Конспект лекций по предмету "Журналистика"

Узнать цену работы по вашей теме


АНГЛИЙСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ СВОБОДЫ ПЕЧАТИ

Буржуазная революция дала толчок развитию печати в Англии. Во-первых, была упразднена так называемая Звездная палата (суд). Это на первых порах способствовало ликвидации контроля со стороны государства за печатными изданиями. Резко увеличилось число авторов, которые стремились донести свои взгляды до широкой публики, испытывавшей, в свою очередь, огромный интерес к общественным проблемам. Английские библиографы и историки считают, что в период с 1641 по 1663 годы вышло в общей сложности 22 255 названий печатных изданий (книг, памфлетов, газет). Но по мере развития революции был предпринят ряд мер, поставивших английскую печать в строгие рамки цензурного надзора. Первый этап революции завершился 12 мая 1641 года казнью главного советника короля Страффорда, а 22 июля Палатой общин был издан первый закон о печати «Постановление палаты общин о воспрещении публикаций отчетов о заседаниях парламента». 14 июня 1643 года, во время первой гражданской войны, когда инициатива была ещё в руках короля, парламентом было введено новое ограничение свободы печати. Этот закон вводил предварительную цензуру и определял меру ответственности за нарушение её: «Ни одна книга, брошюра или листок не могут быть преданы тиснению, пока не будут предварительно просмотрены назначенными для этого людьми или по крайней мере одним из таковых».
В 1647 году вышел новый ордонанс Долгого парламента, устанавливавший необходимость предварительного разрешения на печатание, обязательное указание имени автора и владельца типографии. Парламент обязывал книгопечатную компанию разыскивать каждую типографию, которая печатает литературу без специального разрешения, уничтожать при этом станки и рукописи, а владельца брать под стражу.
В 1649 году парламент издает «Акт о неразрешенных и возмутительных книгах и памфлетах и лучшем упорядочении книгопечатания», повторявший и ужесточавший прежние запреты.
Эти законы парламента отчасти были направлены на борьбу с роялистами, но они же были призваны оградить парламент от влияния идеологов и левого крыла, наиболее близких к народным массам, в частности Лильберна и Уинстенли.
Борьба против цензурных ограничений неизменно обострялась в периоды социальных потрясений, когда власть была уже не в силах контролировать полное выполнение цензурных запретов. В 1644 году к суду был привлечен поэт и публицист Джон Мильтон, обвиненный компанией книгопродавцов в нарушении закона о предварительной цензуре (1643г.). По этому поводу был написан памфлет «Ареопагитика», построенный как обращение к членам парламента. За образец он взял «Логос ареопагитикос» – речь античного оратора Исократа, обращенную к высшему законодательному органу Афин. Блестяще используя приемы античной риторики, Мильтон направил основной пафос своего публицистического вступления в защиту свободы печатного слова и адресовал свою речь английскому парламенту, который он и сравнил с афинским ареопагом. Мильтон один из первых выступил против цензуры. Обращаясь к истории, он указывает, что впервые закон о цензуре был издан папской курией. Ранее история не знала аналогичных законодательств. Католическая церковь наложила оковы на духовную и культурную жизнь общества, именно она рассматривается Мильтоном как источник зла, в данном случае цензуры. Английский парламент устранил цензуру вместе со Звездной палатой.
Восстановление её есть величайшая несправедливость. Мильтон считает, что невозможно найти цензоров, способных безошибочно определить, имеет ли право произведение на жизнь или не имеет, дать ему объективную оценку. Один человек не может судить о верности или пользе той или иной идеи. Поскольку идеи «добра и зла произрастают одновременно», человек, по мнению Мильтона, должен познать и то, и другое, чтобы научиться отличать первое от второго. Человек должен иметь возможность услышать все, что говорят другие, и сказать все, что хочет сказать сам. «Дайте мне свободу знать, выражать свои мысли, а самое главное, судить по своей совести», - требует Мильтон.
Джона Мильтона по праву считают основоположником буржуазной теории свободы печати. Он заложил основы идеалистического понимания принципа свободы слова, на базе которых развивалась впоследствии буржуазная наука о журналистике. Говоря о свободе печати, Мильтон имел в виду лишь «лучших людей», средний класс. Он не распространял действие этого принципа на низы, так как считал, что свобода и власть «черни» не доступны. Он отстаивал только право своего класса на свободу слова. После казни короля Карла – 1 и установление в Англии республики Мильтон в течение трех лет (1649 – 1652) занимал должность правительственного секретаря в Государственном совете и сам выполнял обязанности цензора. Это свидетельствует о том, что он не рассматривал требование свободы печати как абсолютное. Более того, партия, к которой он принадлежал, предприняла ряд мер (законы о печати), направленных в первую очередь против демократического движения левеллеров. Идеологом этого движения был (как мы уже знаем) Лильберн. Он развил теорию свободы печати, выдвинутую Мильтоном. Лильберн ставил требование свободы печати в один ряд с требованием уничтожения других монополий. Во-первых, монополии на торговлю и производство, во-вторых, монополии на произнесение проповедей, в-третьих, монополии печати.
Как только Лильберну стало ясно, что индепенденты, захватившие власть в парламенте, не выполняют обещаний, данных народу, а используют власть только в интересах своего класса, что на смену диктатуре пресвитериан пришла диктатура индепендентов, он выступил с новым требованием («Новые цепи Англии») «устроения свободной жизни». Парламент не осуществил на деле принцип свободы печати, выдвинутый Мильтоном в 1644 году. Лильберн требовал от индепендентов осуществления этого принципа на деле. «Печать должна быть свободной, - писал он,- эта свобода имеет наиважнейшее значение для республики».
Лильберн предусматривал и ограничения в области свободы печати, требуя запрещения произведений, оправдывающих тиранию. Свободная печать необходима ему как орудие борьбы с изменниками и тиранами, в том числе и Кромвелем.
Хотя предварительная цензура не была отменена ни во времена английской революции, ни в правлении Кромвеля, ни в период Реставрации, «Ареопагитика» получила европейский резонанс и сохранила значение в последующие столетия. Переводы «Ареопагитики» стали появляться в разных странах Европы в предреволюционные эпохи. Так, накануне Великой французской революции 1789 «Ареопагитику» перевел и издал граф Мирабо.
Требование свободы печати, выдвинутое Мильтоном и развитое Лильберном, не могло быть осуществлено в ходе английской буржуазной революции и в рамках буржуазного общества вообще. В.И.Ленин писал о том, что лозунг свободы печати «стал всемирно великим в конце средних веков и вплоть до 19 века. Почему? Потому что он выражал прогрессивную буржуазию, т.е. её борьбу попов и королей, феодалов, помещиков». Но как только буржуазия сама оказывалась у кормила власти, она тут же активно начинала использовать средства ограничения действия этого принципа, направляя их как против роялистов, так и против представителей народа, шедших в своих революционных требованиях гораздо дальше и представлявших угрозу интересам буржуазии.
Заслуга английской буржуазной революции 17 века состоит в том, что она поставила перед общественной мыслью целый ряд вопросов первостепенного значения, а её лидеры заложили основы буржуазной идеологии, но решить эти проблемы ей не удалось, вернее, они получили однобокое решение. Главный вопрос – вопрос господствующего положения в обществе – английская революция решила, поэтому английская буржуазия имела основания считать, что свобода печати в Англии для неё существует.
Быстрый рост количества и тиражей газет мог начаться только со сменой политического курса в стране. Такая смена произошла в 1688 году, когда династия Стюартов была свергнута и началась либерализация жизни в Англии.
Итоги. Английская революция побудила к развитию печати – качественной и количественной. Философский аспект теории естественного права и общественного договора имеет широкое распространение. На этой теории основаны работы Руссо и Гоббса (они оказали огромное влияние на формирование мировоззрения участников буржуазных революций). Памфлетная публицистика Мильтона, Лильберна и Уинстенли. Они являлись противниками монархии и сторонниками парламента а источником власти считали народ (как и Руссо), то есть требовали политического и экономического равенства. 1641 – первый закон о контроле печати, в 1643 – новое ограничение свободы печати, в 1647 – третий запрет, 1649 – ужесточение прежних запретов. Мильтон и Лильберн выдвигают требования о свободе печати.


ПЕЧАТЬ И ЦЕНЗУРА: КОНФЛИКТЫ И ПРОБЛЕМЫ.
СТАНОВЛЕНИЕ АНГЛИЙСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ 18-19 ВВ.
БОРЬБА МЕЖДУ ВИГАМИ И ТОРИ.
Распространение печатного дела в Европе породило множество проблем, большинство из которых были связаны со стремлением властей контролировать процессы распространения информации и обмена идей. Уже в 1502 в Испании был принят закон, согласно которому все печатные издания должны были проходить предварительную цензуру. Цензорские функции возлагались на государственные и церковные структуры. Вормский эдикт 1521, направленный против Лютера, также предусматривал введение предварительной цензуры. Реакцией католической церкви на победу Реформации во многих европейских странах стало появление в Риме в 1559 первого «Индекса запрещенных книг», изданного Ватиканом и вводящего цензуру на издания, циркулировавшие на территории стран католического мира. Законы о книжной цензуре имели в виду не только издателей и торговцев, но и частных лиц, которым угрожало инквизиционное преследование за чтение, хранение, распространение запрещенных книг или недонесение о них. Только издания с указанием «Имприматур» («печатать дозволяется») могли выходить из типографий. «Индекс запрещенных книг» становится инструментом управления идеологией и информацией. «Как будто апостол Петр завещал им не только ключи от рая, но и от типографий», - саркастически заметил по этому поводу Джон Мильтон в, уже известной вам, «Ареопагитике», сравнив папскую цензуру с «тайным чудовищем» Апокалипсиса, - «посмотрите на Италию и Испанию и решите, сделались ли эти государства хотя на йоту лучше, справедливее, мудрее, достойней с тех пор, как инквизиция подвергла там книги самому суровому обращению».
В Англии 1538 был принят закон, согласно которому любой типограф должен был получить королевский патент на свою деятельность, а цеховая организация типографов – «Компания книгоиздателей» – была обязана не только представлять печатные материалы на предварительную цензуру, но и следить за деятельностью членов своего цеха. Ордонанс 1585 регламентировал появление печатной продукции и определял количество действующих в королевстве типографий (их число не должно было превышать 20), функции цензуры в Англии были возложены на так называемую Звездную палату при Тайном совете короля, игравшей в 16-17 вв. роль комитета по делам печати. Право главных цензоров в Звездной палате получили архиепископы лондонский и кентерберийский, без санкции которых не мог быть опубликован ни один печатный текст. Во Франции закон 1561 предписывал подвергать бичеванию распространителей и авторов «клеветнических» листков и памфлетов. В случае повторного нарушения закона, виновные лица карались смертной казнью.
Цензурные ограничения и жесткие санкции за их нарушение в первую очередь касались религиозных и политических тем, поэтому первые рукописные и печатные газеты были заполнены преимущественно зарубежной информацией, а публикации на запретные темы находили себе место в политических и религиозных памфлетах, брошюрах и иных изданиях, стремившихся обойти цензуру. Предварительная цензура исчезла в Англии после «Славной революции». По мнению Юргена Хабермаса, «смысл демократических процедур в том и состоит, чтобы институализировать коммуникативные формы, необходимые для разумного формирования воли».
В 1688 году в Англии произошла «Славная революция». Ее итогом стало свержение короля Якова 2 и вступление на престол Вильгельма Оранского. Это событие положило конец монополии тори на власть. Новый король пользовался поддержкой вигов. В годы его правления произошла либерализация общественной жизни страны, коснувшаяся и печати. Важным событием в истории английской журналистики стала отмена цензуры в 1695 году. Вслед за этим началось бурное развитие периодической печати. Появилось большое количество новых печатных изданий, которые информировали, спорили, поучали, просвещали – каждое на свой лад.
В 1702 году стала издаваться первая ежедневная газета Англии («Дейли курант»). Большинство газет начала 18 века стали совмещать информацию и анализ. Одним из первых стал применять этот прием Д. Дефо (о котором мы будем еще говорить) в своей газете «Ревью». Сначала он был убежденным вигом, а затем перешел в лагерь тори (причина – кровопролитная война за испанское наследство).
Не менее последовательно позицию тори отстаивала газета «Экземинер» (1710-1714), издававшаяся лордом Болингброком и Дж. Свифтом. Поскольку Болингброк был одновременно министром, то газета фактически стала правительственным органом. Полемику с вигами она вела с ожесточением и грубостью, что обостряло и без того накаленные политические страсти. Не довольствуясь печатным словом, Болингброк неоднократно подвергал арестам и преследованиям редакторов вигских газет. Создавались новаторские газеты (первыми были издания Аддисона и Стиля), которые оказали большое влияние на развитие журналистики не только в Англии, но и далеко за ее пределами.
Вспомним. В средние века отношение к книгам основной массы неграмотного населения было возвышенно-серьезным: они могли исцелять недуги, творить чудеса, существовали не столько для чтения, сколько для колдовства и молитвы. В эпоху Возрождения взгляд на вещи изменился. Но чтение газет было по-прежнему делом серьезным: люди узнавали новости, знакомились с идеями своего времени, как бы заочно участвовали в общественной борьбе. Новаторство Аддисона и Стиля состоит в том, что они создали развлекательную журналистику. Здесь и юмор, и сатира, и мистика, и поучения, и рассуждения на житейские темы – словом, поток сознания двух талантливых авторов. Поначалу авторы мало касались политики. А борьба тори и вигов в то время имела религиозную окраску: тори принадлежали к «высокой церкви» – англиканству, а виги пользовались поддержкой пуритан. Призывы Аддисона и Стиля прекратить религиозные распри в дальнейшем стали лейтмотивом эпохи Просвещения и помогли покончить с религиозной нетерпимостью и погасить костры инквизиции в Европе. Однако логикой событий авторы постепенно втягивались в партийную борьбу и стали сотрудничать в газете «Медли», созданной вигами в качестве противовеса торийской «Экземенер». Правительство тори стремилось взять под контроль периодическую печать, но при этом видело невозможность восстановления цензуры. Тогда оно решило нанести удар сразу по всей прессе, большая часть которой держала сторону вигов. Для этого с августа 1712 был введен «почтовый налог» на газеты, повышавший их цену примерно вдвое. И действительно, многие газеты вынуждены были закрыться. Но все же правительство не достигло своей цели. Новый налог был тяжелым, но не смертельным ударом для английской прессы. Те печатные органы, которым удалось выжить, атаковали тори с удвоенной силой. Однако эти газеты были недолговечными как из-за налога, так и из-за преследований. Кампанию преследований журналистов-вигов возглавлял и вдохновлял уже знакомый нам лорд Болингброк После смерти королевы Анны в 1714 был коронован Георг 1, опиравшийся на вигов. В период пребывания вигов у власти (1714-1760) Великобритания окончательно сложилась как парламентская держава с буржуазными свободами и либеральной экономической политикой. Изменилась и политика правительства по отношению к прессе. Виги крайне редко прибегали к прямому насилию. Широко практиковался подкуп журналистов, раздача им пенсий и должностей. Все это свидетельствовало о том, насколько влиятельной силой стала обладать в 18 веке печать и насколько в ее поддержке нуждались власть имущие. Правительство вигов сняло с прессы оковы цензуры, но сразу же надело на нее золотые цепи. Принципиальность постепенно исчезает. В середине века журналисты охотно предлагали свое перо любому, кто мог хорошо заплатить, добивались постов, пенсий и т. д. В годы правления вигов в Англии сложилась современная буржуазная журналистика, независимая юридически, но зависимая экономически.
Виги продолжают пользоваться весьма солидной поддержкой в прессе. В 1724 правительство составило список из 18 дружественных газет, с которых почтовый налог мог собираться не слишком аккуратно. А в 1760-е к власти вернулись тори. Их правление, продолжавшееся шесть десятилетий, охарактеризовалось попытками вернуться к прежней политике силового давления на прессу. К концу века почтовый налог возрос в 6 раз. Ряд журналистов подвергся судебному преследованию. Широкую огласку получил процесс Джона Уилкса, издателя вигского еженедельника «Норт бритон» (1763). Уилкс подверг критике тронную речь короля Георга 3, который, не считаясь с парламентским большинством, назначил министерство тори. Король объявил Уилкса своим личным врагом, но либерально настроенная публика встала на защиту этого журналиста, справедливо считая, что в опасности сам принцип свободы печати. Дело Уилкса выросло до общенациональных масштабов, а Англия разделилась на его сторонников и противников. Но вскоре Уилкс неожиданно для всех перешел на сторону короля, соблазнившись на деньги и чины.
Итогом длительной войны за свободу печати стало принятие Закона о клевете (1792). В целом этот закон был победой вигов. Если раньше обвинение в клевете выдвигалось правительством, а суд лишь устанавливал авторство обвиняемого, то с этого времени вопрос об обоснованности обвинения также вошел в компетенцию присяжных. Это вовсе не значит, что правительство прекратило политику силового давления на печать. Каждый год оно возбуждало множество дел против оппозиционных печатных органов. Чаще всего выносились оправдательные приговоры, но иногда процесс заканчивался победой правительства.
В конце 18 века под влиянием Великой Французской революции возникло и усилилось леворадикальное направление английской общественной мысли. В 1792-1795 действовало общество друзей народа, куда входили многие видные журналисты и деятели литературы, как Колеридж, Маккинтош, Шеридан, Стюарт и др. В 1802, когда снова на короткое время к власти пришли виги, и преследования журналистов прекратились, Колеридж опубликовал в газете «Морнинг пост» статью, в которой разъяснил свою «якобинскую» программу, включающую всеобщее избирательное право, демократизацию и «право каждого на необходимый для жизни достаток». Любопытно, что программа не содержала требования республики. Традиционная приверженность англичан монархии сыграла здесь свою роль.
Важные позиции в английской прессе в 1760-80 годы занимала семья Вудфоллов. Одной из наиболее популярных ежедневных газет этого времени была «Паблик адветайзер» (1736-1802), выходившая под редакцией Генри Вудфолла. Ее тираж в 1770 годы доходил до 3000 экз. В целом Вудфоллы держали сторону вигов, хотя и представляли свои газетные полосы авторам с противоположными воззрениями.
Другой влиятельной ежедневной газетой Вудфоллов была «Морнинг кроникл» (1770-1862). Ее редактор Вильям Вудфолл (брат Генри), отличался феноменальной памятью. Присутствуя в парламенте, он запоминал ход дебатов почти дословно, не пользуясь при этом записями. Газета славилась подробными отчетами о парламентских дебатах, а самого редактора современники окрестили прозвищем «Мемори» (память) Вудфолл. Кроме названных газет, клану Вудфоллов принадлежали «Дейли пост», «Дженерал адветайзер» и многие другие периодические издания. Но постепенно пресса Вудфоллов стала приходить в упадок и в 1789 «Морнинг кроникл» была куплена предприимчивым шотландцем Джемсом Перри. С приходом нового издателя фактически произошло второе рождение газеты, и в 1790-е она стала самой популярной в стране. Здесь впервые в истории журналистики были наняты профессиональные репортеры. Поначалу их неохотно допускали в парламент. Как обычно в таких случаях бывает, пришлось давать взятки. В результате были удовлетворены все: и читатели, по-прежнему получавшие подробную информацию из стен парламента, и привратник этих стен, некий Беллами, быстро разбогатевший и ставший впоследствии совладельцем многих периодических изданий.
С тех пор профессия репортера прочно вошла в журналистику. Во время войн с Францией (1793-1815) появились военные репортеры, сопровождавшие армии и печатавшие репортажи о сражениях. Сам Перри в 1792 находился в революционном Париже, откуда писал репортажи, вызывавшие большой интерес читателей. Купив «Морнинг кроникл», Перри не изменил ее вигской ориентации и, как и все редакторы вигских газет, подвергался преследованиям. Хотя Англия и Франция вели войну, многие либерально мыслящие англичане сочувствовали сначала республиканской, а затем наполеоновской Франции и выступали против планов правительства тори восстановить в этой стране династию бурбонов. Разумеется, публичное выражение сочувствия противнику в военное время требовало немалой смелости, которая находилась далеко не у всех. «Морнинг кроникл» была единственной крупной английской газетой, которая выступила против возобновления войны в 1815 году, после возвращения Наполеона с острова Эльбы. Перри издавал и редактировал эту газету до своей смерти (1821) и все это время она оставалась одной из наиболее популярных газет.
Значительным событием в истории английской периодической печати стало основание в 1785 году «Таймс» (до 1788 называлась «Юниверсал реджистер»). Эта газета выходит и сейчас, являясь одной из старейших и наиболее влиятельных в Англии. Отличительной особенностью «Тайм» всегда было то, что она не связывала себя постоянными политическими симпатиями. На ее страницах бывали представлены различные точки зрения, но в целом она склонялась к поддержке того правительства, которое в данный момент находилось у власти. Если в сфере политики газета не отличалась особым радикализмом, то в вопросах техники печати она была прямо-таки революционной. Ее основатель Джон Уолтер пытался внедрить новую систему печати – логографию, при которой текст набирался не буквами, а целыми словами. Ему казалось, что достоинство логографии, отсутствие опечаток, должно искупить ее недостаток, то есть ограниченный словарный запас. На практике эта система внедрялась плохо. Представьте себе авторов, которые должны писать только словами, имеющимися в наборе! Эксперимент чуть было не обернулся крахом газеты. Поэтому Джон Уолтер – сын, унаследовавший «Таймс», после смерти отца (1803), оставил опыты с логографией, а ввел действительно важное новшество – паровой печатный станок (1814).
На ручном станке можно было напечатать не более 250 страниц в час. При малом тираже такая производительность была вполне приемлема. Но для крупных ежедневных газет без ее повышения рост тиража становился невозможным. Новости доходили до читателей с опозданием не только потому, что медленно доставлялись в редакцию, но еще и потому, что газета долго печаталась в типографии. Производительность первого печатного станка составила 1100 страниц в час. Это дало возможность резко повысить оперативность газеты. Не желая отставать от «Таймс», конкуренты также стали широко внедрять это изобретение.
Важное место в истории английской журналистики занимает издательская деятельность Даниэла Стюарта. В 1795 он приобрел слабую, прозябавшую в долгах ежедневную утреннюю газету «Морнинг пост» (1772-1937) и к 1803 добился увеличения тиража с 350 до 4500 экземпляров. Вторым его приобретением (1799) стала вечерняя газета «Курьер» (1792-1842). К 1814 – ее тираж возрос с 1500 до 10000 экземпляров. Секрет успеха во многом объясняется тем, что Стюарту, бывшему участнику «Общества друзей народа», удалось привлечь в качестве сотрудников многих видных журналистов и литераторов, также состоявших в этом обществе: Лэма, все тех же Колериджа, Шеридана, Маккинтоша и других. Окружив себя плеядой блестящих имен, Стюарт привлек к своим газетам интерес читателей. Поначалу Стюарт поддерживал вигов, но со временем его симпатии изменились. К 1810-м годам он окончательно порвал с вигами, и его газеты стали, наряду с «Таймс», важнейшими опорами правительства тори в печати.
Перечисленные выше издания – «Морнинг кроникл», «Таймс», «Морнинг пост», и «Курьер» – наиболее влиятельные английские ежедневные газеты начала 19 века. Всего в Лондоне в первом десятилетии 19 века выходило 16 ежедневных газет: 8 утренних и 8 вечерних. Эти газеты обычно выходили на четырех полосах сравнительно большого формата (формат «Таймс» – 44 на 28 см.). С ростом формата увеличилось и число колонок: с двух в начале 18 в. до четырех к концу века. Заметно возросла роль рекламы. Если раньше рекламные объявления печатались в конце газеты, то теперь они перемещаются на первую полосу и занимают ее почти целиком. Такое положение продлится до второй половины 19 в., когда рекламы с первой полосы вытеснят различные сенсационные новости. На второй и третьей полосах размещались нерекламные материалы. Среди них заметно преобладали информационные, хотя также встречались статьи, рецензии и др. Большое место отводилось отчетам о парламентских дебатах. Заголовки были пока еще весьма бледными и невыразительными. Они отражали основное содержание материалов, но были лишены той броскости, которая характерна для современных заголовков. Часто встречались рубрики, в которые группировались новости, объединенные общим местом происхождения или сферой жизнедеятельности. Имелись постоянные рубрики. Среди них наиболее важными были новости суда и биржи. Неизменным атрибутом ежедневных газет был также список банкротов. Рубрики занимали значительную часть второй и третьей полос. На четвертой полосе, как и на первой, размещалась реклама.
Существенным недостатком газет того времени был примитивный макет. Текст шел в вертикальной последовательности из колонки в колонку. Если, например, материал прерывался внизу первой колонки, то продолжение следовало искать наверху во второй. Группировки текста на смежных частях соседних колонок не проводилось. В разделе рекламы нередко помещались ксилографические иллюстрации: всевозможные эмблемы, значки. Однако картинки встречались крайне редко: процесс их печати был весьма трудоемким.
Произошли существенные изменения в еженедельной прессе. Можно сказать, что в 18 веке она нашла свое место в структуре периодической печати. Еще в начале века еженедельные газеты пытались копировать ежедневные, выполнять их информационные функции, не обладая при этом оперативностью последних. К началу 19 века еженедельная пресса оставила попытки соревноваться в сфере информации с ежедневной и сосредоточилась на анализе.
Наиболее распространенными стали эссеистический и памфлетный жанры. Эссе изобиловали ссылками на античных поэтов, философов, историков. Публицистика имела преимущественно обличительный характер. Цензурные ограничения нередко заставляли авторов прибегать к аллегории, которая способствовала созданию яркого, запоминающегося и доступного читателю образа.
Памфлет 18 века тяготел к формам устных выступлений. Заявления авторов памфлетов делались без сложных намеков и уклончивых пассажей, часто им предшествовали риторические вопросы. В 18 веке письмо превращается в полноценный публицистический жанр, позволявший журналисту, с одной стороны, найти новый подход к читателю, обратиться к нему в подчеркнуто правдивом, доверительном тоне, а с другой, избегать прямых конфликтов с власть имущими, прикрываясь мнением рядового корреспондента. Информационные сообщения в еженедельной прессе обычно объединялись в рубрики. К концу 18 века такие подборки стали приобретать черты аналитических жанров, в частности, обозрения.
К началу 19 века в английской периодической печати окончательно утвердился жанр литературной и театральной рецензии. Важные шаги в развитии этого жанра были сделаны издателями еженедельника «Экземинер» братьями Хантами. Появляются воскресные еженедельники. Первой такой газетой была «Обсервер», созданная в 1791 и издающаяся по настоящее время. Поначалу воскресные газеты встретили сильное сопротивление в религиозных кругах, расценивших их издание как нарушение религиозного праздника. Но издатели охотно шли на этот «грех» и вообще больше думали об успехе не на том, а на этом свете. Ведь в нерабочие дни люди более склонны к чтению периодики, чем в рабочие. А в условиях того времени, когда искусственное освещение было плохим, а восковые свечи дорогими, чтение в вечерние часы после работы было крайне осложнено.
Одновременно с воскресными газетами появляются специализированные еженедельники. «Уикли диспетч» была первой спортивной газетой, а «Уикли мессенджер» издавалась специально для фермеров. Наряду с развитием столичной печати происходил быстрый рост провинциальной английской прессы. Она зародилась в начале 18 века, а век спустя в английской «глубинке» выходило свыше ста периодических изданий. Не отставала от нее и журналистика Шотландии и Ирландии. Еще в 17 веке в Лондоне издавались специальные газеты для этих стран. Первой собственно шотландской газетой была «Эдинбург газетт», основанная в 1699, а к концу 18 века в Шотландии выходило уже 13 периодических изданий. В Ирландии первая газета «Пьюз оккеренсиз» появилась в 1700 и сразу же стала выходить ежедневно. Через столетие в этой стране издавалось 35 газет. В Шотландии и Ирландии, как и в самой Англии, шла упорная политическая борьба. Особой остроты она достигла в Ирландии, где пресса находилась под влиянием национально-освободительного движения. Наиболее радикальные газеты издавались подпольно, среди них – «Юнион стар», выходившая под редакцией Артура Юнга в конце 18 века. Чтобы читатели могли лучше судить о накале страстей того времени в Ирландии, приведу выдержки из этой газеты: «Пусть народное негодование падет на голову скверного негодяя, имеющего наглость именовать себя Божьей милостью королем… О, найдись, благородный Брут, князь убийц-патриотов!» Но пока «благородный Брут» не нашелся, вниманию «убийц-патриотов» предлагался список 19 других «мерзких предателей и шпионов» с описанием их примет. На худой конец, можно было удовлетвориться и ими. Правительству долго не удавалось основать в Ирландии официальный печатный орган, поскольку журналисты опасались за свою жизнь. Когда наконец в 1780-е годы специально приглашенная из Англии редколлегия попыталась издавать проправительственную «Волонтиер ивнинг пост», то ее существование было недолгим, а с журналистами поступили в духе обычаев того времени: их обмазали дегтем, обваляли в перьях и носили по улицам на радость толпе. Вот это и есть пример «обратной связи» журналистов и аудитории.
В течение всего 18 века происходит быстрый рост общего тиража английских периодических изданий. Всего в 1753 вышло 7,4 млн. экземпляров газет и журналов, в 1775 – 9,5 млн., а в 1820 – 30,3 млн. Английская журналистика была самой массовой, во многих отношениях превосходила континентальную печать и служила для нее образцом.
Произошли важные изменения в издательском деле, которые ознаменовали собой конец эпохи «персонального журнализма». Издание газеты стало результатом совокупного труда коллектива сотрудников, где каждый отвечал за свой участок работы. Разделились функции издателя и редактора. Издатели ведущих газет, включая Стюарта и Уолтера, все чаще передавали непосредственное руководство газетами редакторам, работавшим по найму. Исключением был лишь Перри, до конца жизни (1821) редактировавший «Морнинг кроникл». Новая техника и большой штат сотрудников требовали больших капиталовложений, что было не под силу одному владельцу. Создаются акционерные общества. В 1820-е «Таймс» принадлежала 14-ти пайщикам, «Курьер» – 12, «Глоуб» – 64.
Вместе с «персональным журнализмом» в прошлое отошла и традиция, когда каждая газета придерживалась строго определенной точки зрения. Большинство газет еще сохраняет приверженность одной из 2 основных партий в стране, но на их страницах все чаще можно встретить сопоставление различных позиций, разные подходы к проблемам общества. «Бульварной» прессы в то время еще не было, но качественная печать современного типа сложилась в Англии именно к началу 19 века. В течение 18 века англ. журналистика сделала большой шаг вперед в своем развитии, и газета прочно вошла в жизнь если не всех англичан, то образованной их части.
Итоги. Предварит. цензура - функции возлаг. на государственные и церковные структуры. 1559, Рим - первый "Индекс запрещенных книг". 1688, Англия - после "славной революции" исчезает предварительная цензура. Развитие период. печати с 1695. 1702 - первая ежедн. газета Англии "Дейли курант". Газеты совмещают информацию и анализ. Новаторские издан. Аддисона и Стиля - развлекательная жур-ка. 18 век - влиятельной силой обладает печать, практикуется подкуп журналистов. Формирование современной буржуазной жур-ки. Газеты семьи Вудфоллов. Джемс Перри - популярный издатель. 1785 - основание "Таймс". Ее особенность - предоставление различных точек зрения. Издат. деят. Даниэля Стюарта. Пресса сосредоточена на анализе. Преобладают эссеистический, памфлетный жанры. Публицистика имеет обличительный характер. Черты аналитических жанров (обозрение), утверждается жанр рецензии. Появл. первые специал. еженедельники "Уикли диспетч" - первая спорт. газета. Создаются издательские акционерные общества.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЖУРНАЛИСТИКИ
В АНГЛИЙСКИХ КОЛОНИЯХ СЕВЕРНОЙ АМЕРИКИ
В 1 ПОЛОВИНЕ 18 ВЕКА.
Политическим итогом английской буржуазной революции 17 столетия было установление конституционной монархии в этой стране, что в значительной мере способствовало бурному экономическому развитию Англии. Не менее существенным было влияние идей, рожденных в ходе этой революции, поднятых и предложенных общественному мнению авторами перечисленных ранее памфлетов, на развитие общественной мысли антифеодального движения в Европе, а также на Американском континенте в 18 столетии.
Американская революция была в известном смысле продолжением английской, поскольку речь идет об английских колониях, заселенных выходцами из Европы, в том числе и из Великобритании и подчинявшихся законодательству этой страны. Но эта революция имела свой неповторимый характер. Её особенность заключалась в том, что она развивалась в двух направлениях. Первое – антиколониальная освободительная борьба с метрополией за национальную независимость. Второе – борьба между местными аристократами и демократическими слоями населения, между американскими «тори» и «вигами». Оба эти направления развивались параллельно, делая практически всех американцев революционерами, единомышленниками, но до определенного предела, после которого они становились противниками. Именно в период американской буржуазной революции были заложены основы нынешней республиканской и демократической партий.
11 ноября 1620 в районе мыса Кейп-Код у побережья Северной Америки бросил якорь английский корабль «Мэйфлауэр» со 101 пассажиром на борту. Эти люди решили навсегда поселиться в далекой, неизведанной и сказочной стране, о богатствах которой в Старом Свете рассказывали легенды. Но не сказочный Эльдорадо, не золото таинственных империй манили их. В отличие от Кортеса и Писсаро пассажиры «Мэйфлауэра» были эмигранты, пуритане, покинувшие свою родину по причине религиозных гонений. Первые английские колонисты были людьми сильных религиозных убеждений, суровой пуританской этики и немало трудолюбия. Именно их, а не высадившихся несколько ранее в Вирджинии первых англичан в США принято считать «отцами-основателями» страны. Этим подчеркивается, что корни американской нации уходят в пуританскую культуру.
Судьба первых поселенцев была нелегкой. Вопреки расхожему мнению, на новом месте их ждали не шальные деньги, а тяжелый труд и чаще всего – голодная смерть Половина колонистов так и не дожила до первого урожая, собранного осенью следующего года. В память об этом урожае последний четверг ноября каждого года празднуется в США как «День Благодарения».
На смену умершим прибывали новые и новые поселенцы, преследуемые за веру или просто гонимые нуждой. Им не посчастливилось захватить поместья с индейцами-крестьянами, стать обладателями золотых рудников, но зато они принесли с собой новые капиталистические отношения и парламентские порядки и с самого начала установили их в своих поселениях. Этим в значительной степени и объясняется быстрое развитие английской Америки.
Население страны стремительно росло. К началу 18 века оно насчитывало 300 тыс. жителей. В самом большом городе, Бостоне, проживало 7 тыс. человек. Быстро развивались сельское хозяйство, торговля и промышленность. Уступая европейским странам по количественным показателям, английская Америка превосходила их в социально-политическом развитии и по уровню деловой активности. Значительная часть пуритан (а они селились преимущественно в северных колониях) была грамотна: религия обязывала их самостоятельно читать Библию. В 1636, когда население колоний Новой Англии не превышало и тысячи человек, отчаянно боровшихся с голодом и нуждой, там возник первый университет – Гарвард. В 1690-е в английской Америке установилось почтовое сообщение, имелись типографии.
Первая попытка издания газеты относится к 1690, когда содержатель одного из бостонских трактиров, некто Бенжамин Харрис, выпустил первый номер «Паблик Океренсиз», который оказался последним, так как англ. цензура запрещала издавать газеты без своего ведома, а добиться такого разрешения простому трактирщику без поддержки на самом высоком уровне было не под силу.
Значительным событием в истории Англии и ее колоний стала (как вы уже знаете) отмена в 1695 цензуры. С этого времени печать Северной Америки могла развиваться беспрепятственно.
Первая регулярно выходившая газета, «Бостон Ньюслеттер», была основана в 1704 почтмейстером Джоном Кембеллом. Должность выгодно приближала его к потоку новостей и средствам доставки газеты читателям. Кембелл не имел конкурентов до 1719, когда он лишился должности. Новый почтмейстер, Вильям Брукер, стал издавать «Бостон Газетт». Началось соперничество, не всегда джентльменское, так как Брукер, пользуясь служебным положением, задерживал рассылку «Ньюслеттер» по почте. Однако обе газеты продолжали успешно сосуществовать.
В том же 1719 в Филадельфии, втором по величине городе англ. Америки, была создана еще одна газета, «Америкэн Уикли Меркьюри». Ее издатель, Эндрю Брэдфорд, также занимал должность почтмейстера.
Все названные выше газеты были еженедельными. Они имели маленький формат и две полосы по две колонки на каждой. Материалы выделялись абзацем и печатались в вертикальной последовательности из колонки в колонку. Заголовки обычно отсутствовали. Средний тираж составлял 200-300 экземпляров.
В газетах преобладала информация. Европейские новости приходили с опозданием на 2-3 месяца, новости из других колоний опаздывали на несколько недель, и лишь местные события освещались относительно оперативно. Источниками новостей служили правительственные каналы, слухи и другие (в основном англ.) газеты. Среди колониальных известий часто встречалась информация о мореходстве, пиратах и индейцах. Вначале, когда население было маленьким, среди местных новостей можно было встретить информацию о смертях и рождениях. Комментарии давались скупо, в основном в форме оценочных суждений после того или иного сообщения.
Газету завершали объявления, среди которых часто встречалась информация о беглых рабах с обещанием награды за поимку.
Язык газет был тяжелым и неуклюжим. Это не удивительно: ведь издатели – почтмейстеры вряд ли могли похвастаться блестящим образованием.
Новая страница в истории прессы англ. Америки была открыта братьями Джемсом и Бенжамином Франклинами. Джемс Франклин служил печатником у Вильяма Брукера, но в 1721 был уволен за неудовлетворительную работу. Оказавшись не у дел, он решил издавать собственную газету. Случай свел его с компанией молодых людей, достаточно обеспеченных и острых на язык, и жаждавших получить аудиторию, перед которой можно было блеснуть остроумием. Так в 1721 в Бостоне родилась новая газета – «Нью Инглэнд Курант». Подобно появившимся ранее в Англии изданиям Аддисона и Стиля, она положила начало сатирической журналистике в английской Америке.
Джемс Франклин, как издатель получал большие доходы, но и все неприятности доставались на его долю. Сохраняя полное инкогнито, друзья упражнялись в остроумии на своих согражданах, высмеивали почтенных отцов семейств, дразнили городские власти и духовенство, издевались над нравами и привычками. Оказавшись между двух огней, Джемс Франклин плыл по течению, время от времени, правда, не надолго, садился в тюрьму, рассыпался в извинениях перед обиженными, но поделать ничего не мог: заработок был слишком соблазнительным.
В издании работал совсем еще юный, но уже подававший большие надежды младший брат Джемса, Бенджамин Франклин, в будущем известный ученый и просветитель. Джемс ревниво относился к таланту младшего брата и определил юное дарование в типографию подсобным рабочим. Втайне от брата Бенжамин писал статьи под псевдонимом и подкладывал их под дверь издательства. Эти статьи нравились Джемсу, и он охотно их печатал, пока не раскрылось настоящее имя автора. Тогда между братьями начались ссоры и Бенжамину пришлось уйти.
Однако этот уход был большой удачей для начинающего журналиста. Освободившись от опеки брата, Бенжамин переехал в Филадельфию и в 1729 приобрел созданную годом ранее, но уже пришедшую в упадок «Пенсильвания Газетт», а затем сделал ее самой популярной газетой в городе. Секрет ее успеха – в выдающихся журналистских и литературных способностях издателя, сочетавшихся с предпринимательской жилкой и умением делать деньги. Печатая не меньше новостей, чем любая другая газета, «Пенсильвания Газетт» сочетала различные жанры. В ней публиковались, с одной стороны, забавные смешные истории, как напр. о находчивой Полли Бэйкер, матери-одиночке 5 детей, призванной пуританами к суду нравов, где она произнесла такую проникновенную речь о любви к детям, что один из судей сразу же предложил ей руку и сердце.
С другой стороны, там находили отражение идеи Просвещения, проповедником которых в Америке стал Б. Франклин. Но, кроме просветительских задач, ставилась цель зародить у читателей представление о новой американской нации и национальном единстве. В этой газете впервые была опубликована, ставшая потом знаменитой картинка – змея, разрезанная на семь частей (по числу колоний), с надписью «Объединись или умри». «Пенсильвания Газетт» стала самым популярным периодическим изданием в Америке и образцом для вновь создаваемых газет. Разумеется, не все издатели обладали талантом Б. Франклина, но все они старались по примеру его газеты сочетать информационные, аналитические и развлекательные материалы, а также, уделять внимание стилю изложения.
В силу общего отставания южных колоний появление в них периодических изданий несколько задержалось.
Наиболее передовыми южными штатами были Мэриленд и Виргиния. Первая газета на Юге, «Мэриленд Газетт», была основана в 1729 Вильямом Парксом. Она издавалась 6 лет и в 1735 была закрыта под давлением могущественного лорда Балтимора, владельца колонии, недовольного направлением газеты. Следующая газета в Мэриленде была основана лишь в 1745.
После неудачи в Мэриленде Паркс переехал в Виргинию, в то время – крупнейшую колонию Юга с населением 160 тыс. жителей. Здесь в 1735 он стал выпускать «Вирджиния Газетт». Следуя примеру Б. Франклина, Паркс разнообразил содержание газеты, сочетал информацию, анализ и художественные жанры, печатал прозу и поэзию. Особой популярностью пользовались репортажи о петушиных боях – любимом спорте виргинцев.
Хотя газеты Паркса пользовались немалой популярностью, богатства своему издателю они не принесли. Паркс умер в бедности в 1750.
Вторым по населению южным штатом в середине 18 века была Южная Каролина, где проживало 60 тыс. человек. Ее столица, семитысячный Чарлстон, была крупнейшим портом Юга. Здесь в 1731 печатником Элизе Филипсом была основана «Саут Каролайна Газетт».
К 1775 в 13 колониях англ. Америки с населением всего 2,5 млн. жителей выходило уже 48 газет – показатель очень высокий даже по европейским меркам. Для сравнения следует отметить, что в 30-миллионной Франции в 1788 выходило всего 8 газет. Однако все американские газеты были пока еще еженедельными.
Развивая достигнутый успех, Б. Франклин в 1741 создал первый в англ. колониях журнал – «Дженерал Мэгэзин». Одновременно стал выходить «Америкэн Мэгэзин» Эндрю Брэдфорда. Оба эти журнала просуществовали недолго, но положили начало новому виду периодических изданий в Америке.
Такие успехи америк. журналистики во многом объясняются относительной свободой слова в англ. Америке по сравнению с европейскими странами, не исключая и Англию. Однако и там известны случаи преследования журналистов за свободомыслие. Так, в 1734 за критику губернатора был арестован издатель «Нью-Йорк Уикли Джорнэл» Питер Зенгер. Почти год провел он в тюрьме в ожидании суда, вынесшего оправдательный приговор. Но если в Англии аресты журналистов в то время были обычным явлением, а в большинстве европейских стран существовала предварительная цензура, то в англ. Америке цензуры не было, преследования за свободомыслие не вошли в систему, а решение присяжных по делу Зенгера создавало важный судебный прецедент. В целом, можно сделать вывод, что к началу Войны за независимость америк. журналистика добилась блестящих успехов. Несмотря на плохие пути сообщения, она охватила больший процент населения, чем журн-ка европейских стран, и сыграла важную роль в просвещении и информировании жителей колоний, а также послужила подъему национального самосознания американцев.

АМЕРИКАНСКАЯ ПЕЧАТЬ В ГОДЫ ВОЙНЫ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ.
Английская Америка стала первой страной, освободившейся от колониальной зависимости.
Путь к независимости проходил через поля сражений, и американская революционная печать немало способствовала духовному сплочению молодой нации против угнетателей. С давних пор английская корона рассматривала свои колонии как резервуар, из которого могли черпаться средства, необходимые для участия в большой европейской политике и ведения войн. Интересы самих колоний при этом не учитывались. Такая политика усилилась в 1760-е, когда в колониях стали вводиться новые крайне непопулярные налоги.
Наибольшее возмущение вызвал введенный в 1765 гербовый сбор – налог на деловые бумаги и печатную продукцию. В Англии налог на газеты был введен в 1712, но особого сопротивления не встретил. Наоборот, в колониях начался массовый бойкот гербового сбора, и пресса, особенно от него страдавшая, возглавила кампанию протеста. С этого момента революционная американская печать стала одной из наиболее активных сил общества. Дальнейшее развитие событий привело к провозглашению колониями независимости (4 июля 1776) и Войне за независимость, окончившейся победой молодой нации.
Война за независимость продолжалась с 1775 года (первое столкновение с английскими войсками у Конкорда и Лексингтона) по 1783 год (подписание Парижского мирного договора), но движение протеста против колониального господства Англии началось раньше. В 1765 году в Нью-Йорке было создано нелегальное общество «Сыны свободы», которое возглавляли радикально настроенные мелкие торговцы. Они выступали не только инициаторами бойкота английских товаров, но и требовали политического равноправия, ставили под угрозу привилегии местной элиты. Революция началась в низах, её развивали простые американцы, и именно они были главной действующей силой на первом, наиболее важном этапе революции. Позиция так называемых «умеренных» американцев, главным образом крупных землевладельцев, вначале была явно проанглийской. Один из «отцов-основателей» США Г.Моррис высказался за «воссоединение с родительским государством», дабы не оказаться «под владычеством мятежной черни». Но наиболее дальновидные, стремившиеся к независимости представители элиты довольно быстро взяли под свой контроль революционное движение.
В течение всей войны внутри революционного движения боролись две тенденции, две силы, столкнувшиеся в Гражданской войне.
Безусловно, расстановка политических сил в американской революции нашла своё отражение в журналистике этого периода. Политический памфлет, получивший небывалое развитие в эпоху английской революции, остается одной из ведущих форм журналистского творчества, но и газета во времена войны за независимость в США становится на один уровень с памфлетом.
Во время любой войны или революции интерес к новостям резко возрастает, и спрос на газеты увеличивается. Но суровые военные условия затрудняют издательскую деятельность, особенно, если война ведется на своей территории. Так было и в ту войну, причем число газет в 1775-1783 уменьшилось с 48 до 38. Многие были закрыты военными властями.
Наиболее влиятельным и последовательным революционным изданием была «Бостон Газетт», издававшаяся известным общественным деятелем и видным журналистом Самуэлем Адамсом. Военные новости в этой, как и в других газетах, были отрывочными и не особенно достоверными, поскольку газеты еще не имели штатных военных корреспондентов и нередко должны были питаться слухами. Значительное место в «Бостон Газетт» отводилось описаниям актов насилия оккупантов. Английское командование всячески отрицало свою вину, но после того, как в 1770 войска открыли огонь по мирной демонстрации, эта газета вышла в траурной рамке с изображением 4 гробов – по числу жертв, а затем ежегодно напоминала читателям о трагедии.
Влияние этой газеты было столь велико, что когда Адамс заявил, что располагает доказательствами причастности губернатора Хатчисона к введению гербового сбора (эти доказательства он так и не предъявил), толпа сожгла дом губернатора.
Наибольший тираж (3500 экз.) имела в те годы бостонская революционная газета «Массачусетс спай». Секрет успеха состоял в том, что ее издатель, Исайа Томас, делал ставку на низшие слои, писал простым языком и продавал газету за полцены. В какой-то мере это издание предвосхитило массовые газеты 19 века.
Тяжелые испытания выпали на долю нью-йоркских революционных газет. Этот город почти всю войну был оккупирован англичанами, и газеты издавались в эвакуации, в отрыве от их основной аудитории. В отличие от Нью-Йорка Филадельфия была оккупирована англичанами всего 9 месяцев (сент. 1777-июнь 1778), что упрощало издание революц. филадельфийских газет.
Наряду с многочисленными примерами самоотверженной борьбы в истории Войны за независимость известны случаи политического лавирования и компромиссов. Это в полной мере относится к газете «Филадельфия Ивнинг Пост». Ее издатель, Бенджамин Таун, начинал в 1775 как ярый патриот. После вступления в 1777 в город англичан он переметнулся на их сторону, но когда на следующий год американская армия вернулась, он с прежним пылом, как будто ничего не произошло, принялся выступать за независимость. Объявляясь большим другом всех сменявшихся в городе властей, Таун смог избежать эвакуации с ее неизбежными трудностями, и в 1781 впервые в Америке «Филадельфия Ивнинг Пост» стала ежедневной газетой. Однако частые смены курса оттолкнули от газеты читателей, она стала выходить нерегулярно, а в 1784 закрылась.
Поскольку подавляющее большинство газет в годы войны выходило еженедельно, а важное известие могло прийти задолго до выхода очередного номера, то часто делались экстренные выпуски. Так постепенно амер. журналистика приближалась к возникновению ежедневной печати. Первой регулярно выходившей ежедневной газетой стала «Пенсильвания Пэкет» (с 1784 в Филадельфии).
Делая выводы, нельзя не отметить важного вклада в борьбу за независимость, внесенного американской печатью. Несмотря на трудности военного времени, журналистика вышла из войны окрепшей, завоевавшей гарантии свободы слова и уважаемое место в американском обществе.

БОРЬБА ФЕДЕРАЛИСТОВ И РЕСПУБЛИКАНЦЕВ.
ЖУРНАЛИСТИКА США КОНЦА 18 ВЕКА.
В 1783 Англия признала США, заключив с ними мир. Однако в действительности такого государства еще не существовало. Имела место конфедерация штатов с весьма слабой, а порой и просто призрачной центральной властью. При относительно зажиточном населении правительство постоянно нуждалось в деньгах, так как у него не было возможности собирать, а у населения – желания платить регулярные налоги. В суровую зиму 1780, когда америк. армия замерзала на зимних квартирах, Вашингтон писал конгрессу: «У нас нет ни денег, ни кредита даже на покупку досок для дверей наших хибар…» И все это происходило на фоне относительно материального благополучия населения, не желавшего платить налоги. Если в годы войны Конгресс был вынужден хоть как-то содержать свою армию, то после заключения мира она была сокращена до 100 человек! У центральной власти не было ни армии, ни чиновников – исполнителей ее воли на местах, ни денег – ничего, кроме долгов.
В послевоенный период в США складываются две партии – федералистов и республиканцев. Федералисты (1787-1800) выступали за сильное государство с армией и чиновничеством, высокие налоги и расходы на оплату государственного аппарата, долгов и развитие промышленности. Республиканцы (не следует путать с сегодняшней республ. партией США) были сторонниками слабого правительства, местного самоуправления, минимальных налогов и государственных расходов.
В период с 1763 по 1783 годы американские типографии, число которых достигло двухсот, выпустили в свет около 9 тысяч печатных изданий – газет, книг, плакатов. Все эти издания были полем боя в политической дискуссии, которую вели федералисты и республиканцы. В ней участвовали практически все лидеры американской революции, за исключением, может быть, Д.Вашингтона. Но наиболее яркими представителями двух противоположных сторон, принимавших участие в этой революции, были Томас Джефферсон, Томас Пейн и Александр Гамильтон.
Журналистика принимала активное участие в послевоенной политической борьбе. Конец 18 в. – эпоха расцвета партийной печати как в США, так и в Англии. Оставаясь частными, газеты того времени обычно ориентировались на политические партии и служили их рупорами, а не третейскими судьями, как это чаще всего бывает сейчас. Почти все газеты молодой республики разделились на федералистские и республиканские, так, что в каждом мало-мальски значительном городе обе партии были представлены своими газетами.
Богатый плантатор из Вирджинии Томас Джефферсон – один из «отцов-основателей» нации, видный политический деятель, публицист и президент США – запечатлен в истории этой страны не только как один из лидеров американской революции, но прежде всего как создатель знаменитой Декларации независимости («Декларация представителей США, собравшихся на общий конгресс», 1776 г.). Это произведение Т.Джефферсона аккумулировало в себе лучшие идеи английского, американского и французского Просвещения. В нем нашла выражение идея построения справедливого демократического общества, основанного на доверии к человеку, его разуму. Автор Декларации выступает как соратник теории «естественного права», последователь философа Джона Локка, в творчестве которого он почерпнул для себя идею «собственных свобод» граждан и ограниченности функций государства. Декларация независимости написана идеалистом. В ней провозглашаются высокие принципы права каждого человека на «жизнь, свободу и стремление к счастью». В ходе развития истории американского общества понятие «счастье» стало равнозначно материальному успеху. Таким образом идеалистическая Декларация стала краеугольным камнем американского образа жизни и мышления. Т.Джефферсон был лидером противников сильной власти и создания централизованного государства в США. После окончания Гражданской войны он вел активную полемику по этому вопросу с А.Гамильтоном.
Первой республиканской газетой стала «Нэшнал Газетт», издававшаяся поэтом Филиппом Френо на деньги госдепартамента, который возглавлял Томас Джеферсон. Хотя она финансировалась не так щедро, как ее главная федералистская соперница, благодаря своей близости к госсекретарю она была лучше информирована о международных делах.
Наиболее популярной республиканской газетой была ежедневная филадельфийская «Аврора» (1790-1822). Ее издатель, внук Б. Франклина Бенжамин Бах, был одним из последних представителей «персонального журнализма». Все создание номеров газеты, начиная со сбора новостей и заканчивая типографской работой, лежало на нем одном. Рабочий день Баха продолжался 15-17 часов – и так каждый день, кроме воскресенья. Баху удалось выявить и опубликовать немало сенсационных материалов, как, например, крайне невыгодный для США и потому державшийся правительством федералистов в тайне договор Джея с Англией. Работа в типографии над номером была закончена к утру 29 июня 1775. К тому времени в ожидании новостей у издательства собралась большая толпа. Передав тираж продавцам, Бах сразу же пошел организовывать митинги протеста против договора Джея.
Полемика между газетами и их нападки на политических противников были крайне резкими и изобиловали, как бы сейчас сказали, «непарламентскими» выражениями. Но то, что кажется нам сейчас дикостью, было нормой в спорах между соперничавшими партиями и газетами того времени. Широко известно, насколько велик в США престиж Джорджа Вашингтона. Но так кажется лишь со стороны. А для республиканских газет первый президент был выразителем идей федералистов, а стало быть – мишенью для нападок. «Если один человек способен оболванить целую нацию – то такой человек – Вашингтон», - злословила республиканская «Аврора». В своей критике первого президента эта газета далеко вышла за рамки разумного и объявила его английским шпионом!
Конец 18 века дал первые примеры «макрекерской» журналистики, то есть журналистики, специализирующейся по разоблачениям. Особую роль здесь сыграла «Ричмонд Экземинер» Джемса Каллендера, ранее высланного из Англии, где он был известен своей скандальностью. В Америке он стал влиятельным республиканским журналистом. Не довольствуясь обычной руганью в адрес политических противников, Каллендер начал изучать их биографии. Результат не заставил себя ждать. Вскоре ему удалось найти и опубликовать сенсационную новость: лидер враждебной партии, почтенный отец семейства Гамильтон (о нем мы еще будем говорить далее) за счет своего министерства содержит любовницу! Новость потрясла Америку, и в атмосфере назревавшего скандала Каллендер чувствовал себя, как рыба в воде. Вопреки советам друзей и элементарной осторожности Гамильтон опубликовал ответ, в кот. излагалась вся правда: деньги министерства выплачивались любовнице не добровольно, а по причине шантажа. Расчет Гамильтона на то, что его страстная исповедь вызовет симпатии сограждан, не оправдался. Напротив, в выигрыше оказался Каллендер, так как его информация подтвердилась из первых рук. На политической карьере Гамильтона можно было поставить крест.
Чтобы защититься от нападок прессы, правительство федералистов провело в 1798 через Конгресс законы, согласно которым клевета на президента или Конгресс карались большим штрафом и тюремным заключением на срок до пяти лет. Но само понятие клеветы на практике могло трактоваться весьма широко и включать в себя любую критику в адрес правительства. Так, например, журналисту Томасу Куперу, назвавшему президента Адамса некомпетентным, на суде было предложено доказать, что президент не в состоянии справиться с обязанностями, в противном случае его заявление признавалось клеветой. Доводы Купера не убедили суд, журналист был оштрафован и отправлен в тюрьму.
В первые месяцы действия закона было арестовано 25 человек, из которых 10 признаны виновными. Семеро лиц, признанных виновными, были журналистами. В их число входил и Каллендер, сильно досадивший правительству своими нападками.
Однако новый закон все же не повис дамокловым мечом над американской прессой, а скорее сыграл роль бумеранга, вызвал всеобщее возмущение.
Непопулярные законы были одной из причин поражения федералистов на очередных выборах. В 1800 президентом США был избран республиканец Джефферсон, прекративший аресты и выпустивший из тюрем осужденных. Новому президенту пришлось сполна испытать на себе всю горечь унижения своего предшественника. Федералистская пресса обрушилась на него с той же яростью, с какой в прошлом республиканская нападала на Адамса.
Помилованный Джефферсоном Каллендер сразу же начал изучать прошлое своего освободителя. Поиски опять увенчались успехом: выяснилось, что у нового президента имеется наложница-мулатка. Верный своему правилу делать личное общим достоянием, Каллендер незамедлительно опубликовал эту новость.
Джефферсон – как ни велик был соблазн – не возобновил массовые гонения на печать. Его убеждения в необходимости свободы слова любой ценой остались незыблемы. Сам он в 1802 заявлял, что готов защищать даже право на ложь, так как народ в конечном итоге сможет отличить ее от правды. Весьма любопытно его высказывание, сделанное несколько ранее: «Если бы пришлось выбирать, иметь ли нам правительство без газет или газеты без правительства, я без колебаний выбрал бы последнее». Выдающийся человек своего времени, Джефферсон является не только одним из основателей либеральной концепции свободы печати, базирующейся на принципах либерализма. В приведенном выше высказывании звучит не только идея свободы печати, но и приверженность либеральной программе слабого правительства, опоры на частную инициативу и твердый индивидуализм. С приходом в 1800 республиканцев к власти эти идеи восторжествовали и стали лейтмотивом развития американского общества в течение всего 19 века.
Итоги: Американская революция развивалась в 2-х направлениях: 1 – освободительная борьба за национальную независимость, 2 – борьба между аристократами и демократическими слоями населения. Политический памфлет. В 1690 – появились типографии, установилось почтовое сообщение, первая газета «Паблик Океренсиз». Язык первых газет тяжелый и неуклюжий. Братья Франклины – новая страница в истории прессы. Появление сатирической журналистики. Б. Франклин – проповедник идей просвещения – сочетает различные жанры (сатира и зарождение нации и единства). Первая газета южного штата в 1729 основана Парксом. К 1775 в 13 колониях выходит 48 газет.
Война за независимость – печать стала одной из наиболее активных сил общества. Газета становится на один уровень с политическим памфлетом. «Бостон Газетт» - влиятельное революционное издание Адамса. С 1784 выходит ежедневная газета. Борьба в прессе федералистов и республиканцев. Расцвет партийной печати. Лидер республиканцев – основатель нации – Томас Джеферсон. «Аврора» – газета республиканцев. Конец 18 в. – первые примеры «маркрекерской» журн-ки. Деятельность Каллендера.

ЛИДЕРЫ РЕСПУБЛИКАНЦЕВ И ФЕДЕРАЛИСТОВ.
СВОБОДА СЛОВА В США.
Томас Пейн – английский ремесленник, самоучка, убежденный гуманист и сторонник теории «естественного права». Он прибыл в Америку накануне революции и сразу же стал её активным участником, более того – вдохновителем американцев. Ещё до отплытия в Америку Пейн познакомился и близко сошелся с известным американским просветителем Б.Франклином, который и дал ему свои рекомендации в Филадельфию. В 1775 году Т.Пейн уже был редактором ежемесячного «Пенсильванского журнала», издаваемого Робертом Эйткином. За три месяца работы англичанина в журнале число его подписчиков увеличилось с 600 до 1500. Статьи, подписанные «Эзоп», «Атлантикус», «Голос народа» отличались остроумием, простотой и ясностью изложения, точностью и яркостью языка. Пейн был великолепным журналистом. Он писал легко, быстро, почти не правил свои рукописи. Первые идеи, которые им овладели сразу же на американской земле, были: отмена рабства (статья 1775 г. «Африканское рабство в Америке») и антиколониальная борьба (статья 1775 г. «Серьезная мысль»).
После первых столкновений «сынов свободы» с англичанами в январе 1776 года в Филадельфии вышла в свет маленькая книжка под названием «Здравый смысл». Это был памфлет Томаса Пейна, всколыхнувший всю Америку. Он не просто принес славу автору, он стал знамением, гимном американских борцов за независимость. Такой популярности не знало ещё ни одно печатное издание в Америке. Тираж памфлета достиг 500 тысяч экземпляров. Он буквально завладел умами американцев и обратил всех в сторонников независимости.
«Здравый смысл» – это призыв к борьбе. «Все разрешится в бою», - писал его автор. Но это не только лозунг. В памфлете дано обоснование естественного права американского народа на борьбу за независимость. Следовать этому праву и было здравым смыслом, к которому взывал


Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данный конспект лекций Вы можете использовать для создания шпаргалок и подготовки к экзаменам.

Доработать Узнать цену работы по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем конспект самостоятельно:
! Как написать конспект Как правильно подойти к написанию чтобы быстро и информативно все зафиксировать.

Другие популярные конспекты:

Конспект Основные проблемы и этапы развития средневековой философии
Конспект Проблема познаваемости мира. Гносеологический оптимизм, скептицизм, агностицизм. Взаимосвязь субъекта и объекта познания
Конспект Понятие финансовой устойчивости организации
Конспект Внутренняя политика первых Романовых.
Конспект Понятие мировоззрения, его уровни и структура. Исторические типы мировоззрения
Конспект ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
Конспект Синтагматические, парадигматические и иерархические отношения в языке
Конспект Тема 1.2. Плоская система сходящихся сил. Определение равнодействующей геометрическим способом 13
Конспект Происхождение человека. Основные концепции антропосоциогенеза. Антропогенез и культурогенез.
Конспект Общая характеристика процессов сбора, передачи, обработки и накопления информации