Конспект лекций по предмету "Лингвистика"

Узнать цену работы по вашей теме


Интонация диалогического текста

На интонацию диалогического (полилогического) текста, являющегося продуктом речевой деятельности двух или не­скольких собеседников, большое влияние оказывает своеоб­разие структурно-синтаксического построения диалогической речи. Реплики диалога взаимосвязаны и взаимообусловлены. Единство темы, являющееся отличительным признаком лю­бого сверхфразового единства (Москальская 1978: 14), играет известную роль и в диалоге, где оно объединяет его участ­ников. Именно поэтому характер интонации предшеству­ющей реплики может повлиять на формирование интонаци­онного рисунка последующей реплики.

В диалогическом тексте интонация «цементирует* допол­няющие друг друга смысловые структуры. Однако между интонационными рисунками соседних реплик не существует жесткой зависимости: характер интонации последующей реп­лики может быть подсказав, но не навязан характером интонационного рисунка предшествующей реплики (Филип­пов 1982: 6).
Данные лингвистической литературы дают основание го­ворить о том, что те или иные компоненты интонации играют определенную роль в создании единого диалогического це­лого — диалогического единства. Под диалогическим един­ством в теории диалога понимается единица, аналогичная сверхфразовому единству или сложному синтаксическому це­лому, вычленяемым в монологическом тексте.
Мелодика, Согласно мнению Т. М. Николаевой, универ­сальным средством мелодики — важнейшего компонента ин­тонации ■— является свойство показывать связность или не­связность компонентов высказывания (Николаева 1979: 220). Участие мелодики в организации единой интонационной структуры диалогического текста подтверждают данные экс* периментально-фонетических исследований вопросно-ответ­ных единств на материале разных языков. В частности, взаимозависимость мелодических, характеристик компонен­тов диалога может проявляться в совпадении значений час­тоты основного тона на стыках реплик (Торсуева 1979: 76). Вместе с тем некоторые авторы сомневаются в существования единого мелодического контура таких структурных единиц диалога, как диалогическое единство (Фирсанова 1972: 18). Эксперименты на материале английского языка, в частности, показали, что в языковом сознании носителей языка отсут­ствует жесткая закрепленность определенного мелодического контура за определенным коммуникативным типом выска­зывания. Формирование целостного интонационного рисунка высказывания происходит под влиянием целого комплекса языковых и ситуативных параметров (Фонетика спонтанной речи 1988: 193).
Интенсивность. Из всех фонетических компонентов ин­тонации интенсивность сложнее всего поддается анализу на предмет определения ее роли в качестве связующего фоне-

тического средства в диалоге. Это объясняется не в послед­нюю очередь теми трудностями, с которыми вообще сталки­ваются ученые при выяснении отношений между акцентной структурой фразы, с одной стороны, и явлениями словесной и фразовой просодики — с другой (Светозарова 1980: 129). Во фразе правила ударения языковых единиц подвергаются влиянию многих мощных лингвистических и экстралингви­стических факторов (логического, субъективно-прагматиче­ского, психологического, эмоционального и др.). Особое место среди собственно языковых факторов, определяющих акцент­ную структуру высказывания (текста), занимает семантиче­ский фактор, охватывающий такие признаки, как семантиче­ский вес слова в данном тексте, степень его информативно­сти и предсказуемости, наличие в его значении определен­ных эмоционально-оценочных коннотаций, узуальность / ок­казиональность, прямое или метафорическое употребление и т. д. (Павлова, Светозарова 1986: 15-17). Тем не менее, несмотря на все перечисленные выше трудности, есть осно­вания считать динамический компонент одним из индикато­ров межфразовых связей, маркирующих позицию предложе­ния в тексте (Рыжов 1977: 23). Связь реплик диалогического единства может осуществляться за счет близости значений интенсивности на стыках реплик (аналогично мелодике) (Тор-суева 1979: 76).
Темп. Экспериментальные исследования темпа речи по­зволяют говорить о том, что в качестве одного из критериев интонационной связности реплик диалога выступает стабиль­ный темп произнесения. Об этом свидетельствуют, например, данные авторов, установивших, что дикторы под влиянием ускорения или замедления темпа предшествующего участни­ка диалога, в свою очередь, ускоряют или замедляют темп речи (т. е. стремятся сохранить стабильность темпа произ­несения на протяжении беседы) (Бружайте 1972: 27). В поль­зу этого вывода говорят также результаты анализа темпа произнесения сверхфразовых единств на материале моноло­гической речи, показавшие, что на уровне сверхфразового единства темп произнесения остается стабильным (Эрдели 1979: 85). Замедление темпа отмечается в конце фразы, причем степень замедления тем больше, чем больше степень

самостоятельности и завершенности интонационной единицы (Фонология речевой деятельности 2000: 112). Правда, неко­торые исследования вообще не выявили признаков, которые свидетельствовали бы о фонологической значимости темпа речи при дифференциации реплик диалога, например вопроса и ответа (Китайгородская 1969: 29).
Анализ темповой организации трехчленного диалогиче­ского единства в произнесении двух и трех дикторов выявил явно выраженную тенденцию к выравниванию темпа произ­несения единства. Это выражалось по-разному: в корректи­ровке темпа речи в сторону ускорения / замедления в за­висимости от темпа партнера (при двух участниках) или в стабильности / выравнивании темпа произнесения (в диало­гах с тремя участниками). В любом случае ведущей тенден­цией темповой организации трехчленного диалогического единства является интуитивное стремление участников ком­муникации к той или иной форме стабильности темпа про­изнесения единства (Филиппов 1982: 10-11).
Пауза. Из лингвистической литературы известно, что в монологической речи степень связанности двух синтагм за­висит от наличия и величины паузы между ними (Вондарко 1977: 168-169), поэтому вполне естественно предположить, что и в диалогической речи по мере уменьшения длитель­ности паузы вплоть до ее исчезновения связанность компо­нентов диалогического текста будет увеличиваться (что, впро­чем, не бесспорно). Данные экспериментально-фонетических исследований диалога на материале английского языка под­тверждают (по крайней мере, частично) распространенную точку зрения, согласно которой чем выше уровень синтак­сических единиц, тем большие по длительности паузы могут их разделять. Эти данные, например, показывают тенденцию к увеличению длительности пауз в цепочке: паузы хезита-дии — межсинтагменные паузы — паузы между высказы­ваниями (Фонетика спонтанной речи 198S: 189).
Тембр. В фонетике признается, что тембр служит только для выражения эмоционального аспекта интонации. Акусти­ческим выражением тембра является спектральная характе­ристика звуков (Зиндер 1979: 278). Тембр голоса характе­ризуется соотношением в его спектре высокочастотных И

низкочастотных составляющих.. Эксперименты Э. А. Нуши-кян показывают, что в тембральных характеристиках звуков эмоционально окрашенного и нейтрального высказываний имеются значительные различия, что подтверждает квали­фикацию тембра как одного из показателей эмоционального состояния говорящего (Нушикян 1987: 25). При этом общая тембральная окраска отличает не отдельные звуки, а доста­точно протяженные отрезки — фразы или даже тексты (Фо­нология .речевой деятельности 2000: 114).
Вообще, в речи (как монологической, так и диалогиче­ской) все компоненты интонации взаимодействуют друг с другом при аранжировке высказывания. Одним из типичных моментов такого взаимодействия, привлекших внимание со­временных исследователей, является, например, синхрониза­ция мелодического контура со звуковой последовательностью (timing) в процессе порождения речи. Актуальность изучения этого явления диктуется, в частности, необходимостью ре­шения проблем, связанных с синтезом текста (Светозарова 1997: 30; Фонология речевой деятельности 2000: 119-124).
Просодические характеристики речи (текста) могут быть индикаторами уровня речевой культуры говорящего. Как известно, любой текст, в особенности художественный, на­полнен личностными смыслами. В нем представлено инди­видуальное видение каких-либо проблем и явлений действи­тельности отдельным носителем языка. Соответственно куль­тура речи не сводится к владению лексикой и грамматикой определенного языка. Она соотносится также с понятиями нормы и функциональных стилей речи (Головин 1988: 15-22). А это все явления, приложимые к целым речевым про­изведениям (текстам). Эксперименты показывают, что кор­релятами уровня речевой культуры носителей языка высту­пают такие просодические характеристики, как мелодическое движение во фразе, темп произнесения, частота его измене­ния, характер динамического и темпорального контуров, тембр голоса и паузация. При этом на оценку уровня речевой культуры говорящих прежде всего влияют изменения тем­па речи, тембровой окраски голоса и величины мелодиче­ских интервалов во фразе (Скрелин 1997: 52-60). Кроме того, на основании интонационного рисунка высказывания

можно восстановить коммуникативную ситуацию и дать -в ре­чевой» портрет говорящего (Светозарова 2001: 154).
5. Сегментные единицы в устном тексте
При анализе фонетических характеристик звучащего тек­ста в первую очередь обращает на себя внимание вопрос о влиянии контекста на индивидуальные параметры отдель­ных звуков. ' Сюда же относятся проблемы, связанные с выяснением того, в какой мере жанровая принадлежность текстов отражается на единицах сегментного уровня. Эти вопросы с необходимостью возвращают нас к проблеме пол­ного и неполного типов произнесения, поднятой в свое время еще Л. В. Щербой.
В самом общем виде разница между двумя типами заключается в возможности или невозможности однозначной фонемной интерпретации звуковых элементов произнесенных отрезков речи. Полный тип предполагает такую интерпрета­цию, при неполном типе она невозможна (Зиндер 1979: 68). При этом если Л. В. Щерба говорил о типе произнесения слова в целом, то в дальнейшем понятие типа произнесения последователи знаменитого петербургского (ленинградского) ученого стали относить не к слову, а к фонеме. Они имели в виду исходную цель Л. В, Щербы — определение фонем­ного статуса соответствующей звуковой единицы и иденти­фикацию с ее помощью самой фонемы (Зиндер 1997: 42).
По словам Л. Р. Зиндер а, «в спонтанной речи происходит разнообразная редукция отдельных частей слова, которая ведет если не к полной утрате отдельных фонем, то к так называемой фонетической неопределенности, т. е. к возмож­ности различной фонемной трактовки редуцированного сег­мента» (Зиндер 1996: 17-18). Далее он говорит: «Для того чтобы слово было опознано, какая-то часть его, т. е. часть фонем, составляющих его облик, должна быть произнесена в полном типе. Тогда в силу избыточности языкового кода, обусловленной действием контекста, остальные фонемы, про­изнесенные .в неполном типе, будут «реконструированы».
Ш
В этом и состоит механизм опознания единиц спонтанной речи» (там же: 18).
Естественно, для решения вопросов, связанных с иден­тификацией фонем в речевой цепи, чаще всего производится сопоставление звуковых сегментов, взятых из текстов, кото­рые отличаются друг от друга условиями производства (на­пример, связный текст и изолированные слова, спонтанные и подготовленные тексты, спонтанная речь — чтение, чте­ние — пересказ и т. п.). Современные технические средства позволяют произвести точный и объективный анализ фоне­тических характеристик сегментов звуковой цепи и выявить влияние на них контекста. Ниже приводятся некоторые результаты, полученные в ходе анализа немецкого и русского речевого материала.
Экспериментальные данные Е. И. Стериополо показыва­ют, что степень вариативности немецких гласных достаточно четко коррелирует с жанром целого речевого произведения: чем проще композиция текста и беднее его эмоциональное содержание, тем ближе к своим аллофонам немецкие моно­фтонги. Чем сложнее текст по своей семантической нагрузке и более разнообразен по модальным характеристикам, тем сильнее вариативность гласных (Стериополо 1997: 159). В то же самое время чтение как более автоматизированный про­цесс приводит к большему размаху варьирования гласных, чем пересказ. Для пересказа характерно дробное членение текста, связанное с умением формулировать мысль и способ­ностью запоминать прочитанное. Поэтому в нем чаще на­блюдается выделение слов ударением, а также неизбежное замедление темпа произнесения, что способствует, как пра­вило, нормативной реализации фонем или их незначитель­ному отклонению от нормы (там же: 162).
Проведенный С. И. Гусевой анализ немецких звуков в спонтанной монологической речи свидетельствует о том, что фонетические характеристики сегментов на информативно важных участках высказывания отличаются более ярким просодическим рисунком и четкостью реализации по срав­нению с аналогичными параметрами малоинформативных участков. Тем самым можно говорить об определенной за­висимости фонетической реализации мельчайших сегментов

речи от коммуникативной стратегии высказывания (Гусева 2001: 33-34).
Изучение объективных характеристик звуков на мате­риале русского языка дает основание В. И. Кузнецову гово­рить о том, что количественная и качественная редукция гласных в связном тексте распространяется не только на безударные (как, 'например, в изолированных словах), но и на ударные слоги. При этом варьирование может достигать такого уровня, что гласный может принимать акустический облик другой фонемы (Кузнецов 1997: 210). Лингвистическое объяснение этому феномену можно дать, только предполо­жив, что при порождении / восприятии связной речи и изолированных слов человек пользуется разными речевы­ми механизмами. Таким образом, вопрос о различительной функции гласных может рассматриваться не с позиции фо­нетики изолированного слова, а применительно к условиям связной речи (там же: 232-234).
Л. В. Бондарко дает такое объяснение данному феномену: «Противоречия между фонологией слова и фонологией связ­ной речи определяются не тем, что различны выборки для наблюдений, а тем, что первая отражает логику исследова­теля, более или менее независимую от речевой деятельности говорящих на данном языке, а вторая как раз должна объяснять эту речевую деятельность» (Бондарко 1997: 14). Логика исследователя не предполагает ситуации, когда раз­личение звуковых оболочек значимых единиц по каким-либо причинам не осуществляется, хотя процесс коммуникации при этом не нарушен. Именно так обстоит дело в связной речи — единственно, по словам Л. В. Бондарко, абсолютно естественным продуктом и для говорящего, и для слушаю­щего (там же: 14). В ряде случаев человек использует для облегчения идентификации синтагму, фразу или даже целый текст, например, когда звуковые облики двух разных слов полностью совпадают в одной и той же фразовой позиции или одно слово имеет фонетический облик другого (Кузнецов 1997: 238).
В связи с развитием компьютерной техники и програм­мных средств одной из актуальных задач современной фо­нетики становится автоматическая обработка больших мас-

сивов звукового материала. Данная операция становится воз­можной только с использованием новейших средств анализа речевого сигнала, среди которых автоматическая сегментация занимает одно из ведущих мест. Решение этой проблемы с необходимостью предполагает заполнение лакун в наших знаниях о действительных акустических коррелятах единиц разных уровней (подробнее см. (Скрелин 1999)).
Глава 8 ОСНОВНЫЕ СВОЙСТВА ТЕКСТА
Какими свойствами должно обладать языковое образование, чтобы вообще считаться текстом? — Этот вопрос ставит во главу угла ... законо­мерности, действительные для всех текстов
Клаус Вринкер
1. Основополагающие признаки текста в трактовке авторов «Краткой энциклопедии. Немецкий язык*
При решении вопроса об основных свойствах текста необходимо прежде всего уяснить себе, что речь здесь идет 0 тех признаках, которые позволяют отличить текст от случайного соположения предложений (или других единиц) в том или ином акте коммуникации. Другими словами, в данном случае необходимо ответить на вопрос (в духе Р.-А. Вогранда и В. Дресслера): какие свойства (признаки, параметры) делают текст текстом? Разные ученые по-разному отвечают на этот вопрос.
В гл. 5 мы уже подробно останавливались на характе­ристике самого понятия «текст* и увидели, что некоторые определения текста прямо основываются на перечислении тех признаков, которые характеризуют это речевое образо­вание. Некоторые авторы, напротив, только после рассмот­рения основных параметров текста переходят к его опреде­лению. Именно так поступают авторы «Краткой энциклопе­дии. Немецкий язык».

В своем подходе к установлению основных признаков текста (Kleine Enzyklopädie Deutsche Sprache 1983: 216-220) немецкие авторы исходят из рассмотрения нескольких со­временных текстовых концепций. Они обращают внимание на тот факт, что в большинстве современных концепций тексты определяются как речевые образования, состоящие из любого количества {но не менее двух) предложений или других текстовых единиц (текстем, речевых действий). Та­ким образом, тексты представляют собой цепочки предложе­ний {или других единиц), связанных между собой при по­мощи специальных средств. Именно этот {количественный) признак лежит в основе большинства современных концеп­ций текста.
Однако немецкие ученые совершенно справедливо сомне­ваются в исключительности данного параметра текста. Ис­ходя только из количественного критерия, очень трудно провести границу между предложением и текстом. Это по­ложение они демонстрируют на следующих примерах. (13а) Gestern kam ein Freund zu mir. Er fragte mich, ob ich ihm Geld borgen könne. Er möchte sich ein Motorrad kaufen 'Вчера ко мне пришел мой друг. Он спросил, не могу ли я одолжить ему денег. Ему хочется купить новый мотоцикл'. (13Ь) Gestern kam ein Freund zu mir und fragte mich, ob ich ihm Geld borgen könne, damit er sich ein neues Motorrad kaufen könne 'Вчера ко мне пришел мой друг и спросил меня, не могу ли я одолжить ему денег на покупку нового мотоцикла'.
Согласно количественному признаку первый пример представляет собой текст, а второй пример — сложное пред­ложение. Таким образом, одна и та же информация, выра­женная одними и теми же словами и облеченная в анало­гичную синтаксическую форму, может трактоваться двояким образом. Такое положение дел нельзя считать оправданным. К тому же остается открытым вопрос о верхней границе текста.
Недостаточность количественного параметра для опреде­ления сущности текста авторы «Краткой энциклопедии» обо­сновывают следующими примерами. (14) Lastzug rammte Straßenbahn. Zu einem Zusammenstoß zwischen einem Lastzug und einer Straßenbahn der Linie 63 kam es gestern gegen 10

Uhr an der Kreuzung Leninallee / Oderbruchstraße. Der Fahrer des Lastzuges hatte die Vorfahrt der Straßenbahn nicht be­achtet. Der Straßenbahnfahrer und ein Fahrgast wurden leicht verletzt. Ihnen wurde sofort ärztliche Hilfe zuteil. Der Sach­schaden beträgt etwa 10 000 Mark. Der Verkehrsunfall hatte Störungen auf den Straßenbahnlinien 15, 17, 18, 19 und 63 zur'Folge. Busse wurden als Schienenersatzverkehr eingesetzt. Ab 17.30 verkehrten die Straßenbahnen wieder normal (Presse­meldung) 'Товарныйпоезд врезался в трамвай.Вчера в 16 часов на перекрестке Лениналлее и Одербрухштрассе произо­шло столкновение между товарным поездом и трамваем 63-го Маршрута. Машинист товарного поезда игнорировал преиму­щественное право проезда трамвая. Водитель трамвая и один пассажир получили легкие повреждения. Им была сразу ока­зана медицинская помощь. Ущерб составляет около 10 000 марок. Авария привела к нарушению движения трамваев маршрутов 15, 17, 18, 19 и 63. В качестве замены трам­вайного сообщения были пущены автобусы. Начиная с 17.30, трамвайное движение было возобновлено (Из сообщения прес­сы) *. (15) Weimar ist jedes Jahr Treffpunkt der Musikfreunde aus aller Welt. Morgen fährt Renate an die Ostsee. Möchten Sie noch ein Bier? Bis nächste Woche 'Каждый год Веймар становится местом встречи любителей музыки со всего мира. Утром Рената едет к Балтийскому морю. Вы не хотите еще пива? До следующей недели'.
Согласно количественному критерию примеры (14) и (15) следует считать текстами, хотя в последнем случае (15) речь идет о случайном соположении предложений, ибо в данной последовательности они не дают общего смысла. Это могут быть обрывки разговора разных людей, записанные, напри­мер, у стойки бара, на почте и т. п. Напротив, в примере (14) отдельные предложения соотносятся друг с другом при помощи разнообразных средств. Такие последовательности предложений называются семантически когерентными (т. е. взаимосвязанными). Тем самым наряду с количественным признаком немецкие ученые вводят еще один параметр текс-** когерентность. Соответственно речевые образования, у которых это свойство отсутствует, исключаются из сферы рассмотрения.

Примеры (14) и (15) отличает еще один признак. В при­мере 14 предложения не только связаны друг с другом при помощи разнообразных средств, они вместе представляют собой также законченное целое. Вместе с заголовком в тексте задается начальное положение дел, далее вводятся его объ­екты, приводятся причины аварии, наконец, указывается на восстановление первоначального положения дел. Во многих типах текста имеются специальные сигналы начала и конца текста, эксплицитно выражающие законченность его содер­жания. Примеру (15) такая законченность смысла не свой­ственна.
Все рассмотренные выше критерии авторы «Краткой энциклопедии* кладут в основу своего определения текста: текст, по их мнению, является комплексной, когерентной, относительно законченной последовательностью предложе­ний, организованной по грамматическим, коммуникативно-прагматическим и текстово-композиционным правилам (Ibid.: 218).
В дальнейшем приведенное выше определение текста дополняется еще одним признаком. Любой текст, исходящий от говорящего и направленный слушателю, всегда соотносит­ся с определенным отрезком действительности, реальным или мнимым, совершающимся в настоящем, прошлом или буду­щем. В каждом языке имеются специальные средства соот­несения речевого произведения с действительностью. Они называются референциальными средствами.
Свои коммуникативные намерения говорящий субъект реализует неразрывно от конкретных условий акта комму­никации. К комплексной структуре необходимых условий успешной коммуникации наряду с интенцией относятся так­же предположения, которые делает говорящий относительно фонда знаний реципиента. Предположения, на основании которых говорящий предугадывает, является ли предмет или обстоятельства общения известными слушателю, будут ли они необходимыми предпосылками для понимания высказы­вания, называются прагматическими пресуппозициями тек­ста. Подробнее о пресуппозициях см. в гл. 15.


Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный конспект лекций Вы можете использовать для создания шпаргалок и подготовки к экзаменам.

Доработать Узнать цену работы по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме:

Пишем конспект самостоятельно:
! Как написать конспект Как правильно подойти к написанию чтобы быстро и информативно все зафиксировать.

Другие популярные конспекты:

Конспект Основные проблемы и этапы развития средневековой философии
Конспект Проблема познаваемости мира. Гносеологический оптимизм, скептицизм, агностицизм. Взаимосвязь субъекта и объекта познания
Конспект Понятие финансовой устойчивости организации
Конспект ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
Конспект Понятие мировоззрения, его уровни и структура. Исторические типы мировоззрения
Конспект Внутренняя политика первых Романовых.
Конспект Синтагматические, парадигматические и иерархические отношения в языке
Конспект Происхождение человека. Основные концепции антропосоциогенеза. Антропогенез и культурогенез.
Конспект Тема 1.2. Плоская система сходящихся сил. Определение равнодействующей геометрическим способом 13
Конспект Общая характеристика процессов сбора, передачи, обработки и накопления информации