Дипломная работа по предмету "Уголовное право, уголовный процесс"

Узнать цену дипломной по вашей теме


Уголовная ответственность за взяточничество

Министерство внутренних дел России Волгоградская Академия Кафедра уголовного права ДИПЛОМНАЯ РАБОТА ТЕМА: “Уголовная ответственность за взяточничество” выполнил : слушатель 404 учебной группы младший лейтенант юстиции Ковалёв Е. С. научный руководитель: кандидат юридических наук майор милиции Намнясева В. В. ВОЛГОГРАД 2002 ОГЛАВЛЕНИЕ:
Введение ------------------------------------------------------------- стр. 3-4 Глава 1. История развития Российского законодательства о взяточничестве. Современное состояние борьбы со взяточничеством ---------------------------------------------стр. 5-12
Глава 2. Уголовно-правовая характеристика взяточничества - стр. 13-60 Объект и предмет взяточничества ----------------------- стр. 13-24 Объективная сторона взяточничества ------------------ стр. 25-34 Субъективные признаки взяточничества -------------- стр. 35-61 Глава 3. Особенности квалификации взяточничества ---------- стр. 62-75 Квалифицирующие признаки взяточничества -------- стр. 62-65 Отграничение от смежных составов --------------------- стр. 66-75 Заключение --------------------------------------------------------- стр. 76 Литература ---------------------------------------------------------- стр. 77-79 ВВЕДЕНИЕ.
Взяточничество является одним из проявлений коррупции. В правовом понимании коррупция - это злоупотребление властными полномочиями для получения выгод в личных целях . Коррупция не является правонарушением как таковым. Отдельные ее проявления запрещены УК под угрозой уголовного наказания (взяточничество - ст. 290 и 291 УК; злоупотребление должностными полномочиями - ст. 285; незаконное участие в предпринимательской деятельности - ст. 289; служебный подлог - ст. 292 и др. ), другие - могут рассматриваться в качестве дисциплинарных проступков (служебные злоупотребления, не причинившие существенного ущерба; поборы и незаконные подарки, не являющиеся взятками).
Социальная сущность коррупции (от латинского corruptio - порча, испорченность) в потере функций, деградации аппарата публичной власти (государственного аппарата и аппарата местного самоуправления). Коррумпированный аппарат уже не пригоден для отправления функций государства и местного самоуправления, он бесполезен для общества. Это корпорация, которая обслуживает лишь внутренние свои потребности и работает в собственных интересах, сохраняя при этом видимость государственных форм.
Чиновнику предоставляются властные полномочия от имени и в интересах государства и общества. Он же использует эти полномочия, злоупотребив оказанным доверием, в личных интересах и вопреки интересам службы (т. е. общественным и государственным интересам). В отличие от государственной измены тут измена носит частный характер - лицо не участвует во враждебной деятельности иностранного государства, а предает вверенный его попечению интерес исключительно в частных (обычно корыстных) целях.
Взяточничество является самой опасной формой коррупции. Опасность ее в особой дерзости взяточника, превращающего властные полномочия в предмет торговли. Он не только использует властные полномочия вопреки интересам общества и государства, полномочия эти предоставивших, но и “продает” их посторонним лицам. Для взяточничества, как проявления коррупции, характерны все ее основные черты (извлечение выгод из должностного положения, изменнический характер, поражение аппарата публичной власти). Вышеизложенные тезисы явились основанием для выбора темы данной дипломной работы. Ее актуальность не может вызывать сомнений. От уровня ее теоретической разработки во многом зависит практические результаты, что определяет ее теоретическое и практические значение.
В данной дипломной работе предпринята попытка решить задачу: дать уголовно-правовую характеристику взяточничеству, отграничить указанные составы от смежных.
При написании работы были использованы монографии и статьи ученых, действующее законодательство и материалы следственной и судебной практики, личный опыт при прохождении стажировки в органах внутренних дел. ГЛАВА 1.
ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ БОРЬБЫ СО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВОМ.
Для того чтобы понять суть взяточничества (впрочем, как и любого явления, института) необходимо, прежде всего, рассмотреть его с позиции исторического развития. Это связано в первую очередь с тем, что право–явление динамичное. Социальные отношения постоянно изменяются, появляются новые, отмирают старые. Государство соответствующим образом реагирует на такие изменения в обществе внося корректировки в старые нормы или принимая новые. Таганцев Н. С. , известный ученый 19 века, отметил: “Известно то важное значение, какое имеет историческое толкование в сфере действующего законодательства. Если мы, например, желаем изучить какой-нибудь юридический институт, существующий в данное время, то для правильного его уяснения себе мы должны проследить историческую судьбу его, т. е. те поводы, в силу которых появилось данное учреждение, и те видоизменения, которым подверглось оно в своем историческом развитии”1.
К началу 19 века основным законом, определяющим круг преступного поведения, было Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. В указанном законе две статьи описывали составы взяточничества. Ст. 401 говорила об ответственности чиновника или иного лица, состоящего на службе государственной или общественной, который “ по делу или действию, касающемуся до обязанностей его по службе, примет, хотя и без всякого в чем-либо нарушения сих обязанностей, подарок, состоящий в деньгах, вещах или в чем бы то ни было ином”. Такое поведение принято было называть мздоимством. Ст. 402 предусматривала ответственность за принятие в дар денег, вещей
_________________________________________________________________ 1. Таганцев Н. С. Курс уголовного права. Спб. , 1874. Вып. 1. С. 21. или чего иного “ для учинения или допущения чего-либо противного обязанностям службы”. Это считалось лихоимством2.
Вымогательство признавалось высшей степенью лихоимства. Под таковым понималось: “Всякая прибыль или иная выгода, приобретенная по делам службы притеснением или же угрозами и вообще страхом притеснения;
Всякое требование подарков или не установленной законом платы, или ссуды, или же каких-либо услуг, прибылей или иных выгод по касающемуся до службы или должности виновного в том лица делу или бездействию, под каким бы то ни было видом или предлогом;
Всякие не установленные законом или в излишнем против определенного количества поборы деньгами, вещами или чем-либо иным;
Всякие незаконные наряды обывателей на свою или же чью либо работу”. Таким образом, различались виды взяточничества в зависимости: 1.      от способа получения взятки (получения взятки по почину лиходателя и по почину самого берущего– вымогательство взятки);
2.      от свойств деяния должностного лица, за которое дана или обещана взятка (правомерное при мздоимстве и, напротив, с нарушением обязанностей при лихоимстве);
3. от времени получения мзды (до или после соответствующего поведения должностного лица).
Предмет взятки в законе обозначался по-разному, однако, юристы были единодушны в понимании взяточничества как корыстного преступления. “Предметом подарка, дара или взятки, прибыли, выгоды могут быть деньги, вещи или что-либо иное, но имеющее очевидно материальную ценность, так как взяточничество деяние корыстное, учиняемое по побуждениям
_________________________________________________________________ 2. Ширяев В. Н. Взяточничество и лиходательство в связи с общим учением о должностных преступлениях. Ярославль, 1916. С. 429-430. корыстным”3.
Закон не придавал никакое значение стоимости предмета взятки как обстоятельству, влияющему на тяжесть ответственности. Наоборот, прямо указывалось, что ответственность наступает сколько бы малозначительной ни была сумма денег или цена вещей, полученная лихоимцем.
Уложение о наказаниях оговаривало возможность получения взятки должностным лицом и через других, в том числе жену, детей, родственников, знакомых, предусматривало некоторые завуалированные способы получения взятки под предлогом проигрыша, продажи, мены или другой какой-либо мнимо законной сделки.
Следующим шагом в развитии Российского законодательства относимо взяточничества явилось Уголовное уложение 1903 г.
Ст. 656 предусматривала три ситуации принятия служащим взятки: простое мздоимство (ч. 1), когда взятка принимается за уже учиненное служащим действие, входящее в круг его обязанностей по службе; квалификационное мздоимство (ч. 2)–принятие взятки, заведомо данной для побуждения служащего к учинению такого действия по службе; лихоимство (ч. 3)- принятие взятки, заведомо данной служащему “для побуждению его к учинению в круге его обязанностей преступного деяния или служебного проступка или за учиненные им такие деяния или проступок”.
В отличии от Уложения о наказаниях новый закон 1903 г. проводил резкую грань между взяточничеством и другим видом корыстного должностного преступления лихоимственными сборами. При таковом виновный не принимает и не требует передачи мзды за свои противозаконные действия, а прямо взимает неустановленные поборы под предлогом обращения их в государственную или общественную кассу. Реагируя на события происходимые в стране и в мире в начале 20 века, законодатель существенно повышает ответственность за мздоимство и _________________________________________________________________ 3. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР, 1917-1952 гг. С. 147.
лихоимство, в частности, в случаях, когда они были учинены по делам, касающимся снабжения армии и флота боевыми, продовольственными и иными припасами, пополнения личного состава и вообще обороны государства в Законе от 31 января 1916 г. Это же закон не признавал преступлением вручение подарка должностному лицу в порядке благодарности, без предварительной договоренности за совершение деяния без нарушения должностным лицом служебных обязанностей. Первый Уголовный кодекс РСФСР был введен в действие с 1 июля 1922 г. Переход к НЭПу сопровождался резким увеличением должностных преступлений и прежде всего взяточничества. Уже в октябре того же года был принят декрет, который придал соответствующим статьям УК обратную силу4. Одновременно значительно повысилась ответственность за получение взятки без отягчающих обстоятельств, за дачу взятки, посредничество во взяточничестве, оказания какого-либо содействия или непринятие мер противодействия взяточничеству.
Обстоятельствами, отягчающими ответственность за получение взятки признавались: 1) ответственное положение должностного лица, принявшего
взятку, 2) нанесение или возможность нанесения государству материального ущерба в результате взятки, 3) наличие прежней судимости за взятку или неоднократность получения взятки, 4) вымогательство взятки.
Предусматривалось право суда освободить лицо от наказания в случаях, если: “1) оно добровольно и немедленно заявит о вымогательстве взятки и 2) своевременными показаниями и донесениями окажут содействие раскрытию дела”. В редакцию ст. 117 УК РСФСР от 26 ноября 1926 г. было внесено уточнение в характеристику действий, за выполнение или невыполнение которых должностное лицо получало вознаграждение. Если раньше акцентировалось, что это действия, входящие в круг служебных обязанностей
_________________________________________________________________ 4. Еженедельник советской юстиции. 1927. № 14. С. 491.
лица, то теперь –это действие, “которое должностное лицо могло или должно было совершить исключительно вследствие своего служебного положения”.
Лица, виновные в получении взятки от уголовной ответственности за преступление не освобождались не при каких обстоятельствах5.
Такое законодательное регулирование составов взяточничества сохранилось вплоть до принятия УК РСФСР 1960 г.
В новом законе не вносилось изменений в описание признаков основного состава получения взятки, который характеризовался как получение должностным лицом лично или через посредника в каком бы то ни было виде взятки за выполнение или невыполнение в интересах дающего взятку какого-либо действия с использованием своего служебного положения.
Однако изменилось описание квалификационных видов этого преступления. Таковыми признавались: 1) ответственное положение
должностного лица, получившего взятку; 2) судимость за взяточничество; 3) неоднократность получения взятки; 4) вымогательство взятки. Квалифицирующими признаками дачи взятки считались неоднократность и судимость за взяточничество. Они же имели квалифицирующее значение для посредничества во взяточничестве.
Закон в примечаниях к ст. 174 УК предусмотрел основания освобождения лица от уголовной ответственности: 1) если имело место вымогательство взятки; 2) если лицо после дачи взятки добровольно заявило о случившемся.
За время действия УК 1960 г. было принято четыре постановления о судебной практике по делам о взяточничестве: № 9 от 31 июля 1962 г. , № 6 от 30 июля 1970 г. , № 16 от 23 сентября 1977 г. , № 3 от 30 марта 1990 г6.
Значительную роль в уяснение содержания уголовного закона сыграло постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. “О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным
_________________________________________________________________ 5. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР, 1917-1952. С. 257.
6. БВС СССР. 1962. № 5. , БВС СССР. 1970. № 4. , БВС СССР. 1977. № 6. , БВС СССР. 1990. № 3.
положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге”. В нем впервые было дано официальное толкование таких понятий как: организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции, составляющие содержание полномочий должностного лица, существенный вред, корыстная или иная личная заинтересованность и т. д. Многие из этих разъяснений сохранили свою значимость и применительно к положениям УК РФ 1996 года.
Взяточничество - довольно распространенное явление в жизни российского общества. В 1999 г. выявлено 6, 9 тыс, фактов взяточничества (на 18, 3 % больше, чем в 1998 г. ). При этом следует учитывать высокую латентность этих преступлений, которые в большинстве случаев остаются нераскрытыми. Еще в 1991 г. Б. В. Здравомыслов отмечал: “весь государственный аппарат представляется подчас народу как структуры, состоящие из взяточников”7. Сегодня положение ухудшилось, хотя следует отметить и то обстоятельство, что коррупция поражает звенья аппарата публичной власти в разной степени. Наиболее коррумпированным является аппарат исполнительной власти и органов местного самоуправления. Это связано с тем, что именно тут сосредоточены основные властные полномочия, связанные с принятием индивидуальных распорядительных решений в отношении частных лиц и
конкретных организаций. У законодателей значительно меньше возможностей участвовать в коррупции, т. к. они имеют дело не с индивидуальными, а с нормативными решениями и осуществляют свои функции в составе широкой коллегии. Наименее пораженным коррупцией остается судейский корпус (суды общей юрисдикции). Однако опыт судейского сообщества нельзя использовать в других звеньях государственного аппарата, т. к. устойчивость судей к коррупции объясняется спецификой их должности. Социальный статус судьи высок, и судьи дорожат им. Высокий социальный статус отчасти компенсирует скромные доходы и материальное неблагополучие. Занять ________________________________________________________________ 7. Здравомыслов Б. В. Должностные преступления: Понятие и квалификация. М... С. 160. должность судьи довольно сложно. Формирование судейского корпуса производится в порядке, установленном законом, предусматривающим высокие квалификационные требования. Фактически труд судьи также требует высокой квалификации и сложен, что препятствует назначению на должности судей случайных лиц “по блату” и т. п. способами8.
Причины необычайного распространения взяточничества сегодня достаточно очевидны:
- низкая зарплата российского чиновника. Этой зарплаты не хватит даже на нормальное питание. Поэтому чиновник вынужден брать взятки, т. к. он является биологическим организмом, которому нужна пища, жилье, которому хочется иметь семью, детей;
- нравственная деградация общества, когда деньги и возможность безнаказанного хамства (т. н. “крутизна”) оказались едва ли не единственными ценностями массового этического сознания;
- низкий культурный уровень чиновника, ориентация его на удовлетворение почти исключительно животных потребностей;
незаинтересованность властей в борьбе с коррупцией, т. к. с коррумпированным, нравственно деградирующим чиновником легче работать (без претензий, моральных принципов, собственного достоинства и в неограниченном подчинении); - неразвитость демократических институтов, отсутствие действенных форм социального контроля, низкая правовая и политическая культура и пассивность (по существу - “забитость”) населения, устраненность его от участия в управлении делами общества и государства, бесконтрольность и произвол со стороны властей и, в частности, правоохранительных органов, чрезмерное увлечение негласными методами - агентурным и др. непроцессуальными методами, что ведет к сращиванию правоохранительных органов с организованной преступностью; ___________________________________________________________________ 8. Кирпичников А. И. Взятка и коррупция в России. Спб. 1997. С. 214. - монополизм и олигархия в экономике, продажность СМИ;
- низкое качество законодательства, ориентированного не на правовые, а на распорядительные методы регулирования практически всех сфер общественной жизни, оторванность законодательства от реальных условий общественной жизни; - излишний аппарат публичной власти, в особенности аппарат местного самоуправления (например, на районном уровне он даже более бесконтролен и оторван от избирателей, чем аппарат федеральной власти, деятельность которого освещается в СМИ). ГЛАВА 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА. 2. 1. ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА.
Непосредственный объект взяточничества - правильное, в интересах общества и государства (а посредством общественного служения - и в интересах отдельных членов общества), функционирование государственного аппарата. Это объект всех правонарушений, составляющих коррупцию. Специфика взяточничества как одного из проявлений коррупции не в особом непосредственном объекте его, а в особой опасности, связанной с дерзостью и цинизмом, характерными для этого посягательства.
В теоретической литературе существуют и иные точки зрения на объект этого преступления. Б. В. Здравомыслов, например, в качестве непосредственного объекта получения взятки понимал “функционирование тех или иных сфер или управленческих систем государственного или общественного аппарата, правильную деятельность его звеньев либо отдельных организаций, учреждений”9. Однако представляется, что уголовный закон охраняет не функционирование каких-либо отдельных сфер и звеньев аппарата публичной власти, а правильное функционирование этого аппарата в целом, независимо от того, какое звено его поражается преступлением.
Сложно согласиться с другой точкой зрения, что объектом этого преступления является установленный порядок оплаты труда (или служебной деятельности) должностных лиц. Взятка не является оплатой труда или служебной деятельности. Это незаконная выгода, извлекаемая преступником из своего служебного положения вопреки интересам службы. Взятка может даваться и за незаконные действия, при этом объект преступления поражается _________________________________________________________________ 9. Здравомыслов Б. В. Квалификация взяточничества. С. 79.
даже в большей мере, чем в случае получения взятки за совершение правомерных действий. Объект взяточничества куда более важен для нормальной жизни общества, чем “порядок оплаты труда”, что и определяет высокую опасность этого преступления. Предмет преступления, предусмотренного ст. 290 УК- взятка. Закон определяет взятку, как “деньги, ценные бумаги, иное имущество или выгоды имущественного характера”, получаемые должностным лицом лично или через посредника за “действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе”. Можно определить признаки взятки: 1) имущественный характер выгоды; 2) незаконность ее предоставления;
3) предоставление такой выгоды за совершение действий (бездействия), связанных с использованием служебного положения должностного лица; 4) получение ее должностным лицом. Имущественный характер выгоды
В качестве взятки могут рассматриваться не только деньги и вещи (как движимые, так и недвижимые), но и любые имущественные (т. е. подлежащие денежной оценке) выгоды, в связи с чем Пленум Верховного суда РФ в п. 9 постановления от 10 февраля 2000 г. “О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе” разъяснил: “По смыслу закона предметом взятки или коммерческого подкупа наряду с деньгами, ценными бумагами и иным имуществом могут быть выгоды или услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате. Под выгодами имущественного характера следует понимать, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами”10. В качестве имущественной выгоды можно рассматривать также прощение долга, занижение стоимости производимых работ, оказываемых услуг, беспроцентные кредиты и др.
Среди выявленных взяток преобладают взятки в виде денег и дорогих вещей, строительных работ и т. п... Правоохранительные органы снисходительно относятся к другим видам взяток ввиду их широкого распространения. Например, считается неоправданной суровостью привлекать чиновника за обед в ресторане за счет коммерсанта или за бесплатные услуги стоматолога (несмотря на их высокую стоимость). Однако в практике встречаются и подобные взятки. Обычно они идут в совокупности с более серьезными эпизодами (причем эти более серьезные эпизоды не всегда удается доказать, и тогда они исключаются из обвинения - остается стоматолог, обед и т. п. , что вполне достаточно для осуждения). Так, Верховным судом Республики Башкортостан в 1997 г. осуждены 2 налоговых инспектора за получение взяток, в частности, в виде систематических обедов и ужинов в подконтрольном им ресторане “Смак”. Директор ресторана собирал неоплаченные счета инспекторов и требовал докладные записки у официантов. В результате в течение полутора лет по ресторанным расценкам накопилась сумма 5 658 666 руб. , которая и была вменена в качестве взятки. Приговор был обжалован в Верховный Суд (осужденные просили переквалифицировать эпизод с рестораном на статью о злоупотреблении служебным положением), однако кассационная инстанция оставила приговор без изменений11. Не может рассматриваться в качестве взятки предоставление неимущественных выгод и “благ”. Так, например, нельзя рассматривать в ________________________________________________________________ 10. БВС РФ. 2000 г. № 4. П. 9.
11. Определение СК Верховного Суда РФ от 6 октября 1997 г. "Ответственность за получение должностным лицом взятки наступает как за совершение незаконных действий (бездействие), так и за действия (бездействие), входящие в его служебные полномочия"
качестве имущественного блага (и, соответственно, взятки) половое сношение, в том числе и сексуальные услуги проституток. Пока проституция запрещена законом, такие “услуги” не подлежат оплате ни при каких условиях. Понимание таких “услуг” в качестве имущественного блага противоречит основам правопорядка и нравственности. Фактическая оплата таких услуг не придает им имущественного характера. Фактически оплачиваются услуги киллера, благосклонность чиновника, однако очевидно, что такие предоставления не могут рассматриваться в качестве взятки. В случае, когда должностное лицо совершает за сексуальные услуги действия, повлекшие последствия, указанные в ст. 285 УК - содеянное квалифицируется как должностное злоупотребления. При наличии признаков понуждения к действиям сексуального характера ответственность наступает по ст. 133 УК. Вместе с тем предметом взяточничества могут быть вещи, оборот которых ограничен (оружие, наркотики). То обстоятельство, что закон устанавливает особый порядок оборота тех или иных вещей, не лишает их качества имущественного блага.
Нельзя рассматривать в качестве имущественной выгоды (и взятки) попустительство или продвижение по службе (даже связанное с повышением оклада), отказ от разглашения компрометирующих сведений, положительные характеристики, рекомендации и другие неимущественные блага. Сложным является вопрос о понимании в качестве взятки трудоустройства должностного лица, его родственников, близких, выгодных условий при заключении договоров (например, издательских и др. ). Если выгодность условий трудового договора, иных сделок явно завышена - содеянное будет завуалированной взяткой. Например, сын должностного лица устроен на работу, не соответствующую его квалификации, или труд его оплачивается работодателем выше оплаты труда более квалифицированных работников. В практике уже имеются случаи осуждения за такое взяточничество. Очевидно, будет взяткой и предоставление указанных выгод, если работа фактически не выполнялась. Однако нельзя рассматривать в качестве взятки трудоустройство, если труд должностного лица или его близкого оплачивается эквивалентно трудовому вкладу, на тех же условиях, что и труд других работников той же квалификации. Во всяком случае, при расследовании прикрытых взяток необходимо установить то действие (бездействие, общее покровительство или попустительство) должностного лица, за которое предоставлена имущественная выгода.
В практике не рассматривается в качестве взяток предоставление имущественных выгод в виде услуг за счет учреждений, оказывающих такие услуги бесплатно (в том числе и в случае, когда учреждение наряду с бесплатными услугами оказывает те же услуги платно). Речь идет, например, о ситуации, когда родственника должностного лица незаконно или в обход конкурса или установленного порядка бесплатно “устраивают” в государственное или муниципальное учреждение образования или здравоохранения. Однако об устойчивой и единообразной судебной практике по этому вопросу говорить нельзя - такие дела просто не возбуждаются и не доходят до судов. Незаконность предоставления
В качестве взятки может рассматриваться только незаконное вознаграждение. Например, премирование должностного лица вышестоящим начальником за хорошую работ не может рассматриваться в качестве взятки. Однако следует учитывать, что в качестве взятки могут рассматриваться имущественные выгоды, незаконно предоставляемые и от имени государственных, муниципальных органов и организаций (например, глава местной администрации за счет средств муниципального образования незаконно предоставляет квартиру следователю за прекращение уголовного дела в отношении своего родственника). С другой стороны, взятка может быть дана не только в интересах частных лиц, но и в “интересах” государственных и муниципальных организаций (например, руководитель государственного учреждения дает взятку должностному лицу вышестоящего органа за разрешение оказывать платные услуги населению). Пленум Верховного суда в п. 12 постановления от 10 февраля 2000 г. в связи с этим разъяснил: “Должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, предложившее подчиненному ему по службе работнику для достижения желаемого действия (бездействия) в интересах своей организации дать взятку должностному лицу, несет ответственность по соответствующей части статьи 291 УК РФ как исполнитель преступления, а работник, выполнивший его поручение, - как соучастник дачи взятки”12. Использование должностного положения
Не могут рассматриваться в качестве взятки имущественные блага, приобретаемые должностным лицом вне связи с его должностным положением и служебной деятельностью. Должностное лицо является важным элементом государственного аппарата, участником публично-правовых отношений. Одновременно чиновник остается членом гражданского общества, где он пользуется, с некоторыми ограничениями, всеми гражданскими правами и обязанностями. В качестве потребителя он приобретает товары для личных нужд, пользуется услугами. Он может брать и давать деньги взаймы, посещать казино, покупать и продавать недвижимость, путешествовать, иметь друзей и даже ходить с ними в баню. Ярким примером смешения частной жизни и публичной службы служит дело К. , рассматривавшееся с участием присяжных заседателей в Московском областном суде в 1995 г. Заместитель начальника налоговой полиции К. обвинялся в получении взятки от коммерсанта Б. По версии обвинения за “прикрытие” от возможных налоговых проверок Б. передал К. автомобиль УАЗ, а затем заменил его на “Ниву”. К. не отрицал получения автомобилей, но утверждал, что получил их в уплату долга. Правда должником был не Б. , а
________________________________________________________________ 12. БВС РФ. 2000 г. № 4. П. 12.
некий К-ов (бывш. сотрудник фирмы Б. ), который занял деньги у К. под сделку, которую намерен был провернуть с сыном Б. , но “прогорел” и уехал из города. Коммерсант Б. , по утверждению К. , принял на себя долг приятеля своего сына и в его уплату передал УАЗ. Замена УАЗа на “Ниву” была, по версии защиты, также частной инициативой, выгодной Б. Затем, по версии защиты, Б. из мести за возбужденное в его отношении налоговой полицией дело оговорил К. , обвинив его во взяточничестве. Несмотря на сложные в правовом отношении вопросы (долг К-ова почему-то уплатил Б. , который, имея для этого все основания, не рассматривал свои действия в качестве уплаты долга, а полагал, что дает взятку) суд присяжных оправдал полицейского. Сходное дело рассматривалось в том же 1995 г. в порядке надзора Президиумом Верховного суда. За получение взятки в особо крупном размере от предпринимателя К. был осужден старший инспектор грузового отдела таможни П. Президиум Верховного Суда отменил судебные решения и направил дело на новое рассмотрение, мотивируя это тем, что “.... описательная часть приговора должна содержать изложение обстоятельств преступного деяния, признанного доказанным, с указанием помимо места, времени также и способа его совершения. Эти требования закона судом не выполнены. В приговоре указано, что П. оказал содействие К. в оформлении таможенных документов, однако в чем конкретно выразились его действия как должностного лица, не уточнено. Судом не выяснены и не оценены надлежащим образом обстоятельства, касающиеся роли П. в таможенном оформлении груза.... П. не отрицал получение от К. денег и вещей, подробно объясняя это различными обстоятельствами их взаимоотношений как близких друзей, но не в связи с его работой в таможне. Аналогичные показания дал и К.... Однако суд этим показаниям К. оценки не дал, не указал в приговоре, по каким основаниям он отверг их. Суд в приговоре как на одно из доказательств.... сослался на магнитофонную запись его разговора с К. при передаче 800 тыс. руб. Однако доводы П. о нарушении органами следствия процессуальных норм при прослушивании записи, а также о том, что речь в разговоре шла о возможном вложении этих денег в счет возмещения кредита, полученного К. в банке, остались без какой-либо оценки”.
Отчасти права чиновников в частной сфере ограничены. Так, например, ФЗ “Об основах государственной службы в РФ” запрещает государственным служащим “заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме педагогической, научной и иной творческой деятельности”, “заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц”, “получать гонорары за публикации и выступления в качестве государственного служащего” и др. Само по себе нарушение указанных запретов не влечет уголовной ответственности - это дисциплинарный проступок. Уголовная ответственность наступает лишь в случае если служебное злоупотребление содержит состав преступления, предусмотренного УК. В качестве взятки может рассматриваться только такое имущественное предоставление, которое: 1) выступает в качестве вознаграждения должностного лица за уже совершенное действие (бездействие), связанное с использованием им своего служебного положения (взятка-вознаграждение, “благодарность”), либо
2) призвано побудить должностное лицо к совершению такого действия (взятка-подкуп).
Пленум Верховного Суда в п. 9 постановления от 10 февраля 2000 г. разъясняет: “Суду следует указывать в приговоре, за выполнение каких конкретных действий (бездействия) должностное лицо.... получило взятку от заинтересованного лица. Время их передачи (до или после совершения действия (бездействия) в интересах дающего) на квалификацию содеянного не влияет”13. Таким образом, Верховный Суд рассматривает в качестве взятки и заранее не обусловленное вознаграждение должностного лица за уже
________________________________________________________________ 13. БВС РФ. 2000 г. № 4. П. 9.
совершенное им действие или бездействие (как законное, так и незаконное). В теоретической литературе обычно отмечается, что заранее не обусловленное вознаграждение за законные действия не представляет общественной опасности и не может рассматриваться в качестве взяточничества14, однако Верховный суд занял другую позицию. Отсутствие встречного предоставления в виде совершения действия (бездействия, общего покровительства, попустительства) с использованием должностного положения позволяет отличить взятку от подарка. Вступление в силу части второй ГК породило некоторые сомнения в этом вопросе. В литературе был предложен новый критерий - размер имущественного предоставления15. Ст. 575 ГК предусмотрела: “Не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей”. Этот запрет толкуется некоторыми правоведами как легализация, разрешение мелких взяток: “Это разрешение декриминализирует предусмотренные ст. ст. 290 и 291 УК РФ деяния - получение и дачу взятки-вознаграждения, если ее предметом является обычный подарок, поскольку ст. 575 ГК конституирует дарение обычного подарка государственному служащему, причем не из личных симпатий, а в связи с исполнением последним служебных обязанностей (при отсутствии вымогательства такого подарка), в качестве правомерного действия, что исключает квалификацию этого действия как преступного”. Действительно, первое время после вступления в силу части второй ГК по этому пути пошла и судебная практика, были допущены ошибки, связанные с необоснованным прекращением уголовного преследования мелких ________________________________________________________________ 14. А. Я. Светлов Борьба с должностными преступлениями. Киев. 1970. С. 108. 15. Аникин А. Ответственность за взяточничество по новому УК. // Законность, 1997. № 6.
взяточников, в некоторых случаях даже и при вымогательстве взяток. Вместе с тем взятка, независимо от ее размера, не является ни “обычным подарком”, ни подарком вообще. Дарение-договор безвозмездный. Ст. 572 ГК прямо предусматривает: “При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением”. Взятка, в отличие от дарения, предполагает обязательное встречное предоставление: она дается за “действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе” (ст. 290 УК). Таким образом, взятка и подарок, независимо от размера первой и стоимости второго, вовсе не пересекаются, и между нормами ст. 290 УК и ст. 575 ГК нет ни коллизии, ни конкуренции. То обстоятельство, что ГК говорит о подарках, полученных “государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей”, вовсе не означает, что эти подарки могут обусловить встречное предоставление в виде совершения конкретных действий (бездействия) по службе, общего покровительства и попустительства. Должностное лицо может (и могло до вступления в силу части второй ГК) принимать подарки без такого встречного предоставления, причем “в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей”. Сюда относятся, например, представительственные подарки, иногда очень ценные (например, коллектив оружейного завода торжественно преподносит государственному деятелю драгоценное оружие, иностранная делегация - традиционный сувенир, винодельческое предприятие - лучшие образцы вин и т. п. ). Директору школы коллектив школы, выпускники, родители учеников могут сделать подарок в связи с юбилеем директора или школы, в связи с десятилетием его работы в этой должности и т. п. Такие подарки (хотя и связанные с должностным положением или исполнением служебных обязанностей) нельзя рассматривать в качестве взяток ввиду того, что они делаются не за совершение каких-либо конкретных действий (бездействия) по службе и не за общее покровительство или попустительство. ГК лишь ограничил стоимость подобных подарков пятью минимальными размерами оплаты труда, и лишь в случае, если подарок получает государственный или муниципальный служащий. Гражданско-правовой запрет, однако, не исключает принятие представительственных и иных подобных подарков стоимостью и выше 5 МРОТ, но уже от имени и в пользу организации, муниципального или государственного образования (такие подарки приходуются и учитываются на балансе организации, музеев и т. п. ). Таким образом, незначительный размер взятки не исключает ответственности за взяточничество. Это не означает, что взяточничество не может быть малозначительным в смысле ч. 2 ст. 14 УК. В этом случае малозначительное деяние ввиду отсутствия общественной опасности не может рассматриваться в качестве преступления. Так, Б. В. Здравомыслов справедливо отмечал: “при ничтожном размере взятки.... содеянное, при отсутствии квалифицирующих признаков и прежде всего неоднократности, не должно влечь уголовной ответственности”16. Однако следует отметить, что малозначительность взятки связана не только и не столько с ее размером, сколько обусловленностью ею деятельности должностного лица, степенью влияния на такую деятельность, т. е. продажностью чиновника, изменническим характером его действий. Представляется, что в качестве малозначительных (не являющихся преступлением) взяток можно рассматривать, например:
собственно “ничтожные” взятки, когда стоимость имущественного предоставления составляет около 1 МРОТ и менее, если не было вымогательства взятки, и взятка дана за правомерные действия; ___________________________________________________________________ 16. Б. В. Здравомыслов Должностные преступления. Понятие и квалификация. М. 1979. С. 126.
2) мелкие (до 5 МРОТ) традиционные (в том числе неоднократные) заранее не обусловленные взятки-вознаграждения (“благодарность”), если взятка дана за правомерные действия.
Вместе с тем необходимо отметить, что “малозначительность деяния” является оценочным признаком, и суд в каждом конкретном случае должен учитывать все обстоятельства дела. Например, важное значение имеет должностное положение взяткополучателя. Особую опасность представляют собой взяточничество работников правоохранительных органов. С другой стороны, аморальным, циничным и несправедливым представляется осуждение к лишению свободы работницы ЗАГС, получившей взятку в виде букета из трех роз и коробки шоколадных конфет. Подобному деянию более соответствует дисциплинарное взыскание, чем уголовное наказание.
Уголовную ответственность влечет как явная, так и прикрытая (замаскированная, завуалированная) взятка. Завуалированная взятка дается, например, под видом подарков родственникам. “Если имущественные выгоды в виде денег, иных ценностей, оказания материальных услуг предоставлены родным и близким должностного лица с его согласия либо если он не возражал против этого и использовал свои служебные полномочия в пользу взяткодателя, действия должностного лица следует квалифицировать как получение взятки”17. Прикрытая взятка может выразится в предоставлении выгодной работы должностному лицу или его родственником, выплате завышенных авторских гонораров, завышенной оплате лекций, консультаций, проигрыше в азартной игре и т. п. Такие взятки составляют лишь очень незначительную часть выявленных взяток, что указывает не только на их сравнительную редкость, но и на сложность их расследования.
__________________________________________________________________ 17. БВС РФ. № 4. 2000 г. 2. 2. ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 290 УК выражается в деянии - получении взятки должностным лицом лично или через посредника. Состав преступления - формальный. Взяточничество, как и любые другие преступления, поражает охраняемые уголовным законом общественные отношения. Тем самым взяточничество причиняет вредные последствия в виде нарушения нормальной деятельности государственного аппарата и подрыва авторитета государственной и муниципальной власти. Однако данные последствия остаются за рамками состава преступления и не характеризуют его объективную сторону. Сама неизбежность этих последствий позволила законодателю сконструировать состав взяточничества как формальный, избавив правоохранительные органы от лишней бюрократической работы. Пленум Верховного Суда в п. 11 постановления от 10 февраля 2000 г. разъяснил: “Дача взятки.... а равно ее получение должностным лицом...-, считаются оконченными с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей. В случаях, когда должностное лицо.... отказалось принять взятку ...-, взяткодатель или лицо, передающее предмет взятки.... , несет ответственность за покушение на преступление, предусмотренное статьей 291 УК РФ.... Если обусловленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, пытавшихся передать или получить предмет взятки.... , содеянное ими следует квалифицировать как покушение на получение либо дачу взятки.... Не может быть квалифицировано как покушение на дачу или получение взятки.... высказанное намерение лица дать (получить) деньги, ценные бумаги, иное имущество либо предоставить возможность незаконно пользоваться услугами материального характера в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий непредпринимало”18.
_________________________________________________________________ 18. БВС РФ. № 4. 2000 г. П. 11.
Толкование закона позволяет определить четыре вида действий (бездействия), связанных с использованием служебного положения, за которые дается взятка: 1) правомерные действия (бездействие), которые входят в служебные полномочия должностного лица; 2) правомерные действия (бездействие), которые не входят в служебные полномочия должностного лица, если оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию); 3) неправомерные действия, которые должностное лицо совершает, используя свое должностное положение (ч. 2 ст. 290); 4) общее покровительство или попустительство по службе.
Чаще всего взятка дается за действия, которые входят в служебные полномочия должностного лица. Во втором случае должностное лицо использует фактические возможности, проистекающие из его служебного положения (должностной авторитет, служебные связи и др. ). Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. в п. 4 разъяснило: “Под должностным положением, способствующим совершению определенных действий в пользу взяткодателя со стороны указанных должностных лиц, следует, в частности, понимать значимость и авторитет занимаемой должности, нахождение в подчинении иных должностных лиц, в отношении которых осуществляется руководство со стороны взяткополучателя. При этом судам следует иметь в виду, что использование личных отношений, если они не связаны с занимаемой должностью, не может рассматриваться как использование должностного положения”19. Так, за получение взятки за незаконное выделение квартир обоснованно осужден начальник КЭУ гарнизона П. , который занимал должность, не предоставлявшую ему права принимать самостоятельные решения о распределении жилой площади. К его полномочиям в этой сфере относилось лишь участие в подготовке плана
_________________________________________________________________ 19. БВС РФ. № 4. 2000 г. П. 4.
распределения жилой площади между воинскими частями. Решения об утверждении этого плана принималось начальником гарнизона, а решение о распределении жилой площади между конкретными лицами - командиром части, которой выделено жилье. П. никаких решений в пределах своих полномочий в интересах взяткодателей не принимал. Он лишь путем фальсификации документов и личных просьб добивался принятия выгодных ему решений уполномоченными должностными лицами20. Получение взятки за общее покровительство и попустительство по службе обычно выражается в периодических платежах, передаваемых подчиненными своему начальнику, хотя не исключено и разовое имущественное предоставление. Общее покровительство и попустительство не всегда выражаются в конкретном действии или бездействии. Однако Верховный Суд ориентировал практику на установление конкретного содержания тех действий (бездействия), которые входят в содержание “общего покровительства и попустительства”: “К общему покровительству по службе могут быть отнесены, в частности, действия, связанные с незаслуженным поощрением, внеочередным необоснованным повышением в должности, совершением других действий, не вызываемых необходимостью. К попустительству по службе следует относить, например, непринятие должностным лицом мер за упущения или нарушения в служебной деятельности взяткодателя или представляемых им лиц, нереагирование на его неправомерные действия”21.
Закон указывает на служебный (“по службе”) характер покровительства и попустительства. Судебная практика понимает покровительство и попустительство по службе широко и не ограничивает его рамками служебных отношений, связывающих начальника и подчиненного. Покровительство и попустительство по службе понимается как _________________________________________________________________ 20. Архив суда Советского района г. Волгограда. 1998. Дело № 1-143. 21. БВС РФ. № 4. 2000 г. П. 4.
покровительство и попустительство с использованием служебного положения, в том числе и в отношении лиц, не подчиненных по службе. Так, налоговый инспектор Ф. осужден за получение взятки за “общее покровительство и попустительство” по службе, обещая взяткодателю (налогоплательщику) попустительство, если тот в будущем нарушит (возможно) налоговое законодательство.
Сложным и дискуссионным остается вопрос о квалификации получения взятки в крупном размере, если умысел направлен на получение взятки по частям и получена только часть взятки, стоимостью менее 300 МРОТ. Верховный Суд РФ занял по этому вопросу следующую позицию: “Если умысел виновных был направлен на получение взятки в крупном размере и заранее было обусловлено, что она будет получена частями, то при получении хотя бы части взятки содеянное должно квалифицироваться как оконченное преступление в виде получения взятки в крупном размере”22. Такая позиция объясняется тем, что при получении взятки в крупном размере часто имеются другие отягчающие обстоятельства, указанные в ч. 4 ст. 290 (вымогательство взятки, неоднократность). Квалификация получения взятки по совокупности ст. 30, п. “г” ч. 4 ст. 290 УК и, например, п. “б” ч. 4 ст. 290 УК не соответствует понятию совокупности преступлений, данному в ст. 17 УК (закон рассматривает в качестве совокупности только совершение преступлений, предусмотренных разными статьями или частями статьи). Кроме того, учитывая правила назначения наказания по совокупности преступлений, такая квалификация повлечет неоправданное усиление наказания (получается нелепость-покушение на получение взятки в крупном размере наказывается более сурово, чем оконченное получение взятки в крупном размере). Другой аргумент в пользу такой квалификации - ч. З ст. 290 предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет, часть четвертая -до 12 лет. Покушение на преступление, предусмотренное ч. 4 ст.
_________________________________________________________________ 22. БВС РФ. № 4. 2000 г.
290 УК, в соответствии со ст. 66 УК не может наказываться более строго, чем лишением свободы на срок до 9 лет. Опять получается нелепость (например, глава местной администрации, получивший взятку в сумме 700 долларов по ч. 3 ст. 290 УК может быть наказан лишением свободы на срок до 10 лет, а если это только часть взятки и он ожидает еще тысячу - по ч. 4 ст. 290 со ссылкой на ст. 30 ему не может быть назначено наказание более строгое, чем 9 лет лишения свободы). Вместе с тем представляется, что исправление ошибок законодателя не является функцией Верховного Суда. Позиция Верховного Суда не основана на законе в случае, когда в деянии отсутствуют иные квалифицирующие признаки, указанные в ч. 4 ст. 290 УК (кроме крупного размера). П. “г” ч. 4 ст. 290 УК предусматривает ответственность за получение взятки в крупном размере. Если лицо получило только часть взятки стоимостью менее 300 МРОТ-оно уже получило взятку, но еще не получило взятку в крупном размере. Поэтому квалифицировать содеянное по ч. 4 ст. 290 УК можно только со ссылкой на ст. 30 УК. Радикальным образом решить проблему может законодатель, исключив крупный размер из числа квалифицирующих признаков получения взятки. Как уже отмечалось, размер взятки не влияет на фактическую тяжесть этого преступления.
Получение взятки может выразиться как в действии, так и в бездействии, достаточно сложном по содержанию, которое включает в себя: 1) принятие взятки должностным лицом как волеизъявление; 2) принятие взятки как получение имущественного блага.
Принятие взятки должностным лицом как волеизъявление является основным содержанием объективной стороны взяточничества. Эта часть объективной стороны получения взятки может быть выполнена только лично должностным лицом. Принятие взятки в этом смысле - это активное или пассивное изъявление согласия должностного лица на получение имущественной выгоды в качестве благодарности за уже совершенное действие или бездействие (а равно общее покровительство или попустительство) по службе, либо в качестве подкупа за такое действие или бездействие (а равно общее покровительство или попустительство) по службе, которое еще не совершено. Поскольку принятие взятки как волеизъявление входит в объективную сторону получения взятки, такое волеизъявление (требование незаконного вознаграждения, выражение согласия его принять) даже при отсутствии каких-либо действий, направленных на передачу предмета взятки, представляется правильным квалифицировать как действия, непосредственно направленные на получение взятки, т. е. как покушение на дачу взятки (особенно это очевидно в случае, когда взяткополучатель рассчитывает, что предмет взятки находится у взяткодателя при себе). В практике такие действия, однако, квалифицируются как приготовление к получению взятки. Принятие взятки как получение имущественного блага может быть выполнено не только лично должностным лицом, но и иным лицом, действующим от имени должностного лица и в его интересах (получение взятки через посредника). При этом преступление будет оконченным с момента передачи взятки посреднику в ее получении. Посредник в получении взятки -это пособник взяткополучателя, которому тот доверил получение от своего имени конкретной взятки или получение взяток в качестве систематической деятельности. Передача взятки посредником в ее получении взяткодателю находится уже за рамками состава преступления и ее установление не входит в предмет доказывания по уголовному делу (это лишь “доказательственный факт”, косвенное доказательство принятия взятки в качестве волеизъявления)23. Такой передачи и вовсе может не быть, когда посредник по поручению взяткополучателя и в его интересах распоряжается предметом взяточничества или, например, если посредник является третьим лицом, в пользу которого получена взятка (например, родственником взяткополучателя). Принятие взятки как получение имущественного блага может выразиться: _________________________________________________________________ 23 Коржанский Н. И. Квалификация следователем должностных преступлений. Волгоград. 1986. С. 54
1) в фактическом завладении предметом взяточничества в виде денег, ценных бумаг, вещей;
2) в приобретении (точнее - оформлении, сделка будет ничтожной, т. к противоречит основам правопорядка и нравственности) имущественного права, например, на недвижимость или на именную ценную бумагу;
3) в фактическом пользовании предоставленными услугами и иными имущественными выгодами (например, выполнение работ в пользу взяткополучателя, неистребование кредитором долга при наступлении срока платежа);
4) в приобретении (оформлении) права, предоставляющего имущественную выгоду (например, беспроцентного кредита) или освобождении от обязанностей (например, прощение долга).
Для выполнения объективной стороны получения взятки необходимо наличие обоих ее элементов (как принятия взятки - волеизъявления, так и принятия взятки - получение имущественного блага). При отсутствии второго элемента речь может идти только о неоконченном преступлении. При отсутствии первого элемента уголовная ответственность вовсе исключается. Так, если должностное лицо не может ввиду несостоятельности вернуть долг, а кредитор прощает долг, мотивируя это благодарностью за ранее совершенные в пользу кредитора действие по службе - получения взятки не будет, если должностное лицо не соглашается с прощением долга. При этом использование служебных полномочий в пользу кредитора действительно могло иметь место, но должностное лицо может считать это, например, дружеской услугой, не обусловленной получением имущественной выгоды (т. е. злоупотреблением полномочиями или дисциплинарным проступком). Само по себе завладение предметом взятки не может рассматриваться в качестве получения взятки, если должностное лицо в активной или пассивной форме не выразило согласия на получение взятки. Так, инспектор ГИБДД Е. во время дежурства на посту остановил автомобиль, у водителя которого не оказалось документов на машину, однако имелась справка из отделения милиции, удостоверяющая факт кражи документов. В соответствии с инструкцией он должен был задержать автомобиль, однако, проявив сочувствие, отпустил водителя. От предложенного вознаграждения в сумме 50 долларов США Е. отказался. После того, как водитель уехал, Е. обнаружил на столе 50 долларов США, оставленных для него водителем. С этими деньгами он и был задержан на месте (проводилась операция “Чистые руки”), ему было предъявлено обвинение в получении взятки. Уголовное дело было прекращено на стадии предварительного расследования за отсутствием в деянии состава преступления24. В объективную сторону взяточничества не входят те действия, которые характеризуют предмет взяточничества, за совершение которых собственно и дается взятка. Для квалификации содеянного как оконченного получения взятки достаточно, чтобы взятка была получена за такие действия, и не имеет значения, были или нет эти действия выполнены фактически. При этом следует учитывать, что взятка-вознаграждение фактически возможна только после совершения таких действий. Закон говорит о том, что взятку получает должностное лицо (лично или через представителя), однако умалчивает о том, в чью же пользу предоставляется имущественная выгода. Очевидно, что имущественное предоставление не только в пользу самого должностного лица, но и в пользу его родственников может рассматриваться в качестве взятки. Взяткой будет и имущественное предоставление в пользу любого другого частного лица, если должностное лицо заинтересовано в таком предоставлении. Таким образом, возможно получение взятки в пользу третьих лиц. Сложнее дело обстоит с получением взятки в пользу юридических лиц. В практике не признаются взятками имущественные предоставления в общественных и государственных интересах (в пользу органа или учреждения, в котором служит должностное лицо, в пользу государственного _________________________________________________________________ 24 Информация из передачи “Человек и Закон” телеканала ОРТ. или муниципального образования, в пользу благотворительных организаций, на строительство храмов, памятников и т. п. ). Не рассматриваются в качестве взяток и имущественные предоставления в пользу государственных и муниципальных коммерческих организаций (унитарных предприятий). Однако имущественные предоставления в пользу коммерческих организаций, основанных на частной форме собственности (хозяйственные общества и товарищества, производственные кооперативы) могут рассматриваться в качестве взяток- Могут рассматриваться в этом качестве и предоставления в пользу некоммерческих организаций, призванных опосредовать не общественные, а частные (в том числе групповые) интересы (потребительские кооперативы, биржи и др. ). Сложным остается вопрос об имущественных предоставлениях в пользу политических партий. Полагаю, что такие предоставления могут быть взятками. При получении должностным лицом взятки в пользу третьих лиц необходимыми условиями будут:
1) осведомленность должностного лица об имущественном предоставлении третьему лицу (физическому или юридическому);
2) одобрение (хотя бы пассивное) им взятки, т. е. ее принятие (получение); 3) принятие взятки за действие (бездействие) совершаемое с использованием должностного положения, либо за общее покровительство или попустительство по службе;
4) принятие имущественного предоставления в частных (а не в общественных или государственных интересах).
Принятие должностным лицом “взятки” в общественных или государственных интересах (например, руководитель государственного учреждения принимает от коммерческой организации компьютерное оборудование и оргтехнику, необходимые для эффективной работы учреждения, обещая предоставить этой организации определенные преимущества) не рассматривается в качестве взяточничества, хотя является безусловно вредным и негативным явлением. Дело в том, что в этом случае отсутствует изменническое содержание взятки25. Вымогательство имущественных благ в пользу государственных и муниципальных органов и учреждений в практике не рассматривается ни в качестве вымогательства взятки, ни в качестве имущественного (против собственности) вымогательства. Иногда такие действия могут образовать состав преступления, предусмотренного ст. 286 или 169 УК.
________________________________________________________________ 25 Такие действия зачастую практикуются и в органах внутренних дел (так называемая “спонсорская помощь”) 2. 3. СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА.
Субъективная сторона получения взятки характеризуется виной в виде прямого умысла и корыстной целью.
Взяткополучатель осознает, что принимает незаконную имущественную выгоду за действие (бездействие), совершаемое с использованием должностного положения, либо за общее покровительство или попустительство по службе, и желает этого. Для квалификации содеянного в качестве взяточничества не имеет значения, было ли лицо намерено в момент получения взятки выполнить то действие, за которое дана взятка. Этот вопрос является дискуссионным. Однако при получении взятки за совершение определенного действия, которое взяткодатель не намерен совершить, взяткодатель осознает, что получает взятку за совершение именно этого действия и желает получить взятку. Желание совершить действие не входит в содержание умысла при совершении этого преступления. То обстоятельство, что должностное лицо, получая взятку, путем обмана завладевает имуществом взяткодателя, не исключает ответственности за получение взятки, как за более опасное преступление, чем мошенничество. В этом случае содеянное в полной мере поражает объект посягательства и недобросовестность взяточника не может исключить уголовное преследование за получение взятки. Если же должностное или любое другое лицо принимает вознаграждение за действия, совершению которых оно может способствовать не в силу должностного положения, но в силу родственных, дружеских, иных личных связей с должностным лицом (“торговля влиянием”) - содеянное (исключительно безнравственное поведение) не влечет уголовной ответственности, если должностному лицу не известен факт имущественного предоставления в пользу “агента влияния”. Если же факт этот становится известен должностному лицу и оно (после этого) соглашается исполнить просьбу “агента влияния” - оно тем самым принимает взятку в пользу третьего лица и несет ответственность за получение взятки как исполнитель. “Агент влияния” в этом случае выступает в качестве посредника в даче взятки и несет ответственность за пособничество во взяточничестве. Лицо, предоставившее имущественную выгоду, становится взяткодателем. При этом теоретически можно предположить, что “взяткодатель” рассчитывал на то, что должностному лицу не будет известно об имущественном предоставлении и, следовательно, отсутствует вина в даче взятки. Однако это чисто умозрительное предположение. Дело в том, что в реальной жизни умысел взяткодателя в такой ситуации редко может быть конкретизирован в отношении этого факта - это обстоятельство находится вне сферы его интересов. Речь может идти только об осознанном интересе уклониться от уголовной ответственности за дачу взятки, что означает прямой (хотя и альтернативный) умысел на ее дачу. Практически уголовная ответственность за получение взятки без ее дачи возможна только в случае, когда в роли взяткодателя выступает невменяемый или лицо, не достигшее возраста 16 лет. Учитывая печальную ситуацию, сложившуюся в стране с коррупцией, сращивание бюрократии, политики, экономики и организованной преступности, учитывая семейственность русского человека, исключительно большое значение во всех сферах общественной жизни родственных, дружеских и иных личных связей, целесообразно всерьез задуматься о криминализации “торговли влиянием”. Так поступил, например, французский законодатель, установив в ст. 433-2 УК уголовную ответственность за прямое или косвенное вымогательство или принятие любым лицом любых предложений, обещаний, имущественных и иных выгод за злоупотребление существующим или мнимым влиянием, с тем, чтобы добиться от публичных властей наград, должностей, подрядов или любого другого решения26. Хотя закон и не указывает на цель получения взятки, его толкование позволяет прийти к выводу, что это преступление совершается с корыстной целью. Виновный действует с целью приобретения имущественной выгоды
_________________________________________________________________ 26 Б. В. Волженкин Служебные преступления. Москва. 2000. С. 337. для себя или третьего лица, в пользу которого принимает взятку. Субъектом получения взятки является должностное лицо. Уголовно-правовое понятие должностного лица дается в примечании к статье 285 УК: “должностными лицами.... признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации”. Закон связывает статус должностного лица с выполнением властных или иных управленческих функций (функции представителя власти либо организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции). Взятку должностное лицо получает именно в связи с выполнением им этих функций, что и должно быть установлено при расследовании преступления. Так, заведующий кафедрой в государственном университете Ж. получил от представителя издательства тысячу долларов США в качестве вознаграждения за принятие выгодных для издательства условий договора об издании учебника (условия относились к срокам подготовки учебника, размеру авторского вознаграждения), написанного преподавателями кафедры. Ж. выступал в качестве ответственного редактора, ему также было поручено подписание издательского договора. В возбуждении уголовного дела о взяточничестве было отказано на том основании, что, хотя Ж. и является должностным лицом, получение им вознаграждения не связано с занимаемой им должностью. Полномочия Ж. на подписание договора удостоверены доверенностью, выданной авторами учебника, и не относятся к его должностным полномочиям.
Закон говорит о полномочиях должностного лица, выполняемых “постоянно, временно или по специальному полномочию”. Пленум Верховного суда в п. 1 постановления от 10 февраля 2000 г. разъяснил: “Выполнение перечисленных функций по специальному полномочию означает, что лицо исполняет определенные функции, возложенные на него законом (стажеры органов милиции, прокуратуры и др. ), нормативным актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица либо правомочным на то органом или должностным лицом. Такие функции могут осуществляться в течение определенного времени или одноразово либо совмещаться с основной работой (народные и присяжные заседатели и др. )”27. Дискуссионным остается вопрос о том, можно ли рассматривать в качестве получения взятки действия должностных лиц, незаконно выполняющих функции должностного лица (присвоивших властные полномочия или наделенные такими полномочиями с нарушением закона). Отрицательный ответ на этот вопрос, преобладающий в правоведении, представляется не бесспорным, и приемлем лишь в отношении служащих, присвоивших должностные полномочия, ответственность которых наступает по ст. 288 УК. Сложнее обстоит дело с лицами, незаконно наделенными должностными полномочиями (например, иностранец в нарушение законодательства о государственной службе назначен на должность государственной службы). В этом случае лицо может рассматриваться в качестве должностного. Дело в том, что УК говорит не о лице, наделенном в законном порядке должностными полномочиями, а о лице, выполняющем определенные функции (т. е. о фактической деятельности). Такое толкование действительно и в отношении лиц, наделенных полномочиями лицами или органами, не имевшими на это права (например, президент субъекта федерации назначил прокурора, хотя это не относится к ведению субъекта федерации). Во всяком случае, иная точка зрения должна быть догматически обоснована, при этом необходим приемлемый в практике критерий отграничения должностных лиц от лиц, выполняющих функции должностного лица, но должностными лицами не
_________________________________________________________________ 27 БВС РФ. 2000 г. № 4. П. 1.
являющихся. Не может рассматриваться в качестве должностного лица лицо, лишь изображающее должностное, создающее видимость его присутствия, однако функций должностного лица не выполняющее (например, судья “попросил” секретаря суда и архивариуса “посидеть” в процессе, изображая народных заседателей). Закон различает две категории должностных лиц: 1) представители власти;
2) лица, выполняющие управленческие (организационно-распорядительные или административно-хозяйственные) функции в органах публичной власти и определенных организациях.
Пленум Верховного Суда в п. 2 упомянутого постановления относит к представителям власти “лиц, осуществляющих законодательную, исполнительную или судебную власть, а также работников государственных, надзорных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности (например, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, депутаты законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, члены Правительства Российской Федерации и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, судьи федеральных судов и мировые судьи, наделенные соответствующими полномочиями работники прокуратуры, налоговых, таможенных органов, органов МВД Российской Федерации и ФСБ Российской Федерации, состоящие на государственной службе аудиторы, государственные инспекторы и контролеры, военнослужащие при выполнении возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка, обеспечению безопасности и иных функций, при выполнении которых военнослужащие наделяются распорядительными полномочиями)”. В Примечании к ст. 318 УК предусмотрено: “представителем власти в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости”. В данном Примечании допущена логическая ошибка - понятие представителя власти определяется путем указания на признак “должностное лицо”. С другой стороны, в Примечании к ст. 290 понятие “должностного лица” определяется путем указания на “представителя власти”. Очевиден и тот факт, что представителям власти свойственны не только распорядительные, но и нормотворческие полномочия. Непонятно и то, что следует понимать под “служебной зависимостью”. В такой ситуации уяснение понятие должностного лица потребовало судебного толкования, что и сделал Верховный суд в упомянутом разъяснении. В строгом смысле слова представителем власти является лицо, наделенное от имени государства или местного самоуправления распорядительными, нормотворческими или контрольными полномочиями в отношении лиц, которые не подчинены ему (по службе или в силу трудовых отношений). Именно такие лица и осуществляют законодательную, исполнительную или судебную власть, а также местное самоуправление (что является формой публичной власти).
Функции представителя власти могут выполнять лица, не связанные с государственными органами или организациями служебными или трудовыми отношениями. Так, например, в соответствии с п. 3 ст. 40 УПК РФ капитаны морских судов, находящихся в дальнем плавании, являются органом дознания. Работникам коммерческих организаций (в том числе и организованных на акционерных началах) законодательством субъекта федерации может быть предоставлено право налагать административные взыскания, например, за правонарушения на общественном транспорте. Не состоят на государственной или муниципальной службе присяжные и народные заседатели, представители общественности, которым предоставлены властные полномочия в связи с участием их в охране общественного порядка и борьбе с правонарушениями. Закон не требует, чтобы представитель власти выполнял свои функции в каком-либо конкретном учрежденном и институционально обособленном органе. Иногда представитель власти представляет собой единоличный орган власти, состоящий из одного лица (например, Президент РФ или ее субъекта, мировой судья, тот же капитан судна в качестве органа дознания). Вместе с тем этот вопрос представляет определенную сложность для судебной практики и законодателя. Так, неоправданным представляется помещение в раздел о преступлениях в сфере экономики нормы о злоупотреблении полномочиями частными нотариусами и аудиторами. Частные нотариусы государством наделены распорядительными полномочиями в отношении лиц, им не подчиненных (удостоверение документов, совершение исполнительной надписи и иных нотариальных действий), т. е. являются представителями государственной власти. За совершение нотариальных действий частным нотариусом взимается государственная пошлина. На должность они назначаются уполномоченными государственными органами юстиции субъекта федерации. Полномочия частных нотариусов ничем не отличаются от полномочий нотариусов государственных, в ряде субъектов федерации государственных нотариусов вовсе не существует. Первое время непосредственно после учреждения института частных нотариусов суды обоснованно осуждали их за совершенные должностные преступления. Однако впоследствии практика изменилась. В 1996 г. по конкретному делу Президиум Верховного Суда РФ не признал частного нотариуса субъектом должностного преступления. Частный нотариус И. была осуждена за халатность. “При удостоверении доверенности на право продажи квартиры она указала, что доверенность подписана доверителями в ее присутствии, личность их удостоверена, дееспособность проверена. Фактически доверители доверенность не давали, а подписи от их имени были выполнены неустановленными лицами. Доверенность была использована для заключения договора купли-продажи квартиры, однако вступить в права владения квартирой покупатель не смог, так как договор купли-продажи в судебном порядке признан недействительным”. Президиум Верховного Суда РФ в порядке надзора приговор отменил и дело прекратил за отсутствием состава преступления, сославшись на то, что частный нотариус не является должностным лицом. Такое решение было аргументировано следующими доводами: “в соответствии со ст. 17 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате предусмотрена разная ответственность государственных и частных нотариусов за совершение противоправных действий”; “на основании ст. 12 Основ предусмотрен различный порядок отстранения нотариусов от должности; “нотариус, занимающийся частной практикой, образует свою контору без согласия органов исполнительной власти; “в соответствии со ст. 34 Основ органы исполнительной власти не вправе их контролировать”. Вместе с тем указанные доводы не имеют отношения к делу и к понятию должностного лица.
Законодатель с учетом позиции Верховного Суда предусмотрел норму о злоупотреблении полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК). Сегодня толкование ст. 202 УК позволяет прийти к однозначному выводу, что частные нотариусы не являются должностными лицами и за должностные преступления ответственности не несут (в том числе, заполучение взяток и халатность). Из этого исходит и судебная практика. С такой позицией законодателя сложно согласиться, однако эта позиция ясно выражена в законе.
Вторая группа должностных лиц: лица, выполняющие управленческие (организационно-распорядительные или административно-хозяйственные) функции в органах публичной власти и определенных организациях. Для констатации статуса должностного лица в отношении таких управленцев необходимо установить два обстоятельства: 1)лицо выполняет именно организационно-распорядительные или административно-хозяйственные, а не какие либо иные функции; 2) эти функции выполняются именно в тех органах и организациях, которые указанны в законе (в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации). Содержание организационно-распорядительной функции составляет управление (руководство) людьми. Суть административно-хозяйственной - управление имуществом. Пленум Верховного Суда в п. 3 и 5 упомянутого постановления разъяснил: - “организационно - распорядительные функции включают в себя, например, руководство коллективом, расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий”;
- “к административно - хозяйственным функциям могут быть, в частности, отнесены полномочия по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах организаций и учреждений, воинских частей и подразделений, а также совершение иных действий: принятие решений о начислении заработной платы, премий, осуществление контроля за движением материальных ценностей, определение порядка их хранения и т. п. ”.
- “не являются субъектами получения взятки работники государственных органов и органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, исполняющие в них профессиональные или технические обязанности, которые не относятся к организационно распорядительным или административно - хозяйственным функциям28”. Последнее разъяснение вызывает значительные сложности при применении уголовного закона. При этом можно отметить широкое понимание в судебной
_________________________________________________________________ 28 БВС РФ. 2000 г. № 4. П. 3, 5.
практике должностного лица, более широкое, чем принято в теоретической литературе.
Так, неоднозначно понимается в теории и практике должностное положение учителей, преподавателей вузов и других педагогов. Традиционной является точка зрения, что указанные лица принимают подарки от благодарных учеников в благодарность за тяжкий труд, и эти подарки в качестве взяток рассматривать нельзя. Однако в юридической практике все не так просто. Пленум Верховного Суда СССР в п. 4 постановления от 30 марта 1990 г. “О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге” разъяснил, что преподаватель несет ответственность как должностное лицо “за нарушение обязанностей, возложенных на него как на члена квалификационной или экзаменационной комиссии”, учитель или воспитатель “за неисполнение возложенных на них обязанностей по обеспечению порядка и безопасности во время проведения внеклассных мероприятий или занятий”. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 10 февраля 2000г. признал этот пункт не действующим на территории Российской Федерации в связи с тем, что постановление от 10 февраля дало новое разъяснение по вопросу о субъекте должностного преступления. Однако в новом разъяснении по этому вопросу ничего не сказано о “должностных функциях” педагога. В практике по конкретным делам встречается как прекращение дел, так и осуждение педагогов за взятки при сходных обстоятельствах и практика эта крайне нестабильна. В течение последних лет преобладает тенденция к признанию педагогов должностными лицами. Обычно это происходит в случаях циничного взяточничества, когда педагог вымогает или требует взятку. Так, в 1998 г. преподаватель государственного университета К. признан виновным и осужден за получение взяток неоднократно. К. входил в состав ГАК и “в установленном законом порядке был наделен правами и обязанностями по приему экзаменов у студентов, т. е. организационно-распорядительными функциями. Неудовлетворительная сдача экзаменов влекла для студентов правовые последствия - неназначение стипендии, отчисление из вуза, пересдачу экзаменов. В нарушение своих должностных обязанностей преподаватель за взятки в интересах взяткодателей ставил зачеты и оценки за экзамены без самой процедуры их приема”. Верховный Суд в удовлетворении кассационной жалобы К. , не считавшего себя должностным лицом, отказал. В данном деле Верховный Суд принял уклончивое решение, искусственно закрыв глаза на то обстоятельство, что К. вменялись, в частности, взятки, полученные им за действия, не связанные с его участием в работе ГАК (“зачеты и оценки за экзамены без самой процедуры их приема”)29. Более решительно повел себя Верховный Суд в другом деле в 1999 г. Доцент государственного университета М. был осужден за неоднократное получение взяток от студентов и служебный подлог. “М. , работая доцентом кафедры, как преподаватель был наделен правом принятия экзаменов от студентов. Несдача студентом экзамена, т. е. получение неудовлетворительной оценки, влекла определенные правовые последствия: он не допускался к следующей сессии, не переводился на следующий курс, не получал официального вызова на сессию, следовательно, не имел права на получение оплачиваемого учебного отпуска и, кроме того, мог быть отчислен из вуза. Экзаменационные ведомости, листы, зачетные книжки студентов являются официальными документами, на основании которых принимаются решения о переводе студентов на следующий курс, а в итоге - о допуске к дипломной работе. Поскольку М. выполнял свои обязанности в государственном учебном заведении, он являлся должностным лицом, наделенным организационно - распорядительными функциями”. Основываясь на этом, Верховный Суд отказал М. в удовлетворении кассационной жалобы. _________________________________________________________________ 29 Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 1998 г. (по уголовным делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 4 августа 1998 г. )
В этом деле привлечение И. к ответственности не связывалось с участием в работе ГАК. ( Вместе с тем позиция Верховного Суда в делах К. и М. представляется не бесспорной в связи со следующими обстоятельствами: студенты и абитуриенты не являются подчиненными преподавателя. Дисциплинарные и иные организационно-распорядительные функции как в отношении преподавателя, так и в отношении студентов выполняет администрация вуза. Поэтому можно говорить не об организационно-распорядительных управленческих функциях, а о распорядительных полномочиях представителя власти. Причем эти полномочия абсолютно тождественны как в государственных и муниципальных, так и в иных (“коммерческих”) вузах, выдающих дипломы государственного образца. Для представителя же власти, как уже отмечалось, безразлично, в какой организации он выполняет свои функции. Следует учитывать и то обстоятельство, что отличие преподавательского труда в государственном вузе от труда в вузе “коммерческом” столь ничтожно, что преподаватель и вовсе может не знать о том, кому принадлежит его организация. Далеко не всякая деятельность преподавателя может рассматриваться в качестве осуществления должностных полномочий. Работа в ГАК может рассматриваться в этом качестве (причем как в государственном, так и коммерческом вузе). Допуск к сессии, перевод на следующий курс, получение официального вызова на сессию, отчисление из вуза и зачисление в него относятся к организационно-распорядительным полномочиям администрации. Преподаватель таких полномочий не имеет. Прием преподавателем семестровых и курсовых экзаменов - это лишь его тяжкий труд, его субъективная (хотя и профессиональная, предполагающая определенный уровень квалификации) оценка знаний студента. Оценка эта учитывается администрацией в ее организационно-распорядительной деятельности, но вовсе не обязательна для нее. Студент может сдать экзамен другому преподавателю, комиссии преподавателей. Понимание преподавательской деятельности в качестве выполнения полномочий должностного лица с неизбежностью влечет нелепые последствия. Так, неправомерные действия должностного лица в соответствии со ст. 46 Конституции и гражданско-процессуальным законодательством могут быть обжалованы в суд. Следовательно и оценка, поставленная преподавателем, может быть обжалована в суд. Суд, рассмотрев дело по существу, и, оценив знания студента, должен будет оставить иск без удовлетворения либо обязать преподавателя изменить оценку на соответствующую законодательству? Крайне негативны и социальные последствия такого толкования закона. Дело в том, что в российском обществе исключительно широко распространены традиционные подношения педагогам, которые не рассматриваются в народном правосознании в качестве взяток. Например, если староста группы после приема экзамена презентует преподавателю традиционный букет (или бутылку спиртного) с коробкой конфет (а стоит это больше 5 МРОТ) содеянное в свете постановления Пленума от 10 февраля 2000 г. следует квалифицировать как взяточничество (заранее не обусловленная взятка-вознаграждение за правомерные действия, если педагог был строг, или взятка за попустительство, если тот проявил либерализм). При этом, поскольку такие действия совершаются систематически - педагог будет осужден по ч. 4 ст. 290 (от 7 до 12 лет с конфискацией имущества или без таковой), а студенты (в полном составе группы, все, с кого староста смог собрать деньги) - по ст. 291 за дачу взятки. При этом пресса вновь будет смеяться над тяжкой долей русского учителя, осужденного за “получение взяток продуктами”. Вместе с тем вызывает удивление исключительная дерзость некоторых профессоров - иногда в коридорах вузов можно наблюдать почтенных дам, убеленных сединами, гордо шествующих с полученными в качестве взяток букетами. Им, только что совершившим особо тяжкое преступление, следовало бы прятать букет в складках одежды и убегать, удовлетворив корыстные вожделения? 30
_____________________________________________________________________________________________________ 30 А. И. Кирпрчников Взятка и коррупция в России. Спб. 1997. С. 201. Упомянутая общеизвестная традиция не делает чести российскому обществу. Ее, возможно, когда-нибудь изживут. Но будет ли тут преступление, предусмотренное ст. 290 УК? Представляется, что не будет. Получение вознаграждения (в том числе и незаконного) врачом за оказание медицинских услуг не рассматривается в качестве получения взятки. Однако признается получением взятки получение имущественного предоставления за выдачу больничного листа, за действия в составе МСЭК, КЭК и иных подобных комиссий. В этом случае врач, даже и не выполняющий каких либо управленческих функций в организации здравоохранения, выступает в качестве представителя власти. Так, “врач-хирург обоснованно признан должностным лицом и осужден за то, что совершал служебные подлоги из корыстных побуждений и неоднократно получал взятки за выдачу фиктивных листков нетрудоспособности. Действия врача квалифицированы по п. "б" ч. 4' ст. 290 и по ст. 292 УК РФ. Как указано в приказе о приеме на работу врача - специалиста, на него в числе других обязанностей возлагалось проведение экспертизы временной нетрудоспособности”. Представитель администрации государственного или муниципального лечебного учреждения может нести ответственность за получение взятки и в связи с осуществлением организационно-распорядительных или административно хозяйственных функций. Значительную сложность представляет вопрос о квалификации действий референтов, консультантов, специалистов и иных служащих, не обладающих властными и управленческими полномочиями, но обеспечивающих осуществление полномочий государственными органами и должностными лицами, участвующих в подготовке управленческих решений и иных документов. Часто они признаются должностными лицами и привлекаются к ответственности в связи с получением взяток за действия, совершению которых они “в силу должностного положения могут способствовать”. В теоретической литературе обоснованно не рассматривается в качестве должностных функций проведение экспертизы в суде. Эксперт не наделен какими-либо властными или управленческими полномочиями. Заключение эксперта является лишь изложением его мнения по поставленным вопросам. Даже в случае, когда эксперт состоит на службе в МВД, он дает заключение не от имени государства, а от своего имени (в качестве вовлеченного в процесс для содействия органам государства и должностным лицам частного лица). Эксперт несет ответственность не в качестве должностного лица, а по статье 307 УК, предусматривающей ответственность за заведомо ложное заключение. Вместе с тем в судебной практике встречаются случаи осуждения экспертов за должностные преступления. Так, Р. и К. осуждены за получение взяток, которое совершили, “используя свое служебное положение автотехнического эксперта экспертно-технического отдела УВД Костромской области, за составление экспертного заключения в интересах участника дорожно-транспортного происшествия”. Однако полномочия, связанные с проведением экспертизы, не являются должностными полномочиями сотрудника экспертного учреждения. Эти полномочия возникают в момент назначения экспертизы органом дознания, следователем, прокурором, судом, лицом, производящим дознание, следователем, прокурором и судом. “В качестве эксперта может быть вызвано любое лицо, обладающее необходимыми познаниями для дачи заключения” (ст. 78 УПК), и то обстоятельство, что проведение экспертизы обычно поручается сотруднику органа, осуществляющего уголовное преследование, лишь понижает доказательственную ценность заключения эксперта. “Эксперт”, служащий в МВД может выступать в качестве должностного лица лишь в случае, если он выполняет не обычную свою работу, а, например, привлекается начальником к участию в охране общественного порядка. Лицо, выполняющее управленческие (организационно-распорядительные и административные функции) и не являющееся представителем власти, может рассматриваться в качестве должностного лица лишь при условии, что оно выполняет эти функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. К государственным органам относятся органы законодательной (Федеральное Собрание, представительные органы субъектов федерации), исполнительной (Правительство РФ, правительства субъектов федерации, министерства и ведомства как на федеральном уровне, так и на уровне субъекта федерации, их территориальные органы) и судебной власти (федеральные суды всех видов и уровней, конституционные суды субъектов федерации). Особое место в системе государственных органов занимают Центральный банк РФ, Счетная Палата, прокуратура, Судебный департамент. По существу выполняемых функций они относятся к органам исполнительной власти, однако в систему исполнительной власти не входят- Органы судейского сообщества государственными органами в строгом смысле этого слова не являются - это корпоративные органы, разновидность некоммерческой организации. Однако работа этих органов, наделенных государством властными полномочиями, связана с осуществлением функций представителей власти. Органы местного самоуправления могут быть представительными и исполнительными.
Из всех организационно-правовых форм юридических лиц должностные лица управленцы могут выполнять свои функции только в государственных и муниципальных учреждениях. Учреждение - это одна из организационно-правовых форм некоммерческих организаций. Государственным или муниципальным учреждением признаётся организация, созданная государственным органом, органом местного самоуправления или другим государственным учреждением “для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера” (ст. 120 ГК) и финансируемая полностью или частично из соответствующего бюджета. Учреждения не имеют права собственности на закрепленное за ними имущество. В соответствии со статьёй 296 ГК они владеют, пользуются и распоряжаются им на праве оперативного управления. Учреждения могут извлекать прибыль в связи с осуществлением своей уставной деятельности (например, оказывая платные услуги населению), однако извлечение прибыли не является основной задачей их деятельности. В форме государственных и муниципальных учреждений могут создаваться организации образования, больницы, поликлиники, библиотеки, научно-исследовательские институты и др. Лица, выполняющие управленческие функции (кроме представителей власти) в юридических лицах, созданных в иных организационных формах (кроме учреждений) - должностными лицами не являются. Пленум Верховного Суда РФ в п. 6 упомянутого постановления разъяснил: “Лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющие организационно - распорядительные или административно - хозяйственные обязанности в коммерческой или иной организации независимо от формы собственности либо в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, а также поверенные, представляющие в соответствии с договором интересы государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады) которых закреплена (находится) в федеральной собственности, не могут быть признаны должностными лицами и в случае незаконного получения ими ценностей либо пользования услугами за совершение действия (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым служебным положением подлежат ответственности по статье 204 УК РФ (т. е. не за получение взятки, а за коммерческий подкуп)”. “Решая вопрос о наличии в действиях лица состава преступления, предусмотренного статьей 204 УК РФ (коммерческий подкуп), судам следует исходить из того, что под коммерческой организацией в соответствии со статьей 50 ГК РФ следует понимать организацию (юридическое лицо), которая в качестве основной цели своей деятельности преследует извлечение прибыли (например, хозяйственное товарищество и общество, производственный кооператив, государственное и муниципальное унитарное предприятие).... К некоммерческой организации, которая не является органом государственной власти или местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, в соответствии с гражданским законодательством относятся потребительский кооператив, общественное объединение или религиозная организация, благотворительные и иные фонды, а также учреждение, которое создается собственником для осуществления управленческих, социально - культурных или иных функций некоммерческого характера (статьи 50 и 120 ГК РФ)”31. Указанное разъяснение необходимо дополнить указанием на то, что ГК предусматривает исчерпывающий перечень лишь коммерческих организаций. Некоммерческие организации могут создаваться не только в формах, указанных в ГК и названных в постановлении пленума, но и в “других формах, предусмотренных законом” (ст. 50 ГК), в частности, в формах товарной биржи, некоммерческого партнерства, товарищества собственников жилья. В указанном разъяснении следует обратить внимание на то обстоятельство, что Пленум Верховного Суда однозначно исключает уголовную ответственность за получение взятки управленцами унитарных государственных и муниципальных предприятий. Это разъяснение основано на законе. Ранее Верховным Судом была допущена ошибка в решении этого вопроса при рассмотрении конкретного дела. В 1997 г. судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ рассматривала в кассационном порядке дело У. , директора муниципального предприятия жилищно-коммунального хозяйства, осужденного за получение взяток. В удовлетворении жалобы У. было отказано, в обоснование своего решения Верховный Суд привел следующие доводы: “Изложенные в кассационной жалобе доводы о том, что предприятие жилищно-коммунального хозяйства по своему правовому статусу является коммерческой организацией, необоснованны”. Согласно уставу предприятия жилищно - коммунального хозяйства, _________________________________________________________________ 31 БВС РФ. 2000 г. № 4. П. 6.
и утвержденному в установленном законом порядке, указанное предприятие по своей организационно-правовой форме - муниципальное, поставлено на учет в государственной налоговой инспекции по району и включено в государственный реестр налогоплательщиков с кодом формы собственности "14"- муниципальная собственность. Ошибочность такой аргументации, ее противоречие ГК были очевидны уже в момент принятия кассационного определения. Поэтому сложно предположить, что в этом случае судьи Верховного Суда действительно заблуждались. По видимому, Верховный Суд дал расширительное толкование закона, исходя из объективной опасности посягательства. Но следовало ли в такой ситуации толковать закон прямо вопреки его букве и смыслу? Представляется, что не следовало.
Дело в том, что законодательством в ряде случаев коммерческие организации разных форм собственности наделяются властными распорядительными полномочиям, причем полномочия эти осуществляются иногда даже работниками коммерческих организаций, управленческих функций в этих организаций не выполняющих. Так, кассир банка выдает при приобретении валюты гражданину справку установленной формы, которая имеет чисто публично-правовое значение (является документом, предоставляющим право на вывоз определенных денежных сумм в валюте за рубеж). Выдача такой справки ничего общего с банковской и иной экономической деятельностью не имеет. Ее выдача является властным распорядительным полномочием в отношении лиц, не подчиненных по службе или по работе. Выдавая такую справку, кассир действует не в качестве собственно кассира, а в качестве представителя власти по специальному полномочию, т. е. должностного лица, и может, соответственно, нести ответственность за должностной подлог, взяточничество и иные должностные преступления. Это относится и к ЖЭО, уполномоченным выдавать справки, имеющие исключительно публично-правовое значение.
Более того, в последнее время имеется явно выраженная тенденция к коммерциализации властно-распорядительной деятельности. Особенно активно торгует властными полномочиями МВД. Так, на дискотеке началась драка, в связи с чем администратор попытался вызвать милицию по телефону. Оперативный дежурный разъяснил, что для этого необходимо было заключить договор, и милиция на место происшествия не выехала. Очевидно, что такие действия образуют ничто иное, как вымогательство взятки, однако уголовные дела в подобных ситуациях не возбуждаются. Что делает милиционер в форме и при оружии, охраняя за деньги вход в коммерческую организацию? Не торгует ли он своими полномочиями представителя власти? 32
Иногда для торговли властными полномочиями создаются специализированные коммерческие организации. Ярким примером такой организации являются БТИ, почти повсеместно теперь существующие в виде муниципальных и государственных предприятий (т. е. коммерческих организаций). Предполагается, что они оказывают услуги населению. Однако фактически эти услуги есть ничто иное как осуществление властных распорядительных полномочий. Гражданам эти услуги в их собственных интересах абсолютно не нужны. Например, для регистрации сделки с жилым помещением необходимым требованием законодательства (вопрос регулируется на уровне субъекта федерации) является представление технического паспорта и иных документов, выдаваемых БТИ. Выдача таких документов, а также техническая инвентаризация (кстати, противоречащая конституционному праву на неприкосновенность жилища) и является теми “услугами”, которые оказывает БТИ. Такой подход, при последовательном своем проведении, позволит рассматривать в качестве услуг широкий круг действий. Уже сегодня можно говорить о платных услугах МВД по охране общественного порядка и пресечению правонарушений. Завтра в качестве услуг можно будет рассматривать содержание под стражей, а послезавтра - и само взятие под стражу. Заинтересованное лицо обращается с квитанцией об оплате услуги к следователю, который, рассмотрев материалы дела, _________________________________________________________________ 32 А. И. Кирпрчников Взятка и коррупция в России. Спб. 1997. С. 297. направляет клиента к прокурору. Клиент, оплатив услугу прокурора по санкционированию постановления о взятии под стражу, арендует место в следственном изоляторе и оплачивает услугу по содержанию и охране виновного.... 33 Тенденция к коммерциализации властных полномочий связана с удачными попытками властей, с одной стороны, обложить граждан налогами и сборами, не предусмотренными законом и, с другой стороны, присвоить собранные в результате средства в качестве дохода коммерческой организации. Это безусловно негативное явление, однако его необходимо учитывать в практике. Поскольку современное положение дел таково, что работники коммерческих организаций нередко выполняют распорядительные функции представителей власти - таких работников следует привлекать в соответствии с Примечанием к ст. 285 УК к ответственности за должностные преступления. При этом следует учитывать, что в качестве взятки могут рассматриваться только незаконные имущественные предоставления. Если предоставление внешне выглядит как законное - получения взятки не будет ввиду отсутствия вины должностного лица. Например, если работник БТИ оказывает услугу по утвержденным органом местного самоуправления расценкам - получения взятки не будет. Если же его действия выразились в вымогательстве или получении незаконного вознаграждения за совершение законных или незаконных действий (проведение инвентаризаций, выдачу документов, их подлог) - содеянное квалифицируется как взяточничество. К сожалению, судебная практика не рассматривает (хотя и не во всех случаях) работников коммерческих организаций, выполняющих по специальному полномочию функции представителей власти, в качестве должностных лиц. Это крайне отрицательно влияет на криминогенную обстановку, создает условия для коррупции и расхищения государственного и муниципального имущества, грубо нарушает права граждан. Не основана эта позиция и на законе. _________________________________________________________________ 33 Там же.
Рассмотрим упомянутую ситуацию с БТИ: работник БТИ отказывается в течение ближайших месяцев проводить инвентаризацию вашей квартиры и, соответственно, выдать искомые документы, ссылаясь на “занятость”, перегруженность работой. Однако за вознаграждение в размере 100 долларов он обещает предоставить необходимые документы вовсе без инвентаризации в течение 2 дней. Директор БТИ подтверждает загруженность работника. Как уже отмечалось, судебная практика не признает работника БТИ представителем власти, практически никак этого не аргументируя. Привлечь вымогателя к ответственности за должностное преступление нельзя. Нельзя его привлечь к ответственности и за коммерческий подкуп, т. к. он не является лицом, выполняющим управленческие функции в организации. В организации он рядовой работник, а властные полномочия он имеет в отношении вас, а не в отношении БТИ. Остается только дать взятку, если искомые документы вам действительно нужны. Однако следует учитывать, что, если суд сочтет это все-таки коммерческим подкупом или взяточничеством - вы будете нести уголовную ответственность в качестве взяткодателя (ввиду скачков в судебной практике в толковании признаков субъекта должностного преступления уверенным тут ни в чем быть нельзя). Следует обратить внимание также на то, что Пленум Верховного Суда указывает, что лица, выполняющие управленческие функции в фондах не могут рассматриваться в качестве должностных лиц. Это разъяснение основано на законе и относится, в том числе, и к государственным, и к муниципальным фондам (последние следует отличать от организационно не обособленных фондов, представляющих собою просто денежные средства целевого назначения). При этом следует учитывать, что работники фондов могут наделяться государством или органами местного самоуправления распорядительными полномочиями в отношении лиц, им не подчиненных. В этом случае они являются должностными лицами (представители власти по специальному полномочию) и несут ответственность за должностные преступления. Центральный Банк РФ не является ни государственным предприятием, не учреждением. Однако он наделен властными полномочиями и является органом государственной власти. Кроме того, многие должностные лица ЦБ наделены полномочиями представителей власти (валютный, банковский контроль и др. ). Все остальные банки (в том числе и Сбербанк) и кредитные организации являются коммерческими организациями и их управленцы не несут ответственности за получение взятки как за должностное преступление (возможна ответственность за коммерческий подкуп). Так, за получение взятки за выдачу кредита без залогового обязательства была осуждена управляющая отделением Сбербанка Российской Федерации. Президиум Верховного суда признал приговор не соответствующим закону, т. к. “отделение Сберегательного банка Российской Федерации является не государственным или общественным предприятием, а частным, в связи с чем управляющая отделением Сбербанка Российской Федерации необоснованно признана должностным лицом”. Поскольку субъект получения взятки - специальный, исполнителем этого преступления может быть только лицо, обладающее признаками специального субъекта этого преступления. Иные лица могут выступать только в качестве организаторов, подстрекателей или пособников должностного лица. При этом определенные сложности связаны с квалификацией действий лица, непосредственно передающего предмет взятки. Дело в том, что действия такого лица внешне образуют совокупность преступлений: пособничество в даче взятки и пособничество в ее получении, что может привести к необоснованно суровому наказанию за такие действия. Ранее эта проблема не стояла в связи с тем, что посредничество во взяточничестве рассматривалось в качестве самостоятельного преступления. Теперь положение изменилось. Пленум Верховного Суда в п. 8 упомянутого постановления разъяснил; “Судам следует иметь в виду, что уголовная ответственность посредника во взяточничестве в зависимости от конкретных обстоятельств по делу и его роли в даче или получении взятки наступает лишь в случаях, предусмотренных статьей 33 УК РФ”34. Однако неясным остается вопрос о том, как же следует квалифицировать действия посредника. Толкование закона позволяет прийти к следующим выводам: 1) посредник в получении взятки - это лицо, которому должностное лицо (или другой посредник в получении взятки при наличии цепочки посредников) доверило получение предмета взятки; 2) посредник в даче взятки - это лицо, участвующее в передаче предмета взятки и не являющееся посредником в ее получении; 3) действия посредника в получении взятки квалифицируются как пособничество в ее получении и не требуют дополнительной квалификации в качестве пособничества в даче взятки, т. к. пособничество в даче взятки является необходимым элементом такого посредничества; 4) действия посредника в даче взятки не требуют дополнительной квалификации в качестве пособничества в ее получении; 5) действия посредника в даче взятки, подстрекавшего должностное лицо к получению взятки, квалифицируются как пособничество в даче взятки и не требуют дополнительной квалификации в качестве подстрекательства к получению взятки, т. к. дача взятки охватывает подстрекательство к ее получению (это распространяется не только на посредников, но и на иных пособников или организаторов дачи взятки); 6) действия посредника в получении взятки, подстрекавшего к даче взятки, квалифицируются как пособничество в получении взятки и не требуют дополнительной квалификации в качестве подстрекательства к даче взятки, т. к. получение взятки охватывает подстрекательство к ее даче (это распространяется не только на посредников, но и на иных пособников или организаторов получения взятки); 7) содеянное может квалифицироваться как подстрекательство к даче взятки только в случае, если лицо тем самым не выполняет функций _________________________________________________________________ 34 БВС РФ. 2000 г. № 4. П. 8.
организатора или пособника в ее получении (также, как и действия взяткополучателя-исполнителя не требуют дополнительной квалификации в качестве подстрекательства к даче взятки); 8) содеянное может квалифицироваться как подстрекательство к получению взятки, только в случае, если лицо тем самым не выполняет функций организатора или пособника в ее даче (также, как и действия взяткодателя-исполнителя не требуют дополнительной квалификации в качестве подстрекательства к получению взятки). К сожалению, в судебной практике нет единообразия в толковании уголовного закона по этим вопросам. Так, при квалификации подстрекательства к получению взятки часто не учитывается, что посредничество во взяточничестве (не охватывавшее подстрекательство к ее получению) уже не является самостоятельным составом преступления, а соучастие в даче взятки (как и сама дача взятки) охватывает подстрекательство к ее получению.
Понятие должностного лица не следует смешивать с понятием государственного или муниципального служащего. “Государственным служащим является гражданин Российской Федерации, исполняющий в порядке, установленном федеральным законом, обязанности по государственной должности государственной службы за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств федерального бюджета или средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации”. К должностям государственной службы относятся должности категорий “Б” и “В”. Ст. 1 ФЗ “Об основах государственной службы РФ” предусматривает: “Перечень государственных должностей категорий "А", "Б" и "В" дается в Реестре государственных должностей в Российской Федерации”. Соответственно, государственным служащим является лицо, занимающее должность, отнесенную в Реестре к должностям категорий “Б” и “В”. Муниципальные должности муниципальной службы устанавливаются нормативными правовыми актами органов местного самоуправления в соответствии с реестром муниципальных должностей муниципальной службы, утверждаемым законом субъекта Российской Федерации. Уголовно-правовое значение понятия государственного и муниципального служащего в том, что эти лица являются субъектами преступлений, предусмотренных ст. 288 УК (присвоение полномочий должностного лица) и ст. 292 (служебный подлог). Вместе с тем следует отметить:
1) Не все должностные лица являются муниципальными или государственными служащими. Так не относятся к этой категории: лица, выполняющие функции должностного лица по специальному полномочию; лица, занимающие должности категории “А”, должностные лица учреждений, должности которых не внесены в Реестры.
2) С другой стороны, не все муниципальные и государственные служащие являются должностными лицами. В каждом конкретном случае суд должен установить наличие признаков должностного лица, указанных в примечании к ст. 285 УК. В большинстве случаев государственные служащие окажутся и должностными лицами, поскольку ФЗ “Об основах государственной службы РФ” предусматривает, что “в целях технического обеспечения деятельности государственных органов в их штатное расписание могут включаться должности, не относящиеся к государственным должностям”, а ФЗ “Об основах муниципальной службы в РФ” указывает на то, что “лица, не замещающие муниципальные должности муниципальной службы и исполняющие обязанности по техническому обеспечению деятельности органов местного самоуправления, не являются муниципальными служащими”. Соответствующая категория работников государственных и муниципальных органов не рассматривается в качестве государственных и муниципальных служащих. Пленум же Верховного Суда РФ в п. 5 постановления от 10 февраля 2000 г. устанавливает сходный критерий применительно к понятию должностного лица: “Не являются субъектами получения взятки работники государственных органов и органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, исполняющие в них профессиональные или технические обязанности, которые не относятся к организационно-распорядительным или административно-хозяйственным функциям”35.
________________________________________________________________ 35 БВС РФ. 2000 г. № 4. П. 5. ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА. КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА
Получение и дача взятки за незаконные действия (бездействие) являются квалификационными составами (ч. 2 ст. 290 и ч. 2 ст. 291 УК). Незаконность действий (бездействия) должностного лица означает любую ( а не только уголовную) противоправность такого поведения. Если такое поведение преступно, необходима квалификация содеянного по совокупности преступлений. Так, врач Д. Незаконно оформил и выдал П. листок нетрудоспособности, получив за это от П. 100 000 неденоминированных рублей. В тот же день Д. оформил и выдал Г. листок нетрудоспособности за такую же сумму. На предварительном следствии действия Д. были квалифицированны по пп. “б”, “в” ч. 4 ст. 290 и ст. 292 УК. Исключив из обвинения п. “в” ч. 4 ст. 290 УК суд признал излишней квалификацию по ст. 292 УК т. к. по его мнению, служебный подлог “является следствием получения взятки”36. Возможно согласится с мнением Егоровой Н. А. , что такое решение суда ошибочно, поскольку внесение должностным лицом в официальный документ заведомо ложных сведений образует самостоятельное преступление, в силу чего, на основании ч. 1 ст. 17 УК, лицо должно нести ответственность по совокупности преступлений37. Особо квалифицированным видом получения взятки (ч. 3 ст. 290 УК) признаются деяния, предусмотренные ч. 1 и ч. 2 ст. 290 УК, совершенные лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а равно главой органа местного самоуправления. Согласно ч. 2 ст. 1 Закона “Об основах государственной службы Российской Федерации” к таковым следует относить лиц, занимающих государственные
_________________________________________________________________ 35 Архив Волгоградского областного суда. 1998. Дело № 2-42. 36 Н. А. Егорова. Преступления против интересов службы. Волгоград. 1999. С. 98. должности категории “А”. Перечень лиц, относящихся к данной категории, исчерпывающим не является.
Указанные лица могут покровительствовать за обещанные в будущем блага, а получить их через довольно таки отдаленный промежуток времени после перевода на низшую должность или после увольнения. При квалификации в описываемом случае возникают проблемы. Привлечение к уголовной ответственности за получение взятки в данных условиях невозможно, т. к. в момент получения вознаграждения лицо уже не занимает указанной должности или вообще не является должностным лицом. Ст. 285 и 286 УК не всегда удается применить, поскольку доказать корыстную или личную заинтересованность, а равно выход должностного лица за пределы его полномочий довольно таки сложно.
В связи с этим было бы правильным предусмотреть ответственность за получение взятки лицами, которые в прошлом занимали государственные должности РФ или государственные должности субъектов РФ, глав органов местного самоуправления, если вознаграждение получено ими в связи с действиями (бездействием) в период пребывания в какой-либо из этих должностей, совершенные с использованием полномочий или возможностей, связанных с этими должностями37. Ряд вопросов возникает при рассмотрении особо квалифицированных признаков взяточничества, указанных в ч. 4 ст. 290 УК: а) получение взятки группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) неоднократность; в) вымогательство взятки; г) получение взятки в крупном размере. Результаты изучения материалов уголовных дел показали, что практически всегда предварительно сговорившиеся лица давали взятки за неправомерные действия (бездействие). Исходя из этого, было бы целесообразно дополнить _________________________________________________________________ 37 Н. А. Егорова. Преступления против интересов службы. Волгоград. 1999.
ст. 291 УК квалифицированным признаком - получением взятки группой лиц по предварительному сговору или организованной группой38.
П. “б” ст. 290 и в ч. 2 ст. 291 УК предусматривает неоднократность как особо квалифицирующий признак получения взятки и квалифицирующий признак дачи взятки. Под неоднократностью получения и дачи взятки подразумевается совершение того же преступления как лицом, ранее не осуждавшимся, так и лицом, ранее осуждавшимся соответственно за получение или за дачу взятки.
УК в ч. 4 ст. 290 предусматривает получение взятки в крупном размере в качестве особо квалифицирующего признака взяточничества. Таким образом строгость наказания за получение взятки ставится в зависимость от размера взятки. Такой подход законодателя к наказанию за взяточничество вызывает серьезные сомнения. Дело в том, что при прочих равных условиях крупная взятка фактически менее опасна, чем обычная. Дешевизна при торговле властными полномочиями не может понижать опасность такой торговли. Предположим, следователь А. прекратил уголовное дело, получив взятку в размере 100 долларов США. Следователь Б. при тех же условиях отказался от взятки, отказался он и от 500 и от 1000 долларов, однако его моральные принципы рухнули, когда ему предложили 5000 долларов. Во втором случае опасность посягательства очевидно меньше, но наказывается оно значительно строже.
Конечно же, упомянутой уголовной политике можно найти и разумные обоснования, однако они не выдерживают критики. Так, можно предположить, что крупные взятки берутся за особенно вредные, дерзкие и циничные действия. Однако такая зависимость, если и имеется, является косвенной зависимостью, а проявление ее в конкретном случае - случайностью. В ч. 2 ст. 290 законодатель уже предусмотрел получение взятки за совершение незаконных действий, причем рассматривает это в
_________________________________________________________________ 38 Аслаханов А. А. Проблемы квалификации взяточничества: Автореф. дис. М. 1992. качестве менее опасного преступления, чем получение взятки в крупном размере. Можно предположить, что усиление наказания за крупные взятки связано с реализацией следующей идеи: строгость наказания должна быть не только соразмерна тяжести преступления, но и “силе побудительных мотивов” к его совершению”. Сегодня она весьма популярна и звучит так: “преступление следует сделать невыгодным”. Теоретически можно предположить: чиновник, предвидя осуждение и наказание, тем не менее смиряется с ним, рассчитывая после его отбытия воспользоваться приобретенными преступлением благами. Однако такое предположение мало вероятно в практической жизни. Подобная идея может возникнуть в психике вора, но совершенно нетипична для чиновника, который безусловно рассчитывает избежать наказания. Кроме того, несколько лет лишения свободы достаточны для того, чтобы любая взятка воспринималась как невыгодная. Нельзя переоценивать общепревентивное значение длительных сроков лишения свободы, наша наука неоднократно опровергала этот миф39. Длительные сроки лишения свободы могут быть целесообразны лишь в целях специальной превенции (путем изоляции и не в случае с крупным взяточничеством). Более того, упомянутая теория не только сомнительна, но и безнравственна, в связи с чем не может лечь в основу уголовной политики. При последовательном ее проведении “совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств”, например, следует считать не смягчающим, а отягчающим обстоятельством (т. к. сильной мотивации к совершению преступления должно противостоять эффективное наказание), смягчающим же обстоятельством следует признать совершение преступления “со скуки”.
______________________________________________________________________________________________ 39 В. Ф. Кириченко Ответственность за должностные преступления по советскому уголовному праву. М. 1956. С. 72. 3. 2. ОТГРАНИЧЕНИЕ ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ. Получение взятки и коммерческий подкуп
Получение взятки как должностное преступление (ст. 290 УК) отличается от коммерческого подкупа (ст. 204 УК) по объекту и субъекту преступления. Коммерческий подкуп законодатель отнес к преступлениям в сфере экономики, а получение взятки - к преступлениям против государственной власти. Практическое значение имеет разграничение коммерческого подкупа и получения взятки по субъекту преступления. Если субъектом получения взятки является должностное лицо (т. е. представитель власти, а также лицо, выполняющее управленческие функции в государственных и муниципальных органах и учреждениях, в войсках и в воинских формированиях), то субъектом коммерческого подкупа (пассивного) будет лицо, выполняющее управленческие функции в любой другой организации как в коммерческой, так и в некоммерческой (в т. ч. в хозяйственных обществах и товариществах, в кооперативах, на государственном предприятии, в политической партии, религиозном или ином общественном объединении и др. ). При этом следует учитывать, что работники коммерческих и иных организаций могут быть должностными лицами, если являются представителями власти по специальному полномочию (например, инспектора труда профсоюзов). Законодатель рассматривает коммерческий подкуп в качестве менее опасного преступления, чем взяточничество, хотя наказание за коммерческий подкуп достаточно сурово (до 5 лет лишения свободы). Кроме того, примечание к ст. 201 УК предусматривает особые процессуальные предпосылки уголовного преследования за коммерческий подкуп - если деяние причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется только по заявлению этой организации или с ее согласия. Если деяние причинило вред интересам других организаций или граждан, общества или государства, уголовное преследование осуществляется на общих основаниях. Указанное примечание вызвало резкую критику в юридической литературе, поскольку коммерческий подкуп совершается, как правило, в отношении руководителя организации, который и должен обратиться с заявлением с просьбой возбудить уголовное дело или дать согласие на собственное уголовное преследование. Фактически уголовное преследование за коммерческий подкуп руководителя организации возможно было только после его увольнения с должности, либо в случае, когда какой-либо конкретный вред причинялся интересам граждан, общества или государства, государственному или муниципальному предприятию или иной организации. Причем абстрактный вред, который причиняет любое проявление продажности управленца интересам общества был явно недостаточен, поскольку тогда Примечание к ст. 201 утрачивало всякий смысл. В конце концов, это Примечание стало объектом жесткой атаки со стороны Верховного Суда. В 1998 г. , рассматривая конкретное дело, Верховный Суд согласился со следующими доводами прокурора: “В соответствии с п. 2 примечания к ст. 201 УК РФ и ст. 271 УПК РСФСР уголовное преследование за деяния, предусмотренные главой 23 УК РФ, осуществляется по заявлению коммерческой организации или с ее согласия лишь в тех случаях, когда причинен вред исключительно интересам этой организации, т. е. указанный порядок привлечения к уголовной ответственности распространяется на те перечисленные в главе 23 преступления, в которых причинение вреда является необходимым элементом состава преступления. Коммерческий же подкуп считается оконченным преступлением с момента получения или передачи предмета подкупа и относится к формальным составам преступлений, не требующим наступления определенных последствий. Поэтому по смыслу п. 3 примечания к ст. 201 УК РФ уголовное преследование за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 204 УК РФ, осуществляется на общих основаниях”. Позиция Верховного Суда по этому вопросу остается не бесспорной. То обстоятельство, что коммерческий подкуп является преступлением с формальным составом очевидно из диспозиции ст. 204 УК. Примечание к ст. 201 УК никакого отношения к определению признаков состава преступления не имеет. Она лишь устанавливает особый порядок уголовного преследования преступлений, предусмотренных в главе 23 УК. Любое преступление причиняет тот или иной вред. Однако в преступлениях с формальными составами этот вред находится за рамками состава преступления, его объективной стороны. Однако вред этот должен быть установлен как факт, имеющий процессуальное значение, а также учитывается при назначении наказания (п. “б” ст. 63 УК). Получение взятки и злоупотребление должностными полномочиями Получение взятки по существу является разновидностью злоупотребления должностными полномочиями. Получая взятку, должностное лицо тем самым использует свои должностные полномочия, а также фактические возможности, вытекающие из должностного положения вопреки интересам службы, причиняя существенный вред интересам государства, выражающийся в нарушении нормальной работы аппарата публичной власти и подрыве ее авторитета. Однако объективные и субъективные признаки этих преступлений существенно различаются.
В практике вопрос о разграничении этих преступлений встает чаще всего в связи с поборами должностных лиц, которые не воспринимаются сторонами в качестве взятки, когда должностное лицо завладевает деньгами, например, под видом штрафа. Так, Скворцов осужден за получение взятки, сопряженное с вымогательством, и, по совокупности, за превышении власти, совершенные еще в 1981 г. “Скворцов.... дежурный 122 отделения милиции Киевского РУВД г. Москвы, 27 декабря 1981 г. около 22 час. 30 мин. не зарегистрировал надлежащим образом сделанное супругами Данцигер Л. и Б. заявление о совершении в отношении них и их друзей хулиганских действий, не принял мер к его проверке, не доложил руководству отделения о нем и оскорбил Данцигер Л. и Чешеву Н. Когда же Данцигер Б. вступился за них и потребовал ускорения разбора их заявления, Скворцов дал указание милиционерам связать ему руки и ноги и водворить в камеру временно задержанных. При этом Данцигеру Б. были причинены легкие телесные повреждения без расстройства здоровья. Несмотря на просьбы Чешевой и Данцигер Л. , у которой дома остался грудной ребенок, побыстрее разобраться по поводу совершения в отношении них хулиганских действий и отпустить домой, Скворцов заявил, что ему некогда с ними разбираться и они будут ждать до утра. Около 24 час. Скворцов пригласил Чешеву и ее подругу Лобачеву из дежурной части в отдельную комнату и там под видом уплаты штрафа стал вымогать у них взятку, заявив, что просто так он их отпустить не может, надо заплатить штраф. Видя, что Чешева согласна дать взятку, Скворцов выпроводил из комнаты Лобачеву и, получив от Чешевой 50 руб. и, взяв от нее заявление о том, что она ни к кому претензий не имеет, отпустил домой ее и пришедших с ней знакомых. Вместе с ними Скворцов разрешил уйти из отделения милиции двум гражданам, находившимся в Москве без определенных занятий и места жительства, которые совершили в отношении них хулиганские действия”40. В 1994 г. Президиум Верховного Суда РФ, рассматривая дело в порядке надзора, признал осуждение за превышение власти обоснованным, а в части “получения взятки” переквалифицировал содеянное на злоупотребление должностными полномочиями: “Как установлено судом, Скворцов, задержав Данцигера Б. , потребовал от Чешевой и Лобачевой деньги не в качестве взятки, а для уплаты штрафа. При этом, как указано в приговоре, Скворцов заявил, что "просто так он их отпустить не может, надо заплатить штраф". Получив от Чешевой 50 руб. под видом штрафа, Скворцов отпустил Данцигера Б. и других домой, а деньги присвоил. При таких данных действия Скворцова, получившего деньги под
видом штрафа, следует квалифицировать.... как злоупотребление ________________________________________________________________ 40 Обзор Кассационно-надзорной практики ВК Верховного Суда РФ за 1994 год служебным положением, а не вымогательство взятки, поскольку он, являясь должностным лицом, из корыстной заинтересованности умышленно использовал свое служебное положение вопреки интересам службы, причинив существенный вред охраняемым законом правам и интересам граждан”. По этой причине часто не рассматриваются в качестве взяток поборы сотрудников ГИБДД с водителей. Передавая сотруднику ГИБДД названную им сумму водитель не знает о том, передает ли он взятку, либо уплачивает штраф за совершенное им правонарушение. Сотрудник ГИБДД, присваивая полученные от водителя деньги в такой ситуации, совершает злоупотребление должностными полномочиями, не оформив штраф должным образом и причинив имущественный ущерб государству. Иногда в подобных ситуациях уголовные дела вовсе не возбуждают, мотивируя это тем, что состав злоупотребления должностными полномочиями - материальный, а причиненный ущерб является незначительным. При этом следует учитывать, что если сотрудник ГИБДД не просто злоупотребляет своими полномочиями, а берет взятку (это может быть видно из размера взятки, из характера правонарушения, из поведения сотрудника во время получения взятки, из тех действий или бездействия за совершение которых дается взятка), содеянное квалифицируется как получение взятки. Получение взятки может образовать совокупность с должностным злоупотреблением, например, в случае, когда должностное лицо берет взятку за совершение незаконного действия, причиняющего существенный вред, указанный в ст. 285 УК. Пленум Верховного Суда в п. 19 постановления от 10 февраля 2000 г. разъяснил: “Взяткополучатель, совершивший в интересах взяткодателя или представляемых им лиц незаконные действия, образующие состав иного преступления, подлежит ответственности по совокупности преступлений - по части второй статьи 290 УК РФ и соответствующей статье УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями, незаконное освобождение от уголовной ответственности, фальсификация доказательств и т. п. )”. Так, старший инспектор таможенного поста К. осужден за взятки и злоупотребление должностными полномочиями (он брал взятки за незаконное перемещение через таможенную границу иностранной валюты). Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ сочла доводы К. об излишней квалификации содеянного им как злоупотребления должностными полномочиями (в части дозволения незаконно перемещать валюту через границу) необоснованными, “так как получение взятки и связанное с ним деяние, образующее самостоятельный состав преступления, в частности, в данном случае это злоупотребление должностными полномочиями, квалифицируются по совокупности преступлений”41. Получение взятки и мошенничество
В судебной практике квалифицируются действия должностного лица, которое, получая имущественное предоставление, не только не намерено совершить обусловленные действия, но и не имеет возможности такие действия совершить. “Получение должностным лицом.... денег, ценных бумаг и других материальных ценностей якобы за совершение действия (бездействия), которое он не может осуществить из-за отсутствия служебных полномочий или невозможности использовать свое служебное положение, следует квалифицировать при наличии умысла на приобретение указанных ценностей как мошенничество по статье 159 У К РФ”. В этом случае действия взяткодателя квалифицируются как покушение на дачу взятки. Возможно подстрекательство к даче взятки со стороны должностного лица. Указанное разъяснение относится только к случаю, когда должностное лицо, получая ценности, не намерено совершить действие или содействовать его совершению, используя служебное положение. Если должностное лицо заблуждается относительно своих возможностей (служебных полномочий или фактических возможностей, связанных с должностным положением), или намерено превысить должностные полномочия (что впоследствии окажется
_________________________________________________________________ 41 Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 1996 года (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 11 сентября 1996 г. )
невозможным) - содеянное квалифицируется как получение взятки. В целом данное разъяснение основано на буквальном толковании закона: ст. 290 УК прямо говорит о получении взятки за действия (бездействие), которые “входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию)”. Вместе с тем буквальное толкование закона не всегда является правильным толкованием. Дело в том, что ценности в данном случае должностное лицо получает именно в качестве взятки, используя свое должностное положение, т. е. содеянное будет явным проявлением коррупции. Ценности должностное лицо получает именно за совершение действий, которые входят в полномочия должностного лица (хотя и другого). При этом обман в намерениях, как отмечалось, не влияет на квалификацию получения взятки. Как быть, например, в случае, когда должностное лицо берет взятку за прекращение уголовного дела, сознавая при этом, что способно исключить из обвинения лишь некоторые эпизоды? Будет это мошенничеством или получением взятки? Можно ли придавать при квалификации взяточничества определяющее значение такому зыбкому понятию, как фактические возможности должностного лица, связанные со служебным положением, используя которые он может содействовать совершению действия другим лицом? Определяет ли это обстоятельство характер и степень общественной опасности взяточничества? При последовательном проведении этой идеи следует вовсе отказаться от уголовного преследования взяточничества в случае, если, получая взятку, должностное лицо переоценило свой должностной авторитет, а впоследствии не смогло выполнить обусловленных действий - тут не будет ни взятки ни мошенничества? 42 Поэтому в подобной ситуации правильной представляется квалификация содеянного как получения взятки, а не как мошенничества, что не будет и нарушением уголовного закона. Сходным образом этот вопрос решается и в родственных европейских ___________________________________________________________________ 42 А. И. Кирпрчников Взятка и коррупция в России. Спб. 1997. С. 173. законодательствах. Французский УК, например, прямо указывает на “действительное или предполагаемое” влияние должностного лица, В Германии, как уже отмечалось, уже само обещание за взятку совершить служебное действия считается оконченным преступлением43.
В случае, когда должностное или любое другое лицо выступает в качестве ложного посредника во взяточничестве, когда умысел направлен на завладение имуществом путем обмана, и нет намерения передавать ценности должностному лицу - содеянное квалифицируется как мошенничество, а действия взяткодателя -как покушение на дачу взятки. Пленум Верховного суда в п. 21 упомянутого постановления разъяснил: “Если лицо получает от кого-либо деньги или иные ценности якобы для передачи должностному лицу.... в качестве взятки.... и, не намереваясь этого делать, присваивает их, содеянное им следует квалифицировать как мошенничество. Действия владельца ценностей в таких случаях подлежат квалификации как покушение на дачу взятки или коммерческий подкуп. При этом не имеет значения, называлось ли конкретное должностное лицо.... , которому предполагалось передать взятку”44. Если при этом мошенник склонил взяткодателя к даче взятки - его действия квалифицируются по совокупности как подстрекательство к даче взятки. Если инициатором дачи взятки является взяткодатель - соучастия в даче взятки не будет и все содеянное охватывается составом мошенничества.
Данную ситуацию следует отличать от случая, когда должностное лицо берет взятку за действия, которые хотя и не входят в круг его должностных полномочий, но совершению которых оно может способствовать в силу должностного положения, однако (например, мотивируя крупный размер взятки) ложно утверждает, что передаст часть взятки другому должностному _________________________________________________________________ 43 Б. В. Волженкин Служебные преступления. Москва. 2000. С. 348. 44 БВС РФ. 2000 г. № 4. П. 21.
лицу. В этом случае содеянное квалифицируется как получение взятки в той сумме, которая фактически получена должностным лицом и не требует дополнительной квалификации в качестве мошенничества. Получение взятки и незаконное участие предпринимательской деятельности Ст. 289 УК предусматривает ответственность за учреждение должностным лицом организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, либо участие в управлении такой организацией лично или через доверенное лицо вопреки запрету, установленному законом, если эти деяния связаны с предоставлением такой организации льгот и преимуществ или с покровительством в иной форме. Законодатель рассматривает это преступление в качестве значительно менее опасного, чем получение взятки. При этом следует учитывать, что ст. 289 не исключает ответственности должностного лица за получение им взяток (как непосредственно должностным лицом, так и его родственниками) от той организации, в учреждении или управлении которой он участвовал, в том числе и за предоставление организации льгот и преимуществ или за покровительство в иной форме. В этом случае содеянное образует совокупность преступлений. Ст. 289 УК не предусматривает ответственности за незаконное предпринимательство должностного лица без регистрации (ст. 171 УК), а также за участие его (например, в форме договора совместной деятельности) в деятельности индивидуального предпринимателя. Получение взятки и хищение
Получение взятки объединяет с хищением то, что преступник при получении взятки незаконно приобретает (обращает в свою пользу или в пользу другого лица) чужое имущество, действуя при этом с корыстной целью. Основное отличие получения взятки от хищения в том, что взяткодатель добровольно дает взятку должностному лицу за совершение указанных в ст. 290 УК действий. Поэтому, если должностное лицо, даже и находясь при исполнении служебных полномочий (в том числе и в форме) совершает разбойное нападение или насильственый грабеж - содеянное квалифицируется по статье, предусматривающей ответственность за хищение. Отличие получения взятки от насильственного грабежа, разбоя или вымогательства связано как с объективными (содержание угрозы), так и с субъективными признаками преступления (за что дается взятка). Если лицо передает должностному лицу деньги или вещи с целью избежать физического насилия, применением которого угрожает должностное лицо - содеянное квалифицируется как преступление против собственности. Если должностное лицо угрожает разглашением позорящих сведений, и это разглашение связано с выполнением должностных функций -содеянное образует получение взятки, а если такой связи нет, - вымогательство. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
Актуальность исследуемой проблемы сомнений не вызывает. Это справедливо не только для современной России, но и для мировой общественности также. Во всех государствах, на различных этапах развития с коррупцией и взяточничеством боролись и в настоящее эта борьба не останавливается. Меняются лишь методы борьбы. Так, например, не более года назад правоохранительные органы Пакистана предложили населению страны такой метод борьбы: публикация на основе анонимности во всемирной сети Интернет данных о взяточниках, известные рядовым гражданам.
Что же касаемо России 24 декабря 2001 года состоялся телемост между Владимиром Путиным и населением страны. Из 47 вопросов, заданных Президенту один касался взяточничества. На него Президент ответил следующим образом: “проводимые реформы способны снизить масштабы взяточничества и мздоимства среди сотрудников органов внутренних дел”. Отвечая на вопросы телезрителей ОРТ и РТР, глава государства признал, что “к сожалению, это правда - наши граждане сталкиваются с мздоимством и взяточничеством сотрудников милиции”.
По его словам, эта проблема существует и в других странах, “но у нас, конечно, масштабы слишком большие”. По мнению президента, для того, чтобы искоренить это явление, “в первую очередь, конечно, надо повышать материальное благосостояние работников, создать такие условия, которые исключили бы саму возможность взяточничества”. ЛИТЕРАТУРА:
Аникин А. Ответственность за взяточничество по новому УК. // Законность, 1997, № 6
Анашкин П. В. , Образцов Е. Н. Расследование дел о взяточничестве. // Советская юстиция. 1978. № 24
Асланов Р. М. Ответственность за должностные преступления. - Баку, 1993. Асланов Р. М. Должностное лицо как субъект уголовной ответственности // Вестник СПб Государственного Университета. - 1994. - Сер. 6. - Вып. 3. Аслаханов А. А. Проблемы уголовно-правовой борьбы с взяточничеством // Государство и право. -1993. - № 4.
Безверхов А. Г. О должностных преступлениях и преступлениях по службе. // Российский юридический журнал. - 1995. - № 4.
Борзенков Г. Н. Уголовно-правовые меры борьбы с коррупцией // Вестник Московского Университета. - Серия 11. - Право. - 1993. - № 1. О реестре государственных должностей Федеральных государственных служащих, - Указ Президента РФ от 11 января 1995 г. , -// Собрание законодательства РФ, 1995, № 33, ст. 4129. Волженкин Б. В. Квалификация взяточничества. – Л. 1984 Волженкин Б. В. Служебные преступления. – М. 2000
Волженкин Б. В. “Обычный подарок” или взятка? - // Российская газета, 1998, 19 февраля.
Волженкин Б. В. К вопросу о понятии должностного лица как субъекта должностных преступлений // Сов. государство и право. - 1991. - № 11.
Волженкин Б. В. Коррупция и уголовный закон // Известия вузов. -Правоведение. 1991. - № 6.
Вольдман Ю. О понятии должностного лица // Законность. - 1993. - № 10. Галахова А. В. Превышение власти или служебных полномочий. – М. , 1978 Грабов А. С. Как выявить взятку ? // Советская милиция, 1985, № 7 Гаухман Л. Д. Проблемы уголовной ответственности за должностные преступления по У К РФ // Уголовное право. - 1999. - № 4.
Дорошева М. В. Подарок или взятка // Управление персоналом. - 1998. -№1. Дьяков С. В. Государственные преступления (против основ Конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность. - М. , 1999. Дулов А. В. Основы расследования преступлений, совершаемых должностными лицами. – Минск, 1985. Егорова Н. А. Преступления против интересов службы. – Волгоград, 1999 Егорова Н. А. Взяточничество и хищения: проблемы квалификации // Российская юстиция. - 1996. - № 7.
Егорова Н. А. Провокация взятки или коммерческого подкупа // Российская юстиция. - 1997. - № 8.
Егорова Н. А. Субъект преступления против интересов службы // Законность. -1998. - № 4. Еженедельник советской юстиции. 1927. № 14.
Здравомыслов Б. В. Новый Уголовный кодекс РФ о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления // Юридический мир. - 1997. - № 11. Здравомыслов Б. В. Должностные преступления (понятие и квалификация ). - М. , 1979
Здравомыслов Б. В. Квалификация взяточничества. - М. , 1991.
Зубкова В. И. Проблемы дальнейшего совершенствования уголовного законодательства о должностных преступлениях // Криминологические проблемы преступного поведения. - 1991. -№ 129.
Квиниция А. К. Должностные преступления – правовые и криминологические аспекты. – Тбилиси, 1988 Кирпичников А. И. Взятка и коррупция в России. – Спб, 1997
Коржанский Н. И. Квалификация следователем должностных преступлений. – Волгоград, 1986 Кириченко В. Ф. Ответственность за должностные преступления по советскому уголовному праву. М. , 1959
Клепицкий И. “Должностное лицо” в уголовном праве (эволюция правового понятия). // Законность, 1997, № 10
Кузнецов П. Субъект должностных преступлений. Законность. 1999. № 9. Козаченко И. Я. Николаева З. А. Проблемы соотношения общего и специального составов должностных преступлений // Правоведение. -1992. - № 3. Косякова Н. Дача взятки - преступление или крайняя необходимость? // Российская юстиция. -1999. - №5.
Лысов М. Д. Ответственность должностных лиц по советскому уголовному праву. – Казань. 1972 Ляпунов Ю. И. Ответственность за взятку. М. , 1987 Лазарев Б. М. Государственная служба. М. , 1993
Макаров С. Субъекты должностных и “служебных” преступлений // Российская юстиция. - 1999. - № 5.
Медведев А. М. Вымогательство взятки // Государство и право. - 1996. - № 8. Миньковский Г. М. , Проблема правового регулирования борьбы с коррупцией и возможности применения мер правового характера / Проблемы борьбы с коррупцией. - М. , 1992.
Манохин В. М. Служба и служащие в Российской Федерации: правовое регулирование. – М. , 1997 О состоянии расследования уголовных дел о взяточничестве и практик доказывания его на предварительном следствии. // Бюллетень ГСУ МВД СССР № 1 . М. , 1991 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. , “О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе”, -// Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000, № 4.
Светлов А. Я. Ответственность за должностные преступления. – Киев, 1978 Светлов А. Я. Борьба с должностными злоупотреблениями, - Киев 1970 Соловьев В. И. Борьба с должностными злоупотреблениями, обманом государства и приписками. – М. 1963
Степанов В. В. Расследование взяточничества. – Саратов, 1966. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР, 1917-1952 гг.
Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР, 1917-1952. Таганцев Н. С. Курс уголовного права. Спб. , 1874. Вып. 1
Ткаченко В. И. Взяточничество // Дело и право. - 1996. - № 10. Шубин В. А. Некоторые вопросы методики расследования должностных преступлений. – Волгоград, 1983. Ширяев В. Н. Взяточничество и лиходательство в связи с общим учением о должностных преступлениях. Ярославль, 1916.
Щиголев Ю. В. Уголовно-правовые признаки должностного лица // Следователь. 1998. - № 9.
Яни П. С. Преступления по службе: закон еще не принят, но вопросы уже появились // Российская юстиция. - 1994. - № 8.
Яни П. С. Кто несет ответственность за должностные преступления? // Законность. - 1995. - № 2.
Яни П. С. Получение должностным лицом доли от суммы договора - взятка или хищение? // Российская юстиция. - 1995. - № 12.
Яни П. С. Причинение вреда деянием. О квалификации экономических и служебных преступлений // Российская юстиция. - 1997. - № 1.
Яни П. С. Взятка и бизнес // Законодательство. - 1998. - № 6.


Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данную дипломную работу Вы можете использовать как базу для самостоятельного написания выпускного проекта.

Доработать Узнать цену работы по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем дипломную работу самостоятельно:
! Как писать дипломную работу Инструкция и советы по написанию качественной дипломной работы.
! Структура дипломной работы Сколько глав должно быть в работе, что должен содержать каждый из разделов.
! Оформление дипломных работ Требования к оформлению дипломных работ по ГОСТ. Основные методические указания.
! Источники для написания Что можно использовать в качестве источника для дипломной работы, а от чего лучше отказаться.
! Скачивание бесплатных работ Подводные камни и проблемы возникающие при сдаче бесплатно скачанной и не переработанной работы.
! Особенности дипломных проектов Чем отличается дипломный проект от дипломной работы. Описание особенностей.

Особенности дипломных работ:
по экономике Для студентов экономических специальностей.
по праву Для студентов юридических специальностей.
по педагогике Для студентов педагогических специальностей.
по психологии Для студентов специальностей связанных с психологией.
технических дипломов Для студентов технических специальностей.

Виды дипломных работ:
выпускная работа бакалавра Требование к выпускной работе бакалавра. Как правило сдается на 4 курсе института.
магистерская диссертация Требования к магистерским диссертациям. Как правило сдается на 5,6 курсе обучения.

Сейчас смотрят :

Дипломная работа Совершенствование системы подбора специалистов и служащих предприятия на примере ОАО "Белэлектромонтаж"
Дипломная работа Современная международная миграция
Дипломная работа Детский травматизм и его профилактика
Дипломная работа Маркетинговая деятельность предприятия
Дипломная работа Стратегия развития персонала на примере предприятия
Дипломная работа Учет затрат на производство зерновых культур в СХПК Иваническ Аларского района
Дипломная работа Пути повышения производительности труда и его оплаты с оценкой их эффективности на примере( ЗАО "Куйбышевское")
Дипломная работа Маркетинг в сфере туризма
Дипломная работа Бухгалтерский учёт финансовых результатов 2
Дипломная работа Нарушения словоизменения и их коррекция у дошкольников с общим недоразвитием речи III уровня
Дипломная работа Активы коммерческих банков
Дипломная работа Учет операций по расчетным счетам
Дипломная работа Учет затрат на производство и реализацию продукции
Дипломная работа Обучение фонетической стороне иноязычной речи в средних общеобразовательных учреждениях
Дипломная работа Гражданско-правовые отношения