачивающими его духовное основание — любовь. Единственный путь к этому согласно христианскому вероучению — углубление духовной жизни каждого, работа над собой. Самое страшное в браке — утрата любви, поэтому все мысли и усилия надо направить на сохранение любви и духовности.
Взаимоотношения супругов в христианском браке предполагают четкое осознание каждым своего места: жене следует смиренно занять второе место, мужу — взять на себя тяжесть и ответственность быть главой. При этом подчеркивается трудность, мученичество и блаженство этого пути.
В обсуждении взаимоотношений христианских супругов подчеркивается «немощь» женщины, которая состоит в подвластности собственным неуправляемым эмоциям.
Проблема распределения власти супругов во взаимоотношениях исключается: ни тот, ни другой из супругов не должны иметь в браке друг над другом абсолютной власти. Отмечается, что не всегда надо смиренно подчиняться такому властному насилию над волей другого.
Величайшая мудрость христианского брака — дать полную свободу тому, кого любишь, ибо земной брак — подобие Брака небесного — Христа и Церкви, в основе своей имеющего полную свободу.
Тайна счастья христианских супругов заключается в совместном исполнении воли Божией, соединяющей их души между собой и со Христом. Христианский брачный союз имеет глубочайшее духовное основание, которым не обладают ни телесная близость, ибо тело подвержено болезням и старению, ни жизнь чувств, переменчивая по своей природе, ни общие мирские интересы и деятельность, «ибо проходит образ мира сего».
Внутрисемейные отношения по Домострою.В российском религиозном мировоззрении корни язычества, «двоеверия» достаточно сильны. Возможно, поэтому православное христианство встало в борьбе между двумя языческими началами — женским и мужским — на сторону мужского, приводя семью к «нравственному» доминированию мужа над женой и детьми. В Домострое, например, много внимания отдано распределению ролей в семье и тому, как сделать, чтобы главное место в доме принадлежало не жене, а мужу.
Однако тот же Домострой предлагает «силовое» и языческое решение вопроса: «Любя же сына своего, увеличивай ему раны, и потом похвалишься им». Прямо реализация принципа «битие определяет сознание». «Воспитывай дитя в запретах и найдешь в нем покой и благословение; не улыбайся ему, играя...» (Домострой. Памятники литературы Древней Руси. Середина XVI в. М., 1985. С. 85-93).
Л. П. Найденова* проанализировала сферу «приватного» по Домострою, соотношение семейного пространства с публичным. Для русского зажиточного горожанина существовала сфера жизни, отличная от публичной. Более того, она имела зримую границу — высокий забор вокруг усадьбы. В такой усадьбе жило все семейное сообщество, включая домочадцев и слуг. По И. Е. Забелину «целостной личностью» в Домострое оказывается лишь хозяин, «государь» дома. Слуги, челядь входят в понятие «домочадцы». Именно по отношению к челяди в Домострое употребляется термин «семья». Статус женатого человека в Домострое выше, чем статус одинокого.
Термина «семья» в ее современной трактовке Домострой не знает. Он оперирует понятием «дом» как обозначением некоего единого хозяйственного и психологического целого, члены которого находятся в отношениях господства-подчинения, но равно необходимы для нормальной жизни домашнего организма.
Дом стремится оградить себя от вмешательства извне тем, что представляет себя окружающим наиболее благополучной своей стороной. Домашнее сообщество стремилось оградить себя от вмешательства сплетен и пересудов в свою домашнюю жизнь, которые были очень характерны для русских горожан.
Самое страшное наказание, известное автору Домостроя, — «от людей смех и осуждение», что свидетельствует о зависимости семьи от равного социального окружения, с одной стороны, и стремлении сохранить семейные отношения в тайне. Наказанием оказывается «позор» как «всеобщее обозрение».
Л. П. Найденова отмечает семейные удовольствия, которые присутствуют в Домострое. К ним отнесены: удовольствие от вкусной разнообразной еды, от хорошо сделанной вещи, от «устроя в доме», куда «как в рай войти», от почета и уважения со стороны соседей и «людей Знаемых».
Обязанность главы дома — забота о благосостоянии дома и воспитании, в том числе и духовном, его членов. Жена обязана сама заниматься рукоделием и знать всю домашнюю работу с тем, чтобы учить и контролировать слуг. Кроме того, она занимается воспитанием и обучением дочерей (обучение сыновей — обязанность отца). Все решения, связанные с «домовным строением», муж и жена принимают совместно. Они должны обсуждать семенные проблемы ежедневно и наедине.
Источником высокой оценки роли жены и матери в Домострое является представление о браке как христианском таинстве. Жена в Домострое является регулятором эмоциональных отношений в семье, она же отвечает за семейную благотворительность.
Домострой рекомендует жене «мужу уноровить», т. е. поступить сообразно с его желаниями и представлениями. Из текста следует, что в семейных отношениях осуждаются всякие «неподобные дела; блуд, сквернословие и срамословие, и клятва, и ярость, и гнев, и злопамятство...»
Любовь к детям в Домострое рассматривается как чувство вполне естественное, так же как и забота об их телесном благополучии, менее распространенной считается забота о духовном развитии чад. Однако по своему положению в семье они ближе к слугам, чем к родителям. Главная обязанность детей — любовь к родителям, полное послушание в детстве и юности и забота о них в старости. Избивающий родителей подлежит церковному отлучению и смертной казни.
Все человеческие поступки делятся на «доброе дело» и «злое дело». Среди добрых дел особенно чтутся «труды праведные». По Домострою, нормой оказывается умеренная достаточность как в имущественном, так и в эмоциональном планах.
Немалым образом характер межличностных отношений проявляется через рекомендации о наказаниях: бить следует за большую вину, наедине и потом «примолвить» и «пожалеть».
На наш взгляд, наиболее интересным для понимания национального характера семейных отношений является упоминание о зависимости от людского мнения. Вместе с тем, что при этом социальному окружению положено всегда демонстрировать семейное благополучие и строжайше запрещается разглашать семейные тайны, возникает представление о двойственности морали: «для себя» и «для людей». Домострой указывает средневековому человеку, что страшнее нет беды, чем «от людей смех и осуждение», впоследствии над русским человеком повиснет вопрос такого же рода: «Что станет говорить княгиня Марья Алексевна?», — возможна ли в таком контексте индивидуализация человека, можно ли хотя бы в перспективе, «выдавив из себя раба», стать свободным человеком, отвечающим за себя и добровольно, охотно принимающим на себя ответственность за свою семью. Или это неуничтожимо...
Воплощение идеальной модели православной семьи в русский быт имело свои особенности. У русских, как и у всех восточных славян, долгое время преобладала большая семья, объединявшая родственников по прямой и боковой линиям. Несколько брачных пар совместно владели имуществом и вели хозяйство. Среди семей различались «отцовские» и «братские». Первые включали деда, сынов, внуков, правнуков. Руководил семьей «большак», наиболее зрелый, опытный, трудоспособный мужчина, власть которого распространялась на всех членов семьи. Его советницей была «большуха», старшая женщина, которая вела домашнее хозяйство. Нужно отметить, что ее роль существенно изменилась по сравнению с XII — XIV веками, когда «большуха» имела реальную власть над мужчинами семьи. Положение остальных женщин было вовсе незавидным (достаточно сказать, что вдовы не наследовали имущество мужа).
Позже, в XVIII веке и к середине XIX века, в России начала преобладать индивидуальная семья из 2—3 поколений родственников по прямой линии. К XIX веку в российской культуре низших слоев утвердился тип малой семьи со структурой, соответствующей модели православной семьи: отец — сын — мать (В. П. Дружинин).
К концу XIX — началу XX века все сильнее давала себя знать патриархальность семейной модели. Она взрывалась как бы изнутри, ее распирало внутренними противоречиями, которые завершались тяжелыми семейными кризисами (вспомним, к примеру, Анну Каренину, Анну Сергеевну фон Дидериц, мадам Бовари — эти образы мировой литературы символизируют женщин, которые никак не могли вписаться в рамки традиционного патриархального брака).
Грядущие социальные перемены подготавливались не только в недрах экономики и производственных отношений — они подготавливались и в недрах брачных отношений. Прошло время. Резкие социальные перемены привели к гибели патриархальной семьи. Авторитарная власть мужчины пошла на убыль, сведясь к нулю в городе, уменьшившись в деревне. Современная семья утратила функции домашнего производства, из экономических функций сохранилась лишь организация быта, большинство семей состоит из супругов и детей (нуклеарная семья).
Социологи определяют нынешнее семейное главенство как «выполнение распорядительных, регулирующих функций, существенных для жизнедеятельности семьи». В чьих руках сосредоточиваются сейчас «регулирующие функции»? Согласно многочисленным исследованиям 80-х годов, своего рода министром семейных финансов в большинстве случаев является женщина. Она же организует семейное потребление. И главным педагогом, воспитателем в семье является женщина.
Структура власти не всегда совпадает с фактическим распределением семейных ролей между мужем и женой, мнение о главе определяет моральный характер отношений, но еще не их действенную суть.
Дети в семье. Рассматривая патриархальные семьи в различных странах и полушариях, исследователи отмечают, что отцы в этих семьях относятся к детям по-разному. Например, роль наказания, особенно физического, значительно выше в западных патриархальных семьях, чем в восточных. Связь с детьми варьируется от почти полного пренебрежения ими, как в традиционной мексиканской семье, до внимания и постоянной заботы — в германской. Однако во всех случаях отмечается одна общая черта: отец находится на недосягаемой высоте для ребенка, отношения строго вертикальны: отец — прежде всего авторитет, прообраз и олицетворение той власти, которой ребенок беспрекословно будет подчиняться, когда вырастет и сам станет отцом (Кочубей Б. И.).
Воспитание мальчика в христианской культуре — это в первую очередь формирование будущего отца, доминантного и несущего ответственность за семью (модель «божественной» семьи) или, реже, субдоминантного (Иосиф Обручник как идеал), но столь же ответственного (В. Н. Дружинин).
Идеальная модель христианской семьи включает в себя мать, отца и сына. При этом место дочери вообще не определено. Дочь в христианской культуре выступает заместительницей жены-матери. В. Н. Дружинин полагает, что в западно-христианской культуре дочь скорее может принимать роль «второй жены», которую в норме любят, лелеют. В православии девочка может быть «заместительницей» матери, в песнях, сказках она, как правило, всегда «вторая мама».
Развитие моделей семьи в истории народов, их культуре постепенно меняет основы детско-родительских отношений. Изучая особенности воспитания и взаимоотношений родителей и детей на протяжении истории, психоисторик Л. Демоз выделил 6 трансформаций в отношении к детству:
1) Инфантицидный стиль (с древности до IV в. н. э.), характеризуется массивными детоубийствами, насилием. (Инфантицид — детоубийство — стал считаться человекоубийством лишь в 374 г.)
2) Бросающий стиль (IV — XIII вв.), ребенок остается объектом агрессии, его часто сбывают с рук в монастырь, кормилице, в чужую семью.
3) Амбивалентный стиль (XIV — XVII вв.), ребенок еще не стал отдельной духовной личностью и полноправным членом семьи; ему отказывают в самостоятельности и индивидуальности, в воспитании преобладает «лепка» характера, при сопротивлении неподдающийся такой «лепке» подвергается избиениям.
4) Навязчивый стиль (XVIII в.), ребенок становится ближе родителям, но поведение и внутренний мир ребенка контролируются.
5) Социализирующий стиль (XIX — первая половина XX вв.), ребенок — объект воспитания и научения, основные усилия родителей направлены на тренировку воли и подготовку ребенка к самостоятельной жизни.
6) Помогающий стиль (с середины XX в. по настоящее время), родители стремятся обеспечить индивидуальное развитие ребенка, преобладает эмоциональный контакт и сочувствие.
Можно предполагать, что именно последний в наибольшей степени соответствует современной модели (моделям) семьи.
В 1954 г. профессорами Гарварда Б. и Дж. Уайтингами было проведено широкомасштабное (Филиппины, Индия, США, Мексика, Япония, Кения) исследование психологических особенностей детей, известное как «Проект 6 культур». Установлено, что дети в «сложных» обществах более зависимы, доминантны, агрессивны, менее заботливы, ответственны, чем дети «простых» обществ. Вместе с тем там, где господствует нуклеарная семья, дети более дружественны, менее авторитарны и агрессивны.


Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный конспект лекций Вы можете использовать для создания шпаргалок и подготовки к экзаменам.

Доработать Узнать цену работы по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем конспект самостоятельно:
! Как написать конспект Как правильно подойти к написанию чтобы быстро и информативно все зафиксировать.

Другие популярные конспекты:

Конспект Основные проблемы и этапы развития средневековой философии
Конспект Проблема познаваемости мира. Гносеологический оптимизм, скептицизм, агностицизм. Взаимосвязь субъекта и объекта познания
Конспект Понятие финансовой устойчивости организации
Конспект Внутренняя политика первых Романовых.
Конспект Понятие мировоззрения, его уровни и структура. Исторические типы мировоззрения
Конспект ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
Конспект Синтагматические, парадигматические и иерархические отношения в языке
Конспект Тема 1.2. Плоская система сходящихся сил. Определение равнодействующей геометрическим способом 13
Конспект Происхождение человека. Основные концепции антропосоциогенеза. Антропогенез и культурогенез.
Конспект Общая характеристика процессов сбора, передачи, обработки и накопления информации