Дипломная работа по предмету "Международное и Римское право"

Узнать цену дипломной по вашей теме


Международно-правовой статус архипелага Шпицберген

СОДЕРЖАНИЕ Введение Глава I. Территория в международном праве.
§1. Понятие государственной территории. Территориальное верховенство. §2. Состав государственной территории. Глава II. Территории с переходным правовым режимом.
§1. Общая характеристика территорий с переходным правовым режимом. §2. Территории с неопределившимся статусом. “Ничейная” земля. Глава III. Особенности международно-правового статуса архипелага Шпицберген. §1. Историческое развитие международно-правового режима архипелага Шпицберген. §2. Правовое регулирование режима Шпицбергена в современном международном праве. Заключение Приложения Библиография стр. 3 6 6 14 29 29 32 36 36 38 54 57 63 Введение
Территориальные вопросы имеют многовековую историю и относятся к числу детально разработанных разделов международного права. На нашей планете практически не осталось “белых пятен” или, говоря по-другому, сухопутных территорий, режим которых не был бы определен. В Европе таким “белым пятном” является международно-правовой режим Шпицбергена – архипелага, расположенного в непосредственной близости от северных границ России. В течение длительного периода европейской истории этот архипелаг оставался никому не принадлежащей территорией, которую подданные европейских стран использовали в хозяйственных и научных целях. В 1872 г. Шпицберген в результате обмена нотами между заинтересованными государствами приобрел статус “ничейной земли”. Фактически, соглашение 1872 г. закрепило за архипелагом статус территории общего пользования, изъятой из сферы распространения государственного суверенитета. В связи с усилением хозяйственной активности на архипелаге, связанной с обнаружением в конце XIX – начале XX веков месторождений каменного угля, на Шпицбергене утвердился международно-правовой обычай, определяющий порядок присвоения земельных участков. Накануне первой мировой войны безрезультатно закончилась попытка разработать международную конвенцию, закрепляющую за архипелагом тот же статус, но с регламентированным режимом. После первой мировой войны страны-победительницы, идя навстречу пожеланиям Норвегии, согласились разработать договор, определяющий условия передачи Шпицбергена под суверенитет норвежского государства. Таким образом, в основе режима, существующего в настоящее время на архипелаге, лежит многосторонний договор о Шпицбергене, заключенный девятью странами на Парижской мирной конференции в 1920 году. В первой статье этого договора говорится о том, что “высокие договаривающиеся стороны соглашаются признать, на условиях, предусмотренных настоящим Договором, полный и абсолютный суверенитет Норвегии над архипелагом Шпицберген…” [1 Текст договора о Шпицбергене на русском языке приводится в приложении к настоящей работе, поэтому в аналогичных случаях ссылки на договор приводиться не будут. ] Следует отметить, что с полным и абсолютным суверенитетом несовместимы какие-либо условия или ограничения, кроме добровольно возлагаемых на себя государством – носителем суверенитета. Такие добровольно возлагаемые на себя ограничения являются выражением суверенитета государства. Ограничения суверенитета Норвегии над архипелагом стали частью режима Шпицбергена в результате того, что она приняла на себя определенные международные обязательства в соответствии с договором 1920 г. Норвегия, с одной стороны, была вынуждена согласиться с теми условиями, на которых остальные страны-участницы договора соглашались предоставить ей суверенитет над архипелагом, так как представившийся после первой мировой войны случай был для нее, по сути дела, единственной возможностью приобрести суверенитет над Шпицбергеном. С другой стороны, норвежское государство добровольно и ясно выразило свое согласие с условиями договора, подписав, а затем ратифицировав его. В силу этого Норвегия не имеет права отказаться от исполнения принятых на себя обязательств и в одностороннем порядке изменить режим Шпицбергена, такт как в подобном случае будет нарушен принцип “pacta sunt servanda”. В вышеприведенной формулировке первой статьи договора заключено основное противоречие режима архипелага, поскольку как сама эта формулировка, так и существующий на Шпицбергене режим оставляют открытым вопрос о том, где проходит грань между условиями договора и осуществлением Норвегией суверенных функций. Ответ не этот вопрос невозможен без изучения материалов международных конференций, проходивших в 1910 – 1914 гг. и в 1919 г. и посвященных разработке сначала конвенции, а затем договора о Шпицбергене; а также изучения положений договора во взаимосвязи друг с другом. Необходимость такого подхода объясняется определенной фрагментарностью положений договора, а также тем, что ряд положений проектов конвенции был учтен при разработке договора о Шпицбергене. Особую сложность для понимания особенностей режима архипелага представляет то, что норвежцы разработали производные от договора документы на принципах, отличающихся от принципов договора. Тот факт, что страны-участницы договора не обратили на это внимания, во многом объясняется тем, что при чисто формальном сходстве ряда положений и терминов производных от договора документов с положениями и терминами договора и конвенции, они по своему содержанию и значению существенно отличаются друг от друга. Вопросы режима территории Шпицбергена, фактически, не исследованы. В понимании практических работников они сводятся к проблеме так называемых “государственных земель”, то есть к вопросу о том, располагает ли Норвегия правом собственности на большую часть сухопутной территории архипелага. На самом деле, круг вопросов, касающихся международно-правового статуса архипелага Шпицберген, гораздо шире. Можно выделить основные положения, изучению которых посвящается данная работа. 1. Отличительной чертой договора о Шпицбергене является то, что большинство его положений определяет порядок регулирования внутригосударственных отношений на архипелаге. Эти же положения или, говоря по-другому, международно-правовые гарантии лежат в основе права частных лиц и компаний на пребывание на архипелаге и осуществления ими здесь других прав. Соблюдение условий договора является международно-правовым обязательством Норвегии, а не ее односторонним волеизъявлением. Выступая одновременно в роли участника договора и носителя суверенитета над архипелагом, она, по сути дела, является главным гарантом соблюдения этих положений договора. Положения договора о Шпицбергене предусматривают осуществление норм международного права без трансформации во внутреннее законодательство в рамках режима архипелага. Это положение действует в отношении приобретения, пользования и осуществления права собственности на земельные участки, включая права на рыбный и горнорудный промысел. В соответствии со ст. 7 договора Норвегия обязана предоставить всем гражданам и подданным стран-участниц договора равные условия приобретения права собственности на земельные участки. Производный от договора документ – Горный устав для Шпицбергена – в силу принципов договора представляет собой документ международного права. Структурно диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии. В первой главе в общих чертах рассматривается вопрос о понятии и видах территорий в международном праве. Вторая глава посвящена исследованию территорий с переходным правовым режимом. Особое внимание здесь уделяется территориям с непределившимся статусом и “ничейным землям”. В третьей главе выделяются особенности международно-правового статуса архипелага Шпицберген, то есть раскрывается основная цель работы. Теоретическую основу диссертации составляют работы известных отечественных юристов С. Н. Бабурина, Ю. Г. Барсегова, И. П. Блищенко, Б. М. Клименко и др. , а также юристов-международников других стран К. Пиччиони и Т. Матизена. Автор также использовал российски и зарубежные периодические издания, а также электронные носители информации. Глава I. Территория в международном праве.
§1. Понятие государственной территории. Территориальное верховенство.
В широком смысле слова территория в международном праве – это пространства земного шара с его сухопутной и водной поверхностью, недрами и воздушными пространствами, космическое пространство и находящиеся в нем небесные тела. Правовой статус территорий определяется нормами международного права и внутригосударственного законодательства. Принято считать, что государство характеризует три элемента: население, территория, власть. Таким образом, территории являются материальной основой существования государств. В пределах своей территории государство осуществляет верховенство, которое называется территориальным и является составной частью суверенитета государства. Верховенство государства означает, что власть данного государства является высшей властью по отношению ко всем лицам и организациям, находящимся в пределах его территорий, и, кроме того, на территории государства исключается деятельность публичной власти другого государства. Высшая власть государства в пределах его территории осуществляется системой государственных органов в законодательной, исполнительной, административной и судебной сферах. Любые территориальные изменения статуса государственной территории или ее части, любое изменение государственных границ должны производиться исключительно в соответствии с волеизъявлением народа, согласием государства и международным правом без какого бы то ни было вмешательства извне, угрозы силой или ее применения с обязательным последующим утверждением любых территориальных изменений высшим законодательным органом государства. Любые территориальные споры должны решаться исключительно мирными средствами путем переговоров в соответствии с Уставом ООН (Ст. 33) и действующими международными соглашениями. Территориальное верховенство включает в себя юрисдикцию государства, то есть права судебных и административных органов по рассмотрению и разрешению всех дел на данной территории в соответствии с компетенцией этих органов. Согласно международному праву юрисдикция государства распространяется на сооружения, установки и транспортные средства, находящиеся в морских водах за пределами его территориального моря и, следовательно, вне пределов его территории. Государство осуществляет исключительную юрисдикцию над своими военными кораблями в открытом море, над своими воздушными судами, находящимися вне пределов территорий иностранного государства, а в некоторых случаях и на иностранной территории, над запущенными им в космическое пространство объектами и их экипажами. Использование государственной территории и ее природных ресурсов иностранными физическими и юридическими лицами может осуществляться исключительно с разрешения государства и под его непосредственным контролем. Пределы действия территориального верховенства каждого государства ограничивается его государственными границами. [2 См. : Б. М. Клименко. Государственная территория. Вопросы теории и практики МП. – с. 87 ] Современное государственное международное право запрещает нарушение принципа территориального верховенства: подготовку и засылку вооруженных формирований на территорию другого государства, перенос морского, речного и воздушного загрязнения на территорию другого государства; пропаганду войны и расизма, разжигание ненависти к народам соседних государств; попустительство и непринятие мер по пресечение преступлений, последствия которых распространяются на территорию другого государства и так далее. Споры по территориальным вопросам издревле приводили к межнациональным конфликтам. Во времена великих географических открытий имели место оккупация “ничейной” территории, прямой насильственный захват территорий “нецивилизованных” народов с полным игнорированием законных прав коренного населения - так рождались колониальные империи, или происходил захват и присоединение территории более слабого государства. Современное международное право никакую оккупацию не признает законной. В Заключительном акте СБСЕ 1975г. государства взяли на себя обязательство “уважать территориальную целостность каждого из государств-участников, .... воздерживаться от того, чтобы превращать территорию друг друга в объект военной оккупации или других прямых или косвенных мер применения силы в нарушение международного права или в объект приобретения с помощью таких мер или угрозы их осуществления. Никакая оккупация или приобретение такого рода не будет признаваться законной”. Аналогичные нормы, относящиеся к непризнанию юридической силы оккупации, содержатся и в ст. 17 Устава ОАГ (О территориальной целостности государства). В настоящее время высшим и основным принципом правомерного разграничения государственной территории является выбор самого народа, проживающего на данной территории, и принцип самоопределения народов и наций, который, как правило, осуществляется и проводится в жизнь мирным путем, а в некоторых случаях, допустимых международным правом, и с помощью применения силы (при борьбе колониальных и зависимых народов за свое национальное освобождение и образование собственной государственности, при борьбе против иностранной оккупации или вторжения). Современное международное право также признает обязательным для соблюдения всеми государствами принципы территориальной целостности и территориальной неприкосновенности. Устав ООН (п. 4 ст. 2) прямо запрещает какие-либо действия, связанные с угрозой силой или ее применением как против независимости любого государства, так и каким-либо другим способом, несовместимым с целями ООН. Как пишет профессор Ю. Г. Барсегов, “…соответствие фактического территориального владения государства праву нации на самоопределение дает ему юридический титул, право на владение и распоряжение территорией” [3 Барсегов Ю. Г. Территория в международном праве. : М. , 1958. ]. Все территориальные изменения, происходящие на основе права на самоопределение, права народа свободно распоряжаться своей территорией, обеспечивают лучшие условия для соблюдения принципов территориальной целостности и территориальной неприкосновенности государственных границ, являющийся в современном международном праве общепризнанным. Очевидно, что только населяющий данную территорию народ вправе решать свою политическую судьбу и судьбу своей территории: войти в состав какого-либо государства; отделиться от какого-либо государства с созданием собственной государственности; частично изменить состав своей территории путем односторонней уступки части территории (цессия), или обмена в договорном порядке части своей территории на равноценную часть территории другого государства или на компенсационной основе, или путем продажи и т. д. Например, в 1867 году США купили у России Аляску и Алеутские острова, в 1803г. - у Франции Луизиану, в 1916г. - у Дании группу Антильских островов. Таким образом, правооснованием разграничения и любого изменения государственной территории является в первую очередь суверенное волеизъявление населения всего государства (референдум) или части переходящей территории, а также соглашение между заинтересованными государствами. В 1990 году на основании волеизъявления населения произошло объединение ФРГ и ГДР в единое немецкое государство ФРГ. В 1951 году СССР и Польша по Договору от 15 февраля 1951 года обменялись равными по размеру пограничными участками в Люблинском воеводстве и Львовской области. В 1945 году в соответствии с Потсдамской декларацией 1945 года северная часть бывшей Восточной Пруссии была передана СССР в качестве санкции за агрессию и гарантии безопасности (Калининградская область), а южная часть - Польше. Эта исключительная мера была предпринята в качестве санкции. Виды территорий в международном праве. По правовому режиму территории подразделяются на: государственные; территории со смешанным режимом; территории с международным режимом.
Государственной территорией принято считать такую территорию, которая “находится под суверенитетом определенного государства, т. е. принадлежит определенному государству, осуществляющему в ее пределах свое территориальное верховенство”. С позиций международного права государственная территория выступает как пространство осуществления верховной власти государства, подчиненное его исключительному господству, как принадлежащая данному государству и находящаяся под его исключительной властью часть земного пространства, состоящая из суши с ее недрами, вод и воздушного пространства над сушей и водами. В состав государственной территории входят:
Сухопутная территория, то есть вся суша в пределах государственных границ; Водная территория, охватывающая:
а) внутренние (национальные) воды, включающие в себя морские воды, воды портов, воды заливов, берега которых принадлежат данному государству, если их ширина не превышает 24 морских миль, а также исторические заливы; б) территориальное море – полоса прибрежных морских вод, ширина которых согласно Конвенции 1982 г. не должна превышать 12 морских миль. Различие между внутренними и территориальными водами заключается в различных режимах плавания иностранных судов. На поверхность и недра дна территориального моря распространяется территориальное верховенство соответствующего государства, входят в состав его территории без каких-либо ограничений по глубине. Воздушное пространство над сухопутной и водной территорией, а также территориальным морем. При рассмотрении территории как географической среды в ее состав фактически включают флору и фауну, естественные богатства, заключенные в недрах земли. Некоторые правоведы включают все это в понятие государственной территории. Территория с международным режимом (международная территория) – это пространство, на которое не распространяется суверенитет какого-либо государства. Она определяется также как территория, принадлежащая всем (res communis). К международной территории традиционно относятся: открытое море; Антарктика; воздушное пространство над открытым морем; дно морей и океанов за пределами национальной юрисдикции;
космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела. К специальным органам, призванным обеспечивать правовой режим международной территории, относится, например, Комитет ООН по использованию космического пространства в мирных целях, учрежденный Генеральной Ассамблеей ООН в 1959 г. Формально, Арктика представляет собой открытое море. Государственная территория определяется в этом районе мира концепцией “полярных секторов”, согласно которой все земли и острова, находящиеся в пределах полярного сектора соответствующего государства, а также ледяные поля, припаянные к берегу, входят в состав государственной территории. К Арктике прилегают и имеют в ней свои сектора пять государств: Россия, США, Канада, Норвегия, Дания. Отдельно необходимо отметить так называемый комбинированный режим территории, примером которого могут служить острова архипелага Шпицберген, которые по договору от 9 февраля 1920 г. были признаны входящими в сектор Норвегии при сохранении за СССР некоторых привилегий и, в частности, добычи угля. Территория со смешанным режимом. Существуют территории, которые хотя и не входят в состав государственной территории, но определенные государства имеют на них суверенные права. Речь идет о континентальном шельфе и морских экономических зонах, в отношении которых за каждым прибрежным государством закреплены права на разведку и разработку природных ресурсов прилегающих к нему континентального шельфа и экономической морской зоны, а также на охрану природной среды этих территорий (Конвенция о континентальном шельфе 1958 г. , Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. ). Континентальный шельф и морские экономические зоны образуют территории со смешанным правовым режимом. С. Н. Бабурин в книге “Территория государства. Правовые и геополитические проблемы” выделяет в отельный вид территорий территорию с переходным режимом, а также территории Северного Ледовитого океана (Арктики), которые тоже относятся к сфере международного права. Среди них: несамоуправляющиеся территории, подмандатные и подопечные территории, территории с неопределившимся статусом, ничейные территории, а также территории, в отношении которых осуществляются совместные суверенитеты, прежде всего кондоминиум. К территориям с переходным режимом относятся существовавшие ранее колониальные территории, протектораты и доминионы [4 Бабурин С. Н. Территория в международном праве. М. : МГУ, 1997. ] . §2. Состав государственной территории. Сухопутная территория
Сухопутной территорией государства является вся суша в пределах его границ с находящимися под ней недрами, без каких-либо ограничений по глубине, а также вся природная среда с ее компонентами. Эта среда включает в себя и природные ресурсы, которые используются в промышленности и сельском хозяйстве, в обычной повседневной человеческой деятельности. Все это составляет материальное содержание государственной территории и с точки зрения международного права принадлежит тому государству, в пределах границ которого находится. Именно по сухопутной территории определяются официальные размеры государства, протяженность сухопутных и морских границ. К крупнейшим по сухопутной территории государствам мира относятся, например, Россия (17 млн. км2), Китай (9, 6 млн. км2), США (9, 4 млн. км2). Среди самых маленьких по сухопутной территории государств лидирует, безусловно, располагающийся в западной части Рима Ватикан с территорией в 0, 44 км2. Доктрина международного права не выделяет каких-либо видов сухопутной территории. Но на практике различаются основные структурные элементы сухопутной территории государства. Приведем некоторые из них. 1. Существуют так называемые арендованные территории. Суть этого понятия заключается в том, что в установленном межгосударственными актами порядке государственная территория может передаваться в аренду. Примером территории, за аренду которой между государствами шли войны, может служить китайская территория с расположенными на ней крепостью Порт-Артур и морским портом Дальний (Дайрэн). Есть и иные примеры. На протяжении длительного времени на территории Кипра существует британская военная база, находящаяся под юрисдикцией Великобритании. Эта база будет выведена с территории суверенного Кипра, когда Великобритания перестанет в ней нуждаться. 2. Демилитаризованные и нейтрализованные территории. Режим демилитаризованной территории (зоны) основывается на международных соглашениях и означает, что при сохранении национальной юрисдикции на этой территории не могут находиться воинские формирования и строиться военные объекты, а постоянные жители освобождаются от воинской обязанности. Это относится и к территориальному суверену, и к любому другому государству. Демилитаризация может быть полной и частичной. Примером демилитаризованной территории может служить Рейнская демилитаризованная зона, созданная в соответствии с Версальским мирным договором 1919 г. Территория зоны была определена между франко-германской и бельгийско-германской границами, с одной стороны, и линией, проведенной в 50 км к востоку от реки Рейн на всем ее протяжении в пределах Германии, - с другой. При сохранении над территорией демилитаризованной зоны германского суверенитета, Германии было запрещено там содержать и сосредоточивать (временно или постоянно) вооруженные силы, проводить маневры и сохранять любые материальные средства, необходимые для мобилизации. 7 марта 1936 г. Германия в одностороннем порядке отказалась от соблюдения соответствующих статей Версальского договора, ввела в Рейнскую демилитаризованную зону войска и стала распространять на всю территорию зоны свою военную инфраструктуру. 3. Правовой режим экстерриториальности (внеземельности) зародился, как право коронованных особ во время пребывания на чужой территории не подпадать под действие местных законов и властей, преображаясь со временем в аналогичное право посланников всех рангов, представляющих собою особы государей. [5 Энциклопедический словарь. Т. IV “А”. Спб. : Брокгауз и Ефрон, 1892. – с694. ] В XX веке статус экстерриториальности стал означать временное распространение на определенную часть территории государства юрисдикции другого государства при полном иммунитете в отношении национальной юрисдикции. Таким образом, речь идет не об изменении принадлежности части государственной территории, а об изъятии из-под юрисдикции государства определенных лиц. При этом лица, на которых распространяется изъятие, должны уважать и соблюдать законы страны пребывания. Экстерриториальность выступает как составная часть совокупности особых прав и привилегий, предоставляемых дипломатическим представительствам иностранных государств для успешного осуществления их функций (дипломатического иммунитета). Границы территории такого представительства устанавливаются в соответствии с внутренним законодательством страны пребывания, но, как правило, на основе взаимности. Гарантии и содержание экстерриториальности определяются международными обычаями и договорами, прежде всего Венской конвенцией 1961г. 4. Определенную остроту проблеме определения территории государства придают анклавы. Анклав как часть территории одного государства, полностью окруженная сухопутной территорией другого государства, тем не менее выступает в качестве неотъемлемой части территории соответствующего государства. Анклавы существуют и в современном мире. Сухопутная территория Швейцарии окружает анклав ФРГ Бюзинген и итальянский анклав Кампионе-д’Италия, испанский город Пливия полностью окружен французской территорией, бельгийские анклавы Барле-Нассау и Барле-Хорты – нидерландской территорией и т. д. Проблема анклавов – это, прежде всего, проблема транзита между ними и основной частью территории государства, разрешаемая, как правило, двусторонними международными договорами. Калининградская область России, граничащая с Польшей и Литвой, анклавом в полном смысле не является. Она имеет выход к открытому морю, а потому сохраняет возможность поддерживать связь с остальной территорией, минуя территории других государств. 5. Примерами мобильной территории государства могут служить гражданские военные морские и воздушные суда. Находясь на любой территории, суда имеют национальность только одного государства и находятся под его исключительной юрисдикцией. Для гражданских судов, однако, могут быть сделаны исключения, оговоренные в международных договорах. Водная территория.
Водная территория включает в себя водные пространства, находящиеся на сухопутной территории и островах (озера, реки, каналы, водохранилища), и водные пространства внутренних морских вод и территориального моря. [6 Международное морское право / Учебник под ред. И. П. Блищенко. - М. , 1988г. ] В течение столетий правовой основой деятельности государств в морских пространствах были международные обычаи, затем появились Родосский кодекс, Византийская Базилика, Кодекс Ганзы и др. , где имели место притязания феодальных государств на неограниченный суверенитет над морем как на собственную территорию. В конце 18 века развитие капитализма привело к повсеместному утверждению принципа свободы открытого моря. Большой вклад в развитие международного морского права внесли I, II, III Конференции ООН по морскому праву, международные межправительственные организации ИМО, ЮНЕСКО, ЮНЕП. На I конференции ООН в 1958 году были приняты четыре конвенции: О территориальном море и прилежащей зоне, Об открытом море, О континентальном шельфе, О рыболовстве и охране живых ресурсов открытого моря (Россия не участвует в этой конвенции); на II конференции в 1960 году, закончившейся безрезультатно, обсуждались вопросы ширины территориального моря. III конференция ООН (1973-1982гг. ) завершилась принятием Конвенции ООН по морскому праву (вступила в силу 16 ноября 1994 года, Россия ратифицировала Конвенцию 26 февраля 1997г. ). В качестве других источников можно назвать многочисленные конвенции, касающиеся предотвращения загрязнения морской среды, оказания помощи и спасания на море, регулирования безопасности судоходства, прокладки подводных телефонных кабелей и др. Внутренние морские воды
Внутренние морские воды - это морские пространства, входящие в состав территории прибрежного государства и расположенные в сторону берега от исходных линий, от которых отсчитывается ширина территориального моря. К внутренним морским водам относятся: моря, омывающие берега одного или двух государств с шириной входа менее 24 миль, воды заливов, губ, бухт, лиманов с шириной входа менее 24 миль, воды портов, заливы и проливы шириной более 24 миль; исторически принадлежащие данному государству (Белое море, Залив Петра Великого, губы Чесского, проливы Санникова, Лаптева принадлежащие России, заливы Рижский (Латвия), Фанди (США), Бристольский (Англия). Канада считает своими историческими водами Гудзонов залив (ширина входа около 50 морских миль), Норвегия – Варангерфьорд (ширина входа 30 морских миль). В отечественной доктрине было высказано мнение о том, что сибирские моря типа Карского, Лаптевых, Восточно-Сибирского и Чукотского могут быть отнесены к историческим морским пространствам, поскольку эти ледовые заливы освоены для мореплавания и поддерживаются в судоходном состоянии на протяжении длительного исторического периода усилиями российских моряков и имеют несравнимое значение для экономики, обороны и защиты природной среды российского побережья. На внутренние воды распространяется суверенитет прибрежного государства, их правовой режим определяется прибрежным государством, которое устанавливает правила судоходства, рыболовства и связи, лоцманской проводки и буксировки, спасания и подъема затонувшего имущества и иной деятельности, а также навигационные, портовые, таможенные, санитарные, фискальные и иные правила. Во внутренних водах деятельность иностранных судов, физических и юридических лиц может осуществляться только по разрешению прибрежного государства, заход в такие воды иностранных судов производится в разрешительном порядке, за исключением вынужденного захода (авария, стихийное бедствие, оказание медицинской помощи). [7 Н. Л. Колодкин: Внутренние морские воды. – М. , 1965г. ] Список портов, открытых для захода в них торговых судов публикуется в “Извещениях мореплавателям”. В России такими портами являются Владивосток, Диксон, Дудинка, Калининград, Канадалакша, Мурманск, Певек, Провидения. В качестве условий для захода в порты, внутренние воды или для остановки у прибрежных терминалов в целях обеспечения безопасности прибрежного государства и окружающей среды может быть выдвинуто требование, особенно к танкерам, соблюдать особые правила для предотвращения, сокращения и сохранения под контролем загрязнения морской среды, а к судам с ядерной энергетической установкой - предоставлять надлежащую информацию о безопасности такого судна. Для захода в порты иностранных военных кораблей практически во всех странах мира установлен разрешительный порядок с ограничением числа кораблей и срока пребывания. Исключение делается для кораблей, совершающих вынужденный заход или на борту которых находятся главы государств или правительств, о чем должны дать предварительное уведомление. В целях унификации и облегчения доступа на берег членов экипажей судов и возвращения их на свои суда и в страну своего гражданства Международной организацией труда (МОТ) в 1958г. была принята Конвенция 108, о Национальных удостоверениях личности моряков и в 1987 году - Конвенция №166 о репатриации моряков. Правовой режим пребывания иностранных торговых судов в порту определяется или соответствующим соглашением между государством флага судна и государством порта или нормами международного обычного права без какой-либо дискриминации флагов. Договорный порядок предусматривает один из двух видов режима: национальный режим (наравне с национальными судами государства порта) или режим наиболее благоприятствуемой нации (наибольшего благоприятствования), когда предоставляются условия не хуже тех, которыми пользуются суда какого-либо третьего государства. [8 см. : М. М. Богуславский. Международное частное право. – М. , 1996г. ] Иностранное торговое судно и экипаж (пассажиры) в порту подпадают под действие уголовной, гражданской и административной юрисдикции государства порта. Уголовная юрисдикция прибрежного государства не применяется, если: совершен проступок, затрагивающий лишь иностранное судно и его экипаж; последствия правонарушения не распространяются на территорию государства порта, не затрагивают общественный порядок и безопасность прибрежного государства; правонарушение по законам прибрежного государства не является тяжким преступлением; правонарушение не связано с незаконной торговлей и распространением наркотиков и психотропных веществ; к местным властям не поступила просьба о помощи со стороны капитана судна или консула государства флага и судна. Иностранные суда не имеют права предоставлять убежище лицам, преследуемым местными властями за совершение преступления. О применении уголовной юрисдикции в отношении судна и его экипажа ставится в известность консул государства флага судна. Территориальное море и прилежащая зона.
Территориальное море - это пояс морского пространства шириной до 12 морских миль, входящий в состав территории прибрежного государства и находящийся под его суверенитетом. Указанный суверенитет распространяется на воздушное пространство над территориальным морем, а также на его дно и недра. Ширина территориального моря отсчитывается от исходных линий, которыми являются или линия наибольшего отлива или прямые исходные линии, соединяющие наиболее удаленные точки островов, рифов и скал (в местах, где береговая линия глубоко изрезана или извилиста, или, где вдоль берега в непосредственной близости к нему имеется цепь островов). Перечень географических координат точек, определяющих положение исходных линий для отсчета ширины территориального моря, исключительной экономической зоны и континентального шельфа РФ, утверждается Правительством РФ. В настоящее время действуют постановления Советских Министерств СССР от 07 февраля 1984г. и от 15 января 1985г. При проведении исходных линий не допускается сколько-нибудь заметных отклонений от общего направления берега, а сама система прямых исходных линий не может применяться государством таким образом, чтобы территориальное море другого государства оказалось отрезанным от открытого моря или исключительной экономической зоны. Исходные линии указываются на морских картах, в качестве альтернативы они могут быть заменены перечнем географических координат точек с указанием основных исходных геодезических данных. Такие карты или перечни географических координат должным образом публикуются. Их копии сдаются Генеральному секретарю ООН. Внешняя граница территориального моря для прибрежного государства является его государственной границей на море. В пределах территориального моря в рамках государственного суверенитета действуют законы и правила прибрежного государства с признанием права всех государств осуществлять мирный проход через территориальное море. Под проходом понимается плавание через территориальное море с целью: пересечь это море, не заходя во внутренние воды или не становясь на рейде или у портового сооружения за пределами внутренних вод; пройти во внутренние воды или выйти из них или стать на таком рейде или у портового сооружения. Проход должен быть непрерывным и быстрым. Он может включать остановку или стоянку на якоре, но лишь постольку, поскольку они связаны с обычным плаванием или необходимы вследствие непреодолимой силы или бедствия, или с целью оказания помощи лицам, судам или летательным аппаратам, находящимся в опасности или терпящим бедствие. В территориальном море подводные лодки и другие подводные транспортные средства должны следовать на поверхности и под своим флагом (Статья 19-20 Конвенции 1982г. ). Под мирным проходом понимается проход, который не нарушает мир, добрый порядок или безопасность прибрежного государства. Проход иностранного судна считается нарушающим мир, если в территориальном море оно осуществляет запрещенную деятельность: угрозу силой или ее применение против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости прибрежного государства или каким-либо другим образом в нарушение принципов международного права, воплощенных в Уставе ООН; любые маневры или учения с оружием;
любой акт, направленный на сбор информации в ущерб обороне или безопасности прибрежного государства; подъем в воздух, посадку или принятие на борт любого летательного аппарата; погрузку и выгрузку любого товара или валюты, посадку или высадку любого лица вопреки таможенным, фискальным, иммиграционным или санитарным законам и правилам прибрежного государства; любой акт преднамеренного и серьезного загрязнения вопреки настоящей Конвенции; любую рыболовную деятельность; создание помех функционированию любых систем связи;
любую другую деятельность, не имеющую прямого отношения к проходу.
Право мирного прохода - это юридическая возможность осуществлять мирный проход через территориальное море иностранного государства. “При условии соблюдения настоящей Конвенции суда всех государств, как прибрежных, так и не имеющих выхода к морю, пользуются правом мирного прохода через территориальное море” - говорится в Статье 17 Конвенции 1982г. Континентальный шельф
Континентальный шельф – это морское дно и его недра, расположенные за внешней границей территориального моря прибрежного государства до внешней границы подводной окраины материка или до 200 миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, когда внешняя граница подводной окраины материка не распространяется на такое расстояние. Если подводная окраина материка простирается и за пределы 200 миль, внешняя граница континентального шельфа должна находится не далее 250 миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, или не далее 100 миль от изобаты 2500 м. Карты и информация о внешней границе континентального шельфа сдаются Генеральному секретарю ООН, который их публикует. Прибрежное государство осуществляет над континентальном шельфом суверенные права в целях его разведки и разработки его ресурсов, обладают исключительным правом разрешать и регулировать бурильные работы для любых целей. Права прибрежного государства на континентальный шельф не затрагивают правового статуса покрывающих вод и воздушного пространства над ним. Воздушная территория.
Под воздушным пространством понимается надземное пространство, заполненное воздухом. С точки зрения права, воздушное пространство является территорией с определенным юридическим статусом. Воздушное пространство, расположенное над территорией государства, является частью его территории. Государство обладает полным и исключительным суверенитетом над свои воздушным пространством и имеет право разрешать или запрещать любые полеты над своей территорией. Для организации полетов воздушных судов и осуществления других видов деятельности по использованию воздушного пространства государство выделяет воздушные трассы, определяет районы аэродромов, воздушные коридоры для прилета и вылета воздушных судов. Каждое государство также обязано предоставлять на своей территории радио- и метеорологические службы, иные средства для аэронавигации, устанавливать процедуры связи, издавать соответствующие карты и схемы. [9 см. : Ю. Н. Малеев. Международное воздушное право. Вопросы теории и практики. - М. , 1986г. ] В целях обеспечения государственной или общественной безопасности государство также вправе устанавливать зоны ограничения полетов. Эти ограничения могут заключаться в особом порядке получения разрешения на полет, определении специальных условий производства полетов, ограничении полетов. В отдельных районах государства полеты могут быть полностью запрещены. Государства регулируют деятельность национальных и иностранных авиакомпаний, порядок и условия выдачи разрешения на эксплуатацию международных воздушных линий, условия полета, посадки на аэродромах, перевозки пассажиров, грузов, багажа. В соответствии с международными договорами выработаны следующие “права или свободы воздуха”: право выполнять транзитные беспосадочные полеты в своем пространстве иностранным авиаперевозчиком; право выполнять полет с посадкой (для дозаправки);
право принимать на борт и высаживать на территории иностранного государства пассажиров, выгружать грузы, багаж и почту; те же действия для любых третьих стран;
право осуществлять перевозки между третьими государствами через свою территорию; право осуществлять перевозки между третьими странами, минуя свою территорию. Государства обязаны принимать меры для обеспечения того, чтобы каждое воздушное судно, совершающее полет в пределах его территории, а также каждое воздушное судно, несущее государственный опознавательный знак, соблюдало действующие правила. События 1983 года, когда в районе советского Дальнего Востока был сбит иностранный гражданский самолет, находившийся в воздушном пространстве СССР без разрешения, послужили основанием к принятию поправки 3 bis к Чикагской конвенции 1944 года. В соответствии с этой поправкой каждое государство имеет право требовать посадки в аэропорту иностранного гражданского воздушного судна, если оно совершает полет над его территорией без его разрешения. В случае перехвата нарушителя не должна ставиться под угрозу безопасность находящихся на борту лиц и безопасность воздушного судна. Российская Федерация осуществляет полный и исключительный суверенитет над своим воздушным пространством. Воздушное пространство в пределах границ РФ является государственной территорией РФ. Правовой режим воздушного пространства РФ регламентируется большим числом внутригосударственных актов (Закон РФ “О государственной границе Российской Федерации” от 01 апреля 1993г. с изменениями, внесенными Федеральным законом от 19 июля 1997г. ; Воздушный кодекс российской Федерации от 19 марта 1997г. , Наставление по производству полетов и др. ) и международными договорами. Полеты иностранных судов в воздушном пространстве РФ могут выполняться на основании и в соответствии с условиями международных договоров и нормами национального законодательства. Устанавливаются, в частности, правила пролета государственной границы, маршрут и правила полета, места посадки и т. д. Органами исполнительной власти могут выдаваться разрешения на совершение разовых полетов. Иностранные воздушные суда могут влетать в воздушное пространство РФ и вылетать из него только в установленных местах, совершать полеты по специальным международным трассам, совершать посадки в аэропортах, открытых для иностранных воздушных судов. Над некоторыми районами и объектами полеты воздушных судов могут быть ограничены. На воздушные суда, их экипажи, пассажиров и грузы, находящиеся в воздушном пространстве РФ, распространяется гражданская, административная и уголовная юрисдикция РФ. Исключения из этого правила могут устанавливаться международными договорами. Особые правила допуска в воздушное пространство РФ установлены для иностранных военных летательных аппаратов. Они могут осуществлять полеты в воздушном пространстве РФ только с разрешения федеральных органов исполнительной власти. Нарушение правил полетов в воздушном пространстве РФ влечет установленную законом ответственность. Важнейшими принципами современного международного воздушного права являются: уважение суверенитета государства над воздушным пространством в пределах его территории; обеспечение безопасности международной гражданской авиации; свобода полетов в международном воздушном пространстве. Земные недра.
В соответствии с международным правом недра земли на технически доступную глубину в пределах сухопутных и водных пространств государственной территории находятся под исключительным суверенитетом соответствующего государства. [10 См. : Курс международного права в 6 томах. Т. I. - М. : 1989г. ] Именно государство определяет условия разведки и эксплуатации естественных богатств земных недр. Естественные богатства земных недр в современную эпоху – особо важное достояние народов, проживающих на данной территории. Генеральная Ассамблея ООН 14 декабря 1962 г. приняла специальную резолюцию “Неотъемлемый суверенитет над естественными ресурсами”. Совместная эксплуатация недр компаниями различных государств не приводит к изменению юрисдикции над этими недрами. Эта среда включает в себя и природные ресурсы, которые используются в промышленности и сельском хозяйстве, в обычной, повседневной человеческой деятельности. Согласно современному международному праву, никто не вправе насильственно лишать государства принадлежащей ему территории и, соответственно, природных ресурсов. Государственная территория и, в частности, ее недра, не могут использоваться иностранными государствами, их юридическими и физическими лицами в промышленных целях без согласия территориального суверена. Государство в силу своего суверенитета самостоятельно решает вопрос о допуске иностранных лиц к эксплуатации ресурсов. Одна из юридических форм выдачи разрешения на эксплуатацию природных ресурсов – это концессионные соглашения между территориальным сувереном и иностранными юридическими лицами. Условия таких соглашений определяются территориальным сувереном в соответствии с его законодательством. Как правило, иностранные юридические и физические лица наделяются ограниченными правами пользования на определенный срок и за определенную плату. Глава II. Территории с переходным правовым режимом. §1. Общая характеристика.
Среди территорий с переходным правовым режимом можно выделить ушедшие в прошлое колониальные территории, территории доминионов и протекторатов, сохраняющие свою политическую и правовую значимость территории кондоминиумов, несамоуправляющиеся территории, подмандатные и подопечные территории, а также территории с неопределившимся статусом (sub judice) и “ничейную землю” (terra nullius) [11 Бабурин С. Н. Указ. Соч. ]. Колониальные территории. Исторически колониями назывались заморские владения какого-либо государства, территории поселений в чужих землях, зависимые в большей или меньшей степени от метрополии – страны, основавшей эти поселения или взявшей их под свою юрисдикцию. При расширительном понимании колонизацию отождествляют с заселением, освоением какой-либо территории, часто сопровождаемым покорением, вытеснением либо истреблением местного населения. Указанные различия позволяют отделять колонизацию внешнюю от колонизации внутренней [12 См. : Курс международного права: В 6 т. М. : 1989. Т. 2. С. 58]. Первая предполагает не только освоение и заселение подданными или гражданами государства новых земель, ранее в состав территории этого государства не входивших, но и формальное включение новых земель под юрисдикцию государства-метрополии. Наиболее известные примеры подобных колониальных территорий – Макао (Аомынь), Гонконг (Сянган). Внутренняя же колонизация, то есть происходящий в пределах государства процесс освоения (заселения) тех или иных участков территории – закономерный элемент общего развития государства. Она может означать освоение или заселение не только безлюдных районов, но и определенную демографическую политику. В конце XIX – начале XX в. малоземельное крестьянство внутренних губерний России переселялось на окраины, прежде всего в Сибирь и на российский Дальний Восток на свободные, не тронутые (или слабо задетые) хозяйствованием земли. Аналогичный процесс имел место и в других странах, например, в Италии и Германии. В Декларации о принципах международного права от 24 октября 1970г. , при провозглашении принципа равноправия и самоопределения народов, мировым сообществом было признано, что территория колонии или другая несамоуправляющаяся территория имеет согласно Уставу ООН статус, отдельный и отличный от статуса территории государства, управляющего ею; такой отдельный и отличный согласно Уставу статус будет существовать до тех пор, пока народ данной колонии или несамоуправляющейся территории не осуществит свое право на самоопределение в соответствии с Уставом и в особенности с его целями и принципами [13 См. : Действующее международное право. Т. 1. С. 71]. Доминионы. Статус доминиона имели самоуправляющиеся территории Британской империи Австралия, Канада, Новая Зеландия, Южно-Африканский Союз, Ньюфаундленд. Доминионы обладают известной независимостью, хотя они во многих отношениях связаны британской финансовой системой. Роль доминионов резко возрастала во время серьезных межгосударственных конфликтов, прежде всего войн. В доминионах мы имеем дело с территориями, на которых наблюдается противостояние старого, часто насильственно привнесенного извне суверенитета, с суверенитетом еще только формирующимся. Близки им по проблемам своего статуса и территории, в отношении которых осуществляются совместные суверенитеты, прежде всего кондоминиумы. Протекторат (покровительственные отношения) над той или иной территорией предполагал изначально договорные отношения между сильным и слабым государством, устанавливающие особые взаимные обязанности и права. Протектораты были колониями, по отношению к которым метрополия осуществляла внешнеполитические и оборонные функции при внешнем сохранении доколониальных форм правления. Внешне же более сильное государство должно было защищать своего партнера по договору, а он, сохраняя свой суверенитет, должен был, в свою очередь, исполнять свои, оговоренные договором, обязательства. Несоблюдение договора любой из сторон вело к освобождению от встречных обязательств и другой стороны. Начиная с XIX века протекторат трансформировался в особый род завладения территорией. Подмандатные и подопечные территории. Устав Лиги Наций (ст. 22) ввел понятие подмандатной территории как особого вида протектората, опирающегося на нормы международного права. Система мандатов Лиги Наций предоставляла особый статус определенным территориям и проживающим на них жителям. Подмандатные территории были разделены на три категории, различавшиеся их степенью колониальной зависимости от государств-мандатариев. Территории, подпавшие под мандат “A”, формально признавались самостоятельными государствами, находящимися “под руководством” государства-мандатария до тех пор, пока они не будут в состоянии самоуправляться без посторонней помощи (сюда были отнесены территории бывшей Оттоманской империи). Территории, подпавшие под мандат “В”, находились у мандатария в административном управлении под условием определенных обязательств в отношении местного населения (например, по непривлечению его к военной службе и т. д. ) Мандат “С” позволял мандатарию ввиду “удаленности от центров цивилизации” включить (инкорпорировать) соответствующую управляемую территорию в состав своей территории как “нераздельную часть”. Несамоуправляющиеся территории. Декларация в отношении несамоуправляющихся народов, включенная главой XI в Устав ООН, закрепила ответственность членов Организации за управление территориями, народы которых не достигли еще полного самоуправления. Согласно ст. 73 Устава члены ООН “признают тот принцип, что интересы населения этих территорий являются первостепенными, и, как священный долг, принимают обязательство максимально способствовать благополучию населения этих территорий в рамках системы международного мира и безопасности…и с этой целью…помогать им в прогрессивном развитии их свободных политических институтов в соответствии со специфическими обязательствами, присущими каждой территории и ее народам…” Первый список несамоуправляющихся территорий составили в 1946 году Австралия, Бельгия, Великобритания, Дания, Нидерланды, Новая Зеландия, США и Франция.
§2. Территории с неопределившимся статусом. “Ничейная” земля. Правовой режим территорий с неопределившимся статусом (sub judice) не предполагает существования и суверенитета государства, владеющего этой территорией, но и не превращает территорию в ничейную (terra nullius). Государство, в ведении которого находится соответствующая территория, осуществляет свою юрисдикцию и функции управления в пределах, установленных межгосударственными правовыми актами, определяющими статус территории. Статус населения (государственная принадлежность, гражданство) складывается при этом сообразно каждому конкретному случаю. Неопределившийся статус следует признать за территорией, находящейся под оккупацией или под незаконным владением. В первом случае ситуация продолжается до завершения войны и достижения послевоенного урегулирования, во втором – неопределенный срок до достижения межгосударственной договоренности. При этом в обоих случаях предоставление и лишение гражданства не должно являться вопросом внутренней юрисдикции управляющего государства. Подтверждением прав государства на открытую и присоединенную к нему территорию может служить только эффективная вновь открытой и не имеющей постоянного населения территории или необитаемых островов. Эффективная оккупация включает такие действия, как создание постоянных поселений, административных органов власти, включение территории в хозяйственную жизнь страны наряду с формальными актами – поднятием флага и официальной декларацией о присоединении данной территории к соответствующему государству. Международное право исходит из того, что только лишь поднятие флага и опубликование официальной прокламации о включении территории в состав государства олицетворяют собой фиктивную оккупацию и никаких правооснований данному государству не дают. “Ничейная” земля (terra nullius). Еще Г. Гроций отмечал, что “ничья земля” приравнивается к территории противника по праву вести на ней военные действия [14 Гроций Г. О праве войны и мира. М. : 1994. С. 620 ]. Сегодня можно сказать, что правовой статус “ничейной земли” (terra nullius) определяется, во-первых, тем, что такие территории свободны для всеобщего пользования и эксплуатации всеми, и, во-вторых, сохранением правовой защиты мирового сообщества за лицами, на них проживающими. Отсутствие суверенитета какого-либо государства препятствием к тому не является. Государства могут осуществлять свою юрисдикцию в отношении физических и юридических лиц, находящихся на ничейной территории. Преступления против мира и человечности, военные преступления остаются таковыми и на ничейной территории. В случае параллельного осуществления управления двумя или более государствами на одной и той же ничейной территории, или при столкновении государственных суверенитетов на одну и ту же ничейную территорию, мы вправе вновь говорить о неопределившемся статусе этой территории. Различие между ничейной и неопределившейся территориями заключается в том, что первая открыта для приобретения любым государством, а вторая не может быть предметом дополнительных притязаний со стороны государств, ибо уже имеет находящийся в стадии формирования, а то и оформления территориальный суверенитет. В случае перехода ничейной территории под суверенитет государства, последнее не обязано уважать никакие частные или корпоративные интересы, возникшие на данной территории до этого перехода. Иные случаи оговариваются в специальных соглашениях. Применительно к необитаемым землям могут быть использованы правила оккупации [15 подробнее см. : Деканозов Р. В. К вопросу о приобретении необитаемых, никому не принадлежащих земель // Вопросы теории советского права. Новосибирск: 1966. С. 149]. До Парижской конференции 1920 г. ничейной территорией были острова архипелага Шпицберген, что подтверждало соглашение между Россией, Норвегией и Швецией 1872 г. , закрепившее за архипелагом статус “ничейной земли”, а фактически – территории общего пользования, изъятой из сферы распространения государственного суверенитета. Коллективный договор от 9 февраля 1920 г. Великобритании, Дании, Италии, Нидерландов, Норвегии, США, Франции, Швеции и Японии закрепил за архипелагом Шпицберген суверенитет Норвегии (до второй мировой войны к договору присоединились еще 25 государств, в том числе СССР). Суверенитет Норвегии над островами был признан полным и абсолютным, но за участниками договора были закреплены права в сферах мореплавания, рыболовства, охоты и горного промысла; гражданам государств – участникам договора гарантировалась свобода производственной и коммерческой деятельности на островах на условиях полного равноправия [16 Международное право в документах. М. : Юрид. лит-ра, 1982. С. 442-444]. Элементы временного правового режима в определенных случаях могут свидетельствовать и о неопределенности суверенитета, вызванной отказом (цессией) от своих суверенных прав на территорию со стороны прежнего их обладателя, либо тем обстоятельством, что происходящий процесс отделения (сецессии) еще не является завершенным (продолжается, например, народное движение или восстание, имеющее целью образовать новое государство или объединение с другим государством). Например, в целях поддержания международного мира и безопасности и во исполнение своих наблюдательных функций органы ООН взяли на себя функции управления в отношении города Иерусалим (в 1947 г. ), Свободной территории Триеста и Западного Ирана. В подобных случаях международные организации могут выступать в качестве законных представителей, и принимать на себя правовую ответственность в отношении территории, над которой ни одно государство не осуществляет территориального верховенства. Последнее имело место, например, в 1966 г. , когда Генеральная Ассамблея ООН прекратила мандат в отношении Юго-Западной Африки. Необходимо признать возможность управления и территориальной юрисдикции без государственного суверенитета.
Глава III. Особенности международно-правового статуса архипелага Шпицберген.
§1. Историческое развитие международно-правового статуса архипелага Шпицберген. Первые упоминания архипелага содержатся в русских летописях и исландских сагах X-XI вв. Некоторые приписывают открытие скандинавским викингам, назвавшим встреченную ими землю Свальбард (земля холодного берега). Однако другие исследователи утверждают, что под этим следует подразумевать не Шпицберген, а остров Ян Майен, который вдвое ближе к Исландии и открытым частям Гренландии и через который пролегал путь норманнов. В соответствии с гипотезой российских ученых считается, что открытие архипелага и его первое промысловое освоение принадлежит русским северянам - поморам, которым Шпицберген был известен уже в XIV-XV вв. Они считали открытую ими землю частью Гренландии и потому назвали ее Грумант. Здесь велся пушной и китобойный промысел, и поморы оставили на архипелаге не мало свидетельств о своем пребывании, например, деревянные кресты, которые помимо религиозного значения выполняли роль навигационных знаков, иные останки судов и поселений, промысловые инструменты. Наиболее известными поморами считаются новгородцы из рода Старостиных. Первым официально нанес на карту очертания западного побережья архипелага голландский мореплаватель Виллем Баренц, который в 1596г. открыл остров Медвежий и “Землю острых гор” (Шпицберген). С тех пор началось систематическое научное и промысловое (в основном, китобойный промысел) освоение архипелага Великобританией, Голландией, Испанией, Францией, а затем и Данией, Германией, Швецией. Появление норвежцев на архипелаге относится к концу XVIII в. , и характеризуется особой активностью зверобоев. У истоков первой русской научной экспедиции на Шпицберген стоял великий русский ученый М. В. Ломоносов, организовавший в 1765-1766 гг. две морские экспедиции под началом В. Я. Чичагова. С начала 1800-х годов в изучение Шпицбергена включились англичане, французы, немцы, шведы, норвежцы. Здесь, в частности, в начале XX в. с экспедициями побывали такие известные норвежские мореплаватели как Фритьоф Нансен и Руальд Амундсен. Первая русская геологическая экспедиция связана с именем В. А. Русанова, который в 1912г. провел на архипелаге ряд разведочных работ и обнаружил, как выяснилось позднее, перспективные угольные месторождения, положив, таким образом, начало русской угледобывающей деятельности. Острова архипелага ограничены на севере 81-м, а на юге 74-м градусом северной широты, на западе - 10-м, а на востоке - 35-м градусом восточной долготы. Площадь архипелага - около 63 тыс. км2. И хотя он насчитывает тысячи островов, островков и просто скал, крупных островов всего пять - Западный Шпицберген, Северо-Восточная Земля, Эдж, Баренца и Земля Принца Карла. Архипелаг омывают воды Северного Ледовитого океана, Гренландского, Норвежского и Баренцева морей. Климат на Шпицбергене арктический, смягченный проходящим у западного побережья Шпицбергена ответвлением Гольфстрима. Высшим представителем Норвегии на архипелаге является губернатор Шпицбергена, администрация которого расположена в административном центре - поселке Лонгиербюен. Здесь имеется также евангелическо-лютеранская церковь Лонгиербюена, Университет "УНИС", школа, больница, почта, банк, аэропорт (5 км от поселка). Согласно международному Договору о Свальбарде (Договор о Шпицбергене в советской документации), на Норвегию ложится обязанность выработать определенные правила по сохранению и восстановлению животной и растительной жизни архипелага. Любая экономическая деятельность, в частности на острове Шпицберген, должна сопровождаться анализом влияния ее на окружающую среду. Местные (норвежские) власти требуют предоставления подобного анализа во всех таких случаях. Население Свальбарда - около 2. 500 человек (на 2001 г. ), живет преимущественно на самом Шпицбергене. Из них 1430 норвежцев, 1150 россиян и украинцев и 9 поляков.
§2. Правовое регулирование режима Шпицбергена в современном международном праве. Прежде чем перейти к рассмотрению непосредственно статуса Шпицбергена, необходимо остановиться на международно-правовом статусе территории Северного Ледовитого океана (Арктики) – формально, открытого моря. Государственная территория определяется в этом районе мира концепцией “полярных секторов”, согласно которой все земли и острова, находящиеся в пределах полярного сектора соответствующего государства, а также ледяные поля, припаянные к берегу, входят в состав государственной территории. К Арктике прилегают территории пяти государств: Российской Федерации, США, Канады, Дании и Норвегии. Финляндия с передачей Советскому Союзу района Печенги (Петсамо) лишилась выхода в Северный Ледовитый океан. Исландия определяет всю территорию страны как входящую в арктическую зону, но претензий на собственный арктический сектор не предъявляет. Итак, арктическим сектором каждого из пяти государств является пространство, основанием которого служит побережье этого государства, а боковой линией – меридианы от Северного полюса до восточной и западной границ этого государства. Суда и самолеты других государств могут плавать и летать в пределах Арктического сектора лишь с согласия прилежащего государства, причем лишь с мирными и научными целями [17Бабурин С. Н. Территория государства. Правовые и геополитические проблемы. М. : МГУ, 1997. ]. Постановлением Президиума ЦИК СССР “Об объявлении территорией Союза ССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане” от 15 апреля 1926 г. было установлено, что территорией СССР являются все земли и острова, как уже открытые, так и могущие быть открытыми впоследствии, расположенные в секторе, образующем треугольник между побережьем Советского Союза на Северном Ледовитом океане, Северным полюсом и меридианами: 32° 4’35” восточной долготы и 168° 49’30” западной долготы по Гринвичу [18 СЗ СССР. 1926. №32. Ст. 203]. В силу близости Шпицбергена к России и Норвегии, он осваивался преимущественно подданными этих государств. Не случайно вставший во второй половине XIX в. вопрос о международно-правовом статусе Шпицбергена решался именно между Россией и Швецией-Норвегией (до 7 июня 1905г. это была уния). В результате обмена нотами между правительствами двух, государств, происшедшего в 1871—1872гг. , впервые в договорном порядке они определили международно-правовой статус Шпицбергена как “terra nullius” [19 Дипломатическая переписка…С. 4—6. ]. Фактически же вплоть до принятия Договора о Шпицбергене 1920г. указанная территория находилась в общем пользовании государств. Исторически это выразилось в международной практике мирного экономического и научного использования Шпицбергена, переросшей в обычай, договорно закрепленный в 1871—1872гг. Данный договор получил наименование Соглашения 1872г. о Шпицбергене [20 См. об этом договоре: Деканозов Р. В. Соглашение 1872 года о Шпицбергене//Вопросы теории советского права. Новосибирск, 1968. С. 133. ] . Принципиальные положения Соглашения 1872г. были положены в основу проекта шпицбергенской конвенции, который был разработан на международных конференциях, проходивших в Христиании (Осло). В 1910, 1912 и 1914гг. Однако из-за начала первой мировой войны шпицбергенская конвенция, главным пунктом которой было закрепление за архипелагом статуса “terra nullius”, так и не была принята. Статус “ничейной земли” Шпицберген утратил в ходе мирной Парижской конференции при заключении Договора о Шпицбергене 9 февраля 1920г. , который, предоставив Норвегии суверенитет над архипелагом, одновременно дал всем государствам-участникам Договора (всего 39) одинаковый свободный доступ к ведению там хозяйственной и научно-исследовательской деятельности на условиях полного равенства, предусмотрев также демилитаризованный статус Шпицбергена. В 1925 г. согласно норвежской королевской резолюции одновременно вступили в силу Договор о Шпицбергене, Горный Устав для Шпицбергена (разработан Норвегией согласно ст. 8 Договора и согласован с остальными странами, подписавшими вышеназванный Договор) и национальный Закон о Шпицбергене (его посредством Норвегия приняла суверенные полномочия над архипелагом). Что касается Горного Устава, то его разработка в соответствии с принципами договора никоим образом не соответствовала интересам норвежского государства. Более того, по мнению Министерства юстиции Норвегии, предоставление частным лицам и компаниям, занимавшим земельные участки, в полном объеме тех прав, которые они приобрели до подписания договора, лишало всякого смысла приобретение норвежским государством суверенитета над архипелагом [21 Здесь и далее исторический аспект рассматриваемой в работе проблемы дается по: Mathiesen T. Svalbard in the International Politics 1871-1925. – Oslo, 1947. ] . Норвежская сторона ставила принятие суверенитета и возложенных на норвежское государство обязанностей в прямую зависимость от того, на каких принципах будет разработан Горный устав для Шпицбергена. Заложенные в договоре принципы отличались от принципов норвежского горного законодательства, действовавшего на территории Норвегии с 1841 года. Так, если владельцы земельных участков, получившие право собственности в соответствии с положениями договора, могли заниматься любым видом хозяйственно-экономической деятельности на поверхности и в недрах своих земельных участков, то по норвежскому горному законодательству для занятия горнорудным промыслом предоставляются горные отводы на концессионных условиях. Горный устав был разработан главным образом на принципах норвежского горного законодательства с учетом положений Договора о Шпицбергене. В результате разработки Горного устава для Шпицбергена на принципах, отличающихся от принципов договора, возник ряд новых особенностей режима архипелага. Одним из наиболее важных и одновременно спорных вопросов в ряду этих особенностей является вопрос о правомерности претензий норвежского государства относительно прав собственности на “государственные земли” архипелага. Особую сложность решению вопроса о “государственных землях” придает то, что производный от Договора о Шпицбергене документ международного права - Горный устав - был введен в действие и рассматривается с позиций норвежского права как акт внутреннего законодательства. Шпицберген для России всегда был жизненно связан с освоением и развитием ее северных областей. Этим объясняется активная экономическая деятельность России, на архипелаге и ее выступления против всяких попыток других государств, в том числе и северных, аннексировать территорию Шпицбергена. Особой была роль России, и в решении вопросов, относящихся к определению международно-правового статуса Шпицбергена. Ни один из них не мог считаться окончательно урегулированным без участия России и ее правопреемника — Советского государства, подтвердившего “особое значение” для себя Шпицбергена [22 Документы внешней политики СССР. М. , 1958. Т. 2. С. 368. ]. То, что РСФСР не была приглашена на Парижскую мирную конференцию и не участвовала в подписании Договора о Шпицбергене 1920г. , провозгласившего “полный и абсолютный суверенитет Норвегии над архипелагом” (ст. 1), явилось, таким образом, посягательством на права Советской России на архипелаге [23 В правовой литературе отмечено отсутствие у Норвегии юридических оснований для единоличной постановки вопроса о присоединении Шпицбергена. “Такое прямое признание по поводу приобретения государством новых территорий через коллективный акт других государств, — отмечал, например, Л. Оппенгейм, — также часто испрашивалось и "предоставлялось, когда действительность правооснования, на которое претендовало государство, являлась сомнительной или спорной” (Оппенгейм Л. Международное право. М. , 1948. Т. I, полутом I. С. 149). В качестве примера он приводит Договор о Шпицбергене 1920г. Некоторые юристы и картографы XIX в. , не только русские, но и зарубежные, относили Шпицберген к владениям России (Деканозов Р. 3. 1) Указ. соч. С 132; 2) К вопросу о приобретении необитаемых, никому не принадлежащих земель//Там же. С. 144). Что касается скандинавской версии открытия архипелага, на которой настаивала Норвегия на Парижской конференции, то, как подчеркнул известный канадский полярный исследователь В. Стефансон, такой подход опирается не столько на данные науки, “сколько на то, чтобы угодить политике” (Корякин В. С. Семь экспедиций на Шпицберген. М. , 1986. С. 7). ] , энергично его опротестовавшей.
Значение Шпицбергена определяется главным образом его природными богатствами и географическим положением — архипелаг находится в районе важных морских торговых путей и интенсивного рыболовства. Еще в 1928г. советский юрист-международник В. Л. Лахтин отмечал, что владение северными полярными землями “равносильно владению ключом от прохода мирового значения” [24 Лахтин В. Л. Права на северные полярные пространства. М, 1928. С. 14. ] . С учетом жизненной важности для СССР его северных морских коммуникаций и портов, значимость Шпицбергена, находящегося на западной границе советского арктического сектора и у выхода в Атлантический океан, не вызывает сомнения. Россия имеет на архипелаге также значительные экономические интересы, которые признаны Норвегией. Это зафиксировано, в частности, в постановлении норвежского стортинга от 15 февраля 1947г. Данное признание со стороны Норвегии является юридически обязывающим актом. Производственное объединение “Арктикуголь” в поселках Баренцбург и Пирамида владеет угольными шахтами, на которых ежегодно добывается 500 тыс. тонн каменного угля. В водах архипелага российские суда ведут интенсивный рыбный промысел. Нельзя не учитывать и перспективы открытия в районе Шпицбергена новых месторождений полезных ископаемых. Российская Федерация (а до ее существования СССР) – единственное государство-участник Договора о Шпицбергене имеет на нем консульство (в поселке Баренцбург). Таким образом, наша страна не может безразлично относиться к развитию событий в этом регионе, мы заинтересованы в поддержании здесь международно-правового режима, основанного на мирном и разностороннем сотрудничестве государств. Специфичность статуса Шпицбергена, закрепленного в Договоре 1920г. , состоит, прежде всего в том, что архипелаг стал территорией Норвегии в силу международного соглашения, определившего условия распространения на него суверенитета Норвегии. Шпицберген – территория, современный международно-правовой режим которой и суверенитет Норвегии над ней возникли одновременно и связаны непосредственно. Это, в частности, следует из преамбулы Договора, где Норвегия не выделена в качестве стороны двустороннего договора, а приравнивается к другим договаривающимся государствам. Из содержания некоторых статей Договора (ст. 2—9) не следует вывода, что государства-участники ставили своей задачей ущемить суверенные права Норвегии ради удовлетворения своих интересов (хотя подобные мысли высказывались в советской и зарубежной литературе [ 25 Сабанин А. Россия и Шпицберген // Вести. НКИД. 1921. № 5—6. С. 51; Ставни ц ер М. Русские на Шпицбергене. М. ; Л. , 1948. С. 72; Mathiesen T. Svalbard in International Politics 1871 —1925 // Norsk polarinstitutt scrifter. Oslo, 1954. N 101. Р. 144. ]). Главная цель закрепления в Договоре условий распространения норвежского суверенитета на Шпицбергене — создать “режим, способный обеспечить их развитие и мирное использование” на началах равенства всех государств-участников. Такое решение фактически подтверждало исторически сложившийся обычай общего пользования территорией архипелага в экономических и научных целях. Тем самым в юридическом плане статус Шпицбергена может быть отнесен к “особым” [26 Лебедев М. А. Некоторые вопросы пользования иностранной территорией современном международном праве // Советский ежегодник международного права. 1981. М. , 1982. С. 284. ]
он установлен не государством-собственником, а закреплен международно-правовыми средствами. Фактически, по договору 1920 г. это единственная в современном международном праве сухопутная государственная территория общего пользования. В этом уникальном международно-правовом статусе отразились особенности исторического развития архипелага. Поскольку Договор не содержит положения о сроках его действия, он является бессрочным. Данный акт — не часть внутреннего норвежского законодательства. Из этого вытекает, что Норвегия не вправе изменить Договор без согласия всех его участников, включая СССР. Попытка изменить в одностороннем порядке статус архипелага подрывала бы объект Договора, дестабилизировала ситуацию на севере Европы. Особый статус Шпицбергена не исключает действие на территории архипелага законодательства Норвегии. Все государства — участники договора в соответствии со ст. 3 обязаны соблюдать “местные законы и постановления”. Однако внутреннее норвежское законодательство не может противоречить закрепленному Договором международно-правовому статусу Шпицбергена. Специальные указания на этот счет содержит и сам Договор. Ст. 7 обязывает Норвегию “предоставить всем гражданам Высоких Договаривающихся Сторон в отношении способов приобретения права собственности, пользования ими и его осуществления, включая право заниматься горным делом, режим, основанный на полном равенстве и согласный с постановлениями настоящего Договора”. Как государство, распространяющее свой суверенитет на территорию Шпицбергена, Норвегия обязана следить также за строгим соблюдением Договора и не допускать его нарушений. Надо заметить, что само участие в Договоре, несмотря на отсутствие в его тексте специальных норм, позволяет государству-стороне использовать для контроля за его соблюдением (в объеме предоставляемых прав и обязанностей) национальные технические средства, не нарушая при этом норм международного права. Главная, высшая цель Договора, соответствующая его духу и букве, — использование архипелага в мирных целях. Местности, “определенные в настоящем Договоре, никогда не должны быть использованы в военных целях” (ст. 9). Термин “никогда” исключает всякое ограничительное толкование и означает неограниченность действия ст. 9 во времени. Тем самым уже данная норма запрещает как ведение военных действий на территории Шпицбергена, так и использование архипелага для любых военных целей, осуществление вспомогательной военной деятельности. Ст. 9 содержит известную конкретизацию обязательств по мирному использованию архипелага: “не создавать и не допускать создания какой-либо морской базы”, “не строить никаких укреплений”. Анализируя названную статью, французский международник К. Пиччиони пришел к однозначному выводу, что на Шпицбергене должно быть “запрещено создание любого военного, морского и авиационного сооружения” [27 Piccioni C. Spitsbergen et la convention du 9 fevrier 1920 // Revue generale de droit international public. 1923. N 1—2. Р. 112. ] . Обязательства, закрепленные ст. 9, обращены к Норвегии. Однако, всходя из главной цели Договора, указанные обязательства в равной мере распространяются на все государства, участвующие в нем. На Норвегии же, как на государстве-суверене лежит дополнительная обязанность по обеспечению положений ст. 9. Следовательно, за Шпицбергеном закреплен статус полностью демилитаризованной и нейтрализованной территории. Как отмечает С. А. Малинин, “полная демилитаризация, естественно, приводит и к деатомизации зоны, т. е. к полному исключению размещения ядерного оружия на данной территории. Следовательно, такие зоны, как, например, Аландские острова, некоторые острова Средиземного моря, архипелаг Шпицберген, Антарктика, в которых провозглашена общая демилитаризация, следует рассматривать одновременно в качестве безъядерных зон”. По духу Договора международно-правовой статус Шпицбергена предполагает также свободу архипелага от других видов оружия массового уничтожения. В отличие от проекта Шпицбергенской конвенции 1914г. Договор 1920г. не предусматривает мер коллективной гарантии режима демилитаризации и нейтрализации архипелага, что, безусловно, является его недостатком. Перед образованием НАТО Советский Союз в ноте от 29 января 1949г. предупредил Норвегию об истинных целях Атлантического союза и указал, что вступление ее в этот блок будет дестабилизирующим для Севера Европы фактором. В ноте от 1 февраля 1949 г. норвежское правительство заверило советскую сторону, что никогда не будет проводить политику с агрессивными целями и не допустит размещения на архипелаге иностранных военных баз и ядерного оружия в мирное время [28 Внешняя политика Советского Союза. 1949год. М. , 1953. С. 72—76] . В апреле 1949 г. Норвегия вступила в НАТО. Следствием этого шага стало включение территории Шпицбергена в его зону, что подчеркнуто в постановлении, принятом норвежским Стортингом 19 января 1951 г. В ноте СССР от 15 октября 1951 г. отмечалось: “Советское Правительство считает также необходимым отметить, что Норвежское Правительство своим вышеуказанным постановлением от 19 января 1951 г. передало острова Шпицберген и Медвежий в компетенцию главнокомандующего так называемого Североатлантического морского района. Это означает разрешение вооруженным силам Североатлантического союза, находящимся под американским командованием, проводить военные мероприятия в районе указанных островов по усмотрению этого командования. Такие действия Правительства Норвегии находятся в явном противоречии с многосторонним Парижским договором о Шпицбергене от 9 февраля 1920 года”. Что касается обязательства Норвегии по Североатлантическому Пакту, то в соответствии со ст. 8 документа “каждая Договаривающаяся Сторона заявляет, что ни одно из международных соглашений, действующих в настоящее время между нею и любой другой из сторон или любым третьим государством, не находится в противоречии с положениями этого договора” [29 Текст договора см. : 50 лет борьбы СССР за разоружение: Сб. док. Сост. : В. М. Хайцман. М. , 1967. С. 232—235. ] . Следовательно, Североатлантический Пакт не отменяет и не может отменять ранее заключенные договоры, а стороны не вправе входить в противоречие с ними, оправдывая свои действия ссылками на обязательства, вытекающие из членства в НАТО. Поэтому включение Шпицбергена в зону командования Североатлантическим морским районом может считаться нарушением Договора о Шпицбергене. Правомерность ноты советского правительства от 15 октября 1951 г. признавали даже некоторые органы массовой информации Норвегии. Так, к журнале “Фарманд” в номере от 20 октября 1951 г. подчеркивалось, что “„Финмарк” (северная часть Норвегии. — Е. К. ) и Шпицберген могут стать угрозой северному флангу России”. Советский Союз, разумеется, не мог спокойно смотреть на вооружение Норвегии, ее присоединение к Атлантическому пакту и тесное военное сотрудничество с остальными западными странами. В 60—80-е годы характер военной активности США и НАТО на Севере Европы претерпел качественные изменения. Увеличились число, масштабы и продолжительность маневров НАТО, в которых принимали участие носители ядерного оружия. Налицо рост американского военного присутствия в акватории Норвежского моря и воздушном пространстве над ним. В 70-е годы норвежская печать откровенно писала о том, что военные корабли и самолеты Норвегии регулярно проводят “инспекции” архипелага. Стали предприниматься попытки юридически обосновать возможность размещения на Шпицбергене войсковых подразделений. В связи с этим некоторые авторы пытались вольно толковать соответствующие нормы Договора о Шпицбергене. Так, в 1977г. Ю. Холъст, известный норвежский политолог, впоследствии министр обороны Норвегии писал, что Договор не содержит положений по обшей демилитаризации архипелага, и предлагал создать на Шпицбергене норвежскую береговую охрану, которая была бы более мягким средством по обеспечению норвежского суверенитета над архипелагом, чем регулярные соединения военно-морского флота и военно-воздушных сил, обеспечивала бы надежное подкрепление на случай кризиса [30 Bertram C. , Holst J. J. New Strategic Factors in the North Atlantic. Oslo, 1977. Р. 185. ]. В период “перестройки” советские руководители нередко посещали Норвегию с целью решения вопроса хозяйственной деятельности на архипелаге. В процессе переговоров с норвежской стороной Советский Союз также предлагал демилитаризовать территорию Шпицбергена. И если в военных вопросах стороны достигли лишь лучшего понимания позиций друг друга, то в гражданской области были подписаны четыре соглашения. В них норвежская общественность видит свидетельства реализации некоторых пунктов программы обеспечения безопасности и сотрудничества на Севере континента, предложенной М. С. Горбачевым в Мурманске. Во время визита М. С. Горбачева в Финляндию в 1989г. были достигнуты новые договоренности о сотрудничестве на Севере Европы, что безусловно послужит дальнейшему улучшению всей международной обстановки в Арктике. Сегодня на архипелаге российский трест "Арктикуголь" владеет 23 горными отводами и четырьмя участками общей площадью 251 квадратный километр. Два из них в августе 1927 года правительство СССР выкупило у голландской компании за 2, 5 миллиона голландских гульденов, два других участка были приобретены у русско-английской компании "Русский Грумант". Находящиеся в собственности треста земельные участки, шахты, промышленное оборудование дают право "Арктикуглю", помимо угольного бизнеса, разведывать на архипелаге месторождения нефти и газа, а в прилегающей акватории - вести рыбный промысел. Вблизи Шпицбергена наши траулеры набирают до четверти всего объема рыбодобычи в Баренцевом море. Сейчас на Шпицбергене, помимо угледобывающих предприятий, начинает работать фабрика по переработке рыбы и проводит исследования Кольский научный центр РАН. Однако в последнее время российские предприятия и учреждения на архипелаге испытывают постоянный прессинг со стороны местной администрации. В частности, по этой причине российской стороне пришлось отказаться от строительства дороги между Баренцбургом и Коулз-беем. Администрация Шпицбергена выразила недовольство и планами строительства линии высоковольтной передачи. О преследовании российских рыбаков в Баренцевом море – разговор вообще особый. Ежегодно унизительной процедуре досмотра подвергаются многие сотни наших рыболовных судов, а десятки из них – арестовывают. Эту задачу в международных водах Баренцева и Норвежского морей выполняют боевые корабли ВМС Норвегии. Ситуация вокруг россиян на Шпицбергене еще более усугубилась в связи с принятыми недавно норвежским парламентом (Стортингом) поправками в законе об охране окружающей среды. По сути, эти действия Норвегии направлены на вытеснение России с архипелага. В этом уверен губернатор Мурманской области Юрий Евдокимов, который заявил, что в соответствии с новыми правилами хозяйственная деятельность на архипелаге будет носить уже не уведомительный, а разрешительный со стороны Норвегии характер. По мнению главы Мурманской области, принципиальная позиция, занятая сейчас Министерством иностранных дел РФ, должна показать Норвегии, что Россия не допустит ущемления ее прав и интересов на Шпицбергене, односторонней ревизии Парижской конвенции 1920 года. Шпицберген на определенных условиях находится под суверенитетом Норвегии, вместе с тем конвенция предполагает, что подписавшие ее страны имеют свободный доступ для ведения на острове хозяйственной деятельности, подчеркнул Юрий Евдокимов. Со своей стороны в Осло призывают не драматизировать ситуацию в связи с принятием нового закона о Шпицбергене, заявляя, что он касается и норвежских предприятий. Например, в прошлом году не получила квоту на лов рыбы в акватории морей, прилегающей к архипелагу, норвежская компания "Kullspids". Между тем эта компания является собственником земельных угодий на Шпицбергене, приобретенных ею еще в 1909 году. А по норвежским законам именно земельная и иная собственность дает право заниматься хозяйственной деятельностью на архипелаге и в прилегающей акватории. Тем не менее, заняться рыболовством, а оно в этом районе для многих фирм оказалось более прибыльным делом, чем, например, добыча угля, "Kullspids" не разрешили. Кстати, ее права собственника ущемляются не первый раз - ранее по решению правительства Норвегии часть принадлежащих компании земельных угодий была передана в состав Национального парка Южного Шпицбергена, на территории которого запрещена любая хозяйственная деятельность. Обидевшись на родное правительство, фирма пригрозила перерегистрироваться в Соединенных Штатах - в надежде, наверное, что с американской "пропиской" ее права будут более защищены. Нет сомнения, что Шпицберген - уникальное место земной природы и необходимо заботиться о его экологическом состоянии. Но с одной стороны, каких-либо серьезных претензий на этот счет российским предприятиям норвежцы не предъявляли. А с другой - на Шпицбергене находятся объекты, существование которых никак не укладывается в заботу о сохранении окружающей среды. Например, в районе Ню-Олесунна расположен ракетный полигон с взлетно-посадочной полосой для тяжелых самолетов, центром космической связи, РЛС, помещениями для сборки и хранения ракет, мобильной платформой для запуска геодезических ракет различных типов. А в административном центре Шпицбергена Лонгьире (Лонгйире) установлена РЛС "Ескейт" - официально для исследования атмосферных явлений аномального характера. Однако возможности станции гораздо шире, чем их хотят представить. Во всяком случае, она способна точно измерять траекторию полетов межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет, запускаемых с ракетных подводных крейсеров стратегического назначения Северного флота в Арктике. Указывая на этот факт, специалисты отмечают, что за превращением Шпицбергена в зону, закрытую даже для самих норвежцев, за разговорами о сохранении экологии и биоресурсов вокруг архипелага стоят далеко идущие планы - использовать его острова для осуществления военного контроля в Арктике со стороны НАТО. По мнению бывшего начальника штаба Северного флота вице-адмирала Михаила Моцака, ныне первого заместителя полпреда Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе, Норвегия и ее союзники по НАТО стремятся во чтобы то ни стало закрепить за собой права на спорные районы и максимально ограничить российское присутствие в Баренцевом море и в целом в Арктике. Архипелаг – одно из ключевых звеньев в системе расширения влияния Норвегии и НАТО в Арктике. Ранее для иностранных судов была открыта стратегическая транспортная система России - Северный морской путь. В течение десяти лет США, Германия, Норвегия ведут изучение физико-географических особенностей этого маршрута. В дополнение к этому прорабатываются предложения об открытии воздушной трассы из Лондона в Токио над российским арктическим сектором. А это предполагает в свою очередь его навигационное оборудование. Для организации эксплуатации этих трасс идет подготовка к созданию международных консорциумов с преобладанием иностранного капитала. А это уже делает проблематичным российский контроль в Арктике, в том числе и в районах, богатых нефтью, газом и газовым конденсатом. Между тем ряд государств Североатлантического альянса, в первую очередь США и Норвегия, продолжают наращивать научно-исследовательскую деятельность в Северной морской зоне и Арктическом районе. Не секрет, что нефтегазовые месторождения Северного и Норвежского морей к 2010 году будут исчерпаны, поэтому наш северный сосед все чаще засматривается на Восток, претендуя практически на всю акваторию спорных участков, включая часть российской зоны и зоны свободного рыболовства. И это не случайно, ведь в спорном районе Баренцева моря, именуемом российскими геологами “поднятием Федынского”, обнаружены перспективные запасы нефти и газа. Активное проникновение в Арктику Норвегии и других стран - членов НАТО проявляется в постоянно растущей интенсивности в регионе военных учений альянса, их содержании. Так, ежегодными стали крупномасштабные учения ВМС НАТО в непосредственной близости от границы России. Сценарий их, как правило, один и тот же: две страны вступают в вооруженный конфликт за обладание нефтеносными участками на шельфе Баренцева моря. ВМС НАТО осуществляют миротворческие функции в прекращении военного конфликта.... Российско-норвежские отношения всегда, даже в эпоху холодной войны, были примером успешного взаимодействия как в интересах развития наших двух стран, так и укрепления безопасности и стабильности в регионе и планете в целом. И сегодня наше сотрудничество активно развивается в самых разных областях. В то же время нельзя не отметить, что стремление Норвегии в одностороннем порядке пересмотреть договоренности по Шпицбергену не только ущемляет права России, но и наносит вред всему комплексу двусторонних отношений. Заключение.
На основании проведенного анализа можно сделать следующие выводы. На протяжении нескольких столетий Шпицберген оставался никому не принадлежащей территорией, которую подданные европейских стран использовали в хозяйственных и научных целях. Соглашение 1872 г. закрепило за архипелагом статус “ничейной земли”, а, фактически, территории общего пользования, изъятой из сферы распространения государственного суверенитета. В связи с началом добычи угля в начале XX века на архипелаге утвердился обычай в отношении занятия и использования земельных участков. Усиление хозяйственной активности на Шпицбергене выявило, в свою очередь, потребность в создании на архипелаге режима, в рамках которого регулировалась бы деятельность частных лиц и компаний. Перед первой мировой войной в Христиании (Осло) прошли три международные конференции, ставившие своей целью разработку конвенции о Шпицбергене. Несмотря на то, что они завершились безрезультатно, основные положения этой работы были учтены при разработке договора о Шпицбергене. Норвегия приобрела суверенитет над Шпицбергеном на основании Парижского договора 1920 г. , имеющего открытый характер. В его разработке и подписании приняли участие как страны, имевшие интересы на Шпицбергене, так и не имевшие таковых. К последним относятся Италия и Япония. Страны-участницы договора соглашались признать суверенитет Норвегии над архипелагом при условии создания ею определенного режима для граждан и подданных стран, подписавших или присоединившихся к договору. Этим обстоятельством объясняется тот факт, что большинство положений договора определяет то, каким образом должны регулироваться внутригосударственные отношения на архипелаге, а также объем прав юридических и физических лиц. Норвежское государство добровольно и ясно выразило свое согласие с условиями договора, подписав, а затем ратифицировав его. Следовательно, это ее международные обязательства, а не одностороннее волеизъявление. Таким образом, в основе права на пребывание на архипелаге и осуществления здесь частными лицами и компаниями других прав лежат положения (или международно-правовые гарантии) договора о Шпицбергене. В свою очередь, эти положения отражали сложившийся до подписания договора международно-правовой обычай использования территории архипелага и прилегающих к нему морских пространств в хозяйственно-экономических и научных целях. С точки зрения вопросов, рассматриваемых в основной части диссертации, условия договора можно разделить на три группы. Во-первых, это положения, определяющие статус архипелага, то есть устанавливающие суверенитет Норвегии над Шпицбергеном (ст. 1), а также его демилитаризацию и нейтрализацию (ст. 9). Во-вторых, положения, определяющие объем прав физических и юридических лиц, а именно: право доступа и пребывания на территории архипелага и омывающих его водах (ст. 2 и 3); права в отношении занятия различными видами хозяйственно-экономической деятельности (ст. 2, 3, 4). В-третьих, положения, определяющие то, каким образом должны регулироваться внутригосударственные отношения на архипелаге. Вышеперечисленные условия, а также порядок их осуществления ограничивают суверенитет Норвегии над Шпицбергеном. Они в значительной степени определяют характер того режима, который Норвегия должна установить на архипелаге и представляют собой нормы международного права, которые должны осуществляться в рамках этого режима в качестве его принципов. Норвегия обязана соблюдать их и руководствоваться ими при разработке законодательных актов, регулирующих те или иные отношения на архипелаге. Важной особенностью международно-правового статуса Шпицбергена является осуществление норм международного права без трансформации во внутреннее законодательство. Это положение применяется в рамках ст. 7 договора при приобретении права собственности на земельные участки. Прошло более 80 лет с тех пор, как был подписан договор о Шпицбергене, а поэтому многие из его положений нуждаются в доработке, и вообще, сам договор должен быть несколько дополнен, но ни в коем случае не изменен. Автор предлагает внести следующие положения в договор: о разделении территории Шпицбергена на сектора, с тем, чтобы каждая страна-участник договора могла заниматься на отведенном ей секторе хозяйственно-экономической и научной деятельностью; о регулировании хозяйственно-экономической и научной деятельности на архипелаге; о защите окружающей среды на архипелаге и др. Приложение 1 ДОГОВОР
О ШПИЦБЕРГЕНЕ [31 Прим. автора: Основной текст, без приложений. ] (Париж, 9 февраля 1920 года)
Президент Соединенных штатов Америки, Е. В. Король Великобритании и Ирландии и Британских территорий за морями. Император Индии, Е. В. Король Дании, Президент Французской Республики, Е. В. Король Италии, Е. В. Император Японии, Е. В. Король Норвегии, Е. В. Королева Нидерландов, Е. В. Король Швеции, желая, признавая суверенитет Норвегии над архипелагом Шпицберген, включая Медвежий остров, чтобы в этих местностях имелся надлежащий режим, способный обеспечить их развитие и мирное использование, назначили в качестве соответствующих уполномоченных для заключения с этой целью Договора: (следует перечень уполномоченных)
которые, по предъявлении своих полномочий, найденных в должной и надлежащей форме, условились о нижеследующих постановлениях: Статья 1
Высокие Договаривающиеся стороны соглашаются признать, на условиях, предусмотренных настоящим Договором, полный и абсолютный суверенитет Норвегии над архипелагом Шпицберген, охватывающим с Медвежьим Островом или Беренд-Эйланд, все острова, расположенные между 10 градусом и 35 градусом восточной долготы от Гринвича и между 74 градусом и 81 градусом северной широты, в частности: Западный Шпицберген, Северо-Восточную Землю, остров Баренца, остров Эдж, острова Уич, остров Надежды или Хопен-Эйланд и землю Принца Карла, вместе со всеми островами, островками и скалами, относящимися к ним [32 см. прилагаемую карту]. Статья 2
Суда и граждане всех Высоких Договаривающихся Сторон будут допущены на одинаковых основаниях к осуществлению права на рыбную ловлю и охоту в местностях, указанных в статье 1 и в их территориальных водах. Норвегия будет иметь право сохранять в силе, принимать или провозглашать меры, могущие обеспечить сохранение и, если это нужно, восстановление фауны и флоры в указанных местностях и их территориальных водах, причем условлено, что эти меры всегда должны будут на одинаковых основаниях применяться к гражданам всех Высоких Договаривающихся Сторон, без каких-либо исключений, привилегий и льгот, прямых или косвенных в пользу какой-либо одной из них. Лица, занимающие земли, права которых признаны согласно положений статей 6 и 7, будут пользоваться исключительным правом охоты на своих земельных участках: 1 град. поблизости от жилищ, домов, складов, заводов, построек, оборудованных для эксплуатации земельного участка, на условиях, предусмотренных постановлениями местной полиции; 2 град. в границах площади с радиусом в 10 километров вокруг главного центра места работы или предприятий; в обоих случаях – при соблюдении постановлений, изданных Норвежским Правительством, в условиях, указанных в настоящей статье. Статья 3
Граждане всех Высоких Договаривающихся Сторон будут иметь одинаковый свободный доступ для любой цели и задачи в воды, фиорды и порты местностей, указанных в статье 1, и право остановки в них; они могут заниматься в них, без каких-либо препятствий, при условии соблюдения местных законов и постановлений, всякими судоходными, промышленными, горными или торговыми операциями на условиях полного равенства. Они будут допущены на тех же условиях равенства к занятию всяким судоходным, промышленным, горным и коммерческим делом к его эксплуатации, как на суше, так и в территориальных водах, причем не может быть создана никакая монополия в отношении какого бы то ни было предприятия. Независимо от правил, могущих быть в силе в Норвегии относительно каботажа, суда Высоких Договаривающихся Сторон, имеющие указанные в статье 1 местности местом своего отправления или местом своего назначения, будут иметь право остановки как при отходе, так и при возвращении в норвежских портах для того, чтобы принять на борт или высадить пассажиров или грузы, имеющих местом своего происхождения или местом своего назначения указанные местности, или для всякой иной цели. Условлено, что во всех отношениях, и, в частности, во всем, что касается вывоза, ввоза и транзита, граждане всех Высоких Договаривающихся Сторон, их суда и их грузы не будут подлежать каким-либо сборам или ограничениям, не применяемым к гражданам, судам или грузам, пользующимся в Норвегии режимом наиболее благоприятствуемой нации, причем норвежские подданные, их суда и их грузы приравниваются с этой целью к гражданам, судам и грузам Высоких Договаривающихся Сторон и не пользуются ни в каком отношении более благоприятным режимом. Вывоз всяких грузов, предназначающихся к отправке на территорию какой-либо из Договаривающихся держав, не должен подвергаться никаким повинностям или ограничениям, могущим оказаться иными или более тяжелыми чем те, которые предусмотрены в отношении вывоза грузов того же рода, имеющих местом назначения территорию другой Договаривающейся державы (в том числе и Норвегию)или какой-либо другой страны. Статья 4
Всякая открытая для общего пользования станция беспроволочного телеграфа, установленная или могущая быть установленной с разрешения или распоряжением Норвежского Правительства в местностях, указанных в статье 1, должна быть всегда открыта на основах совершенного равенства для сношений судов всех флагов и граждан Высоких Договаривающихся Сторон, на условиях, предусмотренных Радиотелеграфной конвенцией от 5 июля 1912 года или Международной конвенцией, которая была бы заключена для ее замены. С оговоркой в отношении международных обязательств, вытекающих из состояния войны, собственники земельного участка будут всегда иметь право сооружать для своих собственных надобностей установки беспроволочного телеграфа, пользоваться ими, причем они (установки) будут иметь право поддерживать связь для личных дел с береговыми и подвижными станциями, включая станции, установленные на судах или на воздушных судах. Статья 5
Высокие Договаривающиеся Стороны признают пользу создания в местностях, указанных в статье 1, международной метеорологической станции, организация которой составит предмет последующей конвенции. Равным образом, путем конвенции будут выработаны условия, на которых в указанных местностях могут происходить научные исследования. Статья 6
При условии соблюдения постановлений настоящей статьи, права, приобретенные гражданами Высоких Договаривающихся Сторон, будут признаны действительными. Претензии, касающиеся прав, возникающих в результате вступления во владение земельными участками или занятия их до подписания настоящего Договора, будут урегулированы согласно постановлений Приложения к настоящему Договору, которое будет иметь ту же силу и действие, что и настоящий Договор. Статья 7
Норвегия обязуется в местностях, указанных в статье 1, предоставить всем гражданам Высоких Договаривающихся Сторон в отношении способов приобретения права собственности, пользования им и его осуществления, включая право заниматься горным делом, режим, основанный на полном равенстве и согласный с постановлениями настоящего Договора. Принудительное отчуждение может иметь место лишь в целях общественной пользы и за уплату справедливого возмещения. Статья 8
Норвегия обязуется ввести в местностях, указанных в статье 1, горный устав, который, в особенности с точки зрения налогов, пошлин или повинностей всякого рода, общих или особых условий труда, должен исключать всякого рода привилегии, монополии или льготы как в пользу государства, так и в пользу граждан одной из Высоких Договаривающихся Сторон, включая Норвегию, и обеспечить персоналу всех категорий, получающему заработную плату, выплату заработной платы и охраны интересов, необходимые для его физического, морального и культурного благополучия. Взимаемы налоги, пошлины и сборы должны быть употреблены исключительно на нужды указанных местностей и могут устанавливаться только в той мере, в которой это оправдывается их назначением. Что касается, в частности, вывоза рудных богатств, Норвежское Правительство будет иметь право установить вывозную пошлину; однако эта пошлина не должна превышать одного процента с максимальной стоимости вывозимых рудных богатств в пределах 100000 тонн, а свыше этого количества пошлина будет идти в понижающемся соотношении. Стоимость будет определяться в конце судоходного сезона, высчитывая среднюю цену ФОБ. За три месяца до даты, предусмотренной для его вступления в силу, проект горного устава будет сообщен норвежским правительством прочим Договаривающимся державам. Если в течение этого срока одна или несколько из указанных держав предложат внести изменения в это положение до его применения, эти предложения будут сообщены Норвежским Правительством прочим Договаривающимся державам для рассмотрения и разрешения со стороны Комиссии, состоящей из одного представителя каждой из указанных держав. Эта комиссия будет созвана Норвежским Правительством и должна будет вынести решение в течение трехмесячного срока со дня ее созыва. Ее решения будут приняты большинством голосов. Статья 9
С оговоркой в отношении прав и обязанностей, могущих явиться для Норвегии результатом ее вступления в Лигу Наций, Норвегия обязуется не создавать и не допускать создания какой-либо морской базы в местностях, указанных в статье 1, и не строить никаких укреплений в указанных местностях, которые никогда не должны быть использованы в военных целях. Статья 10
В ожидании того, что признание Высокими Договаривающимися Державами Русского Правительства позволит России присоединиться к настоящему Договору, русские граждане и общества будут пользоваться теми же правами, что и граждане Высоких Договаривающихся Сторон. Требования, которые они могли бы предъявить в местностях, указанных в статье 1, будут заявлены в соответствии с условиями, предусмотренными в статье 6 и в Приложении к настоящему Договору, через посредничество Датского Правительства, которое соглашается оказать для этой цели свое содействие. Настоящий Договор, французский и английский тексты которого будут аутентичными, будет подлежать ратификации. Сдача на хранение ратификационных грамот состоится в Париже в возможно краткий срок. Державы, правительства которых имеют свое местопребывание вне пределов Европы, будут иметь право ограничиться извещением Правительства Французской Республики, через своих дипломатических представителей в Париже, что ратификация с их стороны имела место и, в таком случае, они должны будут передать ратификационные грамоты возможно скорее. Настоящий Договор вступит в силу, что касается постановлений статьи 8, как только он будет ратифицирован каждой из подписавших держав, а во всех прочих отношениях – одновременно с горным уставом, предусмотренном в упомянутой статье. Третьи державы будут приглашены Правительством Французской Республики присоединиться к настоящему Договору, ратифицированному надлежащим образом. Это присоединение будет выполнено посредством извещения, адресованного Французскому Правительству, которому будет надлежать известить об этом прочие Договаривающиеся Стороны. В удостоверение чего указанные выше Уполномоченные подписали настоящий Договор.
Совершено в г. Париже, девятого февраля 1920 года, в двух экземплярах, из которых один будет передан Правительству Его Величества Короля Норвегии, и один будет сдан на хранение в архивы Правительства Французской Республики, и заверенные копии которого будут переданы другим подписавшимся державам. (Подписи) Приложение 2 Карта Северного Ледовитого океана Приложение 3 Карта Норвегии и Шпицбергена Ошибка! Неизвестный аргумент ключа. БИБЛИОГРАФИЯ: I. Документы:
Договор о Шпицбергене (подписан 9 февраля 1920 г. ) //Действующее международное право. Сборник документов в 3-х томах. Т. 1. – М. , 1996. Устав ООН (принят 26 июня 1945 г. ) //Действующее международное право. Сборник документов в 3-х томах. Т. 1. – М. , 1996. II. Специальная литература: а) на русском языке:
50 лет борьбы СССР за разоружение: Сб. док. Сост. : В. М. Хайцман. М. : Наука, 1967. Бабурин С. Н. Территория государства. Правовые и геополитические проблемы. М. : МГУ, 1997. Барсегов Ю. Г. Мировой океан: дипломатия, политика, право. М. : “Международные отношения”, 1983. Барсегов Ю. Г. Территория в международном праве. М. Госюриздат, 1958. Богуславский М. М. Международное частное право. М. , 1996. Внешняя политика Советского Союза. 1949 год. М. , 1953. Гроций Г. О праве войны и мира. М. , 1994.
Деканозов Р. В. Соглашение 1872 г. о Шпицбергене //Вопросы теории советского права. Новосибирск, 1968. Документы внешней политики СССР. М. : Госполитиздат, 1958. Т. 2. Документы внешней политики СССР. М. : Госполитиздат, 1962. Т. 6. Клименко Б. М. Государственная территория. Вопросы теории и практики международного права. М. : Международные отношения, 1974. Колодкин А. Л. Мировой океан: международно-правовой режим. Основные проблемы. М. : “Международные отношения”, 1973 Колосов Ю. М. , Кривчиков Э. С. Действующее международное право. Сборник документов в 3-х томах. – М. , 1996. Корякин В. С. Семь экспедиций на Шпицберген. – М. , 1986. Курс международного права в 6 томах. М. , 1989.
Лахтин В. Л. Права на северные полярные пространства. – М. , 1928. Лебедев М. А. Некоторые вопросы пользования иностранной территорией в современном международном праве //Советский ежегодник международного права. – 1981. М. , 1982. Малеев Ю. Н. Международное воздушное право. Вопросы теории и практики. М. , 1986. Международное морское право / Учебник под редакцией Блищенко И. П. М. , 1988. Международное право в документах. М. : Юрид. лит-ра, 1982.
Международное публичное право / Учебник под редакцией Бекяшева К. А. М. : Проспект, 1996. Мешера В. Ф Правовой режим морских пространств. М. : 1978.
Михайлов С. Архипелаг Шпицберген и остров Медвежий //Новое время. 1951. №44. Моргачев С. К вопросу о “северном балансе” //Мировая экономика и международные отношения. 1988. №1. Нансен Ф. , собр. соч. , т. 4 – Шпицберген (пер. с норв. ). М. – Л. : 1938. Одинцов В. А. , Старков В. Ф. Некоторые проблемы арктического мореплавания и походы русских на архипелаг Шпицберген //Летопись Севера. М. , 1985. Вып. 11. Сабанин А. Россия и Шпицберген //Вести. НКИД. 1921. №5-6
Шинкарецкая Г. Г. Государства на архипелагах: международно-правовой режим. М. : “Международные отношения”, 1977. Энциклопедический словарь. Спб. Брокгауз и Ефрон, 1892. б) на иностранных языках:
Bertram C. , Holst J. J. New Strategic Factors in the North Atlantic. Oslo, 1977. Mathiesen T. Svalbard in the International Politics 1871-1925. – Norsk polarinstitutt scrifter. Oslo, 1947. III. Периодические издания а) на русском языке:
Особенности международно-правового режима Шпицбергена (А. М. Орешенков) // Московский журнал международного права. №3, 1992. О праве собственности Норвегии на “государственные земли” Шпицбергена (А. М. Орешенков) //Московский журнал международного права. №3, 1994. Международно-правовой статус Шпицбергена (М. В. Буроменский, Л. Д. Тимченко) // Правоведение. №3, 1990. Шпицберген в тумане (В. Гундаров) // Красная звезда от 6 февраля 2002 г. Деканозов Р. В. К вопросу о приобретении необитаемых, никому не принадлежащих земель // Вопросы теории советского права. Новосибирск: 1966. Собрание Законодательства СССР. 1926. №32 б) на иностранных языках:
Piccioni C. Spitsbergen et la convention du 9 fevrier 1920 // Revue generale de droit international public. 1923. N 1—2. IV. Электронные носители информации www. rambler. ru www. yandex. ru www. norge. ru www. strana. ru http: //old. strana. ru/text/stories/2001/06/06/ http: //www. severinform. ru/html/print. php3? id=16891 http: //www. astravel. ru/geo/countries/svalbard. htm


Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данную дипломную работу Вы можете использовать как базу для самостоятельного написания выпускного проекта.

Доработать Узнать цену работы по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем дипломную работу самостоятельно:
! Как писать дипломную работу Инструкция и советы по написанию качественной дипломной работы.
! Структура дипломной работы Сколько глав должно быть в работе, что должен содержать каждый из разделов.
! Оформление дипломных работ Требования к оформлению дипломных работ по ГОСТ. Основные методические указания.
! Источники для написания Что можно использовать в качестве источника для дипломной работы, а от чего лучше отказаться.
! Скачивание бесплатных работ Подводные камни и проблемы возникающие при сдаче бесплатно скачанной и не переработанной работы.
! Особенности дипломных проектов Чем отличается дипломный проект от дипломной работы. Описание особенностей.

Особенности дипломных работ:
по экономике Для студентов экономических специальностей.
по праву Для студентов юридических специальностей.
по педагогике Для студентов педагогических специальностей.
по психологии Для студентов специальностей связанных с психологией.
технических дипломов Для студентов технических специальностей.

Виды дипломных работ:
выпускная работа бакалавра Требование к выпускной работе бакалавра. Как правило сдается на 4 курсе института.
магистерская диссертация Требования к магистерским диссертациям. Как правило сдается на 5,6 курсе обучения.

Сейчас смотрят :

Дипломная работа Туристский рынок Пермского края
Дипломная работа Применение метода "директ-костинг" в управлении предприятием на примере ООО "Сладкий Дом"
Дипломная работа Кредитная политика коммерческого банка
Дипломная работа Особенности расследования преступлений, совершенных несовершеннолетними
Дипломная работа Информатика и информационные технологии в образовании
Дипломная работа Организация корпоративной компьютерной сети в предприятии
Дипломная работа Применение интеграционных маркетинговых коммуникаций в туристическом бизнесе
Дипломная работа Электроснабжение электрооборудование ремонтно-механического цеха
Дипломная работа Проблемы стабилизации государственных и муниципальных финансов
Дипломная работа Учет, контроль и анализ денежных средств на расчетном счете и в кассе
Дипломная работа Патріотичне виховання молодших школярів на уроках трудового навчання
Дипломная работа Совершенствование организации учета и контроля расчетов с поставщиками и подрядчиками
Дипломная работа Стратегия и тактика повышения конкурентоспособности предприятия
Дипломная работа Лишение родительских прав
Дипломная работа Анализ развития потребительского кредитования