Дипломная работа по предмету "Государство и право"

Узнать цену дипломной по вашей теме


Вещи, как объекты гражданского права

Содержание


Введение


Глава 1. Понятие и вид объектов гражданских прав


§ 1. Понятие объектов гражданских прав


§ 2. Виды объектов гражданских прав


Глава 2. Вещи как объекты гражданских прав


§ 1. Понятие вещи в гражданском праве


§ 2. Движимые вещи и недвижимые как объекты гражданских прав


Заключение


Использованная литература



Введение


Гражданское правоотношение в своем составе имеет несколько элементов. К их числу традиционно в гражданско-правовой науке относят объект, субъекты и содержание правоотношения. Иногда объекту правоотношения не отводится роль самостоятельного элемента. Так, Р.О. Халфина считала, что элементами структуры являются: а) участники правоотношения; б) права и обязанности, их взаимосвязь; в) реальное поведение участников правоотношения в соотношении с правами и обязанностями[1]
. Представляется, что объект является самостоятельным элементом правоотношения. Когда нет объекта, теряется смысл правоотношения, а оно всегда направлено на получение какого-либо блага.


От состава следует отличать категорию структуры гражданского правоотношения. Под структурой правоотношения в теории гражданского права понимается строение взаимосвязанных субъективных прав и юридических обязанностей, составляющих правовую связь[2]
. О.А. Красавчиков определял структуру как способ, форму внутренней взаимосвязи элементов, образующих содержание данного юридического отношения[3]
.


За время, прошедшее с начала 90-х годов прошлого столетия, в России, в основном, сложилось экономически, социально и логически обоснованное и в целом оправдавшее себя современное гражданское законодательство. Основой и ядром этого законодательства стал Гражданский кодекс Российской Федерации 1994 - 2006 гг. (Гражданский кодекс, ГК) - система принципиальных и наиболее важных правовых норм, являющихся в значительной части общими для всего гражданского законодательства и в определенной части - для российского законодательства вообще (нормы о субъектах гражданского права, о собственности, о защите нематериальных благ и др.).


Гражданский кодекс России прошел проверку временем, обширной практикой применения (прежде всего судами) и объективной доктринальной оценкой. Интересы стабильности гражданско-правового регулирования и устойчивости экономических отношений и гражданского оборота в стране требуют поддержания основополагающей роли ГК в системе гражданского законодательства и бережного сохранения на будущее большинства его норм. Поэтому Концепция не предполагает ни новую кодификацию отечественного гражданского законодательства, ни даже подготовку новой редакции ГК.


Вместе с тем с начала 90-х годов, когда стало создаваться действующее гражданское законодательство и когда была разработана и принята определяющая его принципиальное содержание часть первая ГК (1994 г.), в стране произошли важные экономические и социальные преобразования, не получившие должного отражения в этом законодательстве.


В 1992 - 1994 гг. Россия еще только встала на путь создания частной собственности и рыночной экономики, и хотя из гражданского законодательства было устранено все, что воплощало планово-административную регламентацию имущественных отношений, такое их регулирование, которое в полной мере отвечало бы потребностям социального государства с развитой рыночной экономикой, тогда еще не могло быть создано. В особенности это сказалось на регулировании отношений, образующих статику гражданского оборота, составляющих как бы "матрицу" для его динамичного развития, - на определении организационно-правовых форм и статуса юридических лиц, видов и содержания вещных прав на имущество. Практически вне ГК, по прежней "советской традиции", находится регулирование гражданско-правовых отношений по поводу имущества, составляющего основу гражданского оборота, - земли и других природных ресурсов. Притом регулирование это оказалось весьма запоздалым и несовершенным: первый Земельный кодекс Российской Федерации был принят только в конце 2001 г. и за прошедшие семь лет почти сорок раз подвергался серьезным изменениям.


Многочисленные, в том числе серьезные, экономические правонарушения на стадии становления рыночной экономики, часто совершающиеся под прикрытием норм гражданского права, выявили недостаточную для новых условий завершенность в законе ряда классических гражданско-правовых институтов, таких как недействительность сделок, создание, реорганизация и ликвидация юридических лиц, законные проценты, уступка требований и перевод долга, залог и др.


В условиях демократического правового государства свобода и многовариантность экономического поведения участников гражданского оборота с самого начала предопределили в новом гражданском законодательстве России многообразие опосредующих этот оборот правовых норм и используемых в нем правовых средств. Однако в последующие годы обширная практика применения этого законодательства судами показала, что многие общие положения ГК нуждаются в дополнениях и детализации, отсутствие которых не может быть восполнено судебным толкованием.


Кроме того, интенсивное развитие экономики вообще и финансового рынка в особенности требует адекватного этому развитию регулирования ценных бумаг и финансовых сделок. Научно-технический прогресс вообще и непрерывно нарастающие возможности использования информационно-телекоммуникационных сетей в частности диктуют необходимость постоянного совершенствования законодательства о правах на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальных правах). Активные и результативные усилия, предпринятые в последние годы в рамках Европейского Союза по развитию коллизионного права, побуждают к сопоставимым изменениям отечественного международного частного права.


Целью своей работы мы ставим рассмотрение объектов гражданских прав.


Для раскрытия указанной цели в работе будут раскрыты вопросы:


понятие объектов гражданских прав;


виды объектов гражданских прав;


понятие вещи в гражданском праве;


движимые вещи как объекты гражданских прав;


недвижимые вещи как объект гражданского права.


Глава 1. Понятие и вид объектов гражданских прав


§ 1. Понятие объектов гражданских прав


Объекты гражданских правоотношений - это различные материальные (в том числе вещественные) и нематериальные (идеальные) блага либо процесс их создания, составляющие предмет деятельности субъектов гражданского права[4]
.


Названные объекты нередко именуют объектами гражданских прав (как это, в частности, делает Гражданский кодекс). Как известно, объектом правового регулирования может быть только поведение людей (их деятельность), а не сами по себе разнообразные явления окружающей действительности, например вещи или результаты творческой деятельности. Поэтому считается, что именно оно и составляет объект гражданских правоотношений, тогда как вещи и иные материальные и нематериальные блага, в свою очередь, составляют объект (или предмет) соответствующего поведения участников (субъектов) правоотношений. На этом основываются традиционные попытки разграничения понятий "объект гражданского правоотношения" (под которым понимается поведение участников) и "объект гражданских прав" (под которым понимаются материальные или нематериальные блага). Однако такие блага становятся объектами не только прав, но и обязанностей, которые в совокупности как раз и составляют содержание правоотношений. Таким образом, категория объекта гражданских прав совпадает с понятием объекта гражданских правоотношений (либо понятие объекта гражданских прав следует признать условным и весьма неточным).


В действительности поведение участников правоотношений невозможно рассматривать изолированно от тех объектов, по поводу которых оно осуществляется, ибо такое поведение никогда не является беспредметным и бесцельным. Смысл категории объектов гражданских правоотношений (объектов гражданских прав) заключается в установлении для них определенного гражданско-правового режима, т.с. возможности или невозможности совершения с ними определенных действий (сделок), влекущих известный юридический (гражданско-правовой) результат. Ясно, что такой режим на самом деле устанавливается не для различных благ, а для людей, совершающих по поводу этих благ различные юридически значимые действия. Иначе говоря, он определяет именно поведение участников правоотношений, касающееся соответствующих материальных и нематериальных благ.


В силу этого объектом гражданских правоотношений (или объектом гражданских прав) можно было бы признать правовой режим разнообразных благ, а не сами эти блага. Ведь именно этим (а не своими физическими свойствами) отличаются друг от друга различные объекты гражданского оборота, и именно эта их сторона имеет значение для гражданского права. Тем не менее по сложившейся традиции и при известном упрощении ситуации к числу таких объектов относят именно материальные и нематериальные блага либо деятельность по их созданию, имея в виду, что в связи с ними (по их поводу) и возникают соответствующие права и обязанности, реализуемые в поведении участников правоотношений.


К числу материальных благ как объектов гражданских правоотношений относятся вещи, а также результаты работ или услуг, имеющие материальную, вещественную форму (например, результат строительства или ремонта какого-либо материального объекта). В этом смысле материальным благом может являться не только вещь, но и деятельность по созданию или улучшению вещей, и даже деятельность по оказанию иных материальных услуг. Поэтому в данную группу объектов включаются и услуги, не сопровождающиеся созданием или изменением вещей, но создающие известный полезный эффект материального, хотя и не обязательно овеществленного характера (например, услуги по хранению вещей, перевозке пассажиров и багажа или услуги оздоровительного либо культурно-зрелищного характера). Все эти объекты объединяет их экономическая природа как товаров, объективно требующих для себя гражданско-правового оформления (режима).


Вместе с тем следует различать вещи как имеющие товарную форму предметы материального мира (объекты вещных прав) и иные материальные блага, например работы, услуги, другие чужие действия, т.е. поведение обязанных лиц (объекты обязательственных прав). Ведь вклад в банке или пай (доля) в имуществе товарищества, общества или кооператива представляют собой не вещи, а возможности (права) требования определенного поведения от обязанных лиц. Поэтому по поводу таких материальных благ и складываются особые (обязательственные, либо членские, или корпоративные) правоотношения. Следовательно, такое "бестелесное имущество", как, например, обязательственные права требования или пользования, тоже является объектом гражданских прав.


К нематериальным благам относятся результаты творческой деятельности (произведения науки, литературы и искусства, изобретения и т.п.) и некоторые другие сходные с ними по своей природе объекты (объекты "промышленных прав" в виде промышленных образцов, товарных знаков, фирменных наименований и т.д., отдельные виды информации и т.п.), а также личные неимущественные блага, пользующиеся гражданско-правовой защитой. Нематериальные блага, за исключением личных неимущественных, также приобретают экономическую форму товаров, что и дает им возможность становиться объектами имущественного оборота (объекты исключительных прав).


Следовательно, экономическое понятие товара как объекта товарного (имущественного) оборота в гражданском праве воплощается не только в вещах, но и в иных, в том числе нематериальных, объектах. Категория товара в известном смысле может служить синонимом категории объекта гражданских правоотношений (объекта гражданских прав), если не учитывать в числе последних личные неимущественные блага. Иначе говоря, подавляющее большинство объектов гражданских прав выступает в форме товаров и в силу этого входит в понятие объектов гражданского (имущественного) оборота.


Таким образом, к объектам гражданских прав (правоотношений) относятся:


1) вещи и иное имущество, в том числе имущественные права;


2) действия (работы и услуги либо также их результаты как вещественного, так и неовеществленного характера);


3) нематериальные объекты товарного характера (результаты творческой деятельности и способы индивидуализации товаров и их производителей);


личные неимущественные блага.


§ 2. Виды объектов гражданских прав


Вещи как объекты гражданских прав будут рассмотрены нами позднее. Главная особенность денег как объекта гражданских прав заключается в том, что они, будучи всеобщим эквивалентом, могут заменить в принципе почти любой другой объект имущественных отношений, носящих возмездный характер. По своей природе деньги относятся к родовым, заменимым и делимым вещам, но в отличие от обычных вещей такого рода отмеченные свойства денег определяются не естественными свойствами и количеством отдельных купюр, а выраженной в них денежной суммой. Конечно, в любой момент конкретные денежные знаки могут быть выделены из остальной денежной массы и индивидуализированы, например, путем записи их номеров. В этом случае их правовой режим равнозначен режиму индивидуально-определенных вещей.


Официальной денежной единицей России является рубль, состоящий из 100 копеек. Рубль является законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости, на всей территории РФ. Исключительное право выпуска наличных денег в обращение и изъятия их из обращения принадлежит Центральному Банку России[5]
. Эмиссия наличных денег осуществляется в форме банковских билетов (банкнот) Банка России и металлической монеты, которые являются безусловными обязательствами Банка России и обеспечиваются всеми его активами.


Использование иностранной валюты, а также платежных документов в иностранной валюте при осуществлении расчетов на территории РФ допускается в случаях, в порядке и на условиях, определенных законом или в установленном им порядке.


В развитом имущественном обороте большинство расчетов осуществляется в безналичном порядке, с использованием денежных средств, числящихся на банковских счетах и во вкладах. По своей гражданско-правовой природе безналичные деньги являются не вещами, а правами требования, и поэтому в законодательстве применяется термин “денежные средства”[6]
.


Помимо собственно денег в гражданском обороте участвуют иные денежные документы, и особое место среди них занимают ценные бумаги. Ценная бумага представляет собой документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении (ст. 142 ГК РФ). Ценная бумага (документ) признается таковой, если она подтверждает права ее владельца на определенные материальные или нематериальные блага — вещи, деньги, действия третьих лиц, другие ценные бумаги. Осуществление соответствующих прав возможно лишь при ее предъявлении. Распространенность ценных бумаг в развитом хозяйственном обороте обусловлена тем, что, обладая определенной стоимостью, они наряду с деньгами служат удобным средством обращения платежа и выполняют роль кредитного инструмента, чем обеспечивают упрощенную передачу прав на различные блага. Роль, которую выполняют ценные бумаги в современном гражданском обороте, стала возможной в результате того, что институт ценных бумаг создает иной порядок осуществления прав и иной способ распределения рисков по сравнению со свойственными обычным гражданским правоотношениям[7]
.


Выполнение ценными бумагами указанных выше функций возможно благодаря тому, что они обладают рядом свойств, отличающих их от иных юридических документов, которыми также подтверждаются субъективные гражданские права, в частности долговых расписок, страховых полисов, завещаний[8]
.


Любая ценная бумага должна составляться в строго определенной законом форме и иметь все необходимые реквизиты. Ценные бумаги представляют собой составленные на специальных бланках письменные документы, имеющие ту или иную степень защиты от подделки, однако гражданское законодательство позволяет применять так называемые бездокументарные ценные бумаги. В соответствии со ст. 149 ГК РФ в случаях, определенных законом или в установленном им порядке, лицо, получившее специальную лицензию, может производить фиксацию прав, закрепленных именной или ордерной ценной бумагой, в том числе в бездокументарной форме (с помощью средств электронно-вычислительной техники). К такой форме фиксации применяются правила, установленные для ценных бумаг, если иное не вытекает из особенностей фиксации.


Реквизиты ценных бумаг устанавливаются законодательством применительно к каждому конкретному виду допускаемых к выпуску ценных бумаг. Например, чек должен содержать: 1) наименование “чек”, включенное в текст документа; 2) поручение плательщику выплатить определенную денежную сумму; 3) наименование плательщика и указание счета, с которого должен быть произведен платеж; 4) указание валюты платежа; 5) указание даты и места составления чека; 6) подпись лица, выписавшего чек, — чекодателя (ст. 878 ГК РФ). Отсутствие в ценной бумаге какого-либо из реквизитов или несоответствие установленной для нее форме влечет ничтожность ценной бумаги.


В любой ценной бумаге должен быть точно определен объем юридической возможности, на осуществление которой имеет право законный владелец ценной бумаги. Например, получение конкретной денежной суммы, дохода в виде дивидендов или процентов, определенного имущества и виды прав, которые могут быть удостоверены ценными бумагами, определяются законом или в установленном им порядке.


Важнейшей особенностью ценных бумаг является возможность их передачи другим лицам и к новому обладателю в совокупности всех удостоверяемых ею прав. В случаях, предусмотренных законом или в установленном им порядке, для осуществления и передачи прав, удостоверенных ценной бумагой, достаточно доказательств их закрепления в специальном реестре (обычном или компьютеризованном).


Ценным бумагам свойствен признак публичной достоверности, суть которой заключается в том, что законом предельно ограничен круг тех оснований, опираясь на которые должник вправе отказаться от исполнения лежащей на нем обязанности. В частности, оформленная по всем правилам ценная бумага не может быть оспорена должником со ссылкой на отсутствие основания возникновения обязательства либо на его недействительность. Допускаются лишь возражения по формальным основаниям, в частности ссылка на пропуск срока представления ценной бумаги к исполнению либо оспаривания ценной бумаги со ссылкой на ее подделку или подлог. Владелец ценной бумаги, обнаруживший подлог или подделку ценной бумаги, вправе предъявить к лицу, передавшему ему ценную бумагу, требование о надлежащем исполнении обязательства и о возмещении понесенных убытков.


Характерным признаком ценной бумаги является то, что осуществление воплощенного в ней субъективного гражданского права возможно лишь при предъявлении ценной бумаги и ее утрата влечет за собой, как правило, невозможность реализации закрепленного ею права. Вместе с тем лицо, утратившее ценную бумагу на предъявителя или ордерную ценную бумагу, вправе обратиться в суд с заявлением о признании утраченной ценной бумаги недействительной и о восстановлении прав по ней.


Выпуск и обращение ценных бумаг регламентированы, кроме ГК РФ, еще рядом нормативных актов, в частности Федеральным законом от 22.04.1996 N 39-ФЗ (ред. от 09.02.2009) “О рынке ценных бумаг”[9]
, Федеральным законом от 26.12.1995 N 208-ФЗ (ред. от 30.12.2008) “Об акционерных обществах”[10]
, в которых раскрываются понятия эмиссии ценных бумаг, их размещения, подписки на ценные бумаги, конвертации, а также содержатся требования к профессиональным участникам рынка ценных бумаг (брокерам, дилерам, клиринговым организациям, депозитариям, регистраторам, номинальным держателям ценных бумаг), определяются условия рекламы ценных бумаг и решаются другие вопросы, связанные с ценными бумагами.


Ценные бумаги подразделяются на отдельные виды по различным классификационным основаниям. Наиболее важное их деление основано на способе обозначения управомоченного лица, и в соответствии с этим различаются предъявительские, именные и ордерные ценные бумаги. Предъявительской является такая ценная бумага, в которой не указывается конкретный субъект, которому следует произвести исполнение, а лицом, управомоченным на осуществление выраженного в такой ценной бумаге права, является любой держатель ценной бумаги, который лишь должен ее предъявить. Данный вид ценных бумаг обладает повышенной оборотоспособностью, т.к. для передачи другому лицу прав, удостоверяемых ценной бумагой, достаточно простого ее вручения этому лицу и не требуется выполнения каких-либо формальностей. В качестве примера можно привести государственные облигации, банковские сберегательные книжки на предъявителя, приватизационные чеки (ваучеры).


Именной ценной бумагой признается документ, выписанный на имя конкретного лица, который только и может осуществить выраженное в нем право. Переход данных ценных бумаг к другим лицам связан с выполнением целого ряда формальностей и специально усложненных процедур, что делает этот вид ценных бумаг малооборотоспособным. Если же права, удостоверенные именной ценной бумагой, все же передаются другим лицам, то это происходит в порядке, установленном для уступки требований (цессии), и лицо, передающее право по именной ценной бумаге, несет ответственность за недействительность соответствующего требования, но не за его неисполнение (ст. 390 ГК РФ). В качестве именной ценной бумаги могут фигурировать акции, чеки, сберегательные сертификаты.


Ордерная ценная бумага так же, как и именная, выписывается на определенное лицо, которое имеет соответствующее право не только самостоятельно распорядиться, но и назначить своим распоряжением (ордером, приказом) другое управомоченное лицо. Владельцу ордерной ценной бумаги предоставляется не обремененная особыми формальностями возможность передачи прав по ценной бумаге другим лицам, которая осуществляется путем совершения на этой ценной бумаге передаточной надписи, именуемой индоссаментом. Индоссамент может быть бланковым без указания лица, которому должно быть произведено исполнение, или ордерным с указанием лица, которому или по приказу которого должно быть произведено исполнение. Количество индоссантов обычно не ограничивается, и каждый новый владелец ценной бумаги может передать ее дальше, в связи с чем оборотоспособность ордерных ценных бумаг является весьма высокой.


Надлежащим держателем ордерной ценной бумаги будет то лицо, имя которого стоит последним в ряду индоссаментов, а при бланковом индоссаменте — любой держатель бумаги. Ордерные ценные бумаги, как правило, отличаются повышенной надежностью, поскольку лицо, сделавшее передаточную надпись, несет ответственность не только за действительность права, но и за его осуществление. При этом ответственность перед владельцем ордерной ценной бумаги несет не только непосредственный должник, но и все лица, совершившие передаточные надписи, если только они не сделали специальной оговорки “Без оборота на меня”, которая устраняет их ответственность, например, в переводном векселе.


С учетом того, на каких началах производится выпуск ценных бумаг, они подразделяются на эмиссионные и неэмиссионные ценные бумаги. Эмиссионная ценная бумага одновременно характеризуется следующими признаками: а) закрепляет совокупность имущественных и неимущественных прав, подлежащих удостоверению, уступке и безусловному осуществлению с соблюдением формы и порядка, установленных Законом “О рынке ценных бумаг”; б) размещается выпусками; в) имеет равные объем и сроки осуществления прав внутри одного выпуска вне зависимости от времени приобретения ценной бумаги. К эмиссионным ценным бумагам относятся акции, облигации, сберегательные сертификаты и др. Неэмиссионные ценные бумаги выпускаются в единичном порядке и закрепляют за их обладателями индивидуальный объем прав (например, чеки, векселя, коносаменты, складские свидетельства).


В зависимости от того, кто является эмитентом ценной бумаги, т.е. лицом, несущим от своего имени обязательства перед владельцами ценных бумаг по осуществлению закрепленных ими прав, различаются государственные ценные бумаги и ценные бумаги частных лиц. Основные положения о выпуске государственных ценных бумаг определяются Законом РФ “О государственном внутреннем долге Российской Федерации”[11]
. Они имеют форму государственных займов, осуществляемых посредством выпуска ценных бумаг, в частности государственных облигаций, от имени Правительства РФ. Долговые обязательства РФ могут носить краткосрочный (до 1 года), среднесрочный (от 1 года до 5 лет) и долгосрочный (от 5 до 30 лет) характер. Государственные ценные бумаги могут выпускаться в обращение национально-государственными и административно-территориальными образованиями, которые несут по ним самостоятельную ответственность, если только они не были гарантированы Правительством РФ.


Ценные бумаги, выпускаемые в обращение в установленном законом порядке частными лицами, например акции частных акционерных обществ гарантированы лишь имуществом самих этих лиц.


По содержанию воплощенных в них прав ценные бумаги подразделяются на денежные, товарные и ценные бумаги, дающие право на участие в управлении акционерным обществом. Денежные ценные бумаги предоставляют их обладателям право на получение определенной денежной суммы (например, чеки, векселя, депозитные и сберегательные сертификаты). Товарные ценные бумаги воплощают в себе права на товары и услуги, и к ним относятся, например, целевые товарные облигации и жилищные сертификаты. Товарные ценные бумаги нередко именуются еще товарораспорядительными документами, т.к. уступая такую бумагу другому лицу, владелец распоряжается принадлежащим ему товаром. Ценные бумаги, дающие право на участие в управлении акционерным обществом, — это голосующие акции, выпускаемые акционерными обществами.


Действующее законодательство относит к ценным бумагам государственные облигации, просто облигации, векселя, чеки, депозитные и сберегательные сертификаты, банковские сберегательные книжки на предъявителя, коносаменты, акции, приватизационные ценные бумаги (ст. 143 ГК РФ). Указанный перечень является открытым, поэтому законом в установленном порядке к ценным бумагам могут быть отнесены и другие документы, отвечающие признакам ценной бумаги.


Новая концепция объектов гражданского права содержится в "Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации"[12]
.


К настоящему времени назрела необходимость внесения в ГК двух принципиальных изменений системного характера.


В круг отношений, регулируемых гражданским законодательством и определяющих его предмет (статья 2 ГК), следует включить корпоративные отношения. Этим, в известной мере условным, названием охватывается уже достаточно четко обособившаяся группа интенсивно развивающихся отношений по созданию юридических лиц корпоративного типа, участию в них и связанным с таким участием обязательствам. Определение корпоративных отношений в качестве особого предмета гражданско-правового регулирования будет способствовать выявлению стабильных закономерностей их регулирования и дальнейшей кристаллизации этих закономерностей в виде соответствующих общих норм гражданского законодательства.


В не меньшей степени необходимо создание в ГК комплекса взаимосвязанных институтов вещного права, имеющих своей основой право собственности и объединенных развернутой системой общих норм вещного права. Несмотря на то, что в условиях демократического общества, развитого рынка и правового государства эти институты должны составлять основу и ядро стабильности гражданского права, в действующем законодательстве многие из них отсутствуют, а другие лишь намечены "пунктирно" с серьезными при этом искажениями. В отличие от большинства развитых западных правопорядков в российском законодательстве не создана система стабильных вещных прав на землю и другие природные ресурсы. Реализация Концепции должна привести к ее созданию, что повлечет перераспределение соответствующего нормативного материала между ГК и комплексными законами природоресурсного законодательства.


Концепции исключительных прав в разделе VII Гражданского кодекса РФ отведена роль механизма, призванного в настоящее время заменить основанную на международном праве систему норм об интеллектуальной собственности на не опирающуюся на конституционное законодательство концепцию. Насколько это теоретически возможно и практически целесообразно, покажет время.


Но уже сейчас возникает целый ряд вопросов, требующих принципиального решения. При этом речь не идет о необходимости изменения правового режима регулирования отношений интеллектуальной собственности, отличного от регулирования отношений вещной собственности. Вопрос состоит в другом: являются ли отказ от самого понятия интеллектуальной собственности и замена его понятием "интеллектуальные права", осуществленные законодателем в четвертой части ГК РФ, правомерными.


Известно, что до настоящего времени мировому сообществу юристов (и российским юристам) приходилось и приходится иметь дело с международными конвенциями и национальным законодательством, функционирующими на основе двух основных концепций, посвященных установлению правового режима результатов интеллектуальной деятельности.


Это проприетарная концепция, положенная в основу авторского и патентного права, называемая правом интеллектуальной собственности, и концепция так называемого исключительного права.


Проприетарная концепция, основанная на теории естественного права, была создана в конце XVIII в. усилиями французских философов-просветителей, в число которых входили такие известные ученые, как Вольтер, Дидро, Гельвеций, Гольбах, Руссо. Согласно данной концепции право собственности на созданный результат творческой деятельности принадлежит автору, а не издателю, промышленнику или торговцу. Право собственности на такой результат действует отдельно от его признания государством. За использование созданного творческим трудом литературного и художественного произведения, технического новшества автор вправе получить полагающееся ему материальное вознаграждение.


В XIX в. проприетарная концепция авторского и патентного права получила широкое признание во Франции, США, Англии, Германии, а также других странах мира и нашла свое отражение в законодательстве указанных стран.


В Законе штата Массачусетс от 17 марта 1789 г., в частности, говорилось, что нет собственности более важной, чем та, которая является результатом умственного труда автора.


Рассматриваемая концепция не была чужда российскому законодательству и юридической доктрине. В 1911 г. известный российский правовед профессор Г.Ф. Шершеневич писал, что "наше законодательство, следуя господствующему в прежнее время взгляду, признает все подобные правоотношения не самостоятельными, а стоящими рядом с правом собственности, как два вида, считает их просто особым видом права собственности"[13]
.


Проприетарная концепция авторского и патентного права соединила неотчуждаемое личное неимущественное право человека на результаты его творческой деятельности с происходящим от него правом на получение достойного вознаграждения за использование созданного результата.


В вопросе об определении юридической природы права на результаты интеллектуальной деятельности на смену проприетарной концепции пришла концепция исключительных прав. Сущность данной концепции сводится к следующему. Исходным является положение о необходимости разграничения единого субъективного права интеллектуальной собственности на два вида субъективных прав, в определенной степени существующих независимо друг от друга. Это - личные неимущественные права, неотделимые и неотчуждаемые от автора, и имущественные права, отделимые от личности автора и тем самым обладающие свойством передаваемости другим лицам и возможностью выступления в качестве самостоятельного объекта торгового оборота. По своему происхождению и природе имущественные права на результаты интеллектуальной деятельности, получившие название исключительных прав, основаны на законе, устанавливаемом государством. Таким образом, они не связаны с естественными правами человека.


Концепция исключительных прав заняла доминирующие позиции в XIX в. во всех развитых странах мира.


В конце XIX - начале XX в. начал развиваться процесс сближения указанных концепций субъективных прав на результаты интеллектуальной деятельности путем объединения понятий права интеллектуальной собственности и исключительных прав. Объединенное понятие рассматриваемых прав стало именоваться интеллектуальной собственностью. Под этим названием оно употребляется в Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г., Стокгольмской конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности, от 14 июля 1967 г. и национальном законодательстве многих стран мира, включая ст. 44 Конституции РФ, ст. 128 и 138 ГК РФ в редакции, действовавшей до 1 января 2008 г.


Так, согласно п. viii ст. 2 Стокгольмской конвенции "интеллектуальная собственность включает права, относящиеся к:


литературным, художественным и научным произведениям;


исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио-, телевизионным передачам;


изобретениям во всех сферах человеческой деятельности, научным открытиям;


промышленным образцам;


товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям и коммерческим обозначениям;


защите против недобросовестной конкуренции;


а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной собственности в производственной, научной, литературной и художественной деятельности".


Аналогичным образом необходимо толковать и норму ч. 1 ст. 44 Конституции РФ, закрепляющую охрану интеллектуальной собственности. Понятие интеллектуальной собственности включает в себя как личные неимущественные права, неотделимые от автора, так и имущественные права на использование результата интеллектуальной деятельности.


Концепция об интеллектуальных правах, лежащая в основе "Общих положений" разд. VII ГК РФ, значительно отличается как от концепции права интеллектуальной собственности, выдвинутой французскими философами-просветителями, так и от концепции исключительных прав, используемой в настоящее время в законодательстве многих стран мира, а также в международных конвенциях об интеллектуальной собственности.


Согласно ст. 1226 ГК РФ под интеллектуальными правами понимаются исключительные права, являющиеся имущественными правами, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, также личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и др.).


Как видно, основу приведенного понятия интеллектуальных прав составляют имущественные права. Включение же в понятие интеллектуальных прав личных неимущественных прав имеет сугубо условный характер. Тем самым в гражданском законодательстве наряду с понятием условной сделки закрепляется конструкция условной нормы права, что вряд ли следует считать правильным.


Из 30 статей главы 69 ГК РФ на долю личных неимущественных прав приходится всего две статьи: ст. 1228 (об авторе результата интеллектуальной деятельности) и ст. 1251 (о защите личных неимущественных прав, которая в отличие от ст. 1252 изложена в предельно ограниченном варианте своего содержания, который включает упоминание некоторых способов защиты оспариваемых и нарушенных прав авторов, а также отсылочные нормы права, относящиеся к периферийным положениям закона о правах на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации).


Формой результата интеллектуальной деятельности в сфере действия патентного права на момент его регистрации в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности является заявка на выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец (ст. 1374 ГК РФ).


В заявке на выдачу патента на изобретение сущность созданного автором изобретения выражается в письменной форме его описания с раскрытием формулы изобретения; чертежей и иных материалов, если они необходимы для понимания изобретения; реферата (ст. 1375 ГК РФ).


В заявке на выдачу патента на полезную модель сущность полезной модели выражается в письменной форме ее описания с раскрытием формулы полезной модели; чертежей, если они необходимы для понимания сущности полезной модели; реферата (ст. 1376 ГК РФ).


В заявке на выдачу патента на промышленный образец сущность промышленного образца выражается в письменно-графической форме комплекта изображения изделий, дающих полное детальное представление о внешнем виде изделия; чертежей общего вида изделия; эргономической схемы, конфекционной карты, если она необходима для раскрытия сущности промышленного образца; описания промышленного образца; перечня существенных признаков промышленного образца (ст. 1377 ГК РФ).


При использовании (внедрении в производство) изобретения, полезной модели, промышленного образца в сфере изготовления, в торговом обороте и при потреблении созданных на их основе товаров формой изобретения, полезной модели и промышленного образца становятся соответствующие изделия в металле или ином материальном носителе.


В юриспруденции материальные носители относятся к категории сложных объектов права, объединяющих в себе результаты интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации и материальные структуры, воспроизводящие результаты данной деятельности. В состав комплексного объекта права (материального носителя) входят также исключительные субъективные права авторов (создателей) на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, относимые к передаваемым правам по сделкам, предусмотренным законодательством[14]
.


Известно, что возможность включения исключительных прав в состав объектов гражданских прав предусматривалась ст. 128 ГК РФ, действовавшей в редакции до 1 января 2008 г. Что касается права интеллектуальной собственности в целом, преимущественно основанного на личных неимущественных правах, которые не подлежат отчуждению и передаче другим лицам, то оно в состав объектов гражданских прав не входит.


Являясь частью сложного объекта права, результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, материальная структура носителей, воспроизводящая результаты данной деятельности, и исключительные права на результаты такой деятельности могут одновременно выступать в качестве самостоятельных объектов права. В этом состоит одна из особенностей правового положения рассматриваемого комплексного объекта права.


Результаты интеллектуальной деятельности и отдельно одно из его правомочий (исключительные права) становятся объектом права интеллектуальной собственности, а материальная структура носителей - в тех случаях, когда она формируется на вещной основе (материальный носитель), - объектом права вещной собственности и других вещных прав.


Говоря об исключительном праве как отдельном объекте права интеллектуальной собственности, следует иметь в виду, что при заключении лицензионного договора автор (создатель) результата интеллектуальной деятельности не лишается оного как обладатель права интеллектуальной собственности. Он сохраняет за собой данное право как одно из правомочий использования результата интеллектуальной деятельности в своих интересах в качестве его собственника. Согласно п. 1 ст. 1233 ГК РФ "заключение лицензионного договора не влечет за собой переход исключительного права к лицензиату".


Право интеллектуальной собственности (определяемое в ГК РФ как интеллектуальные права) и право собственности на вещно-материальный носитель могут одновременно принадлежать одному и тому же субъекту права, в роли которого выступает автор (создатель) соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Как правило, это имеет место на момент создания и обнародования произведения в сфере действия авторского права; изобретения, полезной модели и промышленного образца в патентном праве, иного результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в других областях его практического использования.


Статья 138 ГК приравнивает к результатам интеллектуальной деятельности средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ и услуг. К таким средствам относятся фирменное наименование юридического лица, товарные знаки и знаки обслуживания, наименование места происхождения товара.


Исключительное право использовать результаты интеллектуальной собственности, кроме права использования наименования места происхождения товара, может передаваться правообладателями третьим лицам на основании договора.


ГК РФ (ст. 139) определяет признаки служебной и коммерческой тайны как особого объекта гражданских прав, а также предусматривает основания и формы их защиты. ГК рассматривает служебную и коммерческую тайну как особые виды более широкого объекта гражданских прав - информации.


Коммерческая и служебная тайна в качестве объекта гражданского права должна обладать тремя признаками: соответствующая информация неизвестна третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании, обладатель информации принимал меры для ее конфиденциальности.


Обладатель соответствующего права в порядке, предусмотренном законом, иными правовыми актами и учредительными документами, определяет круг сведений, составляющих служебную и коммерческую тайну. В этот перечень могут быть включены сведения, представляющие, с точки зрения обладателя права, интерес для осуществляемой им деятельности. Необходимость соблюдения тайны может вытекать и из закона.


ГК, иные законы и другие правовые акты устанавливают круг таких сведений, которые юридическое лицо обязано сообщать соответствующим органам (налоговым, статистическим и др.) либо обязано доводить до всеобщего сведения. Например, п. 1 ст. 97 ГК возлагает на открытые акционерные общества обязанность ежегодно публиковать для всеобщего сведения годовой отчет, бухгалтерский баланс, счет прибылей и убытков. В силу п. 1 ст. 63 ГК таким же образом должны быть опубликованы сведения о ликвидации юридического лица, в силу п. 2 ст. 118 ГК на фонд возлагается обязанность ежегодно публиковать отчеты об использовании своего имущества и др. ГК предполагает, что законом или иными правовыми актами могут быть утверждены и другие сведения, которые не составляют коммерческую или служебную тайну. Примером может служить Закон о банкротстве, который устанавливает необходимость доведения до всеобщего сведения фактов о предстоящей продаже имущества должника, решения о признании должника несостоятельным (банкротом) и др.


ГК предусматривает, что защита служебной и коммерческой тайны осуществляется способами, которые предусмотрены Кодексом и другими законами. Один из этих способов упомянут в п. 2 комментируемой статьи. Имеется в виду возмещение причиненных убытков. Такая обязанность может быть возложена на две категории лиц. Это работник, который разглашал служебную или коммерческую тайну вопреки трудовому договору или контракту, либо любые другие лица, которым соответствующие сведения стали известны благодаря заключенным с потерпевшим гражданско-правовым договорам (покупатели, подрядчики, арендаторы, участники хозяйственных товариществ и обществ и т. п.). Для тех и других условием наступления обязанности возместить убытки служит то, что трудовым договором, контрактом или гражданско-правовым договором на них была возложена обязанность не разглашать соответствующие сведения. В отношении работников набор таких сведений может быть утвержден актом юридического лица, а для всех остальных лиц - зафиксирован в заключаемом ими гражданско-правовом договоре.


Возможны и другие способы защиты рассматриваемых прав. В частности, можно указать на расторжение не только трудовых, но и гражданско-правовых отношений, а при наличии необходимых предпосылок также использование и некоторых других указанных в ст. 12 ГК РФ способов защиты.


Наряду с результатами творческой деятельности объектами гражданских правоотношений выступают результаты иных действий, например предметом договора-подряда является результат работы подрядчика. В момент заключения договора-подряда данного результата еще не существует в природе, но это не означает, что возникшее между заказчиком и подрядчиком правоотношение не имеет объекта гражданских прав. Объект в договоре присутствует, но он выражен в задании заказчика в нематериальной форме, в виде того желательного для заказчика результата, который должен быть достигнут подрядчиком и в последующем приобретет вещественную форму. Гражданские правоотношения складываются в данном случае именно по поводу результата работы подрядчика. Заказчика в данном договоре интересует прежде всего результат действий подрядчика, а не выполнение им тех или иных работ, и если результат не достигнут, даже тогда, когда подрядчик в этом не виноват, нельзя говорить об исполнении договора-подряда. Кроме того, на этом основывается одно из главных различий в регулировании правоотношений, связанных с выполнением работ, гражданским и трудовым правом. Трудовое право регулирует саму трудовую деятельность работников, независимо от ее результата, а гражданское право исходит из того, что подрядчик сам организует свой труд и отвечает, как правило, лишь за достижение конечного результата.


Характерным признаком результата работы как особого объекта гражданских прав является то, что он достигается любым лицом, обладающим необходимыми знаниями, навыками и квалификацией. При этом результат работы не имеет тех черт уникальности, новизны, неповторимости, которые свойственны результатам творческой деятельности, поэтому закон не придает особого значения, кто именно выполняет работу. Например, подрядчик, не спрашивая согласия заказчика, может перепоручить выполнение всей или части работы другому лицу, оставаясь ответственным перед заказчиком за конечный результат.


Важнейшим квалифицирующим признаком рассматриваемого объекта гражданских прав является то, что результат работы должен быть выражен в материальной форме, обладать способностью отделения от самих действий лица, выполняющего работу, быть осязаемым и способным к передаче лицу, для которого выполнялась работа. Если такой способностью результат работы не обладает, налицо иной объект гражданских прав — услуга.


Услуга как самостоятельный объект гражданских прав юридической наукой стала выделяться относительно недавно. В понятие “услуга” нередко вкладывается совершенно разное содержание — от самого широкого, когда им охватывается практически любая полезная деятельность, до предельно узкого, когда услуги сводятся к предмету договора возмездного оказания услуг, регламентированного правилами гл. 39 ГК РФ В первом случае правовое понятие услуги подменяется экономическим содержанием, а во втором из числа услуг исключаются наиболее типичные их виды, такие как поручение, комиссия, экспедирование.


Под услугами представляются действия тех субъектов гражданского оборота, которые либо вообще не завершаются каким-либо определенным результатом, а заключают полезный эффект в самих себе, либо имеют такой результат, который не воплощается в овеществленной форме[15]
. Примером услуг первого вида является деятельность развлекательного, просветительского, консультационного характера, и с их помощью человеческие потребности удовлетворяются в процессе самой деятельности услугодателя. К услугам второго вида относятся медицинские, посреднические, аудиторские, и эти услуги могут иметь результат (например, излечение больного, выявление ошибок в бухгалтерской отчетности), однако они не приобретают особой овеществленной формы. Например, деятельность поверенного, комиссионера, хранителя не имеет материализованного результата, но представляет юридически значимый интерес для доверителя, комиссионера, поклажедателя.


Нематериальные блага характеризуют социально-правовое положение личности в обществе. Они отражают духовный интерес личности, ее индивидуальность, моральные и эстетические запросы. Примерный перечень их приводится в п. 1 ст. 150 ГК: «Жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие материальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. В случаях и в порядке, предусмотренных законом, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя».


Все названные блага относятся к основным правам и свободам граждан, гарантированных Конституцией РФ (ст. 20—24, 27, 41, 44).


Нематериальный характер личных прав проявляется в том, что они лишены экономического содержания. По мнению, ранее повсеместно бытовавшему в советской правовой науке, это означает, что личные неимущественные права не могут быть оценены (например, в деньгах), для них характерна безвозмездность, их осуществление не сопровождается имущественными эквивалентными обязанностями других лиц[16]


.


Некоторые авторы вообще отрицают наличие субъективных прав на объекты, неотделимые от личности, и считают, что правильнее говорить не о личных правах, а о личных благах[17]


. По их мнению, законодательство проводит различие между личностью и правами гражданина: пользование благами не носит юридического характера; для охраны личных благ нет необходимости в конструкции какого-то правоотношения, так как оно было бы настолько неопределенным, что никакой полезной функции не выполнило бы[18]


.


Думается, что вполне приемлем традиционный подход. Разграничение понятий «личность» и «право» несомненно. Ведь личность характеризуется не только и не столько совокупностью имеющихся благ, а прежде всего сознанием, волей, а также социальными, духовными качествами.


Тайна переписки, честь, достоинство, неприкосновенность личности и т. д. - это действительно фактические социальные блага, а гарантированная государством возможность пользоваться ими — это субъективное право, то есть право на охрану названных ценностей и право требовать их защиты от нарушений. Перед нами вполне реальные правомочия на пользование благом, притязания субъектов на признание за ними прав со стороны государства, общественных организаций, других граждан. Налицо субъективные права со всеми основными признаками.


Вопрос о включении в предмет гражданского права личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными, вызвал оживленную научную дискуссию в связи с проведением кодификации общесоюзного и республиканского гражданского законодательства в начале 1960-х годов. Определились три концепции, которые условно могут быть названы радикальной, негативной и позитивной.


Согласно радикальной концепции отношения по поводу материальных благ, неотделимых от личности, образуют самостоятельный предмет регулирования. Однако удельный вес этих отношений недостаточно велик, чтобы выделять их в самостоятельную отрасль права[19]


. Эти отношения оригинальны, автономны, обособлены от других отношений, для их защиты используются не только гражданско-правовые способы защиты[20]


.


Сторонники негативной концепции считают, что предметом гражданского права яляются имущественные отношения и связанные с ними личные неимущественные. Личные отношения, не связанные с имущественными гражданским правом, не регулируются, а только охраняются, что объясняется разграничением понятий охраны и регулирования. Регулирование различают в широком (сюда входит и охрана) и узком смысле, когда оно ограничивается определением прав и обязанностей участников отношения. А правовая охрана выражается в применении санкций к правонарушителю, то есть направлена на восстановление нарушенных отношений. Закон не определяет активных действий, которые мог бы совершить управомоченный, а указывает лишь на неприкосновенность соответствующих личных благ и на способы защиты[21]


. Следовательно, делается вывод о том, что личные неимущественные права не регулируются гражданским законодательством.


Представители позитивной концепции утверждают, что личные неимущественные права не только охраняются, но и регулируются гражданским правом[22]


. Эта позиция представляется наиболее правильной, потому что имущественные и личные неимущественные отношения имеют ряд сходных черт: выражают принадлежность определенных благ конкретным лицам и характеризуются обособленностью лиц в этих от- ношениях, их автономностью, равенством, при нарушении восстанавливаются, как правило, в исковом порядке.


Глава 2. Вещи как объекты гражданских прав


§ 1. Понятие вещи в гражданском праве


Ни ГК РФ, ни специальное законодательство не содержат искомого определения "вещь". Такой подход заслуживает поддержки, ибо определение столь фундаментальной категории - дело науки, а не законодателя. Последний и без того вносит посильный вклад в решение данной проблемы. Все чаще законы определяют понятия, которые в нем будут использоваться. Материальные блага постоянно вовлечены в человеческую деятельность, и не удивительно, что определения тех или иных вещей встречаются постоянно. Приведем несколько примеров.


Пункт 1 ст. 7 Кодекса торгового мореплавания от 31 марта 1999 г. N 81-ФЗ[23]
понимает под судном "самоходное или несамоходное плавучее сооружение, предназначенное для торгового мореплавания". Аналогичное определение содержится в ст. 3 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ от 7 февраля 2001 г. N 24-ФЗ[24]
. В той же статье Кодекса внутреннего водного транспорта РФ (далее - КВВТ) сказано, что причалом является "гидротехническое сооружение, имеющее устройства для безопасного подхода судов и предназначенное для безопасной стоянки судов, их загрузки, разгрузки и обслуживания, а также посадки пассажиров на суда и высадки их с судов".


В ст. 2 ФЗ от 5 декабря 1998 г. N 183-ФЗ "О государственном контроле за качеством и рациональным использованием зерна и продуктов его переработки"[25]
содержится определение зерна как семян хлебных злаков, зерновых, бобовых и масленичных культур, используемых для пищевых, кормовых и технических целей.


Статья 2 ФЗ от 12 июля 1995 г. N 123-ФЗ "О племенном животноводстве"[26]
определяет племенное животное как "сельскохозяйственное животное, имеющее документально подтвержденное происхождение, используемое для воспроизводства определенной породы и зарегистрированное в установленном порядке". В определении присутствуют четыре признака: два сущностных (телесность и назначение) и два формальных (справка о происхождении и регистрация). В настоящий момент нам важно отметить наличие первых двух.


Статья 3 ФЗ от 21 июля 1997 г. N 117-ФЗ "О безопасности гидротехнических сооружений"[27]
устанавливает, что гидротехническими сооружениями являются "плотины, здания гидроэлектростанций, водосбросные, водоспускные и водовыпускные сооружения, туннели... а также другие сооружения, предназначенные для использования водных ресурсов и предотвращения вредного воздействия вод и жидких отходов". Поскольку в соответствии с той же статьей гидротехническое сооружение имеет собственника, оно является объектом гражданских прав.


ФЗ от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ "Об электроэнергетике"[28]
(далее - Закон об электроэнергетике) в ст. 3 называет объектами электросетевого хозяйства "линии электропередачи, трансформаторные и иные подстанции, распределительные пункты и иное предназначенное для обеспечения электрических связей и осуществления передачи электрической энергии оборудование". В той же статье объектами электроэнергетики признаются "имущественные объекты, непосредственно используемые в процессе производства, передачи электрической энергии, оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике и сбыта электрической энергии, в том числе объекты электросетевого хозяйства".


Число подобных примеров легко можно продолжить, однако анализ рассмотренных понятий вещей позволяет установить, что все они указывают на два обязательных признака: телесность (все перечисленные объекты - материальные объекты или их совокупности) и назначение вещи (или установленная цель ее использования). Как представляется, эти признаки и должны использоваться для отграничения понятия вещи от иного имущества.


Впервые особые правила для телесных вещей были сформулированы римскими юристами, которые выделяли предметы осязаемые (те, которых можно коснуться, - quae tangi possunt) и неосязаемые[29]
. Вместе с тем понятие вещи в римском праве носило собирательный характер, его существенные признаки еще не были выделены[30]
.


Современные законодательства также устанавливают для телесных предметов особый правовой режим. ГГУ указывает, что вещами признаются только материальные предметы (§ 90). "Вещами являются подлежащие человеческому господству материальные предметы", - гласит ст. 3.2 ГК Нидерландов. "Вещью является материальный предмет", - указано в п. 1 ст. 7 Закона о вещном праве Эстонии.


Отечественная доктрина почти единодушно признает телесность вещей[31]
. Действительно, гражданско-правовые отношения по поводу физических тел отличаются от отношений по поводу иных благ, например информации или результатов интеллектуальной деятельности. Естественные свойства тел (наличие у них массы, объема, плотности, положения в пространстве и времени, скорости, импульса и других характеристик) позволяют производить с ними такие операции, которые в отношении идеальных объектов невозможны. Например, информация не имеет физического объема, поэтому ее нельзя похитить так, как автомобиль. Если столкновение тел - рядовое явление, то в отношении произведений литературы оно принципиально невозможно. Подобная специфика заставляет признать обоснованным введение признака телесности в определение вещи.


К сожалению, почти никто из ученых не останавливается на данном свойстве подробно. Дореволюционные цивилисты (Ю.С. Гамбаров, Г.Ф. Шершеневич, К.П. Победоносцев), а также и современные авторы (М.М. Валеев) связывают его с наличием пространственных границ. Это указание правильно, однако его недостаточно.


Во-первых, не следует считать, что граница вещей непременно проходит между качественно различными субстанциями. Закон может игнорировать подобное различие и считать стекло и деревянную раму единым предметом - окном. Напротив, в однородной субстанции возможно проведение мысленных, идеальных границ. Примерами могут быть два земельных участка, разделенные лишь на кадастровом плане, или два помещения, граница между которыми проходит где-то посередине разделяющей их стены.


Во-вторых, вещи, как телу, присущи и иные параметры, которые в разных ситуациях могут приобрести правовое значение. Например, если в ходе исполнения договора поставки вместо ботинок с кожаной подошвой были переданы такие же по фасону ботинки с подошвой из полиуретана, то значимым свойством станет материал, из которого изготовлена вещь; в то же время материал, как правило, не играет роли в договоре ссуды. В договоре подряда на переработку нефти существенным оказывается октановое число, которое характеризует детонационную стойкость бензина, а в договоре хранения нефтепродуктов указанное свойство не является принципиальным. В договоре теплоснабжения абонент заинтересован в получении воды определенной температуры; если же речь идет о воде, которая предназначена для переработки в договоре на слив сточных вод, то температура ее не важна.


В связи с этим следует подчеркнуть, что признаком вещи является ее телесность, а не материальность. Философия учит, что материально все, что существует независимо от нашего сознания. Значит, материальны такие бестелесные явления, как электрическое и гравитационное поле, звуковые волны, общественные отношения и т.д. В вещи же должна присутствовать субстанция, ограниченная некоторыми пределами. Одним из примеров закрепления такого подхода и является § 90 ГГУ, который, как было сказано ранее, говорит о том, что вещами в смысле закона являются лишь телесные предметы.


Л. Эннекцерус полагал, что телесность определяется по воззрениям оборота, а не учением физики[32]
. Как видно из дальнейшего изложения, автор тем самым хотел сказать, что для права не имеет значения агрегатное состояние вещества, а потому как твердые, так и жидкие или газообразные тела могут признаваться вещами. С этим необходимо согласиться. Действительно, если жидкость или газ заключены в известные пределы, есть все основания рассматривать их как вещи[33]
. Если же этих границ нет, то и вещи как объекта гражданских прав не существует. Поэтому не являются вещами воздух и вода в естественном их состоянии.


Электрическую энергию не следует считать вещью, ибо она бестелесна - такой позиции держались дореволюционные авторы[34]
, а также многие советские ученые. Так, М.М. Агарков писал: "Электрическая энергия не является ни правом, ни вещью. Электрическая станция обязуется совершить работу, необходимую для доставки потребителю энергии, а не передать последнему какое-либо имущество"[35]
. Сходной позиции придерживался С.М. Корнеев, в полном соответствии с учением физики указывая, что электрическая энергия есть свойство материи, которое заключается в возможности производить работу, необходимую для удовлетворения потребностей людей, что и позволяет считать ее экономическим благом[36]
.


В настоящее время в литературе встречаются предложения рассматривать электрическую энергию как простую, делимую, потребляемую вещь[37]
. Однако при этом не разъясняется, в чем преимущество такого подхода, его практический смысл. В его основе лежит, видимо, желание объяснить отнесение договора энергоснабжения к договорам купли-продажи, которая по определению используется для передачи товаров в собственность иного лица (п. 1 ст. 454 ГК РФ). Однако тот же договор помогает отчуждать предметы лицам, которые не могут получить на них право собственности (унитарные предприятия), а также уступать имущественные права, которые вообще не относятся к объектам вещных прав. Неслучайно поэтому в свое время В.К. Райхер предлагал определять договор купли-продажи как договор, в котором продавец передает покупателю имущество на наиболее полном из возможных для данного вида имущества прав[38]
. Такое решение вопроса позволяет при необходимости использовать нормы о продаже в отношении снабжения электричеством, не требуя признания последнего вещью. С учетом вышесказанного более обоснованной выглядит позиция тех авторов, которые признают электрическую энергию товаром, но не требуют ее рассмотрения как материальной вещи[39]
.


Нельзя также не отметить, что отношения по электроснабжению населения на практике регулируются не только нормами § 6 гл. 30 ГК РФ, но и Правилами оказания коммунальных услуг[40]
, п. 1.1 которых относит обеспечение граждан электричеством к услугам. Сама возможность такой квалификации свидетельствует о том, что продажа - не единственная из возможных форм отношений по передаче энергии, которую вовсе не обязательно считать вещью[41]
. Да и в отношениях между организациями основная обязанность "поставщика" традиционно заключалась не в передаче электроэнергии, а в том, чтобы обеспечить "покупателю" возможность самому его "забрать". При этом не имело значения, была ли электроэнергия фактически передана[42]
.


Единственной целью использования электричества всегда было и остается его потребление. Поэтому даже тогда, когда оно приобретается с целью перепродажи, правильнее говорить об уступке права на потребление[43]
- права, которое, по мнению О.С. Олейник, может называться "правом на использование особых свойств материи"[44]
.


После принятия Закона об электроэнергетике и начала масштабной реформы в данной области отношения по электроснабжению приобрели еще большую специфику.


К настоящему времени деятельность по производству электричества и его "транспортировке" оказалась разделена между разными субъектами. Поэтому обязанность "поставщика" электроэнергии теперь может заключаться лишь в том, чтобы выдать в электрическую сеть некоторое количество энергии. В результате совместных усилий Системного оператора, отвечающего за оперативно-диспетчерское управление, и сетевых компаний "покупатель" получит из сети требуемое количество электричества. Однако совершенно невозможно говорить о его тождестве с тем, что было выдано в сеть "поставщиком". Сделки по приобретению права на электричество могут быть отнесены к купле-продаже лишь условно, в силу товарности электричества и возмездности приобретения права на него[45]
. Поэтому и разграничение оптового и розничного рынков электроэнергии проводится по формальным критериям - если договор заключен на оптовом рынке, он подчиняется одним правилам, если на розничном - другим.


Таким образом, критикуемый подход не добавляет удобства в регулирование соответствующих отношений и лишь мешает понять их сущность. Характерно, что в наиболее близкой нашему правопорядку германской правовой системе энергия не признается вещью, хотя материальность электричества никто не оспаривает[46]
.


Подводя итог, следует признать существенным свойством вещи ее телесность, т.е. принадлежность к физическим телам. Какие из естественных свойств вещи (пространственные границы, масса, температура и т.д.) имеют правовое значение - зависит от тех отношений, которые по поводу нее возникают.


Рассматривая признак телесности, нельзя не вспомнить и спор о "бестелесных вещах". Под ними понимают и имущественные права[47]
, и результаты интеллектуальной деятельности[48]
, и доли в уставном капитале хозяйственных обществ[49]
, и бездокументарные ценные бумаги[50]
. Истоки этого понятия лежат в ошибке римских юристов, смешивавших право собственности с его объектом и считавших, что телесным вещам противостоят бестелесные вещи (все права, кроме права собственности).


В XIX в. понятие "бестелесной вещи" было предметом обсуждений и дискуссий в Германии и под влиянием немецкой доктрины перешло в работы русских ученых.


Частое упоминание о "бестелесных вещах" связано с желанием обосновать единство объекта гражданских прав, для чего есть общефилософские основания, поскольку философия (вслед за обыденным языком) рассматривает понятия "объект", "предмет" и "вещь" как синонимы[51]
. Это и дает возможность называть идеальные объекты гражданских прав (которые, бесспорно, существуют) "бестелесными вещами".


Подобной логике благоприятствует и то, что сущность многих объектов (например, долей в уставном капитале) еще не ясна, поэтому хочется назвать их вещами - наиболее древним и признанным объектом права. Тем самым решаются (пусть и на низком уровне абстрагирования) правовые проблемы, возникающие в связи с вовлечением в оборот большого числа новых объектов гражданских прав, отношения по поводу которых не регламентированы законодательством.


Некоторыми идеальными объектами (имущественными правами, долями в уставном капитале) можно распоряжаться почти так же, как вещами: продавать, вносить в залог и т.д. Отношения по поводу части указанных благ носят абсолютный характер (результаты интеллектуальной деятельности), другие блага участники оборота считают своими, что на подсознательном уровне связывает их со "своими" вещами. Живучесть обсуждаемого понятия связана и с недостатками законодательства, которое, например, безоговорочно относит ценные бумаги к вещам (ст. 128 ГК РФ), позволяя сделать вывод о том, что бездокументарные ценные бумаги суть вещи. А поскольку у таких бумаг нет физических свойств, начинают говорить об их "бестелесности".


Безусловно, юридическое значение имеет то, на что обращается внешняя активность человека. А она может касаться и телесных, и бестелесных благ, в связи с чем и те, и другие приобретают статус объекта права.


Однако если правовой режим вещей во многом связан с правом собственности, то к идеальным благам соответствующие нормы применяться не могут[52]
. Нельзя, например, найти долю в уставном капитале, переработать имущественное право или виндицировать фирменное наименование, невозможно потребовать выдела доли в правах на изобретение и т.д. В большинстве случаев действия по приобретению, прекращению или осуществлению прав на бестелесные объекты регламентируются самостоятельными правилами. Обособленный правовой режим ясно свидетельствует о различной природе вещей и идеальных объектов, которые также составляют имущество лица. Если же отношения по поводу вещей и идеальных предметов регулируются одинаково, значит, существо отношений слабо зависит от объекта. Примером может служить купля-продажа, для которой не принципиально, обладает ли товар "вещественностью". Важно лишь то, что нечто, имеющее имущественную ценность, переходит от одного лица к другому за плату.


Те, кто в таких ситуациях говорит о "бестелесных вещах", выделяют незначительные общие свойства, не замечая принципиальных различий. Подобный подход создает правоприменительные проблемы на практике, позволяя применять к регулированию отношений, объектом которых являются не вещи, те нормы, которые не могут быть применены. С учетом сказанного концепция "бестелесных вещей" должна быть отвергнута. Напротив, признак телесности следует сохранить, ибо он предопределяет существенные черты правового режима вещей.


Достаточно ли признака телесности для определения вещи? Думается, что нет, ибо вещи выступают в гражданском обороте как форма экономических отношений, на что верно указывал Б.В. Покровский? Вещи становятся объектами права (в первую очередь, права собственности) в силу волевого действия собственника, которое признается другими лицами[53]
. Именно поэтому мы не можем определить сущность вещи как объекта права указанием только на ее естественное свойство - телесность.


Без привлечения дополнительных признаков невозможно отделить один предмет от другого. Как определить границы столового гарнитура и стула? Уже отмечалось, что выделить их из окружающего мира по естественным характеристикам невозможно. Попытка сделать акцент на физических свойствах субстанции превратит пиджак в кучу ниток и пуговиц, а земельные участки заставит различать исключительно по свойствам почв, но не по кадастровому плану. Поэтому необходим дополнительный социальный признак, учитывающий хозяйственное значение вещи. Только с его помощью можно указать на сущность вещи и утверждать, что перед нами не смесь обработанной и обожженной глины, а кувшин.


К сожалению, цель использования (или назначение) предмета еще никогда не анализировалась как его характерная черта. Даже комментируя нормы, в которых встречается термин "назначение", авторы не останавливаются на нем подробно. Но поскольку сама необходимость второго критерия очевидна многим, ученые предложили несколько иных свойств, которые, по их мнению, помогают описать сущность вещей.


Часть авторов считает необходимым выделить подвластность вещи человеку, возможность субъекта господствовать над ней; при этом границы соответствующего господства меняются в ходе развития человечества[54]
. На этом основании недоступные человеку физические тела (Солнце, иные небесные тела) не признаются вещами.


Хотя последнее указание и верно, в искомое определение "вещь" данное свойство включать не следует. Как верно подмечено М.М. Валеевым, "подвластность" - общая черта всех объектов права[55]
и потому должна входить в родовое понятие объекта, а не в видовое понятие вещи. Указав, что на объект направлена практическая деятельность субъекта, мы в достаточной степени подчеркиваем обсуждаемое качество.


Ю.С. Гамбаров указывал на такой признак вещи, как принадлежность к имуществу лица[56]
.


Данная точка зрения также не может быть поддержана. Во-первых, она игнорирует существование вещей, никому не принадлежащих. Во-вторых, вещь определяется через нее саму (idem per idem): к составу имущества принадлежит то, на что субъект имеет какое-либо право, в том числе вещи. Тем самым предполагается, что сущность вещи уже определена.


Е.А. Суханов указывает на то, что вещью является лишь тот предмет, который имеет экономическую форму товара[57]
. Но, как правильно замечает Л.В. Щенникова, товарность не может включаться в определение "вещь"[58]
, поскольку свойствами товара обладает и иное имущество, не относящееся к вещам.


Часто говорят о ценности или полезности как о существенном свойстве вещи. Например, Ю.С. Гамбаров писал, что для права имеют значение только те телесные вещи, которые по воззрениям оборота обладают потребительной или меновой стоимостью[59]
. Упоминают о ценности вещи и современные ученые. В частности, А.П. Сергеев отмечает, что "важнейший признак вещей, благодаря которому они и становятся объектом гражданских прав, заключается в их способности удовлетворять те или иные потребности людей... Режим вещей приобретают лишь материальные ценности, т.е. материальные блага, полезные свойства которых осознаны и освоены людьми". Способность удовлетворять потребности человека или ценность вещи признают существенной также Л.В. Щенникова[60]
и М.М. Валеев[61]
.


Действительно, если предмет не имеет ценности ни для владельца, ни для всяких иных лиц, считать его вещью с юридической точки зрения нет оснований (хотя с точки зрения обыденного понимания предмет как материальная вещь реально существует). Ценность - общая черта всех объектов правового регулирования, а не специфический признак материального предмета; материальные предметы, никому не нужные вовсе, не могут стать объектами гражданского оборота[62]
.


Ставить точку только на том, что вещь (в ее юридическом понимании) обладает ценностью, никак нельзя, поскольку свойством полезности обладают тысячи окружающих нас предметов. Однако, опираясь только на свойство телесности и свойство полезности, нельзя определить, где вещью в юридическом смысле будет один материальный предмет, а где - совокупность материальных предметов. Так, многоквартирный дом есть единый материальный объект, но с юридической точки зрения - это лишь совокупность квартир и общего имущества, но не единый объект.


Вследствие сказанного указание на ценность или полезность вещи нуждается в конкретизации. И здесь самое время вспомнить о назначении вещей, которые законодатель так часто использует для их определения.


Поскольку круг объектов, относимых законом к вещам, достаточно широк, возникает необходимость в систематизации вещей. В гражданском праве существует классификация вещей, на основе которой различаются виды вещей, имеющие различный правовой режим. Классификация вещей носит не только теоретическую, но и практическую направленность, поскольку отнесение вещи к той или иной группе определяет возможность совершения тех или иных сделок, заключение договоров и т.д.


Вещи в гражданском обороте принято делить на следующие группы:


1) разрешенные к обороту, ограниченно оборотоспособные и изъятые из оборота (ст.129 ГК РФ);


2) недвижимые и движимые вещи (ст.130 ГК РФ);


3) делимые и неделимые вещи (ст.133 ГК РФ);


4) сложные и простые вещи (ст.134 ГК РФ);


5) главные вещи и принадлежности (ст.135 ГК РФ);


6) индивидуально-определенные вещи и вещи, определяемые родовыми признаками;


7) потребляемые и непотребляемые вещи.


Отнесение вещи к той или иной группе влечет распространение на нее определенного порядка использования и правового оформления, способа и предела распоряжения данной вещью.


По общему правилу вещи как объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте (ст.129 ГК РФ). Ограниченно оборотоспособные объекты - это объекты гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению; такие объекты определяются в порядке, установленном законом (например, памятники истории и культуры). Объекты гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается (объекты, изъятые из оборота), должны быть прямо указаны в законе. Примером вещей, изъятых из оборота, являются участки недр.


Потребляемые и непотребляемые вещи различаются между собой в зависимости от того, уничтожаются ли они в процессе использования. Продукты питания, топливо, сырье являются потребляемыми вещами, поскольку в результате хозяйственной деятельности они уничтожаются или превращаются в другую вещь. Непотребляемые вещи используются в течение длительного времени и лишь ухудшаются (амортизируются) при использовании, не теряя своей вещественной формы. Подобное различие необходимо учитывать при заключении сделок, поскольку предметом договора найма (аренды), ссуды могут быть только непотребляемые вещи, а предметом договора займа - только потребляемые.


Деление вещей на индивидуально-определенные вещи и вещи, определяемые родовыми признаками, очень условно и зависит от их индивидуализации участниками правоотношения. Вещи, для которых указываются общие (родовые) признаки и которые определяются весом, мерой, числом, являются родовыми вещами. Индивидуальную вещь отличают только ей присущие признаки: номер, название, размер. В результате индивидуализации вещи, определяемой родовыми признаками (указания на присущие только ей отличительные признаки), она становится индивидуально-определенной. Деление вещей на индивидуальные и родовые также необходимо иметь в виду при заключении сделок, поскольку предметом договора найма (аренды), ссуды могут быть только индивидуальные вещи, а предметом договора займа - только родовые (ст.807 ГК).


Особое значение для определения правового режима и заключения сделок с вещами имеет деление вещей на движимые и недвижимые. К недвижимым вещам, относятся, во-первых, объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно: земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения, здания, сооружения и иные объекты, прочно связанные с землей, а во-вторых, вещи, не являющиеся "недвижимыми" в прямом смысле этого слова, но отнесенные к недвижимости по указанию закона, поскольку они нуждаются в специальной государственной регистрации: воздушные и морские суда; суда внутреннего плавания; космические объекты; предприятия как имущественные комплексы (ст.130 и 132 ГК РФ). Таким образом, к недвижимости относятся вещи, недвижимые в силу природных качеств, а также отнесенные к недвижимым в силу закона. Движимым имуществом признаются все остальные вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги[63]
.


Принципиальное отличие движимых и недвижимых вещей заключается в том, что, во-первых, права на недвижимое имущество подлежат регистрации, а, во-вторых, только с момента регистрации лицо приобретает права на недвижимость. Право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре в порядке, установленном специальным законом. Права на имущество, подлежащее государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав. В ст.219 ГК РФ специально указывается, что право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации. Сложным вопросом правового регулирования является определение момента появления недвижимой вещи и, соответственно, правового значения государственной регистрации: появляется ли недвижимая вещь только с момента ее государственной регистрации в качестве недвижимой или вещь является недвижимой с момента ее физического создания в силу природных свойств, а государственная регистрация в этом случае лишь наделяет определенного субъекта правами собственника на эту вещь. Из толкования закона можно сделать вывод, что моментом государственной регистрации определяется момент появления самой вещи как объекта гражданского права.


Рассмотрим судебную практику. Индивидуальный предприниматель Ухлина Вера Александровна (далее - Предприниматель) обратилась в Арбитражный суд Нижегородской области с иском к Комитету имущественных отношений города Арзамаса Нижегородской области (далее - Комитет) и администрации города Арзамаса Нижегородской области (далее - Администрация) о признании права собственности на платную автомобильную стоянку общей площадью 1297 квадратных метров, расположенную по адресу: Нижегородская область, город Арзамас, улица Мира, строение 7б.


Исковое требование основано на статьях 11, 12 и 218 Гражданского кодекса Российской Федерации и мотивировано тем, что объект возведен силами Предпринимателя за счет собственных средств, поэтому является собственностью истца.


Решением Арбитражного суда Нижегородской области от 20.01.2009, оставленным без изменения постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 06.04.2009, в удовлетворении исковых требований отказано со ссылками на статьи 130, 218, 222 и 264 Гражданского кодекса Российской Федерации. При разрешении спора суд исходил из того, что поскольку автостоянка является движимым имуществом, созданным с нарушением закона и иных правовых актов на земельном участке, предоставленном истцу в краткосрочную аренду, основанием для признания собственности на спорный объект не могут выступать статьи 218 и 222 Гражданского кодекса Российской Федерации.


Не согласившись с вынесенными судебными актами, Предприниматель обратился в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить состоявшиеся судебные акты в связи с неправильным применением норм материального и процессуального права.


Доводы заявителя сводятся к следующему. Суды при вынесении решений сделали необоснованные выводы об отсутствии доказательств, подтверждающих принадлежность спорного объекта к недвижимому, поскольку они признали представленные заявителем в материалы дела технический паспорт на автостоянку и экспертное заключение от 28.10.2008 N 0050509 Департамента экспертизы и сертификации торгово-промышленной палаты Нижегородской области, подтверждающие обратное, недопустимыми доказательствами в силу статьи 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.


Вывод суда о том, что платная автостоянка является объектом самовольного строительства, противоречит смыслу статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как данная норма рассматривает в качестве самовольной постройки только недвижимое имущество, а суды сделали вывод, что автостоянка является движимым имуществом.


В отзыве на кассационную жалобу Администрация и Комитет возразили против доводов заявителя и просили оставить оспариваемые судебные акты без изменения.


Законность решения Арбитражного суда Нижегородской области и постановления Первого арбитражного апелляционного суда от 06.04.2009 проверена Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.


Изучив материалы дела, оценив доводы кассационной жалобы и заслушав представителей сторон, окружной суд не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов в силу следующего.


Как установил суд и видно из документов, Комитет (арендодатель) и Предприниматель (арендатор) заключили договор аренды земельного участка от 17.04.2009 N 321, измененный соглашением от 14.06.2002 N 1, по которому арендодатель сдает, а арендатор принимает в пользование на условиях аренды земельный участок площадью 1297 квадратных метров, расположенный по адресу: Нижегородская область, город Арзамас, улица Мира, строение 7б, для размещения платной автостоянки сроком до 31.12.2005.


На земельном участке, полученном на праве аренды, Предприниматель построил автостоянку, ограждение, щебеночное покрытие территории автостоянки, на которые государственное предприятие Нижегородской области по учету, инвентаризации и оценке недвижимого имущества "Нижтехинвентаризация" выдало технические паспорта объектов недвижимости.


Предприниматель обратился в суд с настоящим иском, посчитав, что спорный объект является объектом недвижимости и подлежит государственной регистрации.


Согласно статье 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее - Закон о госрегистрации) государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним представляет собой юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.


В соответствии с положениями статьи 131 Гражданского кодекса Российской Федерации и статей 1, 4 Закона о госрегистрации государственной регистрации подлежат права на недвижимое имущество. Регистрация объектов, не являющихся недвижимостью, законом не предусмотрена.


Понятие недвижимого имущества содержится в статье 130 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой к недвижимым вещам относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения.


Для признания имущества недвижимым, как объекта гражданских прав, необходимо подтверждение того, что данный объект был создан именно как недвижимость в установленном законом и иными правовыми актами порядке с получением необходимой разрешительной документации и с соблюдением градостроительных норм и правил.


Материалами дела подтверждено, что земельный участок выделен Предпринимателю для размещения платной автостоянки, а не для строительства объекта.


Следовательно, суды пришли к правильному выводу о том, что платная автостоянка не относится к объектам недвижимости и является имуществом, созданным на земельном участке, не предназначенном для ведения строительства, а потому статьи 218 и 222 Гражданского кодекса Российской Федерации не могут выступать основанием для признания права собственности на автостоянку.


Суды оценили представленные в материалы дела технические паспорта и экспертное заключение N 0050111509 и обоснованно в соответствии со статьей 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации признали их недопустимыми доказательствами по делу.


Доводы заявителя в целом направлены на переоценку исследованных судом доказательств и сделанных на их основе выводов, что в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию окружного суда.


Материалы дела исследованы судами полно, всесторонне и объективно, представленным сторонам доказательствам дана надлежащая правовая оценка, изложенные в обжалуемых судебных актах выводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела и нормам права.


Нарушений норм материального и процессуального права, в том числе предусмотренных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при разрешении спора не установлено[64]
.


Предприятием признается имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности. В состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукция, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания), и другие исключительные права, если иное не предусмотрено законом или договором (ст.132 ГК РФ). Таким образом, предприятием называется все имущество (включая права требования и долги) коммерческой организации как юридического лица. Собственником предприятия является юридическое лицо. Обычно термином "предприятие" называют отдельный производственный комплекс: фабрику, завод и т.д., принадлежащий юридическому лицу, но указанные объекты, по смыслу ст.132 ГК РФ, являются лишь частью предприятия в целом. То есть предприятие - это все имущество юридического лица. Предприятие в целом или его часть могут быть объектом купли-продажи, залога, аренды и других сделок, связанных с установлением, изменением и прекращением вещных прав (ст.561 ГК РФ). Предприятие в целом как имущественный комплекс признается недвижимостью, поэтому заключаемые в отношении него сделки требуют регистрации.


§ 2. Движимые вещи и недвижимые как объекты гражданских прав


Чрезвычайно важное значение имеет классификация вещей на движимые и недвижимые. Деление вещей на движимые и недвижимые принадлежит, наверное, к числу вечных. Принято считать, что для правильного разделения вещей на эти группы необходимо четко определить сущность недвижимости, в то время как остальные вещи будут движимыми[65]
.


Законодатель в ст. 130 ГК РФ пошел по пути разграничения недвижимости на недвижимость по природе (земля и все, что с ней прочно связано) и недвижимость в силу закона (т.е. движимые по телесным свойствам вещи, которые законодатель счел необходимым подчинить режиму недвижимости)[66]
. Однако целесообразность подобного законодательного решения вызывает сомнения.


Во-первых, отсутствует единое основание классификации. Недвижимость по природе отличают особые телесные свойства - это либо земля, либо предметы, связанные с ней неразрывно. Объявление недвижимостью судов внутреннего плавания, морских и воздушных судов, а также космических объектов никак не связано с их физической неподвижностью; отнесение этих объектов к недвижимости объясняется их высокой стоимостью, необходимостью укрепления их оборота, большой социальной значимостью и т.п., т.е. социальными, а не естественными признаками[67]
.


Во-вторых, если недвижимость по природе выделяется телесными свойствами, то должна существовать некая "граница подвижности", при превышении которой недвижимая вещь становится движимой.


Определение недвижимости содержит сразу две оценочные категории: "прочная связь с землей", "несоразмерный ущерб назначению". В литературе отмечается, что при их оценке следует принимать во внимание, в частности, уровень техники, назначение вещи. В силу этого "граница подвижности" весьма мобильна; получается, что она определяется нуждами оборота. Это говорит о противоречивости определения недвижимости на основании данных категорий.


В-третьих, сформированный законодателем подход расходится с потребностями оборота, участники которого пытаются сузить понятие недвижимости по сравнению с законодательным определением.


Ярким примером этому является арбитражная практика, которая твердо стоит на позиции, согласно которой на земле, предоставленной в краткосрочную аренду, не может появиться недвижимое имущество[68]
. Суды исходят из того, что по истечении аренды участок должен быть возвращен в первоначальное состояние, а потому всякие постройки подлежат сносу. Следовательно, на нем нельзя возводить капитальные строения, но только временные. При этом физические характеристики построенного объекта полностью игнорируются: его связь с землей может быть сколь угодно прочной и исключать любую возможность перемещения. Иными словами, суды классифицируют вещи исходя из параметров их назначения: если вещь предназначена для длительного использования - это недвижимость, если для краткосрочного - движимость.


Теоретики идут навстречу практическим запросам, рассматривая примерный перечень объектов недвижимости в ст. 130 ГК РФ как образец, позволяющий распознать движимые вещи, которые удовлетворяют признакам недвижимых. Например, садовая скамейка признается движимой вещью даже в том случае, если она связана с землей настолько, что переместить ее без разрушения нельзя[69]
. Такой подход (при всей его правильности) демонстрирует явный отказ от телесных признаков в пользу иных критериев разграничения имущества на движимое и недвижимое[70]
.


В этой связи гораздо более логичным является точка зрения, согласно которой основанием для отнесения зданий и сооружений к недвижимости служит то, что "они в состоянии служить своему функциональному назначению только в соединении с каким-либо земельным участком. При этом фактор возможного перемещения большинства зданий и сооружений вообще не имеет решающего значения"[71]
. Однако это означает, что в качестве критерия используются не естественные характеристики, а назначение объекта.


Физические характеристики вовсе не могут использоваться для обоснования отнесения к недвижимому имуществу предприятия, в состав которого обычно входят как недвижимые, так и движимые объекты, а также имущественные права. Таким образом, ориентирование на "естественную неподвижность" возможно лишь применительно к земельному участку, а для иных объектов она не подходит.


Желание сузить круг недвижимых вещей имеет экономическую подоплеку. Необходимость технического и кадастрового учета объектов недвижимости, государственной регистрации прав на нее и сделок с ней существенно усложняют ее оборот. Поэтому с точки зрения любого рачительного хозяина нелепо признавать недвижимостью то, что дешевле сделать заново, нежели учесть и зарегистрировать. Польза от признания той или иной вещи недвижимостью должна перекрывать связанные с этим финансовые и временные затраты. Следовательно, недвижимостью должны признаваться вещи, имеющие большую экономическую ценность и длительные сроки использования.


Как уже указывалось, экономические представления о ценности вещей в праве трансформируются в то или иное назначение, которое определяется в первую очередь потребностями оборота. Поэтому и деление вещей на движимые и недвижимые должно основываться на цели их использования, а прочная связь с землей - хоть и очень важный, но не единственный фактор, который ее определяет.


Именно при таком подходе можно удовлетворительно объяснить деление имущества на движимое и недвижимое. Представляется, что, если вещь предназначена служить человеку там, где ему будет удобно, и ее использование предполагает перемещение с места на место, мы говорим о движимых объектах. Напротив, такие объекты, как земля, здание, сооружение и предприятие, объединены тем, что все они могут удовлетворять потребности человека только в строго определенном месте. Эти объекты предназначены служить человеку в постоянной связи со строго определенной территорией.


Для земельных участков и участков недр иное вовсе немыслимо, ибо земля в силу своих естественных свойств не может быть перемещена. Для зданий и сооружений возможность их перемещения оценивается в зависимости от того, сохраняется или изменяется при этом назначение самого объекта. Важно отметить при этом, что недвижимым может признаваться лишь такой объект, который предназначен для использования на вполне конкретном земельном участке, а не вообще на земле. Следовательно, и в том случае, если объект может быть разобран и перенесен на другое место, однако по своим характеристикам он для этого не предназначен, его следует считать недвижимым[72]
. И напротив, если строение прочно связано с землей, однако его использование не предполагает сохранение такой связи, имущество переходит в разряд движимого - в этом ключе к движимым объектам будут отнесены дом, проданный на снос, лес, проданный на сруб, урожай, проданный на корню.


Именно связь с определенным, точно известным и постоянным местом расположения определяет необходимость государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Это обусловлено тем, что движимая вещь может эксплуатироваться везде, где это удобно хозяину, поэтому о принадлежности таких объектов мы судим по их положению - они всегда более или менее явно относятся к хозяйству известного лица. Следовательно, чтобы отыскать вещь, нам, как правило, требуется найти ее хозяина. Недвижимое же имущество, напротив, всегда используется в строго определенном месте, что вынуждает его владельца приходить на место его расположения. То есть в отличие от движимой вещи обнаружить недвижимость гораздо проще, но сложнее установить ее принадлежность конкретному лицу (для этих целей и служит государственный реестр прав на недвижимость).


Таким образом, в основу деления вещей на движимые и недвижимые должен быть положен критерий назначения. Недвижимыми должны считаться только те объекты, которые предназначены для использования в строго определенном месте. Если назначение объекта предполагает его перемещение, вещь следует считать движимой.


Недвижимость занимает одно из главных мест в системе объектов гражданских прав, являясь системным образованием, она имеет собственную структуру и взаимосвязь составляющих ее элементов и поэтому требует от российского законодателя создания стройной системы норм, регламентирующих отношения по управлению недвижимостью.


Нормативная база, регулирующая правоотношения в сфере недвижимости, в нашей стране была создана в стихийно короткие сроки. Однако если на первом этапе основная задача законодателя состояла в основном в создании норм, обеспечивающих законный переход недвижимости из публичной собственности в частную, то на сегодняшний день в результате сформировавшегося рынка недвижимости перед законодателем иная цель - обеспечить охрану и защиту прав собственников недвижимости.


Наиболее интересным и важным является вопрос о соотношении административного института регистрации и гражданско-правовых институтов (собственности, владения, аренды).


Правоотношения в сфере недвижимости являются одним из наиболее обсуждаемых и острых вопросов, отраженных на страницах юридической печати, среди ученых продолжается дискуссия о понятии и признаках недвижимого имущества, путях совершенствования правового регулирования отношений, связанных с недвижимостью.


Определение недвижимости, закрепленное в ст. 130 ГК РФ, подвергается критике долгое время и по различным основаниям. Анализ юридической литературы позволил выявить разнообразие суждений относительно изменения легального определения недвижимости, при этом законодатель не прибегнул к тому, чтобы внести какие-либо существенные и необходимые изменения в институт недвижимости.


Известно, что Гражданский кодекс отождествляет такие термины, как недвижимость, недвижимые вещи и недвижимое имущество. Проблема соотношения этих понятий уже обозначалась рядом исследователей[73]
. С одной стороны, порядок употребления этих терминов может свидетельствовать о том, что они обозначают одно и то же явление, т.е. являются синонимами. С другой стороны, вряд ли можно предположить, что законодатель допустил описание одного и того же явления с помощью трех равнозначных терминов в одной статье. Дальнейший анализ содержания действующего законодательства позволяет сделать вывод о том, что для лучшего понимания вещей необходимо дать отдельные определения и разграничить понятия: "недвижимость", "недвижимые вещи", "недвижимое имущество", введя в нормативно-правовые акты соответствующие изменения и дополнения относительно указанной терминологии, с целью упорядочить правоотношения по поводу этих вещей, а главным образом, включить дополнительные статьи в основной акт - в ГК РФ, разъясняющие каждое понятие отдельно.


Считаю правильным, что большинство правоведов не соглашаются с таким положением отождествления указанных понятий, объясняя это тем, что они являются неравнозначными. Однако есть сторонники противоположной позиции, которые отождествляют не только понятие недвижимости как носителя материальной природы, но и причисляют к недвижимости еще и имущественные права. Так, в работах Н.В. Диаковской отражено, что недвижимое имущество включает в свое содержание как недвижимые вещи, так и имущественные права[74]
, однако для нашего правопорядка данное положение невозможно, поскольку у нас отсутствует концепция бестелесного имущества и объектом права собственности могут быть материальные объекты. Что касается включения в понятие "имущество" имущественных прав, то следует сказать, что применительно к недвижимому имуществу такие права могут включаться в состав недвижимости, но в совокупности с другими вещами. Так, ст. 132 ГК РФ определяет предприятие как имущественный комплекс, в состав которого входят различные категории имущества, предназначенные для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права, требования, долги, исключительные права.


Полагаю, что в придании движимым по своей природе вещам статуса недвижимости мы сталкиваемся с примером применения законодателем такого приема юридической техники, как юридическая фикция. В данном случае налицо искусственное распространение на определенные объекты правового режима, не присущего им в силу их естественных природных свойств[75]
.


Целью применения юридической фикции является распространение правового режима недвижимого имущества на движимые объекты. На практике правовое регулирование объектов данной группы наделяется рядом особенностей, но они отличны от правового режима недвижимости de facto (отсутствие единого реестра регистрации, различные органы регистрации, отраслевое законодательство, регламентирующее порядок государственной регистрации нестационарной недвижимости, и т.д.).


Главным образом представляется несовершенным открытый перечень недвижимости, так как ст. 130 ГК РФ установила, что недвижимыми могут быть признаны вещи, которые имеют прочную связь с землей и перемещение которых невозможно без причинения ущерба их назначению. Таким образом, согласно такому определению любые индивидуально-определенные объекты, будь то угодья, дома, заводы, фабрики, лавки, всякие строения и пустые дворовые места, а также железные дороги, садовая скамейка, забор, колодец, будка, хозяйственные постройки, должны быть зарегистрированы как недвижимость в силу прочной их связи с землей. При этом исходя из указанного признака достаточно сомнительным является факт причисления законодателем к недвижимым вещам морских и воздушных судов. По этому поводу в юридической литературе вообще нет единства мнений, а именно по вопросу о том, с какого момента морские, воздушные суда, суда внутреннего плавания и космические объекты приобретают статус недвижимых вещей. Закон говорит о том, что к недвижимым вещам относятся подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты. Но данная формулировка не дает ответа на вопрос, с какого момента данные вполне мобильные вещи юридически становятся недвижимыми[76]
.


Полагаю, что вопрос с отнесением к недвижимому имуществу морских и воздушных судов должен быть разрешен, как в свое время была решена проблема, связанная с отнесением к недвижимости многолетних насаждений, лесов и обособленных водных объектов. Поскольку учреждения юстиции сталкивались с проблемой регистрации прав на такие объекты, в Концепции развития гражданского законодательства о недвижимых вещах было предложено исключить такие объекты, как леса и многолетние насаждения, водные объекты, из перечня объектов недвижимого имущества, содержащегося в ст. 130 ГК РФ. Тем самым законодатель воплотил в закон предложения, сделанные в Концепции реформирования законодательства о недвижимости, в Федеральном законе от 4 декабря 2006 г. N 201-ФЗ, из п. 1 ст. 130 ГК РФ, одним из положений которого были исключены "леса, многолетние насаждения".


Учитывая вышеизложенное, п. 1 ст. 130 ГК РФ можно было бы сформулировать следующим образом:


"Статья 130. Недвижимые и движимые вещи


1. Недвижимыми вещами являются индивидуально-определенные физически осязаемые предметы, по поводу которых возникают гражданские правоотношения, в том числе земельные участки, участки недр, здания, сооружения, пригодные для самостоятельного использования жилые и нежилые помещения, объекты незавершенного строительства, а также иные вещи, условием использования которых по назначению является их неразрывная физическая и юридическая связь с землей".


Исключить абз. 2 п. 1, где указано отношение к недвижимым вещам воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания, космических объектов.


Представляется целесообразным заменить название ст. 131 ГК РФ и изложить ее следующим образом:


"Статья 131. Государственная регистрация недвижимых вещей


1. Право собственности на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами".


Исключить пункт 2.


Вывести из определения недвижимых вещей воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты и дать самостоятельные определения указанных объектов, которые бы соотносились с соответствующими нормативно-правовыми актами, регулирующими правоотношения по поводу данных объектов, что позволит исключить противоречие по их государственной регистрации, поскольку данные объекты и так имеют свой институт регистрации, отличный от института регистрации недвижимых вещей.


Представляется, что предлагаемые изменения содержания указанных статей должны осуществляться только в совокупности с комплексным упорядочением использования терминологии в области недвижимого имущества как в других статьях ГК РФ, так и в иных законодательных актах.


Заключение


Существующая в праве классификация вещей имеет важное значение для определения момента возникновения и прекращения права собственности, способа и предела распоряжения данной вещью, оформления передачи вещи от одного лица к другому.


Вещи являются наиболее распространенным объектом гражданских прав. Вещами называются объекты окружающего материального мира, созданные как природой, так и человеком, которые могут быть объектами гражданских прав. Юридическое понятие вещи намного шире бытового понятия "вещь". В праве вещами называют широкий круг объектов, правовой режим которых аналогичен обычным вещам. Вещами в гражданско-правовом смысле являются здания и сооружения, земля, вода, газ, нефть, электроэнергия, животные[77]
.


Учитывая вышеизложенное, п. 1 ст. 130 ГК РФ можно было бы сформулировать следующим образом:


"Статья 130. Недвижимые и движимые вещи


1. Недвижимыми вещами являются индивидуально-определенные физически осязаемые предметы, по поводу которых возникают гражданские правоотношения, в том числе земельные участки, участки недр, здания, сооружения, пригодные для самостоятельного использования жилые и нежилые помещения, объекты незавершенного строительства, а также иные вещи, условием использования которых по назначению является их неразрывная физическая и юридическая связь с землей".


Исключить абз. 2 п. 1, где указано отношение к недвижимым вещам воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания, космических объектов.


Представляется целесообразным заменить название ст. 131 ГК РФ и изложить ее следующим образом:


"Статья 131. Государственная регистрация недвижимых вещей


1. Право собственности на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами".


Исключить пункт 2.


Вывести из определения недвижимых вещей воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты и дать самостоятельные определения указанных объектов, которые бы соотносились с соответствующими нормативно-правовыми актами, регулирующими правоотношения по поводу данных объектов, что позволит исключить противоречие по их государственной регистрации, поскольку данные объекты и так имеют свой институт регистрации, отличный от института регистрации недвижимых вещей.


Представляется, что предлагаемые изменения содержания указанных статей должны осуществляться только в совокупности с комплексным упорядочением использования терминологии в области недвижимого имущества как в других статьях ГК РФ, так и в иных законодательных актах.


Использованная литература


Нормативно-правовые акты:


1. "Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // "Собрание законодательства РФ", 26.01.2009, N 4, ст. 445.


2. "Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.10.1994) (ред. от 27.12.2009) // "Собрание законодательства РФ", 05.12.1994, N 32, ст. 3301.


3. "Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)" от 26.01.1996 N 14-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.12.1995) (ред. от 17.07.2009) // "Собрание законодательства РФ", 29.01.1996, N 5, ст. 410.


4. "Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации" (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // "Вестник ВАС РФ", N 11, ноябрь, 2009.


Специальная литература:


1. Агарков М.М. Учение о ценных бумагах. М., 1994.


2. Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2001.


3. Витрянский В.В. Вторая часть Гражданского кодекса о договорных обязательствах // Вестник ВАС РФ. 1996. N 6.


4. Валеев М.М. Вещи как объекты гражданских правоотношений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2003.


5. Волков С.В., Булычев В.В. Право собственности на объект недвижимости как вновь созданную вещь: Теория и практика // Законодательство. 2003. N 5.


6. Гражданское право. Том I. (под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова) - М.: Волтерс Клувер, 2004.


7. Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций (ответственный редактор - О.Н. Садиков). - М. Юристъ, 2001.


8. Гражданско-правовая охрана интересов личности. М, 1969.


9. Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 6-е изд. М., 2002.


10. Гражданское право. Том I. // Под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова - М.: Волтерс Клувер, 2008.


11. Гражданско-правовая охрана интересов личности. М, 1969.


12. Гражданское право. Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2008.


13. Гражданское право: Учебник для вузов / Под ред. Т.Н. Илларионовой. М., 2006.


14. Гумаров И. Понятие вещи в современном гражданском праве России // Хозяйство и право. 2000. N 3.


15. Диаковская Н.В. Правовое регулирование прав на недвижимое имущество и сделок с ним: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003.


16. Красавчиков О. А. Охрана интересов личности и свод законов Советского государства// Гражданско-правовая охрана интересов личности в СССР. Свердловск, 1977.


17. Корнеев С.М. Договор о снабжении электроэнергией между социалистическими организациями. М., 1956.


18. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ (постатейный) (под ред. О.Н.Садикова) - М.: Юридическая фирма Контракт; Инфра - М, 1998 г.


19. Козлова И.В. Понятие недвижимости и вопросы регистрации прав на недвижимость в законодательстве Российской Федерации // Правоведение. 1998. N 2.


20. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая (постатейный) / Под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. М., 2005.


21. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., 2007.


22. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть первая // Под ред. проф. Т.Е.Абовой и А.Ю.Кабалкина - М.: Юрайт-Издат, 2004.


23. Красавчиков О. А. Охрана интересов личности и свод законов Советского государства// Гражданско-правовая охрана интересов личности в СССР. Свердловск, 1977.


24. Малеина М. Н. Защита личных неимущественных прав советских граждан. М., 1991.


25. Мозолин В.П. "О концепции интеллектуальных прав" // "Журнал российского права", 2007, N 12.


26. Мурзин Д.В. Ценные бумаги - бестелесные вещи. М., 1998.


27. Новоселов Л.А. Денежные расчеты в предпринимательской деятельности. М., 2006.


28. Олейник О.М. Правовые проблемы электроснабжения // Хозяйство и право. 2000. N 5 (приложение).


29. О предмете советского гражданского права (к итогам дискуссии) // Советское государство и право. 1955. № 5.


30. Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Первая часть. М.: Статут, 2002.


31. Пухан И., Поленак-Акимовская М. Римское право: Базовый учебник / Пер. с македонск. В.А. Томсинова и Ю.В. Филиппова; под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2003.


32. Постатейный комментарий к Федеральному закону "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" / Под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2001.


33. Предпринимательское право Российской Федерации // Под ред. Е.П. Губина, П.Г. Лахно. - "Юристъ", 2007 г.


34. Постатейный комментарий к Федеральному закону "Об электроэнергетике". М., 2005.


35. Покровский Б.В. Понятие имущества в науке права // Покровский Б.В. Избранные труды по гражданскому праву. Алматы, 2003.


36. Рыбалов А.О. О новых попытках ревизии понятия права собственности // Вестник ВАС РФ. 2005. N 10.


37. Советское гражданское право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, П.Е. Орловского. М.: МГУ, 1995.


38. Советское гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. О.С. Иоффе, Ю.К. Толстого. Л., 1971.


39. Санфилиппо Ч. Курс римского частного права: Учебник / Под ред. Д.В. Дождева. М.: БЕК, 2002.


40. Тарахов В. А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1973.


41. Уемов А.И. Вещи, свойства и отношения. М., 1963.


42. Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. М., 1974.


43. Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М.: Спарк, 1996.


44. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула, 2001.


45. Шафир А.М. Энергоснабжение предприятий (правовые вопросы). М., 1990.


46. Щенникова Л.В. О вещи в философии, имущественных отношениях вообще и вещно-правовых в особенности // Юридическая наука в современном мире: Фундаментальные и прикладные проблемы: Сб. науч. трудов юрид. факультета. Ч. 1. Пермь, 2000.


47. Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Т. 1. Полутом 2. М., 1950.


3. Материалы судебной практики
:


1. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 07.07.2009 по делу N А43-27174/2008-21-704 «В удовлетворении искового требования о признании права собственности на платную автомобильную стоянку отказано правомерно, поскольку у истца отсутствовала разрешительная документация, необходимая для строительства объекта, а само строительство было осуществлено истцом на земельном участке, предоставленном ему в краткосрочную аренду для размещения указанного объекта, а не для строительства» // СПС Консультант Плюс»



[1]
См.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 211.


[2]
См.: Яковлев В.Ф. Структура гражданских правоотношений // Гражданские правоотношения и их структурные особенности: Сб. уч. тр. Свердловск, 1975. С. 23.


[3]
См.: Красавчиков О.А. Гражданское правоотношение // Советское гражданское право. Т. 1 / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1985. С. 74.


[4]
См.: Гражданское право. Том I. // Под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова - М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 342.


[5]
Федеральный закон “О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)” (с изм. и доп., вступающими в силу с 10.01.2009) // СЗ РФ. 1997. № 9. Ст. 1028; № 18. Ст. 2099.


[6]
Новоселов Л.А. Денежные расчеты в предпринимательской деятельности. М., 2006. С. 45.


[7]
Агарков М.М. Учение о ценных бумагах. М., 1994. С. 223


[8]
См.: Гражданское право: Учебник для вузов / Под ред. Т.Н. Илларионовой. М., 2006. С. 133.


[9]
СЗ РФ. 1996. № 17. Ст. 1918.


[10]
Там же. № 1. Ст. 1.


[11]
Ведомости РФ. 1993. № 1. Ст. 4.


[12]
"Вестник ВАС РФ", N 11, ноябрь, 2009.


[13]
Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула, 2001. С. 333.


[14]
Мозолин В.П. "О концепции интеллектуальных прав" // "Журнал российского права", 2007, N 12. С. 18.


[15]
Гражданское право. Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2008. С. 192.


[16]
См.: Малеина М. Н. Защита личных неимущественных прав советских граждан. М., 1991. С. 6.


[17]
См.: Тарахов В. А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1973. С. 384.


[18]
См.: Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 124.


[19]
См.: О предмете советского гражданского права (к итогам дискуссии) // Советское госу- дарство и право. 1955. № 5. С. 60.


[20]
См.: Кулагин М. И. Тенденции развития законодательства о личных неимущественных правах граждан // XXVI съезд КПСС и проблемы гражданского и трудового права, гражданского процесса. М, 1982. С. 60—61.


[21]
См., например: Гражданско-правовая охрана интересов личности. М, 1969. С. 58.


[22]
См.: Красавчиков О. А. Охрана интересов личности и свод законов Советского государства// Гражданско-правовая охрана интересов личности в СССР. Свердловск, 1977. С. 23.


[23]
СЗ РФ. 1999. N 18. Ст. 2207; 2001. N 22. Ст. 2125; 2003. N 27 (часть 1). Ст. 2700; 2004. N 45. Ст. 4377.


[24]
СЗ РФ. 2001. N 11. Ст. 1001; 2003. N 14. Ст. 1256, N 27 (часть 1). Ст. 2700; 2004. N 27. Ст. 2711.


[25]
СЗ РФ. 1998. N 49. Ст. 5970; 2003. N 2. Ст. 167.


[26]
СЗ РФ. 1995. N 32. Ст. 3199; 2003. N 2. Ст. 167; 2005. N 19. Ст. 1752.


[27]
СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3589; 2001. N 1 (часть 1). Ст. 2, N 53. Ст. 5030; 2002. N 52. Ст. 5132; 2003. N 2. Ст. 167, N 52 (ч. 1). Ст. 5038; 2004. N 35. Ст. 3607; 2005. N 19. Ст. 1752.


[28]
СЗ РФ. 2003. N 13. Ст. 1177; 2004. N 35. Ст. 3607; 2005. N 1 (часть 1). Ст. 35.


[29]
См.: D.1.8.1.


[30]
О понятии вещи в римском праве см.: Санфилиппо Ч. Курс римского частного права: Учебник / Под ред. Д.В. Дождева. М.: БЕК, 2002. С. 51; Пухан И., Поленак-Акимовская М. Римское право: Базовый учебник / Пер. с македонск. В.А. Томсинова и Ю.В. Филиппова; под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2003. С. 130 и сл.; Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М.: Спарк, 1996. С. 124 и сл.


[31]
См.: Трубецкой Е.Н. Лекции по энциклопедии права. М., 1997. С. 189; Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Т. 1. Часть общая. СПб., 2001. С. 57; Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 127; Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Первая часть. М.: Статут, 2002. С. 86; Гражданское право: Учебник для юридических школ. М., 1944. С. 41; Гражданское право: Учебник / Под ред. М.М. Агаркова, Д.М. Генкина. М., 1944; Советское гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. О.С. Иоффе, Ю.К. Толстого. Л., 1971. С. 135; Советское гражданское право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, П.Е. Орловского. М.: МГУ, 1995. С. 232; Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. Е.А. Суханова. 2-е изд. М., 2008. С. 300; Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 6-е изд. М., 2008. С. 254; Щенникова Л.В. О вещи в философии, имущественных отношениях вообще и вещно-правовых в особенности // Юридическая наука в современном мире: Фундаментальные и прикладные проблемы: Сб. науч. трудов юрид. факультета. Ч. 1. Пермь, 2000. С. 47; Валеев М.М. Вещи как объекты гражданских правоотношений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2003. С. 12.


[32]
Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Т. 1. Полутом 2. М., 1950. С. 14.


[33]
Подтверждение сказанному можно найти и в уголовном праве: еще в начале века ученые не сомневались, что вода и газ могут быть объектом хищения (см., например: Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Часть особенная. Посягательства личные и имущественные. 4-е изд. СПб., 1901. С. 162 - 163).


[34]
Розин Н. // Вестник права. 1899. N 10. С. 89 - 104. Иного мнения придерживался Ю.С. Гамбаров (Гамбаров Ю.С. Вещь // Словарь юридических и общественных наук / Под ред. А.Ф. Волкова, Ю.Д. Филиппова. Т. 1. Вып. 4. СПб., 1992. С. 1784 - 1810).


[35]
Агарков М.М. Подряд. М., 1924. С. 12.


[36]
Корнеев С.М. Договор о снабжении электроэнергией между социалистическими организациями. М., 1956. С. 29.


[37]
Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 6-е изд. М., 2008. С. 254; Т. 2. М., 2002. С. 90.


[38]
Райхер В.К. Очерк важнейших сделок советского хозяйственного права. Л., 1928. С. 387.


[39]
См., например: Витрянский В.В. Вторая часть Гражданского кодекса о договорных обязательствах // Вестник ВАС РФ. 1996. N 6. С. 123 - 124.


[40]
Постановление Правительства РФ от 12.02.1999 N 167 (ред. от 23.05.2006) "Об утверждении Правил пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации" // "Собрание законодательства РФ", 22.02.1999, N 8, ст. 1028.


[41]
Характерно, что Уголовный кодекс РФ не признает электрическую энергию предметом хищения. Незаконное ее использование подпадает под признаки причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (ст. 165 УК РФ). См. об этом: Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2001. С. 128 - 132.


[42]
Шафир А.М. Энергоснабжение предприятий (правовые вопросы). М., 1990. С. 58.


[43]
Постатейный комментарий к Федеральному закону "Об электроэнергетике". М., 2005. С. 28.


[44]
Олейник О.М. Правовые проблемы электроснабжения // Хозяйство и право. 2000. N 5 (приложение). С. 21.


[45]
Олейник О.М. Указ. соч. С. 21.


[46]
Эннекцерус Л. Указ. соч. С. 13; Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М., 2001. С. 312. Нельзя не признать и возможность иного законодательного решения. Так, ст. 906 ГК Квебека прямо называет волны и энергию телесными движимостями.


[47]
Анненков К. Система русского гражданского права. Т. 1. Введение и общая часть. СПб., 1910. С. 287. См. также ст. 899 Гражданского кодекса Квебека.


[48]
Кавелин К.Д. Права и обязанности по имуществам и обязательствам в применении к русскому законодательству. Опыт систематического обозрения. СПб., 1879. С. 35; Анненков К. Система русского гражданского права. Т. 2. Права вещные. СПб., 1900. С. 288.


[49]
Гумаров И. Понятие вещи в современном гражданском праве России // Хозяйство и право. 2000. N 3. С. 78 - 84.


[50]
Мурзин Д.В. Ценные бумаги - бестелесные вещи. М., 1998. С. 67 - 90.


[51]
Уемов А.И. Вещи, свойства и отношения. М., 1963. С. 7.


[52]
Этот тезис подробно обоснован в работе А.О. Рыбалова (Рыбалов А.О. О новых попытках ревизии понятия права собственности // Вестник ВАС РФ. 2005. N 10. С. 151 - 163).


[53]
Покровский Б.В. Понятие имущества в науке права // Покровский Б.В. Избранные труды по гражданскому праву. Алматы, 2003. С. 263.


[54]
Трубецкой Е.Н. Указ. соч. С. 189; Щенникова Л.В. Указ. соч. С. 50.


[55]
Валеев М.М. Указ. соч. С. 12.


[56]
Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Т. 1. С. 573 и сл.


[57]
Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. Е.А. Суханова. 2-е изд. М.: БЕК, 2008. С. 300.


[58]
Щенникова Л.В. Указ. соч. С. 48.


[59]
Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Т. 1. С. 573 и сл.


[60]
Щенникова Л.В. Указ. соч. С. 52.


[61]
Валеев М.М. Указ. соч. С. 12.


[62]
Вероятно, это имеет в виду А.П. Сергеев, указывая, что предметы, "не обладающие полезными качествами либо полезные свойства которых еще не открыты... объектами гражданско-правовых отношений не выступают" (Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 254).


[63]
См.: Предпринимательское право Российской Федерации // Под ред. Е.П. Губина, П.Г. Лахно. - "Юристъ", 2007 г. С. 187.


[64]
Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 07.07.2009 по делу N А43-27174/2008-21-704 «В удовлетворении искового требования о признании права собственности на платную автомобильную стоянку отказано правомерно, поскольку у истца отсутствовала разрешительная документация, необходимая для строительства объекта, а само строительство было осуществлено истцом на земельном участке, предоставленном ему в краткосрочную аренду для размещения указанного объекта, а не для строительства» // СПС Консультант Плюс»


[65]
Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 256; Гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. 1 / Под ред. Е.А. Суханова. 2-е изд. С. 305.


[66]
См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., 2007. С. 334.


[67]
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая (постатейный) / Под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. М., 2005. С. 305; Козлова И.В. Понятие недвижимости и вопросы регистрации прав на недвижимость в законодательстве Российской Федерации // Правоведение. 1998. N 2. С. 156.


[68]
См.: Волков С.В., Булычев В.В. Право собственности на объект недвижимости как вновь созданную вещь: Теория и практика // Законодательство. 2003. N 5. С. 12 и указанные там судебные решения.


[69]
Постатейный комментарий к Федеральному закону "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" / Под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2001. С. 12.


[70]
Противоречива позиция А.П. Сергеева, который сначала указал, что выделение недвижимых вещей проводится по естественным свойствам, а затем признал, что нельзя буквально понимать законодательное выражение "неразрывная связь с землей" (Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая (постатейный) / Под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. С. 305).


[71]
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. С. 334.


[72]
Интересно в этой связи Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28 февраля 2005 г. по делу N А56-15348/04. Обсуждая вопрос о том, признавать ли объектом недвижимости железнодорожные пути, арбитражный суд отклонил довод одной из сторон о том, что данный объект может быть разобран и перенесен на другое место. Суд отметил, что при таком переносе фактически возникнет другой объект, с другими техническими характеристиками.


[73]
См.: Диаковская Н.В. Правовое регулирование прав на недвижимое имущество и сделок с ним: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003.


[74]
См.: Диаковская Н.В. Правовое регулирование прав на недвижимое имущество и сделок с ним: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 8 - 12.


[75]
См.: Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Индивидуальное и родовое в гражданском праве. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2004. С. 7.


[76]
Сойту М.В. Понятие и правовой режим недвижимых вещей // "Нотариус", 2008, N 5. С. 27.


[77]
См.: Предпринимательское право Российской Федерации // Под ред. Е.П. Губина, П.Г. Лахно. - "Юристъ", 2008 г. С. 186.



Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данную дипломную работу Вы можете использовать как базу для самостоятельного написания выпускного проекта.

Доработать Узнать цену работы по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем дипломную работу самостоятельно:
! Как писать дипломную работу Инструкция и советы по написанию качественной дипломной работы.
! Структура дипломной работы Сколько глав должно быть в работе, что должен содержать каждый из разделов.
! Оформление дипломных работ Требования к оформлению дипломных работ по ГОСТ. Основные методические указания.
! Источники для написания Что можно использовать в качестве источника для дипломной работы, а от чего лучше отказаться.
! Скачивание бесплатных работ Подводные камни и проблемы возникающие при сдаче бесплатно скачанной и не переработанной работы.
! Особенности дипломных проектов Чем отличается дипломный проект от дипломной работы. Описание особенностей.

Особенности дипломных работ:
по экономике Для студентов экономических специальностей.
по праву Для студентов юридических специальностей.
по педагогике Для студентов педагогических специальностей.
по психологии Для студентов специальностей связанных с психологией.
технических дипломов Для студентов технических специальностей.

Виды дипломных работ:
выпускная работа бакалавра Требование к выпускной работе бакалавра. Как правило сдается на 4 курсе института.
магистерская диссертация Требования к магистерским диссертациям. Как правило сдается на 5,6 курсе обучения.

Сейчас смотрят :

Дипломная работа Договор купли-продажи недвижимости
Дипломная работа Воспитание и обучение детей в ДОУ
Дипломная работа Анализ и оценка эффективности управления предприятием ООО "Газпромнефть-Хантос"
Дипломная работа Кредитование коммерческими банками юридических лиц (на материалах ОАО "Белпромстройбанк")
Дипломная работа Оборотные средства 2 Понятие классификация
Дипломная работа Строительно-конструктивная игра как средство формирования положительного отношения к труду у детей старшего дошкольного возраста
Дипломная работа Оценка и анализ современных инновационных процессов на предприятии
Дипломная работа Вивчення молодшими школярами рослин на уроках природознавства в 3 класі
Дипломная работа Разработка технико-экономических мероприятий по снижению затрат на прокладку электросетей ООО "Предприятие электрических сетей"
Дипломная работа Договор аренды
Дипломная работа Формирование готовности студентов-психологов к профессиональной деятельности
Дипломная работа Работа с антонимами на уроках русского языка и чтения в начальной школе
Дипломная работа Методика обліку і організація аналізу і аудиту виробничих запасів підприємства
Дипломная работа Маркетинговый анализ ассортимента лекарственных средств в педиатрии
Дипломная работа Анализ и планирование финансово-хозяйственной деятельности предприятия (на примере МП "Лифт-Сервис")