Конспект лекций по предмету "Общая психология"

Узнать цену работы по вашей теме


ЛИНГВИСТИКА ТЕКСТА

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
К. А. Филиппов
ЛИНГВИСТИКА ТЕКСТА
Курс лекций

Издательство С.-Петербургского университета 2003
ББК 81.2-5+81.2Немя73 Ф53
Рецензенты: д-р филол. наук проф. Г.А.Баева (С.-Петерб. гос. ун-т), д-р филол. наук проф. В. В. Наумов (С.-Пе­терб. гуманит. ун-т профсоюзов)
Печатается по постановлению
Редакционно-издателъского совета
С.-Петербургского государственного университета

Филиппов К. А.

С.-Петерб. ун-та, 2003. — 336 с. ISBN 5-288-02883-4
В книге прослеживается история научного подхода к описанию текста, начиная с… Книга предназначена для филологов, а также для других спе­циалистов, занимающихся проблемами связной речи (текста).


СОВРЕМЕННЫЙ АНАЛИЗ ТЕКСТА И АНТИЧНАЯ РИТОРИКА

Речью поставить дело перед глазами Из «Оратора» Цицерона
1. Истоки современного анализа текста
Новые научные теории редко возникают на пустом месте. Как правило, возникновению новых научных направлений…





Содержание античной риторики

Согласно античному канону риторика включает в себя пять частей, соответствующих пяти необходимым (и обя­зательным) этапам работы оратора над речью: 1) нахожде­ние темы (inventio), 2) расположение материала (dispositio), 3) словесное выражение (elocutio), 4) запоминание (memoria), 5) произнесение (vox) (Лингвистический энциклопедический словарь 1990: 417; Coseriu 1981: 165). Другими словами, классическая схема риторики состоит в следующем: 1) най­ти, что сказать, 2) найденное расположить по порядку, 3) придать ему словесную форму, 4) утвердить все это в памяти, 5) произнести (Кохтев 1994: 13). Таким образом, риторический процесс охватывает весь путь от замысла ора­тора к звучащему слову.
Инвенция(inventio; invenire quid dicas букв, 'изобрести, что сказать')- Перед оратором прежде всего стоит выбор темы и цели выступления. Он должен отчетливо представлять себе,

о чем и для чего он будет говорить. Важно также, чтобы он помнил об этом в каждый момент речи.
Схема инвенции традиционно включает в себя три части: «нравы», «аргументы» и «отрасти*.
Под понятием «нравы» в риторике подразумеваются те качества, которые позволяют оратору установить контакт с аудиторией и утвердить свой авторитет. Аристотель называет три причины, вызывающие безоговорочное доверие к гово­рящему, — это рассудительность, добродетельность и добро­желательность. Если слушателям кажется, что оратор обла­дает всеми этими качествами, они непременно чувствуют к нему доверие (Аристотель 2000: 59).
Главная задача оратора — представить аудитории убе­дительные «аргументы» в доказательство своей правоты. Изучение различных способов доказательств включает в себя описание собственно аргументов и так называемых общих мест. Аргументом в риторике называется форма рассуж­дения, имеющая целью из известных положений вывести новое.
Основные виды аргументов следующие.1
Силлогизм (две посылки, один вывод). Более всего этот вид аргумента свойствен научному доказательству, принято­му в логике. Например: (1) Следует любить то, что обла­гораживает. Изящные искусства облагораживают. Следова­тельно, надо любить изящные искусства.2
Энтимема — один из видов силлогизма, в котором одна из посылок остается неявной («в уме») и аргумент сводится к двум положениям (антецеденту и следствию). Этот вид силлогизма более подходит для использования в речи, где многие моменты остаются невыраженными. Приведенный выше пример собственно силлогизма в этом случае приобре­тает вид: (2) Следует любить то, что облагораживает. Значит, надо любить изящные искусства. Ср. пример эн-тимемы из «Риторики» Аристотеля: (3) Благоразумным кто рожден, тому не следует / Детей чрезмерно мудрыми вос­питывать. / Таким присуща праздность, кроме этого }
1 Подробное описание видов аргументов ом. (Безменова 1991; 24-29).
2 Примеры вояты у Н. А. Беаыоновой (там же).

Сограждан зависть возбуждают лютую (Аристотель 2000: 93).
Эпихерема — развернутый силлогизм. Так, приведенный выше собственно силлогизм можно развернуть в следующую цепочку умозаключений: (4) Кто может не любить изящные искусства? Они обогащают наш ум, смягчают наши нравы; именно они. совершенствуют род человеческий. Самолюбия и здравого смысла достаточно, чтобы понять их неоцени­мую пользу и необходимость развития.
Дилемма — разновидность сложного силлогизма (две противоположные посылки и одно умозаключение). В каче­стве примера можно привести реакцию римского сената на уговоры Тарквиниев возвратить им имущество, блага и пра­ва: (5) Не вернуть им их — дать предлог к войне; вер­нуть — представить им оружие и средства нападения.
Сорит — цепочка взаимосвязанных положений. Напри­мер: (6) Верующий человек почитает бога; тот, кто чтит бога, чтит его заветы; один из заветов — милосердие к ближнему; милосердие предупреждает преступление, облег­чая страдания и нищету; предупреждение преступлений служит интересам государства.
Кроме аргументов, различающихся по форме рассужде­ния, в риторике рассматривались также аргументы, учиты­вающие источник, происхождение. Таковыми признавались: пример — силлогизм, одной из посылок которого является исторический факт или интересное событие; индукция — общий вывод, проистекающий из различных частных при­меров; «личный» аргумент — вывод, проистекающий из посылок, действий или слов оппонента, противопоставлен­ных оратором своим собственным посылкам, действиям или словам.
Среди общих способов убеждения Аристотель уделяет основное внимание примеру и энтимеме. При этом предпо­чтение он оказывает энтимеме как собственно риторическому средству: «Примерами следует пользоваться в том случае, когда для доказательства нет энтимем, ибо убеждают с их помощью, когда же энтимемы есть, то примерами следует пользоваться как свидетельствами после энтимем в виде эпилога, тогда как в начале они похожи на индукцию, а

ораторским речам индукция не свойственна, за исключением немногих случаев, когда же они помещены в конце, то похожи на свидетельства, а свидетель всегда вызывает до­верие. Поэтому если поместить их в начале, необходимо говорить много, а в конце — достаточно одного примера, ибо свидетель, заслуживающий веры, полезен даже один* (Аристотель 2000: 93).
Правила применения аргументов: 1) доказательст­ва ■— основа ораторской речи; 2) доказательства следует не столько умножать, сколько взвешивать; 3) отбрасывать ар­гументы, которые могут быть отвергнуты.
В основе классического учения о «страстях» лежит пред­ставление о двух главных человеческих страстях — Любви и Ненависти. Именно они формируют все другие, второсте­пенные чувства. По определению Аристотеля, «страсти — это все то, под влиянием чего изменяется состояние людей и принимаются различные решения, а также то, с чем связано огорчение или удовольствие: например, гнев, со­страдание, страх и всем им подобные и противоположные им чувства* (там же: 60). Аристотель дает подробную ха­рактеристику чувству гнева, пренебрежения, милости, лю­бви, страха, стыда и другим человеческим свойствам, ис­пользуемым оратором в «искусстве убеждать* аудиторию. Он описывает также возможное воздействие речи на лю­дей различных возрастных и социальных групп (там же: 60-88).
Соотношение между «нравами», «аргументами» и «страс­тями», т. е. тремя основными разделами инвенции, можно выразить следующей формулой поведения оратора: привлечь нравом, убедить аргументом, тронуть чувством.
Общие правила инвенции, обязательные для любого оратора:
1) «нравы», «аргументы* и «страсти» должны взаимо­ действовать для достижения единой цели — убеждения;
2) один из трех подходов должен быть выбран в качестве доминирующего;
3) «нравы* и «отраоти» более всего подходят для сочи­ нений, адресованных «слабым, чувственным людям и моло­ дежи»;

4) аргументы должны преобладать в речи, обращенной к людям степенным и разумным;
5) злоупотребление нравами и страстями легко высмеи­ вается;
6) использование опыта предшествующих поколений ора­ торов (Безменова 1991: 26-27).
Кроме собственно доказательств к инвенции относятся также «общие места* аргументов. Античные риторы подчер­кивали, что все сюжеты, темы, объекты ораторского выступ­ления имеют определенное сходство и могут рассматриваться под общим углом зрения. Такое сходство может быть внут­ренним, исходящим из самого предмета — внутренние общие места (определение, или дефиниция, перечисление частей, сравнение, обстоятельство) и внешним, представляющим со­бой дополнительную аргументацию не обязательно логичес­кого характера — внешние общие места (постановления, законы, свидетельские показания и т. п.) (там же: 27-28).
Таким образом, инвенцию можно назвать этапом упоря­дочивания мысли о предмете речи. Она предполагает выбор определенной стратегии аргументации. Эта стратегия может быть обусловлена тем образом, который оратор предполагает создать у аудитории («нравы*), либо той реакцией слушате­лей, на которую рассчитывает оратор («страсти^), либо по­тенциальной возможностью раскрытия темы сообщения («ар­гументы»).
Классическая инвенция обращена к анализу трех сторон акта коммуникации, которые ныне принято называть: от­правитель речи (говорящий) — получатель речи (слуша­тель) — сама речь (текст). В современной лингвистической теории этим составляющим акта коммуникации уделяется значительное место (в том числе и в лингвистике текста).
Диспозиция (dispositio; inventa disponere букв, 'располо­жить изобретенное'). Основное назначение диспозиции — членение тематического материала, полученного в результате инвенции, и определение порядка следования частей.
Огромное внимание, с которым античные ораторы отно­сились к данному этапу работы над речью, нагляднее всего демонстрируют следующие слова Платона: «Всякая речь дол­жна быть составлена, словно живое существо, — у нее

должно быть тело с головой и ногами, причем туловище и конечности должны подходить друг к другу и соответствовать целому» (Платон 1970: 203) — цит. по (Кохтев 1992: 8). Оратор должен ясно представлять себе общий принцип и частные задачи речи и в соответствии с этим строить свою ар гументацию.
Согласно античному канону3 речь делится на шесть ча­стей: введение, предложение, повествование, подтверждение, опровержение и заключение. Для менее значительных тем диспозиция может быть ограничена тремя основными частя­ми: вступлением, подтверждением и заключением. (Нетрудно заметить, что в подавляющем большинстве современных об­щественно-политических и научных текстов наличествуют только три упомянутые выше части.)
Главным общим правилом диспозиции является следую­щее: оратор должен помнить о цельности сочинения и с этой целью кратко, в одной фразе, резюмировать и держать в уме свое мнение по поводу излагаемого сюжета. Я думаю, что это правило могло бы сослужить добрую службу многим современным публичным сочинителям.
Введение. Главная цель введения — расположить в свою пользу аудиторию. Для достижения этой цели применяются три типа введения: простое (введение в предмет согласно заявленной теме), косвенное (используется в сложных слу­чаях, когда оратор сталкивается с явно враждебной аудито­рией) и внезапное (ex abrupto 'сразу, внезапно') — резко эмоциональное начало, применяемое в редких случаях. Клас­сическим примером внезапного начала может служить одна из знаменитых речей Цицерона Катилине: "Quousque tandem abutere, Catilina, patientia nostra? Quam diu etiam furor iste tuus nos eludet? Quem ad finem sese effrenata jactabit auda-cia?" «Доколе же, наконец, Катилина, ты будешь злоупот­реблять нашим терпением? До каких пор твое бешенство будет ускользать от нас? Где предел твоей необузданной дерзости?»• (Бабичев, Боровский 1982: 676).
Античные риторы придавали вступлению исключительно важное значение. Аристотель учил: «Итак, вступление есть
Общую характеристику диспозиции ом, (Бозмоиова 1091: 29-34),

начало речи, то же, что в поэтическом произведении — пролог, а в игре на флейте ■— прелюдия. Все эти части — начало, они как бы прокладывают путь для последующего» (Аристотель 2000: 136).
Правила работы над введением:
1) обратить особое внимание на введение, от которого в значительной мере зависит успех всего сочинения в целом;
2) во введении использовать «нравы»;
3) сочинять введение, исходя из существа рассматривае­ мой темы, не допуская «забегания» вперед;
4) писать введение последним (по совету Цицерона);
5) избегать как банального, так и излишне экстравагант­ ного введения;
6) стиль введения прежде всего должен быть доступным.
Предложение (теорема) — этап, в некотором смысле дуб­лирующий инвенцию. Предложение состоит из разложения темы на составные части и представления ее в резюмиро­ванном виде. Необходимость включения этого этапа в общий цикл обусловливается сложным и неочевидным характером темы.
Повествование (наррация) включает в себя прежде всего изложение основных фактов, составляющих композицию те­мы: описание предметов, мест, лиц.
Правила наррации:
1) повествование должно затрагивать только основные факты, имеющие непосредственное отношение к теме;
2) факты должны находиться в соответствии с действу­ ющими лицами, т. е. должны быть правдоподобными;
3) повествование должно быть кратким и четким;
4) интерес ко всей речи в значительной мере зависит от эффекта, вызванного изложением фактов;
5) наррация должна сопровождаться описанием, ожив­ ляющим сухие факты;

6) для описания следует выбрать наиболее выгодную точку зрения;
7) при описании следует избегать расплывчатости и излишних деталей;
8) место описания — в начале повествования.

Подтверждение (конфирмация) ■— основной этап диспо­зиции. Именно на этом этапе оратору предстоит развернуть аргументацию, от которой зависит успех речи. Основная задача подтверждения — доказательство истинности посы­лок, выдвинутых в предложении.
Правила конфирмации:
1) в подтверждении должны быть собраны воедино все за­ мечания касательно применения необходимых доказательств;
2) с этой целью необходимо осуществить ревизию всех «общих мест*, рассмотренных в инвенции;
3) при выборе аргументов менее заботиться об их коли­ честве, нежели их качестве;
4) наилучшим признается так называемый Гомеров по­ рядок следования аргументов: вначале сильные аргументы, затем несколько доказательств средней силы, в конце — один наиболее мощный аргумент;
5) тщательно избегать нисходящего порядка аргументов;
6) сильные аргументы следует изолировать и преподно­ сить в самой простой форме, слабые — группировать но нескольку, для того чтобы они поддерживали друг друга.
Заключение — последний этап диспозиции. По Аристо­телю, «заключение преследует четыре цели: расположить слушателя доброжелательно к себе и недоброжелательно к противнику; усилить или умалить значение дела; разжечь страсти у слушателя; напомнить, о чем шла речь» (Аристо­тель 2000: 147).
Правила работы над заключением:
1) заключение должно содержать резюме аргументации, развернутой в подтверждении, и вызывать эмоции публики;
2) заключение требует точности изложения и разнообра­ зия в стиле;
3) из подтверждения отбираются наиболее сильные места;
4) при использовании «страстей«' следует помнить об умеренности;
5) стиль заключения должен быть живым и эмоциональ­ но насыщенным.
Диспозиция является следующим (за инвенцией) этапом работы автора над речью, этапом, предшествующим непо­средственной вербализации замысла. Необходимость этого

этапа диктуется двумя фундаментальными свойствами ре­чи — линейностью и дискретностью (членимостью). В ре­зультате инвенции тема оказывается расчлененной на не­сколько частей (субконцептов), позволяющих наглядно пред­ставить себе («в уме») содержание речи. Таким образом, если инвенция является этапом конкретизации и упорядочивания мысли, то основное содержание диспозиции сводится к син­тагматической аранжировке темы. Но тема как набор суб­концептов не имеет линейной конфигурации, она не может быть сразу, единовременно обрушена на аудиторию. Дело в том, что если при зрительном восприятии пейзажа или картины, как отмечает Батте, «мысли входят в наше созна­ние толпой» ((Batteux 1793: 264) — цит. по (Безменова 1991: 33)), то при восприятии речи «мысли, привязанные к ... словам, появляются друг за дружкой, достигая таким обра­зом сознания слушающего* (там же).
Таким образом, с одной стороны, линейность речи дик­тует необходимость линейного представления субконцептов, составляющих тему. С другой стороны, дискретность речи, возможность вычленения отдельных фрагментов сообщения облегчает автору концептуальное построение речи в соответ­ствии со своими коммуникативными намерениями.
Античные авторы обращали внимание на многие особен­ности речи, которые в современной науке являются предме­том специального изучения. Вспомним, например, известный в психологии «закон первого и последнего места* (или «эффект края»), согласно которому при прочих равных ус­ловиях лучше запоминается та информация, которая распо­ложена в начале и конце сообщения (Зимняя 1990: 168). Этот закон прекрасно согласуется с античным правилом расположения аргументов в речи, когда наилучшим призна­ется так называемый гомеров порядок. Располагая наиболее важные элементы доказательства в начале и конце речи, античные авторы добивались высшей убедительности своих выступлений.
Элокуция (elocutio; ornare verbis букв, 'украсить слова­ми') — это словесное выражение того, что уже содержатель­но определено и расчленено (на этапе инвенции), а также расположено в определенном порядке (на этане диспозиции).

Именно на этом этапе замысел автора получает свою кон­кретную словесную форму (Лингвистический энциклопеди­ческий словарь 1990: 493).4 Элокуция как центральная часть риторики, как учение о словесном выражении в дальнейшем стала основой для выделения стилистики в качестве само­стоятельной лингвистической дисциплины (там же).
Содержание элокуции составляют общие наблюдения над различными грамматическими формами и конструкциями (предложение, фраза, период), описание и классификация риторических фигур, учение о стиле и его разновидностях, учение о «формах» стиля и «формах» речи.
Еще Аристотелем были выделены три вида конструкций: предложение, или выражение простого суждения, фраза, или связка суждений, образующая умозаключение; период, или связка умозаключений, служащая полному раскрытию раз­вернутой концепции. По мнению Н. А. Безменовой, именно в риторике (Batteux 1793) была выдвинута гипотеза об уровневой организации текста: «Если природа создала опре­деленные законы для взаимной аранжировки слов (в пред­ложении), то они должны сохраняться и для частей в периоде, и для периодов в целой речи» (Безменова 1991: 35). Идея аналогии, касающаяся взаимного расположения и отношений между мелкими и крупными языковыми едини­цами, была, как известно, популярна в античные времена; популярна она и в наши дни (см., напр. (Лайонз 1978: 25-28)).
Предметом особой заботы риторов было описание раз­личных фигур речи. Согласно традиции, идущей от Ци­церона, фигуры делятся на два больших класса: фигуры мысли (figurae sententiarum schemata) и словесные фигуры (figurae verborum). Основное различие между этими двумя большими классами состоит в том, что фигуры мысли зави­сят исключительно от воображения или изменения мысли: фигура остается одной и той же, даже если в ней заменить все слова. Словесные фигуры зависят от выбора слова, они могут исчезнуть при замене слов. Например, при замене в фигуре «сто парусов» слова «парус* на «парусник» (сто
4 Общее описание элокуции дается по (Безмвнова 1991: 34-43).

парусников), мысль сохранится, но фигура исчезнет (Безме-нова 1991: 37).
Предметом риторики являются прежде всего словесные фигуры. Фигуры, дикции затрагивают звуковой состав слов: например, синкопа — это выпадение одного или нескольких звуков в середине слова (ср.: лат. discipline — discipulina). Фигуры- конструкции представляют собой структуры, выра­жение смысла которых происходит за счет грамматической конструкции: например, силлепс — это объединение в син­таксическом построении двух или более однородных членов, так или иначе различающихся в грамматическом отношении (большинство людей говорят вместо большинство людей говорит). Выделяются также фигуры, в рамках которых слова сохраняют свое прямое значение (например, при по­вторах), и фигуры с переносным значением слов — тропы.
Особое место в риторике отводится изучению фигур с переносным значением — тропов. Переносный смысл, созда­ющий троп (от греч. хрбпа; 'вертеть, поворачивать'), возни­кает в результате определенной модификации прямого смыс­ла. Квинтилиан дает следующее определение этому понятию: «Троп есть выразительная перемена или искусный перенос слова или речи от собственного значения на другое* (Квин­тилиан 18S4) — цит. по (Кохтев 1992: 28), Основными тропами в риторике признаются метафора, метонимия, си­некдоха, эпитет, антономаза, катахреза, ономатопея, пери­фраза, аллегория, ирония, гипербола. Самым красивым и наиболее употребительным тропом с давних пор считается метафора. По словам Квинтилиана, она «дарована нам самой природой» (Античные теории языка и стиля 1996: 232).
Античные авторы обращали внимание на то, что от выбора того или иного слова, того или иного образного выражения может зависеть весь смысл фразы. Аристотель, полемизируя с софистами, писал: «Неверно утверждение Брисояа, что сквернословия нет, поскольку одно слово можно сказать вместо другого, если они значат одно и то яее. Это ошибка, ибо одно слово более употребительно, более пригод­но, чем другое, чтобы представить дело наглядно. Кроме того, разные слова представляют предмет не в одном и том же свете, так что и с этой стороны следует предположить,

что одно слово прекраснее или безобразнее другого* (Арис­тотель 2000: 117). Далее: «То же и в области эпитетов, можно образовывать их от худшего или постыдного, напри­мер эпитет "матереубийца", но можно и от лучшего, напри­мер "мститель за отца". Точно так же и Симонид, когда победитель состязания в беге на колесницах, запряженных мулами, предложил ему незначительную плату, отказался написать стихотворение под тем предлогом, что он затруд­няется воспевать "полуослов"; когда же получил достаточное вознаграждение, написал: Привет вам, вихреногих кобылиц дщери, хотя эти мулы были по-прежнему дочерьми ослов» (там же).
Традиция уважительного отношения точному словесному воплощению авторского замысла передавалась античными риторами из поколения в поколение. Цицерон усматривал в выборе «точных и прекрасных слов» главную заботу всех ораторов и сочинителей, считая, что он «придает речи, как прекраснейшим статуям, величие и вместе с тем красоту, патину старины» значительность, силу и мощь и прочие качества, какие только возможны. Он как бы вкладывает в предмет некую говорящую душу» (Античные теории языка и стиля 1996: 223).
Завершающий этап элокуции — учение о стиле и о жанрах речи. По мнению Аристотеля, «недостаточно знать, что следует говорить, но нужно также знать, как следует говорить» (Аристотель 2000: 113). По Аристотелю, «речи написанные воздействуют более благодаря своему стилю, чем содержанию» (там же: 114). Основное достоинство стиля заключается в его ясности, потому что только ясная речь достигает своей цели. Кроме того, стиль должен соответст­вовать предмету речи (там же: 114-115). Уже более 2000 лет назад Аристотель говорил о различном впечатлении, оказываемом на аудиторию письменными и устными текс­тами, т. е. затрагивал вопросы, по сей день составляющие предмет острейших дискуссий в науке (подробнее см. главу 6). Он объяснял, почему «речи письменного стиля представ­ляются сухими, а речи ораторов, даже произнесенные с успехом, — неискусными, когда их берут в руки для чте­ния» (там же: 134).

Таким образом, триада «инвенция — диспозиция — эло-куция» оказывается взаимосвязанной риторической схемой, охватывающей подготовку и собственно процесс текстообра-зования. Каждая из этих частей имеет смысл только в качестве составной части единого речетворческого процесса, начиная от зарождения авторского замысла вплоть до его реализации в речи.
Запоминание (memoria) — совокупность мнемотехниче-ских приемов, используемых для облегчения запоминания текста.
Многие античные авторы достигли известности, кроме всего прочего, также благодаря своей удивительной способ­ности к запоминанию. Квинтилиан упоминает, например, о римлянине Гортезии, который однажды после завершения аукциона, длившегося целый день, сумел без ошибок и в правильной последовательности перечислить все выставлен­ные на продажу предметы, их цены и покупателей (Mne­motechniken... 1989: 14).
В древней Греции обязательным атрибутом любого су­дебного заседания были водяные часы. С последней каплей воды в часах заканчивалось выступление оратора. Часы ставили оратора в жесткие временные рамки, заставляли его заранее планировать содержание и произнесение своей речи. Вся эта подготовительная работа производилась на этапе запоминания речи.
В основе античной мнемотехники (от греч. ywrpx] * па­мять '+ т&%щ 'искусство, мастерство') лежит убежденность в том, что из всех органов чувств человека наиболее сильным и развитым является зрение. Поэтому искусство запоминания должно опираться на зрительную память. Аристотель пола­гал даже, что мышление невозможно без конкретных (об­разных) представлений, а сама память состоит из запечат­ленных образов (Ibid.).
Один из конкретных приемов, используемых при запо­минании речи, опирается на так называемый принцип ассо­циации. Он состоит в установлении связи между восприни­маемым сообщением и другой информацией, прочно утвер­дившейся в памяти на основе прошлого опыта. Эффективные ассоциативные связи между известной и неизвестной инфор-

мацией оставляют в памяти человека более заметные следы, нежели изолированное заучивание новой информации. Имен­но на этом принципе основано искусство запоминания от античного времени до наших дней.
Знаменитые античные ораторы с успехом пользовались ассоциативным методом, соотнося отдельные части (положе­ния) своих речей с известным зданием (например, своим домом) или известным предметом (например, кораблем). Речи Цицерона основывались, видимо, на мысленной прогулке по своему дому. Так, вступление- он связывал с входной дверью, первый тезис — с прихожей, дальнейшие части — с другими комнатами дома. Более мелкие положения могли ассоции­роваться с различными предметами мебели и т. п. Во время выступлений он никогда не испытывал затруднений с вос­произведением речи, потому что «прогулка по дому* позво­ляла ему заглянуть во все укромные уголки и тем самым последовательно коснуться всех необходимых разделов речи.5 После V в. н. э. античная мнемотехника одновременно с падением Римской империи почти полностью попадает в забвение.
Произнесение (vox, pronunciatio) — искусство произне­сения речи.6 Успехи в красноречии, как полагали анти­чные авторы, во многом связаны с огромной работой над техникой речи. Знаменитые ораторы древности работу над исполнением речи считали само собой разумеющимся де­лом. Ср. следующую мысль Цицерона: «Нужно ли мне еще распространяться о самом исполнении, которое требует сле­дить и за телодвижениями, и за жестикуляцией, и за выражением лица, и за звуками и оттенками голоса?..» (Цицерон 1972: 80).
В произнесении речи основное внимание ораторы уделя­ли голосу, мимике и жесту. Аристотель называет три фак­тора, определяющих искусство владения голосом: «Деклама-
Более подробно об античном искусстве запоминания см, (Mnemotechni­ken... 1989; 14-24).
6 При описании данной части риторического канона испояьаопалаоь, кроме воего прочего, краткая хрестоматия по истории французской риторики XVII-XIX вв.; см. (Безменова 1991: 146-207).

SS

ционное искусство предполагает в основном использование голоса: как его следует применять для выражения той или иной страсти, например, когда нужно говорить громким голосом, когда тихим, когда средним, и как выбирать ин­тонации, например пронзительную, глухую и среднюю, и какие ритмы употреблять для каждого данного случая. Ибо есть три вещи, на которые обращают внимание: сила, гар­мония и ритм» (Аристотель 2000: 113). По словам Цицерона, существуют «два элемента, украшающие прозаическую речь: приятность слова и приятность размеров. В словах заклю­чается как бы некий материал, а в ритме — его отделкам (Античные теории языка и стиля 1996: 264).
Древние ораторы овладели искусством фиксации голосо­вых тонов, своего рода нотной записи декламации с помощью диакритических знаков, служащих для отметки просодии. В те времена существовала мелопея, или искусство создания определенных модуляций голоса. Так, например, Исократ советовал не допускать столкновения гласных, а также по­вторения одинаковых слогов на стыке слов (Античные теории языка и стиля 1996: 181). Квинтилиан предупреждал о том, что согласные так же, как и гласные, могут «враждовать» между собой, например, если на стыке слов встречаются конечный s и начальный х, еще худшая картина наблюдается при столкновении двух s, в результате чего, по его словам, получается «шипение» (там же: 253).
В античной риторике важное место отводилось мимике и жестикуляции. Изучение правил владения мимикой и жестом, ио методу Демосфена, должно было сопровождаться комплексом упражнений перед зеркалом. Риторы полагали, что жест должен сопровождать мысль и голос шаг за шагом, не обгоняя их и не задерживаясь перед ними. По их мнению, жесты должны иметь между собой определенную связь: как не всякая мысль может находиться в непосредственной бли­зости с другой, так и не всякий жест приличествует другому.
Существовало несколько общих положений о жестику­ляции, например: жест правой руки должен идти с левой стороны и заканчиваться на правой; левая рука сопровождает правую; если левая рука идет одна, это означает, вместе с поворотом головы направо, презрение или отказ; кисти рук

не поднимаются выше линии плеч, или, в крайнем случае, глаз, а также не опускаются ниже пояса даже в том случае, когда оратор говорит стоя и т. п.
В завершение краткого обзора античной риторики обра­тим внимание читателя на взаимосвязанность и взаимообу­словленность всех пяти этапов работы ораторов древности над речью. В классическом каноне каждый из рассмотренных выше этапов признается обязательной и необходимой состав­ной частью работы любого оратора (и сочинителя) над речью. В ходе исторического развития эти пять операций значи­тельно видоизменились. Так, учение об элокуции стало ос­новой современной стилистики, учение о запоминании пре­бывало в забвении несколько веков и по-настоящему воз­рождается только в современную эпоху.
Диалогический характер античного выступления. Ис­ключительным предметом риторики был монологический текст. Однако из этого наблюдения не следует, что античные ораторы преуменьшали значение диалога с аудиторией. Они прекрасно умели устанавливать и поддерживать тесный кон­такт со слушателями. Многие выступления знаменитых ора­торов представляли собой «свернутый* диалог, в рамках которого можно было реализовать интеллектуальное и эмо­циональное воздействие на публику. Рассмотрим, например (вслед за Н. А. Безменовой (1991: 19-21)), одну из речей Цицерона. Цицерон, давно уже не державший речей в сенате, берет слово, чтобы поблагодарить Цезаря за прощение окле­ветанного и впавшего в немилость Марцеллия. Оратор пре­красно осведомлен о крайнем недоумении, царившем среди сенаторов из-за его длительного молчания. Ср.: (7) Долго я хранил молчание. Но не из-за страха. Мешала боль за друга. Пока существует сострадание, нет места клевете. Истина всегда торжествует.
Этот лаконичный текст вызвал овацию римских сенато­ров. Однако он оказывается почти непонятным читателю, если не восстановить внутренний диалог, который Цицерон ведет с аудиторией.
«Долго я хранил молчание*. Эта фраза звучит как вызов на диалог для объяснения своего молчания, которое молва приписывала опасению Цицерона оказаться неугодным Це-

зарю. Эта фраза с неизбежностью провоцирует молчаливый вопрос аудитории:
«Почему?» В самом деле, почему оратор хранил столь долгое молчание?
Ответ Цицерона скор и лаконичен:
■iHo не из-за страха». Оратор отвергает оскорбительное предположение публики о его страхе перед гневом Цезаря-Этот краткий ответ провоцирует новый, уточняющий вопрос аудитории:
«Почему же тогда?» Следующая фраза Цицерона ставит все на свои места:
«Мешала боль за другая. Это уже почти вызов Цезарю, личным врагом которого был Марцеллий. Предположитель­но, следующий вопрос аудитории мог быть таким:
«Почему же сегодня заговорил?» Цицерон отвечает на это:
«Пока существует сострадание, нет места клевете*. Сильное слово клевета, брошенное как обвинение Цезарю, снимает неоднозначность трактовки этой фразы: о чьем со­страдании идет речь — Цезаря, которого призван публично поблагодарить Цицерон, или самого Цицерона, страдавшего вместе с другом. Ответ прост: сострадание жертве собствен­ного злодеяния не может быть заслугой тирана.
«Истина всегда торжествует». Заключительная фра­за говорит о том, что не сенат, не Цезарь, а высшая спра­ведливость является подлинным мерилом человеческих по­ступков.
3. Риторика в России
Идеи риторики проникли в Россию в XVII в. и нашли здесь достаточный отклик. Самая ранняя из дошедших до нас отечественных риторик — это «Риторика» вологодского епископа Макария, написанная предположительно в 1617-1619 гг. В основу первой русской «Риторики» был положен учебник немецкого гуманиста Филиппа Меланхтона, напи­санный на латинском языке и изданный в 1677 г. во Франк-

фурте. При переводе на русский язык были сделаны неко­торые отступления от оригинала: снята фамилия автора, опущены некоторые примеры, латинские имена заменены русскими, в отдельных случаях введены новые примеры. Это рукописный учебник, до наших дней дошло 34 рукописи.
«Риторика» Макария состоит из двух частей. В первой части излагаются основы пяти основных этапов классичес­кого риторического канона. Риторика именуется в ней «крас-нословием или сладкогласием», а ее части соответственно называются: «изобретение дела» (инвенция), «чиновное раз­личие» (диспозиция), «соединение слов с пригодными словы» (олокуция), «память» (запоминание), «гласомерное и вежли­вое слово» (произнесение).
Во второй части «Риторики» Макарий выделяет три стиля, три «рода глаголания»: 1) «смиренный», относящийся к обиходной речи и не поднимающийся «над обычаем по­вседневного общения»; 2) «высокий», представляющий собой образную речь; 3) «мерный», характерный для письменной и деловой речи, — соединение «смиренного» и «высокого» стилей,
«Риторика» Макария переписывалась и изучалась в те­чение всего XVII в. До петровского времени она являлась основным учебником риторики в России (Кохтев 1992: S2).
Другими памятниками раннего периода развития рито­рики в России являются «Поэтика» и «Риторика» Феофана Прокоповича, написанные на латинском языке. В основе этих наставлений лежат курсы по риторике, которые Феофан Прокопович читал в Киево-Могилянской академии в 1705 и 1706-1707 гг. (там же).
Знаменательным этапом развития риторической науки в России было учение М. В. Ломоносова. Учебник риторики М. В. Ломоносова был напечатан в 1748 г. под названием «Краткое руководство к красноречию. Книга первая, в ко­торой содержится риторика, показующая общие правила обоего красноречия, то есть оратории и поэзии, сочиненная в пользу любящих словесные науки». Однако это был уже второй вариант учебника, а первый вариант риторики (менее пространный) под названием «Краткое руководство к рито­рике на пользу любителей сладкоречия» был написан в

1744 г. и остался в рукописи. «Краткое руководство к крас­норечию* М. В. Ломоносова только при жизни ученого пере­издавалось трижды: в 1748, 1759 и 1765 гг. (там же).
М. В. Ломоносов дает следующее определение риторики: «Риторика есть наука о всякой предложенной материи крас­но говорить и писать, то - есть оную избранный речьми представлять и пристойными словами изображать на тот конец, чтобы слушателей и читателей о справедливости ее удовлетворить. Кто в сей науке искусен, называется ритор* (Ломоносов 1953: 23).
Уже в самом названии учебника М. В. Ломоносов раз­граничивает собственно риторику, т. е. учение о красноре­чии вообще, касающееся прозы и стихов; ораторию, т. е. наставление к сочинению речей в прозе; поэзию, т. е, на­ставление к сочинению поэтических произведений.
Риторика М. В. Ломоносова состоит из трех частей: «О изобретении*, «О украшении» и «О расположении». В § 2 книги первой «Краткого руководства к красноречию* он пишет: «В сей науке предлагаются правила трех родов. Первые показывают, как изобретать оное, что о предложен­ной материи говорить должно; другие учат, как изобретен­ное украшать; третьи наставляют, как оное располагать над­лежит, и посему разделяется Риторика на три части — на изобретение, украшение и расположение* (там же: 99). Очевидно, что эти три раздела соответствуют трем ча­стям классического риторического канона (с перестановкой двух последних компонентов), затрагивающих непосредст­венную работу по подготовке и формированию текста: ин­венции, элокуции и диспозиции. Правда, в первом (руко­писном) варианте «Руководства» М. В. Ломоносов упоминает также четвертую часть риторики — произношение и дает ей краткую характеристику (там же: 78-79), однако в окон­чательный (напечатанный) вариант книги этот раздел не включает.
Идеи М. В. Ломоносова на многие годы определили развитие риторики как науки в России. По мнению специ­алистов, все последующие русские риторики основывались на творчестве этого великого мыслителя (Кохтев 1992: 36; 1994: 28).

В начале XIX в. в России происходит разграничение понятий «общей риторики* и «частной риторики*. Автором двух наставлений под названием «Частная реторика» (1832) и «Общая реторика» (1854)7 был преподаватель русской и латинской словесности в Царскосельском лицее доктор фи­лософии Н. Ф. Кошанский. Каждая из этих риторик имеет свою цель, свой предмет и свои границы. Общая риторика содержит главные, общие правила всех прозаических произ­ведений. Частная риторика обращается к конкретному про­заическому произведению, к его основным достоинствам и недостаткам (Кохтев 1994: 32).
Похожие взгляды высказывает А. И. Галич в своей «Теории красноречия для всех родов прозаических произве­дений», изданной в 1830 г. «Теория красноречия» А. И. Га­лича состоит из «Части общей, или чистой* и «Части особенной, или прикладной». Он выделяет четыре главных момента, лежащих в основе искусства красноречия: счастли­вое изобретение мыслей, приличных предмету; благоразумное расположение мыслей и умение воздействовать на слушате­лей так, чтобы они могли легко воспринимать идею в целом и по частям; изложение или выражение мыслей словами; провозглашение, т. е. произнесение, ораторской речи (Кохтев 1992: 49-51; 1994: 31-32).
В этой связи интересно отметить, что аналогичный под­ход, только уже по отношению к определению направлений современной лингвистики текста, демонстрирует Т. М. Ни­колаева, выделяющая два возможных способа описания текс­тов — с акцентом на общие / более частные моменты текс­товой организации (подробнее см. гл. 5).
При характеристике риторического наследия XIX в. нельзя обойти своим вниманием также книгу М. М. Сперан­ского «Правила высшего красноречия» (1844), отражающую философское направление в риторике. М. М. Сперанский был преподавателем словесности в Санкт-Петербургской ду­ховной академии и читал в ней курс риторики. Книга
7 В XIX в. встречаются два варианта написания - риторика и реторика; в последнем случае русское написание почти полностью повторяет греческое rhStorike".

написана ярко и образно. Она обращена не только к разуму, но и к эмоциям читателя. Ср., например, правила располо­жения мыслей в интерпретации М. М. Сперанского:
«1. Все мысли в слове должны быть связаны между собой так, чтоб одна мысль содержала в себе, так сказать, семя другой.
Есть понятия, по естеству, своему тесно связанные между собой, но сия связь не для всех и не всегда бывает примет­на — надобно открыть, надобно указать путь вниманию, проводить его, иначе оно может заблудиться или прерваться.
В жару сочинения все кажется связано между собой; воображение все слепляет в одно. Приходит здравый холод­ный разум — и связь сия исчезает, все нити ее рвутся, сочинение распадается на части, и на месте стройного целого видна безобразная смесь красот разительных.
2. Второе правило в расположении мыслей состоит в том, чтоб все они подчинены были одной главной.
Во всяком сочинении есть известная царствующая мысль, к сей-то мысли должно всё относиться. Каждое понятие, каждое слово, каждая буква должны идти к самому кон­цу, иначе они будут введены без причины, а все излиш­нее несносно» (Сперанский 1844) — цит, по (Кохтев 1994: 33-34).
Книга М. М. Сперанского, несомненно, признается одной из самых ярких риторик в России XIX в.
Мы рассмотрели лишь несколько образцов риториче­ской мысли в России XVII-XIX вв. За рамками нашего рассказа остались другие опыты теоретического осмысления античной риторики. Кроме того, в истории России можно встретить настоящие шедевры практического применения искусства красноречия: замечательные образцы академиче­ского красноречия демонстрировали историки Т. Н. Гранов­ский, В. О. Ключевский, филолог Ф. И. Буслаев, физио­лог И. М. Сеченов, химик Д. И. Менделеев; блестящими су­дебными ораторами были В. Д. Спасович, Ф. Н. Плеваво, А. Ф. Кони и др.; замечательных высот в духовном крас­норечии достигли митрополиты московские Платон и Фила­рет и многие другие (подробнее см. (там же)).

В настоящее время во всем мире наблюдается значитель­ный рост научного интереса к риторическому наследию. Многие положения античной и более поздней риторики на­шли свое отражение в работах современных авторов, разра­батывающих актуальные вопросы построения текстов. Совре­менное направление риторики получило название неорито­рики или неориторической теории аргументации (или просто теории аргументации). Подробнее о современной теории ар­гументации см. гл. 16.
Глава 3

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТЕКСТА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА

Предложение — это максимальная единица грамматического описания
Джон Лайонз





Основные лингвистические тенденции начала XX века и анализ текста

Согласно структурному подходу высшим уровнем анали­за является предложение. Один из видных представителей структурной лингвистики Э. Венвенист… Новые тенденции лингвистического анализа оказались очень привлекательными для… Несмотря на общую увлеченность ученых изучением структурных единиц языка, первые попытки теоретического осмысления…





Сложное целое А. М. Пешковского

1933). Его главный труд «Русский синтаксис в научном освещении*, первое издание которого вышло в 1914 г., переиздавался несколько раз.
Наблюдения А. М. Пешковского расширили круг фактов, относимых к грамматике.… А. М. Пешковский ввел в лингвистический обиход по­нятие сложного целого. По его словам, чем сложнее та синтаксическая…





Подходы Я. Петефи и К. Бринкера

ном изучении текста: представители одного направления подходят к тексту как единице, идентичной предложению, только несколько большего объема, а… Два основных направления лингвистического анализа текста выделяет также К.… текста» (Textlinguistik) точно так же, как и традиционная «лингвистика предложения» (Satzlinguistik), имеет в своей…

Промежуточные» формы коммуникации

Результаты одного любопытного эксперимента по воспри­ятию устных и письменных текстов приводит Й. Донат. Группе испытуемых студентов и слушателей… Для решения проблемы разграничения устных и пись­менных текстов исследователи… 65-67). Другие ученые разграничивают «устные формы пись­менной коммуникации» и «письменные формы устной ком­муникации»…





Интонация диалогического текста

В диалогическом тексте интонация «цементирует* допол­няющие друг друга смысловые структуры. Однако между интонационными рисунками соседних реплик не… Данные лингвистической литературы дают основание го­ворить о том, что те или… Мелодика, Согласно мнению Т. М. Николаевой, универ­сальным средством мелодики — важнейшего компонента ин­тонации…

Семь критериев текстуальности Р.-А. де Бограндаи В. Дресслера

Именно эти свойства Р.-А. де Богранд и В. Дресслер кладут в основу своего определения текста. По их мнению, текст — это коммуникативное событие… Рассмотрим каждый из критериев более подробно.
Когезия. Данный критерий затрагивает способ образова­ния поверхностной структуры текста. Иными словами, это ответ на…





Смысловая, коммуникативная



И структурная целостность текста



В концепции О. И. Москальской

Сверхфразовое единство (микротекст) — это специаль­ным образом организованная закрытая цепочка предложе­ний, представляющая собой единое… Смысловая целостность текста заключается в единст­ве его темы. Под темой… Коммуникативная целостность текста проявляется в том, что каждое последующее предложение в сверхфразовом






Основные свойства текста в интерпретации Л. Н. Мурзина и А. С. Штерн

Связность Л. Н. Мурзин и А. С. Штерн раскрывают следующим образом. Два компонента текста связаны друг с другом, если они имеют некоторую общую… Связность компонентов текста является направленной. Вслед за И. Р. Гальпериным… сводится к предупреждению адресата о том, что далее по­следует важный по содержанию или как-то ожидаемый текст.…





Функция текста и иллокуция предложения

Перед тем как перейти к непосредственному рассмотре­нию текстовых функций, необходимо выяснить некоторые терминологические вопросы. В современной… 1 См., например, работы Дж. Остина и Дж. Серля в сборнике «Новое в зарубежной… В нашем случае, видимо, целесообразно вслед за некоторыми авторами отнести понятие иллокуции к уровню предложения,…

Модель органона»К. Бюлера

При построении модели функционирования языка К. Бю-лер отталкивается от мысли Платона, высказанной в диалоге «Кратил»: «Язык есть organum, служащий… Для большей наглядности К. Бюлер рисует следующую схему (рис. 3):
Предмет

О

Орган

А-' >э

Рис. 3. «Модель органона» К. Бюлера.
При толковании данной схемы в первую очередь прихо­дит в голову прямой… номена стимулирует слушающего обратить внимание на этот самый предмет. Вот пример К. Бюлера: «Два человека на­ходятся…

Классификация текстовых функцийК. Бринкера

Всвоем подходе К. Бринкер опирается на представлен­ную в п. 3 классификацию Дж, Серля и выделяет следу-
3 Эти наименования приведены в порядке, предложенном В. В. Богдановым. (1990: 53-58).

ющие основные функции текста: 1) информативную (Infor­mationsfunktion), 2) апеллятивную (Appellfunktion), 3) функ­цию возложения (принятия на себя) обязанностей (Obliga­tionsfunktion), 4) контактную (Kontaktfunktion), 5) деклара­тивную {Deklarationsfunktion). Нетрудно заметить, что К. Бринкер, сохраняя принципиальный подход Дж. Серля, отказывается от названия репрезентативы и экспрессивы, предпочитая им более однородные наименования (соответст­венно информативная и контактная функции). По его словам, это сделано для того, чтобы подчеркнуть особенности ком­муникативного контакта между автором текста и реципиен­том, находящие свое выражение в тексте (Brinker 1993: 104). Рассмотрим эти функции подробнее.
Информативная функция: отправитель дает понять ре­ципиенту, что хочет сообщить (передать) ему новое знание, проинформировать его о чем-либо. Пер формативные глаго­лы informieren (информировать), mitteilen (сообщать), benach­richtigen (уведомить) и т. п. прямо передают содержание дан­ной функции. Основной смысл информативной функции за­ключается в следующей формуле: Ich (der Emittent) infor­miere- dich (den Rezipienten) über den Sackverhalt X (Text-mhalt) — «я (отправитель) информирую тебя (реципиента) о положении дел X (содержание текста)». Степень уве­ренности автора в истинности информации передается при помощи модальных глаголов, модальных слов или дру. гих языковых средств. Наиболее явно информативная функ­ция представлена в газетных, радио- и телевизионных но­востях, различного рода описаниях, медицинских заключе­ниях и т. п.
Апеллятивная функция: отправитель дает понять реци­пиенту, что он хочет побудить его занять определенную позицию по отношению к предмету (воздействие на мнение) и / или совершить определенное действие (воздействие на поведение). К перформативным глаголам, прямо назы­вающим виды словесного воздействия на реципиента, отно­сятся следующие глаголы: auffordern (побуждать), befehlen (приказывать), raten (советовать), empfehlen (рекомендовать) ДР. Главное содержание апеллятивной функции передает Формула Ich (der Emittent) fordere dich (dm RezipienUn)

auf, die Einstellung (Meinung) X зи übernehmen / die Hand­lung X zu vollziehen — «Я (отправитель) призываю тебя (реципиента) занять позицию (принять точку зрения) X / совершить действие X». Алеллятивная функция характерна для рекламных текстов, политических комментариев, ин­струкций, рецептов и т. п.
Функция возложения (принятия на себя) обязаннос­тей:отправитель дает понять реципиенту, что обязуется со­вершить по отношению к нему определенное действие. Эту функцию передают такие лерформативные глаголы, как ver­sprechen (обещать), sich verpflichten (обязаться), schwören (клясться), garantieren (гарантировать) и др. Основное со­держание функции возложения обязанностей заключено в формуле: Ich (der Emittent) verpflichte mich (dem Rezipienten gegenüber), die Handlung X zu tun — «Я (отправитель) обязуюсь (по отношению к реципиенту) выполнить дейст­вие X». Данная функция находит свое воплощение в до-говорах, (письменных) соглашениях, гарантийных письмах, клятвах и т. п.
Контактная функция:отправитель дает понять реципи­енту, что в данном случае речь идет о личных отношениях (в особенности об установлении и поддержании личных кон­тактов). Функцию человеческого контакта передают следую­щие перформативные глаголы: danken (благодарить), um Entschuldigung bitten (просить извинения), gratulieren (по­здравлять), bedauern (сожалеть) и т. п. Примером текста с явно выраженной контактной функцией может быть открыт­ка следующего содержания: Über die Glückwünsche und Auf­merksamkeiten zu unserer Verlobung haben wir uns sehr gefreut und danken Ihnen herzlich dafür 'Мы очень рады Вашему вниманию и сердечно благодарим Вас за поздравления по случаю нашей помолвки'. Контактная функция находит свое выражение в поздравительных открытках, соболезнованиях и т.п.
Декларативная функция:отправитель дает понять реци­пиенту, что данный текст создает новую реальность, что (успешное) произнесение текста означает установление опре­деленного положения дел. Декларативная функция почти всегда находит свое прямое выражение в тексте: Ich setze

meinen Bruder Franz S, zu meinem alleinigen Erben ein (aus einem Testament) 'Я назначаю своим единственным наслед­ником моего брата Франца 3.' (из завещания). Общей фор­мулой таких текстов могут служить слова: Ich (der Emit­tent) bewirke damit, dass X als Y gilt 'Я (отправитель) обусловливаю настоящим, что X считается Y*. Декларативная функция характерна для завещаний, обвинительных заклю­чений, назначений, передачи полномочий и т. п. Сюда же относятся записи в студенческой зачетной книжке (Ibid.: 104-120).
5. Текстовые функции в концепции В. Хайнеманна и Д. Фивегера
Некоторые авторы предпочитают рассматривать функции текста применительно к проблеме типологии текстов. В этой связи обращает на себя внимание концепция В. Хайнеманна и Д. Фивегера, в которой текстовые функции оказываются первым звеном в многоуровневой системе знаний коммуни­кантов о характерных чертах отдельных типов текстов (Text-musterwissen): I — Funktionstypen (функциональные типы), II — Situationstypen (типы ситуаций), III — Verfahrenstypen (типы коммуникативных стратегий), IV — Text-Strukturie-rungstypen (типы структурирования текстов), V — prototy-pische Formulierungstypen (стереотипичные формулировки) (Heinemann, Viehweger 1991: 147),
При определении перечня текстовых функций решаю­щим обстоятельством для немецких авторов оказывается от-вет на вопрос, какие последствия может повлечь за собой применение того или иного текста в акте коммуникации (интеракции). С их помощью автор текста может:
психически разгрузить себя (функция самовыражения, "sich ausdrucken");
— установить или поддержать контакт с партнерами {контактная функция, "kontaktieren");
получить от партнеров или сообщить им какую-либо информацию (функция информирования, "informieren");

— побудить партнеров что-либо сделать (функция управ­ления, регуляции, "steuern").
Эти четыре первичные функции обеспечения коммуни­кации находятся в тесной взаимосвязи друг с другом: регу­лирующие тексты одновременно могут передавать информа­цию, информирующие тексты предполагают наличие контак­та между партнерами, а для установления или поддержания контакта необходима как минимум способность партнеров по коммуникации к самовыражению.
С помощью текстов может достигаться также эстетиче­ское воздействие на партнеров. Эту функцию В. Хайнеманн и Д. Фивегер называют эстетической и ее особое положение видят в том, что автор текста, обладающего эстети- ческой функцией, создает с его помощью «мнимую реальность» (eine fiktive Realität). Таким образом, если четыре первых функ­ции обращены к реальному миру, то последняя, пятая, функция обслуживает мнимый мир.

Соотношениемежду формой, содержаниеми функцией текста

Для ответа на вопрос о соотношении между формой, содержанием и функцией текста, кажется, не требуется долгих размышлений. В данном случае проще всего восполь­зоваться одним из наиболее авторитетных лингвистических словарей и в определении каждого из этих трех понятий будет присутствовать соотнесенность, по меньшей мере, с одним из двух других понятий. Возьмем, например, «Словарь лингвистических терминов* О. С. Ахмановой. Одним из зна­чений термина «форма» выступает «своеобразная внутренняя организация языка, определяющая присущую ему .специфику связи данного содержания с данным выражением» (Ахманова 1969: 500). Аналогично этому слово «содержание* трактуется как «внутренняя (смысловая, понятийная) сторона языковых единиц, по отношению к которой внешняя (звуковая, гра­фическая и т. п.) их сторона приобретает свойства выраже­ния» (там же: 438). Соответственно под «функцией* в самом

общем плане понимается «назначение, роль, выполняемая единицей (элементом) языка при его воспроизведении в речи» (там же: 506).
Таким образом, текст имеет две взаимосвязанные сторо­ны — форму и содержание, к тому же он предназначен для выполнения определенной функции. В принципе, мы уже сталкивались с подобным соотношением, правда, примени­тельно к тем подходам, которые используются при описании текстов. Как указывалось выше, В. Хайнеманн выделяет три подхода к описанию текста: 1) строго синтаксический, 2) се­мантический и 3) коммуникативно-прагматический. Такое разграничение соответствует не только выделению в семио­тике трех разделов — синтактики, семантики и прагматики, но фактически также и ориентации исследователя на фор­мальные, содержательные или функциональные особенности текста.
Конечно, в современной лингвистике текста можно встре­тить и иную трактовку данного соотношения. О. И. Мос-кальская, например, давая характеристику сверхфразовому единству (или микротексту), говорит о том, что это понятие является одновременно синтагматическим и функциональ­ным (Москальская 1978: 14). Для нее сверхфразовое един­ство — это «специальным образом организованная, закрытая цепочка предложений, представляющая собой единое выска­зывание» (там же).
Отличительной чертой любого сверхфразового единства (как и целого речевого произведения) является целостность, т. е. органическое сцепление его частей. Целостность текста проявляется одновременно в виде структурной, смысловой и коммуникативной целостности, которые соотносятся между собой как форма, содержание и функция. Наиболее наглядно все три вида целостности проявляются в сверхфразовом единстве (там же).
Структурная целостность сверхфразового единства прояв­ляется в многочисленных внешних сигналах связи между предложениями, которые показывают, что сверхфразовое единство — это, помимо всего прочего, также структурное Целое. Смысловая целостность текста заключается, по мне­нию О. И. Москальской, в единстве его темы. Под темой

целого текста (точнее, микротекста) она понимает смысловое ядро текста, его конденсированное и обобщенное содержание. И, наконец, коммуникативная целостность сверхфразового единства проявляется в том, что каждое последующее пред­ложение опирается в коммуникативном плане на предшест­вующее, и тем самым высказывание «продвигается» вперед, от данного к новому. Вследствие этого образуется тема-ре­матическая цепочка, имеющая конечный характер и опре­деляющая границы сверхфразового единства (там же: 14-16).
Таким образом, взаимная обусловленность формы, содер­жания и функции текста в трактовке О. И. Москальской отличается от привычной картины соотношения этих по­нятий применительно к другим лингвистическим единицам (морфеме, слову, предложению).
Нередко все три названных параметра включаются авто­ром в определение текста. Ср., например, определение тек-ста К. Бринкера: «Термином "текст" обозначается некоторая ог­раниченная последовательность языковых знаков, когерент­ная сама по себе и обладающая как единое целое отчетливой коммуникативной функцией» (Brinker 1992: 17), Тем самым подчеркивается органическая связь между формой (текст как ограниченная, взаимосвязанная последовательность языко­вых знаков), содержанием (текст как единое целое) и функ­цией (текст как цельное образование, обладающее отчетливой коммуникативной функцией). В таком определении текста все три признака выступают как обязательные компоненты.
Глава 10 КОММУНИКАТИВНАЯ СТРУКТУРА ТЕКСТА
За исходную точку исследования всегда будут приниматься коммуникативные потребности
говорящего
Вилем Матезиус





Коммуникативное направление в лингвистике

Такой подход имеет под собой реальную почву в том плане, что основоположником теории актуального членения предложения является известный чешский… «психологическом субъекте* и «психологическом предика­те», обращенные к… Несомненно, такие категории актуального членения пред­ложения, как тема и рема, в большей степени, чем другие единицы…

У

.5. Прогрессия с тематическим прыжком. Этот вид про­грессии предполагает наличие разрыва в тема-рематической Цепочке, который, впрочем, легко восстанавливается из кон­текста. Такой разрыв чаще всего наблюдается в прогрессии с последовательной тематизацией, хотя может встретиться и в Других типах. Схематично этот тип можно представить следующим образом.
Рассмотрим один из вариантов «тематического прыжка* на примере фрагмента, взятого из романа В. Штейнберга «Когда остановились часы». (45) Joachim Brandenburg sagte: vorton, als ich hierherkam, da traf ich mitten auf der Straße «n Fferd. Das hatte am Oberschenkel eine lange blutende wunde. Es hatte den linken Vorderfuß leicht gehoben. In seinen Augen zuckte das trübe Rot der Flammen, die aus den Häusern schlugen. Mit zurückgelegtem. Schädel wieherte das Pferd. Das schallte laut durch die Nacht. Niemand kümmerte sich darum"

(Steinberg, 144). 'Иоахим Бранденбург сказал: «Перед тем, как прийти сюда, я встретил посреди дороги лошадь. На верхней части бедра у нее была длинная кровоточащая рана. Она слегка подняла левую переднюю ногу. В ее глазах вздрагивал мрачно-красный отблеск огня, рвавшегося из домов. С запрокинутой головой лошадь ржала. Это громко разносилось в ночи. Никто не заботился об этом»'.
В большей части фрагмента происходит сквозное развер­тывание темы лошади (Pferd). Об этом свидетельствуют те­матические элементы das, es, in seinen Augen, занимающие начальную позицию в трех соседних предложениях фрагмен­та и соотносимые с данной темой. Предложение Mit zurück­gelegtem Schädel wieherte das Pferd обнаруживает двоякую интерпретацию. С одной стороны, словосочетание Mit zurück­gelegtem Schädel можно считать темой на том основании, что слова Schädel и Pferd соотносятся друг с другом как часть и целое. С другой стороны, данный случай можно интерпретировать как некий разрыв в тематической прогрес­сии, который легко восполняется из контекста, например: -Es hat den Schädel zurückgelegt, И далее текст разворачива­ется обычным образом: Mit zurückgelegtem Schädel wieherte das Pferd.
В реальных текстах наблюдается сложное переплетение различных тематических линий, отражающее речевую стра­тегию говорящего при воплощении своего коммуникативного замысла. Тематические прогрессии Ф. Данеша, являющиеся абстрактными моделями, не могут охватить все стороны содержательной организации текста, однако их можно ис­пользовать, например, в наблюдениях за движением факту-альной информации в тексте (Лингвистический анализ вы­сказывания и текста 1989: 31).
4. Опытанализа коммуникативной структуры текстового фрагмента (О. И. Москальская)
Одним из примеров того, как выглядит коммуникативная структура текста, может служить анализ одного из фраг-ментов

рассказа А. Зегерс «Место встречи», проведенный О. И. Мос-кальской (Moskalskaja 1984: 25-27): (46) (l)Klaus hatte sich im vorletzten Schuljahr eng befreundet mit einem Jungen namens Erwin Wagner. (2) "Erwi" wurde er gerufen. (3) Er hinkte ein wenig, dadurch war er behindert in Turnunterricht und bei Schulausflügen. (4) Er war ein stiller Junge, der bis auf die Freundschaft mit Klaus, die beide plötslich, ohneer­sichtlichen Anlaß geradezu gepackt hatte, wenig Umgang hatte, hauptsächlich infolge seiner körperlichen Behinderung. (5) Er las gern, und er spielte Gitarre. (6) Klaus war davon angetan, denn bei ihm daheim gab es keinerlei Tätigkeit ohne sichtbaren Nutzen, und er las die Bücher, die Erwin ihm lieh. '(1) В предпоследний учебный год Клаус крепко подружился с мальчиком по имени Эрвин Вагнер. (2) «Эрви» звали его. (3) Он немного хромал, из-за этого у него были проблемы с занятиями гимнастикой и школьными экскурсиями. (4) Он был тихим мальчиком, вследствие своего физического недостатка мало общавшимся с другими детьми до дружбы с Клаусом, которая внезапно, без видимой причины, прямо-таки захватила их обоих. (5) Он любил читать и играл на гитаре, (б) Клаусу это очень нравилось, потому что у него дома не было места для деятельности без видимой пользы, и он читал книги, которые ему давал Эрвин'.
О. И. Москальокая предлагает следующую схему тема-рематических отношений в данном фрагменте (см. рис. 5 на с. 168) — текстовый фрагмент и его тематическая органи­зация даются в сокращенном варианте,
В данной схеме можно обнаружить сложную иерархию тем и рем. Однако при всей своей сложности схема делает явственной картину коммуникативной непрерывности (kom­munikative Kontinuität) текстового фрагмента, потому что в ней представлены только главные моменты коммуникативной взаимосвязанности текста. Наряду с основными линиями в каждом предложении имеются также многочисленные отсыл­ки к элементам, содержащимся в предшествующем контекс­те, что, в свою очередь, способствует укреплению коммуни­кативной целостности текста (Ibid.; 27).

(Klaus) —► Rj (hatte sich mit einem Jungen befreundet) T2 (er) —• Rj (wunde "Erwi"gerufen)
T2------------- "Rj (hinkte)
T2------------- *R4 (war ... behindert)
T2------------- "-Rj (war ein stiller Junge)
T2------------- •■Rg (hatte wenig Umgang bis auf die Freundschaft...)
l
T3 frforgarcAeA] —-R, (infolge...)

T4 (Äe Freundschaft) —► Rg (packte beide.,.)
T2------------- ►R9(/asgem)
T2------------- "Rjd (spielte Gitarre)
Tj—^Ru (war rfavon angetan)
T5 [dasgeschah] —»-R12 (ufe«w i^i ihm daheim...)
T(—»Ru (las die Bücker...)
Pik. 5. Тема-рематические отношения в отрывке ив рассказа А. Зегерс
«Место встречи»,





Экспериментальное изучение коммуникативного членения текста

ности, с работами Ф. Данеша, можно считать исследование смысловой структуры текстов, построенных на основе двух типовых структур, — цепной и… В тексте цепной структуры развитие мысли идет после­довательно от высказывания… В тексте кустовой структуры тема первого высказывания связана дистантными отношениями со всеми другими…





Динамическая природа текста

При этом нельзя смотреть на текст как на непосредст­венное выражение речемыслительной деятельности, как на ее стенограмму. Речевое произведение… этой деятельности, ее многие звенья остаются промежуточны­ми результатами… Данное положение применимо как к устным, так и к письменным текстам. При этом необходимо помнить о том, что письменная…





Типология утилитарных текстов Б. Зандиг

Типологическая характеристика того или иного класса текстов заключается в различных комбинациях признаков, представленных в таблице. Всего в… Самыми важными в типологии Б. Зандиг являются три первых признака,…

G




I

'Тя

1+
gesprochen

1+
1+
1+
1+
spontan

н-
1+
monologisch

1+
dialogische Textform

1+
н-
1+
räumlicher Kontalct

н-
zeitlicher Kontakt


I


1+
t+
altustischer Kontalu

1+
1+
H-
Form des Textanfangs

i+
1+
H-
Form des Textendes

1+
1+
1+
weitgehend festgelegter Textaufbau
Thema festgelegt

1+
1+
i+
lper

1+
1+
i+
1+
2per

1+
3per

H-
1+
1+
1+
1+
i+
i+
Imperativformen

H-
1+
1+
H-
1+
Tempusformen

H-
i+
H-
1+
1+
H-
1+
Ökonomische Formen

1+
1+
1+
1+
1+
H-
Redundanz

1+
1+
1+
1+
1+
1+
Nichtsprachliches

H-
H-
1+
1+
Gleichberechtigte Kom-munikationspartner
стацию текста (gesprochen), б) способ порождения высказы­вания (spontan) и в) структуру акта коммуникации (monolo­gisch). Если поставить во главу угла только эти признаки, то возникает следующая классификация текстов, основанная на различных комбинациях перечисленных выше параметров:
1. [+gesp, +spon, +mono] —вслух произнесенная «внутрен-
няя речь*;
2. [+gesp, -spon, +mono] — лекция, публичная речь, (радио)
новости, молитва;
3. [+gesp, +spon, -mono]—приватная беседа, телефонный
разговор, разговор случайных прохожих на улице;
4. [+gesp, -spon, -mono] —научная дискуссия, политиче-
ский диспут;
5. [-gesp, +spon, +mono] — личное письмо, дневниковые за-
писи;
6. [-gesp, —spon, +mono] —официальное письмо, научный
текст, поваренный рецепт;
7. [-gesp, +spon, -mono] —личная переписка, стенография
дискуссии;
8. [-gesp, -spon, -mono] —обработанная запись дискуссии»
официальная переписка
(Sandig 1972: 115-116).
В концепции Б. Зандиг обращает на себя внимание разнородность критериев, применяемых для типологической характеристики текстов. Стремление к всеобъемлемости опи­сания приводит к стиранию граней между признаками- Не­сомненно, такие признаки, как материальная форма текста и использование императивных форм имеет разную функци­ональную значимость, которая в рамках матрицы полностью нивелируется. На эти неточности в концепции В. Зандиг указывает, например, видный немецкий лингвист Е. Косе-риу, считающий, что дифференциация различных типов тек­ста возможна только на основе соотнесения типа текста с выполняемой им функцией (Textsorten 1972: 139).

5, Функционально-текстовая классификация Э. Гроссе
В лингвистической литературе известны попытки вычле­нения различных классов текстов на основе текстовых функ­ций. Э. Гроссе предлагает выделять восемь классов письмен­ных текстов в зависимости от выполняемой ими функции (пит по: (Heinemann, Viehweger 1991: 138-139)).
1. Нормативные тексты (normative Texte) выполняют функцию регламентации, установления нормы в определен­ ной сфере жизнедеятельности. Примерами таких текстов выступают законы, уставы, договоры, свидетельства (о рож­ дении, о заключении брака) и т. п.
2. Функция контактных текстов {Kontakttexte) заклю­ чается в установлении и поддержании контакта между людьми. Сюда относятся поздравительные открытки, благодарствен­ ные письма, выражение соболезнования и др.
3. Групповые тексты (gruppenindentifizierende Texte) предназначены для идентификации определенных групп лю­ дей. Такую роль выполняют песни, символизирующие кон­ кретную партийную принадлежность, например «Марселье­ за».
4. Функция поэтических текстов (poetische Texte) за­ ключается в выражении художественной позиции автора. Основное содержание таких текстов воплощено в различных художественных произведениях (стихотворении, романе, ко­ медии и т. п.),
5. Тексты с доминантой самовыражения (dominant selbst­ darstellende Texte) служат средством углубленного авторского анализа своего собственного жизненного опыта, описания фактов собственной биографии. Стремление выразить самого себя явно прослеживается в личных дневниковых записях, автобиографиях, собственных литературных жизнеописаниях и т. п.
6. Тексты с доминантой побуждения (dominant auffor­ dernde Texte) обладают явно выраженной функцией побу­ ждения. Такую целевую направленность имеют рекламные тексты, программные документы различных партий, газет­ ный комментарий и др,

7. Особый, переходный класс (Übergangsklasse) составля­ ют тексты, в которых доминируют одновременно две функ­ ции. Это могут быть тексты, выполняющие функцию побуж­ дения и передачи информации (например, информационно- рекламные объявления).
8. Тексты с доминантой специальной информации (domi­ nant sachinformierende Texte) служат средством обмена ин­ формацией между людьми. Такую функцию выполняют, на­ пример, научные тексты, новости в средствах массовой ком­ муникации, прогноз погоды и т. п.
Нельзя сказать, что такой подход является чем-то новым и единственным в своем роде. Функциональному подходу отвечает, например, схема описания типов текста, предло­женная Ульрихом Энгелем (Engel 1994: 263-264). Среди «глобальных целей*, выступающих основанием для вычле­нения разных групп текстов, он называет: информирование (Informieren), побуждение (Veranlassen), убеждение (Über­zeugen), поучение (Belehren), поддержание контакта (Kon­taktpflege) и эмфазу (Emphase-Abbau).
При типологическом описании текстов, согласно подхо­ду У. Энгеля, необходимо сначала указывать «глобальную цель», затем способ передачи и, наконец, перечень экстра­лингвистических признаков, присущих ситуации общения. Ниже приводится пример подобного описания одного из ти-пов текста;
Global ziel: Information (информация)
Medium: schriftlich (письменная форма)
Zur Redekonstellation: monologischer Text mit unter privile­giertem, völlig passivem Rezipienten (монологический текст с подчинен­ным, полностью пассивным реципи­ентом)
Bericht über vergangenes oder (selte­ner) zukünftiges Geschehen (сообще­ние о прошедшем или (реже) буду­щем событии)
deskriptive Themenbehandlung (Де­скриптивная обработка темы) öffentlicher Text (публичный текст).

Такое описание соответствует, например, многочислен­ным сообщениям агентств в прессе: (53) Ermittlangen gegen Soldaten eingestellt. Bonn (dpa). Zwei Monate nach einer Straf­anzeige gegen Bundeswehrsoldaten wegen Volksverhetzung und Körperverletzung hat die Staatsanwaltschaft die Ermittlungen eingestellt. Fahrgäste eines Busses in Siegburg hatten die An­zeige erstattet. Sie gaben an, mehrere Soldaten hätten antisemi­tische und Ausländerfeindliche Parolen gegrölt. Auch sei ein Passagier verprügelt worden. Bei Vernehmungen, so die Bonner Staatsanwaltschaft, habe keiner der Fargäste die Parolen einem der Soldaten zuordnen können. Auch habe der verprügelte Fahr-gast auf eine Anzeige versichtet 'Следствие против сол­дат прекращено. Бонн (ДПА). Через два месяца после об­винения солдат бундесвера в травле и нанесении телесных повреждений прокуратура прекратила следствие. Пассажиры автобуса в Зигбурге выдвинули обвинение. Они утверждали, что многие солдаты выкрикивали антисемитские и враждеб­ные по отношению к иностранцам лозунги. Якобы был также избит один из пассажиров. Во время допросов, как сообщила в пятницу Боннская прокуратура, ни один из пассажиров не мог указать, кто из солдат выкрикивал эти слова. Изби­тый пассажир также отказался от обвинения'.





Классификация речевых произведений К. Гаузенблаза

Особенностью классификации Карела Гаузенблааа явля­ется то, что он применяет ограниченное количество факторов, релевантных для той или иной текстовой структуры (Гау-зенблаз 1978: 57-78). При этом он обращается к параметрам, ранее не принимавшимся во внимание составителями раз­личных текстовых типологий.
Простота / сложность структуры текста целого речевого произведения
1. Речевое произведение содержит один-единственный текст с одним-единственным смыслом. Таковы самые раз­ные речевые произведения: деловые письма, заявления, со-

общения о происшествиях и т. д. Но нельзя исключить вероятность того, что в определенных обстоятельствах даже такие речевые произведения могут приобрести иной смысл.
2. Речевое произведение содержит один-единственный смысл, имеющий, однако, двоякий (неоднозначный) смысл. Этот тип встречается не только в поэзии или художественной прозе, но и во многих других случаях: шутках, высказыва­ ниях, в которых «между строк» читается оценка, отличная от высказанной номинально, т. е. в иронии, аллегории и т. гг.
3. Речевое произведение состоит из одного текста, в который, однако, вставлен отрывок из другого речевого произведения (или даже целое речевое произведение), стано­ вящийся, таким образом, частью текста целого речевого произведения, но продолжающий выделяться из него. Таковы цитаты из других речевых произведений, если они отмечены как инородные элементы. Прямая речь также приравнива­ ется к цитате. Вставленная часть текста может даже прева­ лировать над основной частью: основное речевое произведе­ ние может составлять лишь формальное обрамление.
4. Текст повествования, и в особенности текст осудо* жественной прозы с прямой речью, с неотмеченной прямой речью и с несобственно прямой речью, приобретает, однако, другой характер, если сигналы, указывающие на принадлеж­ ность отдельных частей текста разным субъектам, становят­ ся неясными или двусмысленными. Такое речевое произве­ дение приближается к однородному речевому произведению.
5. Диалогическое произведение речи также считается со­ стоящим из одного текста, хотя, конечно, неоднородным И разделенным на чередующиеся речевые произведения двух или более активных участников диалога. Диалог разверты­ вается как единый текст (при нормальных условиях почти невозможно исключить произнесения одного из участников, поскольку сумма произнесений одного участника не образует непрерывной последовательности и потому не имеет закон­ ченного смысла).
6. Имеются, однако, и другие речевые произведения со сложной текстовой структурой. Например, газетную статью можно прочитать двумя способами: либо полностью, либо —

более бегло и быстро — только шапки, заголовки, подзаго­ловки или абзацы, напечатанные жирным шрифтом. Это случай единого текста, который, однако, допускает (или даже сигнализирует) конденсацию в более короткий текст. Ср.: тексты на афишах, где полный текст предназначен для чтения с короткого расстояния, более сжатый — для чтения издали. Сжатый текст должен привлечь внимание адресата, а полный раскрыть ему содержание объявления. Аналогич­ным образом подается материал в некоторых учебниках.
7. Речевое произведение, содержащее два (или более) текста, с соотношением: основной текст / вспомогатель­ ный текст; явный текст / скрытый текст. Примерами таких речевых произведений могут служить технические статьи, в которых вспомогательный текст с примечаниями, расположенный в виде сносок внизу страницы или в конце статьи, присоединяется к основному тексту, напечатанному в верхней части страницы.
8. Речевые произведения, в которых два (или более) текста как бы переплетаются: а) письменные тексты, «ра­ ботающие» в двух направлениях, например, анаграмма в афишах, составляющая независимый текст, или зашифро­ ванные тексты, например, в секретных военных сообщениях, а также интимные дневниковые записи, кроссворды и т. п.; б) в устной манифестации возможны случаи одновременной реализации многопланового основного текста, например, при многоголосовом пении, мелодекламации и т. л.
Свободные и зависимые речевые произведения
Сама зависимость в принципе бывает двух родов: зави­симость от факторов, не являющихся частью сообщения, и зависимость от экстралингвиотических компонентов сообще­ния.
1. Речевые произведения (относительно) независимые,
« самодостато чные»:
— среди устных речевых произведений сюда относятся такие, в которых не участвуют ни мимика, ни жесты, ни какие-либо звуковые средства (кроме языковых): радиопере­дачи, телефонные разговоры и т. п.;

— среди письменных речевых произведений сюда можно включить те из них, в которых содержание сообщения не выражено графическими неязыковыми средствами (рисунка­ми, иллюстрациями, фотографиями).
Полностью независимые автономные речевые произведе­ния встречаются очень редко.
2. Речевые произведения, (относительно) независимые от ситуации, но включающие как лингвистические средст­ ва, так и нелингвистические,
3. Речевые произведения, тесно связанные с ситуацией. С формальной точки зрения зависимость от ситуации выра­ жается в лексико-грамматической неполноте реплик и в использовании единиц, семантически обусловленных ситуа- ци- ей: личных, указательных, относительных и притяжа­ тельных местоимений, темпоральных и пространственных наречий и др. Наблюдается переход от спорадического эл­ липсиса к обусловленному, при котором факт опущения структурного элемента уже отчетливо не ощущается.
Непрерывные и прерывные речевые произведения
Существенным свойством речевого призведения является порядок следования его составных частей. Многие речевые произведения — и только такие обычно рассматриваются в лингвистических исследованиях — являются плавными и непрерывными. Однако некоторые речевые произведения мо­гут быть прерывными.
Прерывность может быть нескольких типов.
1. Некоторые устные манифестации образованы из не вполне связных (или даже несвязных) элементов; это от­ мечается, когда адресант не в состоянии фиксировать изме­ нение в ситуации (например, при радиорепортаже о спортив­ ных состязаниях, в момент опасности и т. д.), из-за сильного возбуждения и т. д.
2. Из письменных манифестаций в качестве прерывных можно выделить заметки, черновые наброски, записанные тезисно, сведения, предназначенные, как правило, только для использования самим автором.
3. Сюда относятся все виды списков, в том числе словари или манифестации, не предназначенные для чтения in con-

tinio (т. е. так называемого сплошного чтения. — К. Ф.) и потому включающие в себя независимые компоненты, на­пример, многие практические учебники словарного типа.
4. Самостоятельный тип, получивший широкое распро­ странение в наше время, составляют речевые произведения, возникшие в результате заполнения анкет и бланков, раз­ графленных на ряды, и столбцы: графическое упорядочение данных заменяет идентификацию и соединение слов, причем степень словесного выражения сведена к минимуму. Запол­ нение бланков является самым типичным видом официаль­ ных письменных, контактов в наши дни.
5. Прерывность может возникнуть даже в речевом произ­ ведении, обладающем свойствами непрерывного, из-за внеш­ них или случайных причин. Устная манифестация может быть прервана по причинам, обусловленным ситуацией, ука­ заниями адресанта и т. п. Особый случай прерывности — публикация художественных произведений отдельными вы­ пусками.





Типология художественных текстов В. П. Велянина

По мнению В. П. Белянина, каждому типу текста соот­ветствует определенный тематический набор объектов описа­ния (тем) иопределенные сюжетные… ального мира. В свою очередь, этим предикатам соответст­вуют наборы… В. П. Белянин предлагает различать следующие типы текста.






Традиции изучения диалога в отечественной лингвистике

Классическая фраза Л. В. Щербы «Подлинное свое бы­тие язык обнаруживает лишь в диалоге» (Щерба 1916: 4) является непременным атрибутом многих работ… Всякий монолог есть литературное произведение в зачатке» (Щерба 1957: 115).
… Л. П. Якубинский разделял тезис Л. В. Щербы о есте­ственности диалога и искусственности монолога. Он писал: «В…

Концепция диалогических отношенийв трудах М.М. Бахтина

Основными достижениями М. М. Бахтина в области теории диалога можно считать его взгляды на высказывание как единицу речевого общения и его концепцию… О высказывании как реальной единице речевого общения он говорит следующее:… его активно ответному пониманию. Высказывание — это не условная единица, а единица реальная, четко отграниченная…





Лингвистика текста и анализ разговорной речи

Соотношение лингвистики текста и современного анализа разговорной речи можно трактовать двояким образом.
С одной стороны, проблематика анализа разговорной речи может рассматриваться… своего решения. Во-первых, диалог (разговор "Gespräch") представляет собой преимущественную форму…





Этнометодологический анализ разговорной речи

все-го зависимость современных, европейских концепций изу­чения разговорной речи от американской методики иллю­стрирует мнение Э. Хесс-Люттиха,… Этнометодологический анализ разговорной речи, по су­ществу, является одним из… Материалом исследования этномето до логов являются ре­чевые и неречевые интеракции (Interaktion), совершающиеся в…





Основные направления современного анализа разговорной речи

знак равенства между диалогом и разговором, не акцентируя внимание на некоторое несовпадение этих понятий. Г. Шанк и Г. Шёнталь дают, например,… В самом общем виде можно назвать два направления европейских исследований… 1) изучение структурной организации диалога (разговор­ ной речи, разговорного акта),






Смена говорящего как ключевое понятие разговорной коммуникации

майер, например, дает следующее определение разговору как единичному акту разговорного общения: «Разговор (Ge­spräch) является основополагающим… При изучении различных разговорных форм прежде все­го возникает следующий… Основной структурной единицей разговорной речи (раз­говора, диалога) является реплика, «разговорный шаг» (turn,…

Б. Коммуникативно-прагматические категории Г. Хенне и Г. Ребокка

В основе выделения различных форм реализации раз­говорной речи, или различения «разговорных сфер* (Ge­sprächsbereiche), по мнению Г. Хенне и Г.… "Werkst attgespräche) и т. п. Эти авторы вводят в анализ разговорной… Г. Хенне и Г. Ребокк выделяют следующие коммуника­тивно-прагматические категории (Ibid.: 32-3S).






Современные отечественные подходы к анализу разговорной речи

стали классическими в современной лингвистической нау-ке. Мысли Л. В. Щербы о соотношении диалога и монолога предвосхитили многие программные… Общеизвестны также взгляды Л. П. Якубинского: «В об­ласти непосредственного… Приведенные выше цитаты классиков языковедческой науки наглядно показывают, что различение литературного языка и…

Макроструктурыи макроправила Т. ван Дейка

Наиболее стимулирующим для Т, ван Дейка стало со­трудничество с американским психологом Уолтером Кин-чем — автором известных работ по психологии… Перед тем как перейти к изложению взглядов Т. ваН Дейка на устройство дискурса… Макроструктуры, по мнению Т. ван Дейка, обладают семантической природой; они дают представление о сущест­вовании…

Д

декларатив 148 декодирование 175

диалог, определение 237 диалог
— как единый текст 198
— как особый тип текста 206- 230
диалог 206-230
— административный 185
— бытовой 185, 215
— митинговый 185
— научный 185
— парламентский 185
— производственный 185
— свернутый 35
— спонтанный 216-217
— судебный 185
— усеченный 296
— учебный 185 Директив 147 дискретность 139 дискурс 14-15 диспозиция 24-28
Е
единицы
— перевода 298
— перцептивные 179
— разговорной коммуникации 237-238
— сегментные 111-114

— текста 69 единство
— диалогическое 107
— иерархическое 95
— интонационное 46-47

— коммуникативной перспек­ тивы 216-217
— лексическое 215-216
— референциальное 215—216
—■ сверхфразовое 183
— темпоральное 217
— темы 133
— «точки зрений» 217 единство текста
— денотативное 139
— смысловое 134
— содержательное 138
— структурное 137

завершенность текста 141 запоминание 32-33 знания
— о принципах неречевой и речевой деятельности 297
— текстовые 253-254
— энциклопедические 297
— языковые 253-264,' 297
И
идентификация 296 изотопия 260-262 иллокутивная сила 131 иллокутивные классы 147-148 иллюстрация 278 импликация 228, 225 инвенция 20-24 интенция 62
интенциональность 123-126 интеракция 233-234, 240 интеррогатив 148 интерпретация текста
— смысловая 179 интертеКстуалиамы 132 интертекстуальность 129-132 интонодогия 100 информативность 127-129

информация
— актуальная 168-159
— вещественная 157-158 инъюнктив 148 исключение 273
К
картина мира
— текстовая 253-254
— языковая 253-254 категории
— коммуникативно-прагмати­ ческие 240-246
— смысловые 11
— текстовые 59 классификации речевых произ­ ведений 197-200
когезия 119-122 когерентность 122-123 когерентность
— грамматическая 136
— дескриптивная 254
— семантическая 117
— прагматическая 136
— тематическая 136 кодирование 175 комиссии 148 коммуникация
— коллективная 250
— массовая 73, 250
— меискультурная 293
— неречевая 124
— письменная 71, 81
— разговорная 235, 241
— речевая 124, 240
— устная 81 композиция 45, 112
компоненты текста 60, 95j 119.

конгломерат текстов 141 констатив 148 констелляция речевая 191 контекст
— культурный 126
— предметный 157
— ситуативный 242
— социальный 14, 126
— социально-культурный 235
— экстралингвистический 74 концепт 123 кореференция 121
Л
лингвистика диалога 232 лингвистика текста (определе­ние) 11-12 лингвистика текста
— как лингвистика смысла 55, 57
— как междисциплинарная наука 13-16
— как сверхфразовая грамма­ тика 55
— коммуникативно-ориентиро­ ванная 54
— общая 56, 58
— системно-ориентированная 53-54
—• типов текста 190
— частная 56-58
М
макроправила 262-268 макроструктура 212, 262-268 макротекст 64, 133

маркеры
— ремы 159
— темы 159 медиоструктура 16 микроструктура 16, 264 микротекст 64, 133, микротема 224-226 мир текста 122-123 мнемотехника 32 многомерность текста 92 модель
— аргументации 272-276
— когнитивных процессов 82— 88
— «органона» 144-147 модификатор 273 монолог 206-207, 211-214
Н
наука о текстах 14-15 незавершенность текста 141 неориторика 276-278 непрерывность текста
— смысловая 122—123 не-текст 11, 119
О
обмен репликами 247 обоснование
— абсолютное — 279
— сравнительное — 279 образец 278
объем текста 89 операция
— «смысл —¥ текст» 176, 177
— «текст —> смысл» 175 описание 279-283 оппозиция

— «воспроизводимость—спон­ танность» 97
— «истина — ценность» 280
— «монолог — диалог» 219

— «описание — оценка» 280 организация диалога
— структурная 237-238
— тематико-содержательная 237-238
организация текста
— содержательная 3, 166 —- структурная 3
— уровневая 29
— фонетическая 101 отдельность текста 139-141 отношения диалогические 208-

отправитель 145 оценка 279-281
— абсолютная 281
— относительная 281
П
параметры диалога 211-213 параметры текста
— количественные 116-117 пауза
— как средство членения текс­ та 102-104
— между высказываниями 109
— между репликами диалога 109
— между синтагмами 109
— разъединительная 103
— синтаксическая 103
— соединительная 103
— хезитации 109 перевод текста 297-299

перспектива предложения
— коммуникативная 156
— функциональная 159 перцепция 179 перцептивный образ 179 поддержка 273
подходы к описанию текстов
— Коммуникативно-прагмати­ ческий 51—52, 54
— семантический 51, 153
— синтаксический 50-51
— системно-ориентированный 53-54
— прагматически-ориентиро­ ванный 54
полилог 218-219 получатель 145 порождение текста 177-179 порядок слов
— объективный 158'
— субъективный 158-159 постинформация 51 посылка 273
правила
—■ логического вывода 273
— построения связного текста 11
—• семантической трансформа­ции 265 прагматика текста 14, 62
прагматический эффект выска­зывания 131
предикатема 298 прединформация 51 предложение
— как высшая единица син­ таксиса 43
— как высшая языковая еди­ ница 67

— как максимальная единица грамматического описания 42
— как центральное понятие синтаксиса'53
презумпция осмысленности 180 пресуппозиции 255—258
— прагматические 256
— референциальные 256
— семантические 256-257
— ситуативные 255-256

— языковые 256-257 прием дискурсивный 270 приемы аргументации
— корректные 284-285
— некорректные 284-285 признаки текста
— внешние 65
— внутренние 65
— конститутивные 12, 47
— лингвистические 190
— основополагающие 115-118
— содержательные 130
— структурные 44
— формальные 130
— экстралингвистические 190 прикладная наука о текстах 15 пример 258
принцип
— аналогии 29
— ассоциации 32тЗЗ
— диалогический 211-214
— замены 46
— незавершенности 44 ■
— повтора 44 природа текста
— динамическая 173-176 прогрессия тематическая 16Q-


— простая линейная 161-162
— со сквозной темой 162-163
— с производными темами 163-164
— с расщепленной темрй 164- 165
— с тематическим прыжком 165-166
произнесение 83-35 прономинализация 9 пропозиция' 263
— рамочная 267 проспекция 187-138
развертывание текста 139 разговор 240 разговорная речь
— аранжированная 241
— естественная 241
— инсценированная 241-242
— спонтанная 241
— фиктивная 241
— фикцйональная 241 разговорная сфера 240 разговорный таг 239 разновидности русского литера­ турного языка 248-261
реквёстив 148 рекурренция
— семная 260
— скрытая 2 67 рема 167-160 реилика — 239 репрезентагив — 147 ретроспекция 137 референция 118, 121 реципиент 126-127
речевой акт 142, 147 речевые действия
— директивные 244
— дискурсивные 244
— нарративные 244 речевые произведения
— зависимые 199-200
— непрерывные 200-201
— прерывные 200-201
— простые 197-199
— свободные 199-200
— сложные 197-199
— целые 12!, 64 речь
— внешняя 294
— внутренняя 194, 294
— неподготовленная 63

— письменная 70-73, 78-79
— публичная 194
— разговорная 231-251
— спонтанная 91
— устная 70-73, 78-79 реципиент 126-127 риторика
— античная 17-36
— как «логика неформального суждения» 19, 276
свертывание текста 139 связность текста 134-136
— глобальная 186
— локальная 136 связь элементов текста
— анафорическая 187
— катафорическая 137 семантика текста 14« 51

сигналы
— начала текста 118
— конца текста 118
— пограничные 133 силлогизм 21-22 синтаксис текста 14 ситуативность 129, 138 ситуация

— коммуникативная 111, 126, 129, 246
— «лицом к лицу» (face-to- face) 237
— социальная 264
сложное синтаксическое целое
47, 59
сложное целое 45-48 слушатель 118, 242 смена говорящего 238-240 смысл
— глубинный 56
— скрытый 56, 223
смысловая непрерывность 122-123
смысловое ядро текста 133 содержание текста
— когнитивное 253
— коммуникативно-прагмати­ ческое 253
—• концептуально-тематическое 95
социальные отношения партне­ров по коммуникации
— асимметричные 243
— симметричные 248 спонтанность 90, 93
спор как частный случай аргу­ментации 28S-287 статус текста
— знаковый 66-69

— онтологический 70-98 структура диалога 237—238 структура текста
— акцентная 108
— глубинная 51, 123
— когнитивная 275
•— коммуникативная 155-172
— кустовая 169-170
— поверхностная 51, 123
— семантическая 51 —■ синтаксическая 51
— смысловая 182
— тематическая 160
— цепная 169-170 субконцепт 28 сценарий 261
текст
— в узком смысле слова 64-66
— в широком смысле слова 64-66
— как воспроизводимое выска­ зывание 93-98
— как высшая и наиболее не­ зависимая единица языка 53
— как двухуровневое образова­ ние 258-259
— как законченное целое 118
— как иерархическое единство 95
— как когерентная последова­ тельность предложений 65
— как коммуникативное собы­ тие 119
— как комплексное речевое действие 54

— как комплексный языковой знав 147
— как. максимальная конст­ руктивная единица 65
— как особая коммуникатив­ ная единица 52
— как первичная данность 10
— как когерентная последова­ тельность знаков 154
— как первичный языковой знак 53
— как продукт речевой дея­ тельности 5, 65
— как речь 64
— как система высшего ранга 58
— как элемент коммуникации 52
— как язык в действии 11 текстема 116 текстоведение 97
тексты
— административно-правовые 187
— в звуковой массовой комму­ никации 188-189
— групповые 195
— звучащие 77
— информативные 128
— контактные 195
— научные 186-187
— нормативные 195
— переходные 195
— письменные 73-78, 80-81
— поэтические 195
— производственные 187
— 'публицистические 187

— рекламные 187-188
— с доминантой побуждения 195
—■ с доминантой самовыраже­ния 195
— с доминантой специальной информации — 196
— сакральные — 186
— устные ,— 73-78, 80^81
— утилитарные 186, 192
— художественные 188 текстуальность 119 тема
— как исходный пункт выска­ зывания 157-160
— как набор субконцептов 24
— сверхфразового единства 133 '
— текста 133 теория
—• аргументации 269-291
— диалога 207-208
— речевых актов
— текста 4, 15
— центра и периферии 81 тип текста 189-192 типология
■— утилитарных текстов 192— 194
— художественных текстов 201-205
типология текстов
— психолингвистическая 201- 205
— традиционная 183—185
— функциональная 197-197 триада «монолог — диалог —
полилог» 219 тропы 30-31
У
убеждение 277

умозаключение
— аналитическое 276 —.-диалектическое 276 уровни
— восприятия 180-181

— разговорной коммуникации 237-238-
— текста 258-259
Ф
фигуры риторические 29-30 фонд
— общих знаний 143
— специальных знаний 235 фрагмент
— мира 254
— текста 227 фраза 47 фрейм 261
функции текста 142—154
— апеллятивная 147, 149-150
— возложения (принятия на себя) обязанностей 150
— декларативная 150-151
— информативная 149, 151
— контактная 150г151
— репрезентативная 147

— самовыражения 15Д. ■— регулятивная 152
— экспрессивная 147
— эстетическая 152
X
характеристики диалога
— ролевые 218
— пространственно-временные 218
Характеристики текста

— лингвистические 192
— просодические 110
— фонетические 99-114
— экстралингвистические 192

Ц

целое речевое произведение 133 цельность текста 134—136,
138-139 целостность текста
— коммуникативная, 133-134
— смысловая 133
— структурная L34 цепочка
— изотопическая 260
— тема-рематическая 134
членение
— предложения 157
— текста 59, 102 чтение текста 91
Э
эквивалентность семантическая
260-261
экземпляр текста 189-1921 экспрессии 148 элокуция 28-32 энтимема 21-23 этногерменевтика 293 этнография говорения -236 этнолингвистика 293 этномётодологический анализ
разговорной речи 232-235 этнориторика 293 эффект ■
— края 28

— обманутого ожидания 258 языковая компетенция 53
языковая система 42-43, 53, Я 252-253
языковое сознание 254 язык языковая способность 218, 266
— как система знаков 42 языковой знак 42, 66-69, 146-
— как инструмент 144-147 147


ОГЛАВЛЕНИЕ



Введение................................................................................................................. 3

Глава 1. Лингвистика текста как самостоятельная науч­ ная дисциплина..........................................................................8
1. Причины выделения лингвистики текста в само­ стоятельную научную дисциплину.......................................... -
2. Предмет лингвистики текста......................................... . 10
3. Определение лингвистики текста............................................ 11
4. Место лингвистики текста среди других научных дисциплин...................................................................................... 13
Глава 2. Современный анализ текста и античная ритори­ ка ...................................................................................................П
1.Истоки современного анализа текста....................................... -
2. Содержание античной риторики............................................. 20
3. Риторика в России.................................................................. 36
Глава 3. Лингвистический анализ текста в первой поло­ вине XX века....................................................................... 42
1. Основные лингвистические тенденции начала
XX века и аналиа текста.................................................... . —
2. Структурализм В. Я. Проппа........................................... 44
3. Сложное целое А. М. Пешковского................................... 45
4. «Анализ дискурса» 3. Харриса............................................ 48
Глава 4. Различные подходы к описанию текста.....................60
1. Схема описания текстов В. Хайнеманна................................. -
2. Подходы Я. Петефи и К. Бринкера............................ • S2
3. Концепция Е. Косериу...................................................... . 55
4. Два направления лингвистики текста в трактов­ ке Т. М. Николаевой.............................................................. 56
5. Насущные задачи современной лингвистики тек­ ста..................................................................................................... 58

Глава 5. Понятие текста........................................................................ 61

1. Традиционная интерпретация понятия «текст» .... 61
2. Текст в широком и узком понимании................................. 64
3. Проблема знакового статуса текста.................................... 66
Глава 6. Онтологическийстатус -текста................................................70
1.Соотношение устной и письменной речи (поста­ новка вопроса в языкознании).......................................... -
2. Проблема разграничения устных и письменных текстов..................................................... ,..................................... 73
3. Соотношение между функциями устной и пись­ менной речи в трактовке О. Людвига......................... 78
4. «Промежуточные» .формы коммуникации ,.,....,. 80
5. Теория Г. Глинца о когнитивных процессах при чтении и письме...................................................................... 82
6. Концепция текста И. Р. Гальперина........................... 89
7. Текст как воспроизводимое высказывание в трак­ товке В. Г. Адмони................................................................ 93
Глава 7. Фонетические характеристики текста................. 99
1.Лингвистика текста и фонология.................................... -
2. «Интонационное единство* А. М. Пешковского. . . 102
3. Интонационная структура монологического тек­ ста в трактовке Б. С. Кандинского ........... 104
4. Интонация диалогического текста...................................... 106
б. Сегментные единицы в устном тексте..................... 111
Глава 8. Основные свойства текста........................................... 116
1.Основополагающие признаки текста в трактов­ ке авторов «Краткой энциклопедии. Немецкий язык»................................................................................................... *"
2. Семь критериев текстуальности Р.-А. де Богран- да и В. Дресслера „......................................... :............................
3. Смысловая, коммуникативная и структурная целостность текста в концепции О. И. Москаль- ской...............................................................................................
4. Цельность и связность как главные свойства
текста........................................................................................... 134

5. Основные свойства текста в интерпретации
Л. Н. Мурзина и А. С. Штерн........................................ 137
Глава 9. Функции: текста.......................... ......................................... 142
1. Функция текста и иллокуция предложения .,..,.*-
2. «Модель органона* К. Вюлера............................................ 144
3. Иллокутивные классы Дис. Серля....................................... 147
4. Классификация текстовых функций
К. Бринкера............................................................................. 148
5. Текстовые функции в концепции В. Хайяеманна
и Д. Фивегера............................................................................. 151
6. Соотношение между формой, содержанием и функцией текста............................... <. . . ......................... . 152
Глава 10. Коммуникативная структура текста...................... 155
1. Коммуникативное направление в лингвистике..................... -
2. Актуальное членение предложения и анализ тек­ ста................................................................................................. 167
3. Тематические прогрессий Ф. Данеша................................. 160
4. Опыт анализа коммуникативной структуры тек­ стового фрагмента (О. И. Москальская)................. 166
5. Экспериментальное изучение коммуникативного членения текста.................................................................... 168
Глава 11. Порождение и восприятие текста............................. 173
1. Динамическая природа текста.......................................... ~
2. Процесс порождения речи (текста)...................................... 177
3. Современные проблемы восприятия речи
(текста)......................................................................................... 179
Глава 12. Типология текстов............................................................. 183
1. Традиционные классификации речевых произведе­ ний....................................................................................................... -
2. Типология текстов В. Г. Адмони................................. 185
3. Понятия типа текста и экземпляра текста............ 189
4. Типология утилитарных текстов Б. Зандиг.......... 192

5. Функционально-текстовая классификация
Э. Гроссе..................................................................................... 195
6. Классификация речевых произведений К. Гаузен- блаза............................................................................................ 197
7. Типология художественных текстов В. П. Беляни-
на................................................................................................... 201
Глава 13. Диалог как особый тип текста.................................. 206
1. Традиции изучения диалога в отечественной лин­ гвистике............................................................................... ,,...-
2. Концепция диалогических отношений в трудах
М. М. Бахтина.......................... ................ 208
3. Теория диалогической организации литературы
Р. Клё'пфера............................................................................... 211
4. Специфика диалога как особого типа текста.................. 214
5. Диалог и полилог............................................................... 218
Глава 14. Современный анализ разговорной речи...... 231
1. Лингвистика текста и анализ разговорной речи . . . . -
2. Этнометодологический анализ разговорной
речи.............................................................................................. 232
3. Основные направления современного анализа раз­ говорной речи............................................................................ 236
4. Смена говорящего как ключевое понятие разго­ ворной коммуникации •.......................................................... 238
5. Коммуникативно-прагматические категории
Г- Хенне и Г. Ребокка....................................................... 240
6. Современные отечественные подходы к анализу разговорной рачи..................................................................... 246
Глава 15. Когнитивные аспекты текста.............................................. 252
1. На пути к когнитивной лингвистике. Языковые
и текстовые знания............................................................ • • *"
2. Понятие пресуппозиции........................................................... 2Б5
3. Текст как двухуровневое образование................................ 268
4. Изотопия текста........................................................................ 260
б. Макроструктуры и макроправила Т. ван Дейка . . 262

Глава 16. Теория аргументации................................................................269
1'. Новый этап развития риторики....................................... -
2. Модель теории аргументации С. Тулмина............................ 272
3. Неориторика X. Перелыяана........................................ 276
4. «Основы теории аргументации» А. А. Ивина .... 278
5- Спор как один ив частных случаев аргумен­ тации............................................................................................. 283
6. Опыт лингвистического анализа спора.................. 287
Вместо заключения.Об одном иа перспективных на­ правлений лингвистики текста........................................................... 292
Сокращения...................................................................................................... 301
Литература....................................................................................................... 302
Предметный указатель.................................................................................. 320
Учебное издание
Филиппов Константин. Анатольевич

ЛИНГВИСТИКА ТЕКСТА

Редактор Л. А. Карпова
Художественный редактор Е.И.Егорова
Технический редактор А.В.Борщева


Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный конспект лекций Вы можете использовать для создания шпаргалок и подготовки к экзаменам.

Доработать Узнать цену работы по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем конспект самостоятельно:
! Как написать конспект Как правильно подойти к написанию чтобы быстро и информативно все зафиксировать.

Другие популярные конспекты:

Конспект Основные проблемы и этапы развития средневековой философии
Конспект Проблема познаваемости мира. Гносеологический оптимизм, скептицизм, агностицизм. Взаимосвязь субъекта и объекта познания
Конспект Понятие финансовой устойчивости организации
Конспект Внутренняя политика первых Романовых.
Конспект Понятие мировоззрения, его уровни и структура. Исторические типы мировоззрения
Конспект ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
Конспект Синтагматические, парадигматические и иерархические отношения в языке
Конспект Тема 1.2. Плоская система сходящихся сил. Определение равнодействующей геометрическим способом 13
Конспект Происхождение человека. Основные концепции антропосоциогенеза. Антропогенез и культурогенез.
Конспект Общая характеристика процессов сбора, передачи, обработки и накопления информации