Дипломная работа по предмету "Психология"

Узнать цену дипломной по вашей теме


Профессиональная деформация сотрудников органов внутренних дел и пути её преодоления


96

Объём работы составляет 91 страница, из них 75 страниц основного текста, 56 литературных источника и 6 приложений.

Ключевые слова: ПРОФЕССИЯ, ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕФОРМАЦИЯ, СТРЕСС, ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВЫГОРАНИЕ, УТОМЛЕНИЕ, ДЕПРЕССИЯ, ПРЕОДОЛЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ, СОТРУДНИКИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ, СЛЕДОВАТЕЛЬ.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие и развивающиеся на фоне проявлений профессиональной деформации сотрудников правоохранительных органов.

Предметом исследования являются закономерности возникновения профессиональной деформации, её механизм, а также её виды и специфика проявлений, приёмы выявления и предупреждения.

Цель работы: выявление и исследование всех возможных профессиональных деформаций сотрудников правоохранительных органов, для того, что бы разработать эффективные психотехнологии преодоления, коррекции и профилактики профессиональных деформаций.

Методы исследования: диалектико-материалистический, исторический, социологические (обобщение, описание), логические (анализ, синтез, аналогия).

Результатом работы является создание логически упорядоченной системы представлений о профессиональной деформации, её видах и проявлениях.

Практическая значимость: применение результатов настоящего дипломного исследования в правоприменительной практике и учебно-познавательной деятельности.

Содержание

Перечень условных обозначений, символов и терминов

Введение

1 Профессиональная деформация

1.1 Понятие, психологический механизм и сущность

профессиональной деформации

1.2 Виды профессиональной деформации

2 Причины профессиональной деформации личности

2.1 Факторы, ведущие к проявлению профессиональной деформации

сотрудников внутренних дел

2.2 Соотношение профессиональной деформации с категориями

«психическое выгорание», «стресс», «утомление», «депрессия»

3 Психологическая характеристика профессиональной деформации

сотрудников органов внутренних дел

3.1 Профессионально-психологические требования к личности

сотрудника органов внутренних дел

3.2 Специфика проявлений профессиональной деформации у

сотрудников органов внутренних дел

Заключение

Примечание

Список использованных источников

Приложения

ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ, СИМВОЛОВ И ТЕРМИНОВ

США - Соединенные Штаты Америки

ОВД - Органы внутренних дел

ППС - Патрульно-постовая служба

СССР - Союз Советских Социалистических Республик

СМИ - Средства массовой информации

МВД - Министерство внутренних дел

ОБХСС - Отдел борьбы с хищениями социалистической собственности

РФ - Российская Федерация

ИТУ - Исправительно-трудовое учреждение

УПК - Уголовно-исполнительный кодекс

Профдеформация - профессиональная деформация

ВВЕДЕНИЕ

«Настоящий профессионал» - не самый ли это высший титул из всех существующих на Земле? И когда он может быть присвоен человек? Ведь, согласно указанным требованиям, человек должен пройти непосредственно сам путь профессионала в деятельности, годами выдерживать соответствующий образ жизни, накопить достаточный опыт осмысления данной деятельности и в результате выработать теоретические концепции, которые, как выясняется, можно шлифовать бесконечно.

Р.Загайнов

Настоящих профессионалов в каждом типе трудовой деятельности крайне мало. Большинство людей занимает промежуточное положение между дилетантами и опытными работниками. После профессиональной адаптации и получения минимально необходимых знаний и умений многие работники удовлетворяются достигнутым уровнем подготовки и просто не желают подчинить всю свою жизнь узкой специализации. Достаточно сказать, что сравнительный анализ отечественных средств массовой информации доказывает, что само слово «профессионал» стало часто употребляться в качестве требования к сотруднику лишь последние 15-20 лет.

Проблема влияния профессии на личность периодически возникает в фокусе внимания исследователей, но до настоящего времени остаётся актуальной и недостаточно разработанной.

Аксиому о том, что профессия человека накладывает в той или иной мере неизгладимый отпечаток на его сознание и жизнедеятельность, не оспаривали и не опровергали никогда. Все виды деятельности человека на поприще избранной

им профессии могут и должны способствовать гармоничному развитию личности, совершенствованию ее нравственного и физического облика. Но специфика профессиональной деятельности, при определённых условиях, может вызвать развитие негативных явлений в психологической структуре личности, деформировать ее. Склонность к профессиональной деформации наиболее часто наблюдается у представителей профессий, обладающих властными полномочиями, работающих в сфере разрешения насущных жизненных проблем, от решений, воли которых зачастую зависит достоинство, существование, свобода и даже здоровье и жизнь граждан. К таким профессиям относится профессия сотрудников органов внутренних дел.

В данной деятельности есть свои психотравмирующие факторы: опасность для жизни и здоровья (соматического, морального, психологического), виктимная предрасположенность труда, отрицательное влияние ненормальных людей («спецконтингент», преступники, рецидивисты, «бомжи» и др.), повышенная юридическая регламентация труда, подверженность многостороннему социальному контролю со стороны разных представителей государства и общества, недостаточное ресурсное обеспечение (в том числе - правовое), низкая степень социальной престижности статуса и работы, конфликтный характер взаимодействия с гражданами и др.

В современных условиях вопросы укрепления морально-психологического состояния и гражданско-психологического состояния и гражданско-правовой устойчивости сотрудников органов внутренних дел, нейтрализация негативного воздействия на них различных политических и экстремистских сил, формирования твердых знаний государственной политики, имеют высокий коэффициент актуальности.

Разработкой проблемы деформации правосознания юристов отечественная наука целенаправленно стала заниматься лишь с начала семидесятых годов. В последнее время интерес к данной проблеме заметно усилился. Глубокое и разностороннее изучение деформации профессионального правосознания следственных работников органов внутренних дел осуществлено в работах следующих российских ученых: С.П.Безносов, В.Н. Дружинин, Е.А. Климов, В.Е. Орёл, А.Л. Свеницкий, Н.Л. Гранат и др.

Что касается данной темы дипломной работы, то в республике Беларусь занимаются исследованием психологического механизма, сущности и предупреждения профессиональной деформации сотрудников органов внутренних дел ученые А.В. Дулов, И.А. Кибак, Ю.А. Сиваков и др.

Отдельные аспекты данного предмета исследования рассматривали в своих трудах профессор Г.А. Зорин, Н.И. Порубов и Г.Г. Шиханцов.

Следует также отметить заинтересованность зарубежных ученых в исследовании обозначенной проблемы, таких как Ю.В. Александров (Украина), В.В. Куличенко (Украина), В.П. Столбовой (Украина), В.Е. Коновалова (Украина) А.Ф. Гранин (Украина), а так же Р.Конечный и М.Боцхал (Чехословакия), Д. Джонсон и Р. Грегори (США).

Таким образом, данная тема весьма актуальна и вызывает определенный интерес. А поскольку профессиональные деформации нарушают целостность личности профессионала, снижают ее адаптивность, устойчивость, отрицательно сказываются на продуктивности деятельности, то необходимо тщательно исследовать данную проблему с целью выявления всех возможных профессиональных деформаций сотрудников правоохранительных органов, чтобы разработать эффективные психотехнологии преодоления, коррекции и профилактики профессиональных деформаций.

Изучение и разработка указанных проблемных вопросов настоящего предмета исследования требует решения следующих задач:

систематизировать данные, представленные в научной литературе, относительно психологических особенностей личностного и профессионального развития в период зрелости, то есть в период наибольшей трудовой активности.

провести анализ состояния проблемы профессиональной деформации и на его основе реконструировать современное научное представление о данном явлении;

исследовать понятия, механизма образования деформации профессионального правосознания следователей органов внутренних дел, выявить ее существенные признаки;

определить существенные факторы, способствующие образованию деформации профессионального правосознания работников органов внутренних дел;

выявить требования, предъявляемые к сотрудникам органов правопорядка;

определить причины профессиональной деформации сотрудников правоохранительных органов;

выделить специфику проявлений профдеформации у сотрудников органов правопорядка.

Предмет исследования - закономерности профессиональной деформации у сотрудников органов внутренних дел.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие и развивающиеся на фоне проявлений профессиональной деформации сотрудников правоохранительных органов. Данное исследование опирается на принципиальные положения отечественной психологической науки. Среди них - принцип системности, принцип детерминизма, принцип развития, принцип единства сознания и деятельности, социального и биологического. Эмпирическая часть работы базируется на принципах комплексной диагностики и проекции.

Результатом исследования является создание логически упорядоченной системы представлений о профессиональной деформации, её видах и проявлениях, а также путях преодоления.

Практическая значимость исследования состоит в том, что содержащиеся в нём суждения и выводы могут быть использованы в научно-исследовательской деятельности - доктринальной разработке проблем профессиональной деформации; в правоприменительной практике с целью выявления условий и причин возникновения профдеформации, а также в учебно-познавательной деятельности в процессе чтения лекций по курсам юридическая психология, юридическая этика, судебная психиатрия, криминалистика для студентов юридического факультета.

1 ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕФОРМАЦИЯ

1.1 Понятие, психологический механизм и сущность профессиональной деформации

Как правило, труд положительно влияет на человека и его личностные особенности. Однако профессиональное развитие может носить и нисходящий характер. Отрицательное воздействие профессии наличность может носить частичный или полный характер. При частичном регрессе профессионального развития затрагивается какой-то один его элемент. Полный регресс означает, что негативные процессы затронули отдельные структуры психологической системы деятельности, приводя к их разрушению, что может снизить эффективность выполнения деятельности. Признаком негативного влияния профессии па личность является появление самых разных профессиональных деформаций или специфических состояний, например психического выгорания.

Что же такое профессиональная деформация, и как она влияет на эффективность работы? В узком смысле - это проявления в личности под влиянием некоторых особенностей профессиональной деятельности, таких психологических изменений, которые начинают негативно влиять на осуществление этой деятельности и на психологическую структуру самой личности. Так же под профессиональной деформацией понимают приобретение таких качеств, навыков и склонностей, которые отрицательно влияют на решение поставленных перед ним задач. Она обычно выражается в равнодушии, властолюбии, подозрительности, скептицизме, правовом нигилизме, ложной корпоративности (защита «чести мундира»), схематизме мышления, карьеризме, индивидуализме и т.п. [1, с. 74]

Под термином «профессиональная деформация» видимо следует понимать неразрывный процесс развития двух взаимосвязанных психологических феноменов, обусловленных овладеванием и занятием определённым родом деятельности:

бесконтрольно развивающиеся негативные изменения в структуре личности, находящие свое выражение, прежде всего, в характерологических особенностях, протекании психических процессов, эмоциональном отражении действительности;

закрепившиеся сознательные отклонения в структуре личности, проявляющиеся в основном в действиях при выполнении функциональных обязанностей и ведущие к нарушениям установившихся в обществе как нравственно-этических, так и правовых норм.

Профессиональную деформацию, степень пораженности ею, прежде всего, можно определить в процессе наблюдения за поведением того или иного человека, на основе анализа совершаемых людьми поступков и действий [2, с.144].

Деформация распространяется на все стороны физической и психической организации человека, которые изменяются под влиянием профессии. Это влияние носит явно отрицательный характер, что очевидно из примеров, приводимых исследователями (искривление позвоночника и близорукость у конторских служащих, льстивость швейцаров). Профессиональная деформация может привести к затруднениям в повседневной жизни и снижению эффективности труда.

Механизм возникновения профессиональной деформации имеет довольно сложную динамику. Первоначально неблагоприятные условия труда вызывают негативные изменения в профессиональной деятельности, в поведении. Затем, по мере повторения трудных ситуаций, эти отрицательные изменения могут накапливаться и в личности, приводя к ее перестройке, что далее проявляется в повседневном поведении и общении. Установлено также, что сначала возникают временные негативные психические состояния и установки, затем начинают исчезать положительные качества. Позднее на месте положительных свойств возникают негативные психические качества, изменяющие личностный профиль работника [3, c.45].

Профессиональная деформация может иметь довольно сложную динамику проявлений в трудовой деятельности человека и затрагивать различные стороны психики мотивационную, когнитивную, сферу личностных качеств. Ее результатом могут быть специфические установки и представления, появление определенных черт личности [4, c. 69].

В психологическом отношении профессиональная деформация создает чувство уверенности и непогрешимости в своих знаниях и оценках, ограничивая функцию анализа и поиска в мыслительных операциях [5, с.67].

Одна из самых частых причин профессиональной деформации, как утверждают специалисты, - это специфика ближайшего окружения, с которым вынужден иметь общение специалист-профессионал, а также специфика его деятельности. В одних профессиях, как, например, менеджеры разного уровня управления, врачи, работники госструктур и силовых структур, имеется много опасностей профессиональной деформации, в других - меньше.

Другой не менее важной причиной профессиональной деформации является разделение труда и все более узкая специализация профессионалов. Ежедневная работа, на протяжении многих лет, по решению типовых задач совершенствует не только профессиональные знания, но и формирует профессиональные привычки, стереотипы, определяет стиль мышления и стили общения.

Деформация тех или иных структур личности может возникнуть как следствие прогрессивного развития определенных черт характера, познавательных образований, мотивов в результате высокой степени специализации деятельности. Гипертрофированное развитие указанных характеристик приводит к тому, что они начинают проявляться не только в профессиональной деятельности, но н проникают в другие сферы жизни человека. Выполнение профессиональных обязанностей при этом существенно не страдает.

Профессиональная деформация мотивационной сферы может проявляться в чрезмерной увлеченности какой-либо профессиональной сферой при снижении интереса к другим. Известным примером такой деформации может служить феномен «трудоголизма», когда человек большую часть времени проводит па рабочем месте, он говорит и думает только о работе, теряя интерес к остальным сферам жизни. Труд при этом, по выражению Л.Н. Толстого, оказывается «нравственно анестезирующим средством вроде курения или вина для скрывания от себя неправильности и порочности жизни» [6, c.61]. Труд в этом случае является своего рода «защитой», попыткой уйти от тех трудностей и проблем, которые возникают в жизни человека. С другой стороны, личность может высокоэффективно работать в какой-либо области, посвящая этому все свое время, что приводит к отсутствию интересов и активности в других сферах. В частности, Ч. Дарвин высказывал сожаление по поводу того, что усиленные занятия в области биологии полностью занимали все его время, в результате чего он не имел возможности следить за новинками художественной литературы, интересоваться музыкой и живописью.

Профессиональная деформация знаний также может быть результатом глубокой специализации в какой-либо одной профессиональной сфере. Человек ограничивает сферу своих познаний тем, что необходимо ему для эффективного выполнения своих обязанностей, демонстрируя при этом полную неосведомленность в других областях. «Невежество Холмса было так же поразительно, как и его знания. О современной литературе, политике и философии он почти не имел представления. Мне случилось упомянуть имя Томаса Карлейля, и Холмс наивно спросил -- кто он такой и чем знаменит. Но когда оказалось, что он ровно ничего не знает, ни о теории Коперника, ни о строении Солнечной системы, я просто опешил от изумления. -- ...На кой черт она мне? -- перебил он нетерпеливо. -- Ну, хорошо, пусть, как вы говорите, мы вращаемся вокруг Солнца. А если бы я узнал, что мы вращаемся вокруг Луны, много бы это помогло мне или моей работе?» [7, c.17].

Другой формой проявления этого феномена являются профессиональные стереотипы и установки [8]. Они представляют собой определенный уровень достигнутого мастерства и проявляются в знаниях, автоматизированных умениях и навыках, подсознательных установках, не загружающих сознания. Отрицательное влияние стереотипов проявляется в упрощенном подходе к решению проблем, в представлении о том, что данный уровень знаний и представлений может обеспечить успешность деятельности. В ряде профессий эти стереотипы и установки очень опасны. Примером такой профессии может служить деятельность следователя. Подозрительность как вид деформации неизбежно приводит к предвзятости, к обвинительному уклону в следственной деятельности. Этот феномен получил название «обвинительный уклон» и представляет собой неосознаваемую установку на то, что человек, чья вина еще не доказана, определенно совершил преступление. В исследованиях было выявлено наличие установки на обвинение у всех специальностей юридической профессии, начиная с работников прокуратуры и заканчивая адвокатами [9]. Сформированные у профессионалов стереотипы и установки также могут мешать освоению новых профессий. В частности, в проведенных нами исследованиях, было показано, что наличие стереотипов в сознании может затруднить процесс адаптации врачей, получающих специальность медицинского психолога, к новой профессии и влияет на представление о ней. Представления о профессии психолога у медиков и педагогов и у психологов, имеющих базовое образование и успешно работающих в своей области, имеют определенные различия. Так, обе группы выделяют такие качества, как умение расположить к себе, доброжелательность, внимательность к людям. Однако если психологи относят эти качества к разряду профессиональной компетенции, то врачи и учителя этого не делают. Причиной этого может быть перенос старых моделей на новые условия. В традиционной медицине и педагогике существует образ врача (педагога) как профессионала-манипулятора, включающий такие характеристики, как доминирование, авторитарность, требовательность, управление поведением пациента или ученика. В противоположность врачам и педагогам, психологи строят свой образ в контексте психологически ориентированной модели [10, c.42].

Уровень профессиональной деформации личностных особенностей изучен несколько хуже. Отмечается, что сформированные под влиянием той или иной профессии личностные особенности существенно затрудняют взаимодействие человека в социуме, особенно в непрофессиональной деятельности.

В частности, многих учителей отличает дидактическая манера речи, стремление поучать и воспитывать. Если такая тенденция абсолютно оправдана в школе, то в сфере межличностных отношений она раздражает людей. Для учителей также характерен и упрощенный подход к проблемам. Это качество необходимо в школе для того, чтобы сделать объясняемый материал более доступным, однако вне профессиональной деятельности оно порождает ригидность и прямолинейность мышления.

Профессиональная деформация личностных особенностей также может возникнуть вследствие чрезмерного развития одной черты, необходимой для успешного выполнения профессиональных обязанностей и распространившей свое влияние на «непрофессиональную» сферу жизни субъекта. Например, следователь в своей работе сталкивается с обманом, коварством и лицемерием. На основании этого у него может выработаться повышенная критичность и излишняя бдительность. Дальнейшее заострение этих черт может привести к развитию чрезмерной подозрительности, когда следователь в каждом человеке видит преступника, причем эта черта проявляется не только в профессиональной деятельности, но распространяется и на семейные и бытовые отношения.

Как же проявляется профессиональная деформация? Чаще всего встречается должностная деформация, когда руководитель не ограничивает свои властные полномочия, у него появляется стремление к подавлению другого человека, нетерпимость к иному мнению, исчезает умение видеть свои ошибки, самокритичность, возникает уверенность, что собственное мнение единственно правильное.

При адаптивной деформации происходит пассивное приспособление личности к конкретным условиям деятельности, в результате у человека формируется высокий уровень конформизма, он перенимает безоговорочно принятые в организации модели поведения.

При более глубоком уровне деформации у работника появляются значительные и иногда носящие ярко выраженный негативный характер изменения личностных качеств, в том числе властность, низкая эмоциональность, жесткость.

При крайней степени профессиональной деформации, которую называют уже профессиональной деградацией, личность меняет нравственные ценностные ориентиры, становится профессионально несостоятельной.

Деформация одних личностных особенностей может компенсироваться развитием других. Так у работников исправительно-трудовых учреждений под влиянием профессии формируются такие специфические личностные особенности, как ригидность поведения и познавательной сферы, сужение круга интересов и общения. Деформация указанных характеристик сопровождается высоким уровнем выраженности таких личностных черт, как аккуратность, пунктуальность, добросовестность. Кроме того, различные психологические структуры в разной степени подвержены деформации. Согласно нашим данным, эмоционально-мотивационная сфера деформируется в большей степени, чем блок личностных характеристик [11, c.92].

1.2 Виды профессиональной деформации

Профессиональная деформация юриста -- это своеобразный негативно-правовой стиль его мышления, отношения и поведения в практической деятельности.

Классификация основных видов профессиональной деформации юриста в правовой науке в полной мере еще не сложилась. Поэтому на сегодняшний день представляется возможным выделить следующие ее разновидности: правовой нигилизм, правовой инфантилизм, или пробельность правосознания, негативно-правовой радикализм, спекулятивно-правовой популизм и нравственно-правовой конформизм [12, c.12].

Общая схема видов профессиональной деформации выглядит следующим образом (Приложение 1).

Правовой нигилизм представляет собой явление, уже давно выявленное в общественном сознании и сравнительно изученное правовой наукой. Он выражается в неуважительном отношении к праву, в неверии в его общеполезную роль в социальной жизни и отрицании ценности правового регулирования. Как отмечает Н.И. Матузов, одним из ключевых моментов здесь выступает высокомерно-пренебрежительное, снисходительно-скептическое восприятие права, оценка его не как базовой, основополагающей идеи, а как второстепенного явления в общей шкале человеческих ценностей. Данное замечание особенно удачно подходит к характеристике правового нигилизма в качестве проявления профессиональной деформации правосознания юриста.

Разочарование в правовых идеалах, утрата веры в абсолютную ценность идеи законности и справедливости, своеобразная установка на выход из правового поля деятельности и стремление противопоставить идее права иные ценности неправового характера -- таковы основные черты правового нигилизма должностного лица. Отсюда, в сознании «деформированного юриста» место идей следования профессиональному долгу, законности начинают занимать соображения о вредности и излишнем формализме правового регулирования, представления о возможности поставить на место права принуждение, целесообразность, принцип пользы и т. д. Отличительная черта подобного нигилизма в его внутренней субъективной аргументированности.

Профессиональный «юрист-нигилист» рассуждает по формуле: «Я не верю в право и его спасительные для общества возможности потому, что я знаю, что такое право, насмотрелся и разочаровался в нем». Высокомерное отношение, пренебрежение, скепсис, соединенный с жизненной усталостью и разочарованностью, определяют черты профессионального правового нигилизма. Очевидно, что в его основе лежат утраченные юридические идеалы, растраченные иллюзии, на смену которым пришел скепсис и прагматизм.

Сложность и одновременно значимость профессионально-правового нигилизма состоит в том, что он способен вплетаться в иные виды профессиональной деформации и составлять их идейно-психологическую основу. Неуважение к праву и неверие в него зачастую может привести к радикализму в профессиональной деятельности, вылиться в спекулятивно-популистические акции либо закрепиться в виде конформистски настроенной жизненной позиции.

Научные исследования этой проблемы в современной России отмечают такие черты правового нигилизма, как подчеркнуто демонстративный и конфронтапионно-агрессивный характер, массовое распространение, многообразие форм проявления, слитность с политическим, нравственным, духовным и экономическим нигилизмом, разрушительный характер.

Проведенное недавно диссертационное исследование профессиональной деформации следователей органов внутренних дел констатирует у этих работников отсутствие позитивных социально-правовых установок на соблюдение законности, равнодушие к правам и свободам личности, неуважение к принципу презумпции невиновности, заниженная оценка собственной правовой защищенности. Очевидно, что подобные явления характерны и для представителей других юридических профессий, ибо они являются отражением переживаемого современной Россией периода общего кризиса законности.

Правовой инфантилизм представляет собой достаточно известную и традиционную разновидность профессиональной деформации. В его основе лежит пробельность и невоспитанность правового сознания, определяемые недостаточными для успешной профессиональной деятельности юридическими знаниями и навыками выполнения служебных функций. Правовой инфантилизм -- это юридическое бескультурье, безграмотность и непрофессионализм, выражающийся в «зияющих» пробелах правового образования, в несформированности личности как профессионального работника. Он может объясняться как психологической и интеллектуальной неспособностью личности к восприятию правовых знаний (слабость памяти, рассеянность внимания, пассивность воображения, узость личных интересов и т. д.), так и быть результатом постепенной деградации личности. Это не только правосознание бывшего «троечника» в вузе, ибо говорят, что из «троечников» вырастают генералы, но и возможность индивидуального угасания под влиянием жизненных условий, интеллектуальных и творческих качеств личности. Показателями подобного правосознания являются отсутствие целостности и системности правовых знаний, узкий горизонт профессиональных возможностей деятельности, своеобразное ремесленничество в практической работе, нетворческий характер и неряшливость в решении служебных задач.

Одним из важнейших требований, предъявляемых к профессии юриста, является необходимость постоянной и систематической работы над собой в виде самостоятельного изучения нового законодательства и научной литературы по специальности. Между тем, как свидетельствует практика, для многих специалистов окончание учебы в вузе становится окончанием формирования профессионального интеллекта. Навыки практической деятельности, почерпнутые из сомнительных с точки зрения законности источников (например, в виде «опыта дяди Вани»), могут отрицательно сказываться, разрушать и без того хрупкий каркас правовой информированности, приобретенной в вузе. Личность специалиста останавливается в своем развитии и даже может деградировать в интеллектуальном отношении. Этому способствуют чрезмерная служебная загруженность, специализация по рассмотрению однообразных юридических дел, накопление жизненной усталости, влияние социальной среды и т. д.

Результатом правового инфантилизма являются ошибки, неряшливость и брак в работе, а иногда даже должностной произвол, основанный на незнании действующего законодательства и представлениях о своей служебной несвязанности правом. Отсюда и возникает довольно актуальный и практически важный вопрос об ответственности должностного лица за незнание права и неумение правильного применения его норм и принципов на практике. Ошибочность и произвол в работе следователя, судьи, прокурора сродни браку в работе врача. И в том и в другом случае последствием безграмотности может быть искалеченная судьба человека. Профессиональный инфантилизм, следовательно, не так уж безобиден. А это означает необходимость создания и деятельности особых квалификационных комиссий для определения мер ответственности за брак в работе, наступивший вследствие незнания своей профессии.

Негативно-правовой радикализм в качестве особой разновидности профессиональной деформации правосознания не получил еще серьезной научной разработки.

Данным понятием охватывается особое состояние профессионального правосознания, характеризующееся своеобразным «перерождением» идейно-психологической структуры личности и ее настроем, готовностью к решительным противоправным действиям. Правовые знания и навыки деятельности здесь приносятся в жертву преступным целям. Искажение познавательной, мотивапионной и поведенческой сфер личности достигает такого уровня, который сообщает правосознанию аномальный характер, ориентирует его на достижение преступных намерений. Это, как отмечается в науке, наиболее опасная, точнее социально-вредная форма профессиональной деформации. Неуважение к праву у негативных радикалов трансформируется в противоправный умысел использовать должностное положение в личных корыстных, карьерных и иных антисоциальных целях.

Негативно-правовой радикализм, в сущности, представляет собой внутренне сформировавшееся противоправно ориентированное сознание должностного лица, которое использует профессиональные знания и навыки в личных целях. Он выражается в состоянии маргинального повседневного поведения и всего образа жизни. Подобный радикал рассуждает и живет по формуле: «Не я существую для права, а право существует для того, чтобы я хорошо жил». Отсюда, взяточничество, мошенничество, должностной подлог и весь «букет» прочих злоупотреблений властным положением.

Возникает закономерный вопрос: откуда берется, как формируется негативно-правовой радикализм? Думается, можно выделить два фактора, управляющих его формированием. Это, во-первых, изначально сложившаяся «доюридическая» антисоциальная жизненная позиция как результат личного жизненного опыта. И, во-вторых, влияние на личность неблагополучной социальной микросреды, из которой она черпала негативный заряд знаний и практики. Одиозность негативно-правового радикализма требует от него постоянного лавирования, маскировки, ибо его антиправовая сущность очевидна и свидетельствует о необходимости устранения из сферы публичной деятельности. И это подчеркивает важность и необходимость постоянной контрольно-надзорной и воспитательной работы в юридических организациях.

Спекулятивно-правовой популизм как особая разновидность профессиональной деформации выражается в субъективном настрое должностного лица на внешнюю аффектацию своей личности и результатов деятельности, на подчеркивание исключительной значимости своего отношения к делу и стремления на этой основе укрепить свой социальный и служебный статус. Это идейно-психологическая готовность «работать на публику», искусственно рассчитывая на популярность собственных правовых воззрений и практических действий и выигрыш в мнениях и оценках других людей.

Сам термин «популизм» понимается как ориентация субъектов политики в своей деятельности на идеи и интересы народных масс, испытывающих неудовлетворенность условиями социальной жизни.

Спекулятивный популизм рассматривается в виде тактики заигрывания с народом, спекулирования на его потребностях с целью приобретения авторитета и в конечном счете личных благ, выгоды от подобной политики. Аналогичные черты спекулятивного популизма иногда наблюдаются в правотворческой деятельности. Это может быть как искусственная «игра» на отстаивании ведомственных, корпоративных интересов и связанных с ними льгот, прав и привилегий. В этом случае спекулятивно-правовой популизм выглядит как одно из проявлений стремления к бюрократической неуязвимости. Аналогичное значение имеет и так называемый «ведомственный патриотизм» в виде искусственного подчеркивания и раздувания значимости сугубо ведомственных интересов и противопоставление их интересам общегосударственным. Такова сегодняшняя практика правотворческого закрепления льгот и привилегий за сотрудниками отдельных ведомств, подрывающая государственный бюджет. Но наиболее часто спекулятивно-правовой популизм является выражением карьеристских устремлений отдельных должностных лиц, паразитирующих на демократических и правовых ценностях, стремящихся изобразить из себя «своего в доску» и перед начальством, и перед сослуживцами. Личные эгоистические интересы, таким образом, маскируются борьбой за общечеловеческие и правовые идеалы, демагогическими рассуждениями о высших или корпоративных ценностях. Разумеется, что спекулятивный популизм менее вреден, чем негативный радикализм, однако он подменяет интересы дела эгоистическими личными или корпоративными интересами, и это требует своевременного его угадывания и устранения.

Нравственно-правовой конформизм характеризует правосознание должностного лица, ориентирующегося в своей деятельности на образцы и стандарты ролевого поведения, культивируемого в данной социальной среде.

Термин «конформный» понимается как соглашательский, стремящийся к сглаживанию различий. Конформист в трудовом коллективе -- это соглашатель и подражатель в осуществлении служебных функций. Он рассуждает и живет по формуле: «Я поступаю так потому, что и другие ведут себя так же». Микросреда для него представляет ту питательную почву, из которой он черпает свои собственные взгляды и убеждения. Пассивность и безынициативность -- главные черты конформизма.

Нравственно-правовой конформизм в качестве деформации профессионального сознания юриста характеризуется пассивным восприятием правовой действительности, подлаживанием под сложившиеся стандарты нравственно-правового поведения, стремлением угодить коллегам по работе и начальству, некритическим отношением к маргинальным требованиям и актам практической деятельности. Это пассивная жизненная позиция в расчете на понимание и покровительство в трудовом коллективе.

Подобный конформизм может совмещать в себе черты правового инфантилизма и спекулятивного популизма, ибо безынициативность должностного лица иногда основывается на недостаточных профессиональных знаниях или выражается в «игре» на публику, в удовлетворении социальных ожиданий ближайшей и такой же пассивной социальной среды. В литературе подчеркивается такая особенность нравственно-правового конформизма, как податливость, стремление угодить давлению вышестоящих инстанций и требованиям влиятельных лиц. А это, как известно, ведет к злоупотреблению служебным положением. Социальная вредность данной разновидности профессиональной деформации объясняется также игнорированием проблемы борьбы за права и свободы личности, уходом от других актуальных вопросов активной правовой жизни общества. Отсюда вытекает потребность систематической воспитательной работы с субъектами -- носителями подобного правосознания.

В научной литературе наряду с рассматриваемыми видами профессиональной деформации выделяются и некоторые другие, например «правовой идеализм», «состояние фрустрации»), «перерождение» и т. д. Однако думается, обоснование их самостоятельности нуждается в дополнительной аргументации.

Итак, исходя из всего вышесказанного, профессиональная деформация - это проявления в личности под влиянием некоторых особенностей профессиональной деятельности, таких психологических изменений, которые начинают негативно влиять на осуществление этой деятельности и на психологическую структуру самой личности.

Классификация основных видов профессиональной деформации юриста в правовой науке в полной мере еще не сложилась. Поэтому на сегодняшний день представляется возможным выделить следующие ее разновидности: правовой нигилизм, правовой инфантилизм, или пробельность правосознания, негативно-правовой радикализм, спекулятивно-правовой популизм и нравственно-правовой конформизм.

2 ПРИЧИНЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЛИЧНОСТИ

2.1 Факторы, ведущие к проявлению профессиональной деформации сотрудников органов внутренних дел

В психологической литературе выделяют три группы факторов [13], ведущих к образованию профессиональной деформации: факторы, обусловленные спецификой деятельности органов правопорядка; факторы личностного свойства; факторы социально-психологического характера. К факторам, обусловленным спецификой деятельности правоохранительных органов, следует отнести:

детальную правовую регламентацию деятельности, что наряду с позитивным эффектом может приводить к излишней формализацией деятельности, элементам бюрократизма;

наличие властных полномочий по отношению к гражданам, что порой проявляется в их злоупотреблении и необоснованном использовании;

корпоративность деятельности, которая может служить причиной изоляции органов правопорядка и их отчуждения от общества;

повышенную ответственность за результаты своей деятельности; психические и физические перегрузки, связанные с нестабильным графиком работы, отсутствием достаточного времени для отдыха и восстановления затраченных сил и т. д.;

экстремальность деятельности (необходимость выполнения профессиональных задач в опасных для жизни и здоровья ситуациях, риск, непредсказуемость развития событий, неопределенность информации о деятельности криминальных элементов, угрозы со стороны преступников и т. д.);

необходимость в процессе выполнения служебных задач вступать в контакт с правонарушителями, что может приводить к усвоению элементов криминальной субкультуры (использованию уголовных жаргонов, обращение по кличкам и т. п.).

Среди факторов, отражающих особенности сотрудников правопорядка, следует назвать:

неадекватный возможностям работника уровень притязаний и завышенные личностные ожидания;

недостаточную профессиональную подготовленность;

специфическую связь между некоторыми профессионально значимыми качествами личности работника (так, решительность в сочетании с пониженным самоконтролем может развиться в чрезмерную самоуверенность и т.п.);

профессиональный опыт;

профессиональные установки (например, восприятие действий других людей как возможных нарушений закона может привести к обвинительному уклону в деятельности, "глобальной" подозрительности и т.п.);

особенности социально-психологической дезадаптации личности работника органов правопорядка, приводящее к проявлению агрессивности, склонности к насилию, жестокости в обращении с гражданами и т.п.;

изменение мотивации деятельности, потеря интереса к деятельности, разочарование в профессии и т.п.

К факторам социально-психологического характера обычно относят:

неадекватный и грубый стиль руководства подчиненными;

конфликтные отношения и моббинг в общении сотрудников органа правопорядка;

неблагоприятное влияние ближайшего социального окружения вне службы (например, семьи, друзей и т.д.);

низкую общественную оценку деятельности органов правопорядка, что порой ведет к безысходности в деятельности сотрудников органов правопорядка, возникновению профессионального бессилия и неуверенности в нужности своей профессии.

Таким образом, можно заметить, что профессиональная деформация развивается под влиянием факторов, относящихся к внешней среде деятельности (общение с правонарушителями, решение задач, применения к ним мер профилактики и пресечения и т.д.), а также факторов внутрисистемного взаимодействия (отношения с руководителем и сослуживцами, совместное выполнение служебных задач и т.д.).

Характерной особенностью общения и деятельности сотрудника ОВД является то, что он, в отличие от представителей других профессий, вынужден иметь дело чаще всего с особым контингентом «ненормальных» людей, преступивших закон. Постоянное негативное общение с преступниками, нарушителями общественного порядка, лицами, ведущими паразитический и аморальный образ жизни, пьяницами и алкоголиками, наркоманами оказывает существенное психотравмирующее влияние на самочувствие сотрудника. Жизнь сталкивает его с множеством явлений антиобщественного порядка, работник испытывает воздействие отрицательных информации и эмоций, значительные психологические перегрузки. Недаром одна из рубрик телепередачи РТВ «Милицейская хроника» называется «собачья работа».

Эти факторы деятельности и общения могут приводить при определенных условиях к профессиональной деформации личности. Негативные изменения личности могут проявляться, например, в эффектах перцептивной адаптации, повышении порогов восприятия, когда восприятие фактов отклоняющегося поведения может притупляться, кое-кто как бы «привыкает» к ним (своеобразный механизм психологической защиты личности). Постоянно наблюдая «изнанку» жизни, при отсутствии необходимого социально-психологического иммунитета сотрудник может проявлять в отдельных случаях бездушие, формализм, черствость.

Деформация вследствие действия этих факторов деятельности может проявляться и следующим образом. С одной стороны, частое взаимодействие с преступным контингентом в ситуации противоборства формирует у сотрудника такое необходимое качество личности, как бдительность, т. е. постоянную готовность противостоять уловкам и ухищрениям. В этом проявляется положительное влияние деятельности на формирование личности, профессиональных черт характера, служебного опыта. Обостряются восприятие, наблюдательность, развиваются профессиональные умения и навыки.

Но, с другой стороны, частое и интенсивное общение с преступным миром может привести к трансформации бдительности в излишнюю подозрительность, придирчивость, недоверие к любому провинившемуся или оступившемуся человеку. Некоторые начинающие сотрудники могут заразиться пессимистическими настроениями и вообразить, что подавляющее большинство населения -- это потенциальные преступники, как многие врачи оценивают людей лишь в роли будущих пациентов. Сотрудник как бы воспринимает окружающих через окошко медвытрезвителя. А. Константинову, например, некоторые сотрудники уголовного розыска признавались в том, что им намного легче общаться с рецидивистами, чем с нормальными, правопослушными людьми [14, с.43].

Вся деятельность сотрудников, носящих милицейскую форму, в очень большой степени подчиняется общественным нормам и социальным ожиданиям. Сам факт ношения специальной формы подчеркивает эту особенность деятельности и оказывает известное влияние на личность работника. От человека в милицейской форме все окружающие справедливо ждут строго определенного рода поведения -- соучастия, поддержки, помощи, защиты. Окружающие, обращаясь за помощью к милиционеру, предполагают, что он грудью станет на защиту человека, которому угрожает опасность.

Люди ожидают, что именно милиционер обязан пресечь действия хулигана или пьяницы, а пожарный -- смело и решительно действовать в борьбе с огнем. Это требует от сотрудников постоянной и высокой мобилизации всех своих человеческих ресурсов для выполнения служебных задач, поддержания постоянной готовности. Например, основная задача следователя (в психологическом аспекте) -- реконструировать поведение и поступки подозреваемого или подследственного на определенном отрезке времени и оформить это документально. Такая сложная психологическая задача требует хорошего знания людей. Тем более что преступник чаще всего тщательно скрывает истинные факты, старается запутать следствие. Поэтому следователю приходится зачастую работать в ситуации активного противодействия со стороны собеседника.

Существенной особенностью деятельности сотрудника ОВД является конфликтный характер тех ситуаций, на фоне которых развертывается и протекает служба милиционера. Конфликтность деятельности проявляется в самых разных формах. Вступая во взаимодействие с преступным элементом, сотрудник испытывает активное сопротивление с его стороны, он должен преодолевать попытки нарушителя замаскировать свои действия, ввести в заблуждение и даже спровоцировать сотрудника на неправильные, противоправные действия.

Причем антиобщественные элементы пренебрегают всеми социальными нормами, а сотрудники, сталкиваясь с ними, обязаны строго соблюдать законность. В этих эмоционально окрашенных ситуациях общения сотрудник обязан сохранять самоконтроль, обладать повышенной психологической устойчивостью, чтобы не поддаться на провокации и противостоять психическому заражению потерявшего над собой контроль человека. Все это предъявляет очень высокие требования к личности сотрудника, его педагогическому такту и психологической культуре.

Зачастую нарушения норм профессиональной деятельности и профессиональной и трудовой этики происходят из-за отсутствия должного контроля со стороны либо специальных управленцев (контролеров), либо - в предельном варианте - всего общества [15, c.242].

Можно отметить еще одну особенность служебной деятельности сотрудника ОВД. Вся служба многих сотрудников милиции проходит на глазах у населения, в общественных местах. В их деятельности очень большой вес имеет публичность исполнения профессиональных действий. Любой проступок работника милиции, его слова, тон, манеры, внешний вид -- все обращает на себя внимание окружающих и нередко потом обсуждается. Сотрудник всегда работает под острым, пристальным взглядом людей, потому что он представитель власти. Все действия его подвергаются строгому оцениванию со стороны окружающих и нередко сопровождаю тся прилюдным комментарием. В одних случаях этот очень сильный эмоциональный фактор -- «присутствие зрителей» -- способствует успешному выполнению служебных задач, в других может вызывать дезорганизацию действий сотрудников, приводить к ошибкам в деятельности.

Сотрудник органов правопорядка вынужден постоянно учитывать действия данного фактора, должен суметь привлечь на свою сторону наблюдателей конфликтной ситуации, вызвать у публики эмоциональный резонанс. Хорошо известно, что если работник медвытрезвителя при изъятии из общественных мест лиц, находящихся в сильном алкогольном опьянении, проявляет резкость (в пределах требований закона), то симпатии присутствующих чаще всего склоняются на сторону потерпевшего, «жертвы». И наоборот, чем внимательнее и предупредительнее наряд относится к пьянице, тем скорее сформируется и ярче проявится у окружающих негативное отношение к нарушителю общественного порядка.

Деятельность сотрудников ОВД разворачивается под жестким и постоянным социальным контролем, на глазах у многих (не всегда компетентных) судей и оценщиков. Сложность «артистичного» выполнения задач в присутствии публики подчеркивается и тем фактором, что сотрудник обязан соблюдать не только общественный этикет, нормы морали, но и определенные уставные требования, которые иногда непонятны окружающим, связаны с некоторыми тонкостями. Умение сотрудников работать в присутствии публики существенно повышает эффективность воспитательных мероприятий и социальный престиж службы.

Ко второй группе особенностей деятельности сотрудников ОВД можно отнести всю ту специфику, которая связана с фактором опасности и риска. Справедливо замечено, что, в противоположность представителям других профессий, работник милиции на протяжении едва ли не всего времени, а не только чисто служебного, находится в состоянии стресса. Он считается с вполне реальной возможностью получить травму после окончания служебного времени, даже придя домой, сняв форменную одежду, он в любой момент может ожидать экстренного вызова и подсознательно находится в постоянном напряжении.

Д. В. Ривман [16, с.68] подчеркивает такую существенную особенность деятельности, как виктимную предрасположенность большинства милицейских профессий, т. е. повышенную вероятность агрессивного нападения нарушителей общественного порядка на работника милиции, повышенную вероятность стать жертвой преступных посягательств. Вероятность агрессивного нападения на сотрудников ОВД обратно пропорциональна уровню их профессиональной подготовленности и во многом зависит от правильной организации службы, учета индивидуальных психологических особенностей работников при подборе личного состава на должности и посты, повышенно уязвимые в виктимном отношении. Осознание сотрудником повышенной виктимности своего труда также может играть роль психотравмирующего фактора, приводящего к чрезвычайной эмоциональной напряженности службы.

Опасность (реальная или мнимая) -- это постоянно действующий стрессор в деятельности сотрудников милиции, пожарной охраны и других служб. Специфика проявления этого стрессора в деятельности сотрудников ОВД заключается, в частности в том, что опасность может появиться внезапно. И, наконец, сотрудник ОВД, в отличие от представителей других профессий, связан с профессиональной необходимостью всегда идти навстречу опасности. В психологическом плане это может вызвать повышенную вероятность либо инстинктивных форм поведения, либо рискованных вариантов действий. Может наступить привыкание к опасности, снижение способности адекватной оценки собственных возможностей, что чревато потерями среди личного состава.


Опасность как фактор может вызвать в психологическом плане следующие явления:

изменения мотивов деятельности: мотив выполнения поставленной задачи иногда может заменяться мотивом самосохранения;

замена ситуативно-целесообразных форм поведения инстинктивными (испуг, страх, ужас, боязнь, бегство, заторможенность, импульсивность действий и т. п.);

повышение эмоциональной напряженности деятельности.

Кроме того, регулярное пребывание в подобном режиме и условиях труда безусловно накладывает определенный отпечаток на психологию осознания сотрудником собственной и чужой ценности. Наступает явление привыкания к этим условиям. Все, что не связано с непосредственной угрозой здоровью и жизни, рассматривается как обычный трудовой фон деятельности.

Известно, что большой процент служебных ошибок сотрудников является виктимно обусловленным. В числе провоцирующих моментов можно назвать такие, как пассивное сопротивление нарушителей, оскорбления и нецензурная брань в адрес сотрудников, удары, повреждения форменной одежды, демонстративная апелляция к соучастникам и гражданам, угрозы, попытки применения оружия и т. п.

Эффект привыкания к подобным условиям может проявляться в снижении защитных свойств личности, уменьшении психологической способности к сочувствию самому себе, потере трезвой самооценки собственных физических и психологических возможностей, снижении чувства опасности и трезвой оценки собственных ресурсов.

В ситуации привычной опасности может наблюдаться замена обычных, уже освоенных приемов деятельности рискованными. Сотрудник, привыкнув к стрессору, занижает степень опасности, угрозы, считает ее маловероятной и полагается на «везение», на случайный благоприятный исход. Это может приводить к неоправданным потерям среди личного состава подразделений при ликвидации пожаров, задержании преступников, ликвидации чрезвычайных обстоятельств и т. п.

Как правило, все, что связано с непосредственной угрозой здоровью и жизни сотрудников, рассматривается ими как обычный и привычный трудовой фон их деятельности.

Специфика деятельности сотрудников ОВД приводит и к таким деформирующим влияниям, как заметное снижение уровня защитных свойств индивида. «Привычное переживание опасности и констатация того факта, что правовая защита сотрудников в этих условиях не всегда влечет защиту физическую, -- пишет В.Е. Насиновский, -- приводит к обесцениванию в их глазах системы правовых и моральных норм, регламентирующих отношения, прежде всего в сфере управления. Пренебрежительное отношение как к правовым, так и к моральным нормам нередко причиняет фактический вред не только окружающим людям, но и самому сотруднику. (...) По всей вероятности, в этом заключается причина многих чрезвычайных происшествий, влекущих ранения и гибель личного состава» [17, с.92]. Наличие в деятельности сотрудников органов правопорядка такого сильного действующего фактора, как опасность, риск, угроза жизни и здоровью, несомненно, подчеркивает необычность, экстремальность данной профессии. Видимо, есть необходимость разработки комплекса специальных мер психологической подготовки сотрудников к действиям в ситуации стресса. В этом также может помочь психологическая наука. Наличие большого числа психотравмирующих факторов деятельности, возможность подвергнуться профессиональной деформации личности, стрессовый, экстремальный характер всей деятельности сотрудников ОВД обусловливают необходимость разработки специальных психологических мер профилактики, коррекции и вообще психологического обеспечения данного вида деятельности.

В феномене профессиональной деформации находит свое отражение фундаментальный принцип психологии -- принцип неразрывного единства сознания, личности и деятельности. Именно социальная деятельность человека есть стержневая, ведущая характеристика личности. Трудовая деятельность, профессия и формирует личность, и накладывает свой отпечаток на многие ее особенности. Развитие личности в процессе трудовой деятельности, влияние профессиональной роли на психологию личности, формирование ее мировоззрения, ценностных установок, профессионального типа характера -- это достаточно актуальная проблема для современной психологии и практики работы с людьми.

Некоторые авторы, пытаясь классифицировать деятельность, выделяют особый ее тип -- служебную деятельность, службу, которая получила наибольшее распространение именно в России. Этот тип профессиональной деятельности отличается некоторыми особенностями, которые можно считать специфическим фактором профессиональной деформации.

Например, П.И. Смирнов вслед за другими считает, что даже русский национальный характер формировался как служебный характер. Он утверждает, что служба формирует такие ценности, стереотипы и свойства психики, которые принципиально отличны от рыночных видов деятельности. Он пишет: «Служебная деятельность внутренне противоречива, конфликтна. Она постоянно ставит человека в ситуацию постоянного выбора между требованиями служебного долга и стремлением к самореализации. Отсюда вытекает главный порок службы -- «административный соблазн»; служащий очень часто склонен использовать данную ему власть в личных целях (не только для личного обогащения, но и чтобы показать просителю его ничтожество и свою значимость). Кроме того, служебная деятельность часто иррациональна для большинства исполнителей (поскольку не они принимают решения), требует контроля за исполнением решения, консервативна (инструкции устаревают, но меняются медленно), провоцирует имитацию деятельности. (...) Служба способна (и это ее величайшее достоинство) придать смысл человеческому существованию, но далеко не каждый может усвоить для себя этот смысл».

Действительно, деятельность многих профессионалов, в том числе сотрудников органов внутренних дел, может быть отнесена к разряду служебной деятельности. Особенностью этого вида деятельности следует, на наш взгляд, считать то, что субъект этой деятельности является представителем прежде всего государства, а не общества. Это «государев человек», он председательствует в качестве органа государственной власти и должен не акцентироваться на собственных интересах, а добиваться целей, поставленных государством. Именно это требует от сотрудника государственно-профессионального самоопределения.

Другие же особенности служебной деятельности, отмеченные П.И. Смирновым, не являются таковыми. Например, необходимость (само)контроля исполнительской деятельности -- это обязательный элемент всякой нормированной деятельности.

В данном контексте следует отметить еще одну особенность деятельности сотрудника органов внутренних дел, о которой часто забывают, но которая нередко бывает основной причиной проявления профессиональной деформации. Имеется в виду постоянную необходимость даже в работе рядового патрульно-постовой службы заниматься «усмотрением». Этот термин входит во многие нормативные акты (должностные инструкции, законы и т. п.).

Он означает, что субъект обязан во многих конкретных и часто уникальных ситуациях действовать по собственному усмотрению исходя из специфики ситуации. Это означает, что субъект подобной деятельности должен не только хорошо знать, понимать и принимать те нормы деятельности, которые ему задает вышестоящий управленец -- цели, планы, принципы, технологии, программы деятельности, -- но и самостоятельно доопределять их исходя из специфики ситуации. Он должен не только действовать как исполнитель законов и подзаконных актов, но и зачастую выходить в управленческую позицию и самостоятельно принимать решения о своих последующих действиях.

Дело в том, что те нормы деятельности, которые задаются управленцами в юридической сфере -- законодателями, министром внутренних дел, начальниками всех степеней, -- по необходимости носят очень обобщенный, абстрактный характер. Например, в «Законе об органах внутренних дел» сформулирована такая норма деятельности сотрудников ОВД, как «цель», в следующей обобщенной форме: борьба с преступностью, охрана и обеспечение правопорядка, охрана и защита законных прав и интересов граждан, профилактика преступлений и т. п. [18, с. 94] В должностных же инструкциях, которые должен получать рядовой сотрудник ППС перед каждым заступлением на службу, эта норма может конкретизироваться до более частных, менее обобщенных целей с учетом специфики района и маршрута, например: «Обращайте особое внимание на порядок в местах скопления людей: Площадь «Строителей», ресторан, магазины "Березка" и "Павлинка"».

Но даже и при таком инструктировании сотрудник ППС вынужденно обязан самостоятельно доопределять многие нормы своей деятельности, учитывая особенности граждан, время суток, погодные условия и пр., и пр. В некоторых случаях он может нарушить абстрактную цель, данную ему в инструкции, и обратить «особое» внимание на другие участки маршрута по своему усмотрению. В других случаях он обязан самостоятельно выбирать цель своих действий: задержать гражданина-правонарушителя или ограничиться устным выговором.

Ему также необходимо самостоятельно принимать решения по выбору средств, орудий труда в каждом деятельностном акте. Иногда это могут быть слово, жест, вполне достаточные для достижения обобщенной цели -- обеспечения правопорядка. Иногда же он волен применить специальные средства -- наручники, резиновую палку и даже огнестрельное табельное оружие.

Короче говоря, специфика деятельности сотрудника ОВД заключается именно в том, что ему очень часто приходится выходить из простой исполнительской позиции и заниматься нормотворчеством своей деятельности. Он как управленец обязан формулировать нормы своего деятельностного акта: определять цель, план, программу своего труда и т. д. Это требует огромной и профессиональной, и общечеловеческой культуры. Зачастую все проявления деформации в деятельности сотрудника милиции напрямую связаны с ошибками в нормотворчестве. Именно собственная низкая культура в управлении приводит к нарушению более абстрактных, более обобщенных норм деятельности. А всякое нарушение этих норм может трактоваться как должностное преступление, как халатность и т. п.

Каждый сотрудник милиции, органов внутренних дел обязан, таким образом, обладать хорошо развитым профессиональным умением -- быть управленцем своих действий, уметь предельно конкретизировать абстрактные нормы своего труда. Он должен обладать хорошо развитым и абстрактным, и конкретным мышлением, уметь работать в логике систематического уточнения абстрактных норм, в логике восхождения от абстрактного к конкретному. Этому необходимо специально учить в учебных заведениях.

2.2 Соотношение профессиональной деформации с категориями «психическое выгорание», «стресс», «утомление», «депрессия»

Проявлением отрицательного воздействия профессии на личность является феномен психического (эмоционального) выгорания, широко известный на Западе и практически не исследованный в отечественной науке. В отличие от профессиональной деформации психическое выгорание можно в большей степени отнести к случаю полного регресса профессионального развития, поскольку оно затрагивает личность в целом, разрушая ее и оказывая негативное влияние па эффективность трудовой деятельности. Впервые этот феномен был описан X.Фреденбергером, который наблюдал большое количество работников, испытывающих постепенное эмоциональное истощение, потерю мотивации и работоспособности. Исследователь назвал этот феномен термином burnout: (выгорание), употреблявшимся в разговорной речи для обозначения эффекта хронической зависимости от наркотиков. Одновременно с наблюдениями X. Фреденбергера социальный психолог К. Маслач, занимаясь изучением когнитивных стратегий людей, используемых для борьбы с эмоциональным возбуждением, установила, что исследуемые феномены оказывают влияние на профессиональную идентификацию и поведение работников. Она обнаружила, что юристы также называют это явление выгоранием.

На сегодняшний день различают три дополняющих друг друга подхода к созданию объяснительных моделей возникновения эмоционального выгорания:

индивидуально-психологический. В нем подчеркивается характерное для некоторых людей несоответствие между их слишком высокими ожиданиями от работы и действительностью, с которой им приходится сталкиваться ежедневно;

социально-психологический. В нем причиной феномена выгорания считается специфика самой работы в социальной сфере, отличающейся большим количеством нагружающих психику неглубоких контактов с разными людьми

организационно-психологический. Причина эмоционального выгорания связывается с типичными проблемами личности в организационной структуре: недостатками автономии и поддержки, ролевыми конфликтами, неадекватной или недостаточной обратной связью от руководства в отношении отдельного работника и т.д. [19, с.4].

Основная причина синдрома выгорания - это несоответствие между личностью и работой. В практике консультирования фирм и организаций мы наблюдали несколько вариантов несоответствия, которое приводит к возникновению синдрома "выгорания".

Прежде всего, это несоответствие между требованиями, предъявляемыми к работнику, и его реальными возможностями, когда руководители предъявляют повышенные требования к личности. Если для работника выполнять распоряжения начальника является делом чести, но он объективно не в состоянии это сделать, то возникает стресс, происходит ухудшение качества работы, может произойти разрыв взаимоотношений с коллегами.

Часто синдром вызывается несоответствием между стремлением работников иметь большую степень самостоятельности в своей работе, определять способы и методы достижения тех результатов, за которые они несут ответственность, и жесткой, нерациональной политикой администрации в организации рабочей активности и контроля за ней. Результат такого тотального контроля - возникновение чувства бесполезности своей деятельности и отсутствие ответственности. Отсутствие соответствующего вознаграждения за работу переживается работником, как непризнание его труда, что тоже может привести к эмоциональной апатии, снижению эмоциональной вовлеченности в дела коллектива, возникновению чувства несправедливости и, соответственно, к выгоранию.

В 1981 г. Э.Moppoy (A.Morrow) предложил яркий эмоциональный образ, отражающий, по его мнению, внутреннее состояние работника, испытывающего дистресс профессионального выгорания: "Запах горящей психологической проводки".

Симптомы, составляющие синдром профессионального выгорания, условно можно разделить на три основные группы: психофизические, социально-психологические и поведенческие.

К психофизическим симптомам профессионального выгорания относятся такие, как:

чувство постоянной, непроходящей усталости не только по вечерам, но и по утрам, сразу после сна (симптом хронической усталости);

ощущение эмоционального и физического истощения;

снижение восприимчивости и реактивности на изменения внешней среды (отсутствие реакции любопытства на фактор новизны или реакции страха на опасную ситуацию);

общая астенизация (слабость, снижение активности и энергии, ухудшение биохимии крови и гормональных показателей);

частые беспричинные головные боли; постоянные расстройства желудочно-кишечного тракта;

резкая потеря или резкое увеличение веса;

полная или частичная бессонница (быстрое засыпание и отсутствие сна ранним утром, начиная с 4 часов утра или, наоборот, неспособность заснуть вечером до 2-3 часа ночи и "тяжелое" пробуждение утром, когда нужно вставать на работу);

постоянное заторможенное, сонливое состояние и желание спать в течение всего дня;

одышка или нарушения дыхания при физической или эмоциональной нагрузке;

заметное снижение внешней и внутренней сенсорной чувствительности: ухудшение зрения, слуха, обоняния и осязания, потеря внутренних, телесных ощущений;

Возможно, профессиональное выгорание является одной из причин снижения продолжительности жизни в России и Белоруссии, особенно у мужчин.

Так, среди всех умерших мужчин в России в последние 5 лет мужчины работоспособного возраста от 15 до 59 лет составляют более 80%. Правда, в 1965 г. смертность мужчин работоспособного возраста в СССР была еще более высокой - 98%. И если раньше врачи называли такие причины высокой смертности среди мужчин, как несчастные случаи, отравления и насильственные смерти, то в последние годы они говорят именно о стрессе и выгорании как ведущих факторах [20, c.2].

К социально-психологическим симптомам профессионального выгорания относятся такие неприятные ощущения и реакции, как:

безразличие, скука, пассивность и депрессия (пониженный эмоциональный тонус, чувство подавленности);

повышенная раздражительность на незначительные, мелкие события;

частые нервные "срывы" (вспышки немотивированного гнева или отказы от общения, "уход в себя");

постоянное переживание негативных эмоций, для которых во внешней ситуации причин нет (чувство вины, обиды, подозрительности, стыда, скованности);

чувство неосознанного беспокойства и повышенной тревожности (ощущение, что "что-то не так, как надо");

чувство гиперответственности и постоянное чувство страха, что "не получится" или человек "не справится";

общая негативная установка на жизненные и профессиональные перспективы (по типу "Как ни старайся, все равно ничего не получится").

К поведенческим симптомам профессионального выгорания относятся следующие поступки и формы поведения работника:

ощущение, что работа становится все тяжелее и тяжелее, а выполнять ее - все труднее и труднее;

сотрудник заметно меняет свой рабочий режим дня (рано приходит на работу и поздно уходит либо, наоборот, поздно приходит на работу и рано уходит);

вне зависимости от объективной необходимости работник постоянно берет работу домой, но дома ее не делает;

руководитель отказывается от принятия решений, формулируя различные причины для объяснений себе и другим;

чувство бесполезности, неверие в улучшения, снижение энтузиазма по отношению к работе, безразличие к результатам;

невыполнение важных, приоритетных задач и "застревание" на мелких деталях, не соответствующая служебным требованиям трата большей части рабочего времени на мало осознаваемое или не осознаваемое выполнение автоматических и элементарных действий;

дистанцированность от сотрудников и клиентов, повышение неадекватной критичности;

злоупотребление алкоголем, резкое возрастание выкуренных за день сигарет, применение наркотических средств.

Изучая "выгорание" у профессионалов, психологи выяснили, что данное явление "инфекционно": те, кто подвержен синдрому эмоционального сгорания, становятся циниками, негативистами и пессимистами; взаимодействуя на работе с другими людьми, которые находятся под воздействием такого же стресса, они могут быстро превратить целую группу в собрание "выгорающих".

Рассматривая поведенческие проявления, то есть симптомы "выгорания", можно подчеркнуть очевидную связь этого феномена со стрессом. При "эмоциональном сгорании" налицо все три фазы стресса:

1) Нервное напряжение, которое создают: отрицательная психоэмоциональная атмосфера, ощущение повышенной ответственности, трудные клиенты. Все это сопровождается следующими симптомами: "переживания психотравмирующих обстоятельств"; "неудовлетворённости собой"; "загнанности в клетку"; "тревоги и депрессии".

2) Сопротивление, во время которого человек пытается более или менее успешно оградить себя от неприятных впечатлений. В данный период проявляются следующие симптомы: "неадекватного избирательного эмоционального реагирования", "эмоционально-нравственной дезориентации", "расширения сферы экономии эмоций", "редукции профессиональных обязанностей", то есть выборочного выполнения профессиональных функций.

3) Истощение, характеризующееся оскуднением психических ресурсов, снижением эмоционального тонуса, которое наступает вследствие того, что проявленное сопротивление оказалось неэффективным. В этой фазе формируются следующие симптомы: "эмоционального дефицита", "эмоциональной и личностной отстранённости", "психосоматических нарушений".

Так что же такое стресс? На этот вопрос словари и энциклопедии дают следующие ответы:

Стресс - это состояние напряжения, возникающее у человека под влиянием сильных воздействий;

Стресс - это неспецифическая защитная реакция организма в ответ на неблагоприятные изменения окружающей среды.

Можно ли жить без стресса? Наука утверждает, что нельзя. Жизнь не терпит постоянства и стабильности, и конечно же именно она - главный источник стресса, поэтому полностью от стресса человека избавляет только смерть.

У некоторых ученых сложились весьма пессимистичные умозаключения относительно неизбежности синдрома "эмоционального выгорания" у профессионалов в сфере общения. Они заявляют, что феномен возникнет непременно, это является только вопросом времени [21, c.112].

Тем не менее, можно попытаться предпринять профилактические шаги, которые предотвратят, ослабят или исключат данный феномен.

Большая роль в борьбе с синдромом эмоционального сгорания и со стрессом принадлежит, прежде всего, самому работнику. Соблюдая перечисленные ниже рекомендации, сотрудник не только сможет предотвратить возникновение синдрома эмоционального сгорания, но и достичь снижения степени его выраженности.

1) Определение краткосрочных и долгосрочных целей

Это не только обеспечивает обратную связь, свидетельствующую о том, что человек находится на правильном пути, но и повышает долгосрочную мотивацию. Достижение краткосрочных целей - успех, который повышает степень самовоспитания.

2) Использование "тайм-аутов"

Для обеспечения психического и физического благополучия очень важны "тайм-ауты", т.е. отдых от работы и других нагрузок. Иногда необходимо "убежать" от жизненных проблем и развлечься, нужно найти занятие, которое было бы увлекательным и приятным.

3) Овладение умениями и навыками саморегуляции.

Овладение такими психологическими умениями и навыками, как релаксация, идеомоторные акты, определение целей и положительная внутренняя речь способствуют снижению уровня стресса, ведущего к "выгоранию". Например, определение реальных целей помогает сбалансировать профессиональную деятельность и личную жизнь.

4) Профессиональное развитие и самосовершенствование

Одним из способов предохранения от синдрома эмоционального сгорания является обмен профессиональной информацией с представителями других служб. Вообще, сотрудничество даёт ощущение более широкого мира, чем тот, который существует внутри отдельного коллектива.

Для этого существуют различные курсы повышения квалификации, всевозможные профессиональные, неформальные объединения, конференции, где встречаются люди с опытом, работающие в других системах, где можно поговорить, в том числе и на отвлеченные темы.

5) Избегание ненужной конкуренции

В жизни очень много ситуаций, когда мы не можем избежать конкуренции. Но слишком уж большое стремление к выигрыванию в бизнесе создает напряжение и тревогу, делает человека излишне агрессивным, что способствует, в свою очередь, возникновению синдрома эмоционального сгорания.

6) Эмоциональное общение

Когда менеджер анализирует свои чувства и ощущения и делится ими с другими, вероятность "выгорания" значительно снижается, или этот процесс не так явно выражен. Поэтому рекомендуется, чтобы сотрудники фирм в сложных рабочих ситуациях обменивались мнениями с коллегами и искали у них профессиональной поддержки. Если работник делится своими отрицательными эмоциями с коллегами, те могут найти для него разумное решение возникшей у него проблемы.

7) Поддержание хорошей спортивной формы

Между телом и разумом существует тесная взаимосвязь. Хронический стресс воздействует на человека, поэтому очень важно поддерживать хорошую спортивную форму с помощью физических упражнений и рациональной диеты. Неправильное питание, злоупотребление спиртными напитками, табаком, уменьшение или чрезмерное повышение массы тела усугубляют проявление синдрома эмоционального сгорания.

Стресс и эмоциональное сгорание тесно связаны с понятием депрессии. Но, следует различать данные термины. Каким образом? Стресс является одной из причин депрессии.

Чума двадцать первого века - так называют депрессию СМИ, и сравнение с самым страшным заболеванием средневековья возникло совсем не случайно: по прогнозам к 2020 году депрессия выйдет на первое место среди других заболеваний, обогнав сегодняшних лидеров - инфекционные и сердечно-сосудистые заболевания; в двадцать первом веке именно депрессия станет убийцей №1. Уже сегодня более 50% всех самоубийств на планете совершают люди, находящиеся в депрессии. "У меня депрессия". Зачастую мы произносим эти слова, не задумываясь над их смыслом. А что такое депрессия?

Ну, во-первых, депрессия - это не просто плохое, подавленное настроение. Человеку свойственно испытывать чувства и эмоции, которые мы называем отрицательными - грусть, уныние, подавленность, печаль. Жизнь не стоит на месте - мы грустим и радуемся, плачем и смеемся, иными словами - живем. И, как всегда, «после радости неприятности по теории вероятности». В целом же, несмотря на колебания настроения в ту или иную сторону, его средний уровень как правило держится у отметки, которую мы называем «нормальное».

При депрессии состояние подавленности может продолжаться от нескольких недель до нескольких месяцев. Впрочем, при затяжной депрессии этот срок может растянуться на годы. Один из признаков депрессии - это отсутствие надежды. Да, иногда человеку в силу обстоятельств, может быть плохо, но он знает, что это временное явление. Он знает, что когда-нибудь выйдет солнце и просушит слезы. Он сможет улыбаться и радоваться жизни. Но во время депрессии кажется, что это навсегда, а будущее рисуется в крайне мрачных красках. По сути его и нет вовсе. Будущего. Кажется, что так будет продолжаться всегда.

Депрессия не является признаком слабости характера - это самая настоящая болезнь, которая нередко требует медицинского вмешательства. При депрессии нарушаются биохимические процессы в организме человека - в частности уменьшается уровень химических веществ (медиаторов), которые и передают информацию между нервными клетками мозга (нейронами). С депрессией нужно бороться. С ней можно бороться. Из этой борьбы можно выйти победителем. Для того, чтобы жить. Для того, чтобы осуществить то, ради чего мы пришли на эту землю. Для того, чтобы вернуть естественную, присущую каждому человеку способность радоваться жизни и творить.

А что же такое утомление? Ведь именно оно приводит и к стрессу, и к депрессии и в конце концов, к профессиональной деформации сотрудника.

Состояние утомления сопровождает все виды деятельности человека. Оно является нормальной реакцией организма на рабочую нагрузку, но в острых и хронических формах вызывает нарушение работоспособности.

Утомление - физиологическое состояние организма, возникающее в результате чрезмерной деятельности и проявляющееся временным снижением работоспособности. Умственное утомление характеризуется снижением продуктивности интеллектуального труда, ослаблением внимания, замедлением мышления и др. Недостаточный по времени отдых или же чрезмерная рабочая нагрузка в течение длительного времени нередко приводят к хроническому утомлению, или переутомлению, а интенсивный умственный труд - к развитию неврозов.

Для утомления характерно сокращение физиологических резервов и переход на энергетически менее выгодные виды реакций. Наиболее выражены при утомлении изменения функций двигательного аппарата, центральной нервной системы и вегетативных функций. Наблюдается замедление темпа деятельности, нарушается ритмичность. Ухудшается точность и координация движений, повышаются пороги возбудимости сенсорных систем, в процессах принятия решений доминируют готовые стереотипные формы, затруднено внимание, увеличивается число ошибочных действий.

По видам утомление может быть физическим, умственным, эмоциональным и смешанным; общим и локальным; мышечным, зрительным, слуховым, интеллектуальным.

По формам это состояние классифицируется на компенсируемое, острое, хроническое утомление и переутомление. Современная классификация утомления (Приложение 3) построена на основе учета трех групп показателей:

1) причины его возникновения;

2) симптомы проявления;

3) способы и продолжительность восстановления работоспособности.

Таким образом, можно сделать следующие выводы: профессиональная деформация развивается под влиянием факторов, относящихся к внешней среде деятельности (общение с правонарушителями, решение задач, применения к ним мер профилактики и пресечения и т.д.), а также факторов внутрисистемного взаимодействия (отношения с руководителем и сослуживцами, совместное выполнение служебных задач и т.д.).

Стресс, утомление, депрессия и эмоциональное выгорание могут являться самой начальной стадией профессиональной деформации. Существует следующая цепочка: начальной стадией, как правило, является утомление. Именно оно может привести к стрессу. Стресс, растянутый во времени превращается в депрессию. Следствие - эмоциональное выгорание. Человек, находящийся в таком состоянии - плохой работник. Отсюда и появляется профессиональная деформация.

3 ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ СОТРУДНИКОВ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

3.1 Профессионально-психологические требования к личности сотрудника органов внутренних дел

Требования современности определяют необходимость высокого уровня профессиональной компетентности работников правоохранительной системы как главного интегрального фактора, обеспечивающего, с одной стороны, защиту интересов отдельных лиц и организаций от преступных посягательств и, с другой стороны, соблюдение при этом всех законных прав и интересов граждан и коллективов, а также соблюдение этических норм. Сама профессиональная компетентность в значительной степени определяется личностным потенциалом правоведа, т. е. системой психологических факторов, которые можно объединить общим понятием психологической культуры.

Можно выделить 9 факторов, которые сегодня в наибольшей степени влияют на состояние морально-психологической устойчивости сотрудника ОВД:

искусственно завышенный уровень служебной и психологической нагрузки;

недостаточное оснащение техническими средствами и средствами коммуникаций;

системные недостатки в организации обеспечении базовой и текущей профессиональной подготовки;

социально-бытовые проблемы;

негативное воздействие со стороны враждебных и деструктивных сил;

неудовлетворённость материальным положением;

низкая культура управленческой деятельности прямых и непосредственных начальников;

невысокий уровень корпоративной культуры ведомства и проблемы внутриорганизационной культуры в отдельном подразделении [23, С.46].

Юристам необходимо уметь рационально распределять свои силы и способности, чтобы сохранить результативность труда на протяжении всего рабочего дня, владеть профессиональными психологическими качествами, чтобы при наименьшей затрате нервной энергии получать оптимальные доказательственные данные. В последовательном развитии таких профессиональных качеств, как гибкость ума и характера, острая наблюдательность и цепкая память, самообладание и выдержка, принципиальность и справедливость, организованность и самостоятельность, большое значение имеют рекомендации психологической науки, которая указывает верные пути и средства их формирования. Наряду с этим дальнейшее повышение эффективности труда судебно-следственных работников требует всесторонней, глубокой разработки психологических основ криминалистической тактики, а также изучения или знания психологии других участников уголовного судопроизводства (обвиняемого, потерпевшего, свидетеля и др.).

Правоохранительная деятельность зависит не только от знаний, умений и навыков работников, но и от личностных качеств. Поэтому в число профессиональных требований всегда включались и включаются соответствующие психологические свойства. В 1782 году Екатерина II подписала "Устав благочиния или полицейский", значительную часть которого составлял "Наказ управе благочиния". В "Наказе управе благочиния" были сформулированы качества, определенного к благочинию начальства и правила его должности (то есть требования к личности полицейского работника):

1) здравый рассудок;

2) добрая воля в отправлении порученного;

3) человеколюбие;

4) верность к службе императорского величества;

5) усердие к общему добру;

6) радение о должности;

7) честность и бескорыстие.

Исследования показали, что существуют коммуникативные качества, способствующие эффективности делового взаимодействия: а) организованность; б) уверенность; в) независимость; г) скромность; д) установка на сотрудничество; е) готовность к помощи; ж) сочувствие; з) обязательность; и) владение техникой общения; к) чуткость; л) отзывчивость; м) заботливость; н) справедливость; искренность в общении; о) активность в совместной деятельности; п) общительность; р) последовательность; с) тактичность.

Затрудняют деловое взаимодействие следующие качества: а) скептицизм; б)застенчивость; в) покорность; г) сверхконформность; д) переоценка своих возможностей; е) агрессивность; ж) стремление к доминированию; з) самодовольство; и) обособленность; к) вспыльчивость; л) обидчивость; м) недоверчивость; н) подозрительность; о) робость; п) грубость; р) снисходительность; с) замкнутость; т) скрытность.

Для того, что бы быть сотрудником правоохранительных органов, не требуются какие-то специальные природные задатки. Все же способности, которые необходимы для данной работы, являются благоприобретенными. Неспособность же к ней обусловлена не отсутствием задатков, а особенностями воспитания, в ходе которого не были сформированы необходимые качества.

Психологической наукой сформулированы основные принципы профессионального отбора. Вкратце они сводятся к следующему. Должно быть установлено, какие качества являются профессионально необходимыми для успешного выполнения той или иной работы. Затем устанавливаются методы, при помощи которых определяются обладает ли человек требуемыми качествами. Избранный метод применяется к специалистам, пригодность которых уже доказана их работой (пробные испытания). После этого опробованный на практике метод применяется к остальным проверяемым (отборные испытания). Результаты определения профессиональной пригодности контролируются дальнейшими наблюдениями за работой молодого специалиста. Поскольку правильность прогноза не может быть сразу же проверена на первых порах, целесообразно выявлять и фиксировать такие психологические качества, которые лишь с небольшой вероятностью могут рассматриваться как благоприятствующие овладению данной профессией.

Правильная оценка профессиональных способностей тех, кто уже работает в органах правопорядка, важна для дальнейшего развития этих способностей и повышения деловой квалификации следственных работников.

К сожалению, современная наука не располагает пока что достаточно надежными методами определения и измерения способностей, умений и навыков следственных работников, которыми можно было бы воспользоваться для решения вопроса о пригодности кандидата на должность следователя.

За рубежом широко используются различные варианты выявления способностей, умений и навыков следственных работников при помощи тестов.

На практике для этого обычно используются чисто эмпирические критерии, учитывая главным образом те свойства личности, которые противопоказаны для следственной работы (моральная неустойчивость, дефекты органов чувств и пр.). Что же касается методики положительных прогнозов о пригодности человека к следственной деятельности, то она еще очень далека от совершенства. Не случайно Ф. Ларош-Фуне писал: "Мы вступаем в различные возрасты нашей жизни, точно новорожденные, не имея за плечами ни какого опыта, сколько бы нам не было лет". Что применимо и к нашему сравнению о следствии.

Между тем, раскрытие процесса становления юриста, изучения и популяризация приемов овладения профессией имеет большое значение для улучшения подготовки кадров следственных работников и повышения их квалификации.

Первым шагом на пути к решению рассматриваемой проблемы должно быть изучение тех качеств работника, в которых заключены способности к данному делу, определение психологических компонентов мастерства и указание путей их приобретения и совершенствования.

Значительный вклад в разработку нравственных основ уголовного судопроизводства и судебной этики как науки сделал В.Ф. Кони, который в одной из своих работ на эту тему указал на обязательность усвоения каждым юристом руководящих нравственных начал своей профессии. "С ними, как с прочным вооружением, как с верным компасом надо войти в жизнь!" [24, c.65].

Сотрудники почти всех служб должны в своей профилактической работе заниматься вопросами воспитания граждан, а в ряде случаев -- их исправлением и перевоспитанием. Каждый сотрудник (патрульно-постовой службы, следствия, уголовного розыска и т. д.) выступает по отношению к гражданам не только как представитель государства, но и как педагог-психолог. Он должен заниматься формированием правовой культуры и правопослушного поведения граждан -- от подростков до лиц пожилого возраста.

Высшей целью государства в соответствии с Конституцией Республики Беларусь является обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь. В этой связи Глава государства, являясь гарантом Конституции, в качестве первоочередной задачи, стоящей перед государственной властью, определил создание в Республике Беларусь стройной системы защиты интересов каждого человека и ее последовательную реализацию.

Именно органам внутренних дел государство вверило в обязанность защиту жизни, здоровья, прав, свобод и законных интересов своих; граждан, предоставив при этом широкие полномочия. Это налагает на сотрудников органов внутренних дел, военнослужащих внутренних войск МВД Республики Беларусь огромную ответственность перед гражданами и лично Главой государства за укрепление правопорядка и дисциплины важнейшей основы обеспечения общественной безопасности, ускорения социально-экономического развитии страны, улучшения жизни людей. Каждый сотрудник органов внутренних дел и военнослужащий внутренних войск должен твердо уяснить, что он является представителем государственных органов и по его действиям народ судит о власти в целом.

Всё эта предопределяет те высокие требования, которые предъявляются сегодня к сотрудникам органов правопорядка. Кристальная честность, высокая культура, неукоснительное выполнение требований закона в сочетании с добросовестным исполнением своего служебного долга, мужеством и решительностью в борьбе с преступностью должны стать обязательными качествами каждого сотрудника органов внутренних дел и военнослужащего внутренних войск МВД Республики Беларусь.

Обеспечение именно такого подхода к службе вызывает признательность людей, создает атмосферу уважения и доверия к органам внутренних дел, повышает их авторитет у населения. Только при поддержке людей, их всестороннем содействии можно достичь положительных результатов в обеспечении высокого уровня правопорядка в стране, повысить эффективность работы по предупреждению и раскрытию преступлений.

Каждый сотрудник органов внутренних дел и военнослужащий внутренних войск должен профессионально и безукоризненно работать для людей, от имени людей и во имя людей [25, с.1].

Профессия юриста требует соответствующей психологической подготовки личности, специальной психологической атмосферы.

Следователи должны обладать научными принципами и практическими навыками психологического воздействия на личность [26, с.96].

Следователь должен обладать психическими качествами, которые бы не только обеспечивали создание коммуникативных связей, но и ограждали от профессиональной деформации [27, с.148].

В.С.Олейников отмечает еще одну особенность профессиональной деятельности сотрудника милиции в сфере общения: «Ему нередко приходится сталкиваться и проникать в самые интимные глубины духовной жизни граждан. Поэтому действия сотрудника всегда должны быть уважительны по отношению к другому человеку, справедливы и понятны самым широким массам трудящихся»

Умение и способность проявить творчество и самостоятельность в труде связаны с высоким развитием воли и мышления. Инициативность как закрепившееся волевое качество профессионально необходимо сотруднику органа правопорядка, труд которого чаще всего индивидуален, связан с большой служебной самостоятельностью и процессуальной независимостью. "Решай и делай сам", - на этой основе формируется инициативность и ответственное отношение к порученному делу.

Наша молодая независимая республика осуществляет переход к качественно новому состоянию и как никогда нуждается в личности ищущей, умеющей жить и работать в условиях демократии и рыночных отношений. Формирование личности работника следственных органов необходимо рассматривать с двух сторон: внешней и внутренней. Внешняя сторона заключается в целенаправленном, систематическом действии субъекта на объект, а обратное воздействие, то есть реакция объекта, его избирательное отношение к внешним воздействиям есть внутренний аспект.

В деятельности сотрудников правоохранительных органов главная работа с людьми, в которую входит ряд достаточно взаимосвязанных аспектов: изучение и оценка людей, установление и развитие с ними психологических контактов, оказание на них своего влияния и т.д.

Было проведено тестирование работников правоохранительных органов г. Минска по методике Д. Голланда на определение типа личности по профессиональному предпочтению (Приложение 2).

В тестировании участвовало 30 человек. Исходя из анализа проведенного тестирования можно провести структурирование типов личности. Работники правоохранительных органов соответствуют трём типам личности: интеллектуальный, социальный, реалистический. Только 11 человек из 30 исходя из проведенного тестирования соответствуют данной типологии. Многие юристы полагают, что при приеме на работу в правоохранительные органы, на учебу следственных работников, необходимо проводить комплексное психологическое тестирование. Методом анкетного опроса было проведено исследование изучения общественного мнения по проблемам преступности. Свои проблемы, связанные с разного рода преступными посягательствами на свою личность или личность своих родственников, 56% постараются решить собственными силами или при поддержке друзей. За последние 1-2 года преступным посягательствам подверглись 57% опрошенных, а вот мотивы отказа обращения в милицию достаточно понятны:

люди не уверены в качествах работником милиции, в том что преступление будет раскрыто (13,4%);

неуверенность в моральных качествах вышеназванных работников(25,6%);

низкая оценка морально-деловых качеств (61%).

Похожее тестирование было проведено в Российской Федерации. Россиянами была оценена деятельность различных подразделений органов внутренних дел (Приложение 3).

По мере усложнения различных сторон юридической деятельности растут требования, предъявляемые к личности человека, который избрал такую работу в качестве основной жизненной цели.

Готовность личности молодого человека к профессиональной деятельности в правоприменительной с истеме, будучи целостным личностным образованием, включает в себя мотивационные, познавательные, эмоциональные и волевые компоненты.

Так, мотивы отражают стремление молодого человека стать следователем, адвокатом, нотариусом или прокурором и потребность успешно выполнять свои должностные обязанности по раскрытию преступлений, всестороннему и полному расследованию уголовных дел, исследованию причин преступности и их квалифицированной профилактики. В этой же сфере находится стремление будущего специалиста к достижению профессиональных успехов, желание показать себя как специалиста с наилучшей стороны. К познавательным аспектам относится понимание абитуриентом стоящих перед ним в будущем задач в сфере профессиональной деятельности, ясное представление о различных сторонах этой деятельности и ее психологических особенностях, представление о профессиональных ситуациях (например, следственных ситуаций), способность видеть себя в будущем в качестве специалиста, разрешающего эти ситуации.

Эмоциональной стороной готовности является чувство личной ответственности будущего молодого специалиста за результаты деятельности в сфере борьбы с преступностью, а также уверенность в своих силах и способности преодолеть многие объективные и субъективные преграды, которые могут возникнуть в процессе достижения профессиональных целей. Далее сюда относятся чувства удовлетворения в процессе достижения торжества закона над беззаконием, социальной справедливости и т. п.

Итак, профессиональная деформация есть негативное изменения личностных качеств сотрудников органов внутренних дел, обусловленное специфическими особенностями оперативной работы [28, 420].

3.2 Специфика проявлений профессиональной деформации у сотрудников органов внутренних дел

Следственная деятельность способствует развитию и закреплению определенных профессионально важных качеств специалиста. Вместе с тем она имеет такие психологические особенности, которые могут привести к нежелательным изменениям в личности специалиста, отрицательно влияющим на его работу. В этих случаях говорят о профессиональной деформации.

Появлению деформации способствуют разные предпосылки: объективные (определенные особенности той или иной профессии) и субъективные (личная психологическая предрасположенность работника к появлению и развитию у него отрицательных профессиональных качеств).

Такие особенности следственной деятельности, как ненормированный рабочий день, наличие стресс-факторов (дефицит времени, физические и информационные перегрузки и др., отсутствие ритмичности в работе) могут привести к появлению спешки и торопливости, неаккуратности и расхлябанности, недисциплинированности, волоките в расследовании уголовных дел.

Отмеченные выше особенности (стресс-факторы и др.) могут привести и к так называемому "правовому нигилизму", который имеет место тогда, когда некоторые работники начинают игнорировать уголовно-процессуальные нормы, закон: задерживают без достаточного основания лиц по подозрению в совершении преступления; добывают вещественные доказательства без их должного процессуального оформления (закрепления); незаконно ограничивают права подозреваемого, обвиняемого (например, не предъявляют ему заключение экспертизы, считая, что он ознакомится с ним по окончании следствия и при предъявлении всех материалов уголовного дела) и т. д. Постоянное общение с правонарушителями может привести к появлению и развитию у следователя подозрительности, огульного недоверия к этим лицам. Будучи антиподом такой важной профессиональной черты, как бдительность, подозрительность (равно как и недоверие) является весьма опасным видом профессиональной деформации, поскольку неизбежно приводит к предвзятости, тенденциозности, необъективности и, в конечном счете, к обвинительному уклону процесса расследования, что в свою очередь может привести к грубым ошибкам, таким, как привлечение к ответственности невиновных.

Следователь наделен властными полномочиями, которые необходимы ему для быстрого пресечения преступной деятельности, для преодоления неправомерных воздействий, для отыскания и изъятия вещественных доказательств и т. д. Однако неправильное понимание своих полномочий и неумение пользоваться ими в случае бесконтрольности и безответственности может породить злоупотребление властью, что также чревато серьезными последствиями - нарушением закона.

Следственная деятельность характеризуется правовой регламентацией, тщательное соблюдение которой содействует выработке у работника таких качеств, как вдумчивое отношение к каждому действию, к принятию решения, аккуратности, дисциплинированности и т. д. Вместе с тем "нормативный" характер этой деятельности может привести и к привычке рассуждать и действовать по шаблону, ссылаясь при этом на статью УПК, инструкцию, распоряжение начальства. Следование букве закона может способствовать появлению такой опасной черты, как формализм, в результате чего следователь становится равнодушным к людям, их судьбам.

Среди субъективных предпосылок, порождающих профессиональную деформацию личности сотрудника органов внутренних дел, важное место занимает низкий уровень его нравственного развития. Уже отмечалось, что коммуникативная деятельность следователя протекает в конфликтных ситуациях, ему приходится общаться с исключительно трудными "собеседниками" - подозреваемым, обвиняемым, недобросовестными свидетелями. Понятно, что общение с такими лицами само по себе может приводить к появлению грубости, раздражительности, эмоциональных срывов и т. д. Высокое развитие морально-политических качеств помогает успешно бороться с этими проявлениями деформации.

Наличие же низкого нравственного и культурного уровня создает психологическую предрасположенность к порождению и закреплению названных деформационных качеств.

В ходе выполнения профессиональной деятельности у следователя накапливается опыт, растет мастерство, развивается решительность и уверенность в своих действиях. Однако при отсутствии самокритичности и снижении самоконтроля это может порождать у него чрезмерную веру в себя, переоценку своего профессионального опыта, убежденность в собственной непогрешимости. В результате у него развиваются зазнайство, высокомерие, нежелание учиться у других, что резко тормозит рост профессионального мастерства.

Огромный вред раскрытию преступлений приносит такая черта, как карьеризм. Желая выслужиться любой ценой, такой работник может без достаточных оснований задержать кого-либо по малейшему подозрению, любыми средствами добиться у задержанного признания, проводить наспех, торопливо оперативно-следственные действия и т. д. Все это может привести к грубейшим нарушениям законности. Карьеризм предрасполагает к появлению и развитию формализма, черствости и равнодушия к людям, субъективизма, подхалимства и других деформационных качеств

Специальный перечень проявлений спецдеформаций существует и по отношению к деятельности сотрудников милиции. Например, в дореволюционной России в распространенном «Букваре современного городового» содержалась специальная статья 40. «Проступки служащего в полиции», куда входили:

«1) пьянство на службе, так и вне службы;

2) неповиновение старшим;

3) неисполнение обыденных правил и уставов;

4) непочтение к старшему;

5) ненужное вмешательство;

6) лишняя грубость к арестованному;

7) невежливость и бранные слова;


8) сообщение частному лицу о полученном приказании, происшествии и положении дела;

9) дача сведений, могущих повлиять на дело во вред службе;

10) отлучка с поста или небрежное отношение к нему;

11) нерадение при необходимости немедленного арестования злоумышленника;

12) болтовня и разговоры на службе;

13) прием вознаграждения без доклада о том;

14) самовольная отлучка из участка;

15) ссоры с товарищами;

16) неправильное исполнение служебных обязанностей;

17) забыть записать необходимые имена и адреса и подробности по уголовному делу или случаю;

18) неподача помощи заболевшему или при несчастном случае;

19) занимать деньги или давать взаймы старшим;

20) проступки, приносящие служебный вред».

Кроме того, и в других статьях и положениях различных уставов имелись отдельные указания на недопустимые, но встречающиеся проступки или преступления. В частности, в «Уставе благочиния, или Полицейском» (1782 г.) предписывалось «воздерживаться от взяток, ибо они ослепляют глаза и развращают ум и сердце, устам же налагают узду». Нарушения, допускаемые сотрудниками МВД, могут быть как общими для многих профессий (скажем, несвоевременный уход с рабочего места), так и специфическими, свойственными только для этой профессии (неадекватное обращение с арестованным, в частности).

Вот что пишут В. И. Деев и А. Н. Смелов относительно проступков или признаков профдеформации: «К ним относят все нарушения закона, допущенные сотрудниками при выполнении ими обязанностей по охране общественного порядка и борьбе с преступностью. По видам они подразделяются на учетные и неучетные. К учетным относятся такие квалификации: укрытие преступлений от регистрации и учета, вынесение необоснованных постановлений об отказе в возвращении уголовного дела, должностной подлог, фальсификация материалов предварительной проверки, дознания, следствия, необоснованное привлечение к уголовной ответственности, незаконный арест, взяточничество, рукоприкладство, неправомерное применение оружия, незаконное производство обыска и другие -- всего 16 наименований [29,с.76].

К неучетным нарушениям законности в органах внутренних дел принято относить такие нарушения, которые хотя и содержат формальные признаки нарушения законности, но не нанесли серьезного ущерба государству, правам и интересам граждан и организаций. Несмотря на то что они не берутся на централизованный учет в МВД, информация о них должна сосредоточиваться и анализироваться в аппаратах следствия, уголовного розыска, ОБХСС.

Это могут быть нарушения сроков расследования уголовного дела, невыполнение отдельных норм уголовно-процессуального кодекса, административного права и т.п. Фактически в этом перечне приводятся только такие негативные проявления в сфере деятельности, которые нарушают те или иные нормы права, причем они подразделяются на серьезные и не наносящие большого ущерба.

Авторы же других публикаций, которых особенно много было в эпоху перестройки и гласности, описывают признаки профессиональной деформации по отношению не только к праву, но и к морально-этическим нормам, межличностным взаимоотношениям и характеристикам личности. Например, в журнале МВД СССР «Партийно-политическая работа в ОВД» [30, c.3] называются такие признаки, как «пренебрежительное и грубое отношение к гражданам, нравственное перерождение отдельных сотрудников».

А.Н. Шатохин к профессиональной деформации сотрудников милиции относит следующие признаки: «обезличивание» сотрудников ОВД, социальное иждивенчество и пассивность, острое ощущение вражды к себе со стороны населения, оценка собственной профессии как малопрестижной, отношения конкуренции, антипатия к представителям других служб милиции [31, с.16].

Журнал МВД «Политико-воспитательная работа» отмечает, что «работники милиции постоянно подвергаются воздействию отрицательных информации и эмоций, испытывают большие психологические перегрузки. Жизнь сталкивает их с множеством явлений антиобщественного порядка, восприятие которых при определенных условиях может притупляться. Кое-кто как бы привыкает к ним и довольно равнодушно воспринимает падение, сломанную судьбу, ошибку человека. Вот это и есть профессиональная деформация, ведущая к черствости, бездушию, эгоизму» [32, с. 6-7].

В.В. Волков, анализируя признаки профессиональной деформации следователей, обнаружил стремление большинства работников к пассивному отдыху, что соответствует их кабинетному образу работы, сокращение круга общения, уменьшение самокритичности, недостаточная коррекция личного поведения в соответствии с оценками, мнениями других лиц [33, с. 11-12].

А.И. Шестак, научный сотрудник Академии МВД РФ, анализируя механизм злоупотреблений и противоправного поведения лиц, призванных охранять закон, отмечает следующие признаки деформации: приписки в отчетности о результатах деятельности, желание побыстрее оформить отказ в возбуждении уголовного дела, поиск компрометирующих материалов в отношении не виноватого, а потерпевшего, оказание давления на него (специально организованная волокита), «уговоры» обвиняемых «взять на себя» и другие зарегистрированные преступления, установка на допустимость использования незаконных или аморальных действий по отношению к гражданам в оперативных целях («Около 80% опрошенных сотрудников следствия и уголовного розыска уверены, что методы "введения в заблуждение", "выдерживания потерпевших при вызове" (...) необходимы и даже могут дать большой эффект»); применение физического насилия по отношению к арестованным, находящимся под стражей, погоня за формальными показателями деятельности [34, с.16].

Серьезная опасность нравственно «дефектного» поведения сотрудников ОВД кроется в том, что пренебрежение нормами права, не приведшее на определенном этапе к вредным последствиям, напротив, давшее субъекту какой-то выигрыш (во времени, в эффективности действий, комфортности и т. п.), «способно со временем становиться "шаблоном поведения" и восприниматься в дальнейшем автоматически, даже в ситуации, грозящей ущербом самому субъекту», -- пишет С.Е. Раинкин [35, с. 239].

Многие адвокаты и прокуроры так привыкли к своей роли в деле, к определенной точке зрения, что оказываются неспособными преодолеть перцептивный, мыслительный и оценочный барьер и посмотреть на судебное дело с противоположной позиции [36, с. 42-48]

Значительное влияние на уровень профессиональной деформации оказывает длительность выполнения служебных обязанностей (стаж).

Результаты эмпирических исследований показывают, что у работников со стажем работы в ОВД от 5 до 20 лет начальный уровень деформации выявлен у 37,0% сотрудников милиции, средний уровень показателен для 47,7% сотрудников и глубинный - для 9,3%.

В последние годы наметилась устойчивая тенденция роста количества правонарушений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел в ходе использования своей служебной деятельности, которые неизбежно затрагивают права и свободы граждан, вовлеченных в сферу её осуществления. Весьма распространены на практике оскорбления задержанных, уничтожающих их честь и достоинство, случаи применения насилия к гражданам, задержанным и доставленным в органы внутренних дел. Неправомерного использования оружия и специальных средств. При исполнении сотрудниками своих служебных обязанностей нередко допускаются бюрократизм и волокита, недобросовестное, халатное отношение при выполнении поставленных оперативно-служебных задач. Всё это, как правило, является проявлением профессиональной деформации [37, с.51].

В.Ф. Робозеров в качестве одного из признаков профессиональной деформации сотрудников ОВД приводит феномен социально-психологической субъективной переоценки сотрудниками своей социальной роли. Он пишет: «Это приводит к тому, что работник милиции считает свою службу "самой важной", свои служебные функции "самыми важными", деятельность других служб обычно недооценивается» [38, с. 99]. Это может также служить причиной деформации личности, ее направленности и т. п. А.Н. Роша называет это явление, свойственное многим специалистам, «профессиональным эгоизмом»: «многие люди имеют лучшее мнение о собственной работе, чем о профессиях других». Он специально изучал престижность отдельных милицейских специальностей среди сотрудников ОВД и пришел к выводу, что «большая часть опрошенных работников считает наиболее интересной и привлекательной именно свою службу, свою специальность. Иногда это происходит и потому, что сам работник не хочет признаться, что его работа ему лично неинтересна, непривлекательна, неперспективна». Следует заметить, что подобное личное отношение к собственной, уже освоенной человеком профессии свойственно и для представителей многих других специализаций. Это тоже является некоторым общим признаком профессиональной деформации [39, с.87].

Известный специалист по борьбе с организованной преступностью А. И. Гуров отмечает следующую стереотипную привычку восприятия, характерную для сотрудников правоохранительных органов: «К сожалению, опасность организованной преступности порой не всегда реально оценивается даже нами, кто призван с ней бороться. Ведь мы привыкли любой вид преступности соотносить только с конкретными и видимыми последствиями -- кражами, разбоями или грабежами» [40, с. 195]. Таким образом, эта полезная установка на оценку и соотнесение преступных деяний только с кодифицированными нормами, закрепленными в законе, Уголовном кодексе, в определенных аспектах становится мыслительно-познавательным барьером.

В этом примере наглядно показаны роль и функции стереотипов и других познавательных барьеров, которые вырабатываются под влиянием профессиональной роли. Любой стереотип, познавательно-мыслительный барьер полезен в том смысле, что он позволяет субъекту фокусировать внимание только на профессионально важных моментах.

Негативное влияние этих психологических механизмов является продолжением их достоинств. При концентрации внимания субъекта на одном моменте этот шаблон затушевывает, затеняет другие характеристики объекта, не пуская их в зону ясного восприятия и внимания.

По отношению к правоприменительной деятельности это проявляется в том, что сотрудник, воспринимая и оценивая человека, концентрирует свое внимание только на правовых аспектах поведения, низводя живого, целостного человека до роли фигуранта правоотношений. При этом вольно или невольно остаются в стороне все другие характеристики личности: морально-этические, эстетические, психологические и т. п. Вся полнота конкретики человека сводится в абстракции только к субъект-предметным взаимодействиям. Подобный стиль «усмотрения» жизненных ситуаций специально прививается в профессиональных учебных заведениях, становится привычным для специалиста и одобряется руководством и коллегами.

О.Г. Кукосян, исследуя особенности социальной перцепции опытных юристов, обнаружил, что их описание, например, внешности человека, его походки, одежды менее образно и ярко, чем у художников, менее точно, чем у биологов, но значительно более пригодно для решения поисковых и следственных задач [41, с. 103].

Многие авторы отмечают, что сам фактор вынужденного, постоянного, многочисленного наблюдения отклоняющегося поведения людей может (при отсутствии иммунитета) склонять сотрудников милиции к установке воспринимать это как норму, как типичную характеристику, свойственную всем гражданам. А. К. Китов связывает этот феномен с понятием «пороги восприятия». Повышение их -- это своеобразная эмоциональная защита от негативных воздействий ситуации [42, с. 140].

А.Н. Роша выделяет следующие признаки профессиональной деформации сотрудников милиции:

своеобразная фрустрация -- неудовлетворенность содержанием своего труда (необходимость то и дело переносить пьяных, например);

консерватизм, неприятие новых форм и методов труда;

равнодушие и черствость по отношению к потерпевшим;

снижение внимания к преступлениям, в ходе которых потерпевшими являются лица, находившиеся в состоянии опьянения или сами явившиеся инициаторами эксцессов;

стремление внушить потерпевшим сомнение в целесообразности обращения за помощью в милицию;

установка на равнодушное восприятие преступления; укрытие преступления от учета и другие нарушения законности; приостановка в развитии личности, эмоциональное притупление, сужение круга интересов, однообразие досуга; снижение продуктивности деятельности; восприятие жизни только с точки зрения своей профессии;

отсутствие естественных эмоций по отношению к преступникам (негодование, презрение);

использование в речи «блатного» жаргона, языка преступников; безразличие к «рядовым», типичным преступлениям; возникновение круговой поруки в коллективах ОВД по отношению к нарушениям закона;

излишне прагматичная установка на решение узкоспециальных задач;

снижение самооценки возможностей продвижения по службе у узких специалистов;

конфликты с населением;

повышение конфликтности внутри коллектива;

отрицательное поведение;

пьянство;

разлад в семье;

стрессы, болезни;

унижение человеческого достоинства лиц, обратившихся в милицию;

гипертрофированное чувство корпоративности;

противопоставление, оппозиция к гражданам -- «мы» и «они»;

бюрократические извращения;

беспринципная защита «чести мундира», когда откровенно отрицательные поступки одобряются, если они совершены своими работниками [43, с. 74].

Л.М. Колодкин добавляет следующие признаки профессиональной деформации сотрудников милиции: «бравада» служебным положением, властью; ложное сознание, что блюстителям порядка разрешено и простительно то, что запрещается другим; уверенность в возможности остаться неразоблаченным; неуважительное отношение к требованиям служебной дисциплины [44, с. 34].

Вышеперечисленные признаки профессиональной деформации, видимо, характерны для сотрудников не только отечественной милиции. Так, Д. Джонсон и Р. Грегори, исследуя личностные качества американских полицейских, установили, что большинство из них очень низко оценивают свой социальный статус, престижность собственной профессии, а это порождает у них чувство настороженности, подозрительности и мешает установлению отношений взаимного доверия с обслуживаемым населением [45, с. 94-103].

Г.К. Курашвили пишет: «Следователь обычно уделяет основное внимание установлению обстоятельств преступного деяния, а данные, характеризующие личность обвиняемого, зачастую представляются практическими работниками как обстоятельства в значительной мере второстепенной важности» [46, с.40]. Это опять же проявление всё той же узкой предметности подхода к людям как к строго процессуально ограниченным «фигурантам» уголовного процесса.

Многочисленные исследования особенностей полицейской службы позволили американским психологам сделать следующие выводы:

рядовые полицейские испытывают меньшее удовлетворение от своей работы, по сравнению, например, с промышленными рабочими;

у них слабо удовлетворяется потребность в самоактуализации, «автономии» и уважении;

для многих из них характерны авторитарность и закрытость во взаимоотношениях с населением;

разрыв между идеальным образом полицейского и реальным часто порождает аномию и циничное отношение к профессиональным обязанностям и социальным ценностям, отсутствие социальной заинтересованности в своей деятельности, эгоизм, недостаток инициативности на службе;

по сравнению с представителями других профессий, американские полицейские больше ценят личные ценности, нежели социальные;

стремление к механическому выполнению приказов начальства;

широкораспространенное убеждение, что рост по службе не зависит от личных качеств, а определяется фаворитизмом и личными связями;

приобретение полицейскими таких личностных черт, как повышенная агрессивность, стремление быть в центре внимания, авторитарность и, наоборот, снижение самокритичности, склонности к образовыванию дружеских связей и к заботе о семье [47, 48].

Как пишет С. К. Рощин на основе анализа американской психологической литературы, «преступная деятельность американских полицейских имеет очень широкий диапазон: от взяточничества и укрывательства до торговли наркотиками и краж со взломом. Положение стало настолько угрожающим, что власти создали внутри самой системы полицейских органов сеть агентов и осведомителей, систему подслушивания, а также организуют специальные мероприятия по выявлению преступников среди полицейских».

Подобные признаки профессиональной деформации личности сотрудников органов внутренних дел зачастую являются той внутренней, субъективной доминантой, которая может приводить к преступлениям. Сам факт преступления, совершенного сотрудником правоохранительных органов, казалось бы, должен быть чрезвычайно редким явлением хотя бы в силу того, что сотрудники должны знать и уважать все нормы права и морали. Но это, к сожалению, не так.

Как отмечает А. Н. Роша на основании анализа статистических данных за многие годы, «... число нарушений законности, преступлений, совершенных работниками органов внутренних дел, не снижается. А в подразделениях уголовного розыска ежегодно наказывается от 20 до 35%» [49, с.2--29]. Как известно, именно сотрудники этой службы наиболее тесно контактируют с преступным миром, а следовательно, испытывают негативное влияние «ненормальных», по нашей терминологии, предметов своего труда

Немалую лепту в копилку преступлений вносят сами сотрудники органов внутренних дел. Статистика утверждает: за последнее время умышленные убийства совершаются сотрудниками милиции гораздо чаще чем, скажем, врачами или водителями трамваев. Вдвойне опасно, когда на путь преступления становятся бывшие оперативные работники. Основные причины плохой работы милиции заключены в «непрофессионализме, некомпетентности, мздоимстве в рядах стражей порядка».

Б.Д. Новиков в своей диссертации приводит следующие признаки профессиональной деформации сотрудников исправительных учреждений и учреждений исполнения наказаний:

приобретение искаженного взгляда на осужденного к лишению свободы как на неисправимого индивида («Горбатого только могила исправит!» -- довольно распространенное мнение в ИТУ об осужденных рецидивистах);

вступление в запрещенный контакт со спецконтингентом, установление внеслужебных связей, что запрещается инструкцией; аморальное бытовое поведение;

делинквентное поведение;

искаженное понимание целей и задач деятельности неадекватный выбор средств и способов решения задач;

отношение к профессиональной деформации как к неизбежному злу, с которым приходится мириться;

снисходительно благодушное отношение в оценке ее проявлений и последствий;

потеря иммунитета и противодействия негативным воздействиям осужденных, привыкание и развитие восприимчивости к ним; потеря профессионализма, самоуспокоенность, отсутствие самоконтроля, распущенность;

стереотипизация восприятия социального окружения; ухудшение морально-психологического климата в коллективе сотрудников;

снижение потребностей в интеллектуальном, духовном, образовательном и культурном росте; с

овершение правонарушений, дискредитация звания сотрудника, нарушение служебной дисциплины и законности;

ухудшение стиля служебных взаимоотношений, изменение их форм; деформация идеалов личности, тенденция к дегуманизации, потребительство, вещизм, алкоголизация, наркомания, снижение требовательности к себе, к своим поступкам и действиям;

ухудшение результатов деятельности;

перенос служебной роли на внеслужебные взаимоотношения;

рост социально-негативных признаков физической и вербальной агрессии -- раздражительность, обида, рост напряженности с увеличением стажа деятельности при одновременной неудовлетворенности социальным статусом;

отсутствие стремления к деятельности вообще и к творческой в частности; нежелание сопротивляться трудностям;

подозрительность, скрытность;

снижение уровня интеллекта;

повышенная директивность, игнорирование потребностей, желаний, чувств и намерений окружающих лиц, утрата доброжелательности по отношению к ним;

адаптация и привыкание к преступным проявлениям спецконтингента;

жестокость, нетерпимость при общении с подчиненными;

сужение социальных связей, дефицит внеслужебного общения, утрата внеслужебных интересов;

рассогласование системы регуляторов поведения, фаталистичность в восприятии жизни;

отрицательная самооценка собственной личности;

стремление к беззаботности существования;

снижение потребности в самоконтроле и саморегуляции;

фиксация повышенной тревожности;

склонность поступать по первому побуждению, под влиянием эмоций;

злопамятность, уход в себя, аутентичность;

увеличение психологической дистанции между собой и окружающим миром;

замкнутость, импульсивность, гиперчувствительность к межличностным взаимоотношениям, отчужденность, плохая социальная приспособляемость;

легкомысленное отношение к нормам и последствиям их нарушений;

снижение чувства уверенности в себе; деформация целей деятельности, дефицит духовности личности, изменение образа жизни [50, с. 25].

Исследования сотрудников Академии МВД СССР показали, что продолжительное исполнение одних и тех же обязанностей порождает стандартизацию приемов работы. Формируется определенный стиль поведения, воздействия. Возникающие при этом стереотипы и шаблоны поведения реализуются на уровне автоматизма. «Эта тенденция влечет за собой постепенное изменение содержания и структуры деятельности», -- пишет И.Б. Пономарев [51, с. 49].

Деформированная деятельность характеризуется следующими изменениями в ее содержании. Во-первых, реализация привычных приемов работы снижает творческий уровень деятельности. Сотрудник реализует эти приемы без глубокого осмысления их соответствия новым условиям в развитии ситуации, без учета личностных особенностей участников совместной деятельности и других факторов.

Во-вторых, при рутинном исполнении действий (следственных, оперативно-розыскных и т. п.) в ходе задержания, обыска, составления протокола, приема граждан существенные изменения претерпевают цели и мотивы деятельности. Цель деятельности сотрудников ОВД осознается менее четко, а в крайних случаях теряет свое самостоятельное значение. Происходит замещение цели деятельности: не борьба с правонарушениями, а функциональное совершение определенных действий.

Л.Н. Гранат в процессе исследования самосознания юристов-профессионалов удалось выявить нижеследующие особенности их правовых установок и ценностных ориентации:

высокая степень осознания актуальности проблемы борьбы с преступностью сотрудниками ОВД (по сравнению с законопослушными гражданами);

признание именно за правом ведущей роли в жизни общества (даже по сравнению с моралью), так как правонарушения затрагивают их личностно значимые ценности;

проявление профессионального «усмотрения», выражающегося, с одной стороны, в понимании необходимости строго и неукоснительно следовать правовым предписаниям и запретам наряду с допустимостью применения принципа целесообразности в пределах закона, но не вместо закона, а с другой -- в критической оценке состояния правового регулирования и предложениях по его совершенствованию [52, с. 29-34].

Нежелательные изменения (деформации) сознания и личности сотрудников касаются прежде всего сферы отношений к праву и практике его применения.

Они чреваты риском нарушения закона и попранием законности и могут выражаться, например, в тенденции к расширению криминализации проступков (например, судить не товарищеским, а народным судом, т. е. привлекать к уголовной ответственности не только за сопротивление и неповиновение работникам милиции, но и за любые против противодействия и обидные высказывания в их адрес), к усилению меры наказания, ужесточению уголовной ответственности за всякого рода преступления, в том числе за мелкие хищения, в недооценке роли общественности в борьбе с преступностью (бытует мнение, что среди социальных благ, охраняемых законом, первое место принадлежит общественному порядку и бесперебойной деятельности государственного механизма, а последнее -- охране прав, свобод и законных интересов личности), в отсутствии у сотрудников с большим стажем работы внутреннего осуждения правонарушений, в том числе преступлений и нарушений законности работниками правоохранительных органов (их ничем не удивишь, даже цинизм не вызывает внутреннего возмущения -- девальвируются ценности), т. е. сотрудник законность соблюдает, но из покорности, без внутреннего принятия норм в качестве собственной ценности, без одобрения и согласия с теми предписаниями, которые они устанавливают. При этом возможен ряд вариантов:

сотрудник оправдывает поведение правонарушителя, но считает себя обязанным оформить на него штраф, дело;

сотрудник не оправдывает и не осуждает правонарушителя (безразличен), но выполняет свои обязанности (штрафует, оформляет протокол за мелкое хулиганство и т. д.) и желательного профилактического воздействия при этом не оказывает;

сотрудник считает приемлемыми, допустимыми для себя и своих коллег, своего начальника определенные отступления от закона.

Л.И. Миронова считает, что профессиональная деформация выражается у сотрудников органов внутренних дел в:

правовом нигилизме, проявляющемся в пренебрежительном отношении к требованиям закона или неприятия необходимых по закону мер, игнорировании закона в форме неадекватности, произвольном его толковании;

в жестких неадекватных стереотипах деятельности, касающихся отношения к правам той категории людей, которые являются непосредственным объектом профессиональной деятельности сотрудников, обнаруживающихся:

в пренебрежительном отношении к гражданам, равнодушии к судьбам людей, их переживаниям, интересам, проявлении к ним грубости, морального и физического унижения;

в установках «обвинительного уклона» по отношению к гражданам, с которыми приходится сталкиваться в процессе выполнения служебных обязанностей, уверенности в собственной непогрешимости при решении профессиональных вопросов;

в априорном представлении о субъекте, попавшем под подозрение, как о человеке «второго сорта», отнесении его к категории людей, заслуживающих неуважительного обхождения и дурного обращения («эффект клеймения»);

в переносе своей служебной роли, профессиональных установок и стереотипов во внеслужебные отношения, что нередко способствует совершению преступлений против прав и свобод человека в бытовой сфере.

в преобладающей ориентации профессиональной деятельности на удовлетворение интересов, идущих вразрез с интересами общества и нормами права;

в различных негативных индивидуально-личностных особенностях сотрудников:

низком уровне правового и нравственного сознания, отсутствии демократических и гуманистических принципов;

гипертрофированных потребностях в самоутверждении, стремлении повысить свою самооценку за счет демонстрации и ощущения власти над другим субъектом путем подавления его личности;

низком уровне профессиональной квалификации;

проявлении нравственных дефектов - ханжества, лицемерия, грубости;

в утрате чувства служебного долга и личной ответственности.

При этом следует отметить, что деформация распространяется не только на знания, установки и ориентации (или отношения), но также и навыки и умения сотрудников. Обычно высококвалифицированные специалисты обладают рядом сложных интегральных профессиональных навыков (автоматизированных умений), что в общем положительно и желательно, но подчас приводит к переоценке своего опыта и умений, в результате чего такой работник ставит выше себя научных рекомендаций и закона [53, с.51].

Итак, краткий обзор признаков профессиональной деформации сотрудников правоохранительных органов (милиции, ИТУ, прокуратуры, следствия, адвокатуры, внутренних войск) позволил убедиться, насколько разнообразен и широк диапазон негативных проявлений личности в профессиональной деятельности. Возможно, он далеко не полон. Но ясно видно, как позиции исследователей влияют на выбор тех или иных признаков, показателей профессиональной деформации работников правоохранительных органов.

Главное, что предупреждает и создает условия для успешного преодоления любых проявлений профессиональной деформации личности работника правоохранительных органов - это его постоянная работа по совершенствованию своих прежде всего морально-политических качеств, постоянное самовоспитание [54, с.133].

Большую роль в этом играет и процессуальная регламентация деятельности следователя. Тщательное соблюдение требований закона, статей УПК и других нормативных актов вырабатывает исполнительных, аккуратность и четкость при составлении процессуальных документов, дисциплинированность, организованность, предупреждает развитие небрежности, разболтанности, неряшливости, «правового нигилизма» и иных деформационных качеств.

Значительную роль в предупреждении профессиональной деформации играет гигиена умственного труда - тщательное планирование своей деятельности, правильное чередование труда и отдыха. Умение активно отдыхать, наличие разнообразных непрофессиональных интересов и увлечений, содержательное общение значительно препятствуют переутомлению и перенапряжению нервно-психической сферы работника правоохранительных органов, уменьшают отрицательное действие стресс-факторов.

Решающим фактором в предупреждении и устранении профессиональной деформации является коллектив. Только в здоровом, сплоченном коллективе имеется действительная возможность постоянно совершенствовать свою личность, обогащаться опытом других лиц, вскрывать недостатки. Огромную роль играет критика и самокритика [55, с.56].

Особую роль в предупреждении профессиональной деформации личности работника играет личный пример коллег, руководящих лиц. Ежедневно видя примеры безупречного, высоконравственного поведения своего начальника, своих товарищей, сотрудник органов внутренних дел невольно проникается глубоким уважением к ним и желанием следовать образцам их поведения и деятельности [56, с.195].

Профессиональная деформация может развиваться при отсутствии или недостаточном развитии социального контроля. Поэтому процессуальная регламентация должна обеспечивать такую систему контроля, которая полностью бы предупреждала возможность развития таких свойств, как неаккуратность, пассивность и т.д.

Важнейшим средством предупреждения профессиональной деформации является умственная гигиена труда - соблюдение правил умственной деятельности. Именно поэтому постоянно говорится о том, что личность человека должна развиваться всесторонне, в гармоничном сочетании умственных и физических качеств [57, с.133-134].

Проведенные В.Е. Насиновским [58, с. 91] исследования показали, что в 50% случаем совершения сотрудниками различного рода правонарушений служебного характера их действия были виктимно обусловлены, т.е. спровоцированы пассивным сопротивлением, оскорблением и нецензурной бранью, повреждениями форменной одежды, демонстративной апелляцией к соучастникам и гражданам, являющимся случайными свидетелями, угрозами, попытками применения оружия и т.д.

Опыт показал, что сами сотрудники понесшие наказания за допущенные в данных условиях неправомерные действия, считают, что провоцирующий момент имели лишь 15% событий, т.е. наблюдается привыкание к негативным провоцирующим факторам деятельности и, соответственно, снижение чувства опасности и трезвой оценки собственных ресурсов вследствие профдеформации.

Итак, сделаем выводы. Сотрудник органов внутренних дел должен соответствовать следующим требованиям: он должен быть организованным, обязательным, независимым, справедливым, тактичным и последовательным, честным.

Отсутствие перечисленных качеств, и наличие противоположных (необязательность, нетактичность, непоследовательность, лень) могут привести к профессиональной деформации сотрудника ОВД, а так же к нарушению Закона и к коррупции [59, c.119].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведенного исследования представляется возможным сделать следующие выводы.

Профессиональная деятельность оказывает более мощное (де)формирующие воздействие на личность работника по сравнению с непрофессиональными видами деятельности и приводит к неслучайным, но закономерным различиям в профессиональных типах личности.

Профессиональная деформация развивается под влиянием факторов, относящихся к внешней среде деятельности (общение с правонарушителями, решение задач, применения к ним мер профилактики и пресечения и т.д.), а также факторов внутрисистемного взаимодействия (отношения с руководителем и сослуживцами, совместное выполнение служебных задач и т.д.).

Стресс, утомление, депрессия и эмоциональное выгорание могут являться самой начальной стадией профессиональной деформации. Существует следующая цепочка: начальной стадией, как правило, является утомление. Именно оно может привести к стрессу. Стресс, растянутый во времени превращается в депрессию. Далее - эмоциональное выгорание, а человек, находящийся в таком состоянии - плохой работник. И как следствие - профессиональная деформация.

Сотрудник органов внутренних дел должен соответствовать следующим требованиям: он должен быть организованным, обязательным, независимым, справедливым, тактичным и последовательным, честным.

Отсутствие перечисленных качеств, и наличие противоположных (необязательность, нетактичность, непоследовательность, лень) могут привести к профессиональной деформации сотрудника ОВД, а так же к нарушению Закона и к коррупции.

Стабильность следственного аппарата правоохранительных органов помимо определенной материальной и иной их заинтересованности требует от Государства психологической поддержки. Необходимо на государственном уровне поднять авторитет сотрудников органов правопорядка, обеспечить на должном уровне их профессиональную неприкосновенность в следствии чего крайне необходимо создание закона о статусе следователей наряду с принятым законом о статусе судей.

Для профилактики профессиональной деформации сотрудников правоохранительных органов, прежде всего, требуется проведение серьезных научных исследований с целью разработки комплекса предупредительных мероприятий, ориентированных на снижение вероятности развития предпосылок и проявлений столь нежелательного и социально опасного явления.

При отсутствии у сотрудника достаточного уровня психологической и нравственной устойчивости часто наблюдается развитие его профессиональной деформации, и, поэтому необходимым является введение в штаты правоохранительных органов психологов.

Работа таких психологов должна быть направлена на профилактику у сотрудников органов правопорядка профессиональной деформации путём:

выработки у сотрудников профессионального иммунитета и высокой культуры в работе;

развития нравственно-психологической устойчивости и деловой направленности у всех работников органов правопорядка;

формирования у работников установки на следование в работе кодексу профессиональной чести;

совершенствования стиля и методов управления персоналом;

формирования оптимального морально-психологического климата в службах и подразделениях органов правопорядка.

Значительную роль в предупреждении профессиональной деформации играет гигиена умственного труда - тщательное планирование своей деятельности, правильное чередование труда и отдыха. Умение активно отдыхать, наличие разнообразных непрофессиональных интересов и увлечений, содержательное общение значительно препятствуют переутомлению и перенапряжению нервно-психической сферы работника правоохранительных органов, уменьшают отрицательное действие стресс-факторов.

Решающим фактором в предупреждении и устранении профессиональной деформации является коллектив. Только в здоровом, сплоченном коллективе имеется действительная возможность постоянно совершенствовать свою личность, обогащаться опытом других лиц, вскрывать недостатки. Огромную роль играет критика и самокритика.

Особую роль в предупреждении профессиональной деформации личности работника играет личный пример коллег, руководящих лиц. Ежедневно видя примеры безупречного, высоконравственного поведения своего начальника, своих товарищей, сотрудник органов внутренних дел невольно проникается глубоким уважением к ним и желанием следовать образцам их поведения и деятельности.

Наличие в деятельности сотрудников органов правопорядка такого сильного действующего фактора, как опасность, риск, угроза жизни и здоровью, несомненно, подчеркивает необычность, экстремальность данной профессии. И потому, в течении рабочего дня сотруднику правоохранительного органа нужно расслабиться. Можно создать комнаты отдыха, где любой сотрудник может отдохнуть, выпить чашечку кофе, послушать музыку.

Обязательно необходимо применять меры поощрения. Это могут быть путёвки в санатории, повышенная премия, дополнительный выходной день.

Хорошей стимуляцией активного и плодотворного труда являются разного рода курсы повышения квалификации.

Для организации мероприятий по профилактике профдеформаций следует помнить, что все (пере)воспитывающие воздействия на личность можно реализовывать в пространстве, непосредственно примыкающее к сфере профессионального труда, в рамках этого труда.

ПРИМЕЧАНИЕ

1. Клименко, Н.И., Криминалистические знания в структуре профессиональной подготовки следователя: Учеб. Пособие. - Киев: Выща шк., 1990. - с. 74

2. Кибак, И.А. Некоторые проблемы выявления психологического механизма, сущности и предупреждения деформации личности сотрудников уголовного розыска // Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы. - 1999. - № 14. - с.144.

3. Маркова А.К. Психология профессионализма. - М.: Международный гуманитарный фонд «Знание», 1996 - с.45

4. Орел, В. Е., Феномен "выгорания" в зарубежной психологии: эмпирические исследования // Журнал практической психологии и психоанализа. -2001 - №3. - с. 9.

5. Коновалова, В.Е., Правовая психология: Уч. Пособие. - Харьков: Основа при ХГУ, 1990. - с. 67

6. Маркова А.К. Психология профессионализма. - М.: Международный гуманитарный фонд «Знание», 1996- с.61

7. Конан Дойл А. Этюд в багровых тонах. -- М.: Рипол Классик, - 2005 - с. 17.

8. Грановская, Р.М. Элементы практической психологии. Ленинград: ЛГУ - 1984. - с. 43

9. Панасюк, А.Ю., Профессиональная деформация, М.: Юрид. Лит. - 1992, -с. 65

10. Орел, В. Е., Феномен "выгорания" в зарубежной психологии: эмпирические исследования // Журнал практической психологии и психоанализа - М., 2001 - №3, - с. 92

11. Семитко, А.П. Правовая культура социалистического общества: сущность, противоречия, прогресс. Свердловск, 1990 - с. 12

12. Буданов, А.В. Педагогика личной профессиональной безопасности сотрудников ОВД. - М: Юрист, 1992. - с.83

13. Константинов, А. Бандитский мир Петербурга. СПб., 1996. -с.71

14. Безносов, С.П. Профессиональная деформация личности. - СПб.: Речь, 2004. илл. - с.242

15. Ривман, Д.В. Виктимологические факторы и профилактика прест уплений. Ленинград: -1975. - 99 с.

16. Мясищев, В.Н. Личность и неврозы. -Ленинград: Юрайт, 1960.- 92 с

17. Об органах внутренних дел Республики Беларусь: Закон от 18.06.07г.: Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, №2/1360

18. Лэнгле A. Экзистенциальный анализ депрессии (возникновение, понимание и экзистенциальный подход к лечению) // Московский психотерапевтический журнал. - 2006. - №48, 1. - с.2

19. Эмоциональное выгорание // Советская Белоруссия №239 (21905), Суббота 20 декабря 2003 года - с.2

20. Климов, Е.А. Психология профессионала. - М., Выш. школа 1996 - 112 с.

21. Романова, Е.С. 99 популярных профессий. Психологический анализ и профессиограммы.- СПб., - 2004 - 32 с.

22. Сиваков, Ю.Л., Обеспечение морально-психологической и гражданско-правовой ответственности сотрудников органов внутренних дел. Юридический журнал. - 2008. - №1 - с.46

23. Сиваков, Ю.Л. Курс судебной психологии. - Бухарест, 1957. - 65 с

24. О вежливом и внимательном отношении сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих внутренних войск к гражданам. ПРИКАЗ министерства внутренних дел 1.01.05 года № 1 // На страже. - 222 (6798) 2006. - №219 - 1 с.

25. Порубов, Н.И., Научная организация труда следователя. Минск, Выш. шк., 1970, - 264 с.

26. Порубов, Н.И., Криминалистика: учебное пособие/ Н.И. Порубов, Г.И. Грамович, А.Н. Порубов; под ред. Н.И. Порубова. - Минск: Выш. шк., 2007. - 575 с.

27. Правоведение: справочник по курсу высшей школы/ Академия МВД Республики Беларусь; сост. Н.П. Чепиков; под общ. Ред. Д-ра юрид. Наук проф. И.И. Басецкого: В 2 ч. - Минск.: Бестпринт. - 2000. - Ч.2. - 464 с.

28. Деев, В., Смелов А. О некоторых формах и методах работы политорганов по анализу состояния соцзаконности // Партийно-политическая работа в органах внутренних дел. - 1966. -№ 1.- 76 с.

29. Деев, В., Смелов А. О некоторых формах и методах работы политорганов по анализу состояния соцзаконности // Партийно-политическая работа в органах внутренних дел. 1966. - № 1. - с. 24-25.

30. Шатохин, А.И. Может быть, я не прав? // Советская милиция. - 1987. - № 7 - с. 16.

31. Журнал МВД СССР «Партийно-политическая работа в ОВД», 1986. - № 2. - с. 3

32. Волков, В.В. Некоторые результаты изучения профессиональной деформации личности следователя// Проблемы судебной психологии. М., - 1971 - с.11-12

33. Шестак, А.И. В погоню за цифрой // Комсом. Правда.- 1987. - №7.- с.16 -18

34. Политико-воспитательная работа в ОВД / Под ред. Ю. М. Чурбанова. - М: Юрист. - 1982.- 6-7 с.

35. Гомелаури, Н.И. Ролевое поведение и установка // Проблемы социальной психологии. Тбилиси: - 1976. - с. 42-48

36. Мирнова, Л.И. Профессиональная деформация сотрудников органов внутренних дел как одна из причин нарушения им прав и свобод человека в ходе осуществления судебной деятельности. Следователь - 2003. - №8 - с.51

37. Робозеров, В.Ф. Типовая программа действий сотрудника милиции // Тезисы I Всесоюзной конференцмм управления. - М.: - 1979. - с.99 - 112

38. Роша, А.Н. Труд работника милиции // Социально-психологические проблемы. - М: Юрид. Лит: 1978. - 87 с.

39. Гуров, А.И. Профессиональная преступность: Прошлое и настоящее. - М: Выш. школа: - 1990. - 195с.

40. Куосян, О.Г. Профессия и познания людей. Ростов-на-Дону: - 1981. - с.103

41. Китов, А.К. Психология управления. М.: Академия МВД СССР. - 1983. - 140 с.

42. Роша, А.Н. Труд работника милиции // Социально-психологические проблемы. - М: Юрид. Лит: 1978. - 74 с.

43. Колодкин, Л.М. Организационные и правовые основы работы с кадрами в органах внутренних дел. М.: - 1979. - 34 с.

44. Higgs R. Obstructed death revisited // J. med. Ethcs. - 1962, V. 6. H 3. P. 94-103.

45. Курашвили, Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. М.: Медицина. - 1964. - с. 40

46. Dearlove J., Bate T., Newman P. Jgnonng the obvious. Doctors wives as patients // Brit. med. J. (Clin. Res.) 1962. V. 285. H &336. P. 187-169.

47. Kondo K. Burnout syndrom // Asian Medical. - 1991. - N 34(11).

48. Роша А. Н. Профессиональная ориентация и профессиональный отбор в органах внутренних дел. - М.: Академия МВД СССР. - 1989.- с. 2-92.

49. Новиков, Б.Д. Психологические особенности возникновения профессиональной деформации сотрудников исправительно-трудовых учреждений / Автореф. Дис… канд.психол. наук. Тверь: 1993. - с. 25

50. Пономарев, И.Б. Восстановление деформированной деятельности руководителя в конфликтной ситуации // Тезисы докладов I Всесоюзной научной конференции по психологии управления. М.: Академия МВД СССР Ч. - 1979. - с.49

51. Гранат, Н.Л. О влиянии профессиональных языковых и речевых шаблонов в мышлении следователя // Материалы III Всесоюзного симпозиума по психолингвистике. М.: 1970. - с.52

52. Мирнова, Л.И. Профессиональная деформация сотрудников органов внутренних дел как одна из причин нарушения им прав и свобод человека в ходе осуществления судебной деятельности. Следователь - 2003. - №8 - с.51

53. Дулов, А.В.,Судебная психология. Изд. 2-е, исправл и дополн., - Минск.: «Выш. школа». - 1975. - с. 133

54. Шиханцов, Г.Г., Юридическая психология: Учеб.пособие для студентов ВУЗов. - Гродно: ГрГУ. - 1998, - с. 56

55. Гуров, А.И. Профессиональная преступность: Прошлое и настоящее. - М: Юрист. - 1990. - с. 1-22

56. Политико-воспитательная работа.- М.: МВД СССР. 1975. № 4, - 49-С. 51.

57. Насиновский, В.Е. О психологических аспектах неосторожного поведения сотрудников ОВД, вызванного особыми условиями их деятельности // Тезисы I Всесоюзной конференции по психологии управления. М.: 1979. - с.91-92

58. Гранин, А. Ф. Особенности правового воспитания слушателей вузов МВД СССР // Актуальные проблемы профессиональной подготовки кадров в ВУЗах МВД СССР. Киев: КВШ МВД СССР. - 1979. - 29-34 с.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

I Нормативные правовые акты

1. Конституция Республики Беларусь 1994 года (С изменениями и дополнениями). Принята на республиканском референдуме 24 ноября 1996 г. - Мн.: Амалфея, - 2003. - 48 с.

2. Об органах внутренних дел Республики Беларусь: Закон от 18.06.07г.: Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, №2/1360

3. О вежливом и внимательном отношении сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих внутренних войск к гражданам: ПРИКАЗ министерства внутренних дел 1.01.05 года № 1 // На страже. - №219 - 222 (6798) 2006, - 10 с.

II Специальная и учебная литература

4. Анисимов, О.С. Новое управленческое мышление: сущность и пути формирования. - М: Экономика. - 1991. - 156 с.

5. Безносов, С.П. Профессиональная деформация личности. - СПб.: Речь, 2004. - 272 с., илл.

6. Буданов, А.В. Педагогика личной профессиональной безопасности сотрудников ОВД. - М: Юрист, 1992. - 76с.

7. Волков, В.В. Некоторые результаты изучения профессиональной деформации личности следователя// Проблемы судебной психологии. М.: - 1971

8. Гомелаури, Н.И. Ролевое поведение и установка//Проблемы социальной психологии. - Тбилиси, 1976

9. Гранат, Н.Л. О влиянии профессиональных языковых и речевых шаблонов в мышлении следователя // Материалы III Всесоюзного симпозиума по психолингвистике. - М., 1970.

10. Гранин, А.Ф. Особенности правового воспитания слушателей вузов МВД СССР // Актуальные проблемы профессиональной подготовки кадров в ВУЗах МВД СССР. Киев: КВШ МВД СССР, 1979

11. Грановская, Р.М. Элементы практической психологии. Ленинград: ЛГУ, 1984. - 154 с.

12. Гуров, А.И. Профессиональная преступность: Прошлое и настоящее. -М: Выш. школа, 1990. - 261 с.

13. Деев, В., Смелов А. О некоторых формах и методах работы политорганов по анализу состояния соцзаконности // Партийно-политическая работа в органах внутренних дел. - 1966. № 1.- 162 с.

14. Дулов, А.В.,Судебная психология. Изд. 2-е, исправл и дополн., Мн.: «Выш. школа», 1975. - 464 с.

15. Журнал МВД СССР «Партийно-политическая работа в ОВД», 1986. -№ 2. - С. 31

16. Загайнов, Р.М. Проклятие профессии: бытие и сознание практического психолога. - М., 2001 - 248с.

17. Кибак, И.А. Некоторые проблемы выявления психологического механизма, сущности и предупреждения деформации личности сотрудников уголовного розыска // Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы, 1999, - № 14.

18. Китов, А. К. Психология управления. М.: Академия МВД СССР. - 1983. - 237 с.

19. Конан Дойл А. Этюд в багровых тонах. -- М.: Рипол Классик, - 2005. - 528 с.

20. Коновалова, В.Е., Правовая психология: Уч. Пособие. - Харьков: Основа. при ХГУ, 1990. - 198 с

21. Клименко, Н.И., Криминалистические знания в структуре профессиональной подготовки следователя: Учеб. Пособие. - Киев: Выща шк., 1990. - 103 с.

22. Климов, Е.А. Психология профессионала. - М., Выш. школа 1996 - 142 с.

23. Колодкин, Л. М. Организационные и правовые основы работы с кадрами в органах внутренних дел.- М: Юрид.лит, 1979. - 67 с.

24. Константинов, А. Бандитский мир Петербурга. - СПб., 1996 - 152 с.

25. Куосян, О.Г. Профессия и познания людей. - Ростов-на-Дону, 1981 - 112с.

26. Курашвили, Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. М.: Медицина, 1964. - 272 с.

27. Лэнгле A. Экзистенциальный анализ депрессии (возникновение, понимание и экзистенциальный подход к лечению) // Московский психотерапевтический журнал, 2006. - №48, 1

28. Маркова А.К. Психология профессионализма. - М.: Международный гуманитарный фонд «Знание», 1996 - 98 с.

29. Мирнова, Л.И. Профессиональная деформация сотрудников органов внутренних дел как одна из причин нарушения им прав и свобод человека в ходе осуществления судебной деятельности // Следователь - 2003. - №8

30. Мясищев, В. Н. Личность и неврозы. -Ленинград: Юрайт, 1960.- 143 с.

31. Насиновский, В.Е. О психологических аспектах неосторожного поведения сотрудников ОВД, вызванного особыми условиями их деятельности // Тезисы I Всесоюзной конференции по психологии управления. - М., 1979. - С. 137

32. Новиков, Б.Д. Психологические особенности возникновения профессиональной деформации сотрудников исправительно-трудовых учреждений / Автореф. Дис… канд.психол. наук. - Тверь, 1993. - 64 с.

33. Орел, В. Е., Феномен "выгорания" в зарубежной психологии: эмпирические исследования // Журнал практической психологии и психоанализа - М.: 2001 - №3. - 46 с.

34. Панасюк, А.Ю., Профессиональная деформация, - М.: Юрид. Лит. 1992, - 386 с.

35. Политико-воспитательная работа в ОВД / Под ред. Ю. М. Чурбанова. М: МВД СССР, 1982

36. Пономарев, И.Б. Восстановление деформированной деятельности руководителя в конфликтной ситуации // Тезисы докладов I Всесоюзной научной конференции по психологии управления. М.: Академия МВД СССР Ч. 1979. - 84 с.

37. Попов, А.С., Кондратьев В. Г. Очерки методологии клинического мышления. Л., 1972.- 429 с.

38. Порубов, Н.И., Научная организация труда следователя. - Мн:, «Выш. шк. 1970, - 264 с.

39. Порубов, Н.И., Криминалистика: учебное пособие/ Н.И. Порубов, Г.И. Грамович, А.Н. Порубов; под ред. Н.И. Порубова. - Минск: Выш. шк., 2007. - 575 с.

40. Правоведение: справочник по курсу высшей школы/ Академия МВД Республики Беларусь; сост. Н.П. Чепиков; под общ. Ред. Д-ра юрид. Наук проф. И.И. Басецкого: В 2 ч. - Мн.: Бестпринт, 2000. - Ч.2. - 464 с.

41. Раинкин, С. Е. Психодиагностика профессиональной адаптации молодых сотрудников патрульно-постовой службы // Тезисы I Всесоюзной конференции психологии управления. - М: Юрист, 1979. - 83 с.

42. Ривман, Д.В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений. Ленинград: - 1975. - 99 с.

43. Робозеров, В.Ф. Типовая программа действий сотрудника милиции // Тезисы I Всесоюзной конференцмм управления. М.: - 1979

44. Романова, Е.С. 99 популярных профессий. Психологический анализ и профессиораммы. - СПб.: 2004 - 64 с.

45. Ривман, Д.В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений. - Ленинград: Юрист. - 1975. - 147 с.

46. Роша, А. Н. Труд работника милиции // Социально-психологические проблемы. - М: Академия МВД СССР, 1978. - 248 с.

47. Роша, А.Н. Профессиональная ориентация и профессиональный отбор в органах внутренних дел. - М.: Академия МВД СССР, 1989. -128 с.

48. Семитко, А.П. Правовая культура социалистического общества: сущность, противоречия, прогресс. - Свердловск. - 1990 - 78 с.


49. Сиваков, Ю.Л., Обеспечение морально-психологической и гражданско-правовой ответственности сотрудников органов внутренних дел. // Юридический журнал. - 2008. - №1 - С.67

50. Шатохин, А.И. Может быть, я не прав? // Советская милиция. - 1987. - № 7

51. Шестак, А.И. В погоню за цифрой // Комсом. Правда.- 1987. №7. С.36

52. Шиханцов, Г.Г., Юридическая психология: Учеб.пособие для студентов ВУЗов. - Гродно: ГрГУ, 1998, - 370 с.

53. Эмоциональное выгорание // Советская Белоруссия №239 (21905), Суббота 20 декабря 2003 года - с.26

54. Dearlove J., Bate T., Newman P. Jgnonng the obvious. Doctors wives as patients // Brit. med. J. (Clin. Res.) 1962. V. 285. H &336.- 231с.

55. Higgs R. Obstructed death revisited // J. med. Ethcs. - 1962, V. 6. H 3. - 235 с.

56. Kondo K. Burnout syndrom // Asian Medical. - 1991. - N 34(11). - 74 с.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Результаты тестирования работников правоохранительных органов г. Минска по методике Д. Голланда на определение типа личности по профессиональному предпочтению

№ п/п

Реалисти-ческий

Интеллек-туальный

Социальный

Конвицио-

нальный

Предприимчивый

Артистич-ный

1

6

9

10

8

6

3

2

4

9

4

10

8

6

3

10

7

8

8

4

3

4

9

11

8

9

2

2

5

8

7

3

11

4

7

6

9

5

4

12

9

3

7

4

8

10

13

3

3

8

6

8

7

7

8

6

9

8

7

7

6

7

7

10

9

6

7

8

5

6

11

6

10

8

9

3

5

12

3

6

10

10

5

7

13

4

5

14

7

7

5

14

4

13

9

12

1

2

15

7

0

3

5

14

4

16

10

10

10

10

10

2

17

9

10

11

11

13

2

18

3

14

10

10

2

2

19

2

8

6

7

11

7

20

5

5

7

3

10

2

21

3

6

8

9

10

6

22

7

8

11

8

1

9

23

7

7

7

7

7

7

24

6

7

8

3

11

6

25

11

12

3

9

3

4

26

8

4

4

8

13

5

27

3

5

5

10

12

7

28

4

13

4

11

5

5

29

6

10

6

12

4

4

30

7

13

4

3

12

5

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Классификация утомления

Показатели

Утомление

Переутомление

компенсируемое

острое

хроническое

Причины возникновения (рабочая нагрузка)

Кратковременная, умеренной интенсивности

Кратковременная,

интенсивная

Многократная,

(длительная),

интенсивная

Многократная,

длительная, чрезмерной интенсивности

Симптомы: 1)профессиональные

(эффективность и

качество работы)

Без нарушений

Без существенных

нарушений

Существенные

нарушения

Существенные

нарушения,

ошибки,

отказы

2)функциональные

- субъективные

Чувство усталости в конце работы

Чувство усталости после нагрузки

Постоянная усталость, общая слабость, нарушения сна,

снижение интереса к работе

Постоянная усталость,

апатия, слабость,

нарушения сна,

бессонница,

потеря интереса к работе,

снижение бдительности

- объективные

Незначительные вегетативные реакции

Нарушение функций анализаторов и вегетативных систем после нагрузки

Выраженные и стойкие нарушения функций анализаторов и вегетативных систем, ухудшение психических процессов и биохимических показателей

Мероприятия по восстановлению

Кратковременный отдых

Продолжительнй отдых

Лечение и реабилитация

ПРИЛОЖЕНИЕ 4

Классификация депрессии

Депрессия

классическая

невротическая

психогенная

послеродовая

циркулярная

Душевное состояние, переживаемое

как печаль, тревога,

подавленность.

Результат длительной психотравмирующей ситуации.

Развивается в ситуации утраты жизненно важных для личности ценностей.

Развивается у молодых матерей в первый месяц после родов

Особенность - суточные, сезонные или другие колебания настроения.

ПРИЛОЖЕНИЕ 5

Классификация стресса

Стресс

Положительный

Отрицательный

Ведёт к длительному пребыванию в состоянии приподнятого настроения.

Он благотворно влияет на организм: повышается иммунитет, отступают болезни, человек чувствует прилив радости, отлично выглядит и замечательно себя чувствует.

Надолго выбивает из колеи и заметно подрывает здоровье.

Есть несколько основных симптомов стресса: рассеянность, повышенная возбудимость, постоянная усталость, пропажа сна и аппетита, ухудшение памяти, иногда возможны, так называемые «психосоматические» боли в области головы, спины,желудка, полное отсутствие источников радости.



Не сдавайте скачаную работу преподавателю!
Данную дипломную работу Вы можете использовать как базу для самостоятельного написания выпускного проекта.

Доработать Узнать цену работы по вашей теме
Поделись с друзьями, за репост + 100 мильонов к студенческой карме :

Пишем дипломную работу самостоятельно:
! Как писать дипломную работу Инструкция и советы по написанию качественной дипломной работы.
! Структура дипломной работы Сколько глав должно быть в работе, что должен содержать каждый из разделов.
! Оформление дипломных работ Требования к оформлению дипломных работ по ГОСТ. Основные методические указания.
! Источники для написания Что можно использовать в качестве источника для дипломной работы, а от чего лучше отказаться.
! Скачивание бесплатных работ Подводные камни и проблемы возникающие при сдаче бесплатно скачанной и не переработанной работы.
! Особенности дипломных проектов Чем отличается дипломный проект от дипломной работы. Описание особенностей.

Особенности дипломных работ:
по экономике Для студентов экономических специальностей.
по праву Для студентов юридических специальностей.
по педагогике Для студентов педагогических специальностей.
по психологии Для студентов специальностей связанных с психологией.
технических дипломов Для студентов технических специальностей.

Виды дипломных работ:
выпускная работа бакалавра Требование к выпускной работе бакалавра. Как правило сдается на 4 курсе института.
магистерская диссертация Требования к магистерским диссертациям. Как правило сдается на 5,6 курсе обучения.

Сейчас смотрят :

Дипломная работа Прогнозирование последствий аварии с аммиачными веществами на холодильной установке молочного завода
Дипломная работа Управление конфликтом и стрессом как формой регулирования межличностных отношений в организации на примере агентства недвижимости "Служба "Недвижимость"
Дипломная работа Кадровое планирование
Дипломная работа Сделки с недвижимостью
Дипломная работа Управление капиталом предприятия
Дипломная работа Учет и анализ денежных средств ООО "Стрела"
Дипломная работа Ассортиментная политика
Дипломная работа Анализ финансового положения предприятия
Дипломная работа Учёт и анализ доходов и расходов коммерческого предприятия на примере ООО "СуперСтрой-Уфа"
Дипломная работа Актуальность решения проблем бедности (на примере г. Иркутска)
Дипломная работа Обеспечение исполнения обязательств
Дипломная работа Экономико-статистические методы поиска хозяйственных резервов повышения эффективности производства
Дипломная работа Ипотечное кредитование
Дипломная работа Отсталые дети
Дипломная работа Гражданско-правовое положение индивидуального предпринимателя